Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Прокурор рисует круг

$ 139.00
Прокурор рисует круг
Об авторе:Автобиография
Тип:Книга
Цена:145.95 руб.
Издательство:Эксмо
Год издания:2010
Просмотры:  4
Скачать ознакомительный фрагмент
Прокурор рисует круг
Эрл Стенли Гарднер


Дуг Селби #3
Молодому и бесстрашному окружному прокурору Мэдисон-Сити Дугу Селби часто приходится лично распутывать загадочные криминальные дела. Дотошный Селби не оставит без внимания ни одной, даже самой маленькой детали и найдет виновных в гибели преступника.
Эрл Стенли Гарднер

Прокурор рисует круг
Глава 1


Женщине, сидевшей за столом напротив Дугласа Селби, было около тридцати. Глаза ее возбужденно блестели, взгляд прикован к окружному прокурору.

– Это не тот человек, которого мы хотели бы видеть в графстве Мэдисон, – сказала она. – Слишком нечестен. Он ничего не может дать обществу. Он…

– Но, миссис Артрим, – перебил ее Селби. – Не могу же я помешать ему купить здесь дом.

– Почему же нет? – спросила она.

– Потому, – ответил Селби, – что владелец дома согласен его продать. А мистер Карр готов заплатить назначенную цену.

– Я против того, чтобы он жил здесь.

– Почему? Он никогда не совершал преступлений.

– Он адвокат по уголовным делам.

– Закон гарантирует лицам, совершившим преступление, право на защиту. Альфонс Бейкер Карр весьма известен в их кругу.

– Но вы же знаете, что я имею в виду, – возразила она с улыбкой. – Мне не хотелось бы иметь такого соседа, а вам, мистер Селби?

– Скорее всего, мне тоже, – согласился Селби. – Но вы войдите в мое положение. Я окружной прокурор этого графства. Если Карр нарушит какой-нибудь закон, я накажу его. Если он этого не сделает, я бессилен.

Она не стала спорить дальше, возможно, потому что знала наперед все аргументы Селби.

– Да, наверное, я больше ничего сделать не смогу, – сказала она. – Я была у президента Торговой палаты, у начальника полиции и мэра. Они сказали, что вы, вероятно, кое-что знаете. Мне кажется, все-таки можно что-то сделать. Я знаю, что, когда гангстеры покупают дома и шикарно обставляют свои резиденции, местные власти могут объявить их персонами нон грата.

– А почему вы сами не хотите приобрести этот дом, миссис Артрим? – спросил Селби. – Вы могли бы предложить на две или три тысячи больше, чем он.

– Да, конечно, могла бы. Но когда я захотела это сделать, было уже поздно: оказалось, что бумаги подписаны.

– Простите, но я ничем не могу вам помочь, – сказал Селби.

– Наверное, он сделает в своем доме контору? Не будет ли это нарушением местных законов?

– По этому вопросу вы можете получить консультацию у юриста по гражданским делам. Я окружной прокурор и не могу заниматься частной практикой.

Она поднялась. Селби последовал ее примеру.

– По крайней мере, мистер Селби, – взглянула на него миссис Артрим, – вы не должны препятствовать моему разговору с шерифом. Это все. Я не примирюсь с дикими оргиями, которые собираются устраивать преступники.

– Так вы все-таки пытались купить дом? – спросил Селби.

– Да, – ответила она. – Я думала об этом. И купила бы его, потому что надеялась, что мои родители будут жить со мной. Но они отказались.

Голос ее звучал резко. Однако она овладела собой и улыбнулась.

– Не смею вас больше задерживать. До свидания, – попрощалась миссис Артрим и вышла.

Селби долго смотрел ей вслед. Потом открыл ящик стола и набил свою любимую трубку. Он собирался закурить, когда в кабинет быстро вошла Аморетт Стэндиш, его секретарша. Она плотно прикрыла за собой дверь.

– В чем дело, Аморетт?

– Я хотела убедиться в том, что она ушла. Мне показалось, что я слышала ее голос в коридоре.

– Да, она ушла. А что?

– Мистер Карр ждет в приемной. Он хочет видеть вас.

– А.Б. Карр?

– Он самый.

– Он сказал, зачем хочет видеть меня?

– Да, по личному делу.

Селби зажег спичку и закурил.

– Пусть войдет.

Альфонс Бейкер Карр, известный в кругу своих клиентов как Старый АБК, был высоким стройным мужчиной лет пятидесяти. Он улыбнулся и протянул руку.

– Мистер Селби, рад познакомиться с вами.

Селби пожал ему руку, пригласил присесть и подвинул коробку с сигарами.

– Я собираюсь обосноваться в вашем графстве. Думаю, мы сохраним с вами добрые отношения.

– Надеюсь, – сказал Селби.

– Я купил дом в Оранж-Хейтс.

– Слышал об этом.

Карр держал сигару в правой руке, а пальцами левой постукивал по столу. Он был более похож на преуспевающего актера, нежели на адвоката.

– Понимаю, – начал он, – многим не понравилось мое появление в графстве Мэдисон.

Селби молча дымил трубкой.

Адвокат откинулся на спинку стула, вытянул ноги. Он оценивающе смотрел на прокурора. Этот человек, видимо, не терялся ни при каких обстоятельствах.

– Некоторые местные жители, как я понимаю, проявляют недовольство…

– Вы пришли ко мне для профессиональной консультации? – спросил Селби.

Юрист посмотрел на него и мягко улыбнулся.

– Нет, – ответил он.

Селби тоже улыбнулся.

– Я просто хотел поговорить с вами, – добавил Карр.

– У вас есть какие-то особые причины для разговора со мной в служебном кабинете?

Карр засмеялся.

– Окружные прокуроры избираются местными жителями. Это свободная страна. Как гражданин я имею право покупать собственность везде, где захочу.

– В этом нет ничего необычного, – пожал плечами Селби. – Хотя вряд ли вы знаете законы лучше меня.

Адвокат снова засмеялся.

– Хорошо, ваша взяла.

Некоторое время Карр молча курил и смотрел на тающий в воздухе дым, потом заговорил более решительно:

– Что нам мешает поговорить без обиняков, Селби? Я очень хорошо знаю о давлении, которое вы можете оказать. Скажу вам так: мне приятно платить за то, что мне хочется, и мне все равно, как это воспринимают другие.

– Понимаю, – кивнул Селби.

– Нет, вы не понимаете, – улыбнулся Карр. – Я пришел сказать вам это. Я ожидал найти здесь молодого усердного крестоносца, который станет жаловаться, предупреждать меня, отговаривать от этого приобретения. Думал, вы даже начнете пугать меня, и решил показать вам, что не боюсь. Но теперь я понял, что вы не из таких. И мне больше нечего сказать, кроме того, что я рад был познакомиться с вами, что я не собираюсь заниматься адвокатской практикой в вашем графстве, и мы не будем сражаться с вами в каком-нибудь процессе. Если вы переедете в город и захотите заняться адвокатской практикой, то можете смело обращаться ко мне.

– Благодарю вас, – сказал Селби. – Я доволен своим теперешним положением.

Карр встал и снова протянул руку.

– Вы собираетесь каждый день ездить в город? – спросил Селби.

– Нет, я буду жить здесь. И не хочу проводить много времени в конторе. У меня есть компаньон, который вполне справляется с делами. Я пытаюсь начать более легкую жизнь. – В дверях он обернулся. – Вы хорошо сыграли свою роль. Если бы я не видел, как эта миссис Артрим вышла из вашего кабинета, я бы и не знал, что она была здесь. До свидания, мистер Селби.

– До свидания, – ответил немного обескураженный окружной прокурор.

Не успели шаги Карра затихнуть в коридоре, как зазвонил телефон. Селби снял трубку и услышал голос шерифа Брэндона:

– Ты занят, Дуг?

– Нет.

– О’кей. Я зайду к тебе. – Он повесил трубку.

Рекс Брэндон, загорелый мужчина с обветренным лицом и мускулистой фигурой, был старше Селби на двадцать пять лет. Двигался он легко, с достоинством.

– Привет, Дуг.

– Привет. Как дела?

Брэндон опустился в кресло, достал из кармана кисет с табаком и пачку папиросной бумаги, ловко свернул сигарету одной рукой и закурил.

– У тебя уже были сегодня посетители? – спросил он.

– Да. У тебя тоже?

– Ага.

– До или после нее?

– Перед, – ответил шериф. – Она сказала, что собирается к тебе. Я предупредил ее, что вряд ли ты станешь что-либо делать.

– Я и не стал.

Брэндон усмехнулся.

– А сразу же после ее ухода я принял А.Б. Карра, – сообщил Селби.

– Как он выглядит?

– Лет пятидесяти, эффектный, привлекательный. Можно представить, как он смотрится в суде. Настоящий актер!

– Что ему нужно?

Селби усмехнулся.

– Он сообщил, что не собирается заниматься адвокатской практикой в графстве Мэдисон, а я оказался не таким, как он ожидал. Положительно отозвался о моих способностях, сказал, что, если мне захочется оставить должность прокурора и переехать в город, он позаботится обо мне.

– Вот черт! – с удивлением пробормотал Брэндон.

– Точно, – кивнул Селби. – Он очень умен.

Брэндон некоторое время молча курил, потом сказал:

– Его приход не предвещает ничего хорошего.

– Знаю, – согласился Селби. – Но что поделаешь? Он, кроме всего прочего, хороший адвокат, Рекс. И богат. Я действительно не могу понять, что ему нужно в нашем графстве.

– Чего же он хочет?

– Возможно, того, о чем он сказал: жить в провинции, вести спокойную жизнь, отдыхать и развлекаться.

– Не думаю, что здесь он все это получит, – засомневался Брэндон. – В Мэдисоне нет ничего особенного. Надо же, сразу направился в резиденцию прокурора! Конечно, ему выгодно такое соседство.

– Не думаю, что его волнует чье-то соседство, – заметил Селби.

– Я тоже так не думаю, но Рита прожужжала мне все уши.

– Рекс, ты хорошо ее знаешь?

– Разумеется, – ответил Брэндон. – И знал ее еще ребенком.

– Она говорила мне, что собиралась купить его дом. Но ее родные, кажется, не хотят жить с ней.

– Конечно, не захотят, – проворчал Брэндон. – Когда она убежала из дому и вышла замуж за этого игрока, они были страшно огорчены. Когда ее муж погиб и Рита получила страховку, она думала, что сможет вернуться в семью, но ничего не вышло: Абнер Хендрикс отказался жить на деньги игрока.

– Так она живет одна в этом доме?

– Нет. Со свекром, Фрэнком Артримом. Он повредил позвоночник в автомобильной катастрофе, в той, в которой погиб и его сын. Фрэнк на всю жизнь остался калекой. Послушай, Дуг, если А.Б. Карр начнет использовать свой дом как притон, как место для азартных игр, мы сможем что-нибудь сделать?

– Сначала, Рекс, надо посмотреть, что он вообще собирается делать.

– Ну что ж, подождем, – согласился Брэндон.
Глава 2


Через неделю после встречи Селби с Карром Сильвия Мартин, журналистка из газеты «Кларион», спокойная и хладнокровная, вошла в кабинет окружного прокурора. Аморетт Стэндиш только что положила на стол Селби почту.

– Привет, Дуг, – улыбнулась Сильвия.

– Что, пришла за новостями? – спросил он.

– Да. Нам нужен свежий материал.

– Но у меня нет ничего интересного.

– А как насчет дела с подлогом?

– Он признал свою вину и теперь уповает на милость божию.

– Что с ним решили, Дуг?

– Рекс Брэндон разговаривал с ним. После этого он обратился к адвокату.

– Дуг, а что ты знаешь об этом А.Б. Карре? – спросила она.

– Ничего, – ответил Селби, взяв конверт, который Аморетт Стэндиш положила перед ним.

– Не может быть, Дуг.

– Я знаю только то, что прочел в прессе.

– Ты встречался с ним?

– Да, а что?

– Он приходил, чтобы возбудить дело о диффамации?

– С чего ты взяла?

– Он думает, что статья, опубликованная в нашей газете пару дней назад, направлена против него.

– А что было в той статье? – поинтересовался Селби.

– Не знаю, – ответила она сдержанно. – Не я писала ее.

– А что говорит редактор?

– Не могу тебе сказать, Дуг. Слова, которые он употреблял, мне просто стыдно повторить.

– Я хочу, чтобы они оставили его в покое, – сказал Селби.

– Почему?

– Да потому что незачем лезть в чужую жизнь. Боже мой, человек где-то жил, занимал солидное положение. Сомневаюсь, чтобы были какие-то причины следить за ним. И он так известен…

– Знаю, Дуг. Но это дешевая популярность, достигнутая благодаря преступникам, которых он защищал.

– Мы все равно ничего не сможем поделать. Следовательно, незачем подставлять себя.

– Ты думаешь, что «Кларион» себя подставляет?

– Возможно, Сильвия, он возбудит дело о клевете. Несмотря на ущерб, он все же должен защитить свою репутацию. Но я сомневаюсь, что он подаст на вас в суд. Все, что он может сделать, – это показывать вам свои зубки.

– Читай пока свою почту, Дуг.

Селби начал просматривать почту.

– А что ты собираешься делать, Сильвия? – спросил он. – У тебя есть что-нибудь на примете?

– Боже мой, нет! Я хотела бы получить, скажем, какие-нибудь сведения о каком-нибудь громком процессе.

Селби взял в руки один из конвертов и увидел печать окружного прокурора Лос-Анджелеса. Он вскрыл его, извлек послание, и в тот же момент из него выпала фотография, прямо к ногам Сильвии Мартин. Она нагнулась, подняла ее и протянула Селби.

– Спасибо, – механически сказал он, продолжая читать письмо и не глядя на фотографию.
«Дорогой сэр!

Мы обращаемся к вам с просьбой о предоставлении информации о местонахождении Питера Риббера, он же Питер Друмик, он же Элвин Кастой. Ему тридцать три года, у него темные волосы (впереди залысины) и карие глаза, рост его шесть футов и семь с половиной дюймов, вес сто пятьдесят пять фунтов. На левой руке имеется татуировка в форме звезды. Фотография и отпечатки пальцев прилагаются. Он был арестован двадцать четвертого февраля по обвинению в воровстве. За него внесли залог в размере двух тысяч долларов, и он был отпущен до суда на поруки. Седьмого марта, когда подзащитный должен был явиться в суд, он исчез, и поручатель был оштрафован.

При обычных обстоятельствах дело на этом было бы закончено, но по некоторым причинам наша прокуратура заинтересована в его аресте. Мы обратили внимание прессы на то, что А.Б. Карр, принимавший участие во многих судебных заседаниях, выбрал для проживания ваш округ. У нас есть основания полагать, что Питер Риббер поддерживал отношения с мистером А.Б. Карром и может снова их возобновить. Городская контора Карра некоторое время находилась под наблюдением, но безрезультатно. Мы не можем следить за его офисом в Мэдисоне и надеемся, что в случае появления человека, похожего по описанию на Риббера, вы сумеете предупредить шерифа и полицию.

Необходимо сказать, что мистер Карр не знает о нашем интересе к его персоне. Желательно, чтобы и вы действовали аккуратно».


Селби отложил письмо и взял в руки фотографию. На ней в фас и профиль был снят человек с вытянутой головой, длинным носом и тонкими жесткими губами. Он убрал письмо и фотографию в конверт.

– Кто твой новый подследственный, Дуг? – осторожно спросила Сильвия Мартин.

– Еще один плут.

– Что он сделал?

– Воровал, полагаю.

– Кому он понадобился?

Селби усмехнулся.

– Длинной руке закона.

– Зачем же так жестоко?

– Таков порядок.

– Возможно, что и для меня тут что-то подойдет?

– Нет, – отрезал прокурор.

– Дуг, – сказала она, – а может, я могу найти его для тебя.

– Ты? – Брови Селби поползли вверх.

– Ага.

– Где он? Ты что-то знаешь?

– Давай договоримся. Если я найду его для тебя, ты расскажешь его историю? Идет?

– Не думаю, что вы сможете в связи с этим что-либо опубликовать.

– Позволь мне заняться этим. Ты же знаешь, что мне можно доверять.

Он покачал головой.

– Не хочешь? – расстроилась она.

– Дело в том, что в деле заинтересован другой округ и другие лица, – ответил он.

– Теперь послушай меня, Селби, – начала Сильвия. – Газета «Кларион» поддерживала тебя с самого начала твоего выдвижения.

– И что ты в связи с этим хочешь? – вопросительно посмотрел на нее Селби.

– Помочь тебе. И думаю, что смогу это сделать.

– Человека обвиняют в воровстве, и он хочет защищаться.

– Если бы это было обычным делом, они не стали бы обращаться к тебе, а написали бы шерифу или начальнику полиции. Послушай, Дуг, мы предпочитаем тебя, а «Блейд» – Сэма Роупера. Дай мне взглянуть на дело, я не буду ничего писать, пока его не найдут. Ты же знаешь, если полиция произведет арест, «Блейд» напечатает все что угодно.

Селби на мгновение задумался, потом протянул ей письмо. Сильвия прочла его и присвистнула.

– Ну? – спросил Селби.

Она засмеялась, но глаза оставались серьезными.

– А что кроется за всем этим, Дуг?

– Не знаю. Здесь только письмо и фотография. Я знаю столько же, сколько и ты.

– Нет, – не согласилась она. – Знаю, что полиция вчера арестовала его за бродяжничество.

– Ты уверена?

– Конечно, – ответила она. – Я видела его сегодня утром. До прихода к тебе я уже побывала в тюрьме.

Селби снял трубку, обратившись к Аморетт Стэндиш:

– Соедините меня с начальником полиции. Я подожду у телефона.

Через минуту в трубке послышался голос:

– Ларкин слушает.

– Это Дуг Селби, – произнес окружной прокурор. – Я знаю, что у вас есть человек, который меня интересует. Питер Риббер, он же Питер Друмик, он же Элвин Кастон.

Ларкин колебался.

– Зачем он вам, Селби?

– Воровство, – кратко, как диагноз, сообщил он.

– Где?

– В Лос-Анджелесе.

– Мы взяли его вчера ночью, – сказал Ларкин. – Подождите у телефона…

– Что он там делает, Дуг? – полюбопытствовала Сильвия.

Селби прикрыл микрофон рукой.

– Просматривает дело и обдумывает ответ, – тихо сказал Селби. – Если там содержится какой-нибудь намек на крупное преступление, Ларкин хочет посмотреть, не удастся ли его раскрытие поставить в заслугу полиции… – Он опустил руку. – Да… Хэлло, Ларкин…

– Он выпущен, Селби. У нас ничего против него не оказалось. Его взяли ребята вчера ночью на бульваре. Он сказал, что незнаком с нашим городом, устал и собирается снять комнату в отеле. У него было пятьдесят тысяч. Ребята заподозрили неладное и в течение ночи допрашивали. Поскольку они ничего не узнали, его пришлось отпустить…

– Отпечатки взяли? – спросил Селби.

– Да. Когда его задержали, тут же сняли и отпечатки. Но в чем дело?

– Кажется, он нужен в Лос-Анджелесе. Он был арестован за воровство и бежал. Ларкин, свяжитесь-ка лучше с полицией Лос-Анджелеса.

– Черт возьми, я упустил его! Что же вы раньше-то молчали, Селби?

– Я и сам не знал.

– А откуда вы узнали, что он у нас?

– Кто-то сказал Брэндону, а он – мне. Я вспомнил, что недавно слышал об этом парне. Где вы его взяли, Ларкин?

– На Оранж-Хейтс.

– Понятно. Так свяжитесь с Лос-Анджелесом.

– Сами свяжитесь, – угрюмо буркнул Ларкин. – Скажите, что шериф вовремя не сообщает мне о делах. А потом, после вас, может быть, я и сам позвоню им.

– Хорошо.

Селби повесил трубку, потом снова снял.

– Соедините меня с шерифом Брэндоном, – обратился он к Аморетт Стэндиш. – И сделайте так, чтобы Ларкин не дозвонился до меня. Скажите телефонистке, чтобы давала ему сигнал «занято».

Селби снова снял трубку и через секунду или две услышал знакомый голос.

– Хэлло, Дуг. В чем дело?

– Слушай, Рекс. Один из твоих людей случайно задержал парня на Оранж-Хейтс. По описанию я узнал в нем человека по фамилии Риббер, которого разыскивает полиция Лос-Анджелеса по обвинению в воровстве. Он удрал от суда.

– И что с этим типом?

– Он как-то связан с А.Б. Карром. Прокурор Лос-Анджелеса интересуется этим делом. Думаю, он хочет узнать о связях Карра. Я не в курсе всех деталей, но полагаю, что это дело не для Ларкина. Ничего не говори ему. Пусть думает что хочет.

– Хорошо, Дуг. Увидимся. – Рекс повесил трубку.

– Держу пари, – сказал Селби Сильвии, – что этот Риббер не мелкая сошка. У него были солидные поручители. Может быть, это тоже связано с Карром.

– Что ты собираешься делать, Дуг? – спросила Сильвия.

– Связаться с прокурором Лос-Анджелеса и узнать у него подробности.

Он вызвал секретаршу и протянул ей письмо.

– Соедините меня с прокуратурой Лос-Анджелеса, с человеком, который писал это. Если кто-нибудь будет спрашивать меня в течение последних пятнадцати минут, скажите, что я вышел.

Разговор с Лос-Анджелесом продлился недолго. Селби сообщил имеющуюся информацию. В ответ его поблагодарили.

Селби снова позвонил Брэндону.

– Я готов, – сказал шериф. – Ларкин звонил мне. Он уже отправил две полицейские машины на поиски. Риббер ушел пятнадцать минут назад, и мы еще можем поймать его.

– Вряд ли вам это удастся, Рекс. Здесь все гораздо сложнее, чем мы думаем. Не уверен, что Ларкин сделает все как надо, а прокуратура Лос-Анджелеса по этой причине не доверяет мне. Может быть, тебе еще позвонит шериф.

Селби положил трубку и повернулся к журналистке:

– Вот и все, Сильвия, но только ничего не печатайте.

– Я, конечно, напишу о том, что в городе появился человек, который…

– Нет, – перебил ее Селби. – Вы не будете ничего печатать. Пусть об этой истории узнают немного позже.

– Но ведь Ларкин сообщит в «Блейд».

– Это его дело.

– Хорошо, Дуг, я буду молчать, но обещай, что ты мне первой сообщишь, когда эта история подойдет к концу.

– А ты обещаешь ничего не публиковать, пока я не дам тебе разрешения?

– Да.

– Ну и отлично.

Сильвия встала.

– Пойду посмотрю, может, брачное бюро сообщит мне что-нибудь новенькое… Так ты не думаешь, Дуг, что Карр подаст на нас в суд?

Селби улыбнулся, качая головой.
Глава 3


В пятницу утром, когда Аморетт Стэндиш вышла из кабинета Селби с текстом телеграммы, которую он продиктовал, к нему вошел широкоплечий мужчина, держащий в руках мужской костюм. Незнакомец был явно взволнован.

– Что вам угодно? – вопросительно посмотрел на него Селби.

– Вы меня не знаете, – ответил мужчина. – Я Билл Хортон из фирмы «Акме Клинерс энд Дайерс». У меня случаются разногласия с полицией, и я не хотел бы обращаться к ним. Знаю, что вы и Брэндон честно работаете. Брэндона нет на месте, вот я и решил прийти к вам.

– Что случилось? – спросил Селби.

Хортон положил на стол перед удивленным Селби светло-коричневый пиджак с красными пятнами. В центре одного пятна зияло отверстие с обожженными краями.

– Где вы это взяли? – воскликнул Селби.

– Нашел в своем грузовике, – ответил Хортон.

– А как он туда попал?

– Будь я проклят, если знаю! – воскликнул Хортон. – Утром я уезжал, а вернувшись, отправился в подсобное помещение, чтобы сложить одежду в сортировочной. Пока мы были там, он и появился.

– Как вы думаете, когда его подложили в грузовик?

– Понятия не имею.

Селби снял трубку телефона.

– Найдите Рекса Брэндона, где бы он ни был. Скажите, чтобы он пришел ко мне. Это очень важно.

Он положил трубку и повернулся к Хортону.

– Какие метки вы делаете на своих костюмах?

– В зависимости от обстоятельств. Если они предназначены для постоянных клиентов, у нас существуют специальные метки, которые нашиваются на внутреннюю сторону кармана пиджака. И я только проверяю, есть ли метка. Если клиент новый, то мы меняем его метку на свою.

– А что вы скажете насчет метки на этом костюме? – спросил Селби.

– Она какая-то странная. В Мэдисоне никто не пользуется такими.

– Откуда вы знаете?

– Мы относимся к общей системе. «Акме Клинерс энд Дайерс» использует первые пять букв алфавита. Мы их располагаем в различных комбинациях, которые нас устраивают. Фирма «Найт энд Дей Клининг Компани» пользуется следующими пятью буквами и так далее. Теперь обратите внимание на эту метку. Первая буква фирмы «Акме», а вторая – «Найт».

Зазвонил телефон. Селби снял трубку и услышал голос Аморетт Стэндиш.

– Брэндон спрашивает вас.

– Хэлло, Рекс, где ты?

– Только что вышел из парикмахерской, – ответил Брэндон. – Я здорово зарос.

– Зайди побыстрее ко мне, – сказал Селби, – тут дело пахнет убийством или самоубийством.

– Где тело? – спросил Брэндон.

– Этого я не знаю.

Держа трубку, Селби еще раз внимательно осмотрел костюм.

– Думаю, о самоубийстве не может идти и речи, – заметил он. – Похоже, что в него стреляли сзади.

– Да, я тоже так подумал, – заметил посетитель.

– Вы не можете сказать, откуда получен этот костюм?

– Нет, затрудняюсь.

– Ну хотя бы вспомните, с какой партией одежды он попал к вам?

– Подождите минуту… – Хортон задумался. – В этом что-то есть, – медленно заговорил он. – Да, полагаю, что это было в районе Десятой авеню. Помню, я вернул одежду на Оранж-Хейтс и…

– Может быть, не всю?

– Нет. Я вернул всю одежду. Мы расписываемся за все. Потом я пошел за чеком. Мы отдали чек и осмотрели карманы, не осталось ли чего-нибудь в них.

– Продолжайте, – пробормотал Селби.

– Ну, я закончил на Оранж-Хейтс и направился к Десятой авеню. Я был…

– Одежду вы сдали до обнаружения этого костюма?

– Я могу найти приемщика, который выписывал чек. Но думаю, что костюм появился от Артура Пила. Да-да, я в этом уверен.

– А потом вы пришли сюда?

– Угу.

– Где вы останавливались после Артура Пила? Что вы делали дальше?

– Дальше я поехал к Сиднею Треси.

– Вы получали там что-нибудь?

– Да. Я забрал пару платьев, кофточку и два костюма.

– Как вы укладываете вещи в машине?

– Не понял вас.

– Когда вы получаете одежду, вы укладываете вещи одну поверх другой, так что вещь, положенная вниз, потом оказывается сверху?

– Нет. Они выдают одежду так же, как и получают. Одежду укладывают в коробку и грузят в машину. При разгрузке мы сначала берем коробки, стоящие впереди, а затем те, что сзади, так же и грузим.

– Вы не думаете, что этот костюм могли подложить у Пила или Треси?

– Нет, не думаю.

– Тогда, может, он был подложен кем-то после отъезда от Пила до прибытия к Треси?

– Возможно.

– Вы были один в машине?

– Да.

– Вы останавливались у тротуара возле дома Треси?

– Конечно.

– А потом пошли брать одежду в чистку?

– Ага.

– Вас долго не было в машине?

Хортон закрыл глаза.

– Минуты две.

– Кто обычно сдает вам в чистку вещи?

– Иногда миссис Треси, иногда горничная.

– Кто сегодня сдал одежду?

– Горничная.

– Кажется, я видел ее. Она – высокая худая женщина, с сердитым взглядом, лет пятидесяти, которая…

– Нет, – поспешно ответил Хортон. – Ей недавно исполнилось…

– В течение десяти минут, что вы были там, – перебил его Селби, – вы не думали, что за это время в машину могли залезть?

– Кто вам сказал, что я был там десять минут?

Селби нахмурился.

– А разве вы не говорили о десятиминутном интервале?

– Нет, прошло минут пять, не больше.

– О чем вы разговаривали с Евой? – спросил Селби.

– О скачках и всякой чепухе. Я сказал ей, что она шикарно выглядит, а она – что когда была девушкой, не отдавала одежду в «Акме», считая, что лучше обращаться в другие места.

– И все?

– Ну, еще о мошенничестве.

– И долго вы беседовали?

– Минуты две.

– Значит, всего десять минут?

– Нет, не думаю.

– Мы возьмем этот костюм и все проверим. Не уходите, мистер Хортон, вы мне еще понадобитесь. Кстати, каковы ваши планы на вечер?

– Я хотел сходить в кино, мистер Селби.

– Ну, в кино я смогу вас найти. Вы будете один?

– Нет… Со мной будет… Ева.

– Хорошо… Я думаю, Хортон, нам все же лучше сойтись на десяти минутах.

Хортон усмехнулся:

– Только не говорите моему хозяину, мистер Селби.

– Не скажу. А вы все же так и не знаете, чья метка на костюме?

– Нет. Но, думаю, она сделана в Лос-Анджелесе.

– В Мэдисоне, наверное, немного костюмов, которые сделаны в Лос-Анджелесе, не так ли?

– Да, конечно.

– Пока вы разговаривали с Евой, где в это время была миссис Треси?

– Не знаю.

– Вы даже не можете предположить, была ли она в доме?

– Нет.

– И вы не слышали никакого движения?

– Нет.

– В котором часу вы были там?

– Около десяти часов, полагаю. Я выехал около девяти.

– Ну ладно, Хортон. Мы еще увидимся.

Не успел посетитель уйти, как шериф Брэндон торопливо вошел в кабинет Селби. Прокурор показал ему костюм и рассказал все, что узнал.

Брэндон закурил.

– Думаю, надо привлечь к этому Отто Ларкина, – произнес он.

– Пожалуй, – согласился Селби. – Интересно, что можно сказать об этих кровавых пятнах? Когда они появились и какого происхождения?

– Похоже, они совсем свежие, Дуг.

Селби набил табаком трубку.

– Почему кто-то хотел, чтобы костюм нашли именно в химчистке? – задумался он. – Не собираются же они взять его обратно?

– А ведь это мысль!

– Человека, который носил этот костюм, застрелили. Несомненно, рана была смертельной. Труп раздели, а одежду подбросили в машину доставки. Человек, который сделал это, должен был знать, что примерно через час костюм будет обнаружен и об этом станет известно властям. Зачем же он это сделал? С какой целью?

– Черт побери! Ты хочешь знать, почему и зачем?

– Можно предположить две причины: убийца не хотел, чтобы убийство осталось не обнаруженным, и решил таким образом дать знать властям.

– Но зачем убийце нужно было, чтобы о его преступлении стало известно? Почему он стремился, чтобы мы узнали об этом?

– Я могу ответить, – спокойно сказал Селби. – Однако надо сначала позвать Ларкина. Он обидится, если мы этого не сделаем. Затем поговорим с горничной Треси. Я не очень доверяю этому Хортону. Мне кажется, что он заранее пытается защититься. И непонятно, почему он хочет нам помочь.

– Я знаю его, – отозвался Брэндон. – Такой… коротышка, любит бега.

Зазвонил телефон.

– На проводе «Акме Клинерс энд Дайерс», – сообщила Аморетт Стэндиш.

– Хэлло, Атвуд. Я только что разговаривал с вашим человеком.

– Да, – произнес Атвуд, – и я не очень уверен, что он дал нужные показания.

– Почему?

– Пока его не было, я разговаривал с кладовщиком, пытаясь выяснить, как костюм попал в эту кучу. Хортон сказал нам, что он появился по дороге от Пила к Треси и Десятой авеню. Но кладовщик утверждает, что это было в районе Оранж-Хейтс, и считает, что костюм подбросил кто-то из окружения Карра.

– Вот как?

– Да… Кладовщик думал, что костюм привез шофер, и поэтому сначала не обратил на него внимания.

– Хортон сказал, что он пересчитал костюмы и что… – начал Селби.

– Нет, – заявил Атвуд. – Он часто только болтает, не подумав. Сомневаюсь, чтобы какой-нибудь шофер это сделал. Когда они получают вещи от постоянных клиентов, то просто складывают их в кузов.

– Хорошо, – согласился Селби. – Благодарю вас, Атвуд, за информацию. Я хочу, чтобы вы сохранили все в тайне. Я могу на вас надеяться?

– Конечно, – ответил Атвуд. – Но я не уверен, что это как-то поможет делу. Вы выиграете несколько часов, а потом все равно кто-нибудь проболтается.

– Я знаю, – сказал Селби. – Только уж вы все равно ничего не говорите никому. Договорились?

– Хорошо.

– И постарайтесь намекнуть Хортону о том же. Я не хочу присутствовать на суде, где ваш кладовщик будет клясться в одном, а Хортон – в другом.

– Кладовщик – ответственное лицо.

– Побеседуйте с Хортоном, а я это сделаю позже. Дайте ему возможность поговорить с кладовщиком и посмотрите, до чего они договорятся.

Он повесил трубку.

– Ладно, – кивнул он Брэндону, – пойдем к Ларкину.
Глава 4


Отто Ларкин, толстеющий мужчина лет пятидесяти, с интересом выслушал рассказ Селби. Он смотрел то на Селби, то на Брэндона.

– Я думаю, говорит правду скорее Хортон, чем Атвуд. Хортон – шофер, и он знает, где был и что подобрал.

– Может быть, Хортон и не подбирал, – предположил Селби. – Костюм подбросили.

На лице начальника полиции видна была борьба противоречивых чувств: продолжать разговор или нет.

– Не думаю, что это может иметь какое-то отношение к нашему разговору, но прошлой ночью в районе Оранж-Хейтс наш патрульный слышал выстрел.

Селби и Брэндон обменялись взглядами.

– Около дома Карра? – спросил Брэндон.

Ларкин кивнул.

– Поэтому-то я не верю словам Атвуда, – сказал Ларкин. – Похоже, он пытается нас запутать.

– А он действительно знает что-то? – обратился к нему с вопросом Селби.

– О, он знает все, – уверенно проговорил Ларкин. – Его зять в то время курил около дома.

– Я ничего не слышал о выстреле, Ларкин, – удивился Брэндон.

– Не думаю, что это был выстрел, – в сомнении покачал головой тот. – Просто какой-то грохот. Может, кто ухлопал кошку или кролика. Я не сообщил вам об этом, потому что не считал важным.

– Полагаю, теперь вы знаете, насколько это важно, – заметил Селби.

– Нам позвонила еще раз миссис Артрим, – словно нехотя промямлил Ларкин, стараясь не встречаться взглядами с прокурором и шерифом.

– Еще раз? – удивился Селби.

– Да, она уже звонила раз насчет этого бродяги.

– Продолжайте.

– Она позвонила часа в два ночи и сообщила, что видела бродягу возле своего дома. Совершенно обнаженного. И я вспомнил, что этим парнем интересовались в Лос-Анджелесе, решив, что мы сможем взять его. Дежурный направил туда машину.

– Они поехали прямо к дому миссис Артрим? – спросил Селби.

– Нет. Она сообщила, что бродяга крутится в этом районе, поэтому пришлось объехать квартал, осмотреть окрестности, а потом уже направиться к дому. Обычно, в девяти случаях из десяти, когда бродяга слышит шум приближающейся машины, он начинает озираться по сторонам, будто ищет, где бы можно было скрыться. Так было и в этот раз. Мы взяли этого парня позавчера.

– Продолжайте, – сказал Селби.

– Как только машина подошла к дому миссис Артрим, полицейские увидели вспышку и услышали звук выстрела возле дороги. Они кинулись туда и стали осматривать местность. Но ничего не нашли.

– Откуда раздался выстрел? – спросил Селби.

– Это случилось на краю ущелья между домами Артрим и Карра. Вы, может быть, помните это глубокое ущелье? Подземные воды размыли землю и частично подмыли горы. Там можно было что-то соорудить, но городской архитектор запретил. Он сказал, что все постройки поползут и могут развалиться…

– Я знаю это место, – нахмурился Селби.

– Ну так вот, выстрел был в той стороне.

– Что вы имеете в виду, говоря «в той стороне»?

– С северной стороны, ближе к дому Карра.

– Это ущелье примерно шестьдесят-семьдесят метров глубиной?

– Да.

– Кто-нибудь еще слышал выстрел?

– Да. Артрим слышала. Она испугалась до смерти. И старик-калека, ее свекор, как вы знаете, он немного не в себе. Возле него все время держат сиделку. Он услышал выстрел и позвал женщину, но она была наверху у миссис Артрим. После того как полиция стала осматривать место, он стал стучать по полу. Полиция, наверное, тоже слышала этот стук.

– А они нашли что-нибудь там?

– Нет, – ответил Ларкин. – Вы же знаете, если стрелявший удрал в ущелье, его никто там не найдет, особенно ночью.

Селби кивнул.

– По правде говоря, – продолжал Ларкин, – когда мои ребята ушли оттуда, они решили, что это дело рук сумасшедшего. Миссис Артрим говорила ведь, что на этом человеке совсем не было одежды.

– Никакой? – многозначительно спросил Брэндон, глядя на Селби.

– Он был гол, как новорожденный.

Селби вопросительно посмотрел на Брэндона. Тот кивнул.

– Надо пойти и проверить, – сказал он.

– О’кей, – согласился Ларкин, – но я не думаю, что это связано с костюмом. Человек, носивший этот костюм, в нем же и был убит. А этот парень был без одежды.

– Я знаю, – произнес Селби, – думаю, что мы должны в высшей степени серьезно проанализировать все детали, связанные с этим выстрелом.

– О’кей! – Ларкин надел фуражку. – Сейчас мы поедем туда.

– Я звонил в Лос-Анджелес, – сказал Брэндон. – Они уже ищут по метке того, кто носил костюм.

– Вы на машине? – спросил Ларкин.

– Да.

Они отправились на улицу. Из диспетчерской вышел офицер, который, кивнув Селби и Брэндону, обратился к Ларкину.

– Компания ребят играла на Оранж-Хейтс и обнаружила тело мужчины, сброшенное в ущелье, – сказал он. – Это справа от вершины холма, ближе к дому, купленному этим адвокатом.

– Известите коронера… Сначала пошлите дактилоскопистов, пока следы не уничтожены, – приказал Селби.

– Мои мальчики свою работу знают, – успокоил всех Ларкин.

– Да, не сомневаюсь, – пробормотал Брэндон и направился к машине.

Они помчались по городу с включенной сиреной. Красный свет и ее вой расчищали дорогу машине шерифа.

Проехав Мейн-стрит, они свернули на дорогу, ведущую к Оранж-Хейтс. В машине никто не разговаривал… Позади открылась панорама Мэдисона. Свежий и чистый воздух южной Калифорнии был прозрачен. На Оранж-Хейтс были построены дорогие дома в испанском стиле: с белыми оштукатуренными стенами, красными черепичными крышами и патио, и зелеными садами.

Ущелье находилось на западном склоне холма. Стоящие здесь здания походили на настоящие замки. Слева виднелся дом миссис Артрим. За ущельем, по другую сторону, – дом, приобретенный Карром.

Возле была припаркована полицейская машина. Три испуганных мальчика крутились около полицейских.

Селби, Брэндон и Ларкин присоединились к ним. Трое мужчин стояли у края ущелья и смотрели вниз на обнаженную фигуру.

– Хорошо, ребята, – сказал Селби. – Никого не подпускайте, пока мы все не осмотрим. Здесь кто-то уже был…

– Это я спускался, – заявил один из полицейских.

Селби нахмурился и продолжал осмотр.

Один из мальчиков испуганно посмотрел на Селби.

– Мы тоже были там. Мы стреляли из воздушного ружья и прошли справа от него. Ну, и увидели…

Он вздрогнул и замолчал.

– Похоже, мы здесь ничего не узнаем, – пробурчал Селби. – Но сфотографировать надо, Рекс.

– Коронер захватит фотоаппарат, – отозвался Брэндон. – С минуты на минуту он будет здесь. Я пойду позвоню Бобу Терри. Он привезет фотографа.

– Здесь окраина города, – многозначительно намекнул Ларкин.

– Я знаю. – Брэндон внимательно посмотрел тому в глаза.

– Не заходи к Карру, Рекс, – посоветовал Селби. – Лучше позвони от миссис Артрим.

Брэндон кивнул.

Со стороны дороги послышался шум мотора. Ларкин осторожно спустился вниз и склонился над трупом.

– Пока оставим все, как есть, ребята, – сказал он.

– Не трогайте его, пока не явится коронер, – добавил Селби. Глаза его блестели. Казалось, он хотел что-то сказать, но лишь кивнул. Они молча ждали.

Вскоре показалась машина коронера. Гарри Перкинс, высокий красивый мужчина, неторопливо вылез из машины.

– Хэлло, ребята! – приветствовал он их. – Что случилось?

Вскоре вернулся Брэндон. Коронер спустился вниз и осмотрел тело.

– Фотоаппарат взяли? – спросил Селби.

Коронер кивнул.

Селби спустился вниз и бродил по высокой траве, внимательно глядя себе под ноги.

– А вот и револьвер! – обрадовался он.

Все торопливо направились к нему. В траве лежал полицейский «кольт» 38-го калибра.

Ларкин наклонился над ним.

– Одну минуту, – торопливо сказал Селби. – Там могут быть отпечатки.

Брэндон сорвал с куста несколько листьев.

– Я возьму его, – твердо сказал Ларкин и снова нагнулся.

– Нет, Ларкин, – запротестовал Брэндон. – Я сам хочу проверить отпечатки пальцев.

Глаза Ларкина недовольно сверкнули.

– Послушайте, – настаивал он, – здесь еще черта города…

Рекс Брэндон кивнул.

– И все же я возьму пистолет, Ларкин.

– Но это произошло в пределах города, поэтому это мое дело, а не ваше, шериф.

Брэндон тем не менее осторожно взял в руки пистолет и осмотрел его. Потом поставил спусковой крючок на предохранитель.

– Я вам его не дам, – решительно сказал он.

– Осторожнее, Ларкин, – предупредил Селби. – Дело касается убийства. Я буду обвинителем и хочу иметь веские доказательства.

Брэндон помахал пистолетом перед носом Ларкина.

– Боб Терри едет сюда с дактилоскопистом и фотографом.

– У меня есть свой аппарат, – отозвался коронер Перкинс. – Мы оба сделаем снимки.

Ларкин достал сигару.

– Я тоже мог бы это сделать, – пробурчал он. – Попомните, если ваши парни сядут в галошу, ответственность ляжет на вас.

– Ответим, – улыбнулся Брэндон. – Нам не привыкать.

Коронер сфотографировал место происшествия и убитого.

Появился Боб Терри, эксперт. Он тоже сделал несколько снимков и начал исследовать отпечатки на пистолете.

– Ну как, Боб, есть что-нибудь? – спросил шериф.

– Два или три следа, – ответил Терри. – Я сфотографировал их. Потом проверю еще.

– Насколько я понял, не хватает одного патрона, – констатировал Брэндон.

– Сначала идентифицируем отпечатки, а потом все остальное, – сказал Боб Терри.

Ларкин направился к высокой стене, окружавшей виллу Карра.

– Надо заглянуть во двор.

Брэндон кивнул.

– Я пойду поговорю с ним, – заспешил Ларкин.

– Мы все пойдем, – остановил его Селби. – Подождите, пока поднимут тело. Может быть, нам удастся узнать еще кое-что.

– Я пойду сейчас, – настаивал Ларкин, направляясь к дому.

– Тебе тоже лучше пойти, Дуг, – спокойно произнес Брэндон. – Иди, а я останусь здесь.

Селби кивнул и догнал Ларкина.

– Дело будет трудным, – говорил Ларкин, не поворачивая головы. – Тело найдено в пятидесяти футах от жилища Карра. Я не хочу, чтобы стало известно о деле, тем более что газетчики тут же ухватятся за него.

– Мы будем молчать, – пообещал Селби.

Они молча дошли до главного входа. Ларкин позвонил. Несколько мгновений стояла тишина, потом полная, мужиковатого вида женщина лет пятидесяти открыла дверь.

– Кто вы? – спросил Ларкин.

Она холодно посмотрела на него, выражение ее лица не изменилось.

– А вы кто?

Ларкин отогнул лацкан пиджака и показал значок.

– Начальник полиции, – представился он.

– Вот как?

– Где Карр? – продолжал задавать вопросы Ларкин.

– В Лос-Анджелесе, в своей конторе.

– Нам надо войти и осмотреть дом.

– Зачем?

– Здесь неподалеку обнаружен труп.

– Ну и что? При чем здесь Карр?

Ларкин нахмурился.

– Нам надо осмотреть дом, – настойчиво повторил он.

– Мистер Карр предупредил меня, что, если придет кто-нибудь из полиции и захочет осмотреть дом, надо проверить полномочия. Если у вас есть ордер на обыск, я вас впущу, если нет – уходите.

– Так он предвидел, что у него будет обыск? – удивленно спросил Ларкин.

– Полагаю, да.

– Это очень опасный шаг с его стороны, – многозначительно сказал Ларкин, – свидетельствующий о том, что он знал о свершившемся убийстве.

– Когда он вам сказал это? – вмешался в разговор Селби.

Женщина перевела взгляд на него.

– Неделю назад, когда нанял меня. Вы – мистер Селби, окружной прокурор, не так ли?

Селби кивнул.

– Вы не помните меня? – спросила она. – Я миссис Фермал. Около года назад у моего мальчика была неприятность, и вы облегчили его положение.

– Рой Фермал?

– Да.

– Я помню его. Как у него дела?

– Хорошо. Он работает.

– Рад слышать это.

– Простите, что не могу позволить вам войти, мистер Селби. Я бы пустила вас, но работа есть работа, а приказ есть приказ.

– Понимаю вас!

Ларкин упрямо повторил:

– Я должен войти.

– Осторожнее, Ларкин, – предупредил Селби. – Вы не найдете там ничего… особенного.

Ларкин пожевал сигару.

– Не нравится мне все это. – Он недовольно покачал головой.

– У меня есть соответствующее распоряжение мистера Карра, – повторила миссис Фермал. – Может, он прав, а может, и нет, но, поскольку я работаю у него, значит, прав.

– Пойдемте, Ларкин, – произнес Селби. – Наверное, тело уже подняли…

Ларкин, поколебавшись немного, двинулся вслед за Селби. Миссис Фермал с силой захлопнула дверь.

– Полагаю, Ларкин, что Карр достаточно хорошо знает законы, чтобы защитить свои права.

Они приблизились к группе людей, стоявших возле трупа. Рекс Брэндон взял Селби под руку и отвел в сторону.

– Странное дело, – заговорил он. – На нем ботинки, носки и больше ничего. Стреляли дважды. Обе пули попали в одно и то же место.

– В одно и то же место? – удивленно повторил Селби.

– Да.

– Но как это могло случиться? – спросил Селби. – После первого выстрела несчастный должен был упасть. Вряд ли убийца стал бы вторично стрелять в то же место и под тем же углом.

– Больше того, Дуг. В этом «кольте» отсутствует только одна гильза. Кажется, мы попадаем в сложное положение.

Селби нахмурился.

– На теле есть какие-нибудь особые приметы?

– На левой руке татуировка в форме звезды.

– Значит, это человек, которого ищет Лос-Анджелес, – нахмурился Селби, – Пит Риббер.

– Да, знаю.

– Есть твердая уверенность, что это тот самый человек?

– Нет. Он выглядит как туберкулезный больной или наркоман. В нем нет и ста пятидесяти фунтов веса. Небольшого роста. Очень худой…

– И дважды застрелен в одно и то же место? – спросил Селби.

– Да.

– А пули не вышли наружу?

– Нет, обе сидят в нем.

– Ну ладно! – кивнул Селби. – Может быть, после вскрытия еще что-нибудь прояснится.

Подошел Ларкин.

– Несомненно гангстерское убийство! – уверенно сказал он. – Они схватили этого парня, раздели, чтобы не удрал, а потом застрелили. Миссис Артрим увидела его и позвонила в полицию. Но бандиты успели расправиться с ним до нашего приезда. Они выпустили по нему пару пуль, столкнули в ущелье и уехали.

Селби повернулся к Брэндону.

– Откуда ты знаешь, что в него выпустили две пули?

– Вторая вошла почти в то же отверстие, но не совсем. Потому-то я и говорю о двух пулях, – ответил шериф.

Ларкин нахмурился.

– Да я ведь уже сказал вам, что произошло. Они преследовали его. Он прыгнул в машину, но в него выстрелили. Потом его раздели и снова стреляли…

– Поэтому он голый бродил возле дома миссис Артрим? – перебил его Брэндон.

– Говорю вам, это дело рук гангстеров, – угрюмо настаивал Ларкин. – Десять против одного, что парень обманул их.
Глава 5


Сильвия Мартин нашла Дуга Селби в его кабинете только после пяти часов. В руке у нее был экземпляр «Блейд».

– Ты читал этот номер, Дуг? – спросила она.

Он покачал головой.

– Прочти и узнаешь, что Мэдисону просто повезло с начальником полиции. Оказывается, все полицейские города брошены на поиски гангстеров.

Селби усмехнулся.

– Они пишут и о пистолете, и о теле, и о том, что гангстеры прячутся в ущелье?

Сильвия засмеялась.

– Не думаю, что они ломают над этим голову, – сказала она. – Все связано с бродягой. В ином случае они бы молчали.

– О чем еще пишет «Блейд»?

– О разном, – ответила Сильвия. – Даже упоминает твое имя. Да-да! В конце статьи говорится, что дело в надежных руках и что начальник полиции Ларкин представил все доказательства прокурору Дугу Селби.

Селби вновь усмехнулся. Сильвия Мартин внезапно вышла из себя.

– А теперь послушай меня, Дуг! Тебе не стоит сидеть здесь сложа руки, улыбаться и думать, что все это шутки. Это далеко не так. Дело серьезное. Отто Ларкин действует через «Блейд», которая ненавидит тебя и старается помешать. Если произойдут неприятности, «Блейд» обязательно напишет, что это произошло из-за твоего вмешательства в дело.

Селби не спеша достал табак, набил трубку и раскурил ее.

– Ты не должен позволить ему сделать это, Дуг, – настаивала девушка.

– Как же я могу все это остановить?

– Ты должен кое-что сказать нам, – сказала она. – И мы будем драться вместе.

– Что же вы хотите знать, Сильвия?

– Факты, которые тебе уже удалось обнаружить. То, о чем еще не знает Ларкин.

– Другими словами, ты предлагаешь мне влезть в это дело?

– А ты как думаешь?

– Я умею читать мысли, – начал Селби. – Все члены моей семьи отличались этим.

– Продолжай, Дуг.

Селби открыл ящик стола и достал несколько фотографий, на которых были запечатлены три размытых белых пятна на темном фоне.

– Тебе это о чем-нибудь говорит, Сильвия? – спросил он.

– Нет. Это что, отпечатки?

– Да. На оружии убийцы.

– Ты знаешь, чьи они?

– Да, знаю.

– Чьи же?

– Пита Риббера, нашего приятеля из Лос-Анджелеса. Как только мы получили отпечатки, я отправил их эксперту Бобу Терри.

– Значит, он принесет их сюда?

– Очевидно.

– Ларкин знает об этом?

– Нет еще, – ответил Селби. – Ему никогда бы не пришло такое в голову. Если бы мы не обратили на это внимания, не было бы и отпечатков.

– Хорошо, Дуг. Вам известно что-либо о Риббере?

– Ничего нового, но кое-что мы сумели сделать.

– Что именно?

– Мы опознали убитого.

– Кто же это, Дуг?

– Его имя Талмен.

– Как вы об этом узнали?

– Во-первых, мы нашли его отпечатки в картотеке в Вашингтоне и, во-вторых, нашли в Лос-Анджелесе фирму химчистки, метка которой стояла на костюме. Костюм принадлежал Мервину Спрэгу. По его описанию мы также узнали, что Спрэг – это и есть Талмен.

– Неплохо сработано! – похвалила журналистка. – Что вам еще стало известно?

– Пока ничего. Мы пытаемся найти связь между Талменом и Питом Риббером. У них обоих татуировка на руке. Похоже, ее сделал один человек в одно и то же время. Ну, скажем, два приятеля поехали путешествовать за границу, и им пришла в голову мысль сделать себе наколку.

Сильвия на какой-то момент задумалась.

– Вы уверены, что Карр не причастен к делу?

– Нет. В конторе Лос-Анджелеса он не был. Там его не видели весь день. Экономка сообщила, что дома его тоже нет. А ей он сказал, что уехал в контору.

– Дуг, а Ларкин собирается допрашивать Карра?

– Да.

– Не разрешай ему делать это! Он наделает глупостей. Такой человек, как старый Карр, обведет его вокруг пальца. Он засыплет его ненужной информацией.

Селби кивнул.

– Так ты можешь запретить ему? – спросила она.

– Не знаю, смогу ли. Ларкин сказал, что собирается к Карру, но не просил сопровождать его.

– А сам ты разве не можешь до того увидеть Карра, Дуг?

– Попробую.

– Разреши мне взять снимок Пита Риббера? – обратилась к прокурору Сильвия. – «Кларион» завтра же его опубликует. А что на пистолете его отпечатки пальцев, это точно известно?

– Да, – подтвердил Селби. – Только пока нет уверенности, что именно из этого пистолета стреляли в убитого.

– Почему?

– После вскрытия в теле нашли две пули. Обе попали почти в одно и то же место и находились рядом. Но пули разные. Они выпущены из разных пистолетов и отличаются по калибру, весу и характеристикам.

– Да?!

– Стреляли тоже в разное время. Любая из пуль была смертельна.

– Вот как? – удивилась девушка.

– Стреляли два человека из разных пистолетов. Представьте себе это.

– Что ты имеешь в виду, Дуг?

– Какая бы пуля ни была первой, она уложила бы его наповал. Судя по заключению медицинского эксперта, этот человек умер через секунду после первого выстрела. Нам неизвестно, какой по счету выстрел – первый или второй – был произведен из пистолета с отпечатками Питера Риббера.

– Но они оба намеревались убить его, Дуг.

– Это ни о чем еще не говорит, – сказал Селби. – Преступник выстрелил в живого человека и убил его. Но против человека, стрелявшего в труп, не существует конкретной статьи закона. Следовательно, Риббер может быть виновен или в убийстве, или только в нарушении закона о ношении оружия.

– Но, Дуг, ты же не можешь арестовать его по обвинению в попытке совершить убийство, потому что…

Селби покачал головой.

– Убийство или покушение на убийство можно совершить только на живого. А после того как человек убит, он становится трупом.

Сильвия недовольно посмотрела на Селби.

– Как все запутано, – медленно произнесла она. – Но, Дуг, все-таки вы имеете одно очко в свою пользу. Выстрел, который произведен в человека в костюме, должен быть первым. Следовательно, смертельный выстрел был произведен, когда этот человек был одет.

Селби усмехнулся.

– Это все так. Но кто из какого пистолета стрелял? – задался он вопросом.

– Ну… почему… я… а вы не можете определить это по размеру отверстий?

– Они одного размера.

– Послушай, Дуг, а у тебя есть доказательства, что этот Риббер стрелял уже в труп?

– Это зависит от ряда обстоятельств, но я продолжаю собирать доказательства.

– Дуг, это работа А.Б. Карра. Я почему-то уверена. Он единственный, кто может изобрести нечто подобное и знает, как обойти законы и помешать вам.

– Возможно, – не мог не согласиться Селби.

– Что же ты собираешься предпринять?

– Пусть Ларкин делает что хочет. А я выжду немного и сам побеседую с Карром.

– А кому еще известно об этих отпечатках?

– Шерифу.

– Ну, с ним все в порядке. Вы сможете сохранить это в тайне от Ларкина еще пару часов. Если в «Блейд» узнают об этом, они выпустят экстренный номер. Для Ларкина это будет хорошим подарком.

– Нет необходимости сообщать ему об этом в течение ближайших двух-трех часов, – заметил Селби.

– Да, этого будет вполне достаточно. Благодарю тебя, Дуг. Я пошла.

Она улыбнулась ему на прощанье и торопливо вышла. Дуг Селби долго прислушивался к звуку ее шагов в коридоре, пока не наступила тишина. Затем до него сначала донесся чей-то низкий голос, а потом он услышал шаги двух человек.

Раздался осторожный стук в дверь. Он встал и открыл ее.

В дверях стояла Сильвия, рядом с ней седой мужчина лет шестидесяти.

– Добрый вечер, – поздоровался Селби. – Почему вы не заходите?

– Я сказала ему, что уже все закрыто, но подумала, что вы еще здесь и можно зайти в ваш кабинет, – сказала Сильвия.

– Заходите и присаживайтесь, – пригласил Селби мужчину.

– Мое имя Абнер Хендрикс, я отец миссис Артрим.

Он медленно прошел в кабинет.

– Чем могу служить? – спросил Селби.

– Я пришел… насчет своей дочери.

Селби кивнул.

– Не знаю, известно ли вам что-нибудь об истории нашей семьи, – начал Хендрикс.

– Не очень много, – ответил Селби.

– Рита, – продолжал Хендрикс, – одна из тех женщин, которые стремятся вести слишком современный образ жизни. Она доставляла много беспокойства матери и мне.

Селби внимательно слушал его, изредка кивая.

– Она вышла замуж, когда ей было двадцать два года. Мы не одобряли этот брак, но надеялись, что она хоть немного угомонится. Но получилось наоборот. Рита связалась с молодым типом из Голливуда. Он много пил и играл.

– Они развелись? – спросил Селби.

– Да. А через два месяца после развода она вышла замуж за Джеймса Артрима, азартного игрока.

– Тот, который попал в автомобильную катастрофу и погиб?

– Да. Его отец, Фрэнк Артрим, управлял машиной. Насколько я слышал, Фрэнк не смог справиться с управлением, а сын был сильно пьян. Машина перевернулась и загорелась. Отца отбросило в сторону, а Джеймс остался в машине. Фрэнк повредил спинной мозг и потерял память.

– Вы имеете в виду амнезию? – взглянул на него Селби.

– Так говорят врачи. Он не может ничего вспомнить, что было до катастрофы. Он даже не помнит своего имени.

– Это очень интересно, мистер Хендрикс, – сказал Селби, – и я знаю, что вы не пришли бы сюда, не считая все это очень важным. Но будет все же лучше, если вы сначала объясните, что вас ко мне привело.

– Поскольку это связано с Ритой, я не собирался вмешиваться в ее дела. – Голос его дрогнул. – Но она моя дочь, мой единственный ребенок…

Селби ждал продолжения.

– Деньги, которые у нее есть, это деньги игрока. Она сказала, что получила их от страховой компании, но я знаю, что это не так. Она хорошая девочка. Теперь она остепенилась, купила себе большой дом на Оранж-Хейтс, надеясь, что мать и я будем жить с ее свекром и с ней…

– Пока я не пойму, к чему вы клоните, мистер Артрим, – вставил Селби.

– Я думаю, что старик чокнулся.

– Кто?

– Фрэнк Артрим, ее свекор.

– Амнезия – обычное следствие шока. Поврежденные клетки уже не влияют на умственные способности человека.

– Это не так, – сказал Хендрикс. – Видите ли, после катастрофы он не знал, кто он. Рита поведала ему о случившемся. Джеймс, муж Риты, собирался встретиться с игроками в местном клубе. Дорога шла вдоль берега реки. Он был сильно пьян и не мог вести машину, поэтому за руль пришлось сесть отцу. Когда в назначенное время они не появились в клубе, оттуда позвонили домой, чтобы узнать, в чем дело. Рита испугалась и поехала их искать. Она ехала медленно и смотрела по сторонам. Вдруг она почувствовала запах горелой резины и увидела машину, которая свалилась с обрыва. Ее муж был в ней, а свекор лежал чуть в стороне. Она попросила пассажиров проезжающей мимо машины помочь. У врача Фрэнк Артрим пришел в себя, и Рита рассказала ему, что он управлял автомобилем и убил своего сына. Она терпеливо объясняла ему, кто он такой и кто был его сын. С тех пор он ее возненавидел.

– В чем, по-вашему, заключается его ненависть?

– Я думаю, он намеревается даже убить ее.

Селби удивленно взглянул на отца Риты Артрим.

– Он же калека.

– Да, знаю, – отозвался Хендрикс. – Но мне кажется, он постепенно сходит с ума.

– Он как-то в состоянии передвигаться?

– Нет, но руки и тело у него сильные. Я не понимаю одного: он может шевелить ногами, но не может удерживать равновесие. Кажется, это называется координацией.

– Что тревожит вас? – спросил Селби. – Ваша дочь что-нибудь вам говорила?

– В прошлое воскресенье Рита приходила к нам, – продолжал рассказ Хендрикс, – не ко мне, к матери. Она всегда приходит ее проведать. Мы с ней почти не разговариваем.

– Хорошо, – быстро сказал Селби, пытаясь показать Хендриксу, что он торопится.

– У нее на шее был синяк. Кто-то пытался задушить ее.

– Вы знаете, кто?

– Кто же, кроме Артрима?

– Это она сказала?

– Нет. Она клянется, что никаких синяков вообще не было. Но это не так. Она носит платье с высоким воротом. И когда в тот день ворот распахнулся спереди, жена увидела синяки.

– Почему вы решили, что это Артрим?

– Я знаю, она боится его. Он – единственный человек, который мог это сделать, он мог напугать ее и заставить хранить молчание.

– Вы только об этом хотели мне рассказать? – торопливо спросил Селби.

– Я только хотел, чтобы вы заинтересовались этим, и чувствую, что Рита знает, что надо делать. Она моя плоть и кровь, и я не могу спокойно сидеть и смотреть, как ее медленно убивают.

– По соседству с вами уже произошло одно убийство, – сообщил Селби. – Я занят его расследованием. И рад, что вы рассказали мне об этом, мистер Хендрикс, я обязательно встречусь с Фрэнком Артримом.

Хендрикс поднялся.

– Я хочу, чтобы вы присмотрели за ним, – сказал он и добавил извиняющимся тоном: – За последние двадцать четыре часа я не сомкнул глаз. Ее мать тоже беспокоится… Все женщины одинаковы. Если бы не я, Элизабет – это моя жена – жила бы на Оранж-Хейтс с Ритой. Она говорит, что, хотя деньги и нажиты ее мужем на игре, они все равно пущены в оборот и возвращать их уже поздно. И вообще, было бы глупо отдавать деньги страховой компании или отказываться от их получения.

– Логично, – согласился Селби.

– Но я не собираюсь жить на деньги игрока, – упрямо заявил Абнер Хендрикс.

Он пожал Селби руку.

– Вам виднее, что надо делать, – вздохнул он. – Знаете, Рита – наше единственное дитя, и мы очень обеспокоены.

Резко повернувшись, Хендрикс вышел из кабинета. Селби некоторое время еще слышал его шаги.

Полчаса прокурор курил и думал. Потом он выбил трубку и вышел в коридор.

Но не прошел он и двадцати шагов, как от стены отделилась темная фигура и шагнула ему навстречу.

– Мистер Селби… – Голос был женский, очень низкий, скорее похожий на шепот. Перед Селби стояла стройная молодая женщина с испуганным лицом.

– Что вы здесь делаете? – спросил он.

– Жду вас, – ответила она. – Я знала, что вы в своем кабинете.

– Почему же не вошли?

– Потому что хотела поговорить наедине. Никто не должен ничего знать.

– Кто вы?

Внимательно осмотрев пустынный коридор, она сказала:

– Элен Сакс.

Селби нахмурился.

– Я слышал это имя раньше. Конечно, здесь не место для разговоров. Пойдемте!

Он провел ее в кабинет, запер дверь и собирался было включить свет.

– Если можно, не надо зажигать, – попросила она.

– Хорошо, – согласился Селби. – Я видел ваше имя в отчете шерифа Брэндона. Вы работали сиделкой у миссис Артрим?

– Да.

– Зачем вы хотели видеть меня?

– Даже не знаю, с чего начать.

Селби улыбнулся.

– Лучше начать с начала, мисс Сакс.

– Вы знаете, что я раньше работала сиделкой, хотя у меня нет диплома. Я никогда не имела возможности зарегистрироваться в качестве сиделки.

Селби кивнул.

– У меня есть причина предполагать… я думаю… Мистер Селби, я полагаю, если человек получил доказательства какого-либо преступления, он должен сообщить об этом властям?

– Полагаю, да.

– Ну а мне трудно сделать это. Видите ли, у меня нет полной уверенности, я ничем не могу подтвердить то, что скажу, но…

Она нерешительно посмотрела на Селби.

– Вы скажете мне все, что знаете, мисс Сакс, а потом мы обсудим детали.

Элен Сакс облегченно вздохнула.

– Это она убила его, – резко сказала она.

– Кого вы имеете в виду? – спросил Селби.

– Миссис Артрим.

– Вы считаете, что миссис Артрим убила мужчину, чье тело было найдено?..

– Нет, нет! – перебила Элен. – Она убила своего мужа.

Селби внимательно посмотрел на нее.

– Я думал, он погиб в катастрофе, – нахмурился он.
Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/erl-gardner/prokuror-risuet-krug/?lfrom=390579938) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.