Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дело о позолоченной лилии

Дело о позолоченной лилии
Дело о позолоченной лилии Эрл Стенли Гарднер Перри Мейсон #52 У Перри Мейсона – новые клиенты и дела! Знаменитому адвокату предстоит понять мотивы жены убитого богача. Эрл Стенли Гарднер Дело о позолоченной лилии Глава 1 Стюарт Бедфорд вошел в свой кабинет, повесил шляпу, прошел за большой письменный стол орехового дерева, который подарила ему жена на день рождения год назад, и сел во вращающееся кресло. Он сразу обратил внимание на утреннюю газету, оставленную секретарем Эльзой Гриффин и развернутую таким образом, чтобы в глаза бросился портрет миссис Бедфорд. Это была удачная фотография Анны Роан Бедфорд, хорошо передававшая блеск ее глаз и живость натуры. Стюарт Бедфорд не без основания гордился своей женой. К этой гордости примешивался радостный трепет обладания и чувство, что он, пятидесятилетний мужчина, тем не менее сумел сделать ее счастливой. Бедфорд славился своим здоровьем, деловыми связями и влиятельными друзьями, не забывая при этом утверждать свое и без того солидное общественное положение. Его первая жена умерла почти двенадцать лет назад. После ее смерти многие его друзья были бы рады вернуть приятеля к холостяцкой жизни, но Бедфорда такая перспектива не устраивала. Первое время он действительно погрузился в дела, продолжая добиваться финансового успеха, и гордился влиянием, которым пользовался в деловом мире, как гордился бы сыном, если бы он у него был. Позднее он познакомился с Анной Роан, его жизнь стала подобна урагану, который не затих и после свадьбы в Неваде. Анна была очень довольна своим новым общественным положением. Бедфорд по-прежнему главным образом интересовался своим бизнесом, но теперь не это было его основным занятием. Он хотел, чтобы Анна вела такой образ жизни, который сделал бы ее счастливой, и поэтому старался изо всех сил. Однако ее непосредственность и столь явная благодарность заставляли его чувствовать себя почтенным родителем. Бедфорд уселся за стол и стал читать газету, когда в кабинет тихо вошла Эльза Гриффин. – Доброе утро, Эльза, – сказал он. – Хорошо, что ты обратила мое внимание на отношение прессы к приему, который устроила миссис Бедфорд. Спасибо. – Улыбка подтвердила его благодарность. Это была милая улыбка. Для Стюарта Эльза была прежде всего удобной вещью, как пижама или шлепанцы. Она работала у него уже пятнадцать лет и знала все его желания и прихоти так, как будто читала мысли. После смерти первой жены между ними были романтические отношения. Он даже собирался жениться на ней, но то было до знакомства с Анной. Бедфорд понимал, что своей женитьбой наносит тяжелый удар Эльзе, но мог контролировать свершившееся не больше, чем вода, которая вдруг захотела бы остановиться на краю водопада. Он вступил в брак. Эльза Гриффин, поздравляя его, пожелала счастья и снова отступила в тень, заняв место доверенного секретаря. – Вас ждет человек, – сказала Эльза. – Кто он и что ему нужно? – Он назвался Денхемом. Он сказал, что Бинни Денхем хочет видеть вас и подождет. – Бенни Денхем? – удивился Бедфорд. – Я не знаю никакого Бенни Денхема. Как получилось, что он захотел увидеть меня? Отправь его к кому-нибудь из моих заместителей… – Он не Бенни, а Бинни, и он говорит, что у него личное дело, – поправила Эльза, – и будет ждать, пока вы не сможете его принять. Я не думаю, что он уйдет. Он действительно намеревается дождаться вас. В ответ Бедфорд презрительно фыркнул: – Я не в состоянии принимать каждого Тома, Дика и Гарри, которые будут являться сюда и настаивать на разговоре со мной по личному делу. – Я это знаю, – отозвалась Эльза, – но мистер Денхем… в нем что-то… это трудно описать… какая-то настойчивость и… ну, что-то вроде испуга. – Испуга? – удивился Бедфорд. – Не совсем. Впечатление такое, что у него какое-то страшное нетерпение. Хочет, чтобы его, несмотря ни на что, приняли. Он сидит неподвижно на стуле и ждет. Мне кажется, он смотрит на меня каким-то странным взглядом. Я бы хотела, чтобы вы приняли его. – Хорошо, – сдался Бедфорд. – Черт возьми! Надо узнать, чего он хочет, и выгнать к чертовой матери! Личное дело! А он не похож на старого школьного друга? – Нет, нет! Ничего подобного. Здесь что-то другое и, как мне кажется, очень важное. – Хорошо, – улыбнулся Бедфорд. – Я доверяюсь твоей интуиции. Мы избавимся от него прежде, чем примемся за почту. Пусть войдет. Эльза вышла из кабинета, и через несколько мгновений в дверях появился Бинни Денхем. Он вошел с поклоном и извиняющейся улыбкой, но глаза его смотрели твердо и оценивающе, как будто речь шла о жизни и смерти. – Я рад, что вы приняли меня, мистер Бедфорд, – начал он. – Я боялся, что у меня будут неприятности, если я вас не повидаю. Дельберт сказал мне, чтобы я обязательно повидал вас, ждал как угодно долго, а Дельберт очень тяжелый человек, и мне не хотелось бы перечить ему. Какое-то внутреннее чувство подсказало Бедфорду, что нужно быть настороже. – Садитесь, – предложил он. – А что за черт этот Дельберт? – Он мой коллега. – Партнер? – Нет, нет. Я не партнер. Я коллега. Он мой товарищ. – Хорошо, садитесь же. Расскажите мне, что вам угодно. Но вы должны говорить кратко. У меня несколько деловых встреч сегодня утром, и еще надо посмотреть почту. – Да, сэр. Большое спасибо, сэр. Бинни Денхем осторожно присел на краешек стула перед столом. Он снял шляпу и прижал ее к животу. Он не мог скрыть, что у него дрожат руки. – Ну? – торопил его Бедфорд. – Речь идет о капиталовложении. – Денхем шумно выдохнул. – Дельберт, кажется, нуждается в деньгах для финансирования своего предприятия. Ему нужно всего двадцать тысяч, и он сможет вернуть их… – Что это значит, черт возьми? – воскликнул Бедфорд. – Вы сказали моему секретарю, что хотите видеть меня по личному делу. Я не знаю вас. Я не знаю Дельберта, и меня не интересует его предприятие стоимостью в двадцать тысяч. Если это все… – Вы не поняли меня, сэр, – запротестовал этот несносный человек. – Видите ли, тут замешана ваша жена. От подступившей ярости Бедфорд вспыхнул, но какое-то внутреннее чувство снова подсказало ему, что он должен быть осторожен. – Моя жена? – переспросил он. – Что-то в этом роде, сэр. Вы, конечно, понимаете, какой сейчас спрос на такие вещи. Эти журналы… Я уверен, что вы любите их не больше, чем я. Я никогда не читаю подобных вещей и уверен, что вы тоже не читаете ничего подобного. Но вы, видимо, знаете, что они очень популярны. – Ладно, – сказал Бедфорд. – Бросьте крутить, выкладывайте все начистоту. – Да, конечно… Видите ли, мистер Бедфорд, вы не знаете Дельберта. Он очень настойчив. Когда он чего-нибудь хочет, то действительно… – Хорошо, продолжайте, – огрызнулся Бедфорд. – Что там насчет моей жены? Почему вы впутываете ее имя? – О, я только упомянул ее имя… Видите ли, я знаю Дельберта и, хотя я прощаю ему его идеи… – Какие идеи? – Ему нужны деньги. – Хорошо, ему нужны деньги. А дальше что? – Он думает, что вы сможете предоставить ему их. – А моя жена? – спросил Бедфорд, испытывая страстное желание схватить этого человека за шиворот и вышвырнуть из своего кабинета. – Сведения о вашей жене… – Какие сведения? – Уголовные сведения, отпечатки пальцев, – Денхем сообщал все это спокойным, извиняющимся тоном. Наступило ледяное молчание. Бедфорд был отличным игроком в покер и великолепно разбирался в делах, он отлично понимал, куда клонит Денхем. Но что он знал об Анне Роан? У нее был несчастливый брак до него, и она не любит говорить об этом. Там было что-то вроде трагедии. Самоубийство ее мужа явилось признанием его никчемности и финансовой несостоятельности. После него осталась небольшая страховка, которая давала возможность молодой вдове вести весьма скромный образ жизни. Она два года путешествовала за границей, а потом встретилась с ним. – Выкладывайте карты на стол! – приказал Бедфорд и сам был поражен своим голосом. – Что это? Шантаж? – Шантаж?! – воскликнул человечек с ужасом. – О бог мой! Нет, мистер Бедфорд! Боже мой, конечно нет. Элвин Дельберт не стал бы делать ничего подобного. – Так что ж это? – допытывался Бедфорд. – Мне представился удобный случай вложить эти деньги в предприятие. Я думаю, и вы согласитесь, что это звучит солидно, и ваши двадцать тысяч долларов вернутся к вам. Ну, скажем… Дельберт считает, через шесть месяцев. Я лично думаю, что это будет примерно через год. – А что там насчет сведений о моей жене? – упорно гнул свое Бедфорд, едва сдерживаясь от ярости. – О, это точка зрения, сэр. Дельберту нужны деньги, и он считает, что вы можете дать ему взаймы. Ну и конечно, эта информация, а он знает, сколько журналы готовы заплатить за подобные материалы. Я разговаривал с ним. И уверен, что больше двадцати тысяч они ему не заплатят, но Дельберт считает, что они заплатят ему больше, если информация будет подтверждена. – Подтверждена? – О, конечно, сэр! Иначе я не сидел бы здесь. – Что значит – подтверждена? – Ну, полиция может проверить отпечатки пальцев и сделать несколько проверочных фотографий. – Разрешите мне взглянуть. – Я больше предпочитаю разговаривать о капиталовложениях, мистер Бедфорд. И только таким путем представить вам их. Однако я вижу ваше нетерпение… – Что насчет информации? – спросил Бедфорд. Человечек прижал к себе шляпу левой рукой, а правой достал из кармана большой конверт. – Я действительно не собирался разговаривать с вами таким образом, – сказал он с сожалением. Он положил конверт на стол и подвинул его. Бедфорд открыл конверт и заглянул внутрь. Или это была дьявольски тонкая работа с фото, или это действительно была Анна Роан… Фото Анны, сделанное несколько лет назад. Это была она, ее блеск глаз, ее посадка головы, ее изгиб губ… а под фото значился кодовый тюремный номер, располагались отпечатки пальцев. Как будто издалека до него донесся голос Денхема: – Этот номер означает, что ее посадили за мошенничество, мистер Бедфорд. Знаю, вам любопытно узнать это. Я и сам заинтересовался, когда впервые увидел это фото. – В чем ее обвинили? – У нее были драгоценности, которые она застраховала. Но совершила ошибку, заложив их прежде, чем сообщилось о краже. Она получила страховку, а потом обнаружилось, что драгоценности были заложены. Ну а в таких делах полиция работает весьма эффективно. – Чем все это кончилось? Она отсидела срок или ее приговорили условно? Снято ли обвинение сейчас? – Боже мой! Да откуда мне знать! Я не уверен, что даже Дельберт знает, – торопливо говорил Денхем. – Это все, что он мне дал. Он сказал, что если отнесет это в журналы, то они хорошо ему заплатят. Я сказал, что журналы не заплатят ему суммы, которая необходима для вложения в дело, и, откровенно говоря, мне не нравятся такие дела. Я не люблю журналы, которые суют нос во все… – Понимаю, – мрачно прервал его Бедфорд. – Понимаю. Он внимательно разглядывал фотокопию полицейского досье на свою жену: данные роста, веса, приметы внешности. Это, несомненно, шантаж. Он слышал о таких вещах. Этот маленький человечек, прижимающий дрожащими руками шляпу к животу, с постоянно извиняющейся улыбкой, шантажист, а он, Бедфорд, объект этого шантажа. Бедфорд по опыту знал, что необходимо делать в таких случаях. Ему хотелось как следует вздуть этого человека, вышвырнуть его из кабинета, наконец, отдать в руки полиции. Конечно, он может это сделать, да и полиция поможет ему. Но кто знает, что это за таинственный Дельберт? Может, и в самом деле этот материал и это дело он и в глаза не видел? А если он отнесет материал в журнал и там в самом деле ухватятся за него… Они падки до сенсаций подобного рода. Настоящие ли это полицейские документы или липовые – одинаково будет плохо: пока в журнале разберутся, гласность повредит ему. – Мне нужно время подумать, – сказал он. – Сколько вам нужно времени? – спросил Денхем. Впервые его голос звучал твердо и властно и даже руки перестали дрожать. – Я хочу убедиться в правдивости этих фактов. – Вы не верите документам? – Вы знаете, что я имею в виду. А теперь убирайтесь и дайте мне подумать. – О, но я хочу еще кое-что сказать вам, – заметил Денхем. – Дельберт уверен, что вы получите назад все свои деньги до последнего цента. Весь вопрос упирается в оборот капитала, мистер Бедфорд, и… – Знаю, знаю, – перебил его Бедфорд. – Дайте мне время на размышление. Бинни Денхем незамедлительно встал. – Простите, что потревожил вас без предупреждения, мистер Бедфорд. Я знаю, насколько вы заняты. Я ухожу. – Одну минуту. Как мне связаться с вами? Повернувшись к нему, Денхем вежливо и тихо ответил: – О, я сам свяжусь с вами, сэр, если вы не возражаете. И конечно, поговорю с Дельбертом. До свидания, сэр! И маленький человечек исчез. Глава 2 В этот вечер они обедали вдвоем. Бедфорд избегал встречаться взглядом с Анной и презирал себя за это. А после ужина он удалился в свой кабинет. Поднос, на который Анна поставила бокалы с коктейлем, унес с собой. В кабинете он засунул поднос в коробку из-под рубашек, которые недавно купила ему Анна. Утром, провожая мужа на работу, Анна увидела у него в руках коробку с рубашками. Он объяснил, что ему не понравился цвет рубашек и он решил обменять их. Разумеется, этим займется Эльза. На мгновение он почувствовал неловкость, глядя в серые открытые глаза жены, но она лишь испытующе посмотрела на него и ничего не сказала. Он, как обычно, поцеловал ее и отправился на работу. Войдя в кабинет, Бедфорд решил приняться за дело, о котором не имел пока ни малейшего представления. Он спустился вниз и купил в магазине древесный уголь и кисточку. Вернувшись в кабинет, посыпал углем поднос и обрадовался, обнаружив на нем несколько отпечатков пальцев жены. Теперь оставалось сравнить эти отпечатки с теми, которые принес вчерашний посетитель. Стюарт Бедфорд был так занят этой работой, что не заметил, как в кабинет вошла Эльза Гриффин. Она остановилась за его спиной и с любопытством следила за действиями шефа. Наконец он заметил ее. – Я не хочу, чтобы мне мешали, – резко сказал он. – Я знаю, – понимающе кивнула она, – и надеюсь, что смогу вам помочь. – Не сможешь. – Детективы пользуются более совершенными методами, – сообщила она. – Например, у них есть специальная целлофановая пленка, с ее помощью удобно не только снимать отпечатки пальцев, но и сравнивать их между собой. С нескрываемым удивлением Бедфорд повернулся к ней. – Послушай, ты понимаешь, о чем ты говоришь? – Вы, видимо, забыли, что оставили включенной внутреннюю связь, когда принимали вчера мистера Денхема. – Черт возьми, неужели? Кивком она подтвердила оплошность шефа. – Черт возьми, – повторил он. – Я был уверен, что выключил. – Не выключили. – Ладно, – согласился он. – Достань мне такую пленку. – У меня есть немного, заодно я принесу и ножницы. Она принесла все, что нужно, и принялась за дело. Он с удивлением следил за ее умелыми действиями. – Кажется, ты неплохо разбираешься в этом деле, – сказал он. Эльза рассмеялась. – Хотите верьте, хотите нет, но я прошла заочные курсы детективов. – Зачем? – Сама не знаю, – весело отозвалась она. – Просто мне нечего было делать, а методика детективных расследований всегда интересовала меня. Я думала, что сумею развить свою наблюдательность. – Да ты молодец. – Он довольно улыбнулся. – Действуй! Эльза Гриффин действовала со знанием дела, и через пятнадцать минут, к своему ужасу, Бедфорд убедился, что отпечатки пальцев, снятые с подноса, полностью идентичны отпечаткам на копии полицейского досье. – Ну, поскольку ты все знаешь, Эльза, – сказал Бедфорд, – что ты могла бы предложить? С минуту она стояла молча, лишь взглядывая на Бедфорда, затем сказала: – Эту проблему вы должны решить сами. Начнете платить – конца этому не будет. – А если я не стану? – спросил он. Она пожала плечами. Бедфорд поглядел на поднос, испытывая полную беспомощность. Он знал, чем это будет для Анны Роан, когда все откроется. Разве она не была веселой и счастливой? Бедфорд почти зрительно представил ее состояние, если какой-либо журнал опубликует эти сведения. Обманщица, авантюристка, сумевшая хитростью женить на себе бизнесмена! Нет, выбора у него нет, он не должен допустить, чтобы это случилось. Он знал, что некоторые сразу же откажут ей в знакомстве, другие будут сочувствовать и жалеть ее, но все они станут судачить за ее спиной. Круг замкнется… вынуждая уехать куда-нибудь за границу… Но у нее случится, ко всему прочему, нервное расстройство… Она никогда не вернется назад, он потеряет ее! Эльза Гриффин, казалось, читала его мысли. – Вы должны немного поиграть с ними, – посоветовала она. – А тем временем попытаться узнать о них. Должны же они иметь слабости. Помнится, я читала один роман, где герой был в подобном положении… и… – Что «и»? – спросил Бедфорд. – Конечно, это только роман. – Говори. – Он не мог отказаться от платежа, и ему грозила опасность. Но он был достаточно умным человеком… Конечно же это роман. Там их было двое, как и в вашем случае. – Продолжай! Что же он сделал? – Он убил одного из шантажистов и устроил так, что все улики пали на другого шантажиста, и того обвинили в убийстве. Этот шантажист пытался рассказать в суде правду, но присяжные только смеялись над ним и отправили беднягу на электрический стул. – Ну, это слишком, – буркнул Бедфорд. – Такое могло быть только в романе. – Я знаю, – согласилась она. – Это всего лишь роман… Но он так убедительно написан, что все кажется правдоподобным. Я хорошо запомнила его. Он просто поразил меня. Бедфорд с изумлением посмотрел на нее, он даже не подозревал о таких чертах ее характера. – Я никогда не знал, что ты такая кровожадная, Эльза, – заметил он. – Это был всего лишь роман. – Но он запал тебе в душу. И с каких это пор ты стала интересоваться детективными романами? – Это началось с чтения журнала, в котором описывались подлинные уголовные дела. – Тебе они нравились? – О да. Он снова испытующе посмотрел на нее. – Они заставляют ум работать, – сказала она с серьезным видом. – Я полагаю, что у тебя есть занятия. – Девушка должна чем-нибудь занимать свой ум, когда остается одна, – ответила она, защищаясь, но все же с оттенком вызова. Не выдержав ее взгляда, Стюарт торопливо отвел глаза. – Нам остается только ждать, Эльза. Когда бы ни позвонил Денхем, постарайся отделаться от него. Если он будет до предела настойчив, я поговорю с ним. – А что делать с этим? – Она кивнула на отпечатки пальцев. – Уничтожить. Надо избавиться от них, но только не оставляй в корзине для мусора. Порежь на кусочки и сожги. В этот день от Денхема не было известий. Очевидно, он пытался воздействовать на нервы Бедфорда. Дважды Бедфорд вызывал Эльзу. – Есть что-нибудь от Денхема? По выражению лица Эльзы он тут же понимал, что новостей нет. – Не стоит препятствовать ему, – изменил тактику Бедфорд. – Это ожидание куда хуже. Если он позвонит, немедленно соедини со мной. Если придет сюда, сразу же веди его ко мне в кабинет. Лучше выяснить все до конца. – Может быть, нанять частного детектива? – предложила Эльза. – Он проследит за ним, как только тот выйдет из дома. – К черту! – воскликнул Бедфорд. – Откуда я знаю, что можно доверять частным детективам? Они могут проследить его и узнать то, что знает он. Тогда вместо одного шантажиста я буду иметь двух. Лучше оставить все как есть… Вдруг тот парень и в самом деле нуждается в займе. Возможно, этот его партнер – Дельберт или как его там – сумасброд, которому нужен капитал, чтобы подняться на ноги. Может быть, он и в самом деле колеблется между мной и журналом и не знает, что лучше – продать информацию журналу или попросить у меня денег в долг. Эльза, если Денхем позвонит, немедленно соедини меня с ним. Я хочу поговорить с этими людьми, пока они не обратились в журнал. – Хорошо, – пообещала она. – Я немедленно сделаю это, как только он позвонит. Но Бинни Денхем в этот день не позвонил, и Бедфорд отправился домой, чувствуя себя осужденным, ожидающим помилования от губернатора. Анна Роан встретила его в красивом платье с глубоким декольте и с тщательно уложенными волосами. Он с тоской подумал, что еще один вечер им придется обедать вдвоем. Но она предупредила, что у них будет обед с друзьями, и он приободрился. Уйдя в свой кабинет, развернул пакет и, достав из него поднос, незаметно отнес на место. Обед в узком кругу друзей прошел великолепно. Анна держала себя отменно, и Бедфорд с удовольствием наблюдал восхищенные взгляды мужчин, обращенные на жену. Потом дворецкий позвал его к телефону. Он сказал, что звонит некий мистер Д., который нуждается в совете мистера Бедфорда. – Скажите ему, что в такое время я не подхожу к телефону, – мрачно ответил он. – Передайте, что он может позвонить мне завтра в контору или пусть оставит номер телефона, куда я смогу позвонить часа через два. Дворецкий с поклоном удалился. На мгновение Бедфорд почувствовал себя счастливым и решил, что он выиграл. Он покажет этим негодяям, что значит иметь с ним дело. Снова появился дворецкий. – Прошу прощения, сэр, – не совсем уверенно обратился он. – Мистер Д. сказал, что у него крайне важное сообщение для вас. Он говорит, его помощник вышел из-под контроля, а потому позвонит вам через двадцать минут. Это лучшее, что он может сделать. – Хорошо, – отпустил дворецкого Бедфорд. Он старался держаться спокойно, но чувствовал, как его постепенно охватывает паника. – Я поговорю с ним, когда он позвонит еще раз. После этого, весело перебрасываясь шутками с гостями, он бессознательно и часто поглядывал на часы, пока не перехватил недоумевающий взгляд Анны. Нет, ему все же следовало немедленно подойти к телефону. Из гостей, кажется, никто не обратил внимания на его состояние. Только глубокие глаза Анны неотрывно следили за ним. Ровно через двадцать минут после первого звонка дворецкий показался в дверях. Он поймал взгляд Бедфорда и кивнул. Бедфорд, стараясь сохранить спокойствие, распорядился: – Хорошо, Гарвей, я возьму трубку у себя в кабинете. Когда я начну разговаривать, вы положите трубку внизу. – Хорошо, сэр. – И дворецкий удалился. Бедфорд извинился перед гостями, торопливо поднялся в кабинет и схватил трубку: – Да, хэлло! Говорит Бедфорд. Он услышал полный извиняющихся ноток голос Денхема. – Мне очень жаль, что беспокою вас так поздно, но я подумал, что вам лучше все узнать. Видите ли, сэр, Дельберт разговаривал с кем-то, кто связан с журналами, и у него, кажется, не возникает трудностей в помещении материала… – С кем он говорил? – спросил Бедфорд. – Я не знаю, сэр, ей-богу, не знаю. Это был кто-то, имеющий связи с журналами. Оказывается, они платят довольно хорошо… – Чепуха! – воскликнул Бедфорд. – Ни один идиот не платит больших денег за такие вещи. И кроме того, если они опубликуют этот материал, я буду преследовать их в судебном порядке. – Да, сэр, я знаю. Вы хотели бы поговорить с Дельбертом? Я думаю, вы сумеете убедить его. У меня это не получилось. Утром он собирается сходить в какой-то журнал. Мне кажется, он думает, что там сразу выложат денежки. Вот это я и хотел вам сообщить. – Послушайте, – убеждал Бедфорд, – Дельберт не получит от них много денег. Скажите ему, чтобы он лучше связался со мной. – О, Дельберт не пойдет на это, сэр. Дело в том, что он вас очень боится. – Боится меня? – Конечно, сэр. Поэтому я… думал, вы поняли, сэр. Я думал, мы говорили вам… Видите ли, Дельберт хочет получить деньги, но боится, что вы можете заманить его в ловушку. Он вообще хотел сразу отдать материалы в журнал и официально получить от них сумму. Даже пытался отговорить меня обращаться к вам. Он боится, как бы вы… – Ваш Дельберт – дурак, – не сдержался Бедфорд. – Я не хочу, чтобы мне указывали, как и что делать. – Да, сэр. – Я не хочу, чтобы на меня давили. – Да, сэр. – Я знаю, что эти материалы липовые. Я уверен, здесь что-то не так. – Мне жаль это слышать, сэр, потому что Дельберт… – Одну минуту, – перебил его Бедфорд. – Не спешите. Я вам сказал свою точку зрения, но я, конечно, не хочу, чтобы у меня были неприятности. А для этого я готов делать то, что говорят другие. Вам ясно? – О да, сэр! Очень ясно! Если я сумею втолковать ему это, все будет по-другому. Конечно, он боится вас, он думает, что вы нас перехитрите, и тогда… – Никаких тогда! Когда я занимаюсь делами, я веду их честно и по доброй воле. Мое слово твердо. Я не намерен устраивать ловушек, так и передайте Дельберту. Позвоните мне завтра в контору, и пусть он будет рядом с вами. – Боюсь, что это надо сделать сейчас, сэр! – Ночью! Но это невозможно! – Тогда у меня все, – сказал Денхем. – Если вы считаете, что так будет лучше… – Подождите, подождите минутку! – торопился Бедфорд. – Не вешайте трубку! Я только хотел сказать, что ночью невозможно что-либо сделать. – Ну, я не знаю, сумею ли удержать Дельберта. – Я дам вам чек. – О боже, нет, сэр! Никаких чеков! Дельберт и слышать не захочет об этом! Это же попытка поймать его. Деньги нужны наличные, наличные деньги невозможно проследить. Дельберт очень подозрителен, мистер Бедфорд. А вас он считает хитрым бизнесменом. – Давайте не будем играть в прятки, – предложил Бедфорд. – Завтра утром я пойду в банк, получу деньги и передам вам… – Одну минутку, – перебил его Денхем. – Дельберт не возражает против этого. Одну минутку. Бедфорд услышал на другом конце линии мужские голоса. Один – извиняющийся голос Денхема, другой – грубый бас. Потом он снова услышал голос Денхема. – Я вам вот что скажу, мистер Бедфорд. Сделаем так. Завтра утром вы прямо к открытию пойдете в банк и получите двадцать тысяч долларов в чеках для путешествий. Каждый чек должен быть на сто долларов. Вы возьмете чеки и вернетесь в контору. Мне очень жаль, мистер Бедфорд, что так поздно побеспокоил вас. Я знаю, нам не следовало этого делать. Я говорил Дельберту, что это мошенничество. Но он очень нетерпелив и подозрителен. Видите ли, для него это означает многое и… ну, вы должны понять его. Я пытался сделать все как можно лучше, сэр, и попал в ужасное положение. Мне очень жаль, что позвонил вам. – Ничего, – сказал Бедфорд. – Теперь слушайте меня, Денхем. Вы не должны упускать из виду этого Дельберта. Завтра утром вы получите деньги. Только не упустите его из виду. Оставайтесь с ним. – Да, сэр. – Вы можете пробыть с ним всю ночь? Не упускайте его из виду. Я не хочу, чтобы он осуществил свою дурацкую затею. – Хорошо, я попытаюсь. – Сделайте это. Завтра утром увидимся. До свидания. В раздумье он держал трубку в руке и услышал щелчок – это отсоединился Денхем, – но тут же последовал другой. В таких звуках не ошибаются. Потрясенный, он попытался вспомнить, слышал ли щелчок, когда его дворецкий должен был положить трубку, но не мог этого сделать. Возможно ли, что телефон внизу не был отключен? Значит, его подслушивали? Кто? Давно ли у них служит этот чертов дворецкий? Его наняла Анна Роан. Кто этот проклятый Дельберт? Черт возьми, да существует ли он вообще? Кто знает, с кем он, кроме Денхема, связан? Мысли роились в голове Бедфорда, путались до отчаяния, но ответа не было. Бессознательно Бедфорд открыл ящик своего стола, достал тупоносый голубоватый пистолет тридцать восьмого калибра и сунул его в портфель. Что ж, если эти проклятые шантажисты затеяли грязную игру, они ее получат. Глава 3 Стюарт Бедфорд испытывал чувство ярости, пересчитывая двести чеков по сто долларов каждый. Банкир пытался поддержать разговор, но у него ничего не вышло. – Собираетесь совершить приятное путешествие, мистер Бедфорд? – Нет. – Нет? – Нет. – Бедфорд в суровом молчании подписывал чеки, потом, понимая, что его поведение вызывает любопытство, добавил: – Я хочу взять резервную сумму, чтобы иметь возможность расплатиться в любую минуту. – О, я понимаю, – отозвался банкир и больше ничего не спрашивал. Бедфорд взял чеки и покинул банк. Черт возьми, почему они не могут взять наличными, десятками и двадцатками, как это случается в кино, когда платят выкуп? Ну и шантажисты пошли! Он прошел в свой личный кабинет и застал там Эльзу Гриффин, ожидавшую его. Такой поступок секретаря удивил хозяина кабинета, и он вопросительно поднял брови. – Вас ждут мистер Денхем и девушка, – сказала Эльза. – Девушка? Она подтвердила. – Что за девушка? – Почти ребенок. – Маленькая? – Трудно сказать. – Опишите ее. – Блондинка, прекрасная фигура, красивые ноги, отличные формы, большие прозрачные глаза, бессмысленный взгляд, пахнет духами, и все. – Что – все? – Такая она есть. – Впусти их, – распорядился Бедфорд. – Внутреннюю связь я оставил включенной, можешь слушать. – Вы хотите… чтобы я сделала что-нибудь? – Мы не можем ничего сделать, остается лишь отдать им деньги. Было хорошо слышно, как Эльза пригласила посетителей пройти в кабинет, и сразу же вошел Бинни Денхем с блондинкой. – Доброе утро, мистер Бедфорд, доброе утро. Я хочу представить вам Геральдину Коринг. Блондинка посмотрела на него своими большими глазами и сказала гортанным завораживающим голосом: – Для краткости – Гарри. – Дело в том, – сказал Денхем, – что вы выйдете с Гарри. – Что вы имеете в виду? – Вы поедете с нами, – вежливо ответил Денхем. – Послушайте, – сердито заговорил Бедфорд. – Я готов… – Странный взгляд Денхема заставил его замолчать. – Так приказал Дельберт, – сказал Денхем. – Он все обдумал, мистер Бедфорд. У меня было много неприятностей с Дельбертом… очень много. Не думаю, что я сумею все объяснить ему… – Хорошо, – сердито прервал Бедфорд. – Давайте перейдем к делу. – Чеки у вас? – Чеки в моем портфеле. – Это прекрасно! Это просто великолепно! Я сказал Дельберту, что мы можем рассчитывать на вас. Но он испугался, а когда мужчина боится, он поступает неблагоразумно. Вам не кажется, что это так, мистер Бедфорд? – Я не знаю, – мрачно отозвался Бедфорд. – Хорошо. Вы не знаете. Простите, что задал вам этот вопрос. Я говорил с Дельбертом. Он странное создание, и вы тоже убедитесь в этом. Гарри улыбнулась Бедфорду, он сказал: – Я готов, мы можем начать. – А затем спросил: – Куда мы пойдем? – Гарри скажет вам. Я спущусь вместе с вами в лифте, мистер Бедфорд, если вы не возражаете, а потом я оставлю вас вдвоем. Я уверен, что так будет лучше. – Заметив нерешительность Бедфорда, Денхем извиняющимся тоном продолжал: – Конечно, мне очень жаль, что приходится действовать таким образом. Я знаю, для вас это затруднительно, но имейте в виду, я был против этого, мистер Бедфорд. Я уверен в вашем твердом слове, на вас можно положиться, но Дельберт другой человек, и вам этого не понять, поскольку не приходилось иметь с ним дело. Он ужасно подозрителен. Боится. Он знает, что вы умный бизнесмен и связаны с людьми, которые могут доставить ему неприятности. Дельберт хотел продать все в журнал. Он говорит, это вполне законно и никто не сможет… – О, ради бога! – взорвался Бедфорд. – Прекратите эту комедию. Я готов платить. У меня есть деньги. Вам нужны деньги? Действуйте! Гарри подошла к нему, фамильярно взяла его за руку и, обращаясь к Денхему, сказала: – Ты слышал, что он сказал? Он готов идти! Бедфорд направился к двери, ведущей в контору. – Не спеши, – с извиняющейся улыбкой подсказал Денхем. – Мы бы хотели выйти отсюда прямо к лифту. – Мне надо сообщить секретарю о своем уходе, – сказал Бедфорд. Издав какой-то неопределенный звук, Денхем заглянул в глаза Бедфорду. – Извините, сэр. Дельберт очень настаивал… – Но послушайте… – начал Бедфорд и остановился. – Лучше всего выполнять то, чего хочет Дельберт. Бедфорд пропустил вперед Геральдину Коринг и пошел за ней, последним вышел Денхем. Они втроем дошли до лифта и спустились вниз. – Сюда, – показал рукой Бинни, направляясь к новой желтой машине, стоявшей у тротуара перед зданием. – Как вы относитесь к шоферам-женщинам? – спросила Геральдина. – А вы хорошо водите машину? – Неплохо. – Я сам поведу. – О’кей. – А Денхем? – О, Бинни не поедет. У него своя дорога. Усаживаясь за руль, Бедфорд отметил про себя, что блондинка очень мила: красивые глаза, ноги, одежда. И в то же время его не покидало чувство опасности, исходящее от девушки. – Пока, Бинни, – помахала она рукой. – Желаю приятного путешествия. – Человечек наклонился к окошку машины и делано улыбнулся. – Куда ехать? – спросил Бедфорд. – Пока прямо, – ответила блондинка. В это мгновение Бедфорд увидел на улице знакомую фигуру Эльзы Гриффин. Прослушав благодаря внутренней связи весь разговор, она заранее вышла на улицу. Он успел заметить у нее в руках блокнот и карандаш: понятно, она записала номер машины. Бедфорд долго молчал, избегая смотреть в сторону Гарри. – Послушайте, – обратился наконец к своей попутчице Бедфорд, – я хочу знать, куда мы едем. – Уж не боитесь ли вы меня? – Я хочу знать, куда мы едем. – Вам же сказали, что ничего страшного с вами не случится. – Я не привык действовать вслепую. – Тогда возвращайтесь в контору и забудьте обо всем. Эти слова заставили Бедфорда задуматься, между тем он гнал машину вперед. Гарри свободно откинулась на спинку сиденья и вытянула ноги, обнажив колени. – Стюарт, – обратилась она ласково, – мы можем с вами неплохо провести время. Не услышав ответа, она усмехнулась: – Мне нравятся общительные люди. Бедфорд упорно молчал. – О’кей, хотите быть мрачным – пожалуйста. На следующем перекрестке сверните налево. Словно заведенная игрушка, он свернул налево. – Здесь направо, и поезжайте к северу. Бедфорд, послушно выполняя ее указания, взглянул на указатель горючего. Бак полон. Машина явно подготовлена к длительной поездке. – Снова направо. Выполняя поворот, он заметил, что она осторожно оглядывается. Он посмотрел в зеркало: за ними следовала единственная машина. – Направо, – сказала Гарри. Только теперь Бедфорд разглядел шофера другой машины: это был Бинни Денхем. По указаниям Гарри он выполнил еще несколько разных поворотов, понимая, что она пытается запутать его. Сзади по-прежнему следовала единственная машина, но наконец, убедившись в отсутствии слежки, она исчезла. – Теперь прямо вперед, – отреагировала на это Гарри. – Я скажу, когда надо будет остановиться. Они ехали по дороге на Уилшир. Наконец, следуя указаниям, он снова повернул на север. – Сбавьте скорость, – попросила Гарри. Когда машина покатила на малой скорости, она тем же тоном уточнила: – Теперь до ближайшего мотеля. Это недалеко. В этот момент они проехали мотель, но он был такой невзрачный, что Бедфорд даже не заметил его и продолжал ехать дальше. Примерно через полмили снова показался мотель. Он назывался «Стейлонгер». – Здесь? – спросил Бедфорд. – Я полагаю, да. Сверните сюда. Мы заедем в мотель и подождем. – Как мне зарегистрироваться? – поинтересовался Бедфорд. Всем своим видом Гарри показала, что исполняет исключительно свою роль, а больше ничего не знает. – Подождем немного. Бинни думает, что в компании со мной вы будете меньше нервничать… – Послушайте… – Бедфорд в упор посмотрел на нее. – Я женатый человек. И этим все сказано. – Не бойтесь. Мы здесь просто подождем. Нет никаких ловушек. Бедфорд вошел в мотель. Управляющий улыбнулся ему, показывая золотые зубы. Бедфорд написал имя: «С.Д. Уилфред» – и назвал адрес в Сан-Диего. Хотя вопросов ему не задавали, сам не зная зачем, Бедфорд стал торопливо рассказывать только что придуманную версию. – Мы собираемся встретиться с друзьями, которые едут из Сан-Диего. Мы приехали сюда раньше всех. У вас есть двойной номер? – Конечно, – ответил управляющий. – Фактически у нас есть все, что вы захотите. – Мне нужен двойной номер. – Если вы запишете на себя двойной номер сейчас, вам придется заплатить за оба номера. Если возьмете одиночный, я зарезервирую второй номер до шести часов, пока приедут ваши друзья и сами заплатят. – Нет, я заплачу за все, – ответил Бедфорд. – Двадцать восемь долларов. Бедфорд начал было протестовать из-за цены, но, взглянув на блондинку в машине, решил смириться. Он выложил двадцать восемь долларов и получил два ключа. – Ваши номера, пятнадцатый и шестнадцатый, находятся в конце, они с двойным гаражом между ними, – разъяснил управляющий. Бедфорд поблагодарил его и вернулся к машине. Подъехав к гаражу, он спросил: – Что теперь? – Полагаю, надо ждать. Тогда Бедфорд отпер один из номеров и распахнул дверь, приглашая Гарри войти. Внутри было прекрасно – двойная постель, маленькая кухня, холодильник. Во второй половине номера за дверью – туалеты и душ. – Ждем компанию? – весело спросила Гарри. – Это ваша комната, а эта моя, – не принял ее настроения Бедфорд. Недовольная сухостью Бедфорда, девушка укоризненно посмотрела на него и приступила к делу: – Получили чеки для путешествий? После утвердительного ответа она указала на стол: – Лучше начните подписывать их. Бедфорд открыл портфель и потянулся рукой за чеками, но тут же увидел пистолет, о котором совсем забыл. Торопливо переместив портфель, чтобы Гарри не могла что-либо увидеть, достал пачку счетов и начал подписывать их. Гарри, ничуть не стесняясь его, сняла жакет, оценивающе взглянула на себя в зеркало, поправила чулки. – Я немного освежусь, – сказала она Бедфорду и ушла в соседний номер. Послышался звук льющейся воды, потом хлопнула дверь… С нарастающим подозрением Бедфорд отложил ручку, подошел к двери и после некоторого раздумья вошел в другую комнату. Гарри стояла в лифчике и трусиках, со спущенными чулками перед открытым чемоданом. Она мгновенно обернулась и удивленно посмотрела на него. – Вы так быстро все подписали? – спросила она. – Нет, – сердито ответил Бедфорд. – Я слышал, как… Подумал, что вы смылись. – Я взяла свой чемодан из багажника, – не без иронии сказала она. – Я вас не брошу. Лучше идите и подписывайте. Им нужны чеки. Ее поведение в такой необычной ситуации было настолько естественным, что Бедфорд, не отрывая взгляда от прекрасной фигуры, только вздохнул. Одумавшись, он вернулся в соседний номер к нудной работе. Второй раз за день ему предстояло двести раз написать свою фамилию. Закончив, он подошел к двери в соседний номер. – Можно войти? – спросил он. – О, не скромничайте, входите, – кокетничала Гарри. Он вошел в комнату и увидел совершенно другую девушку. На ней была узкая габардиновая юбка, подчеркивающая линию бедер, мягкий розовый свитер, обтягивающий грудь, и широкий пояс, стягивающий тонкую талию. – Готово? – спросила она. Бедфорд, не отрывая от нее взгляда, протянул чеки. Она взяла их, внимательно осмотрела каждый чек и взглянула на часы. – Я выйду на минуту к машине, – сказала она. – Вы оставайтесь здесь. Не успела она закрыть за собой дверь, как Бедфорд достал записную книжку, нацарапал номер телефона Эльзы Гриффин и сделал приписку: «Позвоните по этому номеру и скажите, что я в отеле „Стейлонгер“». Не суетясь, деловито достал из бумажника двадцатидолларовую бумажку, вырвал листок с записью и, свернув его вместе с двадцатидолларовой купюрой, сунул в жилетный карман. Затем подошел к чемодану и стал разглядывать содержимое, стараясь запомнить все до мелочей. Безусловно, чемодан и сумка совершенно новые. На коже он заметил тиснение золотыми буквами: «Г.К.». Других меток не было. Услышав ее шаги, он отошел в сторону. – Я принесла бутылку, – объявила девушка. – Как насчет стаканчика виски? – Для меня слишком рано. Его слова ничуть не смутили ее, она с явным удовольствием закурила сигарету и села на постель. – Нам придется подождать, – сказала она, не дожидаясь его вопроса. – Чего? – Чтобы убедиться, что все о’кей. Вам некуда идти, и мы останемся здесь. – Когда я могу заняться своими делами? – Когда выяснится, что все действительно чисто. Не будьте таким нетерпеливым. От безысходности и полной неизвестности Бедфорд вернулся в соседнюю комнату и устроился в кресле. Минута тянулась за минутой, и казалось, время остановилось. Наконец он встал и вернулся к Гарри, которая, отдыхая, развалилась в кресле, закинув ноги на стул. У нее были очень привлекательные ножки. – Я не могу сидеть здесь весь день и ничего не делать, – сердито запротестовал он. – Вы хотите работать? – Конечно, я хочу работать. Иначе я не добился бы успеха. Но, помимо всего, есть вещи, о которых я не могу вам сказать. – Отчего же? Почему бы не проявить гуманизм? Мы пробудем здесь долго. Вы играете в карты? – Немного. – Как насчет выпивки? – О’кей. А во что будем играть? – Во что хотите. – А ставки? – Любые. В столь необычной ситуации Бедфорд поколебался и предложил цент за ставку. И ровно через час он проиграл двадцать семь долларов. – Черт возьми, мне надоело быть болваном! Когда я уйду отсюда? – Днем. После закрытия банков. – Это слишком долго. – Бросьте, – отмахнулась Гарри. – Не надо волноваться. Вы должны быть терпеливы, как и я. Я ведь скучаю не меньше вашего. Конечно, вы расстались с кучей денег. Вам лучше расслабиться: снимите пиджак, ботинки. Хотите выпить? – Она подошла к холодильнику и достала из морозильника кубики льда. – О’кей, что у вас есть? – Шотландское виски и вода. – Виски, – сказал он. – Так-то лучше. – В ее голосе появились нежные нотки. – Вы можете мне понравиться, если улыбнетесь. Многие мужчины были бы рады провести со мной время. Вы знаете забавные истории? – Сейчас они не кажутся мне забавными. Она откупорила бутылку виски. Они выпили, и неожиданно для себя Бедфорд решился поиграть с ней. – Вы знаете, – сказал он, – у вас красивая фигура. – Я заметила, вы любовались мной. – Я вижу, вы не очень… заботитесь… о своем костюме. – Я не понимаю. – Чем вы занимаетесь? – спросил Бедфорд. – Я имею в виду, на что живете? – В основном, – она улыбнулась, – я следую инструкциям. – Кто дает эти инструкции? – Это зависит от обстоятельств. – Вы знаете человека по имени Дельберт? – Только по имени. – Что он за человек? – Я знаю о нем только то, что говорит Бинни. Полагаю, он сумасброд… но хитрый. Он нервный, знаете ли, раздражительный какой-то. – А Бинни вы знаете? – О да. – А что он? – Он прекрасный парень, но слишком мягкий. – А чем вы занимались раньше? – Была соответчицей. – Профессиональной? – Да. Ходила с мужчиной в отель, раздевалась и ждала, когда нас накроют… – Не знал, что такое бывает и в наши дни. – Это в другом штате. – А где? – Там… – Она неопределенно махнула рукой. – Вы не очень разговорчивы. – А почему бы не поговорить о вас? – Геральдина явно хотела перевести разговор на него. – Расскажите мне о своем бизнесе. – Это довольно смешно, – объяснил он. Она подтянула под себя ноги и сладко зевнула. – А вы нерешительны. – Я женат. – Тогда давайте снова сыграем в карты. Какое-то время они играли в карты, а потом Гарри решила, что ей хочется спать. Она стала раздеваться, а Бедфорд направился к себе. – Это не очень здорово, – возразила Гарри. – Я должна убедиться, что вы не сбежите. – Вы собираетесь запереть дверь? – Она заперта. – Заперта? – Конечно, – равнодушно сказала она. – У меня есть ключи. Я заперла ее, когда ходила к машине. Уж не думаете ли вы, что я дура? – Я не уверен. – А вы вздремните! – Не сейчас. – О’кей, придется забавлять вас. Карты или виски? – У вас есть журнал? – У вас есть я. Они не думали, что вам понадобится еще что-то. Не рассчитывали на это, – засмеялась она. Бедфорд ушел в свою комнату и сел. Сказывалось напряжение последних часов, его стало клонить в сон, и он лег на постель. Проснулся от запаха духов. Полуодетая девушка стояла рядом и держала в руке листок бумаги. – Что это? – спросил он. – Записка, – ответила она. – Нам придется здесь задержаться. – Надолго? – Они не пишут. – Нам надо поесть, – сказал Бедфорд. – Мы можем выйти и поесть. Я знаю одно место. Если вы начнете шутить, потеряете деньги, а Дельберт пойдет в журнал. Я предупреждаю вас: вы должны слушаться. Они хотят, чтобы вы были довольны и не волновались. Можете развлекаться со мной. – Как вы связались с ними? – спросил он. Она соблазнительно улыбнулась. – Почтовый голубь. В моем лифчике. Вы не заметили? – Хорошо. Я вам подчиняюсь. Давайте поедим. Он удивился, почувствовав легкое волнение, когда она села рядом с ним в машину. Ее полуобнаженные ноги, рука, закинутая ему на плечо, приводили его в смятение. – Привет, симпатяга! – И она на мгновение прижалась к нему. – Привет, блондинка! – принимая игру, отозвался он. – Вот так-то лучше. – Она улыбнулась. Бедфорд осторожно вел машину в сторону побережья, придерживаясь обочины. – Я полагаю, ты дьявольски голодна, – сказал он, не замечая, что перешел на «ты». – Спасибо. Взгляд сидевшего рядом мужчины заставил ее задуматься, наконец она поняла, о чем он спросил. – Ты плохо обо мне думаешь, – обиделась Гарри. – Как ты взялась за эту работу? – резко спросил Бедфорд. – Это зависит от того, что называть «работой». Некоторое время они ехали молча. Бедфорд обдумывал возможные объяснения, но они ему не нравились. – Я полагаю, тебе везет в жизни, – прервала она его мысли. – Раз начав действовать, ты идешь до конца. Ты, наверное, не ожидал, что я стану говорить… – Я ничего и не ждал от тебя. – А мог бы, – не отступала от своего Гарри. – За ожидание тебя не арестуют. В полной задумчивости Бедфорд вел машину вперед, ему явно хотелось узнать о девушке больше. – Почему ты участвуешь в этом деле? – спросил он. – Ты и не представляешь себе, как бывает в жизни. А, ерунда, я не хочу рассуждать на пустой желудок. – Скоро будет местечко, где мы получим чудесную еду, – сказал Бедфорд. Он посмотрел на нее. – Ты знаешь где? – спросила она. – Я бывал там. – Один взгляд на меня, и твоя репутация погибла, да? – Нет, не это, – неопределенно ответил он. – И ты знаешь, что это не так. Но при данных обстоятельствах и я не хочу оставлять следа. Я не знаю, с кем играю и во что. – Со мной ты не играешь, – сказала она. – И помни, что я хочу есть. Платишь ты. В молчании они проехали еще пару миль. – Попробуй здесь, – подсказала она, указывая на таверну. Они нашли место в большом зале, который воздушным замком нависал над водой. Воздух был свежим, солнце – теплым, океан – спокойным, и они с удовольствием ели мясо по-французски. После десерта, бренди и бенедиктина Бедфорд расплатился. – А это вам, – сказал он, всовывая в руку официанта двадцатку с запиской. Вставая из-за стола, он помог Гарри и торопливо направился к выходу, пока официант не успел развернуть бумажку. Он понимал, что опять рискует с этой купюрой, поскольку уже отдал шантажистам двадцать тысяч, но чувство неясного превосходства над противником успокаивало. Только позже, на обратном пути, он пожалел о своем поступке: он мог ведь и навредить себе. И чем больше думал о деле, тем больше убеждался, что Дельберт – это плод воображения. Бинни Денхем и эта девушка были «бандой». Возможно ли, что эта соблазнительно-доступная девушка является главарем? Однако он предпочел бы видеть в ней скорее неустроенного человека, оказавшегося под властью Бинни, зловещего типа, который скрывался под маской робкого человечка. Казалось, долгое молчание объединяло их, было приятным, каким-то теплым. – Ты оказался хорошим парнем, – неожиданно призналась девушка. – Ведешь себя необычно. В таких случаях другие женатики забывают про семейное положение. – Спасибо. Когда тебя узнаешь ближе, тоже меняешь мнение к лучшему. – Ты давно женат? – Почти два года. – Счастлив? – Угу. – Это дело связано с ней, правда? – Если тебе все равно, то я бы не хотел говорить о ней. – О’кей. – Они дадут тебе знать, что все в порядке? – Конечно. Обмен двухсот чеков требует времени. – И ты собираешься держать меня при себе, пока они не обменяют все чеки? Она задумчиво посмотрела на него. – Что-то в этом роде. – Почему не Бинни выполняет эту работу? – Они думают, что ты плохо относишься к нему. – Они? – Я и мой язык. Давай лучше поговорим о политике или сексе, чтобы я могла согласиться с тобой. – Ты думаешь, что могла бы согласиться со мной в политике? – Конечно. Я умею широко мыслить. Знаешь что? – Что? – Я хочу выпить. – Мы можем остановиться по дороге, – сказал он. Она покачала головой. – Им это может не понравиться. Давай вернемся в мотель. Я не выпущу тебя из виду и сумею попудрить нос. Как ты впутался в это дело? – Давай не будем говорить об этом, – попросил он. – О’кей. В это дело мы оба влезли по уши. Они поставили тебе условия, а ты попался. Первый раз трудно сопротивляться. Я знаю, так же было и со мной. Надо было плыть против течения. Лучше всего, когда сразу плывешь против течения. Ждать, пока тебя занесет на скалы… – Я понимаю тебя. Я бы не смог. Это не дело. – Неужели ты настолько… – Возможно, но я выбираю легкий путь. Они долго молчали. – Есть один выход, – наконец сказала она. – Для кого? – Для нас обоих. Если помнить, каким дьявольски честным может быть порядочный парень. – Какой выход? – Бедфорд явно заинтересовался. Она покачала головой и помолчала, нежно прижавшись к нему. Бедфорд словно очнулся. Каким же он был дураком, поверив в силу Денхема и в существование таинственной личности, имя которой Дельберт. Его деньги у них. Теперь они не захотят гласности. Возможно, они играют с ним, чтобы потом снова и снова требовать денег. Бедфорд понимал, что надо действовать. У него есть револьвер, и он должен придумать план нападения. За поворотом появился мотель. Навстречу вышел управляющий, видимо, посмотреть, кто приехал, но узнал их и, помахав рукой, ушел. Бедфорд поставил машину в гараж. А Гарри, у которой были ключи, пошла в номер. Она достала бутылку виски, бросила на стол колоду карт, потом засмеялась и швырнула карты в корзину. – Попробуем обойтись без них, – объявила она. – Никогда в жизни еще так не скучала. Какой черт придумал эти деньги. Она подошла к холодильнику, достала кубики льда, бросила их в стакан и, долив виски, стала пить. Затем она прошла на кухню, добавила в стакан немного воды, взяла ложку и стала помешивать лед. Какое-то время они сидели молча и пили. Первой не выдержала Гарри, она сбросила туфли, оглядела свои красивые ноги, словно видела их впервые, зевнула и сказала: – Я хочу спать, – и медленно стянула с себя чулки, бросив их на стул. – Ты знаешь, – сказала она, – в жизни девушки бывают моменты, когда она выходит на дорогу и все происходит так легко и естественно, что она не понимает, как прошла через это. – Что ты имеешь в виду? – Как тебя зовут… твои друзья? – спросила она. – Мое имя Стюарт. – Дурацкое имя. Они зовут тебя Стю? – Угу. – Хорошо, я буду звать тебя Стю. Послушай, Стю, ты покажешь мне кое-что? – Что? – Докажи мне, что ты не хочешь дрейфовать, можешь плыть против течения, и я или вернусь обратно, или брошусь в воду. Я устала, и мне надоела вся эта жизнь. Расскажи мне о твоей жене. Бедфорд сел на постель. – Давай не будем говорить о ней. – Ты не хочешь разговаривать о ней со мной? – Не совсем так. – Я хочу знать, какой должна быть женщина, чтобы ее любили так, как ты. – Она удивительная женщина, – сказал Бедфорд. – Черт! Не трать зря времени, это понятно. Я хочу знать, как она относится к жизни… и что Бинни имеет против нее. – Зачем? – Если бы я знала, то, возможно, сумела бы ей помочь. – Она непроизвольно зевнула. Некоторое время они молчали. Бедфорд, уже лежа в постели, думал об Анне Роан. Он чувствовал, что мог бы рассказать о ней девушке, о ее живости, о манерах, разговоре. Но услышал мягкий вздох и, обернувшись, увидел, что девушка спит. Он продолжал искать выход, который оказался бы самым разумным в случившихся обстоятельствах. Однако нервное напряжение настолько истощило его, что глаза закрывались. Он с усилием открыл их. И вдруг с ужасом понял: в питье было примешано снотворное. Надо что-нибудь делать. Он пытался встать с постели, но не хватало сил. Теплое чувство дремоты охватило его. Кажется, он слышал шум мотора, чьи-то неясные голоса. Сквозь сон угадывался шепот, шелест бумаги. Эти звуки накатывались на него мягкими волнами, но не достигали сознания. Он пытался очнуться, преодолеть силу снотворного, и в этот момент темнота снова поглотила его. Опять он слышал шум мотора, потом наступила тишина, и он, в который уже раз, пробовал очнуться от летаргии. Казалось, прошла вечность, прежде чем к Бедфорду вернулось сознание. Теперь он понимал, что лежит на чужой постели, судя по всему, в номере. Ага, была еще девушка. Надо открыть глаза. Хватит спать. В его питье подсыпали снотворное. В питье девушки тоже. Видимо, это сделали они. Может быть, она сама? Бутылка виски… Нет! Она прекрасная девушка. Правда, сперва он ненавидел ее. Но после – понравилась. Она не стала бы возражать, если бы он… Напротив, ее тщеславие задето. Потом его мысли перенеслись к жене. Девушка хотела знать о его жене. Мысль об Анне заставила его открыть глаза. В комнате было сумрачно, лишь через смежную дверь падала неширокая полоска света. Снаружи сплошная темнота. Он начал торопливо подниматься и тут заметил, что к рукаву его пиджака приколота бумажка. Повернув ее к свету, прочел: «Все в порядке. Можете ехать. С любовью.     Гарри». Еще плохо соображая, Бедфорд встал и пошел в сторону соседнего номера. Он хотел разбудить Гарри, но передумал: она ведь оставила записку, значит, ее нет. Однако теплая мысль о ее существовании жила в нем, он вспомнил, что видел ее обнаженной, ее необычайно красивая фигура волновала. Перешагнув порог комнаты, он сразу увидел тело человека, лежавшего на полу, красную лужу на ковре и свет лампы, падающий на пол. Это оказался Бинни Денхем, и он был мертв. Казалось, даже в смерти своей он извинялся, протестовал и просил прощения за то, что испачкал ковер кровью, которая вытекала из его груди. Глава 4 На мгновение Бедфорда охватила паника. Он бросился в свой номер, схватил шляпу и портфель. На секунду замер, резко открыл портфель и заглянул: пистолет исчез. Теперь он делал все последовательно: надел шляпу, взял портфель, закрыл дверь в соседний номер, а сделав это, увидел через окно блики красного цвета, появляющиеся через равные интервалы. Он подошел к окну и взглянул на улицу. Красный свет исходил от вывески «Мотель „Стейлонгер“». А ниже горела постоянная надпись «Свободно». Бедфорд толкнул дверь. К счастью, она оказалась незапертой. Он выглянул в освещенный двор, устроенный в виде подковы. Заглянул в гараж, где они с Гарри оставили машину. Гараж был пуст, желтая машина исчезла. Перед Бедфордом встала проблема: как выбраться отсюда незамеченным. Конторка управляющего находилась возле выхода на улицу, и тот наверняка его заметит. Бедфорд прикрыл дверь пятнадцатого номера и торопливо направился к забору. Портфель легко прошел между прутьями, тогда он стал протискиваться сам. Он сильно торопился и, когда почти вырвался на свободу, зацепился коленом за проволоку и порвал брюки. Почти бегом он удалялся от мотеля, стараясь держаться в тени. Вот и дорога, ведущая на автостраду. Он уже подходил к ней, когда на большой скорости какая-то машина резко свернула в сторону мотеля. Его охватила паника. В каком положении он оказался? Делать было нечего, и он продолжал идти вперед. В нескольких шагах от него машина резко затормозила, и он услышал, как открылась дверь. – Стю! О, Стю! – звали его голосом Эльзы Гриффин. Было заметно, что она находится на грани истерики, и впервые за пять лет их знакомства назвала его уменьшительным именем. – Садись скорее, – сказала она, и Стюарт Бедфорд торопливо влез в машину. – Что случилось? – Ее голос дрожал. – Я не знаю, – ответил Бедфорд. – Всякое. Боюсь, что влип в неприятность. Как ты оказалась здесь? – По твоему поручению, – ответила она. – Позвонил человек, назвавшийся официантом, и сказал, что какой-то мужчина оставил ему записку и двадцать долларов. – Да, да, – перебил он, – и что ты сделала? – Я поехала в мотель и сняла номер под вымышленной фамилией и фиктивным адресом. Заодно сменила номер на машине, и управляющий ничего не заметил. Да, видела желтую машину. Записала номер и проверила: машина была взята в одном из прокатных агентств. – Что же дальше? – Все время наблюдала, – ответила она. – Конечно, я не могла стоять у двери, поэтому держала ее открытой, ну иногда выходила… – Продолжай. – Часа полтора назад машина уехала. – А дальше? – Я села в машину и поехала следом. Конечно, на расстоянии, но чтобы не упустить ее из виду. Через пару миль убедилась, что машину ведет блондинка. Тогда я вернулась обратно и поставила свою машину в гараж. А что было делать? Я не знала ни где ты, ни что с тобой. Хотела пойти к тебе в номер, но боялась. Из окна ванной я наблюдала за вашими номерами. А потом увидела, как ты вышел из номера и свернул за дом. Я подумала, что ты хочешь обойти кругом, но ты не появился у главного входа. Сообразила: там можно перелезть через забор. Поэтому я вскочила в машину, поехала вперед и развернулась… – Случилась беда, Эльза. В номере убит Бинни Денхем. – Как это случилось? – Боюсь, его застрелили. И у меня могут быть неприятности. Я сунул в портфель пистолет, когда мне вчера позвонили. Он исчез. – О, я чувствовала, что случится что-нибудь подобное. – Подожди минутку. Убил его не я. – Ну что ж, я была у Перри Мейсона. Он адвокат и ждет нас в своей конторе. – Зачем ты это сделала? – удивленно воскликнул он. – Я чувствовала, что происходит что-то не то. Я позвонила мистеру Мейсону вскоре после твоего ухода и сказала, что у тебя неприятности, которые я не могу обсуждать по телефону, но хочу знать, где могу застать его в любой час дня и ночи. Конечно, он немало сделал для тебя и считает тебя своим постоянным клиентом и… Ну, он дал мне номер телефона, и я звонила ему час назад, когда возвращалась после слежки за этой блондинкой. Я была почти уверена, что случилась беда. Поэтому попросила его подождать в конторе. Стюарт похлопал ее по плечу: – Ты исключительная секретарша! Едем! Глава 5 Было десять часов. Известный адвокат Перри Мейсон сидел в своем кабинете. Его личный и доверенный секретарь Делла Стрит сидела в кресле по другую сторону стола. Мейсон взглянул на часы. – Подождем до одиннадцати и поедем домой. – Вы говорили с секретаршей Стюарта Бедфорда? – Да. – Это очень важно? – Она сказала, что деньги не имеют значения, что мистер Бедфорд хочет вечером встретиться со мной и просит подождать, пока она сможет привезти его ко мне. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/erl-gardner/delo-o-pozolochennoy-lilii/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.