Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дело влюбленной тетушки

$ 149.00
Дело влюбленной тетушки
Об авторе:Автобиография
Тип:Книга
Цена:149.00 руб.
Издательство:Эксмо
Год издания:2009
Просмотры:  12
Скачать ознакомительный фрагмент
Дело влюбленной тетушки Эрл Стенли Гарднер Перри Мейсон #71 «Зверюга-адвокат» Перри Мейсон не знает неразрешимых задач! Ведь в его арсенале не только ум и отвага, но и блестящее знание всех хитросплетений американского законодательства и судебной системы! В этой книге ему удастся изобличить мошенника-вымогателя. Эрл Стенли Гарднер Дело влюбленной тетушки Глава 1 Делла Стрит, доверенная секретарша адвоката по уголовным делам Перри Мейсона, вошла в кабинет и сказала: – Двое влюбленных голубков просят принять их без предварительной договоренности. По их словам, речь идет о жизни и смерти. – В нашем мире все является вопросом жизни и смерти, – заметил Мейсон. – Стоит затронуть идею о вечности жизни, и рано или поздно придется признать неизбежность смерти. Однако я думаю, что посетителей вряд ли интересуют мои философские идеи. – Простых людей, – заметила Делла Стрит, – интересуют пение птиц, голубые небеса, лунный свет на воде и звуки ночного ветра в ветвях деревьев. – Удивительное дело! – усмехнулся Мейсон. – Это инфекция. Ты заразилась романтикой и поэзией, все признаки болезни очевидны… Черт возьми, что могло понадобиться двум влюбленным голубкам от адвоката по уголовным делам? – Я им сказала, – лукаво улыбнулась Делла Стрит, – что ты, скорее всего, их примешь, несмотря на то что они пожаловали без договоренности… – Другими словами, возбуждено твое собственное любопытство, и ты надумала заинтересовать меня… Они хотя бы сообщили, по какому вопросу хотят меня видеть? – По вопросу овдовевшей тетушки и Синей Бороды! Мейсон улыбнулся и потер руки. – Приглашай! – объявил он. – Сейчас? – спросила Делла Стрит. – Немедленно! Когда у нас следующий посетитель? – Через четверть часа, но я думаю, что он может подождать несколько минут. Это свидетель по делу Доулинга, тот самый, которого обнаружил Дрейк. – Я не хочу рисковать им, – ответил Мейсон. – А то он еще убежит у нас из приемной… Дашь мне знать в ту же минуту, как он появится, Делла, а пока веди сюда этих влюбленных голубков. Как их зовут? Делла Стрит заглянула в свои записи. – Джордж Летти и Линда Кэлхаун, – сообщила она. – Они из небольшого городка в Массачусетсе. В Калифорнии они впервые. – Что ж, пригласи их, – сказал Мейсон. Делла Стрит вышла из кабинета и вскоре вернулась в сопровождении двух молодых людей. Мейсон оценивающе посмотрел на них, встал из-за стола и поздоровался. Мужчине было года двадцать три – двадцать четыре, глаза у него оказались совершенно круглыми, черты лица – довольно привлекательными. Волнистые черные волосы и тщательно расчесанные длинные бакенбарды, обрамлявшие лицо, придавали ему несколько загадочный и серьезный вид. Девушке было на вид не более двадцати двух лет, ее ярко-синие глаза придавали лицу невинное выражение. Они стояли перед Мейсоном, девушка держалась рукой за локоть своего серьезного спутника и робко улыбалась. – Вы – Джордж Летти? – спросил Мейсон. Молодой человек кивнул. – А вы – мисс Линда Кэлхаун? Девушка тоже утвердительно кивнула. – Садитесь, пожалуйста, – предложил Мейсон, – и расскажите, что привело вас ко мне. Усаживаясь, Линда Кэлхаун посмотрела на Джорджа Летти, предлагая ему начать первым. Однако Летти сидел совершенно неподвижно, глядя прямо перед собой. – Итак?.. – подбодрил адвокат. – Лучше будет, если расскажешь ты, Джордж, – попросила девушка. Летти наклонился вперед и положил локти на стол адвоката. – Это ее тетка, – сказал он. – И что же с ней случилось? – поинтересовался Мейсон. – Ее собираются убить. – Вы уверены, что кто-то собирается совершить убийство? – спросил адвокат. – Конечно, – сказал Летти. – Его зовут Монтроз Девитт. – А что вам известно о Монтрозе Девитте помимо того факта, что он, по-вашему, потенциальный убийца? – спросил Мейсон. На этот вопрос ответила Линда Кэлхаун: – Ничего, поэтому мы и здесь. – Минутку, вы оба прибыли из Массачусетса, как я понял? – Правильно, – ответил Летти. – Вы давно знакомы друг с другом? – Да. – Могу я задавать вопросы, которые покажутся неделикатными? – Да, конечно. – Когда приходится заниматься подобными делами, – пояснил Мейсон, – заранее хочется быть уверенным в некоторых фактах. У вас уже назначена дата свадьбы? – Нет, – ответила девушка. – Джордж изучает право, а я… – Она всхлипнула. – Я помогаю ему в учебе. – Ясно, – сказал Мейсон. – Вы работаете? – Да. Мейсон внимательно посмотрел на девушку. – Я работаю секретаршей в юридической конторе, – сказала она. – По моему заявлению мне был предоставлен месячный отпуск, чтобы поехать сюда. Прежде чем выехать, я спросила у нашего старшего партнера имя лучшего адвоката в этом штате, и он сказал, что если случится битва не на жизнь, а на смерть, то мне следует проконсультироваться с вами. – А дело дошло до битвы не на жизнь, а на смерть? – поинтересовался Мейсон. – Дойдет! Мейсон посмотрел на Летти. – Насколько я понимаю, молодые люди, вы прибыли сюда вместе. Могу я узнать, как вы приехали – самолетом или… – Я приехала на машине, – сказала девушка. – Я ехала вместе с тетей Лоррейн, а Джордж вылетел самолетом, когда я… когда я ему позвонила. – Когда это было? – Вчера вечером. Он прилетел сегодня утром. У нас с ним состоялся военный совет, и мы решили направиться к вам. – Хорошо, – сказал Мейсон. – Будем считать, что предварительное знакомство закончено. Как ее фамилия? – Элмор. Э-л-м-о-р. – Мисс или миссис? – Миссис. Она вдова. И она… она в том возрасте, когда еще делают глупости. – А в каком возрасте, по-вашему, делают глупости? – Ей сорок восемь лет, скоро будет день рождения. – И какие же глупости она совершила? – Она перешла всякие границы! – воскликнул Летти. Мейсон недоуменно посмотрел на него. – В любви! – пояснила молодая женщина. Адвокат улыбнулся. – Как я понимаю, люди юного возраста, влюбляющиеся в своих сверстников, по вашему мнению, являются вполне нормальными. Но если кто-то старше вас позволил себе воспылать чувствами к кому-то, то вы сразу же записываете его в совершающие безрассудства? Линда смутилась. – В таком возрасте, – заметил Летти, – это… смешно. Мейсон громко рассмеялся. – Вы оба молоды и уверены в себе. Но, как известно, молодость проходит. Муж вашей тетушки умер, мисс Кэлхаун? – Да. – Когда? – Пять лет назад. И пожалуйста, не смейтесь над нами, мистер Мейсон. Для нас это очень серьезно. – Я бы сказал, – ответил Мейсон, – что ваша тетя имеет решительно все права снова полюбить! – Но все дело в том, как это происходит! – воскликнула Линда. – Какой-то авантюрист вознамерился обобрать ее до последнего цента, – сказал Летти. Глаза Мейсона сузились. – Вы – ее единственная родственница? – спросил он у Линды. – Да. – Вероятно, вы ее единственная наследница по завещанию? Девушка снова покраснела. Мейсон ждал ответа. – Да, я думаю, что так. – Она богата? – У нее… накоплена довольно приличная сумма на черный день. – На протяжении последних нескольких недель, – встрял Летти, – ее поведение резко изменилось. Раньше она была сильно привязана к Линде. Теперь же ее чувства отданы этому проходимцу… Вчера она поссорилась с Линдой и чуть ли не с кулаками набросилась на нее с требованием немедленно возвращаться в Массачусетс и не вмешиваться в ее жизнь. – А как вы заинтересованы в данном деле, мистер Летти? – спросил Мейсон. – Ну, я… мне… – Вы влюблены в Линду и собираетесь на ней жениться? – Да. – И, возможно, вы рассчитываете, что деньги тети Лоррейн в будущем достанутся вам? – Ничего подобного! – воскликнул Летти. – Вы меня оскорбляете! – Я задаю вам вопросы, – ответил Мейсон. – Если только мы предпримем какие-либо действия, противная сторона непременно спросит вас о том же самом. Причем не бесстрастно. Мне нужно подготовить вас к неприятным вопросам в будущем. – Пусть только попробуют бросить мне в лицо подобные обвинения, я их быстро приведу в чувство! – ответил Летти. – Лучше приведите в чувство самого себя, молодой человек, – заметил Мейсон. – Мисс Кэлхаун, я хотел бы познакомиться с фактами и обстоятельствами дела. Не могли бы вы сообщить мне, когда и как все началось? – Тетя Лоррейн страдала от одиночества, – ответила Линда. – Я это точно знаю, мне она очень симпатична. У нее нет никого, кроме меня, и я делала все, что могла. – Разве у нее нет друзей? – спросил Мейсон. – Ну, есть, разумеется… Но близких друзей у нее нет. – Часто вы встречались со своей тетей? – Я посвящала ей каждую свободную минуту, мистер Мейсон. Но я ведь работаю. Мне нужно также поддерживать в порядке квартиру. Я понимаю, тетя Лоррейн хотела бы, чтобы я проводила с нею больше времени и… – И у вас уходило много времени на свидания с Джорджем Летти? – спросил Мейсон. – Да. – И ваша тетя была против этого? – Мне кажется, она была против него. – Хорошо. Но что произошло с этим Монтрозом Девиттом? – Тетя познакомилась с ним по переписке. – «Клуб одиноких сердец»? – спросил адвокат. – Боже мой, нет! Все-таки она не настолько безрассудна! Однажды тетя Лоррейн написала в один журнал свое мнение по поводу статьи, опубликованной в нем, а они напечатали ее письмо целиком, да еще поместили внизу ее имя и город, в котором мы живем, только без подробного адреса. Мистер Девитт прислал ей письмо просто на город, а почта разыскала ее через адресный стол и вручила его. С этого и началась их переписка. – Что произошло потом? – спросил Мейсон. – Тетя Лоррейн поддалась внезапным чувствам. Разумеется, она никогда не призналась бы в этом даже самой себе, но я прекрасно все видела! Она отправила ему свою фотографию, сделанную лет десять назад. – Он в ответ прислал свою фотографию? – Нет. Он написал, что носит на одном глазу повязку и сильно из-за этого переживает. – Что было дальше? – спросил адвокат. – Он ей позвонил по междугородному телефону, после чего они часто разговаривали, не менее двух-трех раз в неделю. Кончилось это тем, что тетя Лоррейн решила совершить в отпуске путешествие на автомобиле… Меня это, конечно, ничуть не обмануло, я прекрасно понимала, что у нее на уме, но ничего не могла изменить. В то время ее просто невозможно было остановить, дело зашло слишком далеко, этот человек ее буквально загипнотизировал. – И вы решили отправиться вместе с ней? – Да. – Вы приехали сюда вместе, и что произошло? – Мы приехали в отель и сняли номер. Она сказала, что устала с дороги и хочет немного полежать. Я отправилась по магазинам. Когда вернулась, тети Лоррейн не было, а на туалетном столике лежала записка, что она вернется очень поздно… Когда она пришла, я обвинила ее в том, что она была на свидании с Монтрозом Девиттом… Она рассердилась и закричала, что не желает иметь при себе няньку и не позволит мне обращаться с ней, как с малым ребенком. – Ее чувства вполне понятны, – заметил Мейсон. – Я знаю, – согласилась Линда Кэлхаун, – но это не все, есть другие настораживающие факты. – Какие же? – Я выяснила, что она сделала анализ крови, требуемый для получения разрешения на брак, и обратила большую часть своих ценных бумаг в наличные. В итоге она привезла сюда тысяч тридцать пять, не меньше. – Не в дорожных чеках? – Наличными, мистер Мейсон. В том-то все и дело, что она не побоялась пуститься в путь, имея при себе такую сумму. – И почему она это сделала? – С таким же успехом я могу сама спросить вас об этом, – ответила девушка. – Но вообще-то я не сомневаюсь, что это вызвано инструкциями, полученными ею по телефону от Девитта. – Этот Девитт представляется мне весьма загадочной и темной личностью, – сказал Мейсон. – Ваша тетя рассказывала что-нибудь о его происхождении, роде занятий и так далее? – Ничего. Абсолютно ничего. Она вела себя очень таинственно. – И вы поссорились вчера вечером? – Нет, это было позавчера. Я хочу сказать, что она от меня улизнула позавчера, а вчера заявила, что уезжает на целый день, так что я могу заниматься чем угодно. Вот тут-то я и попыталась урезонить ее, и она впервые поняла, что мне известно про деньги. – И что? – спросил Мейсон. – Она просто вышла из себя, превратилась в гневную фурию. Заявила, что прежде наивно воображала, будто я ее люблю ради нее самой, но теперь поняла, что мне нужны только ее деньги и что… Еще она сказала про Джорджа такое, что я не в силах повторить. – Что именно? – поинтересовался адвокат. – Я не желаю вспоминать. – Джордж знает об этом? – Знаю, – ответил Летти. – В общих чертах. – Он не знает всего, – возразила Линда Кэлхаун. – Она назвала его паразитом и альфонсом? – спросил Мейсон. – Это было только начало, – ответила Линда. – В конце концов она так разошлась… Заявила, что если уж говорить о мужчинах, то Девитт по крайней мере самостоятельный мужчина, содержащий себя сам, а не прячущийся за женскую юбку. Она… О, мистер Мейсон, я не стану пересказывать всего сказанного. Вы можете догадаться и сами… – И ваша тетушка велела вам возвращаться домой? – Это было унизительно! Она назвала стоимость билета на самолет и заявила, что отправляет меня первым классом ближайшим рейсом. – И как вы поступили? – Я бросила ее деньги на пол и вечером позвонила Джорджу. Я отправила ему телеграфом деньги, чтобы он купил билет на самолет. – Из ваших собственных сбережений? – спросил Мейсон. – Да. – Так выглядит ситуация на сегодня? – Да, это все, что я знаю. – Посудите сами, – вздохнул адвокат. – Ваша тетя – взрослая женщина, и если она хочет… – Я знаю, что вы хотите сказать, – перебила Линда, – и я вовсе не собираюсь вмешиваться в ее дела. Пусть делает все, что хочет, но мне необходимо выяснить, что представляет собой этот Монтроз Девитт. Я хочу защитить ее и себя от него. – Так, – сказал адвокат. – Но вам придется заплатить значительную сумму денег… из ваших сбережений. – Очень много? – Хорошее детективное агентство запросит пятьдесят долларов в день плюс расходы. – Сколько дней это может занять? – Бог его знает, – пожал плечами Мейсон. – Детектив может раздобыть необходимую информацию и в течение нескольких часов. А может, ему придется трудиться неделю или даже месяц… – Месяц мне не по карману, – сказала Линда, – но я могла бы… Я рассчитывала на двести долларов, ну, конечно, еще и ваш гонорар… – Вам не нужен адвокат, – улыбнулся Мейсон. – Вы ведь не хотите доказать, что ваша тетя не в состоянии управлять собственными делами и что она умственно неполноценна… – Конечно, нет. Но она влюбилась в авантюриста, да еще в таком опасном возрасте. Мейсон улыбнулся и сказал: – Когда бы человек ни влюблялся, его возраст автоматически становится опасным. Итак, если я вас правильно понял, вы хотите нанять частного детектива? – Да. И если бы вы смогли проследить… Я знаю, есть такие частные детективы, которые… Одним словом, одни лучше, другие хуже… – А вам нужен самый лучший. Не так ли? – Да. Мейсон повернулся к секретарше: – Делла, пожалуйста, позвони в Детективное агентство Дрейка и попроси Пола зайти сюда, если он свободен. Мейсон снова повернулся к посетителям. – Офис Пола Дрейка, – пояснил адвокат, – на этом же этаже. Его детективное агентство выполняет мои поручения на протяжении многих лет. Я вам ручаюсь за Пола Дрейка как за исключительно компетентного и честного профессионала. Через некоторое время послышался условный стук в дверь. Делла Стрит впустила Дрейка в кабинет, и Мейсон познакомил детектива с посетителями. Пол Дрейк, высокий мужчина с волевым лицом, внимательно посмотрел на молодую парочку и уселся, не ожидая приглашения. – Для тебя есть дело, Пол, – сказал Мейсон. – Тетушка Линды, Лоррейн Элмор, познакомилась по переписке с неким Монтрозом Девиттом из нашего города и заинтересовалась им. Она сдала кровь на анализ, чтобы, по всей видимости, получить лицензию на брак, и продала часть ценных бумаг на сумму в тридцать пять тысяч долларов. Вместе с Линдой она приехала сюда в отпуск на автомобиле и взяла наличные с собой. Здесь они поссорились, и миссис Элмор велела Линде возвращаться домой. Линда позвонила Джорджу Летти, и он прилетел сюда из Массачусетса. Их интересует все, что касается мистера Монтроза Девитта. Сколько это будет стоить? – Я не знаю, – ответил Дрейк. – Обычно я беру пятьдесят долларов в день. – Он повернулся к Линде Кэлхаун: – У вас есть его адрес? – Да. Он живет в многоквартирном доме «Белла Виста» в Ван-Ньюсе. – А фотография его есть? – Нет. – Я не хочу брать у вас денег, – сказал Дрейк, – пока не буду уверен, что это достаточно серьезное дело, а то мне будет казаться, что я вас граблю. – Вы считаете убийство достаточно серьезным делом, мистер Дрейк? – Да, считаю, – сказал детектив. – Именно убийства я и боюсь, – сказала Линда Кэлхаун. – Надо предотвратить возможное преступление. – Кажется, вы излишне увлекаетесь криминальными журналами, – заметил Дрейк. – Я читала их много, – ответила девушка, – и не намерена отпираться. Мне кажется, что любой гражданин, уважающий закон, должен понимать опасность его нарушения. – Нельзя не согласиться, – с напускной серьезностью ответил Дрейк. – Неужели вам не кажется подозрительным то, что тетя Лоррейн носит с собой несколько десятков тысяч долларов? – На мой взгляд, это признак либо глупости, либо влюбленности… – Вот именно! Влюбиться в совершенно незнакомого человека! – воскликнула Линда. – Хорошо! – улыбнулся Дрейк. – Ваша взяла! Вы желаете, чтобы я выяснил, что представляет собой Монтроз Девитт? – Я очень хотела бы. Но работайте над этим делом… ну, скажем, не больше пары дней! – Договорились, два дня, – улыбнулся Дрейк. Девушка повернулась к Мейсону: – Я должна сообщить о своих подозрениях в полицию? – Боже мой, нет! – воскликнул адвокат. – Таким образом вы лишь разворошите осиное гнездо, если оно существует. Но мне кажется, будет лучше, если вы еще раз, с самого начала, обрисуете ситуацию Полу Дрейку… Я прошу прощения, но у меня назначена очень важная встреча. – Сколько мы вам должны, мистер Мейсон? – Нисколько, – улыбнулся адвокат. – Если выяснится что-то важное и потребуются мои услуги, Пол Дрейк мне сообщит. – Пройдемте в мой кабинет, – предложил Дрейк Линде Кэлхаун и ее спутнику. – Там вы мне спокойно опишете ситуацию, сложившуюся на сегодняшний день. А уж мы попробуем выяснить, что представляет собой этот ваш Монтроз Девитт. Глава 2 Было начало первого, когда Делла повесила трубку телефона и сказала Мейсону: – В деле о влюбленной тетушке произошли некоторые изменения. Мейсон поднял брови, ожидая продолжения. – Господин по имени Холанд Брент хотел бы видеть тебя по делу, по его словам, чрезвычайной важности, касающемуся Лоррейн Элмор. – Почему он обратился именно ко мне? – спросил Мейсон. – Вероятно, Линда Кэлхаун сказала ему, что вы представляете ее интересы. – Я же ее предупреждал, – недовольно проворчал Мейсон, – что это дело не требует никакого адвоката. Я поступил так намеренно, понимая ограниченность ее средств. Ей гораздо важнее договориться с Детективным агентством Дрейка. – Так что? – спросила Делла Стрит. – Отослать его к Полу Дрейку или?.. Мейсон посмотрел на часы и вздохнул: – У меня есть четверть часа до того, как я уйду, чтобы успеть на деловой завтрак. Оцени посетителя сама, Делла, и, если решишь, что ничего важного нет, отправь его к Полу. Если он произведет на тебя впечатление человека, с которым стоит поговорить, предупреди меня, и я посвящу ему эти пятнадцать минут. Делла Стрит кивнула, открыла дверь в приемную и вышла из кабинета. Вскоре она вернулась и сообщила: – Лучше тебе с ним поговорить, шеф! – Почему? – поинтересовался Мейсон. – Он прилетел из Бостона и является управляющим финансовыми делами Лоррейн Элмор. Он ведет все ее денежные операции, и он страшно взволнован… – Страшно взволнован? – Да. Он специально прилетел через всю страну… – Однако мне ситуация не кажется столь серьезной, – заметил Мейсон. – И мне это не нравится. Как он выглядит, Делла? – Ему лет пятьдесят, – начала Делла после секундного раздумья, – высокий, тощий, узкоплечий, с ввалившимися щеками и маленькими усиками. Он в шляпе, которые носят сейчас в Восточных штатах, в твидовом костюме и осенних ботинках на толстой подошве. Завершает картину трость в руке. – Короче говоря, – усмехнулся адвокат, – он выглядит именно так, как ты и ожидала. – Ты его примешь? – улыбнулась Делла. – Конечно, – ответил адвокат. – Я хочу на него посмотреть. Делла Стрит вышла из кабинета и вскоре вернулась в сопровождении Холанда Брента. – Мистер Мейсон, мистер Брент, – представила она мужчин друг другу. Брент повесил трость на левую руку, широкими шагами подошел к столу Мейсона и протянул адвокату костлявую ладонь: – Рад познакомиться, мистер Мейсон… – Садитесь, – предложил адвокат. – В вашем распоряжении всего несколько минут. Моя секретарша сказала, что вы заинтересованы в деле, касающемся Лоррейн Элмор. – Наверное, мне следовало бы объясниться более подробно, – признался Брент, – но я постараюсь быть предельно кратким. Мейсон посмотрел на Деллу и сказал: – Я слушаю вас. – Отлично. Я являюсь финансовым консультантом и управляющим делами миссис Элмор. У меня есть еще несколько клиентов, которые предоставили мне полную свободу действий в их финансовых делах. Я занимаюсь вопросами вложения их капитала, регулирую прибыль и так далее. Помимо оплаты счетов, которыми они занимаются лично, я избавляю их от всех денежных забот. Разумеется, я перед ними регулярно отчитываюсь. Когда моим клиентам требуются деньги, они сообщают мне, указывая, какая сумма им нужна. Раз в месяц я посылаю им подробный отчет. Ну и, конечно, распоряжаться своими средствами может только клиент, то есть по его требованию я продаю определенные облигации, и если он желает что-то приобрести, я это приобретаю… Должен вам с гордостью заметить, мистер Мейсон, что за те годы, что я занимаюсь делами, у всех моих клиентов значительно вырос основной капитал… Клиентура у меня подобрана самым тщательным образом и довольно ограничена, так как в вопросах подобного рода я не доверяю ничьим рекомендациям. Я сам принимаю решение в каждом отдельном случае, но, конечно, мое решение основывается на тщательной проверке интересующей меня особы. Мейсон кивнул. – Я не могу обмануть доверие клиентов, мистер Мейсон. Все их финансовые дела не подлежат разглашению. Думаю, что об этом можно было бы и не напоминать, если бы не случай, который привел меня сюда. Но речь, по-моему, идет о жизни и смерти, поэтому я считаю себя вправе отступить от своих правил. – Я полагаю, такое впечатление сложилось у вас после разговора с Линдой Кэлхаун? – спросил Мейсон. – Да, отчасти после разговора с ней. Хотя должен подчеркнуть, мистер Мейсон, что мой разговор с Линдой Кэлхаун состоялся в результате того, что я и сам почувствовал неладное. Моя беседа с этой девушкой ничего мне не разъяснила, наоборот, усилила мои сомнения. Мейсон кивнул. – Поскольку мои отношения с клиентами близки к конфиденциальным, я в известной степени обладаю полномочиями их доверенного лица. Фактически же я их представляю, если возникает необходимость, и получаю информацию от тех лиц, которым они вручают деньги. В ряде банков мной достигнута договоренность, что в случае, если сумма на счетах моих клиентов упадет ниже определенного уровня, банк должен ставить меня в известность. Я перевожу тогда на его счет соответствующие средства, чтобы привести дела в порядок… Подобные ситуации возникают редко, но все же такие случаи бывали. Скажем, мой клиент отправляется путешествовать и снимает со счета большую сумму… Могу сказать, не нарушая профессиональной тайны, что миссис Элмор наделена хорошим финансовым чутьем, но вот с математикой не в ладах. Поэтому она часто тратит деньги, не представляя, каким будет итог ее расходов. Мейсон снова кивнул, предлагая посетителю продолжать рассказ. – Когда миссис Элмор сообщила мне о том, что едет машиной на Западное побережье в отпуск, я сделал обычный перевод денег, тем более что незадолго до того на ее текущий счет по ее просьбе была переведена значительная, даже весьма значительная сумма… Я не имею права называть вам точную цифру, но с полной ответственностью заявляю, что она превышает потребности моей клиентки. На всякий случай я ей напомнил, что процентное накопление капитала – дело довольно медленное, поэтому крупные расходы непременно отрицательно скажутся на общем доходе. Однако миссис Элмор дала мне указание продать некоторые ценные бумаги, и вроде бы мое напоминание ее не огорчило. Вы слушаете, мистер Мейсон? – Если позволите, я могу продолжить за вас, – улыбнулся Мейсон. – Предполагаю, что миссис Элмор выписала несколько крупных чеков, в результате чего ее банковский счет упал до минимума… Банк, согласно договоренности, поставил вас в известность. Вы, используя свое право доверенного лица, осуществили проверку банковских счетов и выяснили, что миссис Элмор сняла огромную сумму наличными. – Вы поразительно точно описали ситуацию, мистер Мейсон! – с удивлением воскликнул Брент. – Я прав? – Так все и было. – И вы обратились ко мне, – сказал адвокат. – Почему? – Я приехал поговорить с миссис Элмор. Я приземлился в аэропорту два часа назад. Позвонил в отель, где она остановилась, и узнал, что там ее нет. Но в номере находилась ее племянница, мисс Кэлхаун. Я ей сообщил, что привело меня сюда, и мисс Кэлхаун, в свою очередь, откровенно обо всем рассказала. – Про Монтроза Девитта? – Да, про него. – И все-таки почему вы обратились ко мне? – Я хотел, чтобы у вас имелась определенная информация, которую, как мне кажется, я имею право вам сообщить. Правда, мне даже не пришлось самому сообщать все факты. Каким-то непонятным мне образом вы знаете их и так. Признаться, я этому очень рад. Редкий случай, когда, образно выражаясь, и волки сыты, и овцы целы… Однако же, мистер Мейсон, я хочу, чтобы вы поняли, что, по моему мнению, положение в высшей степени серьезное, и с ним нельзя не считаться. Я бы просил вас держать меня в курсе решительно обо всем, что вы узнаете о моей клиентке и о мистере Девитте. Мейсон отрицательно покачал головой. – Нет? – спросил Брент. – Нет, – ответил адвокат. – Вы хотите сказать, что это невозможно? – Я хочу сказать, что это не имеет смысла, – объяснил Мейсон. – У меня нет клиента, и я не брался за данное дело. Единственное, что я сделал, – это рекомендовал мисс Кэлхаун надежное детективное агентство. Вы общаетесь с Линдой Кэлхаун, и поэтому я рекомендую вам в дальнейшем получать все сведения от нее. Брент медленно поднялся и сказал: – Я понимаю… – И после минутного размышления добавил: – Я уважаю вашу позицию, мистер Мейсон. Вы не можете снабжать меня сведениями. Но вы получили информацию, которую мне хотелось донести до вас. Благодарю. До свидания. – Всего хорошего. Брент направился к двери в приемную, через которую вошел в кабинет. – Имеется еще одна дверь, мистер Брент, – сказал Мейсон. – Так будет ближе. Уже на пороге тот остановился, внимательно осмотрел кабинет и двинулся к другой двери в коридор. Прикрывая за собой створку, он оглянулся через плечо и произнес: – Благодарю вас, мистер Мейсон, и вас, мисс Стрит. Надев шляпу, он поклонился и бесшумно закрыл за собой дверь. Мейсон и Делла Стрит посмотрели друг на друга и улыбнулись. – Шеф, если поторопишься, ты успеешь на свой деловой завтрак, – сказала секретарша, посмотрев на часы. Мейсон с улыбкой покачал головой. – Я лучше подожду несколько секунд, – ответил он. – Нет никакого желания спускаться в лифте вместе с Холандом Брентом и беседовать с ним о чем-либо в неофициальной обстановке. Глава 3 Около трех часов дня в дверь кабинета Мейсона, выходящую в общий коридор, раздался условный стук Пола Дрейка. Мейсон кивнул Делле Стрит, и она открыла дверь. – Привет, красотка, – приветствовал Дрейк секретаршу. – Какие новости, Пол? – спросил Мейсон. – Узнал что-нибудь по делу о Синей Бороде? – Есть шанс, Перри, – серьезно посмотрев на адвоката, сказал детектив. – Я бы сказал, что есть шанс один к десяти, что эти люди правы. – Выкладывай! – Девитт имел счет в банке, что-то около пятнадцати тысяч долларов. Он выписал чек на всю сумму, предупредил администраторшу многоквартирного дома, где он проживает, что, возможно, будет отсутствовать месяц или недель шесть, уплатил за квартиру за два месяца вперед и продал свою машину за наличные, отбыв в автомобиле с довольно интересной особой. Оба выглядели возбужденными. Они заполнили багажом всю заднюю часть машины, на которой был массачусетский номер. – У тебя есть этот номер? – Нет, известен только штат. – Что ты узнал про этого Девитта? – Он проживает в доме «Белла Виста» в Ван-Ньюсе около четырнадцати месяцев. Говорят, что он довольно энергичный и франтоватый тип, носит на глазу черную повязку. Никому не рассказывал, когда и при каких условиях потерял глаз… Никто толком не знает, чем он занимается. Вроде бы работает коммивояжером и часто уезжает по делам, но опять-таки никому ничего не рассказывает. Удивительно скрытная личность. Похоже, что никаких женщин у него не было. Администраторшу дома это обеспокоило. Вообще-то ей не нравятся два типа жильцов: те, у которых слишком много приятельниц, и те, у которых их нет. Конечно, считается, что «Белла Виста» респектабельный дом, и когда кто-то из проживающих в нем холостяков является в сопровождении особы противоположного пола, администраторша делает вид, что ничего не заметила. А сама, естественно, в курсе всех дел… Когда одинокий мужчина, в особенности холостяк, не имеет дамы сердца, она особенно придирчиво следит за таким, по ее словам, ненормальным типом, справедливо полагая, что в тихом омуте черти водятся… – Хорошо, – сказал Мейсон. – А ты не смог выяснить, куда они поехали? – Нет пока, но я выясню. Мои парни работают в этом направлении. – Ты говоришь, что она интересная женщина, Пол? – Как я понял, она не была желторотым цыпленочком и к тому же очень привлекательна, – ответил Дрейк. – Давай рассуждать так. Жила-была вдова, не настолько старая, чтобы пылиться на полке с нафталином. Она познакомилась с мужчиной, который ее заинтересовал, возможно, только потому, что начал ухаживать за ней. И она расцветает, поверив во вторую молодость, и теряет голову, как девчонка. Мейсон нахмурился, обдумывая информацию Дрейка. – Таким образом, – продолжал детектив, – вполне возможно, что опасения Линды не столь уж необоснованны, как это представлялось с первого взгляда. – Опасения не Линды, – поправил адвокат, – а Джорджа… – Ты считаешь, что это он стоит за ее спиной? – Наверное, – сказал Мейсон. – Я думаю, что он сам спровоцировал кризис. – Понятно, – ответил Дрейк. – Мне было очень неприятно брать у Линды деньги, но не сомневаюсь, что, если бы я отказался, она обратилась бы в какое-нибудь другое агентство, где ее ободрали бы как липку. Я, во всяком случае, постараюсь побыстрее раздобыть какие-нибудь важные сведения о Девитте и не упущу возможности дать ему почувствовать, что мы им заинтересовались. Ты же знаешь, как это бывает с аферистами, Перри, – едва он узнает, что его объект наводит о нем справки, тут же уходит в тень, словно его и не было. Всякого рода вымогатели и альфонсы не выносят пристального взгляда. Мейсон кивнул. – Один из моих парней, – продолжил детектив, – проник в квартиру Девитта и попробовал снять отпечатки пальцев. Он не обнаружил ни одного во всей квартире. – Ни одного отпечатка пальцев? – недоверчиво воскликнул Мейсон. – Ни одного. – Такого не может быть, – взволнованно сказал адвокат. – Боже, ведь это означает… – Именно, – усмехнулся Дрейк. – Случайно такое произойти не могло. Кто-то не поленился самым тщательным образом протереть все предметы в комнате мягкой замшей. Ничто не было забыто вплоть до аптечки в ванной, кухонной утвари и ящика со льдом в холодильнике. Это значит, что протерто решительно все, на чем в нормально убранном помещении сохранились бы следы его владельца. Мейсон прищурил глаза. – Тогда, – продолжил детектив, – мы отыскали машину, проданную Девиттом. Ей пять лет, мотор работает превосходно. Он получил за нее всего девятьсот пятьдесят долларов. Мой парень попросил у ее нового хозяина разрешения поискать отпечатки пальцев в машине, сказав, что интересуется пассажиром, которого Девитт подвозил по дороге… Ни одного отпечатка в машине не обнаружено! – Даже с обратной стороны зеркала заднего обзора? – спросил Мейсон. – Ничего, ни единого отпечатка пальцев, никакого следа! Мой человек тоже нашел это странным и стал наводить справки. Выяснилось, что Девитт был в перчатках, когда приехал продавать машину… Тогда я решил попытаться подойти с другой стороны. Я проследил историю самой машины, проданной Девитту агентом по продаже подержанных машин не более года назад, то есть когда тот поселился в Ван-Ньюсе. – Для чего ты это проверял? – спросил Мейсон. – Потому что мне хотелось выяснить хоть что-то об этом типе, – ответил Дрейк. – Так что я проследил все, что мог. Есть одна любопытная деталь, Перри. Девитт очень часто бывает в отъезде. Предполагается, что он разъезжает с рекламой товаров какой-то фирмы. Но приобрел машину всего лишь тринадцать месяцев назад. Продавец в конторе подержанных автомобилей показал мне его путевой лист, хотя, признаться, не так-то просто было отыскать среди кучи аналогичных документов нужный. Агенты по продаже подержанных автомобилей требуют подробнейшего отчета о количестве пройденных миль, потому что продают товар с гарантией… Так вот, машина прошла немногим более тридцати тысяч миль до продажи ее Девитту, а сейчас на спидометре всего лишь тридцать одна тысяча миль! Мейсон нахмурился. – Другими словами, – продолжал Дрейк, – за тринадцать месяцев машина не прошла и двух тысяч миль… Мейсон задумался и наконец произнес: – Не скажешь, что он много ездил, Пол! Странная история. А ты уверен в правильности показаний спидометра? – Увереннее быть нельзя. – Допустим, он был заменен, – предположил адвокат. – Или же отведен назад? – В случае установки нового спидометра отсчет на нем начался бы с нуля. И зачем кому-либо могло понадобиться изменять показания спидометра? – Девитту, например, – пожал плечами Мейсон. – Чтобы машина имела меньший показатель при продаже. – Это, конечно, возможно, – согласился Пол, – но я попросил механика проверить спидометр. Тот сказал, что нет оснований предполагать нечто подобное, он непременно обнаружил бы следы регулировки. – Ты проверил регистрации браков? – спросил Мейсон. – Конечно. Около двух лет назад была выдана брачная лицензия Монтрозу Девитту и Белл Фраймэн, но брак как будто бы не состоялся. Я раздобыл адрес Белл Фраймэн и номер ее телефона. Но мои парни не сумели ее отыскать, на телефонные звонки никто не отвечает. Я сообщил об этом Линде Кэлхаун, и она сказала, что попытается дозвониться… Разумеется, лицензия на брак еще ничего не означает. То есть человека не обвинишь в двоеженстве на основании брачной лицензии. Но мои оперативники продолжают работать, и рано или поздно они до нее доберутся. Или же повезет Линде. В данный момент эта самая мисс Фраймэн представляется наилучшей ниточкой. – Хорошо, Пол, – ответил Мейсон. – Подключай еще людей к этому делу. Можно обнаружить Девитта, узнав, где находится машина с массачусетским номером. Вряд ли это будет сложно. Не стесняйся в расходах, счет оплачу я. За два дня работы ты можешь предъявить счет Линде Кэлхаун, но о моей доле ничего ей не говори. Кажется, я напрасно отбросил это дело и, таким образом, стал косвенным виновником в неприятностях, которые, возможно, произойдут с миссис Элмор. Линде стоило заплатить собственные двести долларов, чтобы понять, что ее тетушка еще достаточно молода и полна романтических чувств. Это послужит девушке хорошим уроком, и в будущем она оставит ее в покое. Их былая привязанность постепенно восстановится, но тебе следует шевелиться, Пол. – Хорошо, – согласился Дрейк. – Это, конечно, может быть и простым совпадением, но, с другой стороны, все так идеально организовано… – К черту совпадения! В подобных делах мы не имеем права проглядеть очевидное и вообще не можем себе позволить просмотреть даже самую малость. Так что принимайся за дело с удвоенной энергией. Сначала попытайся разузнать, где они находятся. Выдели достаточно людей, чтобы охватить отели и… – Побойся бога! – взмолился Дрейк. – Потребуется уйма денег, чтобы охватить все отели и попытаться отыскать большую машину с массачусетским номером! – Хорошо, что, по-твоему, следует делать? – спросил Мейсон. – Ты должен принимать в расчет человеческую природу, Перри, – усмехнулся Пол и повернулся к секретарше: – Окажись ты на месте миссис Элмор, как бы ты поступила, Делла? – Отложила бы свой отъезд ровно на столько, сколько требуется на посещение парикмахерской, – сразу ответила Делла. – Вот пример женской логики, Перри, – широко улыбнулся Дрейк. – Если хочешь знать, в расследованиях такого рода мы первым делом стараемся отыскать косметический кабинет, в котором побывала разыскиваемая женщина. Это, как правило, не слишком сложно, тем более что парикмахерские часто бывают золотой жилой по части информации. Женщина не помнит себя от счастья, полна ожиданий, стремится поделиться своими потрясающими новостями. В парикмахерской она просидит минимум два-три часа и за это время выложит столько… Чего только не выслушивают девушки в салонах! И еще больше поражает, как удивительно ловко они научились делать соответствующие выводы. – Хорошо, – согласился Мейсон. – Займись парикмахерскими и косметическими кабинетами. – Уже сделано, – гордо ответил Дрейк. – Это оказалось не очень сложно. Я ожидаю отчет оперативника с минуты на минуту. Мейсон встал с кресла, заложил большие пальцы в проймы жилета и принялся расхаживать по кабинету. – Больше всего, Пол, меня беспокоит мысль, что я недооценил потенциальной опасности сложившейся ситуации. Если быть откровенным, сначала я просто испытал сильное раздражение из-за этого Джорджа Летти. Он не занимается как следует в юридической школе, не зарабатывает на учебу и на жизнь, а милостиво позволяет Линде оплачивать его счета. А когда девушка позвонила ему и рассказала о ссоре, которая произошла с тетушкой, он вместо того, чтобы сказать: «Знаешь, дорогая, это твоя родственница и твои личные дела», – требует у девушки денег на самолет и является держать ее за руку! – Это она держала его за руку! – рассмеялась Делла Стрит. Зазвонил телефон. – Это незарегистрированная прямая линия, – сказала Делла. – Вероятно, тебя, Пол, в твоем офисе знают этот номер. – Алло! – сказал Дрейк в трубку. – Да, это я… Что случилось? – Послушав несколько минут, он сказал: – Хорошо, молодцы! Я это проверю. Где вы сейчас? Так… Оставайтесь там, пока я не перезвоню. – Положив трубку, Дрейк сказал: – Миссис Элмор, как я и предполагал, откровенничала с парикмахершей. Вдовушку прямо распирало от возбуждения и восторга. Они едут в Юму, чтобы там пожениться. Медовый месяц собираются провести в Большом Каньоне. Мейсон посмотрел на часы. – Ты говоришь, что он снял все свои деньги со счета в банке, Пол? – Именно. – И заплатил за два месяца вперед за квартиру? – Да. – Чеком? – Я не знаю. Администраторша сказала только, что за квартиру уплачено. – Ты сам с ней разговаривал? – Да. Я ездил туда незадолго до полудня. – Она говорила дружелюбно? – Да. Мейсон указал на телефон: – Позвони ей, Пол. Узнай, как он заплатил, чеком или наличными? Если чеком, то годится ли он? Дрейк подошел к телефону и набрал номер «Белла Виста». Несколько минут он разговаривал, затем, прикрыв трубку ладонью, повернулся к Мейсону: – Она представила чек для оплаты в банк, но ей его вернули, заявив, что счет Девитта закрыт. Мейсон быстро принял решение: – Отправляйся к ней, Пол, и забери чек. Скажи, что попытаешься помочь вернуть деньги. – Она не хочет поднимать скандал, – ответил Дрейк. – Надеется, что это недоразумение и Девитт позднее выпишет новый чек. – Черт побери, Пол, не будь простаком! Отправляйся и раздобудь этот чек. Выкупи его, если потребуется. Встречаемся в аэропорту. Полетим чартерным рейсом, чтобы перехватить их. – Он повернулся к секретарше: – Делла, позвони в агентство, закажи самолет, который доставит нас в Юму. Пол Дрейк убрал ладонь с микрофона и сказал в трубку: – Мне необходимо поговорить с вами, миссис Острайндер. Вы позволите мне приехать к вам? Отлично, я выезжаю. Делла Стрит начала накручивать диск, как только Пол Дрейк отошел от телефона. – И сразу же отправляйся в аэропорт, Пол! – напомнил Мейсон, когда детектив двинулся к двери. – До встречи. Глава 4 Зеленые, ухоженные поля Империал-Вилли напоминали шахматную доску. Огромной змеей растянулся под самолетом канал, по другую сторону от которого простиралась пустыня. С самолета контраст между берегами был особенно разителен. На левом берегу канала простирались обработанные, цветущие земли. На правом ничего, кроме песка и прямой ленты автомагистрали, не было. Мейсон упрямо глядел на видневшиеся на шоссе небольшие точки автомобилей, сверху казавшиеся движущимся строем муравьев. – Где-то там преследуемые спешат в Юму, – сказал адвокат. – Я все время думаю, как это жестоко, – вздохнула Делла Стрит. – Женщина в таком возрасте особенно ценит привязанность, воображает, что нашла прекрасного спутника жизни, смотрит, наверное, сияющими глазами в окно, загипнотизированная собственным чувством. А мужчина, сидящий за рулем, хладнокровно обдумывает возможность убийства и детали его осуществления, надеясь выйти сухим из воды. Сидевший в кресле второго пилота Пол Дрейк обернулся и сказал: – Не стоит так уж жалеть ее, Делла… Женщины ее возраста, прежде чем иметь дело с типами вроде Девитта, должны сто раз все взвесить и двести раз проверить. – Наверное, ты прав, – ответила Делла, – но я все равно не могу судить ее слишком строго. – Мы их должны опередить часа на два, – сказал Мейсон. – Сядем в Юме и хорошенько присмотримся к Девитту, когда они подъедут к границе. – Как ты думаешь, что он будет делать? – спросила Делла. – Отвечать на множество вопросов, – проворчал Мейсон, держа в руке листок бумаги. – Про чек, например, выданный миссис Острайндер на сто пятьдесят долларов, когда на его счету нет ни одного цента. Убедительно объяснить такие трюки не так-то просто. – Помни, – предупредил Дрейк, – что миссис Острайндер настроена миролюбиво. Она не хочет передавать дело в суд или учинять скандал. – Но она, наверное, уполномочила тебя получить деньги по чеку? – Да, она передала мне такие полномочия. Песчаные холмы отбрасывали длинные тени, когда самолет стал снижаться. Река Колорадо, до этого извивавшаяся змеей, выглядела какое-то время цепью небольших озер, рассеченной дамбами, и вскоре превратилась в мелкий ручеек под мостом, соединявшим Калифорнию с Аризоной. Когда они приземлились в аэропорту, солнце уже садилось. Мужчина, стоявший у ворот, помахал рукой Дрейку. – Представитель местного агентства, – пояснил детектив. – Мы активно сотрудничаем. Мужчина поздоровался со всеми и представился. – Все нормально? – спросил у него Дрейк. – Полный порядок, – ответил местный детектив. – Мы поставили наблюдателя у пограничного контрольного пункта. С тех пор проехали всего две машины с массачусетскими номерами, но ни одна из них нас не заинтересовала. – Все верно, мы должны были их опередить, – заметил Мейсон. Он повернулся к пилоту: – Приведите самолет в порядок, приготовьтесь к вылету и поддерживайте связь с детективным агентством по телефону. Мы вам сообщим, когда соберемся назад. Вы имеете право совершать ночные полеты? – Доставлю назад в любое время, – ответил летчик. Они уселись в автомобиль, и местный оперативник повез их на автостраду, где машины, пересекающие границу Аризоны, подвергались досмотру – проверяли, не везут ли зараженных животных. Здесь их встретил еще один детектив. Поздоровавшись, он заверил, что разыскиваемая машина еще не появлялась. Видимо, следовало приготовиться к длительному ожиданию. – Тебе нет необходимости оставаться здесь, Делла, – сказал Мейсон. – Отправляйся в город, осмотри его. Здесь есть великолепные магазины национальных сувениров, изделия индейцев из тисненой кожи и дерева. Может, что-нибудь купишь. Они будут открыты до… – Я предпочитаю остаться здесь, – покачала головой секретарша. – Мне кажется, тетушка Лоррейн предпочтет иметь в качестве собеседницы хотя бы одну женщину среди мужчин. Мужчины слишком суровы и деловиты. Лично я считаю, что ни один из вас не способен в нужную минуту подставить плечо, чтобы на нем можно было поплакать. – Как настроен оперативник на контрольном пункте? – спросил Мейсон аризонского детектива. – О, здесь все нормально. Он привычен к таким делам. Кроме того, ему и делать практически ничего не надо. Он вас вызовет в нужный момент. Неиссякаемая вереница машин тянулась через мост, соединявший два штата. На короткое время машины останавливались у контрольного пункта, а потом продолжали свой путь. Пол Дрейк предусмотрительно захватил с собой полевой бинокль и рассматривал каждую машину, обращая внимание на номерные знаки. Через час наконец появилась машина с массачусетским номером, и при этом известии все оживились. Стоя в тени, они наблюдали, как таможенник задавал пассажирам стандартные вопросы. – Ложная тревога, – вздохнул Дрейк. – Как вы себя чувствуете? – Прекрасно чувствуем, – ответила Делла Стрит. – Это часть нашей работы, – усмехнулся Дрейк, – о которой ничего не пишут, но она является подлинным искусством, отнимающим основную часть времени. Работа ногами и ожидание… Они уселись на прежние места в автомобиле. Большие жуки с гудением кружились в свете ламп станции. – Как ты думаешь, они пересекут границу сегодня? – обратился Мейсон к Дрейку. Детектив неопределенно пожал плечами. – Тетушка Лоррейн родом из Массачусетса, – сказала Делла. – Она наверняка будет соблюдать все приличия. – Иногда твои предположения не сбываются, – заметил Мейсон, поудобнее устраиваясь в кресле. – Удивительно, как быстро в этом климате чувствуешь себя обезвоженным, – сказал Дрейк. – Не замечаешь даже, что потеешь, потому что влага мгновенно испаряется с поверхности кожи. Очень быстро можно потерять целый галлон воды. Неплохо было бы сходить за местным пивом, на соседней улице есть магазинчик… – Хорошо, сходи, – ответил Мейсон. – Я пока покараулю… – Все отменяется! – неожиданно сказал Дрейк. – Едет тот, кто нам нужен! – Разве у машины не калифорнийский номер? – удивился Мейсон. – Номер калифорнийский, – согласился Дрейк, поднося бинокль к глазам, – так же как и машина, взятая напрокат. Но за рулем не кто иной, как наш друг Джордж Кесвик Летти! – Ну и ну! Ты уверен, что это именно он? – спросил Мейсон. – Я поговорю с ним, Перри, – заявил Дрейк. – Если потребуется твоя помощь, я махну рукой. – Но что, по-твоему, он здесь делает? – недоумевала Делла Стрит. – Я сам хотел бы знать, – ответил Дрейк и положил бинокль на сиденье. – Но мы это выясним. Детектив подошел к контрольному пункту в тот момент, когда машина с калифорнийским номером остановилась. Мейсон, наблюдавший за лицом Летти, заметил, что на нем появилось удивление при виде детектива. Через минуту Дрейк подал сигнал. Адвокат распахнул дверцу машины. – Только не хлопай ею, – предупредила Делла. – Я иду с тобой. Мейсон повернулся, чтобы придержать дверь, и увидел стройные ноги своей секретарши, вылезавшей из автомобиля. Она взяла его за руку. – Ты вообразил, что я могу пропустить такое зрелище? – спросила она. Летти, объяснявший что-то Полу Дрейку, покосился в их сторону при звуке приближавшихся шагов и замер от изумления. – Боже мой! – воскликнул он, когда Мейсон и Делла подошли к машине. – В чем дело? – спросил адвокат. – Я… У меня даже мыслей подобных не было… Ну и удивили же вы меня! – Что тут удивительного? – поинтересовался Мейсон. – Подумать только, вы все здесь… Я не думал вас встретить. Я полагал, что вы по меньшей мере милях в двухстах пятидесяти отсюда! – Нет, мы здесь, – улыбнулся адвокат. – В свою очередь, нас крайне интересует, почему вы оказались на этом шоссе? Они пошли рядом с автомобилем, Летти медленно выруливал к тому месту, где стояла машина с аризонским номером, на которой приехал адвокат со спутниками. Делла Стрит, стараясь не отстать, тихо прошептала Мейсону: – Посмотри на его лицо. Он отчаянно соображает! – Я вижу, – ответил адвокат. – Мы не должны давать ему времени на размышления. Летти наконец остановил машину. – Выходите, – приказал Мейсон, открывая дверцу со стороны водителя. – Давайте разберемся, что все это значит. – Я не понимаю, что вы здесь делаете? – заявил Летти. – А я не понимаю, что делаете здесь вы? – ответил вопросом на вопрос Мейсон. – Значит, это сюрприз для всех, – делано рассмеялся Джордж. – Летти, довольно хитрить, – оборвал его адвокат. – Говорите все без уверток и не тяните время. – Кто из нас хитрит? – спросил Летти. – Вы, – холодно сказал Мейсон. – И чем больше вы пытаетесь провести нас, тем подозрительнее выглядит ваше поведение. Где Линда? – В Лос-Анджелесе! – Откуда у вас машина? – Взял напрокат. – Вам дала деньги мисс Кэлхаун? – Нет. – Тогда откуда у вас деньги? – Не ваше дело. – Думаю, что это как раз мое дело. Так где вы взяли деньги? – Хорошо! – закричал Летти. – Если хотите знать, у меня были собственные сбережения! – Собственные сбережения? – поднял бровь Мейсон. – Да. Я, понимаете ли, копил, отказывая себе буквально во всем. – Линда знает о ваших сбережениях? – Нет. – Вы взяли напрокат машину. Из расчета пятьдесят центов за милю набегает приличная сумма. Получается, что ваши накопления не так уж малы. Ну, и что вы делаете здесь? Или вы с Девиттом действуете заодно? Удивление на лице Летти было неподдельным. – Действую заодно? – спросил он. – С этим подонком?.. Конечно, нет! Я пытаюсь предотвратить убийство, вот что я делаю. – Но почему вы приехали сюда? – Потому что я ехал следом за машиной тетушки Лоррейн всю дорогу и потерял их милях в пятнадцати отсюда. А что касается денег, то мне и в голову не приходило, что это будет такая длинная поездка. Я просто подумал, что хорошо бы взять напрокат машину и установить за ними слежку, чтобы знать, что происходит. Но они выехали из города, я вошел в азарт и не захотел их упускать. Вот и получилось, что это оказалось настоящим путешествием. Я не знаю, направляются ли они в Массачусетс или же… – Они хотят пересечь границу штата, чтобы пожениться, – объяснил Мейсон. – Аризона с удовольствием признает брачную лицензию, выданную в Калифорнии, и их зарегистрируют без задержки. – О! – воскликнул Летти. – Теперь я понимаю… – Вы этого не знали? – спросил Мейсон. Летти покачал головой. – Хорошо. Вы ехали следом за ними, а что же случилось в пятнадцати милях отсюда? – Я их потерял. – То есть вы упустили их из виду? – Как только стемнело, мое положение ухудшилось, днем я мог спокойно ехать позади, не вызывая подозрений. Иногда я отставал, иногда приближался к ним. В Броули они остановились у бензоколонки, я же проехал на квартал вперед к другой колонке, потому что у меня горючее тоже кончалось. Но служащий был занят другой машиной, владельцу которой понадобились сразу и бензин, и масло, и бензин в канистру, и еще что-то. К тому времени, когда очередь дошла до меня, машина миссис Элмор проехала мимо. Я заплатил и поехал вдогонку, забыв залить бак. Я не знал, что мне делать. Бак был практически пуст, денег у меня тоже не осталось… Я решил, что они намереваются ехать в Массачусетс. Мне оставалось только позвонить Линде, узнать, что она думает, и попросить выслать мне денег на самолет. Машину придется забирать и сдавать в агентство тоже ей. – Так вы их все-таки потеряли? – спросил Мейсон. – Наверное, они поняли, что я их преследую, когда я включил фары. Девитт не слишком часто смотрел в зеркальце заднего обзора, ехал себе и ехал. Наверняка он даже не думал о возможности преследования, пока я из-за темноты не подъехал слишком близко. Это была моя ошибка, но я опасался, что он удерет… Сначала он снизил скорость, чтобы я его обогнал, и у меня не было другого выхода – мне пришлось вырваться вперед. Затем я свернул на заправочную станцию, как бы за бензином, и тем самым опять оказался за их спиной… Но на этот раз Девитт даже не стал скрывать свои намерения, он прижался к обочине и пропустил меня вперед. Тогда я поехал впереди, делая вид, что не интересуюсь их машиной. Примерно через пять миль была новая станция обслуживания. Я завернул туда, решив дождаться, пока они проедут мимо. Но он не проехал, только и всего!.. – И что дальше? – Я, естественно, вернулся назад, пытаясь найти его, но сразу понял, что это ничего не даст, потому что фары встречных машин слепили меня. Откровенно признаться, я даже не знаю, проехали они мимо меня или нет. Через некоторое время я махнул рукой на эту затею, решив добраться до Юмы и позвонить Линде. – Вы спутали мне все планы! – заявил Мейсон. – Мы знали, что они едут сюда, чтобы быстро оформить брак. Мы ждем их здесь, чтобы как следует потрясти этого Девитта. А теперь из-за вашей глупости мы потеряли великолепную возможность… Преследование требует навыков профессионала, а когда любитель пытается играть в детектива, он непременно наломает дров. – Я сожалею, – сказал Летти. Адвокат повернулся к Полу Дрейку: – Что ты думаешь обо всем этом, Пол? – Они могли сделать десяток разных вещей, – пожал плечами Дрейк. – Естественнее всего предположить, что они повернули назад и добрались до Холтвилла, Броули или даже до Калексико. Проведут там ночь, приедут утром сюда и зарегистрируют брак. Или же они пообедают в каком-нибудь ресторане и поздно вечером приедут в Аризону. Все возможно… – Я должен позвонить Линде, – заявил Джордж Летти. – Она и так злится. – Что вы хотите ей сказать? – Я расскажу ей, что произошло. – Вы намереваетесь вернуться назад? – спросил Мейсон. – Мне необходимо возвратиться, но… у меня не хватает денег на билет. Я хочу, чтобы она перевела мне телеграфом соответствующую сумму, а на это уйдет какое-то время. И… очень сожалею, что я, кажется, заварил такую кашу, которую не в силах буду расхлебать. – Вы разглядели Девитта? – спросил Мейсон. – Да, я видел его несколько раз. – Вы что, следили за его квартирой? – Нет, я не спускал глаз с машины миссис Элмор. Мейсон многозначительно посмотрел на Пола Дрейка. – Хорошо, Летти, – сказал адвокат. – Вы достаточно напортачили. Не смейте больше совать нос в это дело. – Он сунул руку в карман, достал сложенную пополам бумажку и протянул молодому человеку: – Вот вам двадцать долларов. Отправляйтесь в Юму. Проедете весь городок и увидите отель «Биснага». Зарегистрируйтесь там под своим именем. Поскольку вы уже здесь, мы при необходимости будем рассчитывать на вашу помощь. Поужинайте и ждите моего звонка. Мы туда явимся через некоторое время, но позвонить я могу в любой момент. Да, кстати, вы вообще хотите нам помогать? – Конечно! Я сделаю все, что скажете… – Прекрасно, – сухо произнес Мейсон. – Пока вы только все портили. Теперь постарайтесь в точности выполнять инструкции и не проявлять инициативы. – Не мое дело давать советы, – извиняющимся тоном сказал Летти, – но не начнете ли вы искать их сегодня же? – Я стараюсь сохранить ей жизнь, а не добродетель! – сердито заявил Мейсон. – Если Девитт действительно знает, что их преследуют, это заставит его вести себя более осторожно. – Или, наоборот, придаст ему отчаянную дерзость! – заметил Летти. – Вам следовало бы об этом подумать до того, как выезжать из Лос-Анджелеса, – резко сказал адвокат. – А теперь отправляйтесь в отель и больше не делайте глупостей! – Вы обращаетесь со мной, как с ребенком, мистер Мейсон, – пробурчал Летти. – Я хотел бы напомнить, что Линда обратилась к вам только по моей инициативе и по моему настоянию. – Хорошо, – устало ответил Мейсон. – Я не собираюсь с вами спорить. Единственное, чего я сейчас хочу, – чтобы вы свою инициативу, настойчивость и прочие достоинства спрятали в отеле «Биснага» до той поры, пока они не смогут действительно пригодиться. Мы сами доведем дело до конца. Мейсон пошел прочь от машины, увлекая за собой Деллу Стрит. – Езжайте вон в том направлении! – приказал Пол Дрейк молодому человеку, указав пальцем. – Хорошо, – покраснев от обиды, проворчал Летти. – Только учтите, что теперь вы одни отвечаете за нее! Он залез в автомобиль, завел мотор и рванул с места. На повороте тормоза завизжали, словно в знак протеста. – Ну, что теперь будем делать? – спросил Дрейк. – Прежде всего надо поужинать, – ответил Мейсон. – Здесь останется аризонский оперативник. Как только он заметит машину, пусть предупредит нас. – Предположим, они повернули назад, доехали до Броули, Холтвилла или Эль-Сентро, оставили там машину миссис Элмор, взяли напрокат другой автомобиль и уже проехали мимо нас? – Тогда мы зря потеряем время, – пожал плечами Мейсон. – Но это же случится и в том случае, если мы по-прежнему будем оставаться на месте, потому что мы не знаем, как выглядят Девитт и миссис Элмор. Массачусетский номерной знак на ее машине был и остается единственной зацепкой. Конечно, мы можем попросить задержать любую машину, которую ведет мужчина с повязкой на глазу… С другой стороны, сейчас они настороже и могут спокойно миновать нас, попав в Аризону по десятку других дорог. Или сделать еще проще – добраться до Эль-Сентро, а оттуда приехать на автобусе в Юму. Попроси аризонских детективов усилить контроль. Если они заметят машину с массачусетским номером или увидят водителя с повязкой на глазу, пусть сразу вызывают нас. Мне хочется самому поговорить с Девиттом. Насколько я понимаю, это такой опытный авантюрист, что ему ничего не стоит предъявить нам иск за дискредитацию и нанесенный ему моральный ущерб. Так что придется действовать очень осторожно. – Ладно, Перри, я проинструктирую здешних ребят. Что же касается предложения пообедать, то я не могу не поддержать тебя! Поговорив с аризонским детективом, Пол сказал: – Нам придется поехать в город на такси, Перри, а оперативники останутся здесь на посту. Мейсон кивнул. Дрейк по телефону вызвал такси, и машина подошла почти сразу. Он назвал водителю ресторан, рекомендованный ему детективом. В зале он обратился к кассиру: – Мое имя Пол Дрейк, а этого джентльмена зовут Перри Мейсон. Мы ожидаем телефонного звонка. Будьте любезны, запишите наши имена и, если последует звонок, позовите одного из нас. – Я выполню вашу просьбу. Вы сказали «Дрейк и Мейсон»? – Да, Пол Дрейк и Перри Мейсон. – Не беспокойтесь, я прослежу за тем, чтобы вас позвали, если будет звонок. Садитесь, пожалуйста, вон за тот столик в углу, там в стене есть телефонная розетка, так что вы сможете разговаривать, не сходя с места. Когда они заняли места, Дрейк усмехнулся: – Я так голоден, что единственное, что меня насытит, это огромная отбивная. Но если я ее закажу, то на приготовление уйдет минут пятнадцать, а нам позвонят именно тогда, когда мясо подадут на стол… – Пусть себе звонят, – пожал плечами Мейсон. – Мы просто попросим аризонских детективов проследить за ними. Если они отправятся в отель – одно дело, если к мировому судье, чтобы получить разрешение на брак, – совсем другое. Подошла официантка, и Мейсон сделал заказ: – В первую очередь принесите нам три коктейля «Лобстер», а пока мы ими займемся, вы накроете на стол. Побольше зеленых маслин и сельдерея. Мы хотим получить три самые лучшие отбивные. И побольше кофе. И, пожалуйста, поторопитесь, мы спешим. Официантка кивнула и удалилась. – Ну, – улыбнулся Пол Дрейк, потирая руки, – удивится же мой желудок, если в него попадет все заказанное. Мне все больше начинает казаться, что телефон зазвонит именно в ту минуту, когда нам принесут отбивные. Поднимется тревога, и мы выскочим отсюда, не притронувшись к мясу. – Она уже несет коктейли, – заметил Мейсон. – Во всяком случае, к еде мы приступим. К коктейлю полагался салат с крабами, поэтому он и назывался «Лобстер». Они накинулись на салат, заедая его маслинами и зеленью. Взглянув в сторону двери, Пол удовлетворенно отметил: – Уже несут отбивные. Только бы не зазвонил телефон! Официантка поставила поднос с блюдами под крышками на служебный столик, подхватила первое блюдо салфеткой, водрузила перед Деллой Стрит и эффектным жестом откинула серебряную крышку. Аппетитный запах жареного мяса и подрумяненной картошки наполнил воздух. Кассирша, появившись за спиной Дрейка, сказала извиняющимся тоном: – Вас вызывают, мистер Дрейк. Вот телефон. Детектив застонал, взял телефонную трубку и произнес: – Пол Дрейк слушает… – Минутку, – заметила кассирша. – Я должна его подключить. Вот теперь можете говорить. – Алло! – рявкнул в трубку детектив. – Да, говорит Дрейк. – Извините, джентльмены, – сказала Делла Стрит, взяла вилку и нож и вонзила их в сочное мясо, – но я не желаю, чтобы все это пропало! Официантка поставила блюдо перед Мейсоном и тоже сняла крышку. – Как быть с порцией этого господина? – спросила она. – Подождать, пока он закончит телефонный разговор? – Нет, – возразил Мейсон. – Подавайте и ему. Дрейк отодвинул телефон в сторону, кивнул официантке и сказал в трубку: – Вы не уверены… нет? Больше никаких новостей? Никаких признаков разыскиваемых? Мы отсюда уйдем примерно минут через двадцать пять или тридцать. Он положил трубку, отодвинул подальше телефонный аппарат, взял нож и вилку и накинулся на еду. – Что случилось? – спросил Мейсон. Дрейк не ответил, пока не прожевал кусок отбивной. Затем проворчал: – Ничего особенного. Это может и обождать. – Как долго? – поинтересовался Мейсон. – Пока я не поужинаю, – заявил Дрейк. – А если кому-то кажется, что я неумеренно поглощаю пищу и неприлично веду себя за столом, мне на него ровным счетом наплевать. – Мы же не на званом обеде! – рассмеялась Делла. Дрейк, не отвечая, продолжал расправляться с отбивной. – Чем сдобрить ваш салат? – обернулась официантка к Делле Стрит. – Какую приправу вы предпочитаете? – «Тысячу островов», – ответила Делла Стрит. Мейсон поднял кверху два пальца: – Принесите две. – Три, – поправил Дрейк. Он удовлетворенно вздохнул и сделал глоток минеральной воды. – Вот уж действительно сюрприз, – усмехнулся детектив. – Никак не предполагал, что успею поесть… Звонил, как ты догадываешься, Перри, аризонский оперативник, оставшийся на шоссе. Он сказал, что видел, как в сторону Калифорнии выехала машина. Он полагает, что это машина Джорджа Летти. Вот он и захотел узнать, следует ли ему кого-то отправить следом или же сосредоточить все внимание на работе здесь. Я велел ему оставаться на месте до нашего приезда. – Он уверен в том, что это Летти? – спросил Мейсон, сузив глаза. – Нет, полной уверенности нет, автомобиль промелькнул мимо… – Машина с массачусетским номером не появлялась? – Нет, ее не было. Оперативники проверяли всех пассажиров, приехавших автобусами, но никого с повязкой на глазу не обнаружили. Конечно, проверить все автобусы все равно не удастся, поэтому они главным образом обращают внимание на машины. Мейсон отодвинул свой стул, подошел к кассирше и спросил: – Не могли бы вы соединить меня с отелем «Биснага» и перевести разговор на наш столик? – С удовольствием, мистер Мейсон. Адвокат вернулся к столу, и уже через минуту кассирша показала ему жестом, чтобы он поднял трубку. – Отель «Биснага»? – спросил он. – Совершенно верно, – ответил низкий мужской голос. – Меня интересует, – сказал адвокат, – не останавливался ли у вас Джордж Летти? Он должен был приехать около часа назад. – Повторите, пожалуйста, кто вас интересует? – Л-е-т-т-и. – Подождите, сейчас посмотрю. Нет, мистера Летти у нас нет. – Вы не забронировали для него номер? – Одну минуточку, я проверю… Нет, никакого Летти. Его здесь нет, и номера для него не оставлено. – Благодарю вас, – сказал Мейсон. – Извините за беспокойство. Мне нужно было с ним связаться по делу. – Для этого мы здесь и находимся, – ответили на том конце провода. – Я сожалею, что ничем не могу помочь. Мейсон отодвинул телефон, лицо его посуровело. – Его нет? – спросил Дрейк. – Нет. – Что это означает, Перри? – Откуда мне знать, – поморщился Мейсон. – Я сожалею, что дал ему двадцать долларов. – Наверное, он позвонил Линде, – предположил Дрейк, – а она по-прежнему хочет держать его за руку. По-моему, это наиболее правдоподобное объяснение. – Возможно, – согласился Мейсон. – Рассказывает сказочки о сбережениях и строгой экономии во всем. Если он не научится твердо стоять на ногах, из него никогда не получится порядочного юриста. – Из него уже получился неплохой альфонс! – заметила Делла Стрит. Мейсон кивнул в знак согласия и встал, показывая, что ужин закончен. Через несколько минут такси доставило их на автостраду. – Не видели машину с массачусетским номером? – спросил Дрейк у аризонского оперативника. – Нет. Сколько времени мы должны вести наблюдение? Дрейк вопросительно посмотрел на Мейсона. – Как долго вы можете нести дежурство? – спросил адвокат. – Всю ночь, если хотите. – Отлично. Мы едем в отель «Биснага». В каждом номере есть телефон. Вызовите меня или Пола, как только что-то прояснится. Хорошо, если бы у вас наготове была машина на случай наблюдения за объектом. Звоните нам, мы не станем ложиться, так что прибудем сразу же. – Вы хотите, чтобы мы наблюдали всю ночь? – Всю ночь, – подтвердил Мейсон, – если ничего не произойдет, конечно. Скажите, у вас браки оформляют и в ночное время? – Ну, если у людей есть лишние деньги и им не терпится их истратить, то они могут заключить брак и ночью. – Да, – сказал Мейсон, – у них есть и деньги, и желание их потратить. – Я не понимаю, почему вы беспокоитесь, – заметил один из оперативников. – Ведь эти люди совершеннолетние. – И даже слишком, – ответил Мейсон. – Но иные взрослые делают глупости похуже детей… Если не ошибаюсь, в вашем штате имеется постановление о том, что желающие вступить в брак приводятся к присяге? – По-моему, да, но точно не знаю, – ответил оперативник. – Ясно. Так вот, я хочу, чтобы жениха привели к присяге и задали ему вопрос о прежних браках. Скорее всего, я подскажу еще кое-какие вопросы чиновнику, выдающему брачные лицензии. Я даже пообещаю ему заплатить двадцать долларов, если он их задаст и запомнит ответы. – Хорошо, – отозвался оперативник, – вернемся к нашим играм. Хотелось бы знать, как далеко мы можем идти? – До конца! – ответил Мейсон. Они вернулись в Юму на ожидавшем их такси, взяли напрокат машину и поехали в отель «Биснага». Мейсон сразу же заказал междугородный разговор с Линдой Кэлхаун. – Мистер Мейсон! – воскликнула она. – Где вы находитесь? – В Юме, штат Аризона, – ответил Мейсон. – Мы проверяем все проезжающие машины, предполагая, что ваша тетушка решила здесь оформить свой брак с Девиттом. – Мистер Мейсон, как вы туда попали? – Прилетел на самолете. – Но это, наверно, очень дорого… Я не думала… – Мы договорились, – перебил ее адвокат, – что ваши расходы не превысят сотни долларов, которых хватит на оплату двух дней работы детективов. Остальное касается только меня. – Почему именно вас? – Это всего лишь вклад в лучшее отправление правосудия, – сказал Мейсон. – Не беспокойтесь по этому поводу, Линда. Вы не получали никаких известий от вашей тетушки? – Нет, но я встретилась с Белл Фраймэн, это та девушка, на которой Девитт обещал жениться. Она сейчас у меня. – Может ли она слышать то, что вы говорите? – спросил адвокат. – Да. – Тогда не говорите больше того, что необходимо. Я буду задавать вопросы, отвечайте на них «да» или «нет», если… – О, с ней все в порядке, – засмеялась Линда. – Она была в него влюблена два года назад, но теперь любовь прошла. Она прекрасно понимает, чего он стоит. Он ее заставил отдать все свои сбережения, заявив, что имеет редкую возможность выгодно вложить их в верное предприятие и что она получит сказочные прибыли. Естественно, она желает вернуть их обратно. – Сколько она отдала ему? – Три тысячи долларов. – Это хорошо, – улыбнулся Мейсон. – Мы сможем сделать так, что она предъявит Девитту свои претензии, это откроет глаза вашей тетушке Лоррейн. А может, это просто однофамилец, как вы думаете? – Нет, это именно он, вне всякого сомнения. Она говорит, что он потерял глаз на охоте или в экспедиции. Он постоянно носит черную повязку и изображает из себя борца с превратностями судьбы. А женщины липнут к нему, как пчелы к горшку с медом. – Вы ей объяснили, почему заинтересовались этим человеком? – спросил адвокат. – Да. Она охотно сделает все, чтобы нам помочь. Сейчас у нее другой мужчина, за которого она собирается замуж. – Знаете ли вы, что Джордж Летти пытался выследить машину вашей тетушки? – поинтересовался Мейсон. – Джордж?! О боже, нет! Я тут ломаю голову, куда он пропал! Все время звоню по телефону… – Вы хотите сказать, что он вам еще не звонил? – Нет. – Он пытался изображать детектива, – сказал Мейсон. – Вероятно, он к вам приедет или позвонит. Прошу вас быть дома, я свяжусь с вами через некоторое время. Если я понадоблюсь, позвоните в Юму, отель «Биснага». – С вами кто-нибудь еще поехал? – Пол Дрейк и моя секретарша Делла Стрит. – Господи, мистер Мейсон, все расходы… – Я же вам сказал, что это мои проблемы, – оборвал ее Мейсон. – Позвоните мне, если будут новости. Адвокат повесил трубку, вернулся к своим спутникам и вкратце пересказал содержание беседы. – Я буду готов к выходу по первому твоему слову через две минуты, – ответил Дрейк. – А я буду готова через пять минут, шеф, – откликнулась Делла Стрит. – Послушай, Делла, тебе нет необходимости… – начал было адвокат. – Неужели ты хоть на минуту допускаешь, шеф, что я соглашусь пропустить подобное? Говорю тебе, что мне нужно всего пять минут. – Хорошо, у тебя будет пять минут, – капитулировал Мейсон. – Но можем ли мы им предоставить столько времени? Я имею в виду мистера Девитта и миссис Элмор? – Я думаю, да, – ответил Мейсон. – Все-таки они пожелают привести себя в порядок перед церемонией. Они разошлись по своим номерам. Мейсон снял ботинки и пиджак, прилег на кровать, подложил под голову подушку, закурил сигарету, но вскоре задремал. Примерно через час его разбудил телефонный звонок. – Алло? – поднял он трубку, тряхнув головой. – Мистер Мейсон? – Да. – Вас просят по междугородному из Лос-Анджелеса. Соединять? – Конечно, – быстро ответил адвокат. Несколько секунд спустя он услышал голос Линды Кэлхаун: – О! Мистер Мейсон, я так рада, что дозвонилась до вас… Я разговаривала с тетей Лоррейн. – Где она? – спросил адвокат. – Она в Калексико. Вы знаете это место? – Знаю, – ответил Мейсон, – это небольшой городок на самой границе Мексики. Вы звоните из своего номера в отеле? – Да. – Вы одна? – Нет, со мной Белл Фраймэн. После нашего с вами разговора она пришла в страшное возбуждение. Мы сидели, пили кофе и разговаривали. Она отличная собеседница. – Я понял, – сказал Мейсон. – Я хочу составить о ней представление. Она настроена дружелюбно? – О да, очень! – Хорошо. Зачем вам звонила тетушка? Сообщить, что вышла замуж? – Нет. Она просто сказала, что простила меня, все забыла и очень нуждается в моей дружбе. – По всей видимости, – нахмурился Мейсон, – это означает, что они поженились. Очевидно, перебрались в Мексику, и церемония произошла там. – О, мистер Мейсон, я надеюсь, что нет. Тетя Лоррейн говорила со мной более спокойным тоном, чем в последнее время. Я бы сказала, что она стала наконец сама собой. Она жалеет о дурацкой ссоре, которая у нас с ней произошла. Все дело в том, что она тогда нервничала, а теперь все обстоит иначе… Завтра днем мы с ней увидимся. – Увидитесь завтра? – Да. – Она сказала, где это произойдет? – Нет. Но я так поняла, что здесь, в отеле. – Она не сообщила, где они остановились? – В мотеле «Палм Корт». – Ваша тетя ничего не говорила про Девитта? – Нет, да я и не спрашивала, но… по тону тети я подумала, что… Во всяком случае, если бы она вышла за него замуж, она бы мне об этом сказала. – Я в этом не уверен, – заметил Мейсон. – Наоборот, мне кажется, что этот ее звонок к вам и ее извинения доказывают, что они поженились. Вы получили какие-нибудь известия о Джордже? – Да, – со вздохом ответила Линда. – Что он говорит? – спросил адвокат. – Просил меня отправить ему телеграфом двадцать долларов. – Где он находится? – В Эль-Сентро. – Он сказал это вам по телефону? – Да. – Вы послали ему деньги? – поинтересовался Мейсон. – Я собираюсь, но для этого придется выйти, а мне хотелось дать вам знать о случившемся, а уж потом идти. – Хорошо, – сказал Мейсон. – Он ваш друг, и деньги тоже ваши. – Боюсь, что вам не нравится Джордж, мистер Мейсон, – сказала Линда. – А тетя Лоррейн и говорить о нем не желает. – Меня это не касается, – ответил адвокат. – Это ваш приятель и ваши деньги. Джордж вам звонил до звонка вашей тетушки или после? – Сразу же после него. – Вы ему сказали, где ваша тетя? – Разумеется. Он спросил меня, знаю ли я что-нибудь о тетке, и я рассказала Джорджу о ее звонке. Я не одобряю такую опрометчивость с его стороны. Ему придется кое-что объяснить. Как можно взять и сорваться с места? Я очень беспокоилась, все утро звонила ему… – Мне кажется, – сказал Мейсон, – что ваша тетушка либо уже замужем, либо намеревается вступить в брак рано утром, а потом самолетом отправиться к вам. – Я вспоминаю наш с ней разговор, и мне так не кажется, – ответила девушка. – Можно ли что-то предпринять, мистер Мейсон? – Я подумаю, – пообещал адвокат. – Я позвоню вам завтра. – Спасибо вам за все… Спокойной ночи. – Спокойной ночи, – попрощался адвокат и положил трубку. Мейсон встал, подошел к двери, соединяющей его комнату с номером Пола Дрейка, и осторожно постучал. Из-за двери доносилось энергичное похрапывание детектива. – Проснись, Пол! – громко сказал Мейсон. – У нас появилась информация, надо действовать. Дрейк открыл дверь, протирая глаза и отчаянно зевая. – Что ты узнал? – Лоррейн Элмор, по-видимому, вместе с Монтрозом Девиттом находятся в мотеле «Палм Корт» в Калексико, – сообщил Мейсон. Дрейк обдумал новую информацию. – Теперь, – признался Мейсон, – я не знаю, что и думать, есть что-то странное во всей этой истории. Тетушка Лоррейн звонила Линде несколько минут назад. Она сказала, что не желает терять ее дружбу и собирается завтра днем встретиться с Линдой в отеле. – Так они заключили брак? – спросил Дрейк. – Думаю, да, – ответил Мейсон. – Хотя и не исключено, что они решили в Калексико дождаться утра, затем приехать сюда и зарегистрировать брак, чтобы потом вернуться в Лос-Анджелес. Вспомни, они ведь знают о преследовании Джорджа Летти. – Что будем делать? – спросил детектив. – Ты останешься здесь, – решил Мейсон. – Поддерживай связь с аризонскими оперативниками. Я же отправлюсь на машине, взятой напрокат, в Калексико, вытащу их из постели и поговорю по душам с этим Девиттом. – У тебя есть что-либо, что заставит его говорить по душам? – спросил Дрейк. – Есть, учитывая историю с Белл Фраймэн и фальшивый чек. С этого можно начать. – Я боюсь, не был ли телефонный звонок тетки уловкой с целью сбить Линду со следа? Она могла сказать ей, что остановилась в мотеле «Палм Корт», просто для прикрытия, а сама сейчас спешит в Юму. – Если они пересекут границу штата, то тебе придется сесть им на хвост, но будь предельно осторожным. Если вынужден будешь объясняться, не предъявляй никаких обвинений. Просто назовись и спроси у Девитта, что он имел в виду, оставляя своей хозяйке чек, который не может быть реализован из-за отсутствия денег на его счету. Не исключено, что он тут же запустит руку в карман и выдаст тебе сто пятьдесят долларов, ссылаясь на забывчивость и рассеянность. Только после этого ты сможешь справиться у него, не является ли он тем самым Монтрозом Девиттом, который два года назад получил лицензию на брак с Белл Фраймэн, взял у нее три тысячи долларов якобы для выгодного помещения в дело и пропал вместе с ними. Какова судьба этих денег, когда мисс Фраймэн может получить их обратно, и так далее… Повторяю, будь предельно осторожен. Никаких прямых обвинений. Не давай ему оснований предъявить нам обвинение в дискредитации личности. Окончательно проснувшийся Дрейк пообещал: – Хорошо, Перри, я справлюсь с этим заданием. Загоню этого типа в угол и заставлю защищаться. Но ты ведь хочешь, конечно, чтобы я проделал это в присутствии той женщины? – Я не говорил этого, – усмехнулся Мейсон. – Значит, я научился читать твои мысли, – сказал Дрейк. – Делла отправится с тобой? – Она наверняка пожелает ехать со мной, – сказал адвокат. – Мне необходимо будет застенографировать весь разговор от начала до конца. Если я их найду, конечно. Адвокат вышел из номера и направился к двери, за которой спала мисс Стрит. – Я даю тебе пять минут, Делла, – громко сказал он. – Хорошо, шеф, я буду готова, – сонным голосом ответила она. Глава 5 Мейсон увидел приближающиеся огни Калексико и, не отрывая глаз от дороги, сказал Делле Стрит: – Просыпайся, Делла. Добрались. Она с трудом выпрямилась и потрясла головой. – Боюсь, – сказала Делла, – что я была не очень внимательной собеседницей. – Зачем было бодрствовать нам обоим? – пожал плечами Мейсон. – Что будем делать? – поинтересовалась она. – Когда найдем их, застенографируй наш разговор. Держи блокнот и карандаш наготове и действуй сама, не дожидаясь моих указаний. Мы отправимся в мотель «Палм Корт» и вытащим миссис Элмор и Монтроза Девитта из постели. – Из одной постели? – лукаво посмотрела на него Делла Стрит. – На этот вопрос, – усмехнулся Мейсон, – я сейчас не могу ответить. – А что будет потом? – Зададим ему несколько неприятных вопросов, – усмехнулся Мейсон. – Допустим, он не пожелает на них ответить? – Я буду повторять вопрос до тех пор, пока не получу ответ. – Разве у него нет права вышвырнуть нас за дверь? – Такое право у него, конечно, есть. – А ты позволишь ему это сделать? – Нет! – Другими словами, не исключено, что будет скандал? – Не исключено, – согласился Мейсон. – Но не забывай, что тетушка Лоррейн влюблена в этого человека. Нам нужно всего лишь показать его в истинном свете. Так что, если он вздумает буйствовать, мы повернем дело так, что виновником скандала окажется Девитт. Моя задача придать нашим поступкам вполне законный вид, и наши просьбы будут звучать вежливо. На этом фоне грубость и резкость кажутся особенно отвратительными и даже обычное сопротивление выглядит неразумным и невежливым. – Ты знаешь мотель «Палм Корт»? – спросила Делла Стрит. – Найдем, – ответил Мейсон, – это не такой уж большой городок, чтобы заблудиться. Объедем по кругу и где-нибудь увидим соответствующий указатель. – Там уже Мексика? – спросила Делла. – Да, здесь граница. Стоит только проехать город, и ты оказываешься в Мексике. – Они могли там вступить в брак? – Скорее всего. – Ты думаешь, что они так и сделали? – Я не знаю, – ответил Мейсон. – Самое главное, чтобы прошла слепота тетушки Лоррейн. – Это нанесет ей душевную рану, – вздохнула Делла. – Лучше немного попереживать, чем быть убитой. – Неужели ты всерьез считаешь, что ей угрожает такая опасность? – Иначе бы нас тут не было. У очередного перекрестка адвокат повернул налево. – Если я не ошибаюсь, – сказал он, – все отели расположены в этом районе. Только сейчас они погружены во мрак… Постой-ка, Делла, что там такое? – То, что нам нужно, – ответила Делла Стрит. – Светящаяся реклама мотеля «Палм Корт». – Отлично, – заметил Мейсон, – это означает, что у них есть свободные места, иначе рекламу выключили бы. Ну, а раз так, то дежурный не придет в ярость, когда мы поднимем его с постели. Фактически мы можем взять для себя номера, и получится как бы одно большое семейное собрание! Адвокат остановил машину перед зданием с надписью: «Администрация», поднялся по ступенькам и нажал кнопку звонка. Через несколько минут открылась дверь, и полусонная женщина внимательно посмотрела на ночных посетителей. – Вам нужен коттедж? – спросила она. – Мы хотим снять два номера, – сказал Мейсон. – Два? – Именно так. – Послушайте, – сказала она, – один номер мы сдаем без всяких вопросов, не спрашивая свидетельства о браке. Но когда требуют два номера, мы хотим быть уверены, что все в порядке. – Все в порядке, – улыбнулся Мейсон, – иначе мы не требовали бы два номера. Эта женщина моя секретарша. Я адвокат и здесь по делам. – О, извините. В таком случае действительно все в порядке. Заполните бланки, пожалуйста. – Кстати, – сказал Мейсон, – у меня назначена здесь встреча. Какой номер занимают Девитты? – Девитты? – Да. – Мистер и миссис… О, вы имеете в виду Монтроза Девитта?.. Как ни странно, у них тоже два разных номера, хотя приехали они вместе. Монтроз Девитт в номере четырнадцать, а миссис Элмор в шестнадцатом. – Понятно, – сказал Мейсон, заполняя бланки. – Они вам не сообщили, как долго намерены тут жить? – Один день. – Что ж, – безразличным тоном сказал Мейсон. – Сколько я вам должен? – Двенадцать долларов за двоих. Мейсон вручил ей двенадцать долларов и взял у нее ключи. – Поставьте машину перед коттеджем, все будет в порядке, – заверила женщина. – Слава богу, это были два последних свободных номера. Теперь я могу выключить вывеску и пойти спать. Адвокат поставил машину, отнес багаж секретарши в ее комнату и сказал: – Я жду тебя через пять минут, Делла. Взяв из машины свой чемодан, он включил в номере свет и, дожидаясь, когда придет Делла, осмотрел помещение. Через некоторое время он услышал стук в дверь. – Все в порядке? – Я готова. – Пойдем, – сказал Мейсон. – Начнем с тетушки Лоррейн, чтобы она слышала решительно все. Она в номере шестнадцать. Адвокат подошел к двери с табличкой «16» и постучал. – Возможно, они оба находятся в четырнадцатом номере, – предположила Делла Стрит после того, как не последовало ответа и на повторный стук. – Но тогда мы попадем в неловкое положение. – Не мы, а они, – заметил Мейсон. Он подошел к номеру четырнадцать и тоже постучал, только погромче. – Мне это не нравится, – сказала Делла Стрит. – Зачем так ее позорить? – Не говори ерунды, – ответил адвокат. – Она сама, по собственному желанию, оказалась в двусмысленном положении, никто ее не заставлял делать глупости. В конце концов, как я говорил Джорджу Летти, мы не пытаемся сохранить в чистоте ее нравственность, нам важно сохранить ее жизнь. Он снова постучал в дверь. Когда ответа и на сей раз не последовало, он нахмурился и посмотрел на Деллу: – Может быть, ты обратила внимание, что перед их коттеджем не стоит автомобиль? Да и вообще я не заметил на стоянке ни одного массачусетского номера. – Не значит ли это, – предположила Делла, – что они куда-нибудь отправились оформлять брак? – Возможно, – согласился Мейсон. – Как раз этого я и опасался. Они знали о преследовании, вот и предприняли определенные шаги, чтобы обеспечить себе свободу действий. Миссис Элмор позвонила Линде, чтобы усыпить подозрения девушки и заставить ту отозвать преследователя. Потом они помчались в Юму. Не исключено, что они сейчас находятся там, и у Дрейка работы выше головы. – Что ты собираешься делать? – Позвоним Полу. Собственно говоря, если бы даже мы помчались назад, то все равно опоздали бы… Там все будет кончено до нашего появления. – Откуда ты собираешься звонить? Мейсон кивнул на телефонную будку, которая находилась на ближайшем углу. – Используй нашу кредитную карточку, Делла. Попробуй отыскать Пола в отеле. Делла вошла в телефонную будку, и уже через пару минут Мейсон услышал: – Алло, Пол? Шеф хочет поговорить с тобой. Адвокат взял трубку и сказал: – Алло, Пол? Я не надеялся застать тебя в номере. – Почему? – сонным голосом спросил детектив. – Ты же велел мне тут оставаться. – Но те, кого мы разыскиваем, выехали из Калексико, – ответил Мейсон. – И я подумал, что к этому времени они уже добрались до Юмы. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/erl-gardner/delo-vlublennoy-tetushki/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.