Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Трактат о воспитании. Поколение уродов Константин Нивников В этой книге нет советов по воспитанию. Автор показывает, как надо подходить к этой теме, какие факторы влияют на поведение людей, как возможности Интернета позволяют оценить результаты самых разных методов воспитания. Трактат о воспитании. Поколение уродов Константин Нивников И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.     Матфей 5:15 © Константин Нивников, 2015 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru Вступление …Девять десятых тех людей, с которыми мы встречаемся, являются тем, что они есть, – добрыми или злыми, полезными или бесполезными – благодаря своему воспитанию. Именно оно и создаёт большие различия между людьми. Незначительные или почти незаметные впечатления, производимые на нашу нежную организацию в детстве, имеют очень важные и длительные последствия…     Джон Локк.     Мысли о воспитании Я еду в автобусе. Рядом со мной стоит молодая девушка, в ушах у нее наушники. Недалеко от нас сидит пожилая женщина, она замечает стоящую за мной старушку, машет ей рукой – идите, садитесь. Встает. Девушка, увидев освободившееся место, тут же плюхается в него. Женщина растеряно смотрит на старушку, они переглянулись – что поделаешь, такая у нас нынче молодежь. Причем эта девчонка просто не видела, что место было освобождено не ей, она была вся в себе – она просто слушала музыку и не замечала, что происходит вокруг нее. Еще один такой же эпизод. Сидят три девушки, рядом пожилая женщина, лет под шестьдесят. Заходит в автобус женщина с двумя маленькими детьми, обе руки у нее заняты сумками. Дети совсем маленькие и ходят так, что при любом шаге рискуют упасть, женщина, проявляя чудеса эквилибристики, каким-то образом сама удерживает равновесие, при этом пытается удержать от падений и детей. Пожилая женщина тут же встает и уступает место, на это место влезает один из пацанов, но второй не помещается. Молодые дамочки равнодушно смотрят на эту сцены, мысль, что надо бы уступить место просто не приходит им в голову, а родители во время не объяснили им, как надо себя вести в таких ситуациях. Еще одна похожая сцена – в автобус входит мужчина с костылем. Места для инвалидов были заняты старушками и молодой женщиной. Одна из старушек попыталась объяснить молодой даме, что эти места для инвалидов и ей надо бы уступить место, в ответ последовал короткий, но убедительный лай, ошеломленная старушка сразу замолчала, посидела немного, подумала и уступила место сама. Другая ситуация. В автобусе сидят четверо молодых парней. Каждое второе слово – мат перемат. Женщина, стоящая рядом делает им замечание, один из парней агрессивно вскакивает и начинает на нее орать, всем своим видом показывая, что он не остановится и перед рукоприкладством, женщина ошарашена, сразу замолчала, а те продолжают свою беседу, еще более сдобренную матерщиной. Эти сцены сегодня наблюдает каждый из нас. Сразу возникает вопрос – а почему они такие, ведь наше поколение не было таким. Другое время, другое поколение? Мне возразят, что все нормально, и дети растут нормальные, и все это обычное недовольство старших новым поколением. Но сегодня все намного серьезнее и я постараюсь объяснить свою точку зрения. От чего зависит, какой ребенок вырастет у нас, будет ли он добрым или злым, трудолюбивым или лентяем, вежливым или хамом? Что надо делать, чтобы он оправдал наши ожидания, и почему наши усилия нередко идут прахом и перед нами мы неожиданно для себя видим не нормального человека, а отъявленного негодяя. Почему это происходит? Понятно, что многое зависит, как любят сегодня говорить, от генов. Но не пытаемся ли мы, прикрываясь этой самой наследственностью, скрыть то, что просто неправильно их воспитывали. Скорее всего, мы даже не задумывались над этим – как надо воспитывать детей. Растим их, заботимся о них, делаем все то, что делают и другие родители. Почему-то уверен, что на вопрос, каким бы вы хотели видеть своих детей, многие ответят стандартно – чтобы у них все было хорошо. И чтобы у них все было хорошо, мы стараемся обеспечить их, делаем все, чтобы они получили приличное образование. Кроме того, что мы должны их научить есть, пить, пользоваться горшком, разговаривать, что-то им дать, чем-то обеспечить, что мы еще знаем о воспитании? И о том правильно ли мы все делали, почему они стали такими, к сожалению, эти вопросы мы начинаем задавать себе уже после того, как дети выросли, и исправить уже ничего нельзя. Как мы воспитываем своих детей Родители любят своих малюток, и это их долг; но часто они любят в своих детях также их недостатки. Нельзя, видите ли, ни в чём перечить детям; надо во всём предоставить им возможность поступать по своей воле; а так как дети в свои годы не способны к большим порокам, то родители думают, что можно без риска проявлять снисходительность к маленьким отступлениям от правильного поведения, что можно забавляться их милой шаловливостью, которая, по их родительскому мнению, вполне подходит к этому невинному возрасту. Но уже Солон очень хорошо ответил одному такому нежному родителю, который не хотел наказать ребёнка за одну скверную выходку, извиняя её тем, что это не важная вещь: да, сказал Солон, но привычка – важная вещь…     Джон Локк.     Мысли о воспитании …Законодатель должен удалить из государства сквернословие, как и кое-что другое (потому что из привычки сквернословить развивается и склонность к совершению дурных поступков); в особенности у молодых, чтобы они не говорили сами и не слышали от других чего-либо подобного.     Аристотель Молодые… должны были почитать и слушаться не только собственных отцов, но заботиться и обо всех пожилых людях; при встречах уступать им дорогу, вставать, освобождая место, а также не подымать шум в их присутствии.     Плутарх Поводом для написания этой работы стала цитата Платона, попавшаяся мне на глаза: «Даже игры наших детей должны как можно больше соответствовать законам, потому что, если они становятся беспорядочными и дети не соблюдают правил, невозможно вырастить из них серьезных, законопослушных граждан». И дальше: «Адимант: – Не стоит давать предписания тем, кто получил безупречное воспитание: в большинстве случаев они сами без труда поймут, какие здесь требуются законы. … А если нет, вся их жизнь пройдет в том, что они вечно будут устанавливать множество разных законов и вносить в них поправки в расчете, что таким образом достигнут совершенства. Сократ: – По твоим словам, жизнь таких людей будет вроде как у тех больных, которые из-за распущенности не желают бросить свой дурной образ жизни. Забавное же у них будет времяпрепровождение: лечась, они добиваются только того, что делают свои недуги разнообразнее и сильнее, но все время надеются выздороветь, когда кто присоветует им новое лекарство. Далее, разве не забавно у них еще вот что: своим злейшим врагом считают они того, кто говорит им правду, а именно, что, пока они не перестанут пьянствовать, наедаться, предаваться любовным утехам и праздности, им нисколько не помогут ни лекарства, ни прижигания, ни разрезы, а также заговоры, амулеты и тому подобное…» На самом деле и наше воспитание, и воспитание наших детей находится в прямом противоречии с тем, о чем пишет Платон. Мы оказываемся не в роли воспитателей, а в роли наблюдателей. Мы наблюдаем за тем как растут наши дети, никакой системы в воспитании у нас в большинстве случаем нет, и возникающие проблемы мы решаем в порядке их поступления. Мы смотрим, как ведет себя ребенок в той или иной ситуации, нам очень интересно наблюдать за ним, и часто его поведение вызывает у нас улыбку. Да, сделал ребенок, что-то может быть и не совсем так, поступил где-то не очень хорошо, ну и что, ничего не произошло, ребенок, каким был таким же и остался замечательным, самым любимым для нас существом. Удивительно не то, что – сколько родителей – столько и методов воспитания, а то, что – сколько специалистов в области воспитания, – столько и мнений, как надо воспитывать. Каждый предлагает свой метод воспитания, но нет критерия оценки этим методам. Растет какой-нибудь «хороший» ребенок, но хороший он для своих родителей, своего воспитателя. Этот ребенок давно уже знает как вести себя, чтобы его хвалили, поощряли, но каким он вырастит, не знает никто. Поразительно то, что нынешние воспитатели, прикрывая свое незнание элементарных правил воспитания, придумали миф о том, что следование сложившимся предписаниям мешает творческому развитию ребенка, и задача воспитателя не в том, чтобы воспитывать, а помочь развить в ребенке то, что заложено в нем природой. В подтверждении своих слов приведу цитату из очень хорошей работы, к которой я буду еще обращаться Муравьева О. С. «Как воспитывали русского дворянина»: «К дворянским детям применялось так называемое „нормативное воспитание“, т. е. воспитание, направленное не столько на то, чтобы раскрыть индивидуальность ребенка, сколько на то, чтобы отшлифовать его личность соответственно определенному образцу». Но результаты такого воспитания, в противоположность «нормативному» мы сегодня и наблюдаем и, естественно возникает вопрос, а может быть стоит остановиться и посмотреть к чему привело это «раскрытие индивидуальности». Надо всегда помнить, что человек животное существо и очевидно, что раскрывать то, что заложено в нем природой, не очень умно. Неплохо было бы ратующим за «раскрытие индивидуальности», сходить в зоопарк и посмотреть на ближайших родственников людей, посмотреть какими они вырастают, не обремененные человеческими правилами воспитания. Достаточно немного понаблюдать за ними, чтобы убедиться, что существа эти – злобные, агрессивные и ленивые. А какая сегодня у нас молодежь? Включите телевизор, найдите какую-нибудь развлекательную передачу, и вы увидите, какие они веселые, остроумные и жизнерадостные. Вместе с вами работают молодые люди, они внешне ничем не отличаются от остальных сотрудников. Но люди раскрываются не в таких ситуациях. Какие они на самом деле, можно оценить только тогда, когда те оказываются в непростой жизненной ситуации. Конечно, лучше не устраивать для людей такие проверки, наподобие тех, которые нам устроили, ввергнув в кошмарные 90-е годы. Но это произошло и как вдруг все изменились вокруг. Кто-то начал спиваться, кто-то покончил собой, кого-то убили…. В отделе, в котором проработал многие годы, в котором никогда и ничего не случалось, вдруг стали пропадать вещи, у тебя просят в долг деньги, и если раньше ты давал не задумываясь, то теперь понимаешь, что лучше это не делать, потому что могут просто не вернуть. Для многих наступило время переоценки ценностей. Люди перестали ходить в кинотеатры, книжные магазины оказались забиты книгами, которые раньше невозможно было достать. Закрываются спортивные секции, клубы, дворцы культуры. И главное признак демократических времен – охрана везде, особенно тщательно охраняют торговые заведения и чем солиднее это заведение, тем больше там охрана. Все магазины с сигнализацией, кругом железные решетки на дверях, на окнах. Пренебрегающих этими мерами безопасности грабят нещадно…. Удивительно было то, что этими грабителями были вчерашние, внешне, хорошие ребята, которые вместе с нами учились, работали, они были как все и ничем не отличались от остальных людей. Почему мы вдруг оказались такими разными, почему мы допустили уничтожение своей страны, своего жизнеустройства. Откуда взялись эти многочисленные банды, взявшие под контроль наши города…. Откуда? Почему? Что мы не так делали? Кажется, какая может быть связь между тем, что ребенок, решил поменять – установленные правила игры и законами государства? Ну да, поменял ребенок какие-то, не понятно кем и когда установленные правила, ну и что? Ребенок растет свободный, раскованный, не «зажатый», у него развивается фантазия. Что в этом плохого? Да и никаким законодателем, скорее всего, он не станет, и что, из-за какого-то никем не подтвержденного высказывания, запрещать ребенку играть так, как он хочет? И все же в высказывании Платона есть здравый смысл. Вспомните 80-е годы. Как все нам тогда казалось просто. Достаточно поменять руководство страны, которое в народе называли не иначе как «маразматическим», принять какие-то законы и заживем, как живут люди на Западе. «Мы ждем перемен!» – лозунг той эпохи, лозунг оболваненного поколения. О том, почему люди на Западе хорошо живут, мы как-то предпочитали не думать. И для нас, чтобы хорошо зажить, был только один путь – надо было не революции устраивать, а просто работать и работать очень серьезно, потому что материальные блага создаются трудом. Но те, кто больше всех ратовал за преобразования в стране, как раз то они, работать хотели меньше всех. И на их дешевые лозунги мы и купились. Да, что-то может быть, и сделали не так, но ничего не произошло, еще что-то поменяли, снова ничего страшного, а дальше – как снежный ком… Итог оказался очень печальным для большей части населения нашей некогда великой страны. А разве не об этом нас предупреждал Платон. Мы с легкостью начали менять наши законы, и вдруг, совершенно неожиданно оказались в кошмарных 90-х годах, которые не закончились и сегодня. Сегодня всего лишь видимость благополучия, стабильности. Разрушительные процессы, запущенные в конце 80-х продолжаются. Я пишу – мы, хотя большинство из нас были только свидетелями и даже жертвами этих событий. Но где были мы? Разве мы не ответственны за то, что произошло с нами, со страной? Почему мы выросли такими бесхребетными? Дело в генах? Нет – дело в воспитании. Сколько книг написано о воспитании детей, какой громадный опыт накопили люди, и, кажется, что все уже все давно знают. Но парадокс в том и заключается, что мы не знаем даже элементарных вещей. Пользуемся какими-то новыми методиками, следуем советам любого встречного, используем новые предметы, устройства, игрушки, о которых раньше и не слышали, а сегодня, без которых кажется невозможно и жить. К чему все эти новшества приведут и нужны ли они ребенку, редко задумываемся. Опыт наших родных, близких заменяем знаниями, почерпнутыми из Интернета – ведь там, все есть. Странно, у нас такие возможности, а дети растут и больными и плохо развитыми. Раньше практически все дети после года уже могли пользоваться горшком, сегодня большинство родителей об этом и не мечтают. «Памперсных» детишек оказалось очень сложно приучать к горшку. Как-то не принято афишировать, такой факт, что многие дети уже довольно взрослые могут сделать свои дела по большому только в памперсы. Зайдите в Интернет, увидите какая это сегодня проблема. Но от памперсов никто отказываться не собирается – ведь это так удобно! То, что эти удобства могут вылиться потом в годы мучений и для родителей и для ребенка, мы об этом сегодня не думаем. Главное для нас, чтобы хорошо было сегодня, а завтра… Но, что там памперсы? Мы не знаем – пеленать детей или нет. Вчера пеленание считалось необходимым, потом кто-то решил, что это делать не надо, а сегодня начали задумываться и пришли к выводу, что все же наши предки делали правильно, и лучше все же пеленать детей. А как их одевать? Кто-то считает, то детей нельзя кутать, дети легко переносят холод и лучше для их здоровья, чтобы дети были легко одетыми. «Молодые японские мамы везде таскают своих крошечных детей с собой, а точнее будет сказать, на себе. Поражает, что таскать они их с собой начинают почти с младенческого возраста, чуть ли не новорожденных. Когда мне зябко в зимней куртке и я натягиваю на руки перчатки, все японские младенцы висят на своих мамашах без носочков и шапочек. Руки, ноги, голова у них – обнажены. В метро стойкие младенцы выживают под потоками холодного кондиционерного воздуха. Принято даже в холодные времена носить детей с непокрытой головой и босыми ногами. (Юлия Ковальчук. «Япония и японцы. О чем молчат путеводители»). Зато можно найти исследования, в которых пишут о том, что у детей нужно беречь верхнюю часть головы – темечко и желательно, чтобы оно было закрыто. Кто-то считает, что голова ребенка обязательно должна быть чем-то накрыта. Кто-то считает, что дети должны быть одеты тепло, и многие матери благоразумно следуют именно этим советам и, думаю, что они поступают правильно. Как рассказывала мне одна знакомая, тепло одевать своих детей ее учила мать, а та, в свое время, была научена этому своей матерью. И это правило у них передавалось из поколения в поколение. Она же мне рассказала, как часто гуляя со своим маленьким ребенком, который тепло одетый на улице моментально засыпал, встречала свою знакомую, которая придерживалась современным рекомендациям, и видела, как ее легко одетый ребенок, постоянно ворочался, кряхтел, вел себя очень неспокойно. Найти правильное решение в данном вопросе не сложно. Надо оценивать реакцию ребенка – если ребенок комфортно себя чувствует в легком одеянии, то, очевидно, что кутать его не следует, в данном случае надо учитывать реакцию ребенка. Но в случае с памперсами – тут уже надо исходить из других соображений. С памперсами удобно и родителям и детям, но, родители должны знать о последствиях и поэтому, использовать памперсы нужно только в самых необходимых случаях, когда нет возможности его переодеть. В остальных случаях лучше пользоваться тем, чем пользовались наши предки. Эти простые примеры показывают, что, во-первых, единых правил на все случаи жизни нет и быть не может, а, во-вторых, то, что мы часто не знаем элементарных вещей. Что же говорить о более сложных, тем более что кругом столько советчиков, столько специалистов в области воспитания, что каждый, в итоге, предпочитает решать сам, как поступать в том или ином случае. Простой пример, ребенок устраивает своим родителям постоянные истерики. Можно зайти в Интернет и прочитать на эту тему много неплохих советов, которые дают специалисты и обычные родители. Хотя без всякий советов понятно, что дело не в ребенке, а дело в родителях. Истерика у ребенка его реакция на поведение родителей. Иногда закатывая истерику своим родителям, ребенок всего лишь копирует поведение родителей, которые в присутствии ребенка, занимаются выяснением отношений. Когда один из родителей наказывает ребенка, а другой тут же начинает его защищать, то такие родители провоцируют ребенка к плохому поведению, в том числе и к истерикам. Недопустимо, когда родитель после наказания, увидев понурое лицо ребенка, тут же пытается исправиться – начинать жалеть ребенка, ласкать его. Это – самая большая ошибка, которую допускают родители. Ребенок, чтобы получить очередную порцию ласки, может снова преднамеренно совершить какой-нибудь плохой поступок. Чаще всего истерики закатывает избалованный ребенок, прекрасно понимающий, что он в семье самое важное лицо, и он, таким образом, пытается занять соответствующее место в семье, самоутвердиться. В семьях, в которых растут несколько детей, такие сцены – большая редкость, зато в семьях с одним ребенком – они обычное явление. Ребенок, закатывающий своим родителям истерики, чаще всего нормально себя ведет, когда оказывается в обществе других взрослых людей без родителей и в компаниях своих сверстников. Очень много полезных советов о том, как воспитывать детей можно найти в книгах. Но много ли мы знаем примеров, в которых прослеживается связь между воспитанием и результатами этого воспитания. Интернет дает такую возможность. Благодаря Интернету любой из нас может моментально получить такой объем информации по интересующей теме, который раньше был не доступен даже специалистам в этой области. Например, в истории. Не удивительно, что сегодня появилось так много работ по истории, авторы которых пытаются переосмыслить сложившуюся версию истории. Приведу интересную цитату В. Ю. Катасонова: «…К моменту, когда русский человек стал превращаться в материалиста и атеиста, Запад уже успел создать громадное количество разных теорий и «наук». Поэтому русские «образованные» люди с жадностью набросились на всю кучу этого накопленного с XVI – XVII веков хлама, который они по своей духовной слепоте приняли за истину. Роясь в куче этого хлама, они нашли разные непонятные теории, касающиеся устройства общественной жизни, экономики, финансов…. Те теории, которые приходили к нам с Запада, вообще не имели никакого отношения к науке, потому что они призваны были не объяснять мир, а обосновывать и оправдывать политику тех, кто эти теории заказывал. Да, да! Эти теории не были результатом свободного творческого поиска истины. Они представляли собой инструмент идеологии определенных групп интересов, которые рвались к власти или уже находились у руля власти. Особенно это касалось общественных «наук». Эту цитату, относящейся к экономики, можно с полным успехом отнести и к истории, кроме того, у авторов альтернативных версий истории есть еще один убедительный аргумент в пользу пересмотра традиционной версии истории – объем информации, которым они располагают, просто был не доступен, предыдущим поколениям историков. Меня заинтересовала книга «История» Геродота. На русском языке имеется только один перевод этой книги, но он меня не устраивает. Захожу в Интернет, и тут же нахожу текст Геродота на греческом, с помощью переводчика перевожу его, значение каждого слова могу внимательно разобрать. Не понравился мне греческий текст – нахожу английский, несколько авторов, можно и на французском, на любом языке. Разве имели такую возможность ранние исследователи творчества Геродота? Все можно проверить, все можно перепроверить. Результатом моих изысканий стала работа «Древняя Меотида». Подход, который я применил при написании этой работы, заключался в том, чтобы максимально использовать возможности Интернета для получения неограниченного количества информации, часто недоступной предыдущим исследователям. Осмысление этой информации дало возможность сделать довольно интересные выводы. Точно также я подойду к этой теме воспитания. Можно было бы, конечно, подойти к этой теме традиционно, изучив ее по работам специалистов в этой области. Я не собираюсь игнорировать работы специалистов, но я хочу найти ответ на очень важные, на мой взгляд, и очень конкретные вопросы, и помощником в этом мне будет Интернет. Я использую биографии известных людей, книги великих писателей, работы известных философов о воспитании и… свой жизненный опыт. Ничего нового в моей работе нет, все, что я пишу давно известно, но ведь один и тот же материал можно подать по-разному, и воспринят он тоже будет по-разному. Помню, как я, будучи студентом, искал материалы по интересующей меня теме. Хорошо, что я учился в Москве. Записался в библиотеку политехнического института – там ничего не нашел, записался в ГПНТБ. Там было все. Более того, когда выяснилось, что книги, которую я хотел получить, в библиотеке не оказалось, мне предложили сделать заказ, библиотека на основании моего заказа могла купить эту книгу в Штатах, где она была издана и месяца через два я смог бы получить ее и пользоваться ее. Брать книги с собой было нельзя, но можно было тут же заказать копию интересующих меня страниц из этой книги. Заказать печать всех страниц сразу в один день было нельзя, но по частям я мог напечатать книгу полностью, стоимость листа была, кажется, 2 копейки, так что печать любой книги была доступна практически любому желающему. Тогда меня эта система очень впечатлила. Но пользоваться ее могли только те, кто жили или учились в Москве. На периферии все было намного хуже. Конечно, мне жаль, что мое поколение смогло воспользоваться возможностями Интернета слишком поздно, но зато, казалось бы, как повезло нынешним молодым людям, которые все это имеют, которые должны были бы быть просто все вундеркиндами. Ведь у них есть все, у них есть возможность пользоваться любыми источниками, при этом, не выходя из собственной квартиры. О таком мы не могли даже мечтать. Самое удивительное, что этот самый Интернет, его возможности привел к тому, что многие молодые люди не знают элементарных вещей. Этот вывод кажется парадоксальным, тем не менее, это именно так. Дело в том, что возможность легкого получения информации практически по любому вопросу отражается на мотивации глубокого изучения любого предмета – зачем себя утруждать, если при необходимости эту информацию можно получить, когда она понадобится. Этот момент очень важен. Если у вас на полке лежит книга, которую вы можете в любой момент взять и прочитать, это может быть причиной того, что книга никогда не будет прочитана, во всяком случае, вы не будете спешить ее прочитать. А вот если у вас на короткое время оказалась редкая книга, которую нигде не найти, то книга с большой долей вероятности будет прочитана и прочитана очень быстро. В Тбилиси я был записан в прекрасную библиотеку Тбилисского Окружного Дома офицеров (ТОДО). Для меня, школьника, выбор книг был огромен. Вся русская классика, зарубежные авторы – Ремарк, Кронин, Хемингуэй, Моруа, Бель. Уже тогда во второй половине 60-х годов, в Союзе начался книжный бум. Многих авторов, особенно зарубежных, достать было невозможно, но можно было взять эти книги в библиотеке. На популярных авторов была очередь, надо было записываться, и выдавали книги этих авторов на две недели. В число этих авторов входили Конан Дойль, Дюма. Я никогда не записывался на этих авторов, меня вполне устраивали, авторы, которых я брал свободно. Еще были книжные журналы – «Иностранная литература», «Москва», «Нева», в которых печатались – Базен, Стейнбек, Булгаков, в «Науке и жизнь» с удовольствием читал Павла Нилина о Бурденко. Журналы чаще всего приносила старшая сестра и на очень короткий срок, поэтому они прочитывались в первую очередь и очень быстро. Сестра брала книги, в основном, в публичной библиотеке, там выбор книг был просто громадный, но читать их можно было только в читальном зале, но читальный зал в выходные дни не работал, сестра договаривалась с библиотекаршами, брала их вечером в пятницу и утром в понедельник возвращала. Как-то она принесла мне книгу еще дореволюционного издания «Пол и характер» Вейнингера, как всегда на два дня, читать было сначала не привычно, с ятями, и текст – не художественная литература, но читал я довольно быстро и смог одолеть ее за выходные. Потом в конце 80-х эта книга была переиздана и свободно продавалась. Я ее купил, все думал перечитать, но тут как раз этот фактор доступности и сыграл свою роль. Я ее перелистал, и она уже мне не показалась такой интересной. Каждая книга должна быть прочитана в свое время, и, если она в свое время не была прочитана, потом ее чтение никакой пользы не принесет. Я хорошо помню свое детство, которое прошло в маленьком городке. Отец был военный, мы часто переезжали, неоднократно меняли жилье и я хорошо запомнил те дома, квартиры, в которых жили, но большая часть времени у нас проходила на улице. Военный городок, лес, речка, озеро, до которого было семь километров, – все было наше. Дверь нашей квартиры никогда не закрывалась на замок, да и замка я не помню. На ночь родители закрывали дверь «на крючок», который только символически держал ее. А еще в памяти от детства осталось чувство полной свободы и ощущение того, что весь мир, громадный мир вокруг тебя – это твой мир. Тогда в своих мальчишеских компаниях мы учились самостоятельно жить, принимать какие-то решения, и уже тогда начинал формироваться наш характер. Нынешние пацаны, особенно в крупных городах, лишены всего этого. Никаких мальчишеских компаний, все под строгих контролем родителей, чаще всего матери или воспитательниц, которые всегда рядом. Опасно отпускать детей одних гулять на улицу – случаи пропажи детей сегодня не редкость, в садик и даже в школу дети, и уже довольно взрослые, тоже ходят вместе с родителями. Невольно в голову приходит вопрос, а что за такое «демократическое» общество мы создали, в котором улица представляет опасность для ребенка. Опасность кругом. Ребенок не может просто выбежать из подъезда своего дома на улицу, он рискует оказаться под колесами автомобиля, опасность в соседе, который без намордника выводит гулять громадного пса – «да он не кусается», понятно, что хозяина, который его кормит, он не укусит, а как он поведет себя возле незнакомого – никто не знает, даже тот же хозяин. Опасность в бомжах, которые бродят возле вашего дома, в «нелегалах», а еще – в маньяках, преступниках, для которых нынешние демократические времена, просто рай земной. Действительно, ребенка нельзя оставлять одного. И то, что у нас такое общество – виноваты мы, и виноваты, в первую очередь, перед нашими детьми, которых мы лишили детства, нормального детства. Мы вдруг осознали, что кроме нас наш ребенок никому не нужен, и, боясь его потерять, мы оградили его от окружающего мира, своим вниманием, стенами своей квартиры. Ребенок оказался оторванным от своих сверстников, от всего общества, от всего мира. Мы посадили его в клетку и пытаемся заменить ему – игрушками, компьютером – то, чего его же и лишили. Постоянно присутствуя в жизни ребенка, контролируя его, с одной стороны мы привыкаем к нему, как к любимой игрушке, с другой стороны мы неизбежно растим человека, которого трудно будет назвать нормальным человеком. Потом, когда он вырастит и возненавидит нас – не удивляйтесь, мы сами во всем виноваты. Создавая это общество, общество потребления, при этом уничтожая то предыдущее, мы не думали о том, каково в этом новом обществе будет нашим детям, мы думали только о себе. Еще отличительная черта нынешних молодых людей. Я и все мои знакомые ребята, никогда не привлекали взрослых для решения своих мальчишеских проблем. Это было недопустимо. Мы могли подраться, но это были только наши проблемы, и родители об этом ничего не знали, конечно, если не случалось чего-нибудь серьезного. И взрослые не вмешивались в наши дела, словно был какой-то негласный уговор между детьми и взрослыми. Помню, как в третьем классе, мой одноклассник, не рассчитав своего движения, ударил меня ножом под сердце. Мальчишки, которые были тут же рядом, повели меня в санчасть, где мне обработали рану и перебинтовали. «Повезло тебе, парень, – сказал врач, – нож остановился на ребре». И даже тогда, я не собирался рассказывать об этом происшествии родителям. Другое дело, что мать только увидев меня, тут же испуганно спросила: «Что случилось?» Скрыть все равно бы не удалось, к вечеру у меня поднялась температура, да и пришел отец одноклассника – извиняться. Жаловаться, ябедничать – считалось недопустимым. И так воспитывались не только мы. Снова приведу пример из работы Муравьевой: «…В повести Гарина-Михайловского отец Темы, провожая сына в первый класс гимназии, в очередной раз рассказывает ему про то, как стыдно ябедничать, про святые узы товарищества и верность дружбе. «Тема слушал знакомые рассказы и чувствовал, что он будет надежным хранителем товарищеской чести». Испытание ожидало его в первый же день: один из одноклассников нарочно «подставил» Тему и навлек на него гнев начальства. «Он понял, что сделался жертвой Вахнова, понял, что необходимо объясниться, но на свое несчастье, он вспомнил и наставление отца о товариществе. Ему показалось особенно удобным именно теперь, перед всем классом, заявить, так сказать, себя сразу, и он заговорил взволнованным, но уверенным и убежденным голосом: – Я, конечно, никогда не выдам товарищей, но я все-таки могу сказать, что я ни в чем не виноват, потому что меня очень нехорошо обманули и сна… – Молчать! – заревел благим матом господин в форменном фраке. – Негодный мальчишка!» В результате этого случая мальчика едва не выгнали из гимназии. Ни доводы его отца, генерала Карташева, о пользе «товарищества», ни горячие мольбы его матери считаться с самолюбием ребенка не произвели впечатления на директора гимназии. Он безаппеляционно заявил огорченным и взволнованным родителям Темы, что их сын должен подчиняться не семейным правилам, а «общим»… А как воспитывают сегодня нынешних молодых людей. Воспитанные, в большинстве случаем женщинами, они и ведут себя соответствующим образом. Не хочется применять этот термин, который пришел к нам из уголовной среды, но не нахожу другого подходящего, быть ябедой – можно отнести к ребенку, а не к взрослому, а они уже взрослые и эта черта – «стукачество» очень им свойственна. Подставить своего коллегу по работе, свалить вину на него – этому их не надо учить, к этому их приучали с детства. На работе мне дали студента. Он писал диплом, кроме того, ему надо было войти в курс моей работы, чтобы он в дальнейшем смог меня заменить. Я ему дал и тему для диплома и все материалы он получил готовые. Старался ему облегчить работу по диплому, считал, что главное, чтобы он здесь быстро освоился, научился решать стоящие перед ним задачи. Потратил на него год и через год понял, что толку от него не будет никакого. Куда-то пойти, с кем-то поговорить – это он делал с удовольствием, но решать технические вопросы не собирался. Когда я ему пытался что-то объяснять самое элементарное, то, что он должен был освоить в институте, он тут же переставал меня слушать. Попробовал дать ему конкретную работу, простейшую, он даже не попытался что-либо сделать, когда он и следующую работу не стал делать, стало понятно, что зря теряю с ним время. Диплом он, как ни странно, защитил на «отлично». По отношению к работе, по тому, как он себя вел, он напоминал мне девушек, которых раньше, еще в советские времена, мы брали, для всякого рода поручений – пойти куда-то, что-то подписать, что-то принести. Но это же парень, казалось бы, он должен стремиться во всем разобраться, в первую очередь, в технических вопросах – этим-то он заниматься и не хотел. Я объяснил начальнику, что потратил на него напрасно много времени и больше это делать не буду. Начальник, как-то попросил меня вместе с моим подопечным, сходить куда-то и решить какой-то вопрос. Дело было не сложное, но когда надо было идти, я оказался занят другой работой и попросил его решить этот вопрос самостоятельно. Про себя подумал, хоть что-то он должен, в конце концов, делать. Через минуту после моей просьбы, мне звонит начальник и спрашивает, почему я не сделал, как он сказал. Я ему объяснил свою точку зрения, он со мной согласился, последствий никаких не было, и быть не могло, но поведение моего коллеги меня ошеломило. Он целыми днями сидит в Интернете, часто прогуливает, откровенно валяет дурака, а тут, когда надо было настучать – такой энтузиазм… Конечно, не все они такие. До него у меня был другой студент, который оказался – и умница, и хорошо работал, года через два он оказался одним из самых востребованных специалистов в отделе. Но такие, как он, сегодня исключения. Но все сразу изменилось, когда отца перевели служить в Тбилиси. И даже, замечательная, по тем временам, трехкомнатная «хрущевка» не обрадовала. У нас все отняли. Взамен мы получили жилой массив, где ничего не было. Бывали дни, когда я даже не выходил из дома. Не было друзей, негде было проводить время. Детство закончилось. Это было тяжело пережить, но детство должно было закончиться неизбежно. Чтобы как-то занять себя я записался на школьные кружки – исторический и математический, много читал. Потом была музыкальная школа, шахматный кружок. И мои одноклассники тоже чем-то увлекались, найти себе занятие было не сложно – кто-то ходил на хор, кто-то на гимнастику, кто-то на бокс, кто-то на футбол, кто-то учился рисовать (мой одноклассник – Игорь Гамов, который собирался поступать в архитектурный институт). Другой одноклассник – Володя Саакян, играл в футбол, и был дважды чемпионом страны, которые проводились между дворовыми командами под эгидой газеты «Пионерская правда». Назывались эти соревнования «Кожаный мяч». Конечно, команда, в которой он играл, была отнюдь не дворовая, и занимались ребята вполне профессионально, но, я думаю, что и участники других команд не были простыми любителями. Причем, если не считать музыкальную школу, то все эти кружки и секции были абсолютно бесплатными и записаться в них мог любой желающий. Кто-то приходил сам, кого-то приводили родители, при этом участие родителей на этом и заканчивалось. Дальше все происходило без их участия. Конечно, они могли прийти посмотреть, как выступает их чадо, в каких-нибудь соревнованиях, но чаще всего они не делали и это. Всем этим занималось государство, и средств на это нужно было совсем не много. Как все непросто сегодня. Конечно, если родители имеют средства и у них есть достаточно времени, они начинают возить своих детей в специализированные спортивные учреждения, но это надо делать постоянно, и на это у нас чаще всего времени не хватает, поэтому заканчиваются эти спортивные начинания обычно одинаково. Куда проще, съездить с ребенком в какой-нибудь аквапарк, где можно и самим развлечься, и ребенку полезно. А спорт? Зачем ребенку спорт? Зачем ему участвовать в каких-то соревнованиях, кого-то побеждать, что-то кому-то доказывать? Достаточно, чтобы он рос просто здоровым. Но удивительное дело, мы много уделяем времени своим детям, заботимся о них, а у нас вырастает хилое поколение. Но не это самое главное, главное то, что у них детство так и не заканчивается. Когда мы переехали в Тбилиси, мне было 11 лет. Я почти никогда в автобусах не садился, даже если там были свободные места. Я знал, что если – одно-два свободных места, то на следующей остановке кто-то зайдет, надо будет все равно вставать. Как-то я сел возле двери на свободное место в полупустом автобусе, на следующей остановке вошла солидная, довольно крупная женщина. Она подошла ко мне и громко на весь автобус сказала: «Мальчик, уступи мне место». Через пару рядов сзади были свободные места, но ей не хотелось туда идти, она хотела сесть именно там, где сидел я. Все женщины, сидящие в автобусе, хищно повернули свои головы в мою сторону, в автобусе нависла предгрозовая тишина, которая ничего хорошего мне не предвещала и я благоразумно встал. Я неоднократно был свидетелем сцен, когда женщины в автобусе устраивали скандал, считая, что кто-то повел себя, как они считали, неправильно. Со стороны наблюдать за всем этим было очень интересно, запоминающийся восточный колорит, где еще такое увидишь, но становиться непосредственным участником таких сцен мне совершенно не хотелось. Вообще-то, в Тбилиси было принято уступать в автобусе места женщинам. Пожилым – обязательно, молодым и симпатичным девушкам уступали, демонстрируя свою симпатию. Казалось бы, что необычного в таком воспитании. Но… Когда я приехал в Москву, первое, что мне там бросилось в глаза, это то, что здесь не принято было уступать свои места, кому бы то ни было. Особенно удивляли сцены, когда молодой парень сидит, разговаривая при этом со стоящей рядом девушкой. Еще одна сцена поразила меня тогда же в Москве. Сидит парень и девушка, парень с удовольствием ест мороженное. «Хочешь мороженное?» – с опаской спрашивает он, девушка, глотая слюнки, деликатно отвечает: «Нет, не хочу». «Как хочешь» – облегченно вздыхает молодой человек и с еще большим энтузиазмом продолжает поглощать пятнадцатикопеечное советское удовольствие. Эта сцена меня просто поразила. В Тбилиси это было недопустимо. Не помню, когда и кто, мне с малых лет объяснил, если хочешь угостить, то не надо спрашивать, хочешь или нет, надо просто сказать: «Бери». Такой же похожий случай. В автобус входит старуха, молодой человек, не вставая, обращается к ней: «Я уступлю место, садитесь». Женщина деликатно отказывается, молодой человек продолжает сидеть, через пару остановок он выходит и усталая женщина с облегчением садится. То, что в таких ситуациях надо просто встать, а не спрашивать – сядите ли вы, что сидеть молодому человеку, когда рядом стоит престарелая женщина просто неприлично, к сожалению, ему не объяснили, как не объяснили это и многим другим его сверстникам. Конечно, и в Тбилиси были свои довольно «дикие» обычаи, которые шокировали приезжих. То воспитание, которое я получил там, не прошло даром. Сегодня, когда мне уже за шестьдесят, я никогда не сяду в автобусе, если рядом стоит пожилая женщина. Нынешние молодые люди, и парни и девушки, самые главные претенденты на свободные места – что поделаешь, такими мы их воспитали. Воспитывая своих детей, мы делаем все неправильно. Мы оберегаем их от трудностей, стремимся создать им все условия для благополучной жизни. И из-за этой нашей постоянной опеки вырастают абсолютно неприспособленные для этой жизни молодые люди. Чем больше они получают от своих родителей, тем несчастнее эти вчерашние дети. Они чаще спиваются, становятся наркоманами, ведут образ жизни, который недопустим для нормальных людей. Понимая, что они не смогут устроиться в этой жизни, мы стараемся обеспечить их «до гроба». Но тут уже мы ничего другого сделать не можем и пытаемся расплатиться с ними за свои ошибки. Жизнь – сложная вещь. И детей надо готовить к этой сложной жизни, а не создавать им тепличные условия. Это – простая и очевидная истина, но как легко мы от этой истины отказываемся. Почему нынешние дети учатся намного хуже, чем учились дети нашего поколения? Почему они не они не знают элементарных вещей? Почему они мало читают, про их знания математики, физики, химии лучше просто промолчать. Самое страшное не то, что у них громадные пробелы в знаниях, страшнее то, что они и не хотят ничего знать, предметы, для изучения которых надо прилагать усилия, ими игнорируются. Парадокс заключается в том, что, не зная этих предметов, они часто поступают в технические вузы, и, что еще удивительнее, – заканчивают их, получают какие-то дипломы, какие-то непонятные звания – бакалавры, магистры. Потом они приходят на заводы, в институты. Да, они знают английский, владеют компьютером и на этом их знания заканчиваются. Самое печальное, что ликвидировать пробелы в своих знаниях большинство из них и не собирается. То, что уровень образования у нас стал очень низким – говорят все, кто имеет дело с нынешними студентами. «…Когда я был студентом, у нас процентов 80 учащихся успевали, случайные люди отсеивались сразу, а теперь пропорция обратная: нормально учатся процентов 20, остальное – балласт…» – М. Погосян, Глава ОАК, Интервью «Огоньку». Почему они такие? Вы не задумывались о том, что они выросли такими, виноваты только мы сами. Ведь это результат нашего воспитания. Жизнь – штука тяжелая, и чтобы что-то добиться в этой жизни надо пахать. И пахать здорово. К этому надо детей приучать с детства, с раннего детства. Проблема нынешнего поколения в том, что большинство молодых людей из этого поколения жили и воспитывались или в неполных семьях, чаще всего без отца, или были единственными детьми в семье. Безусловно, и в таких семьях могут вырастать вполне нормальные дети, но это тогда, когда их родители (мать) не делали из своего ребенка кумира для себя. Но это бывает редко. Чаще для него единственного в семье делается все и вся жизнь в семье подчинена одному – заботе о собственном единственном чаде. Потом эти «чада» сполна рассчитаются за ту бесконечную заботу о них, полным презрением к своим воспитателям. Наконец, школа закончена. Потом будут институт, работа, семья. Кажется, что и у нынешних молодых все-то же самое. Но смотрю я на них, и понимаю, что у них все не так. Советская система была довольно жесткая. Приходишь молодым специалистом на завод, оклад у тебя такой, что рабочие, которые вчера были школьниками, получают больше тебя, а ты, проучился почти шесть лет и зарплата у тебя всего 115 рублей. Были премии, но их надо было заработать, по крайней мере, «депримажи» тогда были не редкостью. И чтобы получать больше, надо было пахать – повышать категорию, а чтобы тебе ее повысили, надо было много работать, только тогда тебя представят на комиссию, которая решит можно тебе представить очередную категорию или нет. Были случаи, когда инженеры уходили в рабочие, там и ответственности меньше, и зарплата больше, но не было перспектив. Все было не просто. Сегодня, чтобы удержать молодежь, им сразу начинают платить столько, сколько высококвалифицированным специалистам, но и за эти деньги они себя не очень-то утруждают. Большую часть рабочего времени они проводят за компьютером, копаясь в Интернете. Но ищут они не статьи, не книги по специальности, а просто развлекаются. Они привыкли к подобному времяпровождению. Сегодня большинство наших предприятий абсолютно не конкурентоспособны. Основная причина – невероятно раздутый административно-управленческий и непроизводственный персонал, который слишком дорого обходится стране, именно стране, потому что эти предприятия содержатся за счет госбюджета. Свою лепту в увеличении расходов на содержание таких учреждений вносит наша молодежь. Хотя ответственны за подобное положение дел, конечно, не эти молодые бездельники. Они прекрасно видят, что творится на предприятиях, видят толпы административных работников, работа которых заключается в просиживании штанов на всевозможных совещаниях, которые они же и придумали, чтобы время быстрее шло, естественно, что и они хотят так же устроиться, чтобы так же работать и так же получать. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/konstantin-nivnikov/traktat-o-vospitanii-pokolenie-urodov/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 50.00 руб.