Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Капкан для Звездного Волка

Капкан для Звездного Волка
Капкан для Звездного Волка Эдмонд Мур Гамильтон Сергей Стефанович Сухинов Звездный Волк #4 Вихрь приключений носит Моргана Чейна, Звездного Волка, по просторам Космоса. Видно, ему на роду написано оказываться в самых горячих точках Вселенной. Только теперь Чейн не ограничивается ролью межпланетного пирата. Открытие, сделанное на родной планете Варга, дает ему в руки ключ к судьбе всей земной Федерации, стоящей на грани галактической войны с хеггами, агрессивными обитателями созвездия Гидры. Сергей Сухинов Капкан для Звездного Волка Глава первая Морган Чейн проснулся от тихого скрипа двери. Через секунду послышались осторожные шаги. Кто-то крадучись направлялся в дальний конец комнаты, туда, где в стену был вмонтирован сейф, прикрытый дрянной репродукцией с картины очередного адемского гения. Шаги замерли – видимо, гостиничный грабитель начал возиться с лазерным замком. Чейн продолжал неподвижно лежать в постели, стараясь не спугнуть гостя. Ему было любопытно, сколько же времени потребуется вору, чтобы добраться до содержимого сейфа. Хозяин гостиницы, жабообразный вегианин, клялся и божился, что его клиенты и днем и ночью могут быть спокойны за свои денежки. Якобы шифры к замкам его сейфов могут подобрать разве что компьютерные гении, которых здесь, в Отроге Арго, не водится по крайней мере уже тысячу лет. Чем же в таком случае будет вскрывать сейф грабитель – неужели кувалдой или, на худой конец, атомным резаком? К изумлению Чейна, через несколько секунд послышался характерный щелчок – это сработал хитроумный замок. С проклятиями Чейн выскользнул из постели, прыгнул и схватил невысокого худощавого адемца. Как и все аборигены, он напоминал недощипанного цыпленка Острый, клювообразный нос вора сразу же жалобно поник, безбровые водянистые глаза наполнились вселенской тоской, а желтый хохолок на угловатом чешуйчатом черепе мелко затрясся. – Не бейте меня, господин, – просипел вор на дурном галакто. – Это еще почему? – раздраженно возразил Чейн и слегка сжал мускулистые руки. Адемец пискнул и закрыл глаза от ужаса, сотрясаясь всем своим жалким костлявым телом. – Учти, ты не только хотел меня ограбить, но еще и разбудил в этакую рань, мерзавец, – поморщившись от внезапно возникшей головной боли, сказал Чейн. – А я терпеть этого не могу, понял, ничтожная гостиничная моль? И ты еще хочешь, чтобы я был снисходителен? Адемец шумно вздохнул и, набравшись мужества, посмел возразить: – Прошу прощения, господин, но вы трижды ошиблись. – Это еще почему? – Во-первых, сейчас не утро, а поздний вечер, – окрепшим голосом произнес вор, поняв, что хозяин номера не торопится осуществлять свои угрозы. – Во-вторых, я никак не мог бы вас ограбить, потому что вас уже ограбили. А в-третьих… я был уверен, что вы умерли! Чейн тупо посмотрел на адемца. До него не сразу дошел смысл произнесенных слов. Головная боль сверлила череп, откуда-то из глубины желудка к горлу подкатывала отвратительная тошнота, в глазах темнело… Выпустив из рук грабителя, Чейн пошел, пошатываясь, к двери ванной. Следующие пять минут его буквально выворачивало наизнанку… Когда он отдышался, незадачливого грабителя и след простыл. – Ну и черт с тобой… – пробормотал Чейн. Умыв лицо и прополоскав раз тридцать горло, он нетвердым шагом вернулся в комнату и, превозмогая очередной приступ тошноты, подошел к сейфу. Похоже, адемец не лгал. Сейф был распахнут, рядом на полу валялась связка электронных отмычек. Толстой пачки галактических кредитов, естественно, не было, зато посреди сейфа лежало что-то белое, полупрозрачное… Чейн достал из сейфа ажурный, почти невесомый клочок ткани. Это был лифчик. Ее лифчик! – Так… – пробормотал Чейн. – Понятно. С трудом дошагав до постели, он тяжело опустился на измятую подушку и, закрыв лицо руками, попытался собраться с мыслями. Это было сделать непросто, поскольку тошнота волнами подкатывала к горлу, а мозг никак не желал работать. И все же после долгих усилий ему удалось прийти к нескольким умозаключениям. И все они были печальными. Итак, Линга все-таки обокрала его. И более того, попыталась убить, отравив мруунской травкой сейго. Эта безобидная на вид синяя трава, растущая в отдаленных горных районах Мрууна, не только смертельно ядовита, но еще и вызывает у жертвы перед гибелью ужасающие кошмары и невероятные боли. Откуда было знать златокудрой красавице, что варганцы испокон веков употребляют сейго как наркотик? Больше ничего из травок, произрастающих на мирах Арго, на их могучие организмы попросту не действует. Чейн еще кадетом приучился курить эту тошнотворную дрянь, и не потому, что сейго ему нравилась, – нет, просто он не хотел отставать от своих сверстников. Ни в чем – ни в искусстве владения оружием, ни в знании законов космического боя, ни в умении пить крепчайшее варганское виски и курить сейго. Только так он мог рассчитывать если не на уважение варганцев, то по крайней мере на то, что они постараются не выказывать на каждом шагу презрение, которое испытывают ко всем инопланетянам. Что поделать – в отличие от своих сверстников по кадетскому корпусу, он, Морган Чейн, не был коренным варганцем. Его родители, миссионеры с Земли, прилетели почти тридцать лет назад на другой край галактики, в Отрог Арго, с одной целью – поселиться на Варге, планете Звездных Волков, чтобы попытаться разбудить добрые чувства в черствых душах космических пиратов и приобщить их к христианской религии. Преподобный Томас Чейн с помощью супруги построил на окраине Крэка, главного города Варги, небольшую часовню, и в течение трех лет произносил там по утрам проповеди, большей частью обращаясь к пустующим скамьям. Варганцы оказались равнодушны к его пылким речам. Никто и не подумал внять словам миссионера о недопустимости космического разбоя и о греховности жизни Звездных Волков. Спустя три года Томас Чейн и его супруга тихо и незаметно для окружающих скончались, не выдержав чудовищного тяготения огромной планеты. Но прежде они успели произвести на свет сына, маленького Моргана Чейна, которому пришлось с младенческих лет учиться выживать в суровом, чуждом для землян мире… Чейн усмехнулся и с силой растер одеревеневшее лицо. Судьба порой преподносит невероятные сюрпризы, от ее виражей просто дух захватывает. До чего же тогда, в юности, он не любил курить сейго! А вот теперь, спустя десять лет, это умение употреблять самый сильный в Отроге яд спасло его от мести гостиничной шлюхи… – Славно складывается мой отдых на Адеме… – пробормотал Чейн, раскачиваясь из стороны в сторону, чтобы не дать тошноте вновь скрутить его. – Джон был прав, когда говорил, что эта планета наслаждений еще покажет нам свои острые коготки… Что ж, показала. Посидев еще несколько минут, Чейн собрался с силами и, кое-как запихав вещи в небольшой чемодан – подарок Джона Дилулло, спустился по лестнице в фойе. У конторки, как обычно, на массивном стуле сидел хозяин гостиницы и с озабоченным видом перелистывал солидную пачку счетов. При виде молодого варганца он расцвел ласковой улыбкой. – О, господин Чейн! Рад вас видеть. Как вы себя чувствуете, мой молодой друг? Вид зеленокожего гуманоида излучал радушие, но его крупные жабьи глаза оценивающе глядели на варганца. Похоже, он был чем-то явно озадачен, и Чейн догадывался, чем. Подойдя к конторке, он шумно взгромоздил на нее чемодан. – Выезжаю, – коротко объяснил он. Хозяин гостиницы нахмурился. – Жаль, жаль… Потерять такого клиента, да еще в мертвый сезон… Может быть, вас что-либо не устраивало, мой молодой господин? – Нет, все замечательно, – усмехнулся Чейн. – У вас есть к администрации какие-либо претензии? – Нет. – Увы, увы… Тогда прошу заплатить за три последних дня. Если помните, вы внесли задаток за первые две недели проживания, а сейчас уже прошло… – Сейчас я тебе заплачу, – пообещал Чейн с кривой усмешкой. Перегнувшись через конторку, он ухватил вегианина за пестрый платок, которым тот закрывал свою бородавчатую шею, и с силой дернул вверх. Гуманоид даже подпрыгнул на стуле от неожиданности. – С-стойте… – просипел он, испуганно вращая глазами. – Что… что вы д-делаете? – Расплачиваюсь с тобой за последнюю ночь, – объяснил Чейн. – Ведь это ты, жирная тварь, научил Лингу, как вскрыть мой сейф? И яд девчонке тоже дал ты? Ну, признавайся, старый разбойник! – Н-нет… То есть да… Чейн от удивления выпустил платок из руки. Вегианин воспользовался этим и, соскочив со стула, торопливо отбежал подальше, к стене. На его округлом, с тремя подбородками лице немедленно появилась ехидная улыбка. – И стоило ли так кипятиться, мой молодой друг? – с издевкой произнес он. – Дело самое обычное для Адема. Помните, еще в первый вечер после вашего прибытия на планету я объяснил вам, что Адем – название не случайное. Это и Эдем, и ад, соединенные в одной точке Вселенной. Одни здесь развлекаются, вкушая самые запретные в галактике наслаждения, другие день и ночь проводят в бесчисленных казино, третьи сорят деньгами, четвертые эти деньги подбирают. Линга относится к последним, понял, дружок? Не надо было в постели болтать про свои сто тысяч кредитов, болван. Благодари еще Всевышнего, что она не отравила тебя в первый же вечер. Уж больно ей приглянулись твои железные мускулы. Но все железное женщинам быстро надоедает. Итак, ты будешь платить или мне вызвать полицию? Кстати, расскажешь этим парням в мундирах, как тебя здесь ограбили и пытались убить, ха-ха! Чейн ответил яростным взглядом. Ему хотелось придушить коварного вегианина. Черт побери, Дилулло и здесь был прав. Не надо было ему сразу же по прилете на Адем отделяться от других наемников и бросаться в одиночное плавание по этому бескрайнему океану, имя которому – планета Развлечений. Что тогда говорил старина Джон? «Сынок, за последние два года мы с тобой пережили немало, побывали в десятках передряг, и признаюсь, ты стал мне по-своему дорог. Ты чертовски силен и храбр, да и смекалки не лишен. Не раз я поручал тебе самые опасные дела, и ты с ними успешно справлялся. Но громадные деньги… да еще эта чертова планета… Боюсь, сынок, что такое испытание тебе не по плечу. Как бы тебе не свернуть шею, упав однажды ночью с постели». Да, Джон сказал тогда, две недели назад, нечто подобное. И, как всегда, попал в точку. Такая жизнь не для варганца! Промолчав, Чейн резко повернулся и пошел к выходу. Дорогу ему немедленно загородили два неизвестно откуда появившихся громилы. Это были фаллорианцы – человекообразные обитатели одного из периферийных миров Отрога Арго, известные своим свирепым нравом и на редкость тупыми мозгами. Лучших охранников найти было трудно, и даже для Звездного Волка они представляли определенную опасность. Чейн остановился, окинув противников невеселым взглядом. Увы, он был далеко не в лучшей форме. Но драться, видимо, все же придется. Отбросив чемодан в сторону, он шагнул вперед. Фаллорианцы ухмыльнулись и подняли свои могучие кулаки, больше похожие на кувалды. И тут же с воплями разлетелись в разные стороны, словно кегли. – Кто здесь собирается бить Чейна? – послышался громоподобный голос. – Гваатх зол. Гваатх будет защищать Чейна. Ну, кто хочет драться с Гваатхом? Вегианин ойкнул и, с неожиданной для его массивной фигуры ловкостью перепрыгнув через конторку, скрылся за окованной железом дверью в кладовую. Всем в Отроге был хорошо известен неукротимый характер парагаранцев – мохнатых гуманоидов, чем-то напоминавших поднявшихся на задние ноги огромных собак. Впрочем, фаллорианцев неожиданное появление нового противника не смутило. Поднявшись с пола, они бросились в атаку. Помощь Гваатху вряд ли была нужна, но Чейн не утерпел и, забыв о недомогании, полез в драку. И очень скоро пожалел об этом. Руки плохо слушались, от былой молниеносной реакции не осталось и следа. Получив пару увесистых ударов, он отлетел к двери и сильно ушиб плечо, ударившись о косяк. С трудом поднявшись, он успел подставить подножку одному из громил и нанес ему в бок несильный удар. Этим его участие в драке и ограничилось. Гваатх же, рыча и ругаясь по-английски (этому научили его наемники-земляне во время рейда на Ритх), обрушил на охранников град увесистых ударов. Спустя минуту-другую фаллорианцы уже неподвижно лежали у порога с неестественно вывернутыми назад руками. Гваатх шумно рыгнул и вытер рукой кровь с разбитого лица. – Хорошая драка, – с довольной улыбкой произнес он. – Гваатх хорошо размялся. Кого еще надо поколотить – может, того зеленого? – Нет, – с кривой усмешкой покачал головой Чейн. – Меня. Он толкнул дверь и вышел на улицу. В глазах зарябило от бесчисленных огней реклам, буквально затопивших южную окраину Веселого города. Здесь находились сотни гостиниц, баров, казино, саун, бильярдных, игорных и спортивных залов, ресторанов, кинотеатров, кабаре и прочих заведений, рассчитанных на посетителей с туго набитыми кошельками. Северные и западные кварталы предназначались для туристов победнее, а на востоке и в центре возвышались роскошные здания отелей, куда можно было поселиться, только имея на руках специальные представительские визы. Чейн вспомнил, как две недели назад он пытался вломиться в один из Хилтон-отелей, держа в обеих руках по толстой пачке кредитов, и как плачевно это для него закончилось. Две недели… О небо, сколько же всего за это время произошло! А с другой стороны, эти дни можно с легким сердцем вычеркнуть из памяти. Лучше бы вместо всего этого безумия посидеть часок-другой с Кролом, Аронсо, Сарном и другими варганцами в одной из таверн Крэка… Нет, старина Дилулло был прав – планета Развлечений не по зубам Звездному Волку… Раздался треск – это Гваатх, не сумев протиснуться в дверь, попросту вышиб ее одним ударом плеча. Широко раскрыв зубастую пасть, он шумно зевнул и поскреб когтями волосатую грудь. – Хорошо, – сообщил он. – Мне здесь нравится. Не то что у нас на Парагаре. Там я только и делал, что с утра до ночи грузил ящики с аром. Чертов корень! И что вы, люди, в нем находите? Гваатх никогда не курит эту дрянь. Но Гваатху очень нравится виски, особенно с Земли. Чейн задумчиво взглянул на добродушного гуманоида. Несколько месяцев назад на Мрууне они с Дилулло выручили из беды парагаранца, и с той поры Гваатх стал полноправным членом экипажа «Кардовы». Предполагалось, что он покинет корабль в ближайшем космопорту, чтобы затем отправиться на родную планету, но тогда наемники ринулись в головокружительную погоню за Поющими Солнышками – величайшим сокровищем галактики, и Гваатх, к общему удивлению, оказался весьма полезным в этом предприятии. Он спас Чейна и Дилулло во время опасного рейда на Хланн, когда каяры, хозяева Поющих Солнышек, обрушили на непрошеных гостей парализующее излучение. Да и на Ритхе, во дворце правителя планеты Ерона, Гваатх показал себя молодцом. После того как Поющие Солнышки были выкрадены у каяр и возвращены законным владельцам, экипаж наемников получил обещанное вознаграждение в миллион кредитов. По общему согласию, Гваатху выделили равную долю, и тот вроде бы совсем собрался найти на Адеме подходящий звездолет, чтобы наконец-то отправиться на родину. С первого дня «загула» Чейн ничего не слышал о своем мохнатом друге, так же, как и о Дилулло и остальных наемниках. Пока «Кардова» стояла в ремонтных доках, ее экипаж решил взять небольшой отпуск. На Адеме с его доброй сотней Веселых городов провести его на славу оказалось нетрудно, по крайней мере поначалу. Похоже, и мохнатому парагаранцу планета пришлась по вкусу. – Как ты нашел меня? – спросил Чейн. Гваатх широко улыбнулся и хитро подмигнул ему. – Гваатх долго искал тебя, – сообщил гуманоид. – Очень долго. Один, два, три… десять… нет, целых пятнадцать дней! Чейн присвистнул. – Ого! Неужто ты спустил свои тридцать тысяч синеньких в первый же день? – В первые три часа, – уточнил парагаранец. – Гваатх пошел играть в казино и проиграл. А затем переломал там всю мебель и едва спасся от полиции. С тех пор Гваатх ищет Чейна. – Чтобы занять денег и отыграться? – без труда догадался Чейн. – Напрасно. У меня тоже пусто в кармане, по крайней мере с сегодняшнего утра. Видишь ли, меня обокрали, да еще вдобавок едва не отправили на тот свет. Мохнатое лицо парагаранца заметно вытянулось. – Тогда Гваатх хочет домой, – грустно заявил он. – Я тоже хочу, – кивнул Чейн. – Хватит, повеселились! Кстати, у тебя есть какая-нибудь мелочь? Парагаранец порылся в одном из карманов своих кожаных шорт и извлек оттуда несколько монет. – Отлично, – сказал Чейн. – Тогда хотя бы до ближайшего космопорта мы доберемся с комфортом. Честно говоря, я чувствую себя довольно паршиво. Они пересекли несколько оживленных улиц, кишевших сотнями гостей с разных миров Отрога Арго и соседних звездных скоплений, а затем спустились по мраморной лестнице на берег ближайшего канала. По его широкой темной глади плавно скользило множество гондол, катеров и яхт. Прохладный вечерний воздух был наполнен звуками музыки и веселыми, возбужденными голосами. В беззвездном небе начали вспыхивать то там, то здесь разноцветные букеты фейерверков. В городе вступала в свои права ночь, готовая закружить любого в своем безумном хороводе. Чейн неожиданно ощутил приступ тоски. Как бы там ни было, впервые в своей недолгой жизни он провел целых две недели в сладостном безделье, в обществе самых красивых женщин и любезных, готовых на любую проделку приятелей. И у него была очаровательная Линга… Не может быть, чтобы такая женщина попыталась отравить его только из-за денег. Нет, скорее всего причиной была ревность. Пожалуй, напрасно он рассказывал своей подруге о варганке Граал и особенно о Врее, прекрасной хозяйке Свободного Странствия с далекой планеты Арку из Закрытых Миров… Глаза Линги в эти минуты вспыхивали холодным, недобрым светом, а он, болван, только продолжал пространные рассказы о своих любовных приключениях. И вполне справедливо поплатился за это. Чейн с силой мотнул головой, отгоняя печальные воспоминания, а затем вместе с Гваатхом зашагал в дальний конец причала. Здесь после долгого торга он нанял ветхую, залатанную во многих местах лодку, и ворчливый адемец наконец-то оттолкнулся от берега длинным веслом. Гваатх, тихо ругаясь, едва сумел втиснуть свое массивное тело между скамьями и тут же заснул, оглашая воздух громоподобным храпом. А Чейн, нахохлившись, сидел на корме и провожал задумчивым взглядом россыпи огней Веселого города. Глава вторая Шкипер грузовика из Лангоры оглядел Моргана Чейна и его спутника-парагаранца оценивающим, недоверчивым взглядом. – Говорите, что понюхали космической пыли? – простуженным голосом произнес он. – Положим, что не врете. И чего же вы умеете делать? Чейн не успел и рта раскрыть, как его опередил Гваатх. Выразительно постучав себя по груди, гуманоид заявил: – Могу много чего. Драить палубы, носить туда-сюда ящики с аром, управлять кораблем… Всего и не припомнишь. Пожилой шкипер ухмыльнулся. – Знаю, как ваш брат парагаранец умеет ворочать штурвалом, знаю. Нет, брат, наша посудина на такие фортели не способна. Это старая заслуженная развалина, к ней особый подход нужен… А палубы у нас есть кому драить. Нам хороший инженер-бортмеханик нужен, ясно? Наш-то, сопляк, в первый же день после посадки сбежал в город, чтобы, значит, попытать счастья. Говорят, видели его в казино с кучей денег и обалделыми глазами. Наверное, сейчас кайфует с бабами в собственном особняке… а еще вернее, гниет в какой-нибудь придорожной канаве. Здесь, на этом чертовом Адеме, такие дела быстро делаются. А вот толкового парня, способного отличить компьютер от швабры, ни в одном кабаке не сыщешь. Да и ты, Гваатх, на толкового парня с инженерным образованием не похож. – Он драться хорошо умеет, – вмешался в разговор Чейн. – А на хрена мне это? – ворчливо отозвался шкипер. – Я и сам когда надо кулаками могу помахать. – Только не так, как Гваатх, – примирительно улыбнулся Чейн. – И не так, как я. Кроме того, я владею всеми видами корабельного и ручного оружия. Конечно, если в трюме этого корабля находится только то, что отмечено в вашей таможенной декларации, то мы с Гваатхом вам не подойдем. Но если там есть кое-какие потайные места… Шкипер ответил свирепым взглядом. – Уж больно ты, парень, любопытен. Все тебе так возьми и расскажи. Инженер нам нужен, понятно? Чейн с безмятежным видом пожал плечами, но не двинулся с места. Было заметно, что его слова не пропали даром. Нюх Звездного Волка не подвел его и на этот раз – огромный, покрытый глубокими вмятинами и коркой шлака от сгоревшей теплоизоляции грузовик с Лангоры наверняка вез контрабандный груз. И судя по тому, что корабль стоял в старом заброшенном доке на самой окраине космопорта, груз этот был немалым и весьма дорогим. Ясное дело, капитан грузовика щедро окропил взятками администрацию космопорта, иначе та не потерпела бы такого вопиющего нарушения правил. Впрочем, Ад ем очень часто использовался как перевалочный пункт для всяческой контрабанды, и потому Звездные Волки внимательно наблюдали во время рейдов в этом районе Отрога за всеми грузовиками, садившимися на планету Развлечений. Но только наблюдали, поскольку между Советом варганцев и правительством Адема существовал тайный мирный договор. Согласно ему Звездные Волки никогда не совершали набеги на этот богатый, преуспевающий мир, но зато могли реализовать на его черных рынках добычу, захваченную во время дальних рейдов. Наверное, никто из богатых бездельников, ошивающихся на Адеме, даже не подозревал, что пьет в баре ворованное вино, спит на ворованной кровати и курит ворованные сигары. Шкипер еще раз прошелся по Чейну цепким, все примечающим взглядом и неожиданно хитро подмигнул. – А ведь ты не простая птичка, а, Чейн? На вид-то землянин, но похоже, что шкура у тебя такая же мохнатая, как у твоего приятеля. Разве не так? Мускулы Чейна напряглись, хотя безмятежная улыбка не сошла с его лица. Похоже, шкипер имел когда-то дела со Звездными Волками и потому без особого труда сумел раскрыть его секрет. Зато Гваатх был возмущен. – Что? Шкура у Чейна? – рявкнул он. – Протри глаза, старый болван! То, что вы, люди, носите на головах, и волосами-то назвать нельзя, не то что шкурой. Не зря у нас на Парагаре вас называют не иначе как голяками. Шкипер так взглянул на гуманоида, что тот сразу же заткнулся. Было видно, что этот бывалый, знающий себе цену человек не потерпит никакого амикошонства. – Ладно, – после выразительной паузы произнес он, – беру вас обоих. Палубе не повредит, если она будет блестеть еще ярче. Но если ты, мохнатый ублюдок, попробуешь еще раз без спросу раскрыть пасть, то через пару минут будешь ловить голыми руками метеориты. Понял? Парагаранец понял, что переборщил, и виновато опустил голову. Чейн почувствовал огромное облегчение. Весь прошедший день они с Гваатхом бродили по громадному космопорту, пытаясь разузнать что-либо о судьбе «Кардовы» и ее экипажа. Наконец им удалось разыскать корабль наемников в одном из доков. Вид его не обнадеживал. Инженер, ведающий ремонтными работами, сообщил, что судно стоило бы выбросить на свалку, но раз Дилулло заплатил двести тысяч кредитов, его, так и быть, подлатают. Однако за такие гроши надрываться никто не собирается, поэтому «Кардова» будет готова к отлету не раньше чем через месяц. Что касается Дилулло, то капитан время от времени наведывается в док, но никакой связи с ним у ремонтников нет. Эта новость обескуражила Чейна. Планета Развлечений уже стояла ему поперек горла, хотелось как можно быстрее покинуть Адем и вернуться к привычному образу жизни, и потому совершенно не устраивала перспектива сидеть рядом с «Кардовой», поджидая Дилулло. Да и не хотелось, если честно, рассказывать старине Джону, как сто тысяч кредитов, полученные за Поющие Солнышки, превратились в дым. И тогда Чейн без особого труда уговорил Гваатха заняться поиском новой работы, на другом корабле. Получив дюжину довольно оскорбительных отказов, они чудом набрели на старый док – и вот она, удача! Шкипер повернулся и зашагал вверх по пандусу. Чейн уже было двинулся за ним вслед, когда Гваатх неожиданно завопил: – Дилулло! О, пьяные небеса, это же Дилулло! Он схватил Чейна за куртку одной рукой, а другой указал в сторону ближайшего дока. Повернувшись, Чейн увидел низкий автомобиль, несущийся мимо цистерн и бездействующих ремонтных роботов. Присмотревшись, он сумел разглядеть сквозь облако пыли двух человек, сидевших в открытой кабине, но узнать их не смог. Впрочем, в этом и не было необходимости – у Гваатха было на редкость острое зрение. Остановившись у входного люка, шкипер недовольно крикнул: – Эй, вы, работнички! Чего застыли словно сопли на морозе? Или вам требуется отдельное приглашение? Учтите, корабль стартует через три часа, и никакие… – Мы скоро вернемся, – на всякий случай сказал Чейн и торопливо зашагал к воротам дока. Гваатх, радостно что-то выкрикивая по-парагарански, последовал за своим молодым другом. Лидер наемников, тяжело кряхтя, выбрался из машины и, обменявшись с товарищами рукопожатиями, задумчиво оглядел их. – Так, – наконец произнес он. – Все ясно. Чейн, сынок, ты выглядишь весьма паршиво. Сколько раз я тебе втолковывал, что наемник-профессионал должен постоянно поддерживать свою форму! Да и ты, Гваатх, хорош. Куда девались твои могучие мускулы? Похоже, что ты добрые две недели питался отбросами на городских свалках. Гваатх шумно вздохнул. – Что ж, так и было, – признался он. – Гваатх плохо питался. Гваатху было очень плохо. Его, то есть меня, здесь никто не любит и не дает денег. На лошадином лице папаши Дилулло появилась ехидная гримаса. – Этого следовало ожидать, – буркнул он. – Так и должно было случиться. Разве я не советовал тебе немедленно отправляться домой? Ну а у тебя что, сынок? Чейн смущенно отвел в сторону глаза – выдержать пытливый, всепонимающий взгляд Дилулло оказалось еще труднее, чем он думал. – А мне было весело… слишком весело. Так, что даже тошнит от всего этого веселья. – И ты решил поскорее убраться в космос? – Да. – А почему не разыскал меня? Тебе просто повезло, что именно сегодня я решил навестить нашу старушку «Кардову». И знаешь, я нашел ее в совсем недурном состоянии. Чейн невольно сглотнул, не веря своим ушам. – Недурном? Но она же… Черт, выходит, вы ухитрились получить подряд? Дилулло самодовольно усмехнулся. – Еще какой! Правда, на этот раз не будет никаких поисков галактического оружия, разгадывания тайн Закрытых Миров или авантюр вроде последнего рейда за Поющими Солнышками. Нет, это честный и простой подряд, здоровый и полезный для уставших от отдыха организмов наемников. Надо попросту сопроводить кое-куда кое-какой груз, и только. Но платят за эту работу хорошо! Да и, сказать по правде, мне этот Адем тоже изрядно поднадоел. Для буйных развлечений я уже не гожусь, а выигрывать в казино так и не научился. Словом, завтра утром мы стартуем. Чейн почувствовал, как с его души свалился огромный камень. Он молча уселся на заднее сиденье автомобиля, успев прежде обменяться дружеским рукопожатием с Секкиненом. Что касается Гваатха, то простодушный парагаранец был в восторге. Гукая от радости, словно младенец, он нежно обнял Дилулло. На выпуклых глазах гуманоида блестели слезы. Он был уверен, что отныне, с появлением «папаши», все его несчастья позади. Впрочем, так думал и Чейн. Очень скоро он убедился в своей ошибке. Глава третья Изрядно подлеченная, но все же продолжавшая хромать на обе ноги, «Кардова» удалилась от Адема на два миллиона миль, а затем почти одновременно с сопровождаемым ею транспортом нырнула в гиперпространство. Транспорт был приписан к космопорту Дионы – маленькой, но весьма процветающей планеты из южного сектора Отрога. Согласно документации корабль дионийцев вез на своем борту зерно различных злаков, предназначенных для фермеров Эдгара. Однако в огромных белых мешках наверняка хранилось что-то еще, иначе вряд ли владельцы судна стали бы делать изрядный крюк, чтобы нанять на Адеме корабль для сопровождения. Дилулло ни разу не обмолвился и словом на эту тему, впрочем, никто из наемников и не решался его расспрашивать. Двухнедельный отдых на Адеме, как оказалось, быстро осточертел далеко не всем, да и развлекались наемники по-разному. Немолодые и все уже повидавшие Боллард и Секкинен провели его в основном в гостиничных номерах, отдавая предпочтение из всех бесчисленных развлечений Адема хорошим книгам и телевизионным программам. Оба отличались крайней скупостью, так что никого не удивило, что оба ветерана оставили на планете Развлечений минимальное количество кредитов. Остальные наемники этим похвастаться не могли. Пилот Мэтток оказался азартным, но неудачливым игроком и спустил свою долю кредитов за три дня. Радист Бихел, напротив, поначалу недурно выиграл, но затем увлекся танцовщицами из ресторана и в один прекрасный день едва унес ноги, когда к его даме поздней ночью завалились сразу три ее бывших кавалера. Механик Польсен и двигателист Рутледж предпочли не распространяться о своих подвигах на Адеме, но, судя по их потрепанному виду, потраченные деньги вряд ли доставили им особое удовольствие. Зато молодой и честолюбивый голландец Ван Фоссен, второй бортинженер, попал, что называется, в точку. В одном из баров он познакомился с очаровательной дочкой хозяина заведения и сумел вскружить девушке голову россказнями о своих невероятных космических приключениях. Красотка, которой успели изрядно надоесть богатые бездельники, была сражена и быстро согласилась выйти замуж за мужественного космического странника. Дилулло не скрывал своего огорчения и тем не менее сумел разыскать в местных притонах замену Ван Фоссену – немолодого и еще не вконец пропившего разум бортинженера Селдона, некогда бежавшего с борта своего судна. Чейн провел первые дни полета почти не выходя из пилотской кабины, где Дилулло доверил ему место дублера Мэттока. Они совместно провели подготовку корабля к гиперпрыжку и облегченно вздохнули, когда тяжелой неповоротливой «Кардове» удалось вслед за транспортом за считанные часы перенестись через расстояние в шесть парсеков. Когда тьма, залившая экран, внезапно рассеялась и на нем вспыхнуло оранжевое солнце Эддара, Мэтток удовлетворенно хмыкнул и засунул в рот свою любимую трубку. – Черт побери, Чейн, а ты на самом деле не такой уж и болван, – добродушно заметил он. – До сих пор я еще не встречал наемника, который не мнил бы себя пилотом экстракласса, даже если ни разу в жизни не садился за руль автомобиля. А ты ничего, соображаешь… Только нечего было так форсировать работу второй ступени гипердвигателя. Это же тебе не спортивный космокатер, а старое корыто! Чейн ухмыльнулся и с довольным видом откинулся на спинку пилотского кресла. Это был его четвертый рейд в составе команды наемников-землян, и, кажется, они начали постепенно признавать в нем равного. Никто, кроме самого Джона Дилулло, даже не подозревал, что молодой парень, которого они подобрали два года назад в пылевом облаке невдалеке от туманности Корвус, был проклятым всей галактикой Звездным Волком. И Дилулло обещал держать язык за зубами, справедливо полагая, что иначе его парни в считанные секунды разорвут Чейна на клочки. Уж слишком велика была ненависть обитателей всех звездных систем к космическим пиратам из Отрога Арго, которые словно стаи голодных хищников нападали то на один, то на другой мир, практически не встречая никакого отпора. Федерация, штаб-квартиры которой по давней традиции располагались на Земле и на Веге, давно намеревалась покончить с этим гнездом галактического разбоя, но каждый раз миры Отрога обещали устроить для пришельцев из центра галактики ядерный Армагеддон. Ни один из этих богатых миров не входил и не собирался входить в Федерацию и поэтому не стремился к союзу с ней. Кроме того, Варга тайно сбывала на многих планетах Отрога свою добычу, и правители этих миров сквозь пальцы смотрели на проделки Звездных Волков в других звездных системах. У Джона Дилулло тоже был свой расчет и свои виды на варганца Моргана Чейна. Лидер наемников крайне нуждался в опытных бойцах, способных к выполнению любого самого опасного задания. А Чейн прекрасно подходил для такой роли. Во время поисков галактического сверхоружия в туманности Корвус молодому варганцу не раз приходилось рисковать головой, но он с честью выходил из самих невероятных ситуаций. Правда, он допустил и несколько явных промахов, чем заслужил настороженное, а порой и неприязненное отношение своих новых товарищей. Второй рейд, в Закрытые Миры, оказался для Чейна более удачным, а третья, самая успешная операция с Поющими Солнышками окончательно закрепила за ним репутацию «своего парня». И это было приятно, поскольку путь на родную Варгу был для него закрыт. – Слушаюсь, господин первый пилот, – добродушно улыбнулся Чейн в ответ на реплику Мэттока. – Больше не повторится, господин первый пилот. Мэтток удивленно взглянул на него, но промолчал. За три предыдущих рейса он наслушался от Чейна много чего. Парень был колюч как кактус и никогда не упускал случая пройтись насчет «старого корыта», которое «едва тащится по космосу, словно полуиздохшая кляча». А вот извинений от него никто не слышал ни разу. Спустя несколько минут в пилотскую каюту вошел Дилулло. Вид у лидера наемников был усталый, но довольный. – Двигатели выдержали на все сто, – заявил он, обводя взглядом экраны. – Ремонтники не задаром схрумкали двести тысяч кредитов, и я на них не в обиде. Мэтток, увеличь-ка скорость, а то мы не дай Бог упустим из виду своих нанимателей… Черт, а это еще что? На экране радара появился рой блестящих точек. Они стремительно приближались, и скоро стало ясно, что почти два десятка кораблей пытаются обхватить в полукольцо и транспорт, и охраняющий его корабль наемников. У Чейна засосало под ложечкой. Поначалу он решил, что это Звездные Волки, но спустя некоторое время понял свою ошибку. – Серваны, – произнес он. Дилулло непонимающе взглянул на него. – А это что еще за звери? Я полагал, что здесь, в Отроге, в космосе хозяйничают лишь Звездные Волки. – Это не совсем так. Отрог – это огромное скопление звезд и планет, так что добычи здесь хватает не только Волкам, но и хищникам помельче – кажется, на Земле их называют шакалами. – Хм-м… Они следуют за пиратами и довершают разграбление несчастных планет? – Нет. Серваны слишком слабы и трусливы, чтобы осмелиться напасть на какой-либо мир, – презрительно усмехнулся Чейн. – Они предпочитают охотиться на одиночные транспорты и пассажирские лайнеры. Звездным Волкам они стараются не перебегать дорогу, и потому варганцы их еще не истребили. – Очень жаль, – сухо заметил Дилулло, тревожно вглядываясь в экран. – Но разве эти бандиты не видят, что транспорт-то далеко не одиночный? Или они не способны отличить на радарах грузовик от корабля наемников? Чейн пожал плечами. – Сам удивляюсь, – признался он. – Может быть, серваны каким-то образом прослышали о том, что дионийцы везут не самый обычный груз? – Тогда у них, наверное, очень большие уши, – буркнул Дилулло и включил интерком. – Внимание, команда! Всем занять места согласно боевому расписанию. Пушки к бою. Нас атакуют в юго-западном секторе от надира. Повернувшись к невозмутимому, как обычно, Мэттоку, он добавил: – Прибавь скорость. Держись от грузовика милях в двадцати. Поднявшись с кресла, Дилулло еще раз взглянул на экран и тихо выругался. – Кажется, эти парни всерьез решили нас атаковать… Ладно, пойду, в радиорубку, свяжусь с капитаном транспорта, пока он еще не наложил в штаны от страха. Чейн, отправляйся на оружейную палубу… Впрочем, нет. Пойдем со мной. Быть может, тебе удастся отговорить этих шакалов серванов от смертоубийства. Вроде ты родом из этого замечательного Отрога, не так ли? В коридоре Дилулло внезапно остановился и, резко повернувшись, схватил Чейна за воротник. – Послушай, сынок, – с угрозой произнес лидер наемников. – А ты, часом, не морочишь нам голову? Помнишь, как я тебя спрашивал во дворце Ерона Ритхского, можем ли мы остаться в Отроге на месяц-другой, пока ремонтники не приведут в чувство нашу «Кардову»? И ты сказал: да, можем, если уберемся от Варги не меньше чем на два десятка парсеков. Я послушался тебя и повел корабль на этот тошнотворный Адем. Ни о каких серванах ты и не заикался. И вот теперь мы, кажется, здорово вляпались в космическое дерьмо! Чейн с легкостью оторвал от себя руки Дилулло и не очень вежливо оттолкнул его к стене. – Бросьте, Джон, – зло процедил он. – Я вам больше не сопливый мальчишка, которому при случае можно сделать выволочку просто так, от дурного настроения. Да, я привел вас на Адем и правильно сделал. Только на этой сумасшедшей планете можно было затеряться в толпе бесчисленных туристов, не вызывая лишних вопросов. Ни на одном другом мире этого сделать было нельзя, там все чужеземцы на виду, и мы быстро привлекли бы к себе внимание. Я не говорю, что у Звездных Волков на всех планетах есть свои агенты, но на многих точно есть. А на Адеме нам ничто не угрожало. И потом разве я, а не вы подрядились сопровождать транспорт дионийцев? Захотели без особых хлопот денег заработать, верно? Черта с два, в Отроге за красивые глаза не платят. Дилулло смерил молодого варганца свирепым взглядом, но от дальнейших упреков воздержался. – Ладно, потом поговорим. Дожил – сынок Чейн стал меня учить! Лучше прибереги свое красноречие для серванов. В радиорубке их встретил встревоженный Бихел. – Джон, капитан транспорта закатил только что истерику. Он хочет знать, как мы намерены защищать его корабль. – Увидит, – коротко ответил Дилулло, усаживаясь возле пульта, который мигал сотнями разноцветных огней. – Бихел, попытайся связаться с атакующей эскадрой. Наш общий друг Чейн хочет что-то сказать своим землякам по Отрогу. Спустя несколько минут в отсеке раздался скрипучий, почти нечеловеческий голос. На ломаном галакто серван спросил: – Это кто меня спрашивать? Чейн, подбадриваемый дружеским взглядом Дилулло, взял микрофон и, откашлявшись, произнес на диалекте серванов: – Я, Морган Чейн. Слыхал о таком? После долгой паузы серван ответил: – Слышать, ну как же. Только вроде твой корабль не больно-то похож на варганский. Неужто наемники тебя захватить в плен? – Дурак, – презрительно отозвался Чейн. – В этом случае я давно был бы мертв. Это я их захватил, ясно? А теперь потихоньку подбираюсь к грузовику, который сопровождали наемники. Ты мне мешаешь, понятно, труп вонючий? – Ты того… полегче, – немного растерянно ответил серван. – Откуда нам знать, что Звездные Волки быть возле Эддара? Мы слышать, их эскадрилий нет поблизости. – Это ты так считаешь, – еще более высокомерно сказал Чейн. – У нас есть на Эддаре свой интерес, понял? И очень советую тебе убираться подальше, пока наши парни не вышли из соседнего пылевого облака. Сам понимаешь, что они сделают с твоей стаей. – Понимаю, уныло отозвался серван. – Ладно, ухожу, Морган Чейн. По крайней мере попытаюсь увести три эскадры, но четвертой командует мой брат, а он упрям и глуп. Счастливой охоты, Звездный Волк! Стараясь не обнаружить своей радости, Чейн положил микрофон на пульт и шумно потянулся. – О чем вы говорили? – нетерпеливо спросил Дилулло. – Я объяснил этому болвану, что негоже нападать на гостей с далекой Земли, – с беззаботной улыбкой объяснил Чейн и выразительно покосился в сторону Бихела. – И он меня понял. Понимаете, Джон, серваны тоже относятся к человеческой расе, и у них очень популярна легенда, будто их племя – это прямые предки переселенцев с Земли. Вранье, конечно, но серваны хотя и очень темные и грубые, но по-своему весьма простодушные. Дилулло молча кивнул – он все понял. Зато Бихел не мог скрыть своего недоумения. – Чудеса, да и только! – воскликнул он. – Вот уж не знал, что в Отроге кто-нибудь испытывает к нам, землянам, дружеские чувства. Ни на Мрууне, ни на Ритхе и даже на Адеме я этого что-то не заметил. По-моему, в Отроге ни один мир даже не входит в состав Федерации, разве не так? – Корабли серванов уходят, – вместо ответа заметил Чейн. – Джон, они уходят! Дилулло наклонился вперед и впился маленькими глазками в экран. – Да, уходят, – спустя некоторое время согласился он. – Только не все. Одна эскадра пытается перерезать нам путь. Ну что ж, они сами напрашиваются. Чейн, пошли на оружейную палубу. Спустя несколько минут эскадра из семи серванских космолетов оказалась на дистанции выстрела. И тотчас навстречу им помчались ракеты дальнего боя. Две из них попали в цель, и бархатная темнота космоса озарилась ослепительными вспышками. – Паршиво! – недовольно крикнул Дилулло. – Секкинен, ты куда смотришь? Этак ты за один залп угробишь весь наш арсенал, а он обошелся мне на Адеме в кругленькую сумму! – Что делать, капитан, эти серваны, уходя от ракет, крутятся как ужи на сковородке, – оправдывался Секкинен. – Даже глазам своим не верю. Может, это все-таки Звездные Волки? Чейн, что скажешь, ты же вроде в этом деле большой специалист! Не отвечая, Чейн взглянул на Дилулло. – Капитан, серваны хотя и далеко не варганцы, но в бою могут быть цепкими и очень опасными. И у них на борту обычно находится не меньше десяти ракет ближнего боя. Наши энергетические щиты могут и не выдержать. Дилулло разразился проклятиями. – Понимаю, что ты хочешь мне предложить! Помню, помню твои подвиги возле туманности Корвус. Только корабль у нас сейчас совсем не тот и твоих фокусов со штурвалом не переживет. Секкинен, готовься ко второму залпу. Близко подпускать этих разбойников нельзя. – Джон, я имею в виду совсем другое! – торопливо стал объяснять Чейн. – Я знаю, что вы приобрели на Адеме боевой катер. Дайте мне попробовать сразиться с серванами – я хорошо знаю их повадки. Дилулло нахмурился. – Что, один против пяти? – У меня есть шансы, – твердо заявил Чейн, глядя прямо в глаза капитану. – И вы отлично знаете это, Джон. Дайте мне катер или действуйте так, как задумали. Но тогда я ни в чем не уверен. Дилулло задумался, продолжая следить за танцем крошечных огоньков на обзорном экране. Вскоре стало очевидно, что после неудачного залпа на самом деле остались неповрежденными пять космолетов серванов. Перестроившись, они совершили несколько маневров и постепенно зашли «Кардове» в корму. Это было очень серьезно. Секкинен вопросительно взглянул на капитана – ему хотелось напомнить, что возможности обороны корабля при атаке в хвост невелики. Впрочем, Дилулло знал это не хуже него. – Ладно, – согласился он без всякого энтузиазма. – Валяй. Очень надеюсь, что ты не свернешь себе голову. Похоже, она нам еще не раз пригодится в этом забытом Богом Отроге! Глава четвертая Торопливо спустившись в кормовой отсек, Чейн едва протиснулся по узкому, заваленному всяким хламом коридору и оказался на небольшом причале. Когда-то, в лучшие для «Кардовы» времена, здесь находились три спасательные шлюпки. Торговец космическим барахлом с Люйтена, который ухитрился всучить наемникам старый, давно вышедший на пенсию корабль, клялся и божился, что шлюпки «Кардовы» совсем развалились и поэтому он просто вынужден продавать не полностью укомплектованное судно. Черта с два, подумал Чейн, включив систему подготовки к старту. Наверняка ушлый жулик продал шлюпки, а также часть оборудования корабля другим покупателям ржавого барахла. Страшно подумать, что будет с экипажем, если случится серьезная авария… Впрочем, Дилулло был прав, когда решил потратить деньги не на шлюпку, а на боевой космокатер. Наемникам он куда нужнее. Спустя минуту-другую дверь переходного шлюза с протяжным скрипом отъехала в сторону. Чейн шагнул вперед и тут же услышал позади жуткий грохот. Оглянувшись, он увидел, что кто-то буквально прорывается через завалы давно вышедшего из строя бортового оборудования. – Чейн! – послышался вопль парагаранца. – Сучий потрох, почему ты не позвал Гваатха? Гваатх тоже хочет драться! Волк тоскливо вздохнул. Только шумного, бестолкового парагаранца здесь не хватало! Но Чейн знал, что от мохнатого гуманоида так просто не отвязаться. Гваатх считал себя замечательным пилотом, и это было неизлечимо. Подождав, когда парагаранец добрался до палубы, Чейн проникновенно сказал: – Гваатх, ты мне друг. Но катер очень мал, ты в нем просто не поместишься. Иди-ка ты лучше к Секкинену, помогай ему подносить снаряды. Гуманоид, отряхнув свою перепачканную в пыли шерсть, обиженно заявил: – Меня оттуда уже прогнали. А почему? Только потому, что я уронил боеголовку на ногу этому вашему Сек… Сек… Тьфу, даже выговорить не могу! Чейн вновь тяжело вздохнул. Пререкаться с парагаранцем попросту не было времени. – Ладно, черт с тобой! По крайней мере ты хоть перегрузки выдерживаешь неплохо. Только не мешай мне, ладно? Гваатх широко раскрыл в улыбке зубастую пасть. – Не бойся, друг, Гваатх знает толк в бою. Кто спас тебя с Дилулло возле Хланна? Гваатх спас. Он, то есть я… Но Чейн, не слушая, уже усаживался в пилотское кресло, одновременно включая все бортовые системы. Парагаранец, громогласно ругаясь на нескольких языках, едва смог втиснуть свое массивное тело позади него. Люк автоматически закрылся, и Чейн немедленно стартовал. Отойдя от «Кардовы» на небольшую дистанцию, Чейн немного поиграл рулями управления. Как оказалось, катер недурно слушался пилота. Приемистость, правда, оставляла желать лучшего, но Чейн иного и не ожидал. Всем земным космолетам было далеко до варганских, однако сейчас выбирать не приходилось. – Проверь, горят ли красные лампочки на боевом пульте, – не поворачивая головы, сказал он. – Знаешь, где это? Гуманоид шумно засопел от обиды. – Гваатх все знает, сообщил он. – Он, то есть я, умеет стрелять из всего, даже из пивных бутылок. Сейчас покажу! Чейн и охнуть не успел, как катер содрогнулся. Одна из десяти ракет, сверкая красным факелом, помчалась куда-то к Проциону. – Святая галактика, что ты делаешь! – простонал Чейн. – Как что? – удивился гуманоид. – Стреляю. Ты же сказал, что я не умею стрелять, вот я и выстрелил. – Умеешь, умеешь, – торопливо согласился варганец. – Но отныне ты будешь нажимать на кнопки только по моей команде, ясно? – Слушаюсь, – с готовностью отозвался Гваатх. – Ты только громче говори, а не то… Чейн с силой нажал на рычаг, и космокатер рванулся вперед так, что парагаранец прикусил язык и замолчал. Спустя несколько минут на обзорном экране появился рой стремительно перемещающихся точек. Серваны построились полумесяцем и готовились напасть на корабль наемников с задней полусферы. Чейн презрительно усмехнулся. Звездные Волки никогда не прибегали к такой трусливой тактике. В космическом бою они предпочитали лобовые атаки, рассчитывая на то, что нервы противника не выдержат и он первым подставит бок под удар ракет. Так случалось почти всегда. Правда, Джон Дилулло возле туманности Корвус преподнес эскадрилье варганцев неожиданный сюрприз. Оказавшись в окружении стаи Звездных Волков, он внезапно сам пошел на них на встречном курсе, и кто-то из варганцев, не выдержав, отвернул. Да, это была славная драка! Только тогда Чейн понял, что и наемники-земляне кое-чего стоят. Но подобное случалось очень редко. И еще реже серваны вели себя в бою как мужчины. В этом-то и состоял его единственный шанс. – Ну, теперь держись, мой мохнатый брат! – весело крикнул Чейн и заложил штурвал налево. Космокатер совершил такой крутой разворот, что от перегрузки жалобно застонали силовые шпангоуты. Гваатх завопил, прижатый к приборной стойке, но варганец не обратил на это никакого внимания. Выйдя в заднюю полусферу «Кардовы», Чейн стремительно бросил космокатер в самый центр смертоносного серпа из пяти серванских кораблей. Одновременно он включил рацию и с улыбкой выслушал крики перепуганных серванов. – Эй, Аббер, тупая башка! – вопил один из пилотов. – Тебе же ясно объяснили – грузовик уже захватили Звездные Волки! Куда ты нас ведешь, олух! – Помолчи, жалкий трус, – отозвался командир эскадрильи. – Откуда возле Эддара могут быть варганцы? Нет их здесь, ясно? Ручаюсь, что на борту находятся лишь одни жалкие земляшки. Эти людишки весьма хитры, но Аббера не проведешь. – Послушай, командир, но этот парень на катере не может быть землянином, – вмешался в разговор еще один из пилотов. – Ты видел, как он крутанулся? У любого другого человека кишки бы вылезли через рот, а ему хоть бы что. Может, это и на самом деле Морган Чейн? Молодой варганец покосился на Гваатха. Только сейчас он сообразил, что тот может понимать по-сервански. Не хватало, чтобы болтливый гуманоид догадался, что он, Чейн, – Звездный Волк! Тогда через пять минут об этом узнает весь экипаж «Кардовы». А это совсем ни к чему… Но, кажется, парагаранец был куда больше сейчас озабочен острым углом приборной стойки, который впился в его бок. – Да, я на самом деле Морган Чейн, – сказал он по-сервански. – Так что лучше вам, трупоеды, поискать зверя по своим гнилым зубам. После некоторой паузы один из космолетов нападавших неожиданно резко ушел в сторону и скрылся среди россыпей звезд. – Трус, – презрительно отозвался Аббер. – Ну, кто еще хочет покинуть в бою своего командира? Больше желающих не нашлось, и спустя несколько секунд противники сблизились на дистанцию стрельбы. Серваны сделали по одному залпу, и сразу восемь ракет ринулись навстречу космокатеру. – Стрелять? – спросил Гваатх. – Нет. Ну, держись! Чейн покрепче взялся за штурвал и предпринял один из убийственных варганских маневров, которые не раз выручали их в бою. Развернувшись, он подставил ракетам хвост катера, и те немедленно собрались в стаю, привлеченные инфракрасным излучением сопел. Чейн еще раз крутанулся так, что даже у него в глазах потемнело, а затем помчался прямо в центр группы кораблей серванов. Те немедленно бросились врассыпную, только сейчас разгадав его замысел, но опоздали. Космокатер быстро оторвался от ракет, и те, потеряв его, немедленно перенацелились на свои собственные корабли. Началась погоня, которая доставила большое удовольствие Чейну, наблюдавшему все происходящее на экране заднего обзора. Исход этой погони оказался весьма печальным для серванов. Два корабля вспыхнули словно факелы, а один заметно сбавил скорость и стал вихлять из стороны в сторону. – Аббер, – сказал Чейн, вновь включив рацию. – Надеюсь, ты цел? – Да, – после некоторой паузы послышался глухой голос. – Я могу дать тебе уйти. Жалко тратить ракеты на такую дрянь, как ты. – Нет! Мои парни погибли, и я не могу вернуться один. Чейн не поверил своим ушам. Так мог рассуждать Звездный Волк, ну, на худой конец, землянин, но чтобы такое сказал серван!.. Теперь понятно, почему командир рейда назвал своего брата глупцом. Неужели космические шакалы понемногу стали обрастать волчьей шерстью? Надо сообщить об этом Беркту или кому-нибудь другому из членов Совета… Молодой варганец мотнул головой и тихо выругался. Он совсем забыл, что на Варгу ему не попасть никогда. И все из-за каких-то дрянных Поющих Солнышек! Будь они прокляты, так же, как и его алчность! Да, он впервые в жизни отхватил такой большой куш, но счастья сто тысяч кредитов ему не принесли. Их прикарманила золотоволосая гостиничная шлюха, и теперь она, наверное, потешается над своим незадачливым любовником в каком-нибудь роскошном кабаке. А скорее всего и у нее в руках такие огромные деньги не удержались… – Я атакую! – крикнул он, теряя самообладание. – Встретимся в аду, Аббер! Со всей внезапно прорвавшейся злостью Чейн бросился в бой. Аббер оказался никудышным стрелком, но пилотом был неплохим. Расстреляв впустую запас ракет, он пустился наутек и сумел почти четверть часа успешно маневрировать, не давая возможности противнику хладнокровно прицелиться. Но Чейн проявил варганскую выдержку, желая действовать только наверняка. И только когда корабль серваны попал точно в перекрестье лазерного прицела, он крикнул: «Давай!» Как оказалось, Гваатх был еще жив и вовремя нажал на боевую кнопку. Самому Чейну при такой мощной боковой перегрузке это было бы сделать нелегко. Две ракеты помчались точно в точку встречи. Аббер хоть и попытался увернуться, но опоздал. На экране появилось сверкающее облачко, которое через несколько мгновении погасло без следа. – Глупо, – пробормотал Чейн. – Глупо… Он резко сбавил скорость и, изящно развернувшись, полетел вдогонку за «Кардовой». Гваатх сразу же приободрился и начал громогласно рассказывать о том, как ловко он накрыл серваны ракетами и как в прошлом он сто раз сбивал корабли космических пиратов. Чейн не слушал его. Почему-то вместо обычной радости от победы он сейчас ощутил подавленность и крайнюю усталость. Не сразу, но он все же понял, в чем тут дело. Серваны изменились, по крайней мере лучшие из них. В Отроге их по-прежнему считали космической грязью, жалким отребьем, способным только на то, чтобы напасть на беззащитное торговое судно из-за угла, да и то огромной стаей. Но вот Аббер оказался иным. Это был уже не бандит, а воин. А что же он, Чейн? Сам-то он изменился, проведя почти два года в странствиях с землянами? С одной стороны, вроде бы да. А с другой… не он ли подбил наемников во главе с Дилулло на довольно подлую операцию с Поющими Солнышками? В том рейде уже они, земляне, действовали под стать Звездным Волкам, занявшись обыкновенным грабежом. Вряд ли преподобный Томас Чейн был бы доволен своим сыном… А что думает сейчас о нем Беркт? Нхура? Друзья-варганцы Крол и Граал? Всех он обманул – и друзей, и врагов. А от Ранроев, которые жаждали расквитаться с ним за гибель Ссандера, он попросту сбежал, так и не осмелившись вступить с кем-нибудь из них в открытый поединок… Черт побери, неужели какой-то жалкий серван оказался благороднее и смелее его? На причале их с Гваатхом встретил Дилулло. Он молча пожал руку Чейну. Мрачное выражение лица молодого варганца, кажется, ничуть не удивило его. – Пожалуй, мы не напрасно все-таки побывали на Адеме, – неожиданно заметил он. – Чейн, сынок, я не узнаю тебя. И это меня радует. Глава пятая Оставшийся путь до Эддара прошел без каких-либо неприятных сюрпризов. Серваны исчезли, бесследно растворившись в глубинах космоса. Наверняка они наблюдали на экранах своих локаторов за боем, и это их убедило: да, такое мог сотворить только Звездный Волк! Однако для Чейна стычка в космосе имела и иные, куда менее приятные последствия. Как он и опасался, свидетелями событий оказались и члены экипажа «Кардовы» – пилот Мэтток и канонир Секкинен. И хотя никто из них по возвращении Чейна и виду не подал, что озадачен, но уже на следующий день он почувствовал на себе косые взгляды товарищей. Особенно внимательно на него поглядывал Секкинен, с которым Чейн некогда попал в серьезную переделку в туманности Корвус. Уже тогда финна удивило, как это не очень-то крепкий на вид парень сумел подняться с тяжелым грузом на плечах на почти отвесную скалу. С той поры Чейн по совету Дилулло старался не обнаруживать без особой необходимости свои необычные способности, но это удавалось далеко не всегда. Гром грянул неожиданно. «Кардова» проводила транспорт до Эддара, но сама садиться не стала, к большому разочарованию экипажа. Такова была просьба капитана грузовика, который не без оснований опасался, что серваны могут подстеречь его корабль на обратном пути. По его замыслу, заметив на орбите корабль наемников, космические пираты должны были убраться из системы Эддара подобру-поздорову. Однако неприятности поджидали Чейна на этот раз отнюдь не со стороны серванов. Когда «Кардова» вышла на круговую орбиту, Дилулло согласно обычаю собрал весь экипаж в кают-компании, чтобы разделить первую часть гонорара. Разложив кредиты довольно солидными стопочками на столе, он сказал: – Поскольку во время полета ничего экстраординарного не произошло, я применил обычный принцип дележа. Как капитан я получаю сорок тысяч, а все вы – по двадцать. Надеюсь, возражений нет? Учтите, что за охрану грузовика на обратном пути мы получим… – Простите, Джон, но у меня есть возражение, – неожиданно прервал капитана Боллард. Он повернул к Чейну свое круглое, как обычно, полусонное лицо и указал на него пальцем. – Вы сказали, Джон, что ничего особенного на пути к Эддаре не произошло. По-моему, это не совсем справедливо. Наш юный друг Чейн показал себя молодцом! Он ухитрился разогнать целую стаю пиратов, просто поговорив с их командиром по рации. А затем в одиночку расправился с эскадрильей, почти не потратив на это ракет. Черт побери, да за это Чейна надо буквально засыпать кредитами с головы до ног! Дилулло нахмурился, но промолчал. Выдержав паузу, Боллард продолжил, ласково глядя на опешившего Чейна: – Я давно приглядываюсь к этому парню. В том, что он похож на землянина, сомнений нет. У всех остальных разновидностей homo sapiens, обитающих в галактике, слишком заметны физиологические отличия от терранцев. Но, клянусь небом, Чейн все-таки кто-то другой! Ни один землянин не способен выделывать в космосе такие фортели, какие продемонстрировал этот парень в бою с серванами. Да и никому такое не под силу, кроме проклятых Богом варганцев. Словом, Чейн – Звездный Волк! В кают-компании сразу же стало шумно. Все вскочили на ноги и наперебой стали выкрикивать угрозы. Похоже, слова Болларда никого не удивили, и все словно бы только ждали их. Секкинен, изрыгая проклятия, бросился на Чейна с кулаками, но молодой варганец неуловимым движением руки сумел повергнуть могучего финна на пол. Он понял, что настал его последний час, и не собирался сдаваться без боя. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/raznoe/kapkan-dlya-zvezdnogo-volka/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.