Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дело встревоженной официантки

$ 149.00
Дело встревоженной официантки
Об авторе:Автобиография
Тип:Книга
Цена:149.00 руб.
Издательство:Эксмо
Год издания:2009
Просмотры:  9
Скачать ознакомительный фрагмент
Дело встревоженной официантки Эрл Стенли Гарднер Перри Мейсон #79 С какими только просьбами не обращаются к знаменитому адвокату Перри Мейсону его клиенты! Вот молоденькая официантка просит разобраться, что за «привидения» обитают в ее доме. Эрл Стенли Гарднер Дело встревоженной официантки Глава 1 Известный адвокат по уголовным делам Перри Мейсон и его доверенная секретарша Делла Стрит обедали в ресторанчике «На перекрестке у Мэдисона». Мейсон уже собирался сказать что-то своей секретарше, когда заметил, как на стол легла чья-то тень. Он поднял голову и посмотрел прямо в улыбающиеся глаза Келси Мэдисона. – Все в порядке, мистер Мейсон? – поинтересовался Мэдисон. – Отлично, как и всегда у вас, – похвалил адвокат. – А обслуживание? – Прекрасное. Мэдисон бросил быстрый взгляд через левое плечо, а затем заговорил тихим голосом: – Для меня важен ответ на мой последний вопрос, мистер Мейсон. Как обслуживание? – Прекрасное, – повторил слегка удивленный Мейсон. – Я только что узнал, что обслуживающая этот столик официантка перекупила вас у другой официантки, – объяснил Мэдисон. – Что вы имеете в виду? – не понял Мейсон. – Возможно, вы обратили внимание, что масло, воду, ножи, вилки и меню вам приносила одна девушка, а заказ принимала уже другая. – Я этого не заметил, – признался Мейсон. – Честно говоря, мы с Деллой увлеклись беседой. – Я видел, и мне очень не хотелось вам мешать. Но мне не нравится, когда мои официантки делают подобное. – Не могли бы вы объяснить поподробнее, – попросил Мейсон. – В некоторых ресторанах такие вещи не возбраняются. Метрдотель распределяет столики между официантками. Приходит посетитель, который обычно дает хорошие чаевые. В подобном случае кто-то из официанток может захотеть перекупить столик, за который садится этот человек. Например, посетитель, как правило, дает чаевые в размере двадцати процентов счета, который набегает долларов на пять, а то и больше. Это означает, что чаевые составят по меньшей мере один доллар. При таком раскладе официантка перекупает столик за пятьдесят центов. Продающая столик официантка кладет себе в карман пятьдесят центов и имеет возможность немного отдохнуть. Перекупившая столик девушка выполняет дополнительную работу, но получает лишние пятьдесят центов. Все зависит от их желания заработать. – Считается, что я даю хорошие чаевые? – спросил адвокат. – Очень часто, мистер Мейсон. Если вас отлично обслужили, вы оставляете процентов двадцать пять счета, а иногда и больше. Но мне показалось, что в данном случае Кит интересуют не чаевые, а что-то другое. Именно поэтому я здесь. – Что вы хотите сказать? – Если она попытается получить у вас какую-то юридическую консультацию, мне хотелось бы об этом знать. Вы сами прекрасно понимаете, в какие ситуации часто попадают врачи и адвокаты. Их осаждает масса людей, желающих посоветоваться, не оплачивая услуг. – Не беспокойтесь, – заверил его Мейсон. – Понимаете, Кит совсем недавно работает у меня, и мне нужно выяснить, что у нее на уме. – Кит? – переспросил Мейсон. – Катерина Эллис. Ее все зовут Кит, а иногда даже Котенок. У нее еще практически нет опыта, и ее нельзя пока считать профессиональной официанткой. Мой ресторан – ее первая работа. – Спасибо, что предупредили, – поблагодарил адвокат. – Это больше, чем предупреждение, мистер Мейсон. Если она попробует что-то у вас выяснить, сообщите мне, пожалуйста, ладно? Мейсон задумчивым взглядом окинул ресторан, затем внезапно улыбнулся и ответил: – Нет. – Нет? – Нет, – твердо ответил адвокат. – Я никогда не был доносчиком. Я ценю, что вы поставили меня в известность. Кто предупрежден, тот вооружен. Но если вы хотите узнать, пытается ли Кит получить профессиональные консультации у ваших клиентов, вам придется обратиться к кому-то другому. – Хорошо, я не буду упускать ваш столик из виду, – ответил Мэдисон. – Вот и она с вашим заказом. Мэдисон отошел в сторону, казалось не обращая никакого внимания на молоденькую официантку, которая принесла два бутерброда с солониной, стакан молока и чашечку кофе. Она поставила все на столик перед Мейсоном и Деллой Стрит и спросила секретаршу: – Сливки и сахар к кофе? – Нет, ничего, спасибо, – покачала головой Делла Стрит. Официантка поставила пакет с молоком и стакан перед Мейсоном и несколько секунд оставалась стоять на месте, оглядывая столик. – Что-нибудь еще? – наконец спросила она. – Я думаю, все, – ответил Мейсон. Она явно колебалась. Делла Стрит многозначительно посмотрела на Мейсона и почти незаметно кивнула в сторону кухни, где в дверях, скрестив руки на груди, стоял Мэдисон, делая вид, что наблюдает за всем залом, но на самом деле внимательно следя за определенной официанткой. – Все прекрасно, – поблагодарил Мейсон. – Спасибо, – пробормотала Кит и отошла от столика. – Что ты скажешь, Делла? – спросил Мейсон у секретарши. – У нее определенно что-то на уме, – ответила Делла Стрит. – Но она не знает, как к тебе подойти. – Или она чувствовала на себе взгляд Мэдисона, который, словно коршун, наблюдал за ней из кухни. Адвокат передал Делле горчицу, затем толстым слоем намазал солонину приправой. – У тебя есть с собой мои визитки? – поинтересовался он у секретарши. Делла Стрит кивнула, протянула руку за сумочкой, открыла ее и достала визитку. – Зачем? – не поняла она. Мейсон улыбнулся. – Просто прислушиваюсь к своей интуиции, – признался он. – Передай мне ее под столом. Адвокат украдкой написал на визитке: «Обычно я беру за юридическую консультацию десять долларов. Под тарелкой лежат чаевые – одиннадцать долларов». Мейсон незаметно достал из кармана десятидолларовую и однодолларовую купюры и положил их вместе с визиткой под тарелку, на которой был подан бутерброд. Делла Стрит с любопытством следила за ним. – Предположим, девушка имела в виду совсем другое? Если она просто хотела получить твой автограф? – В таком случае она его заработала. А кроме того, Ассоциация адвокатов сможет обвинить меня в привлечении клиентов запрещенными методами. Они оба рассмеялись и быстро закончили обед. Кит практически сразу же оказалась у столика. – Что-нибудь еще? – спросила она. – Это все, – ответил Мейсон. Кит царапала что-то на счете, который, как заметил Мейсон, был уже выписан. – Мистер Мейсон, можно задать вам вопрос? – обратилась к нему официантка. – Да, у меня в конторе. Мейсон отодвинул стул и подошел к Делле Стрит, чтобы помочь ей встать. Он улыбнулся обезоруживающей улыбкой. У девушки изменилось выражение лица. – О! – воскликнула она и протянула ему счет. – Чаевые под тарелкой, – сообщил Мейсон. – Спасибо, – холодно поблагодарила официантка. Мейсон взял Деллу Стрит под локоть, и они вместе направились к кассе. Секретарша обернулась через плечо. – Злится? – поинтересовался адвокат. – Чувствует, что потерпела неудачу. О! Заглянула под тарелку. – И какова реакция? – Пока не могу сказать. Она стоит, повернувшись к нам спиной. – Ну, если Келси Мэдисон старался выяснить, пытается ли кто из официанток получить бесплатную юридическую консультацию, то теперь может расслабиться. А как ее зовут, Делла? – Катерина Эллис. Я записала на всякий случай. – Если она появится в нашем офисе, сразу же дай мне знать, – попросил Мейсон. – Ты ее примешь? – В любое время. И возьми с нее десять долларов за консультацию. Глава 2 Почти сразу же после того, как на следующее утро пробило десять часов, Делла Стрит вошла в личный кабинет адвоката и объявила: – В приемной ждет мисс Эллис, шеф. – Эллис? – переспросил Мейсон, пытаясь вспомнить, где же он слышал эту фамилию. – Кит Эллис, официантка, – подсказала Делла Стрит. – Ах, она, – улыбнулся адвокат. – Пригласи ее, Делла. Делла Стрит отправилась в приемную и сразу же вернулась с сияющей Кит Эллис. – Мистер Мейсон, не знаю, как вас благодарить! Вы сразу же все поняли. – Надеюсь, чаевых было достаточно? – спросил он с улыбкой. Кит Эллис достала десять долларов, протянула их Делле Стрит и сообщила: – Я прямо сейчас расплачиваюсь с вашей секретаршей за консультацию. Не могу даже объяснить вам, как я ценю способ, которым вы все обустроили. Я боялась, что мистер Мэдисон решил, будто я буду надоедать вам и… Просто замечательно, что вы все так сделали! – Присаживайтесь, мисс Эллис, и рассказывайте, что у вас за проблемы, – предложил Мейсон. – Моя тетя София, – ответила девушка. – Что с ней? – Она – тайна. – Это можно сказать о многих женщинах. Но, если уж вы решили посоветоваться с адвокатом, это означает, что у вас есть основания для тревоги? – Не совсем для тревоги. Для беспокойства. – Наверное, вам лучше открыть мне все факты. – Мне двадцать два года, – начала Кит Эллис. – Мы жили на Востоке. Мои родители погибли в автокатастрофе примерно полгода назад. До этого я лишь один раз в жизни виделась с тетей – когда была совсем маленькой девочкой. Однако я дважды в месяц писала ей письма – сообщала о том, чем занимаюсь, и все в таком роде. – А чем вы занимались? – поинтересовался Мейсон. – Ходила в школу. Мой отец хорошо зарабатывал и, как выяснилось, тратил все, что получал. Мне всегда хотелось стать адвокатом, и отец поддерживал мое решение получить юридическое образование. Когда он погиб, я училась на подготовительном отделении университета. Естественно, его смерть была для меня шоком, но еще большим шоком оказалось финансовое положение. Судя по обычным меркам, отец зарабатывал огромные деньги, но этот доход оказался сразу же утраченным с его смертью. Дом был заложен, новые машины покупались в кредит, практически за каждую вещь в доме требовалось вносить плату – он все покупал в рассрочку. Именно так жил отец: дешево досталось – легко потерялось. Он занимался продажей недвижимости и мог уговорить кого угодно. Он тратил комиссионные, как только получал их, да к тому же брал в долг под следующие, стоило сделке вступить в стадию оформления… Ну, в общем, когда я просмотрела все счета, я поняла, что у меня за душой нет ни цента. – А ваша мать ничего не припасла на черный день? – спросил Мейсон. Кит Эллис покачала головой: – Она молилась на отца. Она позволяла принимать ему все решения, считая, что он не может ошибиться. Наверное, она была права. Единственная его ошибка – он не застраховал свою жизнь. Он не верил в страховку, думая, что с ним ничего не может случиться. Но все это, в общем-то, к делу не относится. – Насколько я понял, ваша тетя София пригласила вас к себе жить, и вы приняли это предложение? – спросил Мейсон. Кит Эллис кивнула. – Почему? Стало очевидно, что вам все равно придется работать. Разумно было бы предположить, что вы предпочтете остаться в родном городе, снимете квартиру вместе с одной или двумя девушками своего возраста и… Она покачала головой: – Я не могла смотреть в глаза друзьям, мистер Мейсон. Отец всегда был щедр ко мне. Я ездила на своей машине, он давал мне деньги на расходы, и я не знала никаких финансовых проблем. У нас дома часто устраивались вечеринки, в том числе в честь моих подруг… Я просто не представляла, что все переменится так резко. Наверное, через несколько лет это все покажется мелочью, но сейчас это самые большие проблемы, с которыми мне когда-либо приходилось сталкиваться. Кроме всего прочего, мне очень не хотелось, чтобы меня жалели. Я не могла представить, как стану работать официанткой, а мои бывшие одноклассницы будут мне мило улыбаться и оставлять мне завышенные чаевые только потому, что им меня жаль. – Но почему обязательно официанткой? – не понял Мейсон. – Потому что я больше ничего не умею делать. Я пыталась найти работу. Возможно, если бы я подождала, то мне подвернулось бы что-нибудь приличное. У меня совершенно нет опыта – не только работы, но и того, как искать работу. Боюсь, что я говорила не то, что нужно, и не в то время. Во всяком случае, тетя София пригласила меня приехать сюда и остановиться у нее, по крайней мере на первых порах. Она одинока, в доме есть две лишние спальни. Она сказала, что будет рада, если я соглашусь жить вместе с ней. – И вы переехали? Кит Эллис кивнула. – Вы планировали работать, перебравшись сюда? – Нет, – покачала головой девушка. – Мы всегда считали, что тетя София обеспечена материально. Когда-то все так и было, но она пережила трагедию и, очевидно, потерпела финансовый крах. – Продолжайте, – подбодрил клиентку заинтересовавшийся Мейсон. – Расскажите мне о том, что произошло. – Я перебралась в дом тети Софии. Я думала, что смогу продолжать учебу в колледже… Или стану работать по вечерам, или постараюсь за год скопить денег, или… Я не хочу представляться лицемеркой, мистер Мейсон. Я надеялась, что тетя София предложит оплатить мое образование. – Но она этого не сделала? – Нет. Вместо этого она… Я просто не знаю, как объяснить вам… – Вы пришли ко мне, чтобы проконсультироваться насчет вашей тети? – В общем, да. – Так что с ней такое? – Это долгая история. Мне сложно говорить, но я постараюсь представить основные моменты. Моя тетя – сестра отца. Она делала карьеру. Мы все считали ее прекрасно обеспеченной, и, наверное, так и было. У нее свой дом и, как я думала, немалые сбережения. Примерно два года назад в ее жизни появился некий Джеральд Атвуд. Все вылилось в скандал. Атвуд был женат на Бернис, но они жили раздельно. Эта Бернис – настоящая стерва, простите за выражение; хладнокровная, с сильнейшими собственническими инстинктами, типичный пример, подтверждающий слова о том, что нет ничего страшнее оскорбленной женщины. Когда Атвуд с женой решили жить раздельно, он дал ей деньги, чтобы она отправилась в Неваду для получения развода. Затем Джеральд познакомился с тетей Софией и захотел на ней жениться. Он потребовал у Бернис документы, свидетельствующие, что развод оформлен должным образом. Она тянула время, и наконец Джеральд Атвуд и тетя София отправились в Мексику и сообщили по возвращении, что поженились. Однако если церемония и состоялась, то она не стоит и бумаги, на которой выписано свидетельство о браке. Насколько я понимаю, Джеральд Атвуд любил рисковать. Они с Бернис жили в Палм-Спрингс. Его контора находилась в том же доме, так что он оставил его себе и проводил там много времени. Пожалуй, дом – единственное из собственности, что он официально не передал Бернис. Какое-то время назад Джеральд отправился в Палм-Спрингс на выходные, чтобы утрясти какие-то вопросы. Он рассчитывал провести там несколько дней. День был солнечный и жаркий. Он решил поиграть в гольф, перегрелся и умер прямо на площадке. В старых документах, хранящихся в клубе, значилось, что Бернис – его жена. Она также жила в Палм-Спрингс. В гольф-клубе по справочнику нашли ее телефонный номер и поставили в известность о смерти Джеральда. Бернис очень быстро сработала. Она сразу же отправилась в гольф-клуб и забрала тело. Она организовала похороны, взяла ключи от дома в Палм-Спрингс, переехала туда и все обшарила. Тетя София ничего не знала о смерти Джеральда Атвуда, пока не начала волноваться, так как от него не поступало никаких известий. Она сама позвонила в Палм-Спрингс. К телефону подошла Бернис, которая сообщила ей, что все держит в руках, организовала похороны и считает, что в целях соблюдения приличий тете Софии лучше не появляться на похоронах. – Так развод состоялся или нет? – спросил Мейсон. – Очевидно, нет. Бернис сказала Джеральду, что отправилась за этим в Неваду, но, скорее всего, она даже не подавала документы. – А вопрос о разделе имущества как-то решался? – Решался, но устно. Понимаете, практически все было на имя Бернис, и имущество осталось у нее. Джеральд Атвуд практически лишился своей собственности. Он планировал начать все сначала. Тетя София велела ему забыть об утраченном и дала ему денег, чтобы снова закрутить дела. Наверное, она практически все перевела в наличные и передала деньги Джеральду. – А она может вернуть их назад? – поинтересовался Мейсон. – Вероятнее всего, нет. Теперь Джеральд мертв, а Бернис – его вдова. Тетя София вручила деньги Атвуду в качестве подарка. Он их инвестировал на свое имя. Тетя София старается уйти от темы, если вопрос касается брака. Понимаете, только предполагалось, что они женаты, по крайней мере, я так думаю. Джеральд Атвуд начал подозревать, что Бернис так и не оформила развод в Неваде. Если бы они поженились с тетей Софией – это стало бы для него двоеженством, и Бернис могла бы добиваться его ареста. Джеральду не хотелось оказаться уязвимым. Наверное, они с тетей Софией просто съездили в Мексику, а когда вернулись, сообщили друзьям, что поженились там. Все считали их мужем и женой. Но тетя София говорит об этом очень туманно и неопределенно, когда я спрашиваю ее о женитьбе. Один раз она призналась, что, скорее всего, подобный брак не имеет силы. Я считаю, что никакого брака вообще не было. – При таких обстоятельствах иногда удается представить, что было создано совместное предприятие в форме партнерства, – заметил Мейсон. – В таком случае ваша тетя получает право на половину собственности, принадлежавшей Джеральду Атвуду на момент его смерти. Это, конечно, очень щекотливое дело и полностью зависит от того, как передавались деньги – безоговорочное дарение, перевод на счет, как часть совместного предприятия, или от того, как этими деньгами распоряжались. Вы что-нибудь знаете о финансовой стороне проблемы? – Ничего, кроме того, что я вам уже рассказала. Тетя София отказывается иметь какие-либо дела с Бернис. Она заявляет, что Бернис может оставить у себя ее деньги. Деньги не означают счастья, а Бернис – это жадная, хладнокровная паразитка, хватающая все, попадающее ей под руку. Уж если она не может жить без этих денег, то пусть подавится ими. – Но, таким образом, ваша тетя останется ни с чем? – Именно это я и хотела с вами обсудить, мистер Мейсон. Среди других вещей. – Продолжайте, – пригласил Мейсон. – Переехав сюда, я обнаружила, поговорив с тетей, что она отдала Джеральду Атвуду все свои наличные деньги, а в результате его смерти осталась практически на нуле. Тетя София ничего не сказала о том, чтобы отправить меня в колледж учиться на адвоката – то, чего я больше всего хотела, – и я не проронила ни слова. Затем стали происходить странные вещи и… Если честно, мистер Мейсон, у меня нет желания оставаться в этом доме. А для переезда куда-то мне потребовалось устроиться на работу, чтобы быть независимой. – Так что же случилось? – спросил Мейсон. – Очень странные вещи, – ответила девушка. – Меня это беспокоит. И пугает. – Итак? – Тетя София – одна из самых скупых женщин, которых я знаю. В определенном отношении. – В отношении к вам? – Ко мне и к другим. У меня есть комната – место, где я живу и меня кормят. Но это все. Я не могла бы продолжать занятия в колледже, потому что мне не на что ездить, у меня нет одежды, кроме той, что я привезла с собой. Другими словами, учиться без чьей-либо помощи для меня невозможно. – Продолжайте. – Я перебралась сюда с чувством, что тетя София сравнительно богата. Дом, несомненно, просторный и комфортабельный. Она нанимает садовника, но по дому все делает сама, заявляя, что экономки и за полдня не выполнят часовую работу. – И вы начали помогать ей по хозяйству? – спросил Мейсон. Кит кивнула. – А потом? – Я чуть не умерла с голоду. – Каким образом? – Тетя София внимательно изучает рекламные объявления, которые печатают в газетах, – о скидках в крупных продовольственных магазинах. Она ездит из одного в другой, покупая те продукты, на которые в этот день предоставляется скидка, и экономит три цента на фунте сливочного масла, пять центов на фунте бекона, ну и так далее. На стол подается столько, что только птичка может не умереть с голоду. Большую часть времени мне хотелось есть. – И вы решили пойти работать? – Да, чтобы по крайней мере у меня был повод обедать вне дома и я хоть один раз в день могла нормально поесть. – Продолжайте. – Здесь я столкнулась с той же проблемой, что и на Востоке. У меня классическое образование, но совершенно отсутствует опыт. – Большинство девушек врут о предыдущем опыте, пытаясь в первый раз устроиться на работу, – заметил Мейсон, внимательно наблюдая за посетительницей. – Я не вру, мистер Мейсон. – Вы говорили перспективным нанимателям правду? Она кивнула. – И в результате? – И в результате со мной не хотели дальше разговаривать. Я пыталась объяснить, что готова учиться в процессе, но мне требуются деньги на проезд в автобусе, на обед, на каждодневные расходы. Вы же понимаете, что девушке, чтобы хорошо выглядеть, приходится тратиться на парикмахерскую, чулки, одежду. Для всего нужны деньги. Мейсон кивнул. – В конце концов мне удалось получить место официантки у Мэдисона. И я очень рада хоть этому. Пока я не освоила все тонкости. Я не умею получать крупные чаевые у среднего посетителя, но я стараюсь хорошо работать и показываю людям, что я стараюсь. Самое лучшее, конечно, то, что я могу питаться на работе. Фактически до отвала, если пожелаю. И поверьте, мистер Мейсон, первые несколько дней мне именно этого и хотелось. Я в жизни не была так голодна. – Мэдисон удовлетворен тем, как вы работаете? – поинтересовался Мейсон. – Боже, я не уверена, что он вообще знает, что я живу на этом свете, но метрдотеля я, кажется, устраиваю. У меня ужасное предчувствие, что через какое-то время он начнет со мной заигрывать, и моя работа будет зависеть от вещей, о которых мне даже думать не хочется. Но в настоящий момент все нормально. – Это профессиональные неурядицы, с которыми адвокат ничего не может поделать, – сообщил Мейсон с огоньком в глазах. – Так почему же все-таки вы решили ко мне обратиться, мисс Эллис? – Это был минутный порыв. Когда вы с мисс Стрит зашли вчера к нам в ресторан, одна из девушек сказала, что вы – известный адвокат. Я… ну, я вас перекупила. Я дала официантке, за столик которой вы сели, семьдесят пять центов, чтобы самой обслужить вас. – Что вы планировали? – Я сама не знаю, что я планировала, но кто-то накляузничал мистеру Мэдисону, и он стал наблюдать за мной, словно ястреб. Официантки не должны беспокоить клиентов личными проблемами. Я это прекрасно понимаю. Мейсон кивнул. – Но у вас отличная интуиция, мистер Мейсон. Вы были великолепны. Я просто не представляю, смогу ли когда-нибудь в полной мере отблагодарить вас. – Не беспокойтесь. Меня заинтересовало, что стоит за всем этим. – За всем этим стоит то, что тетя София насквозь фальшива и жизнь, которую она ведет, полна лжи. Вот это меня страшно беспокоит. – Объясните поподробнее, – попросил Мейсон. – Она ездит из одного магазина в другой, покупая продукты, продаваемые со скидкой, экономя несколько центов, но дело в том, что ездит она на такси! Водитель ждет ее, пока она делает покупки. По счетчику должна набегать колоссальная сумма. В глазах Мейсона внезапно загорелся интерес. – Кроме этого, все нормально? – спросил он. – Нет, – покачала головой Кит. – У нее в спальне есть шкаф, на верхней полке стоит несколько коробок из-под шляп. Этот шкаф всегда на замке и… Мне очень стыдно, мистер Мейсон. – Вы хотите сказать, что ваше любопытство было возбуждено и вам страшно захотелось посмотреть, что же там внутри? – После того как я узнала про такси, шкаф не давал мне покоя. Там замок с пружиной. Тетя София всегда держит его закрытым. Я уже говорила вам, что помогаю ей по хозяйству. Несколько дней назад я отправилась убирать к ней в спальню, когда ее не было дома, и увидела, что дверца не заперта. – И вы заглянули внутрь? – На полке оказалась целая гора коробок из-под шляп, и я подумала: зачем тете Софии такая коллекция головных уборов? Здесь мое женское любопытство пересилило, и я открыла крайнюю коробку, чтобы хоть посмотреть, как выглядят эти шляпы. Коробка оказалась набита деньгами. – Какая была сумма? – Не знаю – крупная. Пятидесяти– и стодолларовые купюры. – А в других коробках? – Понятия не имею. Я снова закрыла крышкой ту коробку и ушла из спальни, предварительно закрыв на замок шкаф. Это меня очень беспокоит, мистер Мейсон. В доме, где я живу, хранится целое состояние. А если об этом узнают воры? Две женщины, мужчин нет… А еще меня волнует сама тетя София. Вы знаете, что происходит, если человек начинает таким образом копить деньги? Обычно это означает, что подоходный налог не платится. А если тетя София накопила такую сумму, не уплачивая налогов, то рано или поздно у нее возникнут неприятности. – С пожилыми людьми власти обычно обходятся лояльно. Многие старики… – Но это к ней не относится! – воскликнула Кит Эллис. – Она совсем не старая. Ей только пятьдесят пять, и для своих лет она прекрасно выглядит. Я дала бы ей сорок с небольшим, однако она одевается по-старушечьи. – А каким образом вы узнали про такси? – Я отправилась в один из магазинов, потому что, когда она читала о скидках на бекон, я увидела рекламу электробытовых приборов, которая меня заинтересовала. Я вышла из автобуса и уже собиралась отправиться в магазин, когда заметила, как остановилось такси и из него появилась тетя София, явно попросив водителя не уезжать. – Что вы сделали? – Попыталась встать таким образом, чтобы не попасться на глаза тете. Ее не было минут десять. Потом она вышла из магазина с единственной покупкой – очевидно, фунтом бекона. Она села в такси, и машина отъехала. Такси проследовало недалеко от меня, так что я смогла заметить, что на сиденье лежит еще несколько свертков. – Она не вызывает такси к дому и машина не подвозит ее до дверей? – Боже, нет. Она садится на автобус и возвращается на автобусе с сумкой, набитой покупками. – Это все, что заставило вас обратиться ко мне? – спросил Мейсон. – Мне нужен ваш совет, мистер Мейсон. Я не хочу, чтобы тетя София подумала, что я ее бросаю, но я считаю, что мне не следует оставаться в доме при сложившихся обстоятельствах. – Почему ваша тетя подумает, что вы ее бросаете, Кит? – решил выяснить Мейсон. – Она совсем одна. Мой отец был ее братом, единственным родственником, кроме меня. Больше у нее никого не осталось. Ей пришлось многое испытать в жизни. Мне ее жаль. – А что произошло с домом в Палм-Спрингс? – внезапно спросил Мейсон. – Там живет Бернис. Она – вдова Джеральда Атвуда и судом была назначена управляющей имуществом усопшего. – А Атвуд оставил завещание? – Конечно, оставил, – ответила Катерина Эллис, – но оно хранилось в его кабинете в доме в Палм-Спрингс. Бернис нашла его и уничтожила. – А другие родственники у Джеральда Атвуда имелись? – Нет. У Бернис есть сын от первого брака – Хьюберт Дииринг. Ни детей, ни каких-либо других родственников больше нет, и Бернис намерена все взять себе. Она клянется, что собственность, фактически приобретенная Джеральдом Атвудом на деньги, которые ему дала для инвестирования тетя София, – это общее имущество супругов. – А тетя София пыталась оспорить притязания Бернис? – Она сидит как мышка, – сказала Кит Эллис, – и мне это совсем не нравится. Она ведет себя так, словно у нее где-то припрятана козырная карта, но она продолжает вести эту серую, скучную игру, считая ее жизнью, в этом ужасном двухэтажном доме с привидениями. – С привидениями? – переспросил Мейсон. Катерина Эллис опустила глаза. – Я не собиралась говорить ничего подобного. – Дома с привидениями – мое хобби, – сообщил Мейсон с интересом в глазах. – Если в доме водятся привидения, я хотел бы узнать о них поподробнее. Что вы слышите – стоны, вопли, скрип половиц по ночам или… – Шаги по ночам. – Какие шаги? – Кто-то ходит там, где человек просто не в состоянии передвигаться. – Почему нет? – Кто-то поднимается и спускается по лестнице, – объяснила Кит Эллис, – уверенно ходит по коридорам там, где нет и лучика света. Затем слышится какой-то шепот, опять шаги и… – Может, ваша тетя София кого-то тайно принимает? – высказал предположение Мейсон. – Среди ночи и в кромешной тьме? Я украдкой открывала дверь своей комнаты, чтобы убедиться, что дом находится в полной темноте. Мейсон подумал с минуту, а потом обратился к посетительнице: – Если честно, Катерина, то все это мне не нравится. Вся ситуация, в которой вы оказались. Я считаю, что вам лучше переехать. – Когда? – Немедленно. Пока это еще возможно. – А что я скажу тете Софии? Мне не говорить ей, что я выяснила, что она хранит крупную сумму денег и… – Ни в коем случае! – предупредил Мейсон. – Просто сообщите, что решили снять квартиру вместе с другой девушкой вашего возраста. – Но для этого потребуется время и больший заработок, чем у меня сейчас. Основная часть дохода официантки – чаевые. И поверьте мне, мистер Мейсон, получить хорошие чаевые у посетителя – искусство. – Сейчас речь не об этом, – перебил ее адвокат. – Вы должны немедленно уехать из этого дома. – Что вы имеете в виду под словом «немедленно»? – В какое время вы заступаете на смену? – Сегодня я работаю с половины двенадцатого до половины четвертого, затем отдыхаю до пяти и снова выхожу до девяти вечера. – Вы не возвращаетесь домой во время дневного перерыва? – Нет. У нас есть комната для отдыха, специально для официанток. Там можно вытянуть ноги, принять душ, расслабиться, вздремнуть на диванчике. – Когда вы закончите в девять часов, возвращайтесь домой, пакуйте вещи и перебирайтесь в другое место. – Но куда? Я не могу… – В мотель. Только не оставайтесь в этом доме. Это опасно. И не только потому, что хранящиеся там деньги могут вызвать у кого-то искушение, а потому, что, если что-то с ними случится, подозрение в первую очередь падет на вас. Совершенно очевидно, что тетя София была с вами неискренней. Вы, конечно, ей чем-то обязаны, но я считаю, что вы уже выполнили свой долг. Во всяком случае, вы в первую очередь должны думать о себе. – А может, мне стоить нанять детектива, чтобы следить за тетей Софией, за тем, куда она ездит? Таким образом удастся выяснить… Мейсон покачал головой: – Детектив обойдется вам в пятьдесят долларов в день плюс все его расходы. Вы не можете себе такого позволить, а также нельзя допустить, чтобы ваша тетя София когда-нибудь узнала, что вы… Нет, немедленно переезжайте! Позвоните ей и сообщите, что решили жить в другом месте и сегодня вечером заберете все свои вещи. Как я понял, личных вещей у вас немного? – Очень мало. Я уехала из дома, взяв с собой лишь самое необходимое. Всего два чемодана и сумочка. Я специально не брала ничего лишнего, чтобы не усложнять путешествие. Я договорилась, что грузовое агентство в дальнейшем доставит сюда несколько коробок с дорогими для меня вещами из нашего дома, но к тому времени, как они окажутся здесь, я надеюсь, что смогу платить за их хранение. Я приняла решение, что должна привыкнуть жить на скудный доход и без предметов роскоши. – Отправляйтесь в дом тети Софии, как только сможете. Продиктуйте мисс Стрит полное имя и адрес вашей тети. Как только вы где-то устроитесь на ночь, позвоните мне и сообщите, где вы расположились. – А где вас искать после закрытия конторы? Мейсон подумал с минуту и ответил: – Вы можете связаться со мной через Детективное агентство Дрейка. Им руководит Пол Дрейк. Они проводят для меня расследования. Агентство в этом же здании и даже на этом же этаже и… – Да, я обратила внимание на вывеску, когда выходила из лифта. Именно тогда у меня появилась мысль, что неплохо было бы выяснить, что кроется за странным поведением тети Софии. – Выкиньте эту идею из головы. Вы рассказали мне о том, что вас волнует, – так слушайтесь моего совета. Позвоните тете, сообщите, что думаете переезжать сегодня вечером, а когда вернетесь с работы, собирайте вещи, вызывайте такси и отправляйтесь в мотель. Какой адрес у вашей тети? Катерина Эллис достала из кармана визитку и протянула Мейсону. – Я специально заказывала их, когда искала работу, – объяснила она. Мейсон прочитал адрес. – В полумиле или миле от этого дома есть несколько неплохих мотелей. Надо проехать дальше по бульвару. По-моему, мимо них проходит тот же маршрут автобуса – вы же поедете с багажом и к тому же ночью. Не надо долго стоять на улице в ожидании автобуса. Берите такси. Денег хватит? – Да. – Опишите вашу тетю, – попросил Мейсон. – Рост – пять футов три дюйма, пятьдесят пять лет, но на вид можно дать сорок пять, средней полноты, хорошая фигура, стальные серые глаза, каштановые волосы, весит примерно сто восемнадцать фунтов. Симпатичная женщина, если ее приодеть, но одевается по-старушечьи и разговаривает как старушка. – Хорошо. Позвоните и дайте мне знать, когда устроитесь, – сказал Мейсон. Глава 3 Как только Катерина Эллис покинула офис, Мейсон вопросительно посмотрел на Деллу Стрит. – А теперь, черт побери, – начал он, – мне хотелось бы знать, зачем женщине изучать рекламные объявления в газетах, чтобы выяснить, где можно сэкономить три цента на фунте сливочного масла или пять центов на фунте бекона, а затем отправляться за покупками на такси, причем просить водителя ждать у магазинов, а за это набегает доллара три-четыре в час. Зачем выходить из такси на автобусной остановке и ехать на автобусе до дома? – Я этого тоже не понимаю, – призналась Делла Стрит. – Для меня вполне очевидно, что эта София Атвуд затеяла какую-то хитрую игру. Позвони, пожалуйста, Полу Дрейку и попроси его зайти. – Шеф, – запротестовала Делла Стрит, – ты, я надеюсь, не собираешься… – Собираюсь, – перебил ее Мейсон. – Наша клиентка втянута во что-то глубокое и потенциально опасное. Из того, что нам известно, можно сделать вывод, что тетя София пригласила Кит Эллис с единственной целью – сделать из нее козла отпущения. Одним из отрицательных моментов отправления правосудия является то, что, для того чтобы колеса завертелись, требуются деньги. У Катерины Эллис нет средств, чтобы принять необходимые меры для самозащиты. Мы должны ей в этом помочь. У адвоката есть обязанности перед своими клиентами. Я могу позволить себе нанять детектива. Кит Эллис не может. – Шеф, ты это уже запланировал, когда попросил ее подробно описать тетю Софию? – спросила Делла Стрит. Мейсон улыбнулся в ответ. – Нет смысла утаивать что-то от своей секретарши. Да, ты читаешь мои мысли. Попроси Пола зайти. Делла Стрит позвонила в Детективное агентство Дрейка, и через несколько минут со стороны двери кабинета Мейсона послышался кодовый стук Пола Дрейка. Делла впустила сыщика. – Привет, Перри! Привет, красотка! – поздоровался Дрейк. – Как дела? У тебя для меня работа? – Да, – кивнул Мейсон. – Требуется кое за кем проследить. Оперативника ни в коем случае не должны заметить. Пусть он лучше потеряет объект, чем попадется на глаза. – А за кем надо следить? – За некоей Софией Атвуд, – ответил Мейсон. – Вот ее адрес. Адвокат протянул Дрейку визитку, оставленную Катериной Эллис. – Это что – многоквартирный дом? – спросил Дрейк. – Двухэтажный частный особняк, – сообщил Мейсон. – Возможно, очень старый и неухоженный, и земля, на котором он стоит, в пять раз дороже, чем он сам. – А у тебя есть описание человека, за которым должен пристроиться «хвост»? – Лет пятьдесят пять, на вид гораздо моложе, но одевается как старуха. Хорошая фигура, каштановые волосы, пять футов три дюйма, весит сто восемнадцать фунтов, стальные серые глаза. И еще подсказка. Она выйдет из дома, отправится на автобусную остановку, сядет на автобус – но я не знаю, сколько остановок она на нем проедет, – сойдет, возьмет такси, на нем наведается в несколько магазинов, такси подвезет ее к автобусной остановке, она расплатится, и с покупками влезет в заполненный автобус, проедет сколько-то кварталов, а потом полтора квартала до дома пойдет пешком. – Черт побери, – воскликнул Дрейк. – Вот именно. – А с какой целью она все это делает? – спросил Дрейк. – Вот это я и хочу выяснить, – ответил Мейсон. – Ты можешь рассказать мне что-нибудь о своем клиенте? – В данном случае у меня нет клиента, – сообщил Мейсон. – Я просто удовлетворяю свое любопытство, и мне бы очень не хотелось получить от тебя огромный счет с немыслимыми расходами. С другой стороны, мне требуется, чтобы слежка была проведена компетентно и объект не догадался, что за ним наблюдают. – Ладно, – улыбнулся Дрейк. – Ты обратился точно по адресу. Ты считаешь, что сегодня она тоже отправится за приключениями? – Ты пролетишь с оплатой, если она останется дома. – Как я понял, ты хочешь, чтобы я действовал немедленно? – С этой минуты, – ответил Мейсон. – Хорошо. У меня есть отличный парень, которого я отправлю на это задание. Он будет на месте через четверть часа. Глава 4 Кодовый стук Пола Дрейка в дверь кабинета Мейсона послышался после пяти часов вечера. Делла Стрит открыла ему. – Привет, Пол, – поздоровался Мейсон. – Мы уже собирались закрывать контору. День выдался тяжелый. – Я надеялся поймать вас, пока вы еще не ушли. Я выяснил кое-что, ставящее меня в тупик. – Рассказывай, – попросил Мейсон. – Это задание с Софией Атвуд. Мой парень столкнулся со странными вещами. Он недавно позвонил с отчетом, и я подумал, что мне лучше зайти и доложить тебе ситуацию. – А откуда он звонил? – поинтересовался Мейсон. – Из машины. У нас несколько автомобилей оснащены телефонами, и этот оперативник был на одном из таких. Он припарковался недалеко от интересующего тебя двухэтажного домика. – Итак? – Как ты думаешь, на что живет тетя? – Ты хочешь сказать, что она работает? – Работает, – подтвердил Дрейк. – И чем занимается? – Торгует карандашами. – Карандашами? – Да. Имеет транспортное средство, спецодежду, темные очки, запас карандашей и место перед зданием, занимаемым компанией «Джиллко» на улице Алварено. – И каждый день там бывает? – поинтересовался Мейсон. – Периодически. – А в «Джиллко» не возражают? – Очевидно, нет. Один из крупных акционеров компании велел ее не беспокоить. – А по скольку часов в день она там торгует? – Всю информацию пока раздобыть не удалось, – ответил Дрейк. – Моему парню не хотелось задавать слишком много вопросов, но он выяснил, что иногда она проводит там целый день, а в другие разы появляется всего лишь на час или два. – Как она приезжает и уезжает? – На такси. – А ни у кого не возникает вопросов, что женщина, продающая на улице карандаши, имеет деньги на такси? – Это всегда одна и та же машина, – сообщил Дрейк. – Говорят, что у нее какая-то договоренность с водителем: она расплачивается с ним раз в месяц, а он возит ее, куда ей требуется. – Ты проверил, как она делает покупки в продовольственных магазинах, Пол? – Да, переезжает из одного в другой и выбирает то, на что предоставляется скидка. Очевидно, здесь не всегда одно и то же такси, по крайней мере, не та машина, на которой она появляется возле компании «Джиллко». – А чем занимается «Джиллко»? – Электроника, технические новинки, современные научные разработки. Есть свое собственное производство. Компания также выступает как представитель одной из японских фирм. Они… Внезапно зазвонил телефон. Делла Стрит вопросительно посмотрела на Мейсона. Адвокат пожал плечами. – Ладно, Делла, – вздохнул он. – Ответь на этот последний звонок. Оператор уже ушла домой, и аппарат, стоявший на столе Деллы Стрит, был прямо подсоединен к коммутатору. – Контора Перри Мейсона… Да, это мисс Стрит… Кто? Что случилось?.. О, понятно. Секундочку, я посмотрю, сумею ли его поймать. Он уже собрался уходить. – Делла закрыла рукой микрофон и обратилась к Мейсону: – Твоя клиентка, Кит Эллис. У нее серьезные проблемы. Она хочет узнать, можешь ли ты немедленно с ней встретиться. Мейсон помедлил секунду, переглянулся с Полом Дрейком и сказал: – Хорошо, Делла, я переговорю с ней. Адвокат поднял трубку у себя на столе. – Мистер Мейсон! – воскликнула Кит Эллис на другом конце провода. – Я знаю, что это ужасно с моей стороны, но здесь дело жизни и смерти. Вы можете сюда подъехать? – Куда? – спросил адвокат. – Где я живу – в дом тети Софии. У вас есть адрес. – Что произошло? – Меня обвиняют в краже. – Кто? Ваша тетя? – Не совсем. Один умник, заявляющий, что он «друг семьи». Его зовут Стюарт Баксли. Этот напыщенный и полный самомнения… – Не говорите так, – предупредил Мейсон, прищурив глаза. – В общем, Баксли настаивает, чтобы тетя София вызвала полицию и меня взяли под стражу. Здесь также находится детектив и… – Вы сказали что-нибудь? – перебил Мейсон. – Что вы имеете в виду? Я заявила, что они сошли с ума. Я… – Вы сказали что-нибудь о том, что сегодня утром говорили мне? – Пока нет. – Молчите, – приказал Мейсон. – Повторяйте, что вы ничего не брали. Помимо этого – ни слова о чем бы то ни было. Не отвечайте ни на какие вопросы. Просто поставьте их в известность, что ваш адвокат едет к вам и говорить будет он. Вы поняли? – Да. – Как я догадываюсь, у вашей тети пропали деньги? – Очевидно. – Те, спрятанные в шкафу? – Долго объяснять. – Ладно, держите язык за зубами. Не отвечайте ни на какие вопросы. Утверждайте, что не виновны ни в каком преступлении, и отсылайте всех ко мне. Когда я появлюсь, в точности выполняйте мои указания. Мейсон положил трубку и повернулся к Делле Стрит: – Поехали, Делла. Адвокат бросился к двери, открыл ее и через плечо обратился к Полу Дрейку: – Оставайся на работе, Пол. Я позвоню узнать, нет ли каких новостей. «Хвост» отменяется. Его присутствие перед домом может привлечь ненужное внимание. Делла, вперед! Секретарша схватила свою сумочку, сняла с крючка пальто. Мейсон помог ей одеться, и они побежали по коридору. Она пыталась не отставать от адвоката, и ее каблучки выстукивали быстрый ритм. За ними на расстоянии спокойным шагом следовал Пол Дрейк. – Боже, шеф, – воскликнула Делла, когда Мейсон нажал на кнопку вызова лифта, – если тетя София потеряла все деньги из коробок… Это же, наверное, целое состояние. А что мы, вообще-то, знаем о нашей клиентке? – Во-первых, мы не знаем, что в коробках, – ответил Мейсон. – Мы можем только… Мейсон замолчал, когда лифт остановился на их этаже и открылись двери. Мейсон пропустил Деллу Стрит вперед и жестом показал ей, что сейчас следует молчать. Они оказались на стоянке, Мейсон завел машину и, набирая скорость, умело вписался в поток движения. Он ускорялся, где только мог, пока не добрался до двухэтажного дома на возвышенности, на которую выходила дорога, огибающая каньон. Адвокат припарковал машину и помог выйти Делле Стрит. Они вместе взбежали по ступенькам на крыльцо. Мейсон позвонил, и практически сразу же дверь открыл широкоплечий мужчина лет сорока пяти. У него был воинственный вид. – Вы сюда не войдете, – резким тоном заявил он. – Разрешите мне представиться, – спокойно ответил Мейсон. – Я – Перри Мейсон, адвокат. Я выступаю от имени Катерины Эллис, которая, насколько мне известно, находится в доме. Это мисс Стрит, моя секретарша. Я хочу увидеть свою клиентку. – Вы сюда не войдете! – повторил мужчина. – Кто это сказал? – Я, – объявил чей-то голос. Широкоплечий мужчина отступил в сторону. Появился еще один человек, который был явно раздражен и, казалось, пытался взять все в свои руки. Он загородил дорогу вновь прибывшим. – Я – Стюарт Баксли, – представился второй мужчина. – Друг семьи. София стала жертвой гнусного, подлого преступления, совершенного Катериной Эллис. Я намерен проследить, чтобы мисс Эллис заплатила за свое злодеяние. Если вы хотите переговорить со своей клиенткой, то можете сделать это после того, как она окажется в полицейском участке. – Вы уже сообщили в полицию? – поинтересовался Мейсон. – Собираемся. – Вы – полицейский? – Конечно нет. Я уже сказал вам, кто я. – Выходите, Катерина! – крикнул Мейсон, повысив голос. – Вы отправляетесь отсюда вместе со мной. – Она с вами никуда не уйдет, – ответил Баксли. – Вы намерены удержать ее? – Да. – Силой? – Если потребуется. Вот этот господин, мистер Леверинг Джордан, сыщик из агентства «Моффатт и Джордан, детективы». Он проводит расследование. Когда он его закончит, мы проведем официальный арест – или гражданский, или вызовем полицию. – Я не собираюсь силой прокладывать себе путь в ваш дом или в дом Софии Атвуд, но я все равно переговорю со своей клиенткой. Мейсон услышал быстрые шаги, потом прозвучал голос Катерины Эллис: – Я здесь, мистер Мейсон. Стюарт Баксли повернулся и направился к девушке. – Если вы только пальцем тронете мою клиентку, – предупредил Мейсон, – то я вам шею сверну, Баксли! Выходите, Катерина. Вы уезжаете с нами. – Вы не имеете права! – закричал Баксли. – Не волнуйтесь, мистер Баксли, – сказал Леверинг Джордан. – Мистер Мейсон – известный адвокат. – Но он не посмеет свернуть ничьей шеи! – заорал Баксли. – Я могу попытаться, – улыбнулся Мейсон. – Нас двое, – повернулся Баксли к Джордану. – И вы крепкий парень. – Здесь замешаны юридические аспекты, – возразил Джордан. – Пойдемте, Катерина, – обратился Мейсон к своей клиентке. – Если кто-то попробует вас остановить, вырывайтесь, а я приду к вам на помощь. Давайте утрясем юридические формальности, господа. Кто-то собирается производить гражданский арест? – Я арестую ее, – ответил Баксли. – Лучше не стоит, – предупредил Джордан. – Прекрасно, – сказал Мейсон. – Вы – гражданин. Вы арестовали Катерину Эллис. Она – моя клиентка. Теперь вашей обязанностью является доставить ее до ближайшего и наиболее доступного судьи. Я составлю вам компанию. Пойдемте, Катерина. – Минуточку! Минуточку! – закричал Джордан. – Нам требуется провести небольшое расследование. А мисс Эллис отказалась нам помочь. – Каким образом? – спросил Мейсон. – Она не дает снять отпечатки пальцев. Я обратил ее внимание на то, что мы все равно их получим, как только она окажется в полицейском участке. – Пойдемте, Катерина, – повернулся к ней Мейсон. – Чего вы ждете? Баксли сделал движение, словно пытаясь загородить ей дорогу, но Катерина Эллис увернулась, проскочила мимо него и бросилась к двери. Джордан не предпринимал попыток остановить ее. – Черт побери, Джордан! – взорвался Баксли. – Хватайте ее! Держите! Мейсон обнял Катерину за талию, девушка встала между ним и Деллой Стрит. Адвокат снова повернулся к Баксли и Джордану. – Теперь мисс Эллис находится под моей защитой, – заявил Мейсон. Баксли целенаправленно двинулся к двери. – Вы не увезете ее отсюда! – крикнул он. – Хотите поспорить? – спросил Мейсон. – Джордан, сделайте что-нибудь! Черт подери, сделайте хоть что-нибудь! – взмолился Баксли. – Мистер Джордан считает, что удача в настоящий момент не на его стороне, – заметил Мейсон. Джордан сделал шаг назад и что-то прошептал Баксли. – Пойдемте, Кит, – повернулся Мейсон к своей клиентке. Адвокат проводил Деллу Стрит и Катерину Эллис до своей машины. – Я не могу уехать отсюда, мистер Мейсон, – сказала Катерина. – У меня с собой ничего нет – даже зубной щетки. Я… – Вы уезжаете, – заявил Мейсон. – На кон поставлены гораздо более важные вещи, чем зубная щетка. Я вижу, что сумочка у вас при себе. – Да, я не выпускала ее из рук на протяжении всей схватки. – И что это была за схватка? – Словесная. – Что вы сказали? – Ничего, кроме того, что вы мне велели. Я утверждала, что не брала никаких денег и буду отвечать на вопросы только в присутствии своего адвоката, потому что не виновна ни в каком преступлении и считаю, что они не имеют права допрашивать меня. Я повторяла все это снова и снова. – Молодчина! – похвалил Мейсон. – Она трясется, как лист на ветру, – заметила Делла Стрит, обнимавшая Катерину Эллис за плечи. – Знаю, – кивнул Мейсон. – Сейчас мы направимся туда, где сможем поговорить. – Куда? – поинтересовалась Катерина. – В ваш офис? – Это слишком далеко. К первому приличному отелю. Вы там разместитесь, а мы займемся тем, что доставим ваши вещи. Вы работаете сегодня вечером, Кит? – Нет. Я сказала мистеру Мэдисону, что переезжаю, и он дал мне выходной, чтобы обустроиться. – Ладно, давайте искать отель, – решил Мейсон. – Мне кажется, что на главном бульваре расположено несколько приличных. Мейсон помог Делле Стрит и Катерине Эллис сесть в машину и обратился к своей клиентке, которая расположилась на переднем сиденье: – По дороге я буду давать вам указания. Слушайте внимательно и запоминайте. Мейсон закрыл дверцу справа, обошел автомобиль, занял место за рулем, завел мотор, и они тронулись. – Не исключено, Катерина, – начал адвокат, – что у нас практически не осталось времени, чтобы подробно все обсудить, потому что они могли позвонить в полицию, и нас сейчас остановит патрульная машина. Любые заявления, сделанные мне, как вашему адвокату, или мисс Стрит, или в присутствии мисс Стрит, моего секретаря, являются конфиденциальными. Я просил вас не делать никаких заявлений в присутствии других лиц, потому что мы трое знаем, что вы виновны в совершении действий, которые не должны были совершать. Ваше любопытство пересилило. Вы заглянули в шкаф, чего не имели права делать. В ту секунду, когда вы дотронулись до коробки из-под шляпы, вы стали уязвимы. Что заявляет ваша тетя? Сколько денег пропало? – Сто долларов. – Что? – в удивлении переспросил Мейсон. – Сто долларов, – повторила Кит Эллис. – Из коробки, которая была буквально набита деньгами? – Мистер Мейсон, происходит что-то странное. В коробке их больше нет. Она пуста. – А что с другими коробками, которые тоже находились на полке? – Ни одной не осталось. – И, когда у нее, возможно, украли несколько сотен тысяч долларов, ваша тетя заявляет, что пропало только сто? – Да. – Черт побери! – пробормотал Мейсон себе под нос. – Сегодня во второй половине дня к ней зашел Стюарт Баксли. Она пригласила его поужинать. И меня тоже. У меня создалось впечатление, что она пытается взять на себя роль Купидона. Она отправилась к себе в комнату и оставила нас минут на десять-пятнадцать. Затем внезапно она закричала, что ее обокрали. Баксли бросился наверх, чтобы посмотреть, что случилось. Я последовала за ним. Она стояла у открытой дверцы шкафа, показывала на пустую полку и повторяла: «Меня обокрали». В конце концов Стюарт ее успокоил, и… вы можете догадаться, в каком я была состоянии. Я запаниковала. Мейсон притормозил и повернулся к Кит Эллис. – Продолжайте, – попросил он. – Стюарт поинтересовался, сколько денег пропало, и она сразу же ответила, что сто долларов. Она сегодня утром положила сотню в коробку из-под шляпы, а теперь эта коробка пуста. – А о других коробках она что-нибудь говорила? – Ничего. – Что ответил Баксли? – О, этот Баксли! – взорвалась Катерина Эллис. – Очевидно, он невзлюбил меня с тех пор, как я появилась здесь. Конечно, именно он первым намекнул, что я находилась дома и у меня была возможность залезть в шкаф и взять деньги. – А сколько времени вы находились дома? – Меня отпустили с работы на вторую половину дня. Большую часть этого времени я делала покупки, а затем вернулась домой и стала собирать вещи. Когда пришла тетя София, она пригласила меня поужинать. Я согласилась. – Что произошло потом? – Затем тетя София сообщила мне, что Стюарт Баксли придет к нам на ужин. – Вы раньше с ним встречались? – Да, мельком. – Что вы о нем знаете? – Практически ничего. – Он утверждает, что он – друг семьи. – Он не может быть другом семьи, потому что семьи, как таковой, нет. Теперь нет – после того как мои родители погибли в автокатастрофе. И я не думаю, что они были с ним знакомы. Мой отец никогда не писал писем, и, в общем, тетя София – это для нас было просто имя. Я обычно писала тете Софии письма где-то раз в две недели – коротенькие записки с информацией о том, чем я занимаюсь, потому что мне не хотелось, чтобы она чувствовала себя одинокой. Она мне всегда отвечала и часто добавляла в конце, что очень ценит, что я ее не забываю, и что для нее много значат эти весточки. Она сообщала о незначительных вещах: например, о музыке, которую слушала по радио и которая произвела на нее впечатление. На самом деле она практически ничего не писала о себе, и я абсолютно уверена, что она никогда не упоминала Стюарта Баксли. – Вы долго с ним общались? – спросил Мейсон. – Нет. Поговорили минут десять-пятнадцать, пока тетя София находилась наверху. Я подумала, что он скрытен. – Он сказал вам, чем занимается? – Инвестированием или еще чем-то, связанным с финансами. Я решила, что он старается не дать мне никакой конкретной информации о том, что делает. – Вы не спрашивали его, как давно он знаком с вашей тетей Софией? – Нет. Я не задавала ему личных вопросов. Мы, в общем-то, говорили ни о чем, просто старались заполнить паузу, пока не вернется тетя София. Он поинтересовался, нравится ли мне здесь, сказал, что слышал, что я устроилась на работу. Я это подтвердила. Он захотел узнать почему. Я ответила, что мне нужны средства к существованию. Казалось, что он переваривает эту информацию как нечто очень важное. Не могу объяснить почему. – Я думаю, что нам придется поподробнее узнать, кто такой этот Стюарт Баксли, – заметил Мейсон. – Не исключено, что он шантажист или доносчик. – Что вы имеете в виду? – Он мог каким-то образом узнать, что ваша тетя создает образ нищенки, но на самом деле имеет скрытые ресурсы. Ведь женщина, разъезжающая по магазинам на такси, которое ждет ее перед выходом, пока она покупает товары со скидкой, представляет собой довольно заманчивую цель для лиц, пытающихся обогатиться на подобных вещах. Вы, наверное, знаете, что есть люди, представляющие определенного рода информацию в налоговые органы. Если в результате полученных от таких лиц сведений раскрывается мошенничество или обман, то этим лицам выплачивается премия. – Он создает впечатление именно такого типа, – сказала Кит Эллис. – Кажется, что он все делает украдкой, отметает личные вопросы, переводит разговор на другую тему. Он спросил, нравится ли мне, как готовит тетя София. Я ответила, что она прекрасный кулинар, но с тех пор как я устроилась на работу, я не ем дома. Я думаю, что он пытался выяснить, что она обычно подает на стол. Я поняла, что он уже один раз ужинал у нее. – Вы в курсе, планировала ли тетя София приготовить на ужин что-нибудь особенное? – Не представляю даже. Она вернулась на автобусе с сумками. Она определенно ездила по магазинам, но я не знаю, что именно она купила. – Из чего обычно состоит ужин? – Всего очень-очень мало. Например, три сосиски. Она их варила и давала мне две, потому что я еще расту, и мне требуется хорошо питаться. Сама ела одну. Затем хлеб с маслом и какие-нибудь консервированные овощи. И это все. Пока я не устроилась на работу, в жизни не бывала так голодна, как в некоторые из ночей, проведенных в том доме. – Хорошо, а теперь скажите мне, что произошло после того, как ваша тетя выяснила, что ее обокрали, и объявила об этом? – Тогда Баксли начал уговаривать ее вызвать полицию. Она ответила, что не хочет, чтобы полиция совала нос в ее дела. Баксли сказал, что знает одного частного детектива, который умеет снимать отпечатки пальцев с коробок. – Коробки все исчезли? – уточнил Мейсон. – Кроме одной. Она пустая стояла на полу. – И что случилось потом? – Стюарт позвонил в детективное агентство. Я услышала, что оно называется «Моффатт и Джордан». Я пыталась дозвониться вам, но у вас было занято. Затем все начало происходить очень быстро. Приехал Джордан. Он вел себя очень грубо и ругался. Он потребовал мои отпечатки пальцев, а я не позволила ему их снять. Я заявила ему, что свяжусь с вами. Тогда они сказали, что сообщат в полицию, я ответила, что пусть сообщают, затем дозвонилась до вас и… ну, остальное вы сами знаете. Мейсон выехал на бульвар, он вел машину медленно и осторожно. Увидев отель «Волверин», адвокат завернул к нему. Катерина Эллис расписалась в книге учета постояльцев, Мейсон представился администратору и заявил: – Мисс Эллис – моя клиентка. Это мой секретарь, мисс Стрит. Какое-то время мы останемся вместе с мисс Эллис. – Все в порядке, – заверил его тот. – Я узнал вас, как только вы вошли, мистер Мейсон. Всегда рад помочь вам. – Спасибо, – поблагодарил адвокат. Они отправились в отведенный Катерине Эллис номер. – У меня есть для вас новости, Катерина, – заговорил Мейсон. – Я выяснил кое-что о вашей тете, однако я считаю, что вам лучше этого не слышать – по крайней мере до поры до времени. Я думаю, что у нас появится дополнительная информация. Рано или поздно к делу подключится полиция и вас станут допрашивать. Я не хочу, чтобы вы лгали, поэтому вам лучше не знать каких-то вещей. Нашим уязвимым местом является то, что вы обнаружили эту коробку из-под шляпы, полную денег. Как только вы признаетесь в этом полиции или кому-то еще, они сразу же придут к заключению, что вы украли у вашей тети крупную сумму денег, что ваша тетя припрятала эти деньги и боится признаться, сколько там было на самом деле, и поэтому заявляет, что пропало только сто долларов. Полиция не сможет ничего доказать. Они в состоянии только выдвигать предположения. Они выберут вас в качестве козла отпущения и закроют дело. Они не станут дальше проводить расследование, потому что посчитают вопрос решенным. Поэтому я не хочу, чтобы вы кому-либо говорили о том, что нашли в шкафу, но я также не хочу, чтобы вы лгали об этом. Вы оказываетесь в неприятном положении. Вы должны настаивать, что будете делать заявления только через меня и в моем присутствии. Конечно, это выглядит подозрительным, поэтому я предлагаю добавить следующее, чтобы все звучало логично. Вы – очень чувствительная молодая женщина. Вы происходите из культурной семьи. Вам незнакомы темные стороны жизни. Стюарт Баксли и это детективное агентство обвинили вас в воровстве. Вы собираетесь предъявить иск к ним обоим в связи с дискредитацией личности. От подачи иска в настоящий момент, так же как и от каких-либо заявлений, вас удерживает только одно: вы еще не решили, будете включать тетю Софию в ответчики или нет. Пока вы со своим адвокатом не достигли соглашения по этому вопросу, адвокат дал вам указания не делать никаких заявлений. Она кивнула. – Как вы считаете, вы справитесь? – спросил Мейсон. – Конечно. Я же не полная дура, мистер Мейсон. Я же все-таки получила определенное образование. Я просто скажу, что все дело передано вам в руки, что вы собираетесь подать иск, что в связи с этим иском возникают кое-какие технические проблемы, и мы еще не решили, будем ли подавать его в отношении моей тети или нет. Вы велели мне не делать никаких заявлений кому бы то ни было. – Молодчина! – похвалил Мейсон. Мейсон подошел к столу, нашел несколько листов бумаги и повернулся к Катерине Эллис. – А теперь напишите письмо Софии Атвуд. Поставьте ее в известность о том, что я ваш адвокат. Вы уехали, потому что в ваш адрес прозвучали угрозы. С вами можно связаться через меня. Вы уполномочиваете Деллу Стрит отправиться в вашу комнату, упаковать одежду и доставить вам. Если она не сможет унести все за одно посещение, то она вернется позднее, но вам сегодня же требуется кое-что из ваших вещей. – Боже, они же вышвырнут вас вон! – воскликнула Катерина Эллис. – Они не позволят… – Меня никто не вышвырнет, – ответил Мейсон. – Они могут попытаться не дать нам войти, но я так не думаю. Катерина Эллис с минуту поколебалась, а затем стала что-то писать. Закончив, она протянула листок Перри Мейсону. – Пойдет? – спросила девушка. Мейсон внимательно прочитал написанное и кивнул. – Поставьте число, – велел он. Она выполнила его указание. – Вы ужинали? – поинтересовался адвокат. – Нет. Мейсон вручил ей двадцатидолларовую купюру. – Вам потребуются деньги на расходы. В отеле есть ресторан. Сходите перекусите. – Я не могу есть, мистер Мейсон. Я слишком расстроена. У меня в горло ничего не полезет. – Это нормальная реакция, – успокоил ее Мейсон. – Не волнуйтесь. Вытянитесь на кровати, отдохните, приведите в порядок нервы. Мы с Деллой вернемся примерно через час. Адвокат встал, кивнул Делле Стрит. Они вышли. Из первой же телефонной будки Мейсон позвонил Полу Дрейку. – События в доме Софии Атвуд получили дальнейшее развитие, – сказал адвокат. – Мою клиентку Катерину Эллис обвиняют в краже денег из шляпной коробки, которая находилась в шкафу в одной из комнат наверху. Мне требуется кое-какая информация. – Я слушаю. – Ты когда-нибудь слышал об агентстве «Моффатт и Джордан, детективы»? – Неплохая сыскная контора, пользующаяся хорошей репутацией, – сообщил Дрейк. – Уровень услуг выше среднего. – Джордан достаточно компетентен, чтобы снять отпечатки пальцев с коробки, Пол? – Сомневаюсь. С бумаги отпечатки пальцев просто так не снимешь – нужны йодистые пары, да и в этом случае тебе должна сопутствовать удача. К тому же требуются лабораторные условия. – У меня для тебя есть новость, Пол. В компании «Макдонелл Ассошиэйтс» из Коринга, штат Нью-Йорк, разработали новую технологию. Черная магнитная пыль наносится на поверхность тонким слоем таким образом, что фактически поверхности касается только пыль и ничего больше. Затем пыль удаляется при помощи магнита. Процесс требует определенного мастерства. В результате остаются различимые отпечатки пальцев – на картоне, коробках, бумаге, даже на салфетках. – Черт побери! – воскликнул Дрейк. – Это для меня новость. Но я абсолютно уверен, что Джордан не знает, как применить подобный метод. – Он пытался снять ее отпечатки пальцев. – Обычная тактика – возможно, хотел сломать ее и заставить признаться, – предположил Дрейк. – Основной недостаток Джордана – он всегда действует неуклюже. Он частенько работает телохранителем и имеет склонность временами проявлять грубость. – Ладно, мне требовалось выяснить основные моменты. Возможно, я подам иск в связи с дискредитацией личности и попытаюсь получить с их агентства тысяч сто. – Меня это не волнует, – ответил Дрейк. – Ты хочешь, чтобы я еще что-нибудь разузнал о Софии Атвуд? – Не сейчас. Отзывай своего парня, где бы он ни находился, пусть отправляется домой. А мне можешь представить счет. – Хорошо, – сказал Дрейк и повесил трубку. Мейсон вернулся к машине, где его ждала Делла Стрит. Глава 5 Дверь открыл Стюарт Баксли. Не веря своим глазам, он уставился на Мейсона и Деллу Стрит. – Вы? Вернулись? – воскликнул он. – Мы, – усмехнулся адвокат, – собственной персоной. Мы хотели бы встретиться с Софией Атвуд. – В настоящее время София Атвуд никого не принимает. – Вы действуете от своего имени? – решил выяснить Мейсон. – Она никого не принимает, – повторил Баксли. – Значит, она не сказала вам, что не желает никого видеть? – Конечно, сказала. – То есть вы поддерживаете с ней связь? – Да, я поддерживаю с ней связь. – Делла Стрит, моя секретарша, получила указания от Катерины Эллис забрать определенные вещи из ее комнаты. – Она не может войти в дом, – заявил Баксли. – Мне хотелось бы, чтобы отказ прозвучал из уст лично миссис Атвуд. Я не признаю за вами никаких полномочий. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/erl-gardner/delo-vstrevozhennoy-oficiantki/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.