Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дело женщины за колючей проволокой

$ 149.00
Дело женщины за колючей проволокой
Об авторе:Автобиография
Тип:Книга
Цена:156.45 руб.
Издательство:Эксмо
Год издания:2009
Просмотры:  8
Скачать ознакомительный фрагмент
Дело женщины за колючей проволокой
Эрл Стенли Гарднер


Перри Мейсон #84
Архитектор-любитель оказался в незавидном положении. В любовно построенный им дом по странному решению суда въехала молодая фотомодель и перегородила дом и участок колючей проволокой. Если архитектор предпримет какие-то шаги или хотя бы заговорит с женщиной, то может начаться судебный процесс… Перри Мейсон берется помочь несчастному…
Эрл Стенли Гарднер

Дело женщины за колючей проволокой
Глава 1


Перри Мейсон внимательно изучал судебные бумаги, когда в кабинет вошла Делла Стрит, его личный секретарь. Адвокат поднял голову и сказал:

– Делла, человеческая натура является источником бесконечных осложнений. Адвокату никогда не дано знать, что может выпасть на его долю!

– Какой-нибудь случай вроде дела Морли Идена? – улыбнувшись, спросила молодая женщина.

– Да, может быть, – подтвердил адвокат. – Чье дело, ты сказала?

– Морли Идена.

– Иден… Иден, – задумчиво повторил Мейсон. – Я не помню такого дела… Что там было, Делла?

– Ты еще не слышал об этом деле, шеф, потому что клиент ждет в приемной. Он находится в любопытной ситуации.

– Что с ним случилось?

– Он вынужден смотреть на одну очень милую женщину через проволочное заграждение посреди дома, в котором живет.

Мейсон поднял взгляд:

– Он шутит или это ты меня разыгрываешь?

– Ни то, ни другое. Его дом разделен на две части заграждением из пяти рядов колючей проволоки, и в другой половине дома устроилась симпатичная женщина. У нее, судя по всему, отличная фигура, и она любит принимать солнечные ванны, что, конечно, не лишено для Морли Идена приятных моментов, но…

– Хорошо. Это прекрасно иллюстрирует то, что я только что заметил! Пригласи мистера Идена, пусть он сам расскажет мне свою оригинальную историю.

– Через пятнадцать минут у тебя свидание, – напомнила Делла.

– Ну что ж, если нужно, другой клиент немного подождет, но я обязательно хочу принять мистера Идена.

Делла Стрит исчезла в дверях приемной и спустя минуту вернулась с улыбающимся коренастым мужчиной лет тридцати. Делла представила мужчин друг другу и села за свой стол.

– Рад познакомиться с вами, мистер Мейсон, – сказал Иден, пожимая руку адвоката. – Я много слышал о вас и всегда думал, что именно к вам обратился бы, если бы меня обвинили в убийстве. А сейчас я нахожусь в совершенно дурацком положении.

– У меня деловое свидание через четверть часа. Вы можете мне кратко объяснить, в чем заключается ваша проблема, мистер Иден?

– Конечно! Только вы мне скажете, что я действовал, как последний дурак, и будете тысячу раз правы. Я никого не могу винить в происшедшем, кроме самого себя. – Усаживаясь в кресло, которое ему указал адвокат, Иден добавил: – Это было бы на самом деле очень смешно, если бы не было так ужасно.

Мейсон предложил гостю сигарету, взял одну себе и сказал, прикуривая:

– Я вас слушаю.

– Некий мистер Лоринг Карсон имел участок, разделенный на две части, который он купил, чтобы впоследствии продать. Я собирался построить себе дом, который превосходно вписывался в это место… Не думайте, я не архитектор, вовсе нет. Я увлекаюсь всем понемногу и последнее время, листая специальные журналы, разработал дом своей мечты…

– Продолжайте, пожалуйста.

– Карсон – строительный подрядчик. Он сделал мне следующее предложение: он продает мне этот участок и строит мой идеальный дом за девяносто дней. Предложение было таким соблазнительным, что я согласился. Здесь, господин адвокат, вы можете упрекнуть меня, но вряд ли у вас это получится лучше, чем я делаю это сам. Я торопился с началом постройки дома, а Карсон хотел, чтобы ему заплатили наличными. Я навел справки и узнал, что участок принадлежит наполовину Карсону, наполовину его жене. Думая, что дело касается только ведения хозяйства, я дал согласие, и Карсон принялся за работу.

– Если участок принадлежит Карсону и не обременен ипотекой, то каким образом…

– Его жена потребовала развода.

– Но дело касается совместного имущества, а муж вправе распоряжаться совместным имуществом…

– Все зло в том, что это не совместное имущество. Когда Карсон купил этот участок, состоящий из двух частей, то воспользовался личными фондами для покупки одной части и фондами супруги для покупки второй. Судья решил дело, объявив, что одна часть участка принадлежит разведенной супруге, а вторая часть остается у Лоринга Карсона.

– Его жена не выразила никаких претензий, когда началось строительство?

– В этом-то и загвоздка. Она прислала мне официальное письмо – на душистой бумаге, написанное прекрасным почерком, – уведомив, что я строю дом на ее территории.

– Что вы тогда сделали?

– В тот момент работы уже были начаты. Я спросил у Карсона, почему он не поставил меня в известность о разводе, а он сказал, чтобы я не расстраивался, что его жена будет молчать, потому что он нанял детектива следить за ней и имеет доказательства ее неверности. Когда она увидит эти доказательства, заверял он, она сразу же сдаст назад. Все же я не доверился его словам и потребовал свидания с этим детективом.

– Карсон согласился?

– Да. Я встретился с детективом, его зовут Дэйтон Легран.

– В результате этой встречи вы успокоились?

– Да, мне показалось, что Карсон прав, и я больше не обращал внимания на письма его жены, Вивиан Карсон.

– И что произошло потом?

– Карсон сделал так, как обещал. Но когда он разобрался в деталях, оказалось, что детектив имел в виду не ту женщину! Между ним и Карсоном была договоренность, что Карсон покажет Леграну свою жену, чтобы тот мог начать слежку. Они ждали в машине перед зданием, где, как знал Карсон, его жена присутствовала на собрании. Участники этого собрания вышли на улицу вместе, смеясь и разговаривая друг с другом. Карсон сказал: «Моя жена вон та, в зеленом платье, у края тротуара». Потом он быстро наклонился, чтобы она его не заметила. Он не отдавал себе отчет в том, что там были две женщины в зеленой одежде, и в то время как он говорил об одной, Легран смотрел на другую. Самое смешное, что детектив начал следить за посторонней женщиной, у которой действительно была любовная связь. Он собрал столько доказательств, что Карсон был уверен в том, что получит развод и решение суда будет в его пользу. Последствия вам известны. Мой дом находится на разных участках, один из которых мне не принадлежит.

– И что дальше? – с интересом спросил Мейсон.

– Ну хорошо, сказал я себе, тем хуже для меня, остается только заплатить за разбитые горшки. Я связался с Вивиан Карсон через моего поверенного в делах, объяснил ей, что я расстроен всем происшедшим, и умолял сообщить мне, какую цену она требует за свой участок. Но она решила, что я дружок ее мужа и помогал ему следить за ней. Взбешенная, она отрезала, что участок не продается. Тогда я решил, что если въеду в дом, то обеспечу себе преимущество и дело закончится тем, что мы с ней как-нибудь договоримся.

– И чем ответила она?

– Вивиан Карсон – храбрая женщина. Она получила решение суда, запрещающее кому угодно, даже мужу, распоряжаться ее имуществом. И в то время, когда я отсутствовал в конце недели, она вызвала слесаря и бригаду рабочих. Они проделали отверстия в полу по границе ее участка, что позволило им установить столбы и натянуть пять рядов колючей проволоки, которая проходит прямо посреди дома и даже пересекает бассейн! Когда я вернулся, то обнаружил миссис Карсон по другую сторону проволоки, которая отделила ее половину дома. Для доказательства своих прав она вручила мне копию решения суда о разделе имущества.

– Кто принял это решение? – спросил Мейсон.

– Судья Хьюит Гудвин. Это тот же судья, который занимался разводом.

Мейсон нахмурился:

– Я его очень хорошо знаю. Это исключительно добросовестный и честный чиновник, который старается как следует взвесить права обеих сторон.

– Но на этот раз он, очевидно, схалтурил! – сказал Иден.

Озабоченно нахмурившись, Мейсон спросил:

– Вы женаты?

– Был, – ответил Иден. – Моя супруга умерла три года назад.

– Почему вы решили построить такой дом, если собирались жить в нем один?

– Черт меня побери, если я знаю! – признался Иден. – Я люблю рассматривать красивые виллы, мне нравится рисовать их планы. Этим я занимаюсь от случая к случаю, но этот дом довел мою манию до такой степени, что я решил построить его для того, чтобы там жить.

– Чем вы занимаетесь в настоящее время?

– Я заработал много денег на коммерческих операциях. У меня нюх на такого рода вещи.

– Если я вас правильно понял, вы никогда раньше не встречали миссис Карсон? Вы имели дело только с ее мужем?

– Совершенно верно.

– Когда вы впервые увидели ее?

– Вчера, в воскресенье. Вернувшись с уик-энда, я заметил колючую проволоку в саду. Я вошел в дом и увидел, что она делит его от одного конца до другого! Дверь кухни была открыта, и я мог видеть миссис Карсон, занятую приготовлением обеда. Она готовила себе еду так спокойно, словно сама построила этот дом!

– Как она отреагировала на ваше появление?

– Увидев меня, она подошла, протянула мне копию судебного постановления и сказала, что раз уж нам суждено быть соседями, то она надеется, что я буду вести себя как джентльмен и не стану приставать к ней. Затем она вернулась к своим кастрюлям. Уважаемый господин адвокат! Мы живем практически бок о бок. Когда я иду в бассейн, то вижу ее по другую сторону проволоки, одетую в бикини и принимающую солнечные ванны. Этим утром я проснулся от запаха кофе, аромат которого разбудил во мне аппетит. Но кухня осталась с ее стороны!

– Как же вы тогда обходитесь?

– О! Увидев меня, она, должно быть, поняла, что перегнула палку, потому что спросила, не хочу ли я чашечку кофе. Когда я сказал, что не откажусь, она любезно принесла мне ее и передала через колючую проволоку вместе со сливками и сахаром. И тут же уточнила, что это всего лишь дружеский жест с ее стороны, сделанный в ожидании того, что я организую собственное хозяйство, так как она не собирается устанавливать со мной более тесные отношения.

Мейсон не смог сдержать улыбку:

– В самом деле, мистер Иден, это выглядит слишком мелодраматично! Она делает это только для того, чтобы заставить вас заплатить бо?льшую сумму за ее участок.

– Именно так я сперва и подумал. Но теперь я в этом не уверен. Эта женщина доведена до бешенства. Она ненавидит своего мужа за то, что он пытался публично обвинить ее в измене и тем самым замарать репутацию. Поэтому она решила мстить. Я думаю, Карсон – гуляка еще тот, и она знает о его похождениях. Поэтому-то она и возмущена тем, что он нанял детектива следить за ней, как будто не он первым нарушил супружескую верность.

– Разумеется, миссис Карсон имеет адвоката, который…

– Нет. Она сказала мне, что у нее был адвокат для развода, но в настоящее время она предпочитает действовать без посредников.

– Вы сделали ей предложения относительно покупки ее участка?

– Да, но она их с презрением отвергла.

– Она из тех женщин, что хорошо смотрятся в бикини?

– О да! Я считаю, что она вполне могла бы быть манекенщицей. Я никак не могу понять, как она могла выйти замуж за такого человека, как Карсон. Это действительно красивая женщина!

Мейсон обменялся взглядом со своей секретаршей, которая кротко улыбнулась. Затем, взглянув на часы, адвокат заявил:

– Как я вам уже говорил, мистер Иден, у меня деловое свидание. Но позже я хотел бы побывать на месте, чтобы самому оценить ситуацию. И перед этим неплохо было бы поговорить с судьей Гудвином. Может быть, узнав больше, он согласится изменить свое решение.

– Совершенно верно! – ответил Иден воинственным тоном. – Я отвечу Вивиан Карсон ее же оружием. Мне легко установить электрическую жаровню в моей комнате, а также на моей стороне дома большой камин, я собираюсь поставить там плиту. Я буду жарить бифштексы и прочие аппетитные блюда. Чтобы сохранить свою фигуру, она наверняка должна следить за тем, чтобы не перебирать калорий. Я подвергну ее иезуитским пыткам, эту прекрасную Вивиан!

По знаку Мейсона Делла Стрит посмотрела на часы и сказала официальным тоном:

– Мистер Мейсон, в половине третьего у вас назначена встреча, которую нельзя перенести. Я вам об этом уже говорила. Потом вы свободны, но должны продиктовать мне ваши заключения по делу Макферлана.

– Сколько времени понадобится, чтобы добраться отсюда до вашего дома? – спросил Мейсон у посетителя.

– Минут тридцать пять…

Мейсон снова посмотрел на часы.

– Я не люблю заставлять клиента ждать. Пройдите вместе с мисс Стрит в соседнюю комнату. Вы нарисуете план, по которому можно будет найти ваш дом. Я постараюсь заехать к вам в конце дня. А ты, Делла, позвони судье Гудвину и спроси его, не сможет ли он принять меня после того, как у него закончится судебное заседание.
Глава 2


Судья Гудвин закончил судебное заседание незадолго до четырех часов и направился к Мейсону, ожидавшему в приемной кабинета судьи.

– Ну, мой дорогой адвокат, как дела? После звонка вашей секретарши я все думал, что бы вы могли хотеть от меня? Ведь моя юрисдикция имущественная, в то время как вы специализируетесь на уголовных делах…

– Бывают дела, которые из имущественных становятся уголовными и заканчиваются судом присяжных, – заметил адвокат.

– Бывают, – тяжело вздохнул судья Гудвин.

Они закурили и удобно расположись в креслах. Первым заговорил хозяин кабинета:

– Итак, мистер Мейсон, в чем дело?

– Дело Вивиан Карсон – Лоринг Карсон. Вы его помните?

– Я его очень хорошо помню, – заверил судья с улыбкой.

– Да, Вивиан Карсон ссылалась на ваше решение. Довольно оригинальное решение, господин судья.

– Да? А что в этом решении особенного? Дело касается участка, состоящего из двух прилегающих частей. Я решил, что одна из этих частей является собственностью Вивиан Карсон, а другая переходит в собственность ее мужа.

– И как следствие этого вы подписали решение, запрещающее Лорингу Карсону или кому-либо еще распоряжаться частью территории, принадлежащей Вивиан Карсон.

– Я очень хорошо помню это решение, – сказал Гудвин, улыбка которого стала еще шире.

– Положение осложняется, господин судья. Мой клиент, мистер Морли Иден, владеет домом, купленным у Лоринга Карсона, который его построил так, что граница участков проходит практически через середину дома. В соответствии с вашим решением Вивиан Карсон наняла эксперта, который точно разграничил участки и протянул заграждение из колючей проволоки по всей длине этой демаркационной линии. То есть посреди дома и даже бассейна!

Судья Гудвин некоторое время молча курил, потом спросил с улыбкой:

– Она действительно так сделала?

– Да! И более того, она поселилась в своей части дома, в то время как Морли Иден живет в другой.

– Превосходный способ завязать знакомство!

– Вы забываете о колючей проволоке, господин судья.

Судья Гудвин раздавил сигарету в пепельнице, и на его губах появилась задумчивая улыбка.

– Зная, что вы выносите свои решения только по зрелом размышлении, – сказал Мейсон, – я хотел бы выяснить, чем это решение было мотивировано и нельзя ли его изменить?

– Изменить в каком смысле?

– Таким образом, чтобы Лоринг Карсон мог полностью распоряжаться землей, а Вивиан Карсон получила компенсацию.

Судья покачал головой.

– Мой дорогой Мейсон, я скажу вам по секрету одну вещь: я знал о таком положении вещей, еще когда подписывал решение. Морли Иден человек богатый и импульсивный… очень честный в делах, но импульсивный. Если бы он не был достаточно богат, я, без сомнений, поступил бы иначе. Но, как вы сказали, я действовал по зрелом размышлении. Лоринг Карсон вел себя, простите за выражение, как последний негодяй. Я точно знаю, что он обманул вашего клиента, когда делал вид, что жена ему изменяет. Он пригласил частного детектива, который, добровольно или нет, взялся следить за другой женщиной, а не за миссис Карсон. Но еще до того, как ошибка была обнаружена, Карсон испачкал репутацию своей жены, выдвинув против нее обвинения, на которые, как на лакомый кусок, набросилась бульварная пресса. У него не было абсолютно никаких сожалений о содеянном. Он ограничился лишь тем, что заявил, будто это ошибка детектива, и умыл руки. По моему мнению, у мистера Идена есть все основания начать против него процесс, который ваш клиент выиграет. Именно это я и надеялся спровоцировать, когда принимал решение. Я хочу, чтобы Карсон таким образом заплатил за то зло, что он причинил своей жене.

– Все не так просто, господин судья. Мой клиент построил дом своей мечты, и место ему подходит идеально. Он может начать процесс против Карсона, но прежде всего он желает жить там.

– Ну и хорошо, пусть живет!

– Это весьма неудобно, учитывая то, что миссис Карсон занимает половину дома.

– Ему достаточно предложить ей хорошую цену, и все образуется.

– Да нет же! Она не хочет продавать участок ни за какую цену! Она делает это для того, чтобы доставить максимум неприятностей своему мужу.

– Признаюсь, я ее понимаю, мистер Мейсон. Конечно, я не настолько наивен, чтобы полагать, будто в деле о разводе вся вина лежит на одной стороне. Но я знаю, что Лоринг Карсон негодяй, который не отступит ни перед чем, если сможет извлечь из этого выгоду. Он не только допустил оскорбительные выходки по отношению к своей жене, но также предпринял ряд уверток, чтобы суд не смог точно определить размер их совместного имущества. В качестве объяснения Карсон сообщил, что много денег израсходовал, играя в казино в Лас-Вегасе, и проверить это, естественно, невозможно. Конечно, он часто ездил в Лас-Вегас, но делал это потому, что связался в последнее время с молодой женщиной по имени Женевьева Хонкут Хайд, проживающей там. Я не в претензии на него за это, так как он начал посещать эту женщину тогда, когда с женой отношения у него были фактически разорваны. Но я уверен, что Карсон вовсе не проигрывал такие огромные суммы, которые он назвал. Я думаю, он воспользовался казино в качестве ширмы и за прошедший год припрятал где-то солидную сумму. Вот почему, зная состоятельность и импульсивный характер Морли Идена, я решил натравить его на Лоринга Карсона, чтобы он возбудил против Карсона процесс и чтобы тому пришлось вернуть деньги, которые он скрыл нечестным путем.

– Ну хорошо, господин судья. Можно подумать, что Вивиан Карсон угадала ваши мысли…

– Это почему?

– Потому, что она максимально использует создавшееся положение. Она охотно показывается в микроскопических бикини и загорает у бассейна, в то время как мой клиент находится на другой стороне.

– И ваш клиент находит это возмутительным? – с иронией спросил судья. – Если мне не изменяет память, Вивиан была популярной манекенщицей до того, как вышла замуж. Я уверен, что в бикини она должна выглядеть очень хорошо.

– Да, но мой клиент холостяк или, если быть до конца точным, вдовец. И поведение Вивиан причиняет ему настоящие танталовы муки.

– Не сомневаюсь. Но все же пусть он не переступает границ… колючей проволоки. Если он нарушит наше решение, мы не замедлим этим воспользоваться. Пусть он считает Карсона единственным виновником случившегося и, следовательно, заставит его за это заплатить. У Вивиан Карсон наверняка нет средств нанимать детективов для того, чтобы обнаружить, где ее муж скрывает утаенные деньги. Но я не сомневаюсь, что мистер Иден мог бы преуспеть, если у него возникнет такое желание. А когда он достигнет результата, я снова открою судебную процедуру развода для того, чтобы более точно разделить имущество. Когда имеешь дело с людьми типа Карсона, нужно пользоваться всеми средствами, иначе они выиграют и посмеются над вами.

– Хм, положение довольно пикантное… со всех точек зрения, – заметил Мейсон. – Когда журналисты об этом узнают, они здорово позабавятся.

Судья улыбнулся:

– Не мне вас учить, дорогой Мейсон, как важно строго придерживаться закона.

Адвокат поднялся.

– Очень хорошо, ваша честь, – сказал он, кланяясь. – Но, строго между нами, ситуация сложилась совершенно дурацкая!

– Даже в этом случае, мой дорогой Мейсон, не рассчитывайте, что я испытываю хоть малейшие угрызения совести… Совсем напротив!
Глава 3


Несколько минут спустя Мейсон звонил по телефону своей секретарше:

– Делла, судья Гудвин знает о страданиях нашего клиента, но тем не менее не отменит своего решения. Он сказал, что Карсон последний негодяй и что суд надеется, что Морли Иден возбудит против него процесс, так как это единственное средство заставить Карсона заплатить за то зло, что он причинил своей жене. Поэтому я собираюсь посмотреть на знаменитую колючую проволоку.

– А не слишком поздно, шеф?

– Что ты хочешь сказать?

– Прекрасная дама в бикини, должно быть, уже закончила принимать солнечные ванны.

Мейсон расхохотался:

– Вероятно, она так же соблазнительна и в домашнем платье.

– Желаю успеха! Но если она тебе предложит коктейль через колючую проволоку, смотри, как бы не оцарапаться.

– Не беспокойся, Делла! Запри хорошенько двери и позвони, пожалуйста, Морли Идену, что я уже в пути.

Благодаря плану, составленному его клиентом при помощи Деллы Стрит, у Мейсона не было никаких трудностей в обнаружении оспариваемой собственности. Длинный низкий дом был искусственно состарен и, вместо того чтобы разрезать пейзаж, гармонично в нем растворялся. Подъезд был разделен посередине пятью рядами колючей проволоки, натянутой на вцементированные в землю столбы.

Мейсон двинулся по левой аллее, заметив, что стоянка, расположенная по другую сторону колючей проволоки, заполнена автомобилями. Когда он остановил машину перед полукруглыми ступеньками крыльца, дверь отворилась, и Морли Иден, дожидавшийся адвоката, спустился ему навстречу.

– Верите или нет, господин адвокат, но она дает прием, и это совершенно непередаваемо!

– Непередаваемо? Почему?

– Потому что там нет ни одного мужчины. Одни женщины, и какие! Если судить по их силуэтам, по их платьям, облегающим фигуры, я думаю, что все они манекенщицы или фотомодели.

– Они с вами разговаривали?

– Нет, ни единого слова! Может быть, они ждут, пока я сам перейду Рубикон?

– Смею вас заверить, именно этого они и ожидают. Но в таком случае берегитесь, это наверняка ловушка. По решению суда вторая половина дома для вас недоступна. Поэтому Вивиан Карсон пытается завлечь вас туда всеми средствами.

– И я так подумал, – вздохнул Иден. – Но мужчина не может долго сопротивляться таким соблазнам…

– Тогда уходите отсюда и отправляйтесь в отель!

– И разговора быть не может! Я выдержу осаду столько времени, сколько это будет нужно для того, чтобы мои права были восстановлены! Но войдите, прошу вас, чтобы оценить ситуацию своими глазами.

Иден отступил, Мейсон прошел в холл и спустился по трем ступенькам в роскошно обставленную гостиную. Рассеянное освещение придавало комнате очарование, но гостиная была разрезана на две неравные части заграждением из колючей проволоки, прикрепленной к металлическим прутьям. С другой стороны барьера около десяти молодых женщин весело болтали друг с другом, пили коктейли и хохотали. Очевидно, их совершенно не беспокоило, какое впечатление они производят со стороны. Казалось, они не обращали ни малейшего внимания на двух мужчин, вошедших в гостиную, и на то, что Морли Иден громко сказал, разводя руками:

– Посмотрите только!

Иронично улыбаясь, Мейсон подошел к колючей проволоке и остановился, разглядывая манекенщиц. Одна хорошенькая рыжая девушка с голубыми глазами заметила его, посмотрела пристальнее и, подойдя к заграждению, спросила:

– Вы случайно не Перри Мейсон, известный адвокат?

Мейсон подтвердил это кивком.

– Вот это да! Что вы здесь делаете?

– В данную минуту я консультирую своего клиента. Могу я в свою очередь узнать, что делаете здесь вы?

– Я приканчиваю второй коктейль и готовлюсь выпить третий, – ответила девушка. – Но мне приходит в голову, что это может быть не слишком разумно, потому что, когда я много выпью, у меня возникают трудности с шасси.

– И каков же повод для вашего маленького праздника?

– Понятия не имею. Вивиан пригласила нас, попросив прийти в как можно более соблазнительных платьях. Я думаю, в другой половине дома живет приятель ее мужа, и мы должны предупредить ее, если он будет делать нам нескромные предложения…

– А он уже делал вам какие-нибудь предложения?

– Нет, пока нет. Но ведь вечер только начинается! – ответила со смехом красивая рыженькая девушка. – Он…

– Элен, что ты делаешь? – спросила другая женщина, подходя к изгороди.

– Я болтаю с Перри Мейсоном.

– Тебе же сказали, что нельзя заговаривать с…

– Да, с дружком твоего мужа. А это Перри Мейсон, адвокат. Ты что, не знаешь его? Я его страстная почитательница, я восхищаюсь всеми его делами! О, адвокат Мейсон! Я даже не представляла, что мне посчастливится когда-нибудь познакомиться с вами!

– Я полагаю, вы миссис Вивиан Карсон? – спросил Мейсон у второй женщины.

Она оценила его внимательным взглядом, прежде чем ответить:

– Да, я Вивиан Карсон. Могу я спросить, что вы здесь делаете?

– Я пришел сюда изучить обстановку.

– Элен все испортила! Я…

– Следовательно, вы все-таки приготовили ловушку для мистера Идена?

– Не рассчитывайте убедить меня в чем-либо, что бы это ни было, господин адвокат!

– Успокойтесь, – улыбнулся Мейсон. – Я не собираюсь ловить вас на слове. Я вообще не буду всерьез расспрашивать вас без вашего адвоката.

– У меня больше нет адвоката. Вы, без сомнения, сочтете это глупым с моей стороны, но так как мой адвокат не одобрял того, что я задумала…

– Это были настолько плохие мысли? – притворно изумился Мейсон.

– Даже хуже, чем вы себе представляете! – парировала Вивиан с обворожительной улыбкой. – Но я вижу, ваш клиент незаметно приближается в надежде вмешаться в наш разговор. Будет лучше, если вы ему отсоветуете…

– Почему? Разве вы уже не разбили лед, предложив ему кофе сегодня утром? Или вы забыли?

– Нисколько, господин адвокат, так как это составляло часть моего плана. Даже самые свирепые мужики не могут утром после пробуждения устоять перед ароматом кофе. О да, я хорошо поняла решение суда. Только я могу позволить себе сказать или предложить ему что-то. Он не имеет права брать инициативу в свои руки, по отношению ко мне или к моим гостям. Если он это сделает, я немедленно сообщу судье, подписавшему решение суда.

– Вы так ненавидите мистера Идена? – уточнил Мейсон.

– Я ненавижу своего мужа. И это единственное средство, при помощи которого я могу заставить его заплатить за все, что я перенесла по его вине.

Морли Иден вмешался в разговор:

– Извините меня, мистер Мейсон, но я…

– Нет, одну минутку! – тотчас же оборвал его адвокат.

Но Иден настаивал:

– Полагаю, что с вами-то я могу разговаривать?

Глаза Мейсона заблестели.

– О, это пожалуйста, – заверил он. – Вы ведь находитесь в своем собственном доме, и, следовательно, у вас есть полное право разговаривать со всяким, кто находится по эту сторону колючей проволоки.

– Вы не могли бы передать заинтересованной даме, – попросил Морли Иден, – что я хотел бы жить в мире до тех пор, пока наши разногласия не будут улажены?

– Миссис Карсон, мой клиент хотел бы поставить вас в известность о том, что он не питает никаких враждебных чувств по отношению к вам.

– Вы могли бы объяснить ему, что удовольствие бесплатно лицезреть такую женщину, как я, загорающей у бассейна, компенсирует неудобство иметь проволочное заграждение в гостиной. Добавьте, что если у него появится желание воспользоваться вышкой для прыжков в воду, которая находится с моей стороны, то я приму его с удовольствием.

Вивиан Карсон бросила на Идена быстрый взгляд и тотчас же снова обратилась к Мейсону:

– Вы поступите правильно, если предупредите вашего клиента о том, что всякая попытка братания с противной стороной будет рассматриваться как нарушение судебного решения и беспощадно караться.

– Скажите ей, мистер Мейсон, – воскликнул Иден, – что я никогда не считал ее врагом! Я очень хорошо понимаю те чувства, которые ею руководят, так же, как и всю меру несправедливости, которой она подверглась.

Вивиан Карсон собралась было вернуться к своим гостям, как вдруг она с изяществом танцовщицы сделала полуоборот и протянула руку между рядами колючей проволоки.

– Я прошу у вас прощения, мистер Иден, – сказала она. – Вы прекрасный человек. Я постаралась сделать вашу жизнь невыносимой, а вы принимаете все это с улыбкой.

– Благодарю, миссис Карсон. Я еще более счастлив поцеловать вам руку потому, что это не доставляет мне никаких неудобств до тех пор, пока ваша рука находится с моей стороны проволоки.

– Это вы верно подметили! – подтвердила, улыбаясь, молодая женщина. – И вот так, уступая эмоциям, я уничтожила добрую часть своего тщательно продуманного плана. Но я предупреждаю вас, мистер Иден, что остаюсь в полной решимости отомстить моему мужу. Тем хуже для вас, что вы оказались на линии огня!

– Я надеюсь, что эта маленькая встреча не будет занесена в протокол суда? – вмешался Мейсон с улыбкой.

– Нет, потому что это была моя инициатива разбить лед. Но даже притом, что ваш клиент такой очаровательный джентльмен, господин адвокат, эта проволока останется здесь. И я очень надеюсь, что эта проволока будет раздражать его до такой степени, что он предпримет энергичные шаги.

– С ножницами по металлу? – осведомился Мейсон.

– В этом случае я буду безжалостна, так как перемирие временное.

– Очень хорошо, – сказал адвокат. – Со своей стороны могу сообщить, что мой клиент предполагает установить в гостиной электроорган для того, чтобы играть по ночам. Он обожает это делать.

– Замечательно! Лично я собираюсь брать уроки игры на саксофоне, и мой учитель сказал мне, что будет очень неплохо, если я с самого начала буду иметь звукоизолированное помещение. В ином случае это было бы просто невозможно, но в отдельном доме, таком как этот… Пошли, Элен!

Элен сказала Мейсону:

– Очень рада была познакомиться!

– Я надеюсь, что мы найдем возможность увидеться еще раз, – мило улыбнулся адвокат, – когда решетка будет поднята.

– Что касается меня, то я всегда с радостью! – заверила Элен, прежде чем Вивиан увела ее.

Мейсон повернулся к своему клиенту:

– Судья Гудвин убежден в том, что Лоринг Карсон скрыл большую часть их общего с супругой состояния, заявив, что спустил деньги в казино в Лас-Вегасе. Таким образом, судья надеется на то, что вы возбудите против Карсона процесс, чтобы заставить его открыть свои секретные сейфы.

– По вашему мнению, этот процесс желателен?

– Даже очень желателен, – заверил адвокат.

– Тогда вперед! Сообщите мистеру Карсону сумму возмещения ущерба. Такую, которую посчитаете нужной!

– Судебный процесс требует много времени и денег.

– Денег у меня достаточно. А вы постарайтесь, чтобы это заняло минимум времени. Эта…

Идена прервали музыкальные звуки дверного колокольчика.

– А! У меня тоже гости собираются, – сказал хозяин левой половины дома.

– Я вижу, что вы можете задернуть двойной занавес, который отделяет холл от гостиной, – оглядевшись, сказал Мейсон. – Я настоятельно рекомендую вам сделать это до того, как вы пойдете открывать дверь.

– Справедливо! – согласился Иден. – Но, увы, занавес не помешает слышать…

Оставшись в гостиной один, Мейсон сел в удобное кресло, откуда он мог прекрасно видеть все, что происходит по другую сторону колючей проволоки.

– Дорогие мои, – объявила своим гостям Вивиан Карсон. – Предлагаю в честь нашей дорогой миссис Стерлинг произвести показ нижнего белья!

Одобрение было единодушным, но одна из приглашенных, более старшая, чем остальные, заявила:

– Предупреждаю вас, я очень придирчива в том, что касается нижнего белья. Я люблю, чтобы оно было воздушным, оригинальным, возбуждающим…

Два прямоугольных стола были сдвинуты торцами друг к другу так, что образовали своеобразный подиум: табуретки, подставленные с каждой стороны, позволяли на него подняться. Вивиан зажгла лампу, направив яркий свет в сторону этой импровизированной эстрады. Элен тотчас же забралась на нее и сказала:

– Для начала я собираюсь показать вам то, что сейчас на мне. Я думаю, миссис Стерлинг понравится моя комбинация!

В то время как она стала избавляться от обтягивающего платья, Мейсон заметил, что Вивиан Карсон вышла из ярко освещенной зоны, чтобы лучше видеть то, что происходит по другую сторону проволоки.

– Должен вас огорчить, миссис Карсон, – весело сказал Мейсон, – но главного и единственного зрителя, для которого разыгрывается шоу, здесь уже нет.

– Что вы имеете в виду?

– Я здесь один. – Адвокат, развалившись в кресле, закинул ногу на ногу и достал сигарету. – Продолжайте, пожалуйста.

Элен избавилась от платья, яркий свет позволял видеть все, что старалось прикрыть белье, сведенное к минимуму. В следующее мгновение в холле послышался звук удара, а затем грохот падения. Мейсон бросился туда и, откинув тяжелый двойной занавес, увидел Морли Идена, лежащего на полу. Над ним склонился молодой атлетически сложенный человек.

– Что происходит? – спросил адвокат.

– Он… он меня ударил! – выговорил Иден, пытаясь подняться на ноги.

– И я готов повторить! Ну, вставай! – резко приказал молодой человек.

– Что, в конце концов, происходит? – снова спросил Мейсон, вставая между ними.

– Не суйтесь не в свое дело, а то и вам достанется! – рявкнул незнакомец.

– Ну, – весело сказал адвокат, – посмотрим, как это у вас получится.

Мужчина оценил взглядом фигуру Мейсона, решительное выражение его лица и смутился. Потом в его глазах гнев сменился неподдельным удивлением.

– Я вас узнал! Вы тот самый адвокат… Перри Мейсон!

– Действительно, я Перри Мейсон. Итак, что здесь происходит?

Позади раздался голос Идена, который наконец встал на ноги:

– Пусть он попытается еще раз, не мешайте ему, господин адвокат! Я готов, посмотрим, получится ли у него второй удар так же хорошо, как и первый, внезапный!

– Спокойно, мистер Иден, спокойно, – посоветовал ему адвокат. – Попытаемся узнать, в чем дело.

– О! Это легко, – заметил Иден. – Он думает, что я Лоринг Карсон и что…

– Вы не Лоринг Карсон? – с удивлением воскликнул незваный гость.

– Нет, – подтвердил Мейсон. – Этого господина зовут Морли Иден. А теперь мы хотели бы знать наконец, кто вы такой и что вам нужно?

– Морли Иден… – смутился незнакомец. – Но что он здесь делает?

– Он у себя дома, так как купил этот участок у Лоринга Карсона.

– О! Мне очень жаль… Действительно жаль… Я снова поддался своему проклятому темпераменту…

– У меня сложилось такое же впечатление, – заявил Мейсон. – Но я все еще жду объяснений.

– Меня зовут Норберт Дженнингс, – представился мужчина. – Он знает, кто я такой.

– Я знаю его по имени, вот и все, – сказал Иден, подходя к адвокату. – Это человек, которого Лоринг Карсон обвинил в том, что он является любовником его жены.

– Я понимаю, – сказал Мейсон.

– Вы ничего не понимаете! Лоринг Карсон и его детектив разбили мою жизнь!

– Детектив следил за вами?

– Не за мной, – поправил Норберт Дженнингс, – а за Надин Палмер.

– Произошла ошибка, – пояснил Иден. – Когда Карсон хотел показать свою жену детективу Дэйтону Леграну, она находилась в обществе других людей, и Легран ошибся. Он принялся следить за другой женщиной, Надин Палмер.

– И это был для меня полный крах! – с яростью заявил Дженнингс.

– Об этом писали газеты?

– Еще бы! – с горечью сказал Дженнингс. – В клубе, во время игры в гольф, все оборачивались в мою сторону, чуть ли не показывали пальцем! Дело дошло до того, что я не осмеливаюсь больше никуда выходить!

– А муж Надин Палмер?

– У нее нет мужа. Они развелись много лет назад.

– А вы? Вы женаты?

– Нет.

– Ну, тогда все не так драматично…

– Вы находите? – возмутился Дженнингс. – Из-за ошибки этого Карсона все решили, что я сплю с его женой. Когда выяснилась истина, все за животы держались от смеха! Надин Палмер это все ужасно не понравилось, хотя все делали вид, будто жалеют ее и симпатизируют ей. Поэтому я пришел сказать Лорингу Карсону, что я о нем думаю. Мистер Иден открыл дверь и спросил, чего я хочу. Когда я представился, он посмотрел на меня, широко раскрыв глаза, как будто мое имя ничего ему не говорило. Полагая, что он фиглярствует, я разозлился и…

– Вы ударили не того человека!

– Когда кто-то несправедливо обвиняет другого в том, что он спит с его женой, он должен ожидать, что этот другой начистит ему физиономию!

– Но, – вставил Иден, – это ведь не я доставил вам неприятности!

– Да, это верно… Примите мои извинения, – проговорил Дженнингс виновато. – Так как у нас в качестве свидетеля адвокат, скажите мне, во сколько вы оцениваете мой удар, и я тут же выпишу чек и передам его вам вместе с повторными извинениями.

– Так как вы пришли в состоянии сильного душевного волнения, я принимаю ваши извинения, – сказал Иден, – но мне не нужны деньги. Я понимаю вашу реакцию и хочу сказать вам, что я больше вашего зол на Лоринга Карсона. Таким образом, когда вы его все-таки найдете, передайте ему этот удар кулаком, который вы нанесли не по адресу, и добавьте еще столько же от меня!

– Против этого я не возражаю! – заверил Дженнингс, сжимая кулаки. – Подумайте только – из-за него Надин каждый раз вешает трубку, когда я пытаюсь до нее дозвониться!

– Но, в конце концов, – возразил Мейсон, – если эта дама не замужем, не из-за чего…

– В самом деле? – возмутился Дженнингс. – Хорошо же вы думаете о репутации Надин, о ее гордости! Это очень воспитанная женщина, которая бывает в свете. Теперь, когда она идет куда-нибудь, она сознает, что за ее спиной люди подмигивают друг другу, рассказывают эту историю тем, кто еще не в курсе… О! Этот Карсон, я до него еще доберусь!

– Спокойно! – вмешался Мейсон. – Вы знаете, что бросать публично угрозы в адрес кого бы то ни было довольно рискованно?

– Мне плевать на это! – выпалил Дженнингс. – У меня достаточно денег, чтобы позволить себе такое удовольствие! Я не постесняюсь заявить, что не успокоюсь, пока не набью морду Лорингу Карсону!

– Возможно, существует вполне законное средство отомстить за вас, – сказал Мейсон.

– Возбудить процесс против Лоринга Карсона? – иронично спросил Дженнингс. – Чтобы вытянуть из него деньги? С одной стороны, сделанное им не может окупиться деньгами, а с другой стороны, у него нет столько денег…

– У него их может быть значительно больше, чем он говорит, – намекнул Мейсон.

– Мне плевать на деньги! Я не знаю, что с ними делать, они никогда не доставляли мне радости. Я… – Дженнингс повернулся к хозяину дома: – Еще раз приношу вам свои извинения, мистер Иден. Я понимаю, что вы такая же жертва этого мерзавца Карсона, как и я. Я очень расстроен, что ударил вас…

Он импульсивно протянул руку, и Иден пожал ее. После этого, резко развернувшись, Норберт Дженнингс покинул дом, не произнеся больше ни слова.

– Ну что же, – заметил Иден спустя какое-то время, – мы идем от осложнения к осложнению, словно по лесенке вверх… Или вниз.

– Я должен вас предупредить, – сказал Мейсон с веселой улыбкой, – что в этот момент в вашей гостиной идет модельный показ женского нижнего белья, воздушного, оригинального и возбуждающего, если воспользоваться выражением, которое было употреблено. И действо гораздо больше похоже на стриптиз, чем на демонстрацию мод.

– Поскольку вы сейчас выступаете для меня в роли Ментора, то, может быть, мы воспользуемся бесплатным представлением, а? – оживился Иден.

На импровизированной эстраде медленно кружилась восхитительная девушка, одетая в бюстгальтер и крошечные трусики из черного кружева. В глубине комнаты, у самой стены, в которую уходило проволочное заграждение, Вивиан Карсон смотрела не столько на этот спектакль, сколько на три ступени, ведущие в холл. Увидев Идена в обществе Мейсона, она сделала знак одной из своих подруг, находившейся у другого конца заграждения. Они направились друг другу навстречу, затягивая занавес, скрывший от двух мужчин происходящее на другой половине гостиной.

– Так вот для чего она установила металлический прут над колючей проволокой! – догадался Иден.

– Да, в недостатке воображения ее не упрекнешь, – с улыбкой заметил Мейсон.

– Кино не состоялось, – сказал Иден. – Я предполагаю, что если бы рискнул приблизиться и хоть на долю дюйма отодвинуть занавес…

– …Вы были бы виновны в неподчинении решению суда, – завершил мысль клиента адвокат.

– Тогда, – вздохнул Иден, – мне не остается ничего другого, как отправиться в заведение с настоящим стриптизом!

– Хорошая идея, – согласился адвокат. – Я думаю, в настоящий момент нам здесь делать нечего. Зайдите послезавтра в мой кабинет, приблизительно в десять часов утра. Я дам вам подписать жалобу на получение Карсоном денег обманным путем, которую приготовлю к тому времени.
Глава 4


Перри Мейсон с задумчивым видом расхаживал по своему кабинету, бросая время от времени взгляд в окно.

– Как только Иден подпишет жалобу, Делла, займись ее регистрацией.

Словно поставив точку в конце предложения, зазвонил внутренний телефон. Делла взяла трубку с аппарата на своем столе.

– Да, Герти… Кто? Лоринг Карсон? Одну минуту, Герти.

Положив ладонь на мембрану телефона, Делла Стрит сказала Мейсону:

– Мистер Лоринг Карсон находится в приемной. Он хочет срочно видеть тебя по исключительно важному делу.

Мейсон улыбнулся:

– О волке речь… Впусти его в нашу овчарню, Делла!

Секретарша направилась в приемную, и спустя минуту в кабинет адвоката вошел мужчина.

– Добрый день, мистер Мейсон, – произнес он. – Меня зовут Лоринг Карсон. Мне сказали, что вы считаете меня последним негодяем, так?

– Мое личное мнение здесь ни при чем, мистер Карсон. Я просто представляю интересы, противоположные вашим, что заставляет меня действовать последовательно.

– Вот у кого можно поучится дипломатии, мистер Мейсон! – со смехом объявил Карсон. – Но, я думаю, что вы будете вынуждены пересмотреть ваши взгляды после того, как мы с вами поговорим немного с глазу на глаз.

– Я могу разговаривать только с вашим адвокатом, мистер Карсон.

– Все это излишние тонкости! Я лицо заинтересованное, и, если найму адвоката, он будет делать именно то, что я ему прикажу.

– Как бы то ни было, я не хочу разговаривать с вами с глазу на глаз.

– Вы ведь не намерены выставить меня за дверь?

– Я искренне надеюсь, что до такой крайности не дойдет, – уклончиво ответил Мейсон.

– Послушайте… Так получается, что у меня нет адвоката. Тот, который был, оставил меня под тем предлогом, что я дал ему неточные сведения и это якобы поставило его в дурацкое положение.

– Я его понимаю, – пробормотал Мейсон.

– В действительности, – продолжал Карсон, – я не сделал ничего подобного. Все неприятности приключились из-за детектива, которого я пригласил, некоего Дэйтона Леграна. Я хотел, чтобы он проследил за моей женой, и он попросил меня показать ее. Я находился на заднем сиденье его автомобиля и сказал ему: «Вон она… Та, в зеленом платье на краю тротуара!» После чего я пригнулся, чтобы Вивиан не смогла увидеть меня. А какая-то другая женщина в зеленой одежде подошла в этот момент к краю тротуара… По крайней мере, так уверяет детектив.

– Это та дама, за которой он стал наблюдать вместо вашей жены?

– Да. Он добыл мне кучу доказательств и мелких деталей о моем несчастье. Потом он спросил меня, не хочу ли я ворваться в комнату, чтобы застать жену с поличным. Я не желал доводить дело до подобной крайности, но он получил достаточно доказательств, таких, как фотокопии записей в книге регистрации мотелей и тому подобное. Тогда я бросился в атаку и…

– Несмотря на все это, – отрезал Мейсон, – я предпочитаю не обсуждать с вами подобные темы, мистер Карсон. Вам совершенно необходим адвокат.

– Нет! Мне не нужен адвокат! – заупрямился посетитель. – Я от всего сердца симпатизирую мистеру Идену, потому что действовал в полной уверенности в своей правоте. Ни за что на свете я не стал бы злоупотреблять его доверием…

– Еще раз напоминаю вам, мистер Карсон, что не хочу обсуждать с вами подобные темы, – пытался закончить разговор Мейсон.

– Это не вы их обсуждаете, а я, – ответил Карсон. – Я лишь хочу вам сказать, что для вашего клиента все образуется. Только не возбуждайте процесса против меня. Я веду очень деликатные переговоры и не имею возможности сейчас отвлекаться на другие дела.

– Я должен делать то, – сухо сказал Мейсон, – что считаю необходимым для своего клиента.

– Но ведь я же объяснил вам, что самое лучшее для вашего клиента – это довериться мне и не вставлять палки в колеса!

– Я должен задать вам некоторые вопросы, мистер Карсон. Но я задам вам их тогда, когда вы будете приведены к присяге перед судом или когда рядом с вами будет адвокат.

– Я понимаю… Вы, должно быть, разговаривали со старым Гудвином, судьей, который решил дело между Вивиан и мной. Ископаемое, которое на женщин может только смотреть. Она этим здорово воспользовалась. Если бы это было в его власти, он, ни секунды не колеблясь, отправил бы меня в тюрьму.

– Я не желаю здесь обсуждать вопросы вашего развода, мистер Карсон. Но тем не менее мне известно, что ваша супруга обвинила вас в том, что вы имели отношения с другой женщиной. Как ее зовут?

– Да, Женевьева Хонкут Хайд. Но Вивиан ничего не смогла доказать и не сможет! Женевьева – просто подруга. Она живет в Лас-Вегасе, и, когда я приезжал туда играть, она обедала со мной или появлялась со мной в ночном клубе. Мне было приятно покатать ее на машине… Черт побери, в последние месяцы нашего супружества Вивиан по отношению ко мне была настоящим айсбергом! Когда работаешь столько, сколько я, появляется желание немного разрядиться…

– Мистер Карсон, я вам говорил и еще раз повторяю, что не имею ни малейшего желания дискутировать с вами на эти темы. Я предлагаю вам немедленно покинуть мой кабинет. – Мейсон поднялся с кресла. – Эта дверь выходит прямо в коридор.

– Хорошо. Я думал, мистер Мейсон, что мы сможем договориться вдвоем или в обществе мистера Идена. Я пришел с мыслью оказать вам услугу, а вы выбрасываете меня за дверь!

– Если вы желаете разговаривать с мистером Морли Иденом, то я ничего не имею против.

– Вы действительно хитрый и опытный адвокат! Раз уж так, то делайте, что хотите, а я поступлю по-своему! – бросил Карсон, распахивая дверь в коридор.

– Вы совершенно правы, – по-прежнему вежливо ответил Мейсон. – До свидания, мистер Карсон.

– Не рассчитывайте увидеть меня здесь еще раз, мистер Мейсон!

Пустив последнюю стрелу, Карсон вышел из кабинета.

– Какой очаровательный человек! – оценила Делла Стрит посетителя, когда дверь за ним закрылась. – Как должно быть приятно иметь его своим мужем!

– У него, вероятно, есть и свои хорошие стороны, – задумчиво оценил Мейсон. – Но он хочет прежде всего впечатлять. Если он видит, что не производит на кого-то впечатления, это его раздражает.

Мейсон посмотрел на часы.

– Я собираюсь немного поправить настроение Надин Палмер, – поделился он с Деллой.

– Может быть, она не захочет быть тебе обязанной, шеф?

– Может быть. Но я могу, во всяком случае, поставить ее в известность о создавшейся ситуации и своих намерениях. – Адвокат остановился перед столом секретарши. – Запиши, Делла… Когда придет Морли Иден, предупреди его, что после объявления о процессе ему будут досаждать телефонными звонками. Затем скажи ему, что пресс-конференция состоится в тринадцать часов у него в доме и что фотографы смогут отснять столько пленок, сколько им захочется. Но он не должен открывать дверь и впускать кого-либо до тех пор, пока я не появлюсь. Я буду присутствовать там, чтобы за всем присмотреть.

Делла Стрит нацарапала инструкцию в блокноте, одобрительно кивая головой.

– Я рассчитываю на тебя, моя дорогая. Ты должна принять и зарегистрировать жалобу, как только Иден подпишет ее.

– Да, шеф. Можно мне высказать одно предположение?

– Конечно!

– Тебе необходимо подстричься. Если ты хочешь присутствовать на пресс-конференции и оказывать услуги соблазнительной и недавно разведенной женщине, было бы хорошо…

– Совершенно верно, Делла. Я мчусь к моему парикмахеру и воспользуюсь моментом, чтобы убедиться, насколько там хороши маникюрши.

– Я не говорила о маникюре…

– Точно, не говорила. Это я собираюсь объединить приятное с полезным.
Глава 5


Женщина, открывшая дверь на звонок Мейсона, была выше среднего роста и производила впечатление грациозной и уверенной в себе. Одной рукой она придерживала плотно запахнутый на груди пеньюар.

– Да? – спросила она, с любопытством посмотрев на нежданного визитера.

– Я Перри Мейсон, адвокат. Я…

– О! – перебила она его. – Мне сразу показалось, что я вас узнала! Ваш визит – приятная неожиданность для меня, мистер Мейсон. Только я не одета… Я вышла из душа, когда вы позвонили.

– Можно мне все-таки зайти?

Она поколебалась, затем сказала:

– Хорошо, проходите… Поскольку вы адвокат, вам, наверное, уже приходилось видеть женщин в халатах!

Она провела его в комнату, обставленную скромно, но с большим вкусом. Предложила ему сесть.

– Я слушаю вас, господин адвокат.

– Я представляю мистера Морли Идена, миссис Палмер. В случае, если вы не знаете его – это тот человек, который купил участок у мистера Лоринга Карсона и…

– Лоринг Карсон? – быстро спросила она, насторожившись. – Какие у вас с ним отношения?

– Я не выдам никакого секрета, сообщив вам, что собираюсь возбудить судебное преследование мистера Карсона, добиваясь уплаты возмещения убытков на сумму в триста пятьдесят тысяч долларов.

– Хорошо. Надеюсь, что вы заставите его выплатить все до последнего цента!

– Очевидно, Лоринг Карсон не относится к числу ваших друзей, – прокомментировал Мейсон с улыбкой.

– Презренный негодяй! – воскликнула она. – Он нанес ущерб моей репутации и сделал посмешищем для всего города!

– Мистер Карсон уверяет, что произошла ошибка… – заметил адвокат.

– Этот негодяй попытался испачкать собственную жену и, взбешенный тем, что потерпел неудачу, наплевал на то, что в результате его авантюр пострадала я!

– Действительно, ваше имя упоминалось…

– Упоминалось? Это мягко сказано! Он открыто обвинил свою жену в том, что она изменяла ему с неким Норбертом Дженнингсом, и уточнил, что, когда они вместе провели уик-энд в загородном мотеле, она записалась под именем Надин Палмер. Но когда его жена стала защищаться, быстро выяснилась ложность этих обвинений. Тогда Карсон стал говорить, что произошла ошибка, что он указал частному детективу свою жену тогда, когда та была на улице. Потому детектив принялся следить не за его женой, а за мной! Вы видите, какова ситуация?

Мейсон покачал головой, стараясь выразить понимание и сочувствие.

– Люди меня довели, мистер Мейсон! Легко притворяться, будто нравы эволюционировали. Мы все равно продолжаем жить в царстве лицемерия! Когда я вышла замуж за Харвея Палмера, я была, что называется, приличной девушкой. Довольно глупо, да? Не имея отношений с мужчинами, я многого не знала и представления не имела практически ни о чем, что касается сексуальных отношений. Поэтому в течение пяти лет замужества я терпела супружеские обязанности, как невыносимые физиологические процедуры. Затем я сказала себе, что нет никакого смысла терпеть это дальше, поскольку у нас не было детей. И чтобы показать вам, мистер Мейсон, до какой степени я была глупа, могу сказать, что не хотела принимать алиментов. Я просто устроилась на работу, как обычная молодая девушка. К сожалению, я уже была не прежней девушкой, а разведенной женщиной, то есть в глазах мужчин ни рыба ни мясо.

– Я понимаю вас, – сказал Мейсон.

– Несмотря на это, – продолжила она, – Норберт и я установили очень интимные отношения и ценили друг друга. Я чувствовала, что он готов предложить мне выйти за него замуж… И вдруг Лоринг Карсон вмешался со своим детективом! Я не знаю, идиот этот детектив или нет, но я уверена в том, что Лоринг Карсон – негодяй высшего класса! Теперь Норберт чувствует себя осмеянным…

– И он отказался поддерживать отношения с вами? – спросил адвокат.

– Нет! Наоборот! Он звонит мне два или три раза в день для того, чтобы предложить мне выйти за него замуж, но я сразу же вешаю трубку.

– Почему же?

– Почему?! Да потому, что он считает, что скомпрометировал меня в глазах света и что должен все исправить! Я уже не девочка, чтобы выходить замуж на таких условиях. Но что касается Лоринга Карсона, то пусть с ним произойдет все, чего я ему желаю! – Молодая женщина яростно дернула головой, однако понемногу успокоилась и сменила тон. – Извините… Я не подумала, приятно вам выслушивать мои излияния или нет, но мне стало легче, когда я избавилась от яда. Теперь я могу спросить, что привело вас ко мне?

– Вы нисколько не обидели меня, – галантно заверил ее адвокат. – Что касается моего визита, то я пришел, чтобы избавить вас от лишних неприятностей.

– Каким образом?

– Процесс, который я возбуждаю против Лоринга Карсона от имени моего клиента, пресса наверняка не обойдет вниманием. Надо сказать, процесс обещает быть весьма зрелищным. Я не знаю, в курсе ли вы сделки, заключенной между Лорингом Карсоном и моим клиентом, Морли Иденом?

Так как молодая женщина отрицательно покачала головой, Мейсон кратко рассказал ей об этом деле, объяснив тактику судьи Гудвина, который хотел подтолкнуть Морли Идена к действию, надеясь таким образом исправить несправедливость по отношению к Вивиан Карсон.

– Тактика достаточно иезуитская, – прокомментировал Мейсон, – но, прибегая к ней, судья Гудвин, кажется, забыл об одном…

– О чем же?

– О последствиях, которые эта тактика будет иметь для вас, миссис Палмер.

– Каких последствиях? – спросила она озабоченно.

– В результате процесса, который я начну, – сказал адвокат, – журналисты вновь возьмутся за ошибку, совершенную детективом Лоринга Карсона.

– Я лично полагаю, – заявила Надин Палмер, – что не было никакой ошибки и что все это было подстроено специально!

– Вопрос в данный момент не в этом, – терпеливо разъяснил Мейсон. – Самое главное, что пресса снова заговорит об этом деле.

Казалось, молодая женщина только сейчас поняла, что все это для нее означает.

– Вы хотите сказать, – выдавила она, – что мои уик-энды с Норбертом… мотели… Что все повторится снова?

Мейсон кивнул головой.

– О! Бог мой!.. – простонала молодая женщина в отчаянии.

– Вот почему я пришел к вам. Я предлагаю вам на выбор два выхода из создавшегося положения: либо вы соглашаетесь принять прессу и в этом случае передадите журналистам написанное вами заявление, чтобы ваши слова не были извращены…

– Либо?..

– Либо вы предпочтете вообще не встречаться с прессой, – сказал Мейсон. – Вы исчезнете так, чтобы журналисты не смогли вас найти.

Молодая женщина поразмышляла несколько секунд, потом посмотрела на адвоката и спросила:

– Когда все это начнется?

– Весьма вероятно, что уже через час, – ответил Мейсон посмотрев на часы.

– Тогда я последую вашему совету исчезнуть! – решила она.

– Я всего лишь указал вам возможные пути, так как не имею права советовать. У меня уже есть клиент, интересы которого я должен защищать в этом деле.

– Как бы то ни было, мне нравится этот совет. И я не желаю терять ни минуты! Я собираюсь выйти вместе с вами, мистер Мейсон. Тогда вы сможете подбросить меня в центр. – Она прошла в соседнюю комнату и сказала, закрывая дверь: – Я прошу вас немного подождать, я только оденусь и брошу вещи в чемодан.

Оставшись один, адвокат снова посмотрел на часы, нахмурил брови и полез в карман за сигаретами, чтобы скоротать время. Однако вытащил лишь пустую пачку.

– У вас есть сигареты, миссис Палмер? – крикнул он, чтобы она услышала по ту сторону двери.

– У меня есть пачка в моей сумке… на столе! – крикнула она в ответ.

Сумка была открыта, и Мейсон заметил там пачку сигарет. Он вытащил одну и щелкнул зажигалкой, но озадаченно остановился, почувствовав, что сигарета влажная.

Дверь соседней комнаты резко открылась, и на пороге появилась Надин Палмер в неглиже. Полы ее пеньюара распахнулись, открыв, что она не обременяет себя излишком белья.

– Держите, – сказала она, быстрым движением выхватывая сумочку у него из рук.

Она протянула пачку Мейсону, который взял ее, предварительно спрятав первую сигарету в карман пиджака.

– Спасибо, – несколько смущенно пробормотал адвокат.

– Я должна была бы попросить вас закрыть глаза! – с легким смешком воскликнула молодая женщина, запахивая полы пеньюара. Она бросила сумочку обратно на стол и, скрывшись в другой комнате, пообещала: – Я буду готова через минуту. Вам нужно будет лишь подбросить меня к ближайшей автобусной остановке.

Дверь за ней захлопнулась. Мейсон снова щелкнул зажигалкой, сигарета была сухой. Сумочка осталась открытой. Мейсон заметил пачку на том же месте, где она находилась и в прошлый раз. Но когда он проверил содержимое пачки, то обнаружил, что все сигареты совершенно сухие.

Сбитый с толку адвокат пощупал ту, которая находилась у него в кармане, и убедился, что сигарета влажная. Он решил не ломать голову над проблемами, которые не имеют для него никакого значения, и стал ожидать молодую женщину.

Сигарета еще не была докурена, когда Надин Палмер вышла, одетая в элегантный костюм и держа в одной руке саквояж, а в другой маленький чемодан, который Мейсон поторопился у нее взять.

– В какую сторону вы поедете, мистер Мейсон? – поинтересовалась она.

– Я отправляюсь к своему клиенту, Морли Идену. Карсон построил ему дом на участке, который Иден купил у него же.

Несколько растерявшись от такого ответа, она сказала:

– Тогда просто оставьте меня на первой же попавшейся автобусной остановке. Самое главное, чтобы я не отправилась отсюда на такси, тогда журналисты не смогут меня разыскать.

– Если я вас правильно понял, вы не хотели считаться женой Норберта Дженнингса и потому в мотелях записывались под своим настоящим именем. Другое дело, что детектив решил, будто это имя было использовано Вивиан Карсон.

– О, с этой стороны все было в порядке. Но тем не менее я проводила уик-энды в мотеле с мужчиной… Я уже говорила – разведенная женщина представляет лакомый кусочек для проклятых досужих языков. Мы идем?

Они добрались до лифта, затем спустились вниз. Когда адвокат придерживал перед Надин Палмер дверцу машины, он заметил, что она бросила обеспокоенный взгляд поверх его плеча. Спустя мгновение она заняла место внутри машины.

– Большое спасибо, мистер Мейсон, – сказала Надин, когда адвокат уселся за руль. – Вы мне действительно оказали огромную услугу. Может быть, даже большую, чем вы думаете.

– Я считаю, что судья Гудвин заботится исключительно о Вивиан Карсон, и мне хотелось исправить это, поскольку считаю, что вы бо?льшая жертва интриг Карсона, чем его жена.

– Нет, не в глазах света! – с горечью поправила молодая женщина. – Вы забываете, что я действительно много раз проводила уик-энды в компании Норберта Дженнингса.

– Где, если не секрет? – спросил адвокат, трогая автомобиль с места.

– Боюсь, вы все сможете узнать в ближайшее время из газет. Конечно, я проявила неосторожность. Но разве я могла предположить, что какой-то детектив ни с того ни с сего начнет следить за мной и записывать все, что я делаю?

– Это так ужасно – то, что вы делали?

– Все зависит от того, как на это посмотреть. После того как Норберт сводил меня в один из ночных клубов Лас-Вегаса, он зашел в мою комнату, мы болтали и выпили по стаканчику спиртного. Это, должно быть, продолжалось около двух часов, и шел третий час ночи, когда Норберт покинул мой номер. И конечно, наш славный детектив был занят тем, что вел подробный хронометраж, делая из этого выводы, которые вы можете себе представить!

Продолжая следить за дорогой, Мейсон спросил:

– Может быть, вы случайно знаете в Лас-Вегасе некую Женевьеву Хайд?

– А что?

– Кажется, она была любовницей Лоринга Карсона и в этом качестве может иметь для меня некоторое значение.

Молодая женщина нахмурилась:

– Нет, мне кажется, я не слышала такого имени. Но мне приходилось разговаривать со многими в заведениях Лас-Вегаса, не спрашивая их имен. Я часто бывала в Лас-Вегасе.

– С мистером Дженнингсом?

– С ним тоже, но не всегда. Я очень люблю Лас-Вегас, люблю его оживление, эти световые рекламы… И скажу вам откровенно, мистер Мейсон, я люблю игру.

– Вам приходилось приезжать в Лас-Вегас одной?

– Нет, никогда. Я часто приезжала с подругами или с кем-нибудь из мужчин, которые ухаживали за мной, как это было с Норбертом Дженнингсом. Когда работаешь, чтобы иметь средства на жизнь, и любишь играть, довольно приятно находиться рядом с кем-нибудь, кто способен снабжать тебя фишками…

Так как она не закончила фразу, Мейсон спросил:

– Вы сказали, что отказались от алиментов. Могу я поинтересоваться, на что вы живете?..

Вместо того чтобы ответить, она торопливо воскликнула, указывая пальцем:

– Я вижу вон там стоянку такси! Если вы меня высадите там, мистер Мейсон, то я доеду до автобусного вокзала. Такси, такси! – закричала она, опуская оконное стекло.

Пока Мейсон подруливал к стоянке, водитель такси поспешил выйти из машины, чтобы взять у пассажирки багаж.

– Огромное спасибо, мистер Мейсон, – сказала на прощанье Надин Палмер.

Она послала ему воздушный поцелуй и поспешила сесть в такси, потому что машины, стоявшие за автомобилем Мейсона, стали издавать нетерпеливые гудки.
Глава 6


Перри Мейсон остановил машину, поставив ее на стороне Идена, и отметил, что там уже находилось не менее полудюжины автомобилей. Тотчас же к адвокату устремились фотографы, и, едва открыв дверцу, он был ослеплен их вспышками. Один из журналистов воскликнул:

– Наконец-то! Мы уже четверть часа караулим вас, господин адвокат. Мистер, которому принадлежит этот барак, заявил, что мы не сможем войти до вашего прибытия.

– Сожалею, что заставил вас ждать, господа… – начал было свою речь Мейсон.

– Мы – это ничего, – тут же перебил его ретивый репортер, – но газеты ждать не могут. А патрон хочет иметь интервью с вами. Быстро, мистер Мейсон! Откройте дверь, чтобы мы могли сфотографировать!..

– Вы пытались войти с другой стороны? – поинтересовался Мейсон.

– Да, но дверь там закрыта, и никто не отвечает на звонки. Мы, пока вас ожидали, сфотографировали все снаружи. Кажется, миссис Карсон манекенщица, и ваш клиент утверждает, что она разгуливает по дому почти голая…

– Нет, я просто сказал, что она принимает солнечные ванны в купальном костюме, – поправил Морли Иден, выйдя из-за рядов журналистов.

– Это одно и то же, – заявил репортер. – Идемте же, мистер Мейсон. Пока мы будем фотографировать в доме, вы объясните нам сложившуюся ситуацию…

Адвокат ничего не имел против и вместе со стаей газетчиков двинулся к дому.

– Итак, вы возбуждаете процесс против Лоринга Карсона о возмещении убытков?

– Да, – ответил Мейсон.

– Мистер Карсон говорил Морли Идену, что у него есть доказательства неверности жены, потому что он нанял детектива следить за ней?

– И этот детектив раскопал доказательств столько, что хватило бы на несколько процессов?

– На эту тему расспросите мистера Морли Идена или другие заинтересованные стороны, но лично я не собираюсь дискутировать по этому вопросу иначе, чем перед судом, – категорически заявил Мейсон.

– Да, да. Вы, адвокаты, все с принципами… Но нам-то нужно информировать читателей немедленно!

– Мистер Мейсон, у вас есть право самому объяснить нам положение вещей, а не заставлять вытягивать сведения у других, которые могут несколько исказить факты!

– Вы знаете, когда вернется миссис Карсон?

Мейсон покачал головой:
Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/erl-gardner/delo-zhenschiny-za-koluchey-provolokoy/?lfrom=390579938) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.