Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дело о туфельке магазинной воровки

Дело о туфельке магазинной воровки
Дело о туфельке магазинной воровки Эрл Стенли Гарднер Перри Мейсон #13 Величайший адвокат литературы XX века Перри Мейсон всегда на страже клиента! Каким бы загадочным ни казался клиент, какими бы странными ни выглядели свидетели, какими бы невероятными ни выглядели обстоятельства дела – Перри Мейсон решит любые проблемы! А поможет ему в этом очаровательная секретарша Делла Стрит! Эрл Стенли Гарднер Дело о туфельке магазинной воровки Глава 1 Когда первые капли дождя упали на тротуар, Перри Мейсон взял Деллу Стрит под локоток: – Еще можем успеть добежать до магазина! Делла молча кивнула и, придерживая левой рукой юбку, припустила вперед на мысках туфель. Она двигалась легко и быстро, но длинноногому Перри Мейсону не составляло особого труда поспевать за ней. Как назло, поблизости не было никаких навесов. К тому времени, когда они добежали до угла улицы, дождь уже заметно усилился, а до входа в супермаркет оставалось еще двадцать ярдов. Крупные капли, словно пули, били в асфальт. Наконец Мейсон распахнул застекленную дверь супермаркета и пропустил Деллу вперед. – Входи скорее. Дождь зарядил самое меньшее на полчаса, а на последнем этаже есть отличный ресторанчик, где можно поболтать за чашечкой чая. Делла с улыбкой взглянула на Мейсона: – Вот уж не думала, что когда-нибудь смогу затащить вас в магазин, шеф. Адвокат стряхнул со своей шляпы дождевые капли. – Это судьба, Делла, – с серьезным видом сказал он. – Но запомни, я не собираюсь бегать за тобой по всем отделам. Мы просто сядем в лифт и поднимемся на последний этаж. И я не буду обращать внимания на слова лифтера: «Второй этаж – женская одежда, третий этаж – бижутерия, бриллианты, золотые украшения, четвертый этаж – часы и…» – А как насчет пятого этажа? – перебила его секретарша. – Цветы, кондитерские изделия и книги. Вы бы могли выйти там. Неужели вы не отпустите свою лучшую помощницу на небольшую экскурсию по любимым отделам, чтобы она немного развеялась после трудов праведных? – Ничего не выйдет. Прямиком на шестой этаж – чай, пирожные и плюшки. Они сели в лифт. Кабина начала медленно подниматься, останавливаясь на каждом этаже, и лифтерша усталым голосом произносила названия бутиков. – Мы совсем забыли про отдел игрушек, – шепнула Делла Стрит. Мейсон мечтательно возвел глаза к потолку. – Когда-нибудь, Делла, – заговорил он, – когда я выиграю крупное дело, куплю себе игрушечную железную дорогу со станциями, туннелями, семафорами, запасными путями. Проложу рельсы от своего кабинета до юридической библиотеки и… – Он вдруг замолчал, потому что Делла хихикнула. – В чем дело? – Я просто вспомнила о Джексоне, – пояснила она. – Представила себе, как он сидит в юридической библиотеке и сосредоточенно ищет какую-нибудь загогулину в законе… а тут по вашей железной дороге прямо на него несется поезд и сигналит изо всех сил! Мейсон усмехнулся и провел Деллу к столику в чайной комнате. – Джексон… – сказал он, глядя в окно на падающие с неба крупные капли. – Он бы вряд ли смог с юмором оценить эту ситуацию. Сомневаюсь, что у него вообще было детство. – Возможно, он был ребенком в прошлой жизни. – Делла взяла со стола меню. – Ну что ж, мистер Мейсон, раз уж сегодня платите вы, я собираюсь поесть на славу. – А я-то думал, что ты на диете, – притворно вздохнул Мейсон. – Так и есть, – серьезно сказала девушка. – Сейчас я вешу сто двенадцать и хочу вернуть свои сто девять. – Тогда, пожалуй, вполне подойдет пшеничный тост и чай без сахара, – посоветовал адвокат. – Пожалуй, я оставлю это на ужин, – ответила Делла. – А сейчас я работаю и мне нужны силы. Та-ак… Закажу-ка я томатный суп, салат из авокадо и грейпфрута, филе, артишоки, картошку и пудинг с соусом бренди. Мейсон в ужасе всплеснул руками: – Прощай мой гонорар за последнее дело об убийстве! Теперь мне тоже придется сесть на диету: я закажу очень тонкий тостик и ма-аленький стаканчик воды. – Он прыснул от смеха и подозвал официанта: – Два томатных супа, два салата из авокадо и грейпфрута, две порции филе, две порции артишоков и два пудинга с соусом бренди. – Шеф! – ужаснулась Делла Стрит. – Я ведь просто пошутила! – Никогда больше не шути за столом, – погрозил пальцем Мейсон. – Но я просто не смогу все это съесть! – Это справедливое возмездие за непочтительное отношение к начальству. – Он снова обратился к официанту: – Принесите все, что я перечислил, и не слушайте никаких возражений. Официант удалился, пряча улыбку. – Теперь, наверное, мне придется неделю жить на хлебе и воде, чтобы избавиться от лишнего веса, – огорчилась Делла. – Вам ведь нравится ставить людей в неловкое положение, да, шеф? Мейсон рассеянно кивнул. Он разглядывал сидевших вокруг посетителей. – Скажите-ка, шеф… – снова заговорила Делла через некоторое время. – Вы видели так много разных людей, знаете, что такое поломанные судьбы, человеческое горе и равнодушие… Разве все это не заставляет вас быть ужасно циничным? – Как раз наоборот, – ответил адвокат. – У каждого человека есть свои слабые и сильные стороны. Настоящий философ видит людей такими, какие они есть, и никогда не разочаровывается, потому что никогда не ожидает встретить идеал. Циник же начинает во всем искать невозможное и приходит в уныние, потому что люди оказываются совсем другими. Большинство бед происходит от желания обогатиться, но в нестандартных ситуациях каждый может проявить себя самым неожиданным образом. Соседка, которая с радостью обманет тебя на фунт-другой сахара, возможно, рискнула бы собственной жизнью, чтобы не дать тебе утонуть. – Да, люди такие разные, – сказала Делла, обдумав услышанное. – Взгляните на ту мегеру, ругающую бедного официанта… И сравните ее с той пожилой белокурой дамой, которая стоит у окна. У нее такой миролюбивый, материнский взгляд. Она такая… – Извини, Делла, но эта «дама» – воровка, – перебил ее Мейсон. – Что?! – А тот человек, что сейчас стоит у прилавка, собираясь обналичить чек, – детектив, который за ней следит. – Откуда вы знаете, что она воровка, шеф? – Посмотри внимательно: она держит левую руку под пальто. У нее там что-то есть. И я знаю этого детектива. Как-то раз я был в суде, когда он давал показания по делу… Так, блондинка повернула голову – она насторожилась. Думаю, догадалась, что за ней следят. – Теперь она сядет и закажет себе что-нибудь поесть? – спросила Делла с широко раскрытыми от любопытства глазами. – Скорее всего, нет. У нее, наверное, полно всякой всячины под пальто, так что ей будет не слишком-то удобно есть… Вот она уже уходит в уборную. – И что теперь? – азартно спросила Делла Стрит. – Если она на самом деле догадалась, что за ней следят, – ответил Мейсон, – наверное, оставит там все, что успела стащить… А вот детектив уже говорит с уборщицей. Они постараются ей помешать. – Я не могу даже представить себе, чтобы она была воровкой, – запротестовала Делла. – Белокурые волосы, высокий лоб, спокойный взгляд, изящно очерченные губы… Это просто невозможно! – Опыт подсказывает мне, что, если человек с самым честным на свете лицом крадет продукты, он немало времени проводит перед зеркалом, тщательно отрабатывая мимику. Официант принес им горячий суп. Из дверей женской комнаты появилась уборщица и кивнула детективу. В следующий момент оттуда же вышла блондинка и направилась к соседнему столику, который был накрыт на двоих, на нем стояли блюда с тостами и маслом, стаканы с минеральной водой, лежали ножи и вилки. Женщина спокойно села за стол. – А вот вы где, тетя Сара! Я вас потеряла и ужасно разволновалась! – услышал Мейсон чей-то голос у себя за спиной, обернулся и увидел высокую девушку. Когда он взглянул ей в глаза, адвокатский опыт подсказал ему, что она чего-то боится. Однако голос пожилой женщины, напротив, был совершенно спокойным. – Я потеряла тебя в толпе, Джинни, – сказала она, – поэтому решила подняться сюда и выпить чашечку чая. В свои годы я уже знаю, что никогда не надо волноваться. Я была уверена, что ты в состоянии взять такси и доехать до дома. – Но я беспокоилась о вас, – ответила девушка, с нервной улыбкой садясь за стол. – Я совсем не была уверена, что с вами все в порядке, тетя Сара. – Со мной всегда все в порядке, Джинни. Никогда не волнуйся из-за меня. Что бы ни случилось, я всегда сама о себе позабочусь, и… – Прошу меня простить, мадам. – Детектив встал между Мейсоном и белокурой женщиной. – Но, боюсь, мне придется попросить вас пройти в офис. Мейсон услышал, как девушка удивленно вздохнула. Но голос женщины был все так же ровен и безмятежен. – Я не собираюсь идти с вами в офис, молодой человек, – ответила она. – Я собираюсь пообедать. Если кто-то из администрации хочет меня видеть, он может выйти сюда. – Я просто стараюсь обойтись без лишнего шума. Ради вашего же блага, – сказал детектив. Мейсон отставил в сторону тарелку с супом и с интересом принялся наблюдать, что же будет дальше. Детектив встал позади стула, на котором сидела женщина. Она же спокойно отломила кусочек тоста и намазала его маслом. – Не стоит за меня беспокоиться, молодой человек, – холодно произнесла она. – Делайте, что считаете нужным. – Вы создаете лишние трудности. – А кому сейчас легко? – Тетя Сара, – вмешалась девушка, – не думаете ли вы, что… – Я не думаю, что поднимусь с этого места раньше, чем закончу свой обед, – перебила ее тетушка Сара. – Говорят, томатный суп тут делают на славу. Думаю, я его попробую, и… – Мне жаль, – снова заговорил детектив, – но, если вы сами не пойдете со мной, мадам, мне придется арестовать вас прямо здесь. – Арестовать? – спросила она, собираясь откусить от намазанного маслом тоста. – Что вы такое говорите? – Я арестую вас за кражу, – ответил детектив. Женщина отправила тост в рот целиком, спокойно прожевала, кивая сама себе, будто обдумывая ситуацию, и взяла стакан воды. – Как интересно, – проговорила она. Раздраженный голос детектива привлек внимание посетителей, сидевших за соседними столиками. – Я следил за вами и видел, как вы прятали под пальто товары с прилавков… Конечно же я знаю, что сейчас их при вас уже нет, – поспешно сказал детектив, когда блондинка собралась расстегнуть пальто. – Вы оставили все в уборной. – Он повернулся и кивнул уборщице, стоявшей у двери в женскую комнату. – Не думаю, – задумчиво, словно пытаясь что-то припомнить, проговорила женщина, – что меня когда-нибудь арестовывали за воровство… Нет, я абсолютно уверена, что такого со мной еще никогда не случалось. – Тетушка! – воскликнула девушка. – Этот человек не шутит, он серьезно… Он… Тут из женской комнаты появилась уборщица, ходившая туда за вещами. У нее в руках был ворох одежды – шелковое белье, блузка, шарф и пара пижам. Девушка достала свой кошелек, вынула оттуда чековую книжку и принялась торопливо объяснять: – Моя тетушка довольно эксцентрична. Иногда она делает покупки весьма необычным способом – просто по рассеянности. Если вы будете так любезны назвать мне полную стоимость и упаковать вещи, я… – Я не вправе сделать ничего подобного, – перебил ее детектив. – Вы не можете просто так уйти, и прекрасно это понимаете. Это известный фокус, к которому прибегают все воры. Когда вас берут с поличным, оказывается, что вы просто делаете покупки. Мы называем это по-другому. Мы называем это кражей! Теперь за происходящим следили уже все посетители. Лицо девушки заметно побледнело. Но белокурую женщину, казалось, заботило только меню. – Думаю, я закажу себе куриные котлеты, – спокойно проговорила она. – Мадам! – рявкнул детектив, положив руку ей на плечо. – Вы арестованы! Женщина спокойно посмотрела на него поверх очков: – Вы работаете на этот магазин, молодой человек? – Именно. Я детектив. И я уполномочен… – В таком случае, раз уж вы здесь работаете, – безмятежно продолжала женщина, – я попрошу вас позвать официантку. Я все еще хочу пообедать и не намерена сидеть здесь до ужина. – Вы арестованы! – Детектив крепче сжал ее плечо. – Вы сами спуститесь в офис или мне придется вести вас силой? – Тетушка! Пожалуйста, сходите с ним, – взмолилась девушка. – Мы еще можем как-нибудь все это уладить. Мы… – Я ни в коем случае не собираюсь никуда идти. Детектив был в ярости. Мейсон поднялся, подошел к нему и похлопал по спине со словами: – Подождите-ка, уважаемый. Может, вы и детектив, но не слишком-то много знаете о законе. Во-первых, вы не соблюли процедуру ареста. Во-вторых, у вас нет явных доказательств, что здесь было совершено преступление. В-третьих, если бы вы хоть немного знали уголовный кодекс, вы бы понимали, что не имеете права обвинить человека в воровстве, пока он не предпримет попытки вынести украденные товары из магазина. Любой покупатель волен выбирать на прилавках товары, и вы не можете даже пальцем пошевелить, пока он не вынесет их за порог. – Кто вы, черт побери, такой? – вскинулся детектив. – Соучастник? – Я адвокат. Зовут меня Перри Мейсон. Если это, конечно, что-то для вас значит. Судя по выражению лица детектива, все это не слишком-то много для него значило. – И еще… – продолжал адвокат. – Вы оказываете своему магазину медвежью услугу. Попробуйте применить к этой женщине силу, и вы об этом пожалеете. Хотя, может быть, в конечном итоге это заставит вас поумнеть. Девушка снова достала из кошелька чековую книжку. – Я согласна заплатить за все, что взяла тетушка Сара, – сказала она. – Я собираюсь отвести вас обеих в офис, – нерешительно проговорил детектив. Его взгляд был полон ненависти. – Если вы посмеете тронуть эту женщину хоть пальцем, я посоветую ей подать иск на двадцать тысяч долларов, – спокойно пообещал Мейсон. – Если же вы посмеете дотронуться до меня, мой гневный друг, я сломаю вашу чертову шею. Тут в чайную комнату вбежал помощник менеджера, которого, видимо, вызвали по телефону. – Что тут происходит, Хокинс? – спросил он. – Я поймал эту воровку с поличным, – указал детектив на пожилую женщину. – Полчаса за ней следил. Только взгляните на груду вещей, которые она прятала под пальто. Наверное, она догадалась, что за ней следят, потому что выложила все это в уборной. – Да вы, уважаемый, похоже, совсем ничего не смыслите в своем ремесле, – заметил Мейсон. – А вы кто такой? – повернулся к нему менеджер. Адвокат показал ему свою визитку. Менеджер внимательно ее изучил и затряс головой, словно марионетка. – Спуститесь в офис, Хокинс, – велел он. – Боюсь, вы ошиблись. – Говорю же вам, тут нет никакой ошибки, – возмутился Хокинс. – Я следил за ней… – Я сказал, спуститесь в офис. – Я несколько раз пыталась объяснить этому человеку, что моя тетя просто делала таким образом покупки. – Девушка в очередной раз достала из кошелька чековую книжку. – Если бы вы были так добры представить мне общий счет, я бы с удовольствием выписала чек. Менеджер взглянул сначала на невозмутимую даму, затем на девушку и, наконец, на адвоката. Потом он глубоко вздохнул, будто смирившись с поражением. – Я распоряжусь упаковать все ваши покупки, мадам. Хотите, чтобы мы отправили их к вам домой с курьером или предпочитаете взять все с собой? – Просто упакуйте все и принесите сюда, – спокойно ответила белокурая дама. – И если уж вы менеджер, соизвольте попросить ваших официанток уделить этому столику немного внимания… А, вот и вы, моя дорогая… Думаю, мы закажем два томатных супа и… я хочу куриные котлеты. Джинни, что ты будешь? Девушка, покраснев, покачала головой: – Я сейчас совсем не могу есть, тетя Сара. – Это же просто нонсенс, Джинни! Не стоит так переживать из-за каких-то пустяков. Детектив ошибся – с кем не бывает. Теперь он признал свою вину. – Она подняла взгляд на Перри Мейсона: – Думаю, молодой человек, я вам кое-чем обязана. Позвольте мне взять вашу визитку. Мейсон улыбнулся, взглянул на Деллу Стрит и протянул белокурой женщине визитную карточку. – Не согласитесь ли вы пересесть за наш столик? – поинтересовался он. – Мы бы могли пообедать вчетвером. И тогда, – он взглянул на девушку, – вам бы удалось немного расслабиться. – С удовольствием, – величественно кивнула тетушка Сара, отодвигая свой стул от стола. – Позвольте мне представиться. Я миссис Брил. А это Вирджиния Трент, моя племянница. А вы Перри Мейсон – адвокат. Я читала о вас в газетах, мистер Мейсон. Очень рада с вами познакомиться. – Мисс Делла Стрит, мой секретарь, – представил помощницу Мейсон и помог женщинам сесть за стол, не обращая внимания на взгляды других посетителей. – Ну что ж, не дайте вашему супу остыть, – улыбнулась миссис Брил. – Мы скоро вас догоним. – Мне сейчас кусок в горло не лезет, – вздохнула Вирджиния Трент. – Какая чушь, Джинни. Ну же, расслабься. – И правда, не надо так переживать, мисс Трент, – подал голос Мейсон. – Томатный суп должен вам понравиться. Вы даже забудете про дождь. Вирджиния взглянула на пиалу с горячим супом Мейсона, затем перехватила дружелюбный взгляд Деллы. – Когда у меня плохое настроение, совершенно пропадает аппетит. – В таком случае подумай о чем-нибудь приятном и успокойся, – посоветовала ей тетя. – Принесите нам еще два томатных супа, – сказал Мейсон официантке. – И пожалуйста, побыстрее. Кажется, вы еще хотели заказать одну порцию куриных котлет и… – Две порции, – поправила миссис Брил. – Джинни обожает куриные котлеты. И две чашки чая, моя дорогая, с лимоном. Сделайте чай покрепче. – Она с довольным видом откинулась на спинку кресла. – Я люблю сюда заходить. Тут так чудесно готовят. И обслуживание всегда было прекрасным. Это первый раз, когда мне пришлось жаловаться. Мейсон взглянул на Деллу Стрит, затем снова остановил взгляд на миссис Брил. – Неслыханное безобразие, – посочувствовал он. – И как это они посмели вести себя с вами подобным образом! – В конце концов, ничего страшного не случилось, – пожала плечами миссис Брил. – Только вот моя племянница очень заботится о том, что думают люди. Наверное, даже слишком. Что же касается меня, я просто не обращаю на такие вещи внимания. Я живу так, как мне нравится, и… А, вот уже несут мои покупки. Положите все на тот стул, молодой человек. – Сколько мы должны? – спросила Вирджиния. – Тридцать семь долларов и восемьдесят три цента, включая налоги, – ответил помощник менеджера. Вирджиния выписала чек. Когда она заполнила все графы и поставила подпись, в глазах Мейсона появилось нескрываемое удивление. После обналичивания чека на счете должно было остаться всего двадцать два доллара и пятнадцать центов. Вирджиния Трент протянула чек менеджеру. – Может, вы согласитесь спуститься в офис и расплатиться кредитной карточкой? – спросил менеджер. – Это не обязательно, – ответила миссис Брил. – Мы будем обедать еще по крайней мере полчаса. Банк в соседнем квартале. Вы успеете через посыльного обналичить там чек… Надеюсь, вы надежно все упаковали, молодой человек, ведь идет дождь. – Думаю, у вас не будет претензий к упаковке, – заверил ее менеджер. Затем он взглянул на Перри Мейсона: – Я смотрю, вы в очередной раз оказались на высоте, мистер Мейсон. Могу я поинтересоваться, не собираетесь ли вы подать иск на наш магазин? Вместо Мейсона ответила миссис Брил: – Нет. Оставим все как есть. Хотя, мне кажется, вы вели себя слишком грубо… А, вот и официантка с моим супом. Если вы соизволите отойти в сторону, она сможет меня обслужить… Спасибо. Менеджер быстро отступил на пару шагов, пряча усмешку. – Если обнаружится, что какие-то из этих вещей вам не подходят, миссис Брил, – сказал он, – помните: мы с удовольствием их обменяем. Возможно, вы немного торопились и могли ошибиться в размерах… – Нет, ну что вы, – перебила его миссис Брил. – Я все выбирала очень тщательно и взяла как раз те размеры, какие мне нужны. Я уже не молода, но с рассудком у меня все в порядке. Я абсолютно уверена, что все покупки мне подойдут. Я ведь брала только самое лучшее. Менеджер улыбнулся и исчез. Все посетители с интересом наблюдали за происходившим и, как только он ушел, начали оживленно перешептываться. Миссис Брил, которую, видимо, совсем не заботили любопытные взгляды, зачерпнула ложкой из тарелки, посмаковала, блаженно закатила глаза и обратилась к племяннице: – Ну же, дорогая, попробуй томатный суп – и убедишься, что он просто чудесен. Я ведь уже говорила, что готовят здесь отменно. Вирджиния Трент совсем не проявила интереса к еде, но миссис Брил с видимым удовольствием съела все, что успела заказать. Никто больше не говорил о том, что произошло. С одной стороны, миссис Брил не собиралась что-либо объяснять, с другой – Мейсон не собирался о чем-либо спрашивать. Сейчас он казался вполне безмятежным, и Делла Стрит, за годы совместной работы научившаяся угадывать его настроение, принялась весело болтать на отвлеченные темы. Постепенно напряжение, царившее в зале, растаяло в воздухе. Миссис Брил была все так же спокойна, Мейсон – дружелюбен, Делла Стрит делала все, чтобы помочь Вирджинии Трент забыть о случившемся. Через некоторое время адвокат взглянул на часы и позвал официантку, заявив, что ему пора на встречу, назначенную на половину второго. Когда они прощались, Вирджиния Трент все еще думала о тех обстоятельствах, которые свели их вместе. Но ее тетушку все это, казалось, уже давно не заботило. Когда они снова оказались на улице – дождь закончился, сквозь белые облака уже просматривалось синее небо, – Мейсон повернулся к Делле Стрит: – Вот это было здорово! – Как вы их, а, шеф? – с восхищением подхватила секретарша. – Я просто не мог сдержаться, – засмеялся адвокат. – И получил истинное удовольствие. – Думаете, она профессиональная воровка? – Сомневаюсь. Удивление девушки было неподдельным. – Тогда почему же она это сделала, шеф? Я имею в виду тетушку Сару. – Этот вопрос ставит меня в тупик, Делла… Она не похожа на преступницу. Впрочем… Тебе доводилось когда-нибудь листать от нечего делать толстые литературные журналы? Сидишь себе, лениво переворачиваешь странички, потом цепляешься взглядом за какую-нибудь строчку и вот, начинаешь читать – с середины. Тебя увлекают характеры героев, но все время кажется, будто их поступки лишены всякого смысла, потому что ты не знаешь, что происходило раньше. Но из любопытства продолжаешь читать. Так же и в этом случае: мы случайно увидели сценку из жизни двух женщин, тетушки и племянницы, но никогда не узнаем, с чего все началось и что будет дальше. Помнишь, ты спрашивала меня, не становлюсь ли я циником в процессе общения с людьми, и я ответил: «Нет». На самом деле, когда узнаешь человека слишком хорошо, теряешь к нему интерес. Пропадает новизна ощущений, жизнь превращается в банальную череду взаимосвязанных событий. Но иногда судьба преподносит нам сюрпризы, что-то меняя. Так что давай занесем этот примечательный эпизод на страничку жизни и оставим все так, как есть. Глава 2 И все-таки Перри Мейсон ошибся, решив, будто ему не суждено узнать, что случится дальше. Он уже вернулся с деловой встречи и сидел теперь в своем кабинете, просматривая материалы последнего процесса, когда Делла Стрит открыла дверь и доложила: – В приемной ждет мисс Трент. Ей не назначено, но она хочет поговорить. – Вирджиния? – удивился Мейсон. – Она не сказала, о чем хочет поговорить, Делла? – Нет. – И она одна? – Да. – Ну что ж… Давай ее сюда, посмотрим-послушаем. Мейсон аккуратно сложил на столе тяжелые папки. Он как раз закуривал, когда Вирджиния Трент в сопровождении Деллы вошла в его кабинет. Во время первой их встречи все внимание адвоката было приковано к ее тетушке. Теперь же он внимательно изучал племянницу, пока та медленно шла от порога и садилась в большое, обитое черной кожей кресло, которое стояло слева от его стола. Девушка была стройная и довольно высокая, с большими серыми глазами. На губах почти не было помады, руки слегка дрожали, будто она нервничала. – Так что я могу для вас сделать? – спросил Мейсон таким тоном, что стало совершенно ясно: из дружелюбного спасителя невинных он превратился в занятого адвоката. – Помочь моей тете Саре, – ответила Вирджиния. – И каким образом? – Вы же знаете, что произошло за обедом. Тетя Сара не смогла обмануть меня, и я уверена, что и вас тоже. Она воровала. – Почему же она это делала? – Ума не приложу, – тихо сказала Вирджиния. – Ей нужны были вещи? – Нет. – У нее недостаточно денег, чтобы купить то, что ей нравится? – Конечно же достаточно! Мейсон откинулся на спинку кресла. В его глазах появился интерес. – Ну что ж… Продолжайте, – сказал он. – Я внимательно слушаю… Только переходите сразу к делу. Вирджиния расправила юбку на коленях и вскинула взгляд на Мейсона: – Мне придется начать сначала и рассказать вам все. Моя тетушка – вдова, ее муж умер много лет назад. Мой дядя, ее брат Джордж Трент, – убежденный холостяк. Он ювелир, покупает, чинит и продает комиссионные драгоценности. У него свой магазин и мастерская в жилом доме на Саут-Марш-стрит. Там работают несколько мастеров… Скажите, мистер Мейсон, вы разбираетесь в психологии? – В практической психологии – разбираюсь, – ответил адвокат. – Но в теории мало что смыслю. – Чтобы понять логику поступков, надо сопоставить факты с теорией, – сказала Вирджиния. – Мой опыт подсказывает, что это теорию надо сопоставить с фактами, чтобы ее понять, – усмехнулся Мейсон. – Ну-ну, продолжайте. – Насчет дяди Джорджа. Его отец умер, когда он был еще совсем ребенком. Джорджу пришлось заботиться о семье. Он прекрасно с этим справлялся, но у него не было детства. Он никогда не мог просто поиграть или… – Какое отношение все это имеет к вашей тетушке? – прервал ее Мейсон. – Сейчас объясню. Я хочу сказать, что дядя Джордж очень раздражителен и терпеть не может этот мир, и от этого он… – От этого он – что? – спросил Мейсон, потому что Вирджиния вдруг замолчала. – От этого он напивается. – Ясно. Продолжайте и говорите все как есть, не ищите других слов. Он напивается, и что же? – Он напивается… Регулярно. – Вирджиния вздохнула. – И поэтому я знаю, что он ненавидит этот мир, который… – Она снова замолчала, но, заметив, что Мейсон нетерпеливо шевельнул рукой, поспешила продолжить: – Я просто хочу сказать, что он может не пить несколько месяцев. Но потом что-нибудь обязательно случается, и он снова хватается за бутылку. Бедный дядюшка Джордж! Он такой методичный во всем, даже в этом. Когда он чувствует, что в очередной раз не сдержится, закрывает все драгоценности в сейфе. Комбинация цифр для кодового замка есть у моей тети. Потом дядя Джордж берет ключи от машины, кладет их в конверт с адресом мастерской и опускает в почтовый ящик, а затем идет и напивается. Когда он пьет, играет на деньги. После этого появляется дома через несколько дней, а то и через неделю и всегда ужасно выглядит, с красными глазами и небритый. А его одежда – это просто что-то ужасное… – И что же в таких случаях делает ваша тетя? – полюбопытствовал Мейсон. – Тетя Сара спокойно к этому относится, – ответила Вирджиния. – Никогда не скажет лишнего слова. Просто отводит его в турецкую баню, забирает одежду, отдает ее постирать и погладить, посылает для него в баню чистый костюм, а когда он снова приходит в себя, разрешает ему вернуться в офис. Она же знает комбинацию цифр от сейфа, так что, пока дяди Джорджа нет, достает оттуда драгоценности, с которыми надо работать, и следит за тем, чтобы все мастера были заняты. – Я бы сказал, что все отлично организовано, – заметил Мейсон. – Отличная команда. – Да, – кивнула Вирджиния. – Но вы не представляете, что творится с тетей Сарой. Ее нервы постоянно напряжены до предела. Только она никогда не показывает этого. – Ничего себе! – воскликнул адвокат. – Ваша тетя видела все на свете и ничего не боится. Она знает, чего хочет, и никогда не обижается на жизнь. Я бы сказал, что у нее вообще нет нервов. – Так только кажется, – грустно проговорила Вирджиния Трент. – Но я чувствую, мистер Мейсон, что если мы как следует проанализируем ее склонность к воровству… По-моему, она уже на пределе. – Возможно… Как долго она уже этим занимается? – Сегодня я впервые застала ее… на месте преступления. – А ваша тетя пробовала как-нибудь оправдаться? – спросил Мейсон, уже не в силах скрывать свой интерес. – В том-то и дело… Она даже не пыталась ничего объяснять. Избегает меня с тех пор, как мы вышли из магазина. Ума не приложу, куда она подевалась. Боюсь, она еще не пришла в себя. Наверное, на нее повлияло… – Другими словами, вы боитесь, что она сейчас снова где-нибудь ворует? – Да. – И вы думаете, что ее арестовали, и хотите, чтобы я все разузнал? Вы к этому ведете? – Нет, – покачала головой Вирджиния. – Не совсем. – Гм-м… Ну так давайте все выясним. Что именно вы от меня хотите? Вирджиния подняла на него глаза и глубоко вздохнула. – Хорошо, мистер Мейсон… – заговорила она, собравшись с мыслями. – Боюсь, моя тетя украла бриллианты миссис Бедфорд. Адвокат подался вперед: – Расскажите поподробнее. – Миссис Бедфорд оставила бриллианты дяде Джорджу, чтобы их отреставрировали, поместили в новую оправу и вернули к определенной дате. Их надо было заново огранить. Я точно не знаю все детали заказа… – Я не ошибусь, если скажу, что ваш дядя сейчас пребывает в очередном запое? – Да. Он не вернулся домой в субботу вечером. Мы конечно же поняли, что это значит. Воскресенье – выходной, но тетя Сара все-таки отправилась в офис и приготовила там все на понедельник. – Она открыла сейф? – спросил Мейсон. – Думаю, да. Потом, сегодня утром, она снова ходила в офис – обсуждала с мастерами рабочий план на неделю. Ключи от машины дяди Джорджа принесли с первой же почтой, но не было никаких указаний насчет того, где искать саму машину. Только днем нам сообщили из дорожной службы, что машина припаркована в запретной зоне… Понимаете, ее оставили там в субботу вечером, когда запрет на парковку был снят, в воскресенье никто не обращал на нее внимания, а сегодня утром начали выписывать штрафы… – И вы пошли и отогнали машину? – спросил Мейсон. – Да. Мы с тетей пошли вместе. Забрали квитанцию и поставили машину в гараж. Потом тетя захотела сделать кое-какие покупки, а мне все равно нужны были новые туфли. Мы зашли в супермаркет, и я начала подбирать себе обувь. Сначала тетя была рядом, но потом вдруг куда-то пропала… Вы уже знаете, что случилось после. – И вы нашли тетю Сару в чайной комнате? – Да, я обыскала весь магазин и нашла ее там, наверху, как раз перед тем, как… Ну, вы знаете. – Угу, – пробормотал Мейсон. – Давайте вернемся к бриллиантам миссис Бедфорд. – Бриллианты Бедфорд, – сказала Вирджиния, – попали к нам от Остина Куленса. – Кто он такой? – Старый друг семьи, очень давно знает Джорджа и Сару. Он, как ювелир, много путешествует и знаком со многими полезными людьми, богачами и коллекционерами. Дядя Джордж трудится на совесть и берет за работу не слишком много, так что мистер Куленс частенько обращается к нему с выгодными предложениями. Понимаете, мистер Куленс – настоящая находка для дяди Джорджа. – Когда эти бриллианты попали к вам? – Мистер Куленс принес их в субботу, а миссис Бедфорд должна была прийти за ними через неделю. – Когда вы поняли, что бриллианты исчезли? – Примерно полчаса назад. И сразу же решила обратиться к вам. – Продолжайте, – подбодрил Мейсон. – Когда пропала тетя Сара, я совершенно отчаялась и отправилась в офис дядюшки Джорджа в надежде, что она может быть там. Один из работников показал мне записку, которую оставил дядя Джордж. В ней была подробная инструкция, как надо обработать бриллианты Бедфорд. Но… бриллиантов там уже не было. – Сейф был открыт? – Да. Тетя Сара открыла его сегодня утром. – А как насчет мастеров? Вы можете им доверять? – Думаю, да. – И что же заставило вас заподозрить, что именно тетя Сара взяла бриллианты? – Ну-у… Вы же видели, что произошло сегодня днем. А когда у человека появляется склонность к воровству… Не знаю, изучали ли вы клептоманию, мистер Мейсон, но это страшная болезнь. Клептоманы просто не в состоянии себя сдерживать, когда хотят заполучить вещь, которая им не принадлежит… В любом случае тетя Сара была в офисе в воскресенье, подготавливала все к сегодняшнему утру. Вчера она вернулась домой уже под вечер и рассказала, что в офисе с ней произошло что-то странное. Ее словно околдовали, примерно полчаса просто выпали из ее памяти. Она совершенно не помнит, что делала в это время. Она думала, что это был сердечный приступ. Я хотела вызвать врача, но она наотрез отказалась. Еще тетя Сара сказала, что, когда к ней вернулось сознание, у нее появилось странное чувство, будто за эти полчаса она сделала что-то такое, чего ей ни в коем случае не стоило делать. Она чувствовала себя так, будто убила кого-то или что-то вроде того. – Так вы все-таки вызвали врача? – спросил Мейсон. – Нет, она просто отправилась в свою комнату и проспала часа два. А потом заявила, что чувствует себя вполне сносно. За обедом она выглядела даже лучше, чем обычно. – Ну что ж… – проговорил адвокат. – Никак не могу понять, чего же вы от меня хотите. По-моему, вам лучше найти свою тетушку и попытаться отыскать дядю Джорджа. Возможно, он сможет пролить свет на эту историю. Человек, регулярно уходящий в запои, может… – Но миссис Бедфорд хочет получить свои бриллианты обратно! – перебила его Вирджиния. – Она позвонила сегодня днем, когда меня не было дома, и сказала, что передумала и не намерена ничего менять в украшениях. У нее нашелся покупатель, интересующийся антиквариатом, и она собирается продать бриллианты ему. – Вы сами говорили с миссис Бедфорд? – спросил адвокат. – Нет. С ней говорил один из работников. – Что он ей сказал? – Что дядя Джордж куда-то ушел и перезвонит ей, как только появится. Мейсон пожал плечами: – В таком случае вам стоит связаться с полицией и выяснить, не случилось ли чего с вашей тетушкой. Возможно, у нее на самом деле сердце не в порядке. Вполне вероятно, что у нее случился еще один приступ и ее уже забрали в госпиталь. Или… – Он замолчал, потому что дверь вдруг открылась и в кабинет заглянула телефонистка. – В чем дело? – В приемной ждет мистер Куленс, – ответила Герти. – Он кажется очень взволнованным и говорит, что ему надо срочно увидеть мисс Трент. Вирджиния испуганно охнула: – Вы должны меня где-нибудь спрятать! – и обратилась к девушке: – Скажите ему, что меня тут нет. Скажите, что я ушла. Скажите… – Герти, не говори ему ничего такого, – вмешался Мейсон. – Давайте-ка внесем ясность. Как он узнал, что вы здесь, мисс Трент? – Я сказала в офисе, чтобы тетушка позвонила сюда, если она вернется раньше меня, – ответила Вирджиния. – Думаю, мистер Куленс заходил в офис и работники сказали ему, где меня искать. – И именно Куленс подбросил вашему дяде этот заказ? Вирджиния подтвердила. – Ну что ж… Вам придется встретиться с ним рано или поздно. И лучше сделать это поскорее. Мне кажется, у него найдется что сказать. Возможно, какое-то сообщение для вашего дяди от миссис Бедфорд. – Да… – пробормотала Вирджиния. – Возможно, вы правы. Адвокат кивнул девушке, стоявшей у двери: – Передай мистеру Куленсу, что он может войти. У Вирджинии Трент задрожали руки. – Нет, я не могу смотреть ему в глаза! – еле слышно проговорила она. – Я даже не знаю, что сказать. Я просто не могу ничего придумать… – А как насчет того, чтобы сказать ему правду? – предложил Мейсон. – Но я не знаю правды! – воскликнула Вирджиния. – Почему бы не рассказать ему то, о чем вы рассказали мне? – Потому что… Нет, я не знаю. Не могу решиться… Дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился мускулистый мужчина лет сорока. Не обратив на Мейсона никакого внимания, он сразу же направился в тот угол, где в большом кресле сидела Вирджиния Трент. – Что, черт побери, тут происходит, Вирджи? – спросил он. – Я не понимаю, о чем вы говорите, – пролепетала девушка, пряча глаза. – Где твоя тетя? – Не знаю. Она где-то в городе. Думаю, ходит по магазинам. Куленс ненадолго повернулся к Мейсону и внимательно его осмотрел. Затем его взгляд вновь перекинулся на Вирджинию. Он положил руку девушке на плечо. Мейсон заметил у него на пальце большой перстень с бриллиантом. – Пойдем, Вирджи, – ласково сказал Куленс. – Как, черт возьми, тебе только в голову пришло разговаривать с адвокатом? – Я хотела поговорить с ним о тетушке Саре, – ответила Вирджиния чуть слышно. – И что же случилось с тетей Сарой? – Она воровала в супермаркете. Куленс отступил на шаг и расхохотался. Это был здоровый, раскатистый смех, который немного разрядил атмосферу. Затем мужчина повернулся к Мейсону и дружелюбно протянул руку: – Вы Мейсон. Я Куленс. Рад с вами познакомиться. Простите, что так все получилось, но это очень важно. – Он снова обратился к Вирджинии: – А теперь, Вирджи, спустись обратно на землю и расскажи мне все как есть. Что случилось с бриллиантами Бедфорд? – Не знаю, – ответила Вирджиния. – А кто знает? – Наверное, тетушка. – Хорошо, так где же она? – Я же говорю, она воровала в супермаркете, а потом куда-то исчезла. Куленс снова рассмеялся: – Бьюсь об заклад, из нее получилась бы неплохая воровка. А Джордж, я подозреваю, в очередном запое? Вирджиния кивнула. – Мне звонила миссис Бедфорд, – продолжал Куленс. – Она сказала, что хочет получить бриллианты обратно. Она попыталась связаться с Джорджем по телефону, и ей не слишком-то понравилось, как с ней поговорили в его офисе. Ей показалось, что ее хотят надуть, и она обратилась ко мне. Я сразу же понял, что произошло. Но я знал, что Джордж должен был отослать вам ключи от машины, а тетушка Сара знает комбинацию цифр для кодового замка. Покупатель уже ждет в магазине Ионы Бедфорд, и она не хочет упустить такую возможность. Бриллианты нужны ей немедленно. Вирджиния нервно сжала губы. – Я же говорю вам: тетя Сара воровала в супермаркете, – дрожащим голосом произнесла она. – Можете смеяться, если хотите, но это правда. Спросите мистера Мейсона. Когда у нее был очередной приступ, она взяла бриллианты Бедфорд и куда-то их спрятала. – Ты не шутишь? – Теперь Куленс выглядел на самом деле взволнованным. Он повернулся к адвокату, собираясь потребовать подтверждения, но все понял по его лицу. – Будь я проклят! – выдохнул он и рухнул в кресло. Затем достал из кармана сигару, срезал кончик маленьким золотым ножиком и обратился к Вирджинии: – Рассказывай. – Тут нечего рассказывать, – вздохнула девушка. – У тети Сары сильный нервный стресс. Она страдает от такой жизни. В любом случае теперь уже поздно об этом говорить. У нее бывают моменты, когда она полностью теряет память. В эти минуты она становится клептоманкой, крадущей все, что подвернется под руку. Сегодня днем ее поймали за этим занятием в супермаркете, и мне пришлось снять со своего счета почти все до последнего цента, чтобы уберечь ее от тюрьмы. Куленс закурил сигару и некоторое время смотрел на горящую спичку. Наконец взмахом руки потушил ее и вновь обратился к Вирджинии: – Когда это случилось в первый раз, Вирджи? – Сегодня днем. – Это были первые симптомы? – Ну, вчера она ходила в офис, а потом жаловалась, будто не может вспомнить, что делала там в течение получаса. У нее было странное чувство вины, будто она кого-то убила. Думаю, как раз тогда она и взяла бриллианты Бедфорд и куда-то их спрятала. Она… – А, черт! – воскликнул Куленс, вынув сигару изо рта. – Забудь об этом. Она не воровка. Просто пытается прикрыть твоего дядюшку. – Что вы имеете в виду? – Вчера, придя в офис, она обнаружила, что бриллианты исчезли. Только между нами… Она всегда боялась, что когда-нибудь твой дядя, собираясь в очередной раз сесть за карточный стол, забудет выложить из кармана какие-нибудь камешки. Сара продемонстрировала этот трюк с воровством только для того, чтобы обдурить тебя, а заодно и меня, если понадобится. А сейчас она где-нибудь ищет Джорджа. – Не думаю, что тетя способна на такое, – покачала головой Вирджиния. – Но ты же не веришь, что она на самом деле превратилась в воровку, а? – Ну… Все это произошло на моих глазах. – Ладно, – махнул рукой Куленс. – Давай не будем спорить. Просто расскажем Ионе Бедфорд все как есть. – Нет, мы не должны ей говорить! Что бы ни случилось, она не должна об этом узнать! – Прошу меня извинить, – обратился Куленс к адвокату, проигнорировав слова Вирджинии. – Жаль, что все так получается, мистер Мейсон, но, по-моему, мне лучше пока остаться здесь. Эта сделка многое для меня значит, камешки стоят от двадцати пяти до тридцати тысяч долларов. Моя машина стоит прямо перед домом, зеленый кабриолет… Миссис Бедфорд ждет меня там. Нельзя ли послать за ней кого-нибудь из ваших помощниц? – Сходи, Делла, – попросил Мейсон секретаршу. – Найди миссис Бедфорд и приведи ее сюда. – Я этого не одобряю, – жестко заявила Вирджиния Трент. – Не думаю, что тетя Сара хотела бы, чтобы все было именно так. – Зато я хочу, чтобы все было именно так, – отрезал Куленс. – И к тому же я тут главное заинтересованное лицо. Помнишь, это ведь я принес бриллианты твоему дяде. – Он повернулся к Перри Мейсону: – Могу я поинтересоваться, мистер Мейсон, каким образом вы во всем этом замешаны? – Абсолютно никаким, – ответил адвокат, широко улыбнувшись. – Я просто наблюдаю. Так уж вышло, что я присутствовал при том, как миссис Брил впервые продемонстрировала свое воровское искусство на публике. Это было неповторимо. – Не сомневаюсь, – усмехнулся Куленс. – Так что же все-таки случилось? – В общем, она сорвала аплодисменты, а после этого вместе с племянницей присоединилась к нам с Деллой за обедом. Я уж и не надеялся вновь услышать обо всем этом, пока мисс Трент не пришла ко мне. Я еще не успел выяснить, что же все-таки ей от меня надо, когда появились вы и начали требовать объяснений. Вот вроде бы и все. Куленс повернулся к Вирджинии Трент. В глазах у него появилось неудовольствие. – Похоже, ты хотела улизнуть и оставить меня ни с чем, не так ли? – Конечно же нет! Куленс рассмеялся: – И ведь это Мейсон настоял на том, чтобы ты осталась и поговорила со мной, правда? – Он немного подождал, но, так и не получив ответа, продолжил: – Так что ты хотела от Мейсона? – Я хотела, чтобы он нашел тетю Сару и… чтобы расставил все на свои места и помог понять, что происходит. – Мы можем понять, что происходит, и без его помощи, – сказал Куленс. – Так вот что вы задумали, – нахмурилась Вирджиния. – Вы спасаете собственную задницу за счет дяди Джорджа. Миссис Бедфорд обвинит его в краже бриллиантов, и тогда… Это будет ужасно! – Ты не знаешь Иону Бедфорд. Она отличный сыщик. С этим-то уж она точно справится. Сейчас мы должны думать о том, как нам найти камни. – И что же вы собираетесь предпринять? – холодно спросила Вирджиния. – Я и сам не знаю… Пока не знаю. В коридоре послышался стук каблуков Деллы Стрит. Через секунду дверь распахнулась, и помощница Мейсона пропустила в кабинет женщину лет тридцати. – Миссис Бедфорд, – объявила Делла. – Проходи, Иона, – пригласил Куленс, не вставая с кресла. – Присаживайся и чувствуй себя как дома. Это Перри Мейсон, адвокат. Твои бриллианты помахали нам ручкой. На какое-то время миссис Бедфорд застыла в дверях, молча осматривая присутствующих. Она была несколько крупнее Деллы Стрит, но серый приталенный костюм и оранжевая блузка выгодно подчеркивали ладную фигурку. Шляпа и туфли на огромных каблуках гармонировали по цвету с блузкой. Женщина прошла к стулу, остановилась, заметив раскрытый портсигар Мейсона, и приподняла одну бровь в немом вопросе. В ответ адвокат молча кивнул, и она взяла сигарету. Мейсон помог ей прикурить, и она уселась на стул. – Ничего себе дела… – проговорила миссис Бедфорд. – Рассказывай, Осси. – Я пока еще и сам мало знаю, – развел руками Куленс. – Как раз сейчас все это выясняю. По крайней мере, пытаюсь… Джордж Трент, как я и говорил тебе, – лучший ювелир в стране. Он отлично работает. И он честный человек. Но у него есть один порок… Единственный. Он периодически уходит в запой. А когда пьет, еще и играет на деньги, но даже в этом он ведет себя достойно. Заранее кладет все драгоценности в сейф, оставляет в кармане немного наличных, отсылает ключи от машины по почте в офис, а потом идет и напивается. Когда у него заканчиваются деньги и уже не на что покупать выпивку, он возвращается и снова принимается за работу. На этот раз он, видимо, случайно взял твои бриллианты с собой. Я передал их ему в субботу днем. А пить он начал в субботу вечером. Вот такие дела, дорогая. Миссис Бедфорд затянулась и выдохнула дым через ноздри. – А при чем тут адвокат? – спросила она, поворачиваясь в сторону Перри Мейсона. – Вирджиния Трент, племянница Джорджа, считает, что у ее тети Сары приключился неожиданный приступ клептомании, – рассмеялся Куленс. – Ей кажется, что это ее тетя взяла бриллианты в момент неожиданного помешательства и куда-то их задевала. Иона расхохоталась в лицо Вирджинии: – Дорогуша, ты что, начиталась сказок братьев Гримм? Девушка была вне себя от услышанного. – Сказки тут ни при чем, – с трудом сдерживаясь, ответила она. – Все дело в психологии. Комплексы, навязчивые идеи и тому подобное. Если вы, конечно, понимаете, о чем я говорю. У тети случился приступ клептомании – она даже на людях не смогла сдержаться. Меньше чем четыре часа назад ее поймали на воровстве в супермаркете. Иона Бедфорд покосилась на Остина Куленса и снова вопросительно приподняла одну бровь. Мейсон подумал, что это, наверное, у нее такая привычка. Он заметил, что у нее очень красивые глаза, она это определенно понимает, и вся ее манера поведения способствует тому, чтобы привлекать к ним внимание. Еще одно выгодное преимущество – стройные, идеальной формы ножки – тоже использовалось вовсю: короткая юбка скрыть такую красоту не могла. – Это все чушь, Иона, – заявил Куленс. – Если бы ты понаблюдала за Сарой Брил хотя бы пару минут, сразу бы поняла, что все это просто чепуха. Когда старший мастер начал сегодня утром проверять заявки на работу, он обнаружил пропажу бриллиантов, Сара мгновенно догадалась, что они у Джорджа, и бросилась его спасать… Тут все ясно, но вряд ли это сможет нас к чему-нибудь привести. Мейсон приметил на руке миссис Бедфорд большой перстень с изумрудом, когда та стряхивала мизинцем пепел с сигареты. – А что же сможет нас привести к ответам на все вопросы? – спросила она. – Я собираюсь найти Джорджа Трента, – сказал Куленс. – Он сейчас должен быть в одном из игорных домов, в стельку пьяный. Твои бриллианты завернуты в папиросную бумагу и лежат в его нательном поясе, про который он совсем забыл. Но если он слишком сильно напьется, может и проиграть их. – Он повернулся к Мейсону: – Что тогда, мистер Мейсон? Мы сможем вернуть бриллианты, если он все-таки их проиграет? – Только через суд, – ответил Мейсон. – Но успех дела зависит от обстоятельств. В основном от того, каким образом бриллианты попали к нему и от кого. – Я передал ему бриллианты, – сказал Куленс. – Но нам ведь не нужно никаких судебных разбирательств, правда, Иона? – Никто никогда не выигрывает на судебных тяжбах. – Иона покачала головой и улыбнулась Мейсону: – Кроме адвокатов. – Да, но им всегда мало. – Мейсон улыбнулся ей в ответ. – Ладно, Иона… – Куленс не обратил внимания на их обмен любезностями. – Так что мы будем делать? Иона взглянула на дымившуюся в ее руке сигарету. – Думаю, Трент уже успел поставить бриллианты на кон, – проговорила она. – Как думаешь, сколько ему за них дали, Осси? – Три… может, четыре тысячи. Если он пьян и ему нужны деньги… Иона повернулась к Мейсону: – Сколько будет стоить судебная тяжба? – Вы хотите узнать, будет ли это как раз три-четыре тысячи? – усмехнулся адвокат. – Увы. Подороже. – Ясно. – Иона взмахнула рукой, и Мейсон вновь заметил ее перстень с изумрудом. – Все решено, Осси… Найди Трента. Если камни у него, забери их и верни мне. Если нет, узнай, где он их проиграл, и выкупи. Это в любом случае дешевле, чем суд, и гораздо быстрее. – Затем она обратилась к Вирджинии: – Я прекрасно понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Бедный ребенок! Думаю, сначала ты меня испугалась. Не надо меня бояться. В конце концов, это ведь не твоя вина. – Я не ребенок, – обиделась Вирджиния. – Я уже достаточно взрослая. И еще… Я абсолютно уверена, что в этом как-то замешана моя тетя, что у нее эмоциональное потрясение, которое… – Ну ладно, пойдемте… – перебил ее ювелир, вставая с кресла. – Нам многое предстоит сделать. Кроме того, не надо попусту тратить время мистера Мейсона. Куленс вместе с женщинами направился к выходу. Вирджиния Трент в очередной раз попыталась завести разговор о психологии. Иона Бедфорд метнула на Куленса испепеляющий взгляд, затем обратилась к девушке: – И что же ты знаешь о подавленных эмоциях, дорогуша? – Я ни слова не сказала о подавленных эмоциях, – спокойно ответила Вирджиния. Делла Стрит уже была готова закрыть за ними дверь, когда Иона обернулась и улыбнулась на прощание адвокату. Он готов был поклясться, что она подмигнула ему правым глазом. Когда дверь наконец закрылась, Мейсон усмехнулся: – А ведь только сегодня утром я говорил о том, что жизнь – не более чем череда банальных событий. – С людьми вроде этих, – сказала Делла Стрит, – всякое может приключиться. Сюрпризы судьбы, знаете ли… – Боюсь, тут не будет никаких сюрпризов. Все эти люди абсолютно нормальны. Если не считать Вирджинию Трент, у них у всех железные нервы. – Как вы думаете, где сейчас ее тетушка? Мейсон прищурился: – Исходя из того, что я видел сегодня, вынужден согласиться с Куленсом. Думаю, миссис Брил старается прикрыть своего брата. Но раз уж судьба познакомила нас с такой занятной историей, придется все выяснить. Позвони в полицию. Узнай, не попала ли тетушка Сара в больницу. Или, может, ее уже успели арестовать. Проверь все автомобильные аварии и вызовы «Скорой». Глава 3 Примерно в половине восьмого, когда Мейсон был в своих гостиничных апартаментах, ему позвонили. Он узнал миссис Бедфорд по голосу прежде, чем она успела представиться. – Вы не желаете рассказать мне что-нибудь новенькое о тетушке, если я не ошибаюсь, Брил? – поинтересовалась она. – Пока нет, – ответил Мейсон. – Во всяком случае, ее исчезновение, скорее всего, результат ее собственных усилий. Я успел проверить все полицейские участки, больницы и вызовы «Скорой помощи». – И ее не арестовали за воровство? – удивленно спросила миссис Бедфорд. – Если ее и арестовали, то в полиции об этом не знают. – Ну что ж… Значит, мои бриллианты в безопасности, – рассмеялась Иона. – Я подумала, что мне стоит позвонить вам, чтобы вы могли обнадежить ту молодую особу. – Так вы получили их обратно? – спросил Мейсон. – Ну, не совсем… Но мне звонил Осси. Он нашел, где Джордж Трент проиграл их. В игорном доме на Западной Третьей улице, он называется «Золотая долина». На первом этаже там просто кафе, а все остальное находится на втором. Осси сказал, что бриллианты были у Джорджа и что он заложил их за шесть тысяч. Я ответила, что у меня есть только три. Осси думает, что Трент и получил за них всего три тысячи, а хозяин заведения просто пытается поживиться. Осси предлагает надавить на хозяина и забрать камешки за три тысячи. Я с ним согласна. Мы снимем с Трента эти три тысячи, когда он снова появится… Я думала, вам будет интересно. – Спасибо, – сказал адвокат. – Мне на самом деле интересно. А Куленс так и не нашел Трента? – Нет. Но он считает, что Трент может и сам о себе позаботиться. Осси как раз поехал за камнями. Я жду его звонка через час. – А как вы узнали мой номер? – спросил Мейсон. Иона рассмеялась. В ее смехе было что-то чувственное, нечто такое, что может толкнуть мужчину на подвиг. – Вы забываете, мистер Мейсон, о своей популярности. И кажется, вовсе не знаете о том, что вы довольно привлекательный мужчина. Спокойной ночи, мистер Мейсон. – Она повесила трубку. Адвокат машинально взглянул на часы. Еще раз все обдумав, он вызвал Деллу Стрит и попросил ее позвонить Вирджинии Трент, чтобы сообщить о том, что бриллианты уже найдены и скоро будут возвращены миссис Бедфорд. После этого отправился ужинать в гостиничный ресторан и, как всегда, поел в одиночестве. Когда он уже допивал кофе, появился посыльный. – Вас к телефону, мистер Мейсон, – сообщил он. – Скажи, что меня нет. Узнай номер, я перезвоню. – Прошу прощения, сэр, но с вами хочет поговорить сержант Тремонт из полицейского участка. Он говорит, что это важно. Адвокат затушил сигарету, отставил чашку с кофе в сторону и последовал за посыльным к телефону. – Мейсон, из вашего офиса сегодня обзвонили все больницы, расспрашивали про миссис Сару Брил, – послышался из трубки скрипучий, холодный и слишком официальный голос сержанта Тремонта. – Вы пытались узнать обо всех вызовах «Скорой» и автомобильных авариях. – Да, это так, – спокойно подтвердил Мейсон, хотя выглядел он в тот момент встревоженным. – Так что случилось, сержант? – Миссис Брил полчаса назад сбила машина на бульваре Святого Руперта. Сейчас ей оказывают помощь в реанимации. Она без сознания. Черепно-мозговая травма, перелом ноги и, возможно, еще какие-то внутренние повреждения… А теперь, Мейсон… Что нас действительно интересует, так это то, почему вы вдруг решили, что она может пострадать. Мейсон рассмеялся, стараясь, чтобы его смех казался естественным. – Если честно, сержант, я и предположить не мог, что ее собьет автомобиль, – ответил он. – Да-а? – скептически протянул Тремонт. – Но в противном случае вы не были бы таким любопытным. – Я просто хотел получить информацию. – Ну что ж, вы ее получили. И что теперь собираетесь делать? – Я знаком с ее племянницей, – ответил адвокат, – Вирджинией Трент, и собираюсь сообщить ей о случившемся. – Ну, мы и сами пытались поставить ее в известность, только не смогли ее найти. У нас еще остались вопросы. Думаю, вам стоит зайти в участок, чтобы мы могли обо всем поговорить. Судя по голосу Тремонта, это приглашение могло быть и более настоятельным в случае необходимости, так что Мейсон спорить не стал. – Ну что ж… По-моему, это не такая уж плохая идея, – сказал он. – Я с удовольствием ознакомлюсь с обстоятельствами дела и посмотрю, смогу ли чем-нибудь вам помочь. Кто ее сбил, сержант? – Водителя зовут Дигерс, – ответил Тремонт. – Кажется, его это очень потрясло. – Вы его задержали? – Временно. Мы как раз собираемся его отпустить через несколько минут. Очевидно, женщина просто выбежала на дорогу перед машиной. – Я как раз заканчиваю свой ужин, – сказал Мейсон. – Сейчас же сажусь за руль и еду к вам. – Вам лучше поторопиться, – грозно предупредил сержант. – Мы хотели задать вам несколько вопросов насчет кое-каких бриллиантов. – Бриллиантов? – переспросил Мейсон. – Ага, – буркнул Тремонт и повесил трубку. Ожидая, когда пригонят из гаража машину, адвокат успел позвонить Делле Стрит. – Есть какие-нибудь новости от Вирджинии Трент? – поинтересовался он. – Никаких, шеф, – доложила Делла. – Я звоню ей каждые десять минут, и до сих пор никто не берет трубку. – Ладно, забудь об этом. Миссис Брил сбила машина на бульваре Святого Руперта. У нее черепно-мозговая травма, перелом ноги и, возможно, еще какие-то внутренние повреждения. Сейчас полиция как раз разыскивает Вирджинию Трент. Сержант Тремонт весьма отчетливо дал понять, что мне стоит прибыть в полицейский участок и ответить на вопросы о бриллиантах. Во всем этом есть пара моментов, которые мне не нравятся. Позвони в детективное агентство Дрейка. Найми самого Пола на работу. Скажи, чтобы он сейчас же приехал к полицейскому управлению. Где-нибудь рядом будет стоять моя машина. Она будет открыта. Пусть он сядет в нее и ждет меня. И еще… Скажи, чтобы он держал наготове пару надежных людей. – Хорошо, шеф. Сейчас же этим займусь. Но что все-таки происходит? – Не знаю. Но в голосе Тремонта я уловил нечто такое, что мне совсем не понравилось. – По-моему, не родился еще тот полицейский, чей голос может вам понравиться, – усмехнулась Делла Стрит. – Да ладно тебе! – фыркнул Мейсон и повесил трубку, потому что из гаража как раз появилась его машина. Адвокат медленно поехал по направлению к полицейскому участку. Он размышлял о том, что совсем забыл взять у Ионы Бедфорд адрес, и напрасно. Ему почему-то казалось, что было бы лучше разузнать о событиях в «Золотой долине» прежде, чем разговаривать с полицией. Он остановил машину рядом с приемным отделением госпиталя. Не успел он сделать и двадцати шагов, как из темноты появился сержант Тремонт и крепко схватил его за руку. – Кто эта женщина, Мейсон? Ваша клиентка? – Миссис Брил? Не совсем, – ответил адвокат. – Подруга? – Вряд ли. Так уж получилось, что сегодня мы совершенно случайно познакомились за обедом. – Где? – В чайной комнате супермаркета. – Как же это так получилось, что вы обедали в чайной комнате супермаркета? Мейсон закурил. – Поскольку дело переходит на официальный уровень, я не буду досаждать вам разговорами о том, как прекрасно там готовят. Если честно, у меня просто не оставалось выбора. Помните, какой был дождь? – И как же получилось так, – не унимался Тремонт, – что вы не пригласили женщину на обед, а совершенно случайно встретили ее за обедом? – А это потому, – усмехнулся Мейсон, – что у меня развито дедуктивное мышление. – То есть? – Сержант, вы вполне способны самостоятельно придумать какое-нибудь подходящее объяснение. – А что насчет бриллиантов, Мейсон? – Тремонт взглянул ему прямо в глаза. – Каких бриллиантов? – Вы знаете, о чем я. – Бриллианты – не совсем то, чем я занимаюсь, – развел руками адвокат. – Я специализируюсь на убийствах и кражах, сержант. Крадут, слава богу, в основном наличные. А убийства – продукт цивилизации. Знаете, сержант, меня всегда поражал факт, что в городе и сорока пяти дней не проходит без убийства. Только представьте себе сорок четвертый день в полицейском участке, когда все думают о том, что с минуты на минуту кто-то где-то должен умереть. Ужас какой! – Вы пытаетесь тянуть время и выудить у меня какую-нибудь информацию, – перебил его Тремонт. – Ничего не выйдет. Я хочу узнать про бриллианты. – Бриллианты? – снова с невинным видом переспросил адвокат. – Да! – рявкнул полицейский. – Бриллианты. Знаете, Мейсон, женщины частенько носят их в кольцах и ожерельях. Это ограненные алмазы, блестящие на свету. Они очень твердые, даже стекло режут. Иногда их называют «камешки». Если вы и теперь не поняли, о чем идет речь, в полицейском участке есть энциклопедический словарь, в котором вы сможете прочитать о них побольше. – А-а, бриллианты! Дайте-ка мне подумать… Да, кажется, миссис Брил упоминала о каких-то бриллиантах. То ли они у нее были, то ли она собиралась их взять… Что-то в этом роде, точно не помню. Знаете, ее брат занимается драгоценностями. – Да, – ответил Тремонт, – мы все о ней знаем. Когда вы стали так настойчиво интересоваться, что с ней случилось, мы решили все про нее выяснить. Раз уж многие из тех, с кем вы имеете дело, рано или поздно оказываются замешаны в делах об убийствах… – Спасибо за информацию, – осклабился Мейсон. – В следующий раз, когда я решу что-нибудь узнать, сначала хорошенько подумаю. – Не стоит благодарности. Но вы все еще не ответили на мой вопрос про бриллианты. – Я совершенно уверен, что ничем не смогу вам помочь, сержант. – Мейсон старательно изобразил мыслительный процесс – даже потер лоб. – Миссис Брил упоминала о том, что ее брат работает с бриллиантами. Кажется, его сейчас нет в городе, так что она сама занимается всеми делами. Жаль, что я не могу вспомнить точно, что она говорила. – Ну что ж… Мы еще вернемся к этому вопросу позже, – сказал сержант Тремонт. – А сейчас следуйте за мной. До участка было рукой подать. Мейсон припарковался рядом с полицейской машиной. Тремонт открыл дверь, и они вошли в приемную. Там сидел человек лет пятидесяти, который вскочил при виде сержанта, но, увидев выражение его лица, снова медленно опустился на стул. – Это Гарри Дигерс, водитель машины, совершивший наезд, – представил его Тремонт, не поворачивая головы. – Дигерс, это Перри Мейсон, адвокат. Мейсон кивнул. Дигерс подошел ближе, чтобы пожать ему руку. – Принесите мне сумочку Брил, – распорядился сержант, обращаясь к дежурному. Тот принес черную сумочку. Вместо ручек у нее были кольца, примерно шести дюймов в диаметре. Тремонт раскрыл сумочку так, чтобы было видно ее содержимое. – Похоже, это действительно сумочка миссис Брил, – проговорил Мейсон. – Она занималась вязанием? Сержант молча кивнул и принялся доставать вещи: недовязанный синий свитер, спицы, клубок синей шерсти. На дне оказалось с полдюжины пар шелковых чулок. – Обратите внимание на ценники, Мейсон, – сказал сержант. – Мы проверили: их не продавали. Кто-то просто украл их. – Неужели? – Вы что-нибудь об этом знаете? Мейсон покачал головой. – Хорошо… – продолжал Тремонт. – Вы пока еще не видели самого главного. Он покопался в сумочке, достал оттуда что-то завернутое в папиросную бумагу, быстро развернул, и Мейсон уставился на пять огромных бриллиантов. – Черт побери! – воскликнул он. – Я не слишком-то много понимаю в камнях, но эти, похоже, стоят целое состояние. – Так и есть, – кивнул Тремонт. – Какие-нибудь соображения насчет того, откуда они взялись? Мейсон стряхнул пепел с сигареты и взглянул на сержанта. – Когда я впервые встретил миссис Брил, – начал он, – кое-что случилось. Один из детективов в супермаркете решил, что она – воровка. Ее племянница была уверена, что тетушка просто делала покупки. И раз уж вещи, которые она взяла, еще не успели покинуть магазин, я решил поддержать версию племянницы и представить все в белом свете. – И что потом? – спросил сержант. – Потом мы вместе сели за столик и пообедали. Это было неплохо. Миссис Брил – довольно занятная особа. Позже ко мне пришла ее племянница. Она рассказала кое-что о бриллиантах, которые оставили ее дяде Джорджу Тренту, – их нужно было заново огранить и поменять оправу. Думаю, сержант, если вы поговорите с мисс Трент, выяснится, что у вас в руках как раз те бриллианты, которые передали мистеру Тренту. – Тогда как они попали в эту сумочку? – Я совершенно уверен, что не смогу ответить на этот вопрос. – А как насчет всего остального? – Сержант показал на чулки с ценниками. – Их ведь украли. Так что же тогда можно сказать о бриллиантах? Мейсон рассмеялся: – Если так рассуждать, сержант, то что можно сказать о свитере? – Не пытайтесь умничать, Мейсон. Вязание – обычное женское занятие. – Вспомните о том, что брат миссис Брил – ювелир. Он покупает, продает, ремонтирует, полирует и переделывает ювелирные изделия. Пока он в отъезде, в мастерской распоряжается сестра. – Где он сейчас? – Наверное, отправился куда-нибудь по делам. – Ну что ж… – сказал Тремонт. – Ей очень сильно повезет, если окажется, что эти бриллианты на самом деле вполне законным способом передали ее брату. Мейсон… а как вы все это узнали? – Очень просто, – пожал плечами адвокат. – Это не составило труда. Сначала я пригласил миссис Брил и ее племянницу на обед, потом ее племянница появилась у меня, чтобы сообщить, что ее тетя исчезла, и попросила помочь найти ее. Затем у меня в офисе появились другие люди, у которых к этой девушке было совершенно другое дело, и устроили у меня в кабинете совещание. – Туфли, Билл, – обратился Тремонт к дежурному. Тот принес пару серых туфель на средней высоты каблуках и с острыми носами. Сержант Тремонт взял левую туфлю и повернулся к Мейсону: – Это обувь миссис Брил. Взгляните, Мейсон. Адвокат внимательно осмотрел туфлю и заметил на коже красно-бурые пятна. Подошва тоже была испачкана. – Откуда на них кровь? – спросил Тремонт. – Можете мне не верить, сержант, но, уверяю вас, в последний раз я видел эту женщину, когда заплатил за ее обед в чайной комнате супермаркета. Это было примерно в четверть второго. Если быть точным, то в семнадцать минут второго. На половину второго у меня была назначена встреча, и я сразу же направился в условленное место. – Но это никак не объясняет происхождения пятен крови на туфле. – Ну, женщину ведь сбила машина, – ответил адвокат. – И у нее сломана нога. – Перелом закрытый. Кроме того, заметьте, что на подошве тоже есть кровь… Послушайте, Мейсон, ваша клиентка не могла случайно убить кого-нибудь и забрать эти бриллианты? Тут уж адвокат не сдержался. – Откуда, черт побери, мне знать? – прорычал он. – Во-первых, она не моя клиентка. Во-вторых, я ни черта о ней не знаю, и в-третьих, я просто пытался помочь девушке с наивными глазами, дрожащими губами и довольно глупыми предрассудками. – Ну что ж… – Тремонт усмехнулся. – Тогда, пожалуй, на этом все. Мы надеялись, что вы сможете нам помочь. – Ну что ж, я ничем не могу вам помочь, – резко ответил Мейсон, бросая окурок в урну. – Сержант, когда вы меня отпустите? – напомнил о своем существовании водитель, сбивший миссис Брил и до сих пор тихо сидевший в углу. – Совсем скоро, – ответил ему сержант, не сводя глаз с Мейсона. – А как произошла авария? – спросил Мейсон, обращаясь к водителю. – Этот человек – адвокат, Дигерс, – предупредил Тремонт. – Вы уже обо всем рассказали и больше не обязаны отвечать ни на какие вопросы. – Мне нечего скрывать, – заявил Дигерс. – Я просто ехал на машине по бульвару Святого Руперта. Там было ограничение скорости тридцать миль в час, и я абсолютно уверен, что ехал не быстрее двадцати пяти – двадцати шести. Короче, катил себе ни шатко ни валко по правой полосе. На левой движение было миль на десять в час быстрее. На обочине стоял большой синий седан. Эта машина вдруг резко тронулась с места, и я вильнул вправо. Это было как раз после того, как я миновал поворот на Девяносто первую улицу. Наверное, я находился где-то посередине квартала. Так вот, когда я шмыгнул вправо, в свете фар заметил выбежавшую на дорогу женщину, как раз на том месте, где стоял синий седан. Она увидела меня слишком поздно. Закричала, подняла вверх руки… Я ударил по тормозам и давай сигналить что есть мочи… Удар бампера сломал ей ногу ниже колена. Она упала и ударилась головой. Эта сумочка лежала на земле, рядом с ней. Я собирался посадить женщину в машину и отвести в больницу, но люди, стоявшие вокруг, сказали, что уже успели вызвать «Скорую» и что лучше не трогать пострадавшую до приезда врачей… чтобы не брать на себя ответственность. – Вы были в машине один? – спросил Мейсон. – Да. – Вы увидели ту женщину задолго до столкновения? – За секунду… Может, за две. Она выпрыгнула на дорогу прямо в свет моих фар, а потом, наверное, так растерялась, что была не в силах ничего сделать – просто замерла как вкопанная. Потом вокруг нее собралось много прохожих, и я вместе с ними осмотрел ее сумочку. Понимаете, из-за того, что там лежал револьвер… – Револьвер?! – воскликнул Мейсон. Сержант Тремонт схватил водителя за локоть: – Пойдемте, Дигерс. Думаю, больше нет необходимости вас задерживать. И вам больше не стоит отвечать ни на один вопрос. – Я собираюсь поговорить с миссис Брил, сержант, – сказал Мейсон, направляясь к двери. – О, ничего у вас не выйдет. – Почему? – Во-первых, Мейсон, – усмехнулся сержант, – доктор запретил ее беспокоить. Во-вторых, она под охраной полиции. В-третьих, вы уже достаточно ясно дали понять, что она не ваша клиентка, а лишь случайная знакомая. Учитывая обстоятельства, вы не сможете ее увидеть. Мейсон немного подумал, затем слегка приподнял свою шляпу. – Учитывая обстоятельства, – сказал он, кисло улыбнувшись, – вы победили. Глава 4 Пол Дрейк, глава детективного агентства, худощавый и длинный как жердь, угрюмый тип, производил впечатление пессимиста. У него было бледное лицо и будто стеклянные глаза. Но когда уголки губ приподнимались в улыбке, скрывая его истинную сущность, он становился похожим на беспечного весельчака. Дрейк с сигаретой в зубах сидел развалившись на пассажирском кресле автомобиля Мейсона, как и было условлено. Но, увидев Мейсона, садящегося за руль, он сразу же распрямился. – Что на этот раз, Перри? Копы раздобыли компромат на тебя? – Пока нет, – усмехнулся адвокат. – Нам предстоит очередное расследование, Пол. – Какого рода? – Не знаю… Пока не знаю. – И когда же ты будешь это знать? – Как только доберусь до телефонной книги, чтобы выяснить, где живет человек по имени Остин Куленс. – И о чем ты собираешься с ним поговорить? – Если он живет на бульваре Святого Руперта, между Девяносто первой и Девяносто второй улицами, тогда у меня будет о чем с ним поговорить. Мейсон развернул машину и быстро поехал к углу здания, где находилась аптека. – Позаботься о том, чтобы нам не выписали штраф за парковку в неположенном месте, Пол, – сказал он детективу. – Мне надо посмотреть телефонный справочник. Мейсон зашел в аптеку и отыскал в справочнике имя Остина Куленса. Означенный гражданин проживал по адресу: бульвар Святого Руперта, 9158. Адвокат вошел в телефонную кабинку, опустил в автомат монету и набрал номер Деллы Стрит. – Прости, что беспокою, – сказал он, когда Делла сняла трубку. – Надеюсь, я не отрываю тебя ни от чего важного. – Когда я занята чем-то важным, даже не слышу звонков, – ответила она. – Что на этот раз? – Точно не знаю… Надо еще кое в чем разобраться. У нас есть адрес миссис Бедфорд? – Не думаю. – Плохо… Постарайся ее найти. Свяжись с ней и спрячь ее где-нибудь, чтобы полиция не нашла. – А она согласится пойти со мной? – спросила Делла. – Придумай что-нибудь. Скажи, что я просил привести ее, потому что хочу рассказать ей кое-что важное. Или просто попробуй пригласить ее куда-нибудь. Предложи вместе пообедать. Скажи ей что угодно, только спрячь ее от полиции и не дай ей понять, что ты на самом деле делаешь. – Хорошо, шеф… Где мы встретимся? – Держи связь с агентством Дрейка, – ответил Мейсон. – Переговори с любым, кто будет в офисе. Оставь ему свои координаты и никому больше ни о чем не говори. Конечно, если ты не сможешь найти миссис Бедфорд, тебе придется… – Обижаете, шеф, – перебила его Делла. – Я ее найду. Так что случилось? – Я и сам толком не знаю, – ответил Мейсон. – Но как раз собираюсь все выяснить. Не забудь: держи связь с агентством Дрейка. – Ладно, шеф. Я сейчас же примусь за работу, – сказала Делла и повесила трубку. Вернувшись к автомобилю, Мейсон быстро сел за руль. Пол Дрейк полулежал на пассажирском сиденье, облокотившись на дверцу. – Итак? – спросил он. – Итак, мы едем в одно местечко, – ответил Мейсон. – Что мы там собираемся делать? – Поднимемся на крыльцо и позвоним в дверь. – Исчерпывающее объяснение, – пробурчал Дрейк, устраиваясь поудобнее. – Разбуди меня, когда приедем. – Он закрыл глаза и сразу же заснул. Мейсон поехал по заполненным машинами улицам, останавливаясь только на светофорах, и вскоре свернул на бульвар Святого Руперта, где смог наконец-то разогнаться. Он заехал на тротуар перед домом, стоявшим по правой стороне дороги. Это был большой двухэтажный особняк с чердаком и огромной верандой, окруженный ухоженным садом. Рядом притулился флигель водителя и гараж на три машины, к которому вела подъездная дорога. – Кто здесь живет, Перри? – поинтересовался Дрейк. – Остин Куленс. Идем, Пол. Мейсон быстро зашагал по дорожке к крыльцу. Поднявшись по ступенькам, он позвонил. Внутри раздалась призывная трель, и снова наступила тишина. Все окна были темные. – Дверь открыта, – заметил детектив. – Это что-нибудь значит? – Думаю, да… Мы идем внутрь. – Надеюсь, ты в курсе, что, по статистике, некоторые люди стреляют в воров? – шепнул Дрейк, доставая из кармана фонарь. – Ага… Давай-ка найдем выключатель, Пол. Луч фонаря Дрейка осветил выключатель, и Мейсон потянулся к нему, но вдруг остановился. – Подожди-ка… Свет уже включен, – сказал он и несколько раз щелкнул выключателем, чтобы проверить. – Наверное, выбило пробки, – предположил Дрейк. – Ладно, пошли дальше. Посвети на пол. Поищем-ка… А, вот мы уже и нашли. Дрейк наклонился и взглянул на красное пятно на полу. – Подожди-ка, Перри. Прежде чем мы пойдем дальше, тебе лучше рассказать мне, что именно ты ищешь. Если это… Мейсон выхватил у детектива фонарь. – Если это то, что я думаю, Пол, у нас нет времени на разговоры, – пробормотал он и посветил вокруг. – Из той комнаты выходит другая дорожка пятен крови, – заметил Дрейк. Мейсон открыл дверь, и они оба замерли. – Ничего себе, – проговорил Дрейк, когда луч фонаря осветил бездыханное тело Остина Куленса. – Попробуй включить свет. Детектив несколько раз щелкнул выключателем, но безрезультатно. – Послушай, Перри, давай-ка не будем оставлять тут никаких отпечатков. Надо сообщить в полицию и… – В доме такого размера, – перебил его Мейсон, – должно быть несколько цепей. Из-за одного предохранителя не может вырубиться все электричество. Возможно, отключили главный рубильник, но, скорее всего, просто сгорел один из предохранителей. Проверь в других комнатах, Пол. – Перри, мне это не нравится, – сказал Дрейк. – Каждый раз, когда мы что-нибудь трогаем, оставляем отпечатки… – Тогда постарайся трогать поменьше вещей, – буркнул Мейсон. – Дай мне фонарь. – Тебе придется ходить на ощупь, Пол. Запомни: если что, ты ищешь телефон, чтобы позвонить в полицию. – А чем будешь заниматься ты? – поинтересовался детектив. – Тоже искать телефон. – Послушай-ка, Перри. Если я и правда найду телефон, то вызову полицию, понимаешь? – Понимаю, – нетерпеливо ответил Мейсон. – Поэтому-то я и попросил тебя этим заняться. Ты расскажешь все как есть: как только ты обнаружил тело, сразу же начал искать телефон. А как только нашел телефон, сразу же позвонил в полицию. А теперь принимайся за дело. Дрейк вышел в коридор. Мейсон осветил фонарем сначала стены, затем тело на полу. Очевидно, Куленса застрелили. Пуля вошла слева, в районе сердца. Пиджак и рубашка были расстегнуты. Под рубашкой виднелся нательный пояс, в котором были раскрыты несколько отделений. Видимо, его обчистили. Рядом с трупом растеклось большое красное пятно, кровь подсохла, и можно было различить следы, будто кто-то несколько раз неосторожно в нее наступил. Комната представляла собой большую гостиную с камином у одной стены и книжными полками у другой. Вокруг огромного деревянного стола стояли кресла. В углу было установлено радио. Пол был деревянный, натертый до блеска. На одном из кресел лежали пальто, шарф, шляпа и перчатки, очевидно принадлежавшие Куленсу. Мейсон, стараясь ни до чего не дотрагиваться, подошел ближе к телу и наклонился. Вдруг он услышал чей-то голос: «Машина номер шестнадцать, проследуйте к пересечению Вашингтон-стрит и Мапл-стрит, для разбора дорожно-транспортного происшествия. Машина номер тридцать два, свяжитесь с диспетчером. Машина номер четырнадцать, следуйте к дому номер тридцать два на Уолпол-стрит». Затем радио снова замолчало. Из коридора послышались шаги. Мейсон повернулся. Сквозь щелку приоткрытой двери был виден тусклый свет. Через мгновение в комнату вошел Дрейк. – Я уже позвонил в полицию, Перри. – Ты сказал, что я здесь? – поинтересовался Мейсон. – Нет, я только сообщил им о трупе, и… Дрейк осекся, потому что в углу комнаты снова заработало радио: «Вызываю двадцать второго. Немедленно следуйте к дому 9158 на бульваре Святого Руперта. Частный детектив Дрейк только что по телефону сообщил, что в доме убит человек. Видимо, убитого звали Остин Куленс. Немедленно следуйте на место преступления. Задерживайте для допроса всех находящихся поблизости. Следственная бригада уже в пути». – Это ты настроил радио на полицейскую волну, Перри? – спросил детектив. Мейсон покачал головой. – Не надо было сообщать им имя убитого, Пол. – Они меня об этом спросили. Потом спросили, как я тут оказался. Я ответил, что пришел задать Куленсу кое-какие вопросы в обществе его адвоката. – Ты назвал им мое имя? – Нет. Я только сказал «его адвокат». – Мне уже легче, – с сарказмом заметил Мейсон. – Знаешь, вовсе не обязательно было рассказывать им всю историю своей жизни. Почему ты просто не сказал им, что нашел труп? – Человеку на другом конце провода показалось, что этого недостаточно. – Тогда ты мог бы просто повесить трубку. – Да уж! – фыркнул Дрейк. – Тебе легко говорить, а мне в следующем месяце надо будет продлевать лицензию. – Ладно. Рано или поздно они бы все равно обо всем узнали. Мне просто не нравится, когда такая информация проходит по радио, мало ли кто его слушает. Что там со светом, Пол? – Электричества нет только в этой части дома. С предохранителем, который обеспечивает столовую, кухню, кладовку и лестницу, все в порядке. – Ты везде включил свет? – Ага. – И где же был телефон? – Тот, что я нашел, был в столовой. Но думаю, здесь должен быть еще один. Мейсон посветил фонарем вокруг. – А вот и он, там, в углу. – Дрейк показал на аппарат. – Угу, – промычал Мейсон. – Ну что ж… Я его не заметил. Ладно, Пол, позвони в свой офис. Некий Гарри Дигерс час назад сбил Сару Брил прямо перед этим домом. По его словам, она бросилась под его машину с тротуара. Полиция на какое-то время его задержала, но потом отпустила. Я хочу услышать от него всю историю в подробностях, причем прежде, чем полиция снова за него возьмется. У твоих людей в картотеке должен быть его адрес. Кроме того… На Западной Третьей улице есть игорный дом «Золотая долина». Отправь туда пару парней, чтобы они все о нем выяснили. И еще… Ювелир Джордж Трент сейчас где-то пьет. Скажи своим ребятам, чтобы его нашли. Получи его описание у людей, которые его знают. Если понадобится, переверни его офис вверх дном. У него есть молодая племянница, Вирджиния, которая живет в его доме. Адрес найдешь в телефонном справочнике. Достань фотографию и описание Трента, и пусть твои люди его ищут. Он должен быть где-то, где есть выпивка и можно играть на деньги. – А как насчет женщин? – спросил Дрейк. – Не знаю, может, и это тоже. Принимайся за работу, пока тут не появилась полиция. Дрейк, двигаясь так быстро, насколько только был способен, скрылся в коридоре, и скоро Мейсон уже услышал его голос, отдававший распоряжения по телефону. С улицы послышался визг тормозов останавливающейся машины. Мейсон, стараясь выиграть для Дрейка еще хоть немного времени, вышел на улицу, чтобы встретить полицейских на дороге к дому. – Вас зовут Дрейк? – спросил один из полицейских. – Нет, меня зовут Мейсон, я нашел тело, – ответил адвокат. – Мне казалось, вас зовут Дрейк. – Нет, – покачал головой Мейсон. – Вот, посмотрите, моя визитка. – Он начал копаться в кармане, доставая визитницу, чтобы отвоевать драгоценные секунды. – Так в чем же дело? – спросил другой полицейский. – Понятия не имею, – ответил Мейсон. – Я просто зашел к Остину Куленсу, хотел задать ему пару вопросов по делу, которое мы обсуждали сегодня днем. Я увидел, что в доме нет света и дверь открыта, вошел и наткнулся на труп… – Сейчас свет горит, – заметил один из офицеров, показывая на правое крыло дома. – Это все из-за предохранителей, – объяснил адвокат. – Наверное, сгорел только один. В комнате, где лежит труп, света нет. Но радио там все еще работает. – А кто включил свет в другой части дома? – поинтересовался офицер. – Его включили только для того, чтобы найти телефон. – Ладно, мы войдем в дом и сами все осмотрим. Мне казалось, что в радиосообщении вас назвали Дрейком. Мейсон решил, что тянуть резину дальше уже невозможно, и признался: – Мистер Дрейк сопровождал меня. – Где он сейчас? – В доме. – Почему, черт побери, вы сразу об этом не сказали? – Как это – почему? – Мейсон сделал вид, что очень обиделся. – Вы не спрашивали. Я как раз вышел к вам навстречу, чтобы рассказать о том, что вы найдете внутри. – Чем сейчас занимается Дрейк? – Ждет вас. Один из полицейских взял Мейсона за локоть, второй быстро побежал к дому. Когда они все вместе вошли внутрь, из коридора появился Дрейк с сигаретой в зубах. – Привет, ребята, – заулыбался он. – Как я понимаю, мой звонок не остался незамеченным. Это я заявил об убийстве. – Хорошо, – сказал один из офицеров. – Ваши документы. Дрейк показал свою визитку и лицензию частного детектива. – Вы ведь ничего тут не трогали, да? – поинтересовались служители закона. – Ничего, кроме телефона, – ответил Дрейк. – А зачем вы трогали телефон? – Я же должен был как-то сообщить в полицию, не так ли? – Дрейк специально не трогал телефон в комнате, где мы нашли труп, – сказал Мейсон. – Там мы вообще ничего не трогали. В человека стреляли один раз. Наверное, мотивом было ограбление. Вдалеке послышался вой сирены. – Ну вот и следственная бригада, Джим, – засуетился один из офицеров. – Давай-ка быстро все осмотрим, пока они не подъехали… Черт, в коридоре темновато. – Как я и говорил, – заметил Мейсон. – Сгорел один из предохранителей. – Как же вы тут ходили в темноте? – спросил полицейский. – С карманным фонариком. – Где он? Мейсон достал из кармана фонарь. – Вы всегда носите с собой фонарь? – с подозрением спросил офицер. – Это фонарь Дрейка, – ответил Мейсон. – Он всегда носит его с собой. Один из полицейских достал из кармана свой фонарик и осветил комнату. Затем он посветил на лежащее на полу тело и прокомментировал: – Да, он точно мертв. Машина с сиреной остановилась перед домом. На дорожке, ведущей к крыльцу, послышались шаги. Через мгновение на пороге вырос сержант Голкомб из отдела по расследованию убийств. – Так, значит, и вы в этом замешаны? – спросил он у Мейсона. – Я ни в чем не замешан, – с достоинством ответил адвокат. – Так что вы тут делаете? – Хотел встретиться с мистером Куленсом по делам. – По каким делам? – По тем, насчет которых он со мной консультировался. – Он был вашим клиентом? – Не совсем. – Хорошо, тогда в чем заключались ваши дела? – Я разыскивал ювелира по имени Джордж Трент. У меня были причины предполагать, что Куленс может что-то знать о нем. – Почему вы так думали? – Можете назвать это просто интуицией. – Нет, не могу, – отрезал Голкомб. – Кроме того, это совершенно нелогично. – Ну ладно, – проговорил Мейсон, не скрывая злости. – Это была не интуиция, и это нелогично. И что с того? – Отведите этих двоих в отдельную комнату, – обратился Голкомб к полицейским. – Не разговаривайте с ними и не позволяйте им разговаривать с вами. Не разрешайте им никуда звонить. Не давайте им ничего трогать. – Он повернулся к прибывшим вместе с ним экспертам: – Итак, ребята, давайте-ка осмотрим дом. Начнем с этой комнаты. Я хочу, чтобы вы исследовали тут каждый дюйм… За дело. Мейсона и Дрейка проводили в столовую, где один из полицейских молча указал им на стулья и так же молча продолжал за ними наблюдать. Мейсон слышал, как следователи начали подниматься по лестнице, затем шаги зазвучали в коридоре на втором этаже. Скоро к дому подъехала еще одна машина, и в прихожей тоже послышались шаги. Через двадцать минут в столовую пришел сержант Голкомб – допросить пленников. Но через пятнадцать минут он знал не больше, чем в начале допроса. – Ладно, – сдался сержант. – Вы, птички, можете быть свободны. Но что-то во всем этом мне совсем не нравится. – Не представляю, что еще мы могли бы сделать, чтобы помочь вам, – сказал Мейсон. – Дрейк вызвал полицию сразу же, как только мы нашли тело. – Где вы были перед тем, как прийти сюда? – спросил Голкомб. – Так уж получилось, что непосредственно перед тем, как прийти сюда, я был в аптеке, звонил по телефону-автомату, – ответил Мейсон. – Кому? – Моему секретарю, если вас это так интересует. – По какому поводу? – Пытался выяснить адрес одного из клиентов. – Этот адрес? – Нет, речь шла о другом клиенте, – сказал адвокат. – О ком? – не унимался Голкомб. – Это к делу не относится. К тому же я так и не выяснил адрес. – Тогда почему вы решили прийти сюда? – Хотел поговорить с Куленсом. – И поговорить с ним вам срочно понадобилось сразу после того, как вы не смогли выяснить тот, другой адрес? – Если честно, адрес Куленса я нашел в телефонной книге в аптеке, – сказал Мейсон. – Ладно, можете идти, – махнул рукой Голкомб. – Не забудьте, Дрейк, ваша лицензия на днях заканчивается. – Я расцениваю это как попытку запугивания, – заявил адвокат. – Дрейк все это время пытался помочь вам. Мы оба ответили на все ваши вопросы. – Это уж точно, – буркнул Голкомб. – Только у меня почему-то такое странное чувство, что я задавал не те вопросы. – Тогда чего же вы ждете? Задавайте те вопросы, на которые хотите получить ответ, – любезно предложил Мейсон. – Как, черт возьми, я могу это сделать, если не знаю, о чем спрашивать? – Ну-у… – развел руками адвокат. – Как, черт возьми, я могу ответить на ваши вопросы, если вы их не задаете? – Идите! – Голкомб указал пальцем на дверь. – И только попробуйте найти еще хоть один труп до следующего утра. Иногда частные детективы слишком усердствуют, если вы понимаете, о чем я говорю, Дрейк. Дрейк хотел было ему ответить, но Мейсон его опередил. – Вы имеете в виду, что в будущем Дрейку не стоит сообщать в полицию, если он, не дай бог, наткнется на чей-нибудь труп? – уточнил он. – Вы прекрасно знаете, что я имею в виду! – Голкомб побагровел от злости. – Уходите. Полицейские проводили их по коридору, в котором к тому времени уже было полно газетных репортеров, судмедэкспертов и полицейских. – Черт бы его побрал! – выругался Дрейк, когда они уже были на полпути к машине. – Он постарается сделать все возможное, чтобы мне не продлили лицензию. – Голкомб просто злится оттого, что ничего не может сделать, – рассмеялся Мейсон. – Он не может аннулировать твою лицензию без причины, а причина-то никак не находится. Только попробуй с ним не спорить, и он так и будет тебе постоянно надоедать. Но если хоть раз ему ответить, он сразу же поймет, где его место. – Но все-таки давай пока не будем находить никаких трупов, – попросил Дрейк. – Согласен, – кивнул Мейсон. – Куда теперь? – Туда, откуда мы сможем позвонить в твой офис и выяснить, что у них нового. Если никаких новостей не появилось, поедем в «Золотую долину» и постараемся что-нибудь разузнать, пока полиция всех там не разогнала. – Вот это-то мне и не нравится в твоей работе, Перри, – сказал Дрейк. – Ты всегда пытаешься во всем опередить полицию. – Так уж я защищаю своих клиентов. – И в один прекрасный день это будет стоить мне лицензии. – По причине? – По причине того, что я укрываю от полиции информацию. – И что же такого ты знаешь, что стоило бы рассказать полиции? – поинтересовался Мейсон. – Ничего. Но интуиция подсказывает мне, что ты что-то такое знаешь. – Ну что ж… – Мейсон усмехнулся. – Тогда постарайся не читать мои мысли. Другими словами, Пол, советую тебе как адвокат: не веди себя как баран, а будь настоящим бараном и делай, что тебе говорят, не раздумывая. – Ладно, Перри, считай, что я баран, – вздохнул Дрейк. Глава 5 Мейсон ездил по району в поисках места для парковки. – Кстати, Пол, что твои ребята разузнали о «Золотой долине»? – спросил он у детектива. – Понимаешь, Перри, – начал Дрейк, – сведения довольно отрывочные. У моих людей совсем не было времени. Ну, сначала это место было просто обыкновенным рестораном. Оно называлось «Золотое блюдо». Хозяева поменяли название на «Золотую долину», когда открыли на втором этаже игорный дом. – Хозяев несколько? – уточнил Мейсон. – Двое, Билл Голдинг и Ева Танис. Их считают мужем и женой, но они не состоят в браке. – Они хорошо разбираются в игорном бизнесе? – Еще как! Голдинг сначала подвизался в Сан-Франциско, потом следил за игрой в большом казино в Мехико. Затем вернулся сюда. Горел желанием открыть собственное игорное заведение, как только появятся деньги. – А как насчет девушки? – Ева Танис работала в Сан-Франциско, в том же месте, где и Голдинг. Она приносила мужчинам выпивку и помогала им расставаться с деньгами. Понимаешь, заставляла их чувствовать себя на все способными. Флиртовала и давала парням понять, что скупердяй никогда не завоюет сердце прекрасной дамы. Тогда они теряли голову и ставили на кон снова и снова. – И это все? – Да… Все, что нужно игорному дому, – это чтобы продолжалась игра. – А что, если парни выигрывают? – Тогда она от них не отстает – заставляет играть, пока казино не получит свои деньги назад. А если кто-нибудь закончит игру раньше, она потом с ним свяжется, назначит пару встреч и опять затащит в казино. К тому времени парень уже на крючке и снова готов ставить на кон все до последнего цента. А потом все заканчивается. Мейсон повернул за угол и припарковал машину. – Не слишком-то похоже, чтобы тут было что-то серьезное, – проговорил он, рассматривая фасад здания. – Это только на первый взгляд, – ответил детектив. – Они не слишком-то хотят, чтобы все знали о том, чем тут занимаются. – Ясно, – кивнул адвокат. Они беспрепятственно прошли мимо кассы, за которой сидела довольно симпатичная блондинка. Им никто не помешал подняться по темной лестнице на второй этаж и попасть в тускло освещенный коридор, в начале которого было сооружено что-то вроде пропускного пункта, как в общежитии. На столе лежала конторская книга, стояли маленький звонок и табличка «Для вызова менеджера нажать на кнопку». Дрейк нажал на кнопку. – Нам лучше притвориться слегка поддатыми, – шепнул он адвокату. Мейсон достал бумажник, навалился на стол и принялся считать деньги с видом изрядно выпившего человека, старающегося выглядеть трезвым. Дверь рядом со столом открылась, и на пороге появился мужчина. – Вам, парни, чего надо? – спросил он. Мейсон сфокусировал на нем взгляд и ухмыльнулся. – Развлечений. Чего нам еще надо? – осклабился Дрейк, вяло махнув рукой в сторону другого конца коридора. – Я что-то не совсем понял, – нахмурился страж. – Брось, Пол. – Мейсон икнул и убрал деньги обратно в бумажник. – Мы здесь никому не интересны. Пойдем куда-нибудь еще. – Только через мой труп! – воспротивился Дрейк. – Это казино должно мне сто сорок баксов, и я собираюсь отыграть их! – Ладно, парни, проходите, – сдался мужчина за столом. – Вторая дверь налево. Они пошли по коридору, который ничем не отличался от коридора обычного общежития, и позвонили во вторую дверь по левой стороне. Послышался лязг открывающегося засова, и дверь отворилась. Раздельные когда-то комнаты сейчас были объединены в одно большое помещение, довольно симпатично обставленное. Крашеные деревянные полы прятались под разноцветными коврами. На стенах висели бездарные картины, но у каждой из них была своя подсветка, как у настоящих шедевров в музеях. В зале стояли два стола с рулеткой, два для игры в «очко» и «колесо фортуны». Бар в дальнем конце поблескивал зеркалами. Всего в помещении собралось тридцать-сорок мужчин и пятнадцать женщин, восемь из которых были в вечерних платьях с декольте. Почти все мужчины носили костюмы, хотя Мейсон заметил двоих довольно просто одетых парней. – Не будем терять время, – шепнул адвокат. – Мы уже и так далеко зашли, придется теперь идти до конца. – Согласен, – отозвался Дрейк. Они подошли к бару. – Пару «Олд-Фэшндс». – Мейсон положил на стойку пять долларов. – И скажи Биллу Голдингу, что мы хотим с ним поговорить. – Кто именно? – спросил бармен. – Мы. – Кто вы такие? – Передай ему это. – Мейсон протянул бармену свою визитку. – И не забудь про выпивку. Бармен кивнул, подозвал охранника и что-то прошептал ему, не сводя глаз с Дрейка и Мейсона, затем передал ему визитку адвоката. Охранник взглянул на карточку и скрылся в дверях. Бармен уже смешал «Олд-Фэшндс», когда снова появился охранник, кивнул ему и занял свое место у дверей. – О'кей, ребята, – сказал бармен. – Голдинг вас примет. Он вернул сдачу с пяти долларов. – Останься здесь, Пол, – распорядился Мейсон. – Гляди в оба. Он оставил свой стакан на стойке и пересек зал. Охранник открыл перед ним дверь. Адвокат раздвинул тяжелые зеленые портьеры и прошел в офис. Человек, сидевший за столом, холодно на него взглянул. Женщина в синем вечернем платье стояла возле стола. У нее были черные волосы и такого же цвета глаза, в которых светилось любопытство, и ей не удавалось это скрыть. На накрашенных красной помадой губах не было даже намека на улыбку. Она выглядела просто великолепно, в отличие от мужчины, сидевшего за столом. Его лицо было сплошь расчерчено морщинами. На бледных щеках алели два пятна – нездоровый румянец. Глаза у него были такие же черные, как у женщины, но в них затаились злость и жадность. – Садитесь, – хрипло пригласил мужчина. Мейсон уселся на кожаный диван и вытянул вперед скрещенные ноги. Наступила тишина, и скоро стало совершенно ясно, что мужчина и не собирается представлять женщину, а та совсем не намерена уходить. Мейсон взглянул на нее, доставая из кармана портсигар. – Вы не против, если я закурю? – Наоборот, – ответила женщина. – Я к вам присоединюсь. – Она направилась к адвокату. Вечернее платье подчеркивало ее прекрасную фигуру. – Не вставайте. Мейсон зажег спичку, и женщина прикурила. – Ну, чего вы хотели? – прохрипел мужчина, сидевший за столом. – Где камни, которые вы получили от Джорджа Трента? – спросил Мейсон. Черноглазый покраснел и нервно заерзал. – Так, значит, вот вы о чем… – Успокойся, Билл, – сказала женщина, усаживаясь на диван рядом с Мейсоном. – Я не получал от Трента никаких драгоценностей, – заявил Голдинг. – Несколько часов назад здесь был Остин Куленс. – Не знаю я никакого Остина Куленса. – Крупный мужчина, – продолжал Мейсон, – примерно шести футов роста, лет сорока, на руке большой перстень. – Я его не встречал. – Он был здесь, задавал вопросы о Джордже Тренте и говорил о камнях, которые тот вам оставил. – Его здесь не было. Сюда никто такой не приходил. – Думаю, это неправда, – спокойно произнес Мейсон. – Вы хотите сказать, что я вру? Мейсон холодно улыбнулся: – Давайте скажем, что вы немного ошибаетесь. – Ну что ж… Я не вру и не ошибаюсь. Раз уж вы смогли сюда войти, то без труда найдете выход. И вам лучше поторопиться, пока вы еще можете выйти сами. – Я смотрю, у вас хорошее радио, – пропустив последнюю реплику мимо ушей, сказал Мейсон. – Да, мне оно тоже нравится, – пробурчал Голдинг. – Может, послушаем какую-нибудь музыку? – Это вам не магазин, и я не продавец-консультант, – огрызнулся хозяин заведения. – Я спросил об этом, – продолжал Мейсон, – потому что заметил, что оно настроено на полицейскую волну. Возможно, вы слышали сообщение о том, что Куленса убили. – Не понимаю, о чем вы говорите. – По дороге сюда Куленс сделал один телефонный звонок. Возможно, это как-то изменит сложившуюся ситуацию. – Вы не в своем уме! – воскликнул Голдинг. – Конечно, я могу понять вашу позицию. Владея таким заведением, вы не слишком-то хотите привлекать всеобщее внимание. И вы бы предпочли, чтобы полицейское расследование вас не коснулось. – Ну-ну, уже интересно. – Голдинг прищурился. – Вы поете соло, но не думайте, что я спою с вами дуэтом. – Но если бы вы проявили хоть капельку дружелюбия, мы могли бы все с вами обсудить. Если же нет, я могу позвонить своему приятелю, сержанту Голкомбу из отдела по расследованию убийств, и кое-что ему рассказать. Он недавно обвинил меня в укрывательстве информации, так что сейчас мне это очень бы помогло. – Давайте, – хмыкнул Голдинг. – Звоните хоть самому президенту, меня это не волнует. – Нет, – задумчиво произнес Мейсон. – Вполне хватит и одного Голкомба. Он заявится сюда и примется задавать вопросы… Не только вам двоим, но и вашим посетителям в игровом зале. Возможно, они видели, как Куленс входил сюда. Человек за столом молча уставился на Мейсона. – Не слишком-то приятно будет, а? – усмехнулся адвокат. Голдинг смочил кончиком языка пересохшие губы, нервно перевел взгляд с Мейсона на сидевшую рядом с ним женщину и заявил: – Он просто блефует. – Возможно, он и блефует, – задумчиво произнесла женщина. – Но пока что все козыри у него. – Спасибо, – сказал Мейсон, не сводя взгляда с Голдинга. – Не благодарите меня, – ответила Ева. – Благодарите свою удачу. Вам бы стоило попробовать сыграть в рулетку. Похоже, вам сегодня везет. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/erl-gardner/delo-o-tufelke-magazinnoy-vorovki/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.