Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Золотые яблоки Солнца

Золотые яблоки Солнца
Золотые яблоки Солнца Рэй Дуглас Брэдбери «…Космический корабль воплощал строгую изысканность и хладный, скупой расчет. В переходах, покрытых льдом и молочно-белым инеем, царил аммиачный мороз, бушевали снежные вихри. Малейшая искра из могучего очага, пылающего в космосе, малейшее дыхание огня, способное просочиться сквозь жесткий корпус, встретили бы концентрированную зиму, точно здесь притаились все самые лютые февральские морозы…» Рэй Брэдбери Золотые яблоки Солнца © Л. Жданов, перевод на русский язык, 2013 © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство» «Эксмо», 2013 * * * – Юг, – сказал командир корабля. – Но, – возразила команда, – здесь, в космосе, нет никаких стран света! – Когда летишь навстречу солнцу, – ответил командир, – и все становится жарким, желтым, полным истомы, есть только один курс. – Он закрыл глаза, представляя себе далекий пылающий остров в космосе, и мягко выдохнул: – Юг. Медленно кивнул и повторил: – Юг. Ракета называлась «Копа де Оро», но у нее было еще два имени: «Прометей» и «Икар». Она в самом деле летела к ослепительному полуденному Солнцу. С каким воодушевлением грузили они в отсеки две тысячи бутылок кисловатого лимонада и тысячу бутылок пива с блестящими пробками, собираясь в путь туда, где ожидала эта исполинская Сахара! Сейчас, летя навстречу кипящему шару, они вспоминали стихи и цитаты. – «Золотые яблоки Солнца»? – Йейтс! – «Не бойся солнечного жара»? – Шекспир, конечно! – «Чаша золота»? Стейнбек. «Кувшин золота»? Стефенс. А помните – горшок золота у подножия радуги?! Черт возьми, вот название для нашей орбиты: «Радуга»! – Температура?.. – Четыреста градусов Цельсия! Командир смотрел в черный провал большого круглого окна. Вот оно, Солнце! Одна сокровенная мысль всецело владела умом командира: долететь, коснуться Солнца и навсегда унести частицу его тепла. Космический корабль воплощал строгую изысканность и хладный, скупой расчет. В переходах, покрытых льдом и молочно-белым инеем, царил аммиачный мороз, бушевали снежные вихри. Малейшая искра из могучего очага, пылающего в космосе, малейшее дыхание огня, способное просочиться сквозь жесткий корпус, встретили бы концентрированную зиму, точно здесь притаились все самые лютые февральские морозы. В арктической тишине прозвучал голос аудиотермометра: – Температура восемьсот градусов! «Падаем, – подумал командир, – падаем, подобно снежинке, в жаркое лоно июня, знойного июля, в душное пекло августа…» – Тысяча двести градусов Цельсия. Под снегом стонали моторы; охлаждающие жидкости со скоростью пятнадцать тысяч километров в час струились по белым змеям трубопроводов. – Тысяча шестьсот градусов Цельсия. Полдень. Лето. Июль. – Две тысячи градусов! И вот командир корабля спокойно (за этим спокойствием – миллионы километров пути) сказал долгожданное: – Сейчас коснемся Солнца. Глаза членов команды сверкнули, как расплавленное золото. – Две тысячи восемьсот градусов! Странно, что неживой металлический голос механического термометра может звучать так взволнованно! – Который час? – спросил кто-то, и все невольно улыбнулись. Ибо здесь существовало лишь Солнце и еще раз Солнце. Солнце было горизонтом и всеми странами света. Оно сжигало минуты и секунды, песочные часы и будильники; в нем сгорали время и вечность. Оно жгло веки и клеточную влагу в темном мире за веками, сетчатку и мозг; оно выжигало сон и сладостные воспоминания о сне и прохладных сумерках. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/rey-bredberi/zolotye-yabloki-solnca/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.