Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Ходячие мертвецы. Зомби-нашествие на кинематограф

Ходячие мертвецы. Зомби-нашествие на кинематограф
Ходячие мертвецы. Зомби-нашествие на кинематограф Антон Иванович Первушин Сериал, который покорил мир Мертвецы повсюду. Они восстали из могил и захватили мир. Теперь они даже в сериалах: сериал «Ходячие мертвецы» сегодня один из самых популярных в мире. И это только верхушка айсберга, популярность зомби в современной массовой культуре не переоценишь, их очень-очень много в кино, в книгах, в комиксах и в играх. Как будто мир действительно готовится к их нашествию. Именно поэтому автор книги не останавливается на самом популярном сериале на зомби-тематику. Хотя каждый поклонник сериала и найдет здесь самую исчерпывающую информацию обо всем, что связано с «Ходячими мертвецами», – это далеко не все из того, чему посвящена книга. Зомби в массовой культуре. Откуда они взялись, как развивался образ зомби и что будет с ним дальше. Антон Первушин Ходячие мертвецы. Зомби-нашествие на кинематограф © Первушин А.И., 2015 © ООО «ТД Алгоритм», 2015 Предисловие. Мертвые идут Мы все умрем. Такова печальная аксиома нашей жизни. С этим трудно смириться, но мы как-то научились. Печальнее всего то, что мы не знаем, какая судьба нас ожидает после смерти. Кто-то верит, что там, за последней чертой, нас всех ждет суд и воздаяние. Кто-то полагает, что мы умираем раз и навсегда, возвращаясь в «великое ничто», из которого некогда вышли. Кто-то убежден, что наша бессмертная душа раз за разом возвращается в новые тела, переживая множество «инкарнаций». Однако точно мы не знаем, и это тревожит нас, вызывая интерес ко всему, что так или иначе связано со смертью. Считается, что только человек способен осознавать неизбежность смерти, и в том состоит один из признаков разумности, выделяющий нас среди животного мира. Осознание смерти, помноженное на инстинкт самосохранения, породило древнейшую и совершенно необъятную культуру «загробного существования», первые признаки которой ученые находят еще в погребальных обрядах неандертальцев и в самых древних мифах, созданных нашими предками. И нет ничего странного, что эта культура продолжает развиваться, порождая новые образы и смыслы с учетом эпохи. Одним из магистральных направлений в культуре «загробного существования» стало возвращение мертвецов в мир живых. Примечательно, что даже наши очень далекие предки не желали, а боялись такого возвращения, поэтому многие экзотические погребальные обряды нацелены на то, чтобы исключить саму возможность восстания умерших из могил. Мы словно бы опасаемся, что в потустороннем мире они обретают какие-то сверхъестественные знания и силы, а будучи лишенными морали, которой придерживаются живые, начнут всячески вредить нам, стремясь забрать на тот свет как можно больше родственников, знакомых или просто случайных прохожих. Первыми в длинном ряду образов здесь были духи и призраки, затем к ним прибавились зловещие мертвецы, потом появились упыри и вампиры, а в наше время наступила очередь зомби. Если пристальнее приглядеться к паноптикуму мертвых существ, населивших мифологию, народные сказки и легенды, литературу и кинематограф, то между ними, конечно, обнаружится много общего. И чем более поздняя культура их генерирует, тем более они похожи на нас, живых. Они страдают, как и мы. Они стремятся общаться, как и мы. Они даже пытаются создавать социальную иерархию, как и мы. Получается, что в своем развитии культура «загробного существования» возвращается на очередном этапе к древнему представлению об абсолютной идентичности «верхнего», «среднего» и «нижнего» миров, и вскоре трудно найти отличие между живыми и мертвыми, обитающими в этой «многоярусной» вселенной. И так раз за разом. Актеры телесериала «Ходячие мертвецы» Выскажу гипотезу. По тому, какие образы мертвецов становятся наиболее популярными у масс в тот или иной момент времени, можно сделать вывод, на каком этапе развития в этом поколении находится культура «загробного существования» и даже предсказать, какими путями она пойдет дальше. Еще совсем недавно в большой моде были годично-гламурные вампиры – высокоинтеллектуальные злобные мертвецы, сумевшие вписаться в человеческий социум на уровне элиты и воспринимающие нас как свой скот. Однако теперь всё чаще на страницах книг и комиксов, на телевизионных экранах телевидения и в кинотеатрах мы видим других мертвецов – гниющих прожорливых зомби-каннибалов, отличающихся полным отсутствием разума и представляющих собой скорее стихийное бедствие, чем стаю хищников. И есть все основания предсказывать, что популярность зомби будет только расти, она пока далека от пика. В этой книге мы поговорим о феномене зомби в мировой массовой культуре. Узнаем, как развивался образ зомби, какие метаморфозы он претерпел, прежде чем стал общепринятым. Попытаемся выяснить, почему зомби стали невероятно популярны именно сегодня. И проделаем мы всё это, используя в качестве основы превосходный и высокорейтинговый телевизионный сериал «Ходячие мертвецы» («The Walking Dead»). «Каждый является едой для кого-то еще». (Карл Граймс) Иногда они возвращаются Рождение зомби Оживающие мертвецы – очень распространенный и знакомый нам с детства образ. Достаточно вспомнить знаменитые повести нашего классика Николая Васильевича Гоголя «Страшная месть» (1831) и «Вий» (1835). Однако сам писатель опирался на фольклор, имеющий необычайно древние корни. Откройте третий том собрания сказок Александра Николаевича Афанасьева, и вы найдете там подборку страшноватых сказок о злобных и жестоких мертвецах, выбирающихся из могил, вмешивающихся в дела людей и обожающих испить свежей крови. Афиша к немому фильму Фридриха Вильгельма Мурнау «Носферату. Симфония ужаса» Слоган: «Вы не сможете уйти от судьбы, попытавшись сбежать» Сказки о кровососущей нежити, весьма распространенные не только в России, но и в Европе, нашли оригинальное воплощение в мистическом романе Брэма Стокера «Дракула» («Dracula», 1897), основанном на биографии реальной исторической личности – Влада IV-го Цепеша, господаря средневекового княжества Валахия, прославившегося своей невероятной жестокостью и вероломством. Роман мог остаться незамеченным широкой публикой, но по его мотивам немецкий режиссер Фридрих Мурнау снял фильм «Носферату. Симфония ужаса» («Nosferatu, eine Symphonie des Grauens», 1922), который закрепил новый стереотипный облик вурдалака как бессмертного аристократа, пьющего кровь и боящегося солнечного света. Примерно в то же самое время в западной литературе впервые заговорили о зомби. Происхождение и точный смысл слова «зомби» (zombie) остаются неопределенными. Хорошо известно, что он связан с культом Вуду – магической практикой жителей островов Карибского бассейна (Гаити, Ямайка, Тринидад и Куба). Корни Вуду уходят в Западную Африку (Бенин и Нигерия), откуда в начале XVII века на Гаити привозили чернокожих рабов. По одной версии, слово «зомби» – это искаженное «нзамби», что на языке банту означает «мелкое божество» или «душа мертвеца». По другой – «зомби» произошло от западноафриканского «жамби», что значит «привидение». Существует также теория, согласно которой словом «зомби» когда-то называли огромного черного змея – извечного врага солнца и света. Кукла-проклятие, пронзенная 13 спицами (вуду-кукла). Найдено в Египте. II век н. э. Создание зомби – одна из магических практик жрецов культа Вуду, называемых «бокорами». Чтобы заставить тело умершего человека беспрекословно выполнять приказы, колдуну нужно сначала похитить душу будущего зомби. Душа находится в теле только при жизни, поэтому похищение нужно осуществить, когда человек еще вполне здоров. Для этого ночью, когда намеченная жертва спит, бокор подкрадывается к двери его дома (важно, чтобы дверь была деревянной и имела щели), прикладывает губы к створке и «высасывает» душу спящего. Затем душу помещает в специальный (чаще всего стеклянный) сосуд, который тщательно закупоривается. С этого момента судьба человека предрешена: без души тело не способно к жизни, и спящий не проснется. После похорон бокор приходит к могиле умершего, раскапывает ее и точно в полночь произносит имя своей жертвы. Воззвав к будущему зомби несколько раз, колдун на мгновение приоткрывает сосуд с хранящейся в нем душой. Считается, что за это время из сосуда вылетит лишь часть души, достаточная для того, чтобы заставить тело умершего двигаться, но не способная вернуть ему разум. Когда частичка души входит в мертвое тело, умерший превращается в зомби. Он способен передвигаться, выполнять простейшие команды. При этом он невероятно силен и неуязвим для простого оружия. Но тело еще хранит память о прошлом, и чтобы мертвец окончательно забыл свою мирскую жизнь, бокор проводит зомби несколько раз мимо его дома, произнося заклинания, стирающие память. Когда прогулка закончена, мертвец готов к эксплуатации. Второй способ обращения чуть более замысловат. Чтобы вытянуть душу из тела, под подушку жертве нужно подсунуть волшебный предмет, обладающий соответствующими свойствами. Чаще всего используется набор из двадцати одного семечка гороха и кожаного шнурка с узелками. Ночью шнурок превращается в паука и помогает бокору высосать душу спящего. Впрочем, колдуны редко прибегают к этой уловке: там, где практикуют культ Вуду, редко ложатся спать, не проверив тщательно постель на наличие колдовских безделушек. Наконец, бокоры приготовляют из кладбищенской земли и костей покойников специальный порошок, заговаривают его и рассыпают перед дверью жертвы. Попав на кожу, порошок вызывает паралич и лишает обреченного сопротивления. Алтарь Вуду Вера в возможность обращения в зомби на островах Карибского бассейна столь велика, что местные жители порой предпринимают довольно радикальные меры для того, чтобы их умершие родственники не восстали из могил. Богатые семьи бетонируют могилы. Многие хоронят близких людей в собственном саду или на обочине дорог с оживленным движением. Поскольку для обращения годится только свежий труп, родственники дежурят у могилы до тех пор, пока тело не начнет разлагаться. Иногда мертвеца убивают еще раз, протыкая голову железным прутом, вводя яд или затягивая на горле удавку. Порой хоронят с ножом в руках, чтобы умерший сам мог защититься от пришедшего за ним колдуна. Часто тело в могиле кладут лицом вниз, а рот набивают землей и зашивают губы, чтобы покойник не смог отозваться, когда бокор назовет его имя. Первое упоминание слова «зомби» в англоязычной литературе относится к 1929 году. Именно тогда известный репортер «The New York Times» Уильям Сибрук издал книгу «Магический остров» («The Magic Island»), в которой описал свою жизнь в гаитянских джунглях, в доме знаменитой колдуньи Маман Сели. Благодаря ее доверию американец смог лично присутствовать на многих вудуистских обрядах. В своей книге Сибрук охарактеризовал культ Вуду как сложную смесь католицизма и западноафриканских поверий, включающую в себя магию и колдовство. Однако в книге, состоящей из четырех частей, собственно магии посвящена лишь одна. Она называется «Мертвецы работают на плантациях сахарного тростника» и рассказывает о практике превращения людей в зомби с целью дальнейшей эксплуатации. В течение года книга породила в США всплеск интереса к зомби. В 1932 году продюсерская компания Виктора Гальперина выпустила полнометражный фильм «Белый зомби» («White Zombie») с венгерским актером Белой Лугоши, прославившимся исполнением роли Дракулы. Действие киноленты, считающейся ныне классической, происходит на Гаити. Таинственный Легендре проживает в мрачном замке и с помощью магических сил превращает мужчин в зомби, чтобы те работали на сахарном заводе. Когда его друг Беамонт замечает милую девушку Мэделин, колдун с помощью магии «умерщвляет» ее и берет к себе в замок. Жених девушки Нел Паркер объединяется с охотником на зомби доктором Бернером, чтобы разрушить зловещий план. Уильям Сибрук (1884–1945) – американский оккультист, исследователь, путешественник и журналист С этого момента зомби стали частью американской массовой культуры, заметно оторвавшись от вудуистских корней. Не мог пройти мимо продуктивной идеи великий классик жанра хоррор Говард Ф. Лавкрафт. Скажем, если в его рассказе «Герберт Уэст, реаниматор» («Herbert West-Reanimator», 1922) он в очередной раз пересказывает довольно банальную по тем временам историю о хирурге, пытающемся возрождать к жизни недавно умерших людей, то в небольшой повести «Курган» («The Mound», 1940) прозаик описывает зловещий подземный мир, в котором древние маги управляют сонмами зомби для поддержания своего существования и кровавых развлечений. Интересно, что Лавкрафт определил два направления в развитии темы зомби: в одних случаях ходячие мертвецы у него агрессивны, но обладают остатками разума, в других – перед нами безвольные рабы, управляемые телепатически или с помощью оккультных ритуалов. Говард Филлипс Лавкрафт (1890–1937) – отец ужасных историй про древних монстров, американский писатель, поэт и журналист Еще один вариант предложил другой хоррор-классик Роберт Говард в рассказе «Голуби преисподней» («Pigeons from Hell»), написанном в 1934 году, но опубликованном только через четыре года, после смерти автора. В нем обыгрывается идея «зувемби» – женщины, прошедшей вудуистский обряд инициации и ставшей зомби-ведьмой. Кстати, этот рассказ Говарда, по мнению современных критиков, считается одним из самых пугающих текстов в истории жанра. Нашествие мертвецов Долгое время зомби в кинематографе оставались не у дел. Можно вспомнить только отдельные киноленты, в которых они появляются в разных обличьях: «Восстание зомби» («Revolt of the Zombies», 1936), «Король зомби» («King of the Zombies», 1941), «Месть зомби» («Revenge of the Zombies», 1943), «Я гуляла с зомби» («I Walked With a Zombie», 1943), «Вудуист» («Voodoo Man», 1944), «Зомби на Бродвее» («Zombies on Broadway», 1945), «Зомби из стратосферы» («Zombies of the Stratosphere», 1952), «Зомби Мора Тау» («Zombies of Mora Tau», 1957), «Женщина-пожиратель» («The Woman Eater», 1958), «Зомби-подростки» («Teenage Zombies», 1959), «Проклятие кукольных людей» («The Curse of the Doll People», 1961), «Санто против зомби» («Santo vs. the Zombies», 1961), «Неимоверно странные существа, переставшие жить и ставшие полузомби!!?» («The Incredibly Strange Creatures Who Stopped Living and Became Mixed-Up Zombies!!?», 1964), «Чума зомби» («The Plague of the Zombies», 1966), «Астро-зомби» («The Astro Zombies», 1968). Кадр из кинофильма «Зомби на Бродвее» Больше того, созданная в сентябре 1954 года Американская ассоциация журналов комиксов приняла к исполнению регламент, в котором жестко ограничивалась деятельность издателей. Фактически речь шла о ведении цензуры на развлекательные жанры, и одним из требований был отказ от использования в комиксах таких фантастических существ как зомби, вампиры, оборотни и тому подобные. Примечательно, что регламент появился не на пустом месте: в отдельных местах (например, в Оклахома-Сити и Хьюстоне) городские советы приняли законы, запрещающие хождение «ужасных» комиксов, а некоторые активисты даже организовали изъятие соответствующей литературы из магазинов и библиотек с последующим ее публичным сожжением. Возможно, именно эти акции подтолкнули знаменитого американского фантаста Рэя Брэдбери расширить свой неизданный рассказ «Пожарный» («The Fireman», 1949) до романа «451 градус по Фаренгейту» («Fahrenheit 451», 1953). Хотя через четыре года после введения регламент фактически не применялся, он формально действовал до 1981 года и заметно повлиял на творчество многих выдающихся людей, подвергавшихся нападкам со стороны «озабоченных» сограждан. Посему авторы жанра «хоррор» старались избегать употребления «нецензурного» термина в своих работах. В то же самое время научная фантастика сильно потеснила мистику и фэнтези на жанровом рынке. И сразу появились зомби нового типа – живые или умершие люди, разум которых контролируют пришельцы из космоса. Их можно было увидеть в малобюджетных фильмах «Вторжение похитителей тел» («Invasion of the Body Snatchers», 1956), «Невидимые захватчики» («Invisible Invaders», 1959), «План 9 из открытого космоса» («Plan 9 from Outer Space», 1959) и «Земля умирает крича» («The Earth Dies Screaming», 1964). Впрочем, эта оригинальная идея быстро исчерпала себя, и на экран вернулись мертвецы, восставшие из могил по более «прозаичным» причинам. Долгожданную революцию в жанровом направлении произвели два дебютанта: режиссер Джордж Ромеро и писатель Джон Руссо. Вместе они сняли и выпустили на экран фильм «Ночь живых мертвецов» («Night of the Living Dead», 1968), который оказался достаточно шокирующим, чтобы сразу завоевать внимание зрителей. В киноленте рассказывается о массовом воскрешении покойников, которое спровоцировал межпланетный аппарат, вернувшийся с Венеры. Рядовые американцы пытаются выжить в схватке с мертвецами, однако те достаточно проворны и агрессивны, чтобы доставить массу проблем. Джордж Эндрю Ромеро – режиссер культового фильма ужасов «Ночь живых мертвецов». «Наш мир был неплохим местом до тех пор, пока мы не захотели сделать его лучше». (Джордж Ромеро) «Ночь живых мертвецов» стала хитом проката в кинотеатрах под открытым небом. Она была переведена на двадцать пять языков и демонстрировалась по всей Европе, в Канаде и Австралии, собрав 30 миллионов долларов при бюджете 114 тысяч. О ней заговорили известные критики, при этом публично осудив сцены, насыщенные каннибализмом и прочими проявлениями деятельности зомби. Например, «Ночь…» называли «беспросветной оргией садизма». Было даже организовано общественное движение за запрет фильма. Однако из-за того, что Джордж Ромеро не зарегистрировал вовремя авторские права, лента стала общественным достоянием, и ее часто крутили по региональным телевизионным каналам, что только способствовало популярности. В результате «Ночь…» сама собой превратилась в классику, которую должен посмотреть всякий уважающий себя человек, а ссылки и аллюзии на фильм Ромеро считаются правилом хорошего тона в жанре хоррор. Современные критики полагают, что главная заслуга создателей «Ночи…» состоит в том, что они первыми четко отделили тему зомби от вампиров и космических захватчиков, предопределив обособленное развитие целого направления в массовой культуре. Хотя в фильме не используется термин «зомби», сюжет нашествия агрессивных покойников быстро обрел именно этот маркер. Из послушных молчаливых рабов, воскрешенных жрецами культа Вуду, зомби превратились в беспощадных каннибалов, способных в одночасье разрушить цивилизацию. Кстати, в «Ночи…» мертвецы обладают некими зачатками интеллекта, умеют пользоваться орудиями и действовать согласованно. Афиша к фильму «Ночь живых мертвецов». Первая версия сценария фильма называлась «Киношка о монстрах» и была выдержана в комедийном ключе, а сюжет рассказывал о дружбе инопланетян-подростков с населением Земли. Из-за катастрофически маленького бюджета все актеры массовки, изображавшим зомби, было заплачено по одному доллару и вручена футболка с надписью: «Я был зомби в картине "Ночь живых мертвецов"» Интересно, что Джордж Ромеро вдохновлялся вампирской темой в фантастике, а конкретнее – известным романом Ричарда Матесона «Я – легенда» («I Am Legend», 1954) о мире, в котором все люди, кроме одного, стали вампирами. Роман был экранизирован под названием «Последний человек на Земле» («The Last Man on Earth», 1964). Ромеро признавался, что его ключевой идеей было показать, как начиналась эпидемия обращения людей в кровососущую нежить, но потом он отказался и от самой идеи вампиров, сочтя ее «заезженной». Примечательно, что в новейшей экранизации «Я – легенда» («I Am Legend», 2007), с Уиллом Смитом в главной роли, вампиры тоже превратились в зомби, обладающих коллективным разумом и боящихся дневного света. Из-за недостатка средств Ромеро снял не цветной, а черно-белый фильм, поэтому когда «Ночь…» стала культовой классикой, предпринимались попытки «раскрасить» ее. Всего вышли три цветные версии: в 1986, 1997 и 2004 годах. В 2010 году появилась и цветная трехмерная версия. Кроме того, популярность исходного фильма побудила снять несколько ремейков. В 1990 году свой вариант «Ночи…» предложил Том Савини – гример, мастер спецэффектов, близкий друг Ромеро. Слева направо: Стивен Кинг, Том Савини и Джордж Ромеро В 1999 году Джон Руссо, соавтор Ромеро, выпустил на экраны картину «Ночь живых мертвецов через 30 лет» («Night of the Living Dead: 30th Anniversary Edition»), в которой по-другому расставил некоторые акценты и добавил новых персонажей. Хотя версию Руссо критики встретили настороженно, вскоре он выпустил вольное продолжение на ту же тему под названием «Дети живых мертвецов» («Children of the Living Dead», 2001). Еще один расширенный ремейк, «Ночь живых мертвецов 3D» («Night of the Living Dead 3D», 2006), был создан режиссером Джеффом Бродстритом по мотивам сценария Джорджа Ромеро при участии вышеупомянутого Тома Савини. Помимо перечисленных кинолент, появился мультипликационный сборник «Ночь живых мертвецов: Реанимация» («Night of the Living Dead: Reanimated», 2009), а за ним – жестокий приквел о владельце похоронного бюро, убивающем восстающих покойников «Ночь живых мертвецов: Начало» («Night of the Living Dead 3D: Re-Animation», 2012). Особняком стоит необычная кинолента Дугласа Шульца «Мимесис: Ночь живых мертвецов» («Mimesis: Night of the Living Dead», 2011) – в ней группа богатых «ролевиков» устраивает игру-реконструкцию по сюжету классического фильма, используя в качестве жертв случайных гостей, внешне соответствующих незабвенным персонажам Ромеро. Книги мертвых Внезапный успех требовал развития, и Джордж Ромеро снял еще несколько кинолент, среди которых был фильм «Сумасшедшие» («The Crazies», 1973) – оригинальная вариация на тему зомби: в окрестностях американского городка Эванс в штате Пенсильвания терпит крушение самолет, на борту которого находятся образцы боевого вируса; из-за него местные жители сходят с ума, впадают в бешенство и начинают набрасываться друг на друга. Афиша к фильму «Ночь живых мертвецов. Начало» В 1978 году Джордж Ромеро выпустил фильм «Рассвет живых мертвецов» («Dawn of the Dead»), развивающий тему «Ночи…». На этот раз выжить в мире атакующих зомби пытается группа горожан, обосновавшаяся в гипермаркете на окраине Филадельфии. Им приходится иметь дело не только с ожившими мертвецами, но и с бандой байкеров-мародеров, которые пользуются катастрофической ситуацией для совершения противоправных действий. Несмотря на примитивный сюжет и затянутость, публика встретила «Рассвет…» с восторгом. При бюджете в полтора миллиона долларов он собрал в мировом прокате 55 миллионов. На этот раз критики благожелательно оценивали фильм, что указывает на изменение общественного мнения, которое наконец-то признало право авторов хоррора на изображение всевозможных мерзостей. В 2004 году режиссер Зак Снайдер дебютировал в коммерческом кино ремейком «Рассвета…», в котором переосмыслил концовку, сделав ее совершенно безысходной. Фильм «День живых мертвецов» («Day of the Dead») Джордж Ромеро представил в 1985 году. Действие он перенес в бункер военной базы, где ученые пытаются понять природу нашествия зомби, охватившего весь мир. Доктор Логан по прозвищу Франкенштейн выдвигает гипотезу о том, что воскресшие мертвецы имеют зачатки разума и могут быть обучены с помощью системы поощрений. Военным не нравится его идея, между группами вспыхивает конфликт, который приводит к убийствам и прорыву мертвецов на базу. Новый фильм из цикла не вызвал особых восторгов, но всё равно был замечен, а одноименный ремейк по его мотивам выпустил режиссер Стив Майнер в 2008 году. Интересно, что в то же самое время на экраны вышел неофициальный приквел «День мертвецов 2: Эпидемия» («Day of the Dead 2: Contagium», 2008) режиссеров Аны Клавелл и Джеймса Дьюделсона. Кадр из кинофильма «День живых мертвецов» Таким образом, в трех фильмах Джордж Ромеро отработал практически все главные сюжетные идеи, которые впоследствии использовались авторами, обращавшимися в своем творчестве к теме «зомби-апокалипсиса» («Zombie Apocalypse») – именно так начали называть это жанровое направление, выросшее в целую фольклорно-культурную матрицу. Джордж Ромеро показал, как восставшие из могил мертвецы могут привести планету к пресловутому «концу света», когда известная нам цивилизация погибнет, а немногим выжившим придется опуститься на самое дно общественной организации, вернувшись к первобытности. К примеру, можно вспомнить пародийный фильм Дэна О’Бэннона «Возвращение живых мертвецов» («The Return of the Living Dead», 1985) с его многочисленными продолжениями, которые формально нельзя отнести к циклу Ромеро, но которые настолько пронизаны узнаваемыми мотивами, что их часто называют прямым сиквелом к классической «Ночи живых мертвецов». Кстати, именно в «Возвращении…» появились зомби, которые употребляют в пищу не мясо или кишки жертв, а «деликатесные» мозги. Понятно, что тема зомби-апокалипсиса обрела архетипические черты не только усилиями одного Джорджа Ромеро: ее дальнейшей эволюции и закреплению в общественном восприятии способствовала поддержка со стороны множества кинематографистов, литераторов и авторов комиксов. Первые две антологии «Книга мертвых» («Book of the Dead», 1989) и «Книга мертвых 2: Всё еще мертв» («Still Dead: Book of the Dead 2», 1992), в которых были собраны тексты о последствиях зомби-апокалипсиса, составили известные редакторы фантастики Джон Скип и Спектор Крейг. Предисловие к первому тому, включавшему восемнадцать рассказов, написал Джордж Ромеро, а ко второму, включавшему двадцать один рассказ, – Том Савини. В антологиях выступили такие мастера хоррора как Стивен Кинг («Рожать придется дома»), Роберт Маккаммон («Съешь меня»), Джо Р. Лансдэйл («На дальнем краю пустыни Кадиллаков с мертвым народцем»), Дэн Симмонс («Фотография класса за этот год»). Перечисленные рассказы переводились на русский язык. Джордж Ромеро с поклонниками Идею подхватили. В 1993 году редактор-составитель Стивен Джонс выпустил в свет антологию «Большая книга о зомби» («The Mammoth Book of Zombies»), которая, кстати, издавалась в полном виде на русском языке под простым эффектным названием «Зомби» (2010). В нее вошли двадцать шесть историй, раскрывающих означенную тему в широчайшем диапазоне: от традиционных гаитянских ритуалов до футуристических сцен грядущего апокалипсиса. Среди авторов есть классики жанра Эдгар Аллан По (рассказ «Правда о том, что случилось с месье Вальдемаром»), Шеридан Ле Фаню («Живописец Шалкен»), Говард Лавкрафт («Герберт Уэст, реаниматор»), Роберт Блох («Мертвые не умирают»), а также современные признанные писатели и дебютанты. Параллельно появилась уникальная антология «Предельный зомби» («The Ultimate Zombie», 1993), которую собрали Байрон Прейсс и Джон Бетанкур. В нее вошли двадцать пять рассказов о зомбировании, написанных в разное время такими ведущими фантастами как Кевин Андерсон («Примирение семьи»), Джон Браннер («Не все геи расфуфыренные»), Джин Вулф («Другой мертвец»), Энн Райс («Доктор»), Роберт Сильверберг («Наездники»), Нина Хоффман («Третье тело») и Харлан Эллисон («Зет значит зомби»). Короли ужасов Стивен Кинг и Джордж Ромеро обсуждают сценарий В тот же период на экранах демонстрировался ряд фильмов, в которых тема зомби обыгрывалась как в пародийно-комедийном, так и в драматическом ключе: «Резня на острове зомби» («Zombie Island Massacre», 1984), «Отряд зомби» («Zombie Brigade», 1986), «Кошмар зомби» («Zombie Nightmare», 1986), «Зловещие мертвецы 2» («Evil Dead II», 1987), «Месть живых мертвецов-девушек» («Revenge of the Living Dead Girls», 1987), «Неотесанные зомби» («Redneck Zombies», 1987), «Я был подростком-зомби» («I Was a Teenage Zombie», 1987), «Змей и радуга» («The Serpent And The Rainbow», 1988), «После смерти» («After Death», 1988), «Трупоед» («Flesheater», 1988) «Кладбище домашних животных» («Pet Cemetery», 1989), «Ночная жизнь» («Night Life», 1989), «Смертельный колодец» («The Dead Pit», 1989), «Рассвет Вуду» («Voodoo Dawn», 1990), «Девушка-воин: Живые мертвецы в Токио» («Battle Girl: The Living Dead in Tokyo Bay», 1991), «Могильник» («The Boneyard», 1991), «Армия тьмы» («Army of Darkness», 1992), «Живая мертвечина» (Braindead, 1992), «Кладбище домашних животных 2» («Pet Cemetery Two», 1992), «Геноцид зомби» («Zombie Genocide», 1993), «Кровавая баня зомби» («Zombie Bloodbath», 1993), «Эд и его покойная мамаша» («Ed And His Dead Mother», 1993). Благодаря этим многочисленным кинолентам, создатели которых так или иначе опирались на атрибутику Джорджа Ромеро, в массовом восприятии окончательно закрепился образ зомби – неестественно выпрямившегося, шаркающего, неряшливого существа с выставленными вперед руками, которое то ли действительно мертво, то ли находится под контролем посторонних сил, но которое может представлять серьезную опасность, если подпустить его поближе. Стивен Кинг сыграл священника в фильме «Кладбище домашних животных». «Суть жизни – страх и благородная, безнадежная битва с ним». (Стивен Кинг) Следующим значимым событием 1990-х годов стало появление вымышленной вселенной «Обители Зла», основанной на компьютерной игре. Дело было так. В 1993 году компания «id Software» выпустила на рынок революционную игру-шутер от первого лица «Проклятье» («Doom»). Причем главный разработчик Джон Кармак утверждает, что в своей работе вдохновлялся двумя фильмами: «Чужие» («Aliens», 1986) и «Зловещие мертвецы 2» («Evil Dead II», 1987). Поэтому в игре, действие которой происходит на Фобосе, Деймосе и Марсе, присутствуют весьма активные зомби – бойцы космического спецназа, которых подчинили своей воле зловещие монстры, прибывшие то ли с другой планеты, то ли из самого ада. Игра стала очень популярна, а зомби перекочевали и в другие подобные шутеры, в том числе они появились в компьютерной игре «Байохадзадо» («Biohazard»), выпущенной японской компанией «Capcom» в 1996 году и пришедшей к англоязычным пользователям под названием «Обитель Зла» («Resident Evil»). Новая игра получила положительные отзывы критиков и возымела огромный коммерческий успех, что привело к созданию трех продолжений: «Обитель Зла 2» («Resident Evil 2», 1998), «Обитель Зла 3: Немезис» («Resident Evil 3: Nemesis», 1999) и «Обитель Зла: Код Вероника» («Resident Evil: Code Veronica», 2000). Афиша к фильму «Обитель зла» Впоследствии появились еще несколько игр этой серии, написанных для разных игровых платформ, ремейки и сиквелы. Сформировалась медиа-франшиза, которая породила книги, написанные Стефани Перри по сюжету игр: «Заговор корпорации Амбрелла» («Resident Evil: The Umbrella Conspiracy», 1998), «Бухта Калибан» («Resident Evil: Caliban Cove», 1998), «Город мертвых» («Resident Evil: City of the Dead», 1999), «Подземелье» («Resident Evil: Underworld», 1999), «Немезис» («Resident Evil: Nemesis», 2000), «Код Вероника» («Resident Evil: Code Veronica», 2001). А еще позже появились фильмы с участием непревзойденной Миллы Йовович – «Обитель Зла» («Resident Evil», 2002), «Обитель Зла 2: Апокалипсис» («Resident Evil: Apocalypse», 2004), «Обитель Зла 3: Вымирание» («Resident Evil: Extinction», 2007), «Обитель Зла 4: Жизнь после смерти» («Resident Evil: Afterlife», 2010) и «Обитель Зла 5: Возмездие» («Resident Evil: Retribution», 2012). На атрибутику и идеологию франшизы «Обитель Зла», несомненно, повлияли и фильмы Джорджа Ромеро, и образы зомби из более ранних игр. Больше того, в первоначальных планах экранизировать серию игры должен был именно классик по своему оригинальному сценарию, но в 1999 году великий режиссер был отстранен от проекта. «Компьютеры, они так ненадежны… впрочем, как и люди». (Из кинофильма «Обитель зла») Поскольку тема обширна, то я ограничусь пересказом главной сюжетной линии фильмов, которые вышли на экран. Некая могущественная корпорация «Амбрелла», специализирующаяся на высоких технологиях, в том числе в биологии, генетике, медицине, создает по заказу военных опасный Т-вирус. Разработка ведется в огромном подземном комплексе «Муравейник», находящемся под городом Раккун-сити, расположенном на Среднем Западе. В один прекрасный день некто похищает образцы вируса и разбивает один из контейнеров с целью заразить сотрудников «Амбреллы» и скрыть факт кражи. Искусственный интеллект «Красная королева», осуществляющий защиту «Муравейника», вводит тотальный карантин, убивая всех, кто находился внутри, во избежание распространения штамма. Чтобы понять, в чем причина поведения «Красной королевы», в лабораторный комплекс направляется отряд коммандос. Они проникают внутрь и становятся свидетелями последствий действия Т-вируса: погибшие ученые и подопытные животные превращаются в агрессивных зомби, которые так и норовят пообедать упитанными спецназовцами. Те вынуждены отбиваться, однако оказывается, что самое страшное впереди – вирус не только возрождает к жизни умерших, но и заставляет их мутировать, превращаясь в злобных проворных чудовищ. Уцелеть в схватках повезло немногим. Хуже того, распространение Т-вируса не удается остановить – эпидемия охватывает Раккун-сити, а затем распространяется на весь мир. Корпорация «Амбрелла» пытается взять ситуацию под контроль, создав и подчинив себе особых монстров-мутантов, но все попытки остановить всемирный апокалипсис так или иначе проваливаются. Пол Уильям Скотт Андерсон – режиссер киноэпопеи «Обитель зла» Что привнесла франшиза «Обитель Зла» в тему зомби? Она закрепила в представлениях масс, включая любителей компьютерных игр и манга-комиксов, «корневой» сюжет, в котором мистическая или другая паранормальная причина тотального воскрешения мертвецов заменена на научно-фантастическое допущение: апокалипсис вызвали сами люди, выпустив на свет вирус, который распространяется за счет превращения людей в зомби-каннибалов. Тема глобальной пандемии, уничтожающей человечество, не нова – достаточно вспомнить, например, роман Джека Лондона «Алая чума» («The Scarlet Plague», 1912). Тем не менее, впервые она предстала в столь изощренной и пугающей форме. Выжившим после обычной пандемии приходилось бороться только с дикой природой и такими же выжившими, а вот тем, кто уцелел в ходе зомби-апокалипсиса, приходится постоянно драться за свое существование, и шансы вернуться к относительно нормальной жизни у них близки к нулю. К дальнейшему развитию темы приложили руку британские фантасты. Служащий банка и большой поклонник «Ночи живых мертвецов» Дэвид Муди решил попробовать себя на ниве постапокалиптической литературы и написал роман под нейтральным названием «Осень» («Autumn», 2001). Поскольку молодой автор сомневался, что роман будет востребован издательствами, то предпочел выложить его в свободный сетевой доступ. И не прогадал: пользователи скачали более миллиона копий, что принесло Муди известность и дало ему возможность создать свое небольшое издательство, в котором вышли другие книги цикла: «Осень: Город» («Autumn: The City», 2003), «Осень: Очистка» («Autumn: Purification», 2004), «Осень: Человеческое положение» («Autumn: The Human Condition», 2005), «Осень: Распад» («Autumn: Disintegration», 2011), «Осень: Последствия» («Autumn: Aftermath», 2012). В 2009 году первый роман цикла был экранизирован; в российском прокате он назывался «Идеальный вирус». К сожалению, ни один из текстов Муди не переведен на русский язык, а они небезынтересны. Эпический цикл «Осень» начинается с того, что почти всё человечество вымирает в течение нескольких часов из-за какого-то загадочного вируса, однако через некоторое время погибшие начинают потихоньку оживать. Людям приходится объединяться, чтобы противостоять новой угрозе. Дэвид Муди – английский писатель, специализируется на жанре хоррор Дэвид Муди одним из первых показал, что тему зомби-апокалипсиса можно подать как масштабное драматическое повествование, охватывающее множество персонажей с их судьбами, сломанными внезапной напастью, что послужило примером для других авторов. Еще одним источником для вдохновения стал британский фильм «28 дней спустя» («28 Days Later», 2002). Не удивляет, что в информации о фильме мы находим упоминание о том, что его авторы, сценарист Алекс Гарленд, режиссер Дэнни Бойл и продюсер Эндрю Макдональд, учитывали опыт «Ночи живых мертвецов» Джорджа Ромеро. Однако в отличие от Ромеро, который всё списал на аномальное излучение от вернувшегося с Венеры межпланетного аппарата, они попытались найти научное объяснение причинам зомби-апокалипсиса и выдержать определенную долю достоверности в представлении его последствий. Завязка «28 дней спустя» такова. Группа британских ученых разрабатывает успокоительное средство, пресекающее гнев. Специально для его испытаний была получена и введена лабораторным обезьянам культура вируса, вызывавшая у них состояние постоянного раздражения, вплоть до слепой ярости. В известной степени идея вызываемого «вирусом ярости» заболевания перекликается с бешенством – вирусной лихорадкой, вызывающей у зараженных животных заметные изменения в поведении. Однако основой для концепции фильма послужила геморрагическая лихорадка Эбола. Известно, что вирус Эбола поражает приматов (обезьян и людей), передается именно через кровь и слизистые оболочки (глаза, полость рта), практически во всех случаях летален. У лихорадки Эбола для целей фильма были заимствованы и внешние симптомы: дегидратация, интенсивное внутреннее и внешнее кровотечение, поражение кожи. Один из наиболее пугающих симптомов – пораженные вирусом глазные яблоки наполняются кровью, сочащейся наружу. При этом больной в реальности слепнет, но в фильме зараженные даже при наполненных кровью глазах остаются зрячими. Интересно, что этот характерный симптом имитировался с помощью специального грима и красных контактных линз. То есть всё в пределах современного научного знания, хотя и гиперболизировано, как то и принято в фантастике. Пандемия начинается после того, как компания активистов движения защиты прав животных проникает в лабораторию и выпускает подопытного шимпанзе. Обезьяна кусает одну из активисток, после чего та почти мгновенно превращается в агрессивного и нечеловечески сильного зомби, ранит своих спутников и сбегает в неизвестном направлении. Через двадцать восемь дней сбитый на дороге курьер Джим, главный герой истории, выходит из комы в больнице Святого Томаса и обнаруживает, что Лондон опустел, а по нему бродят человекоподобные хищники с красными глазами. Джима подбирает парочка горожан, прячущихся в метро, и вместе они пытаются выжить в кошмаре наяву. Актер Киллиан Мерфи и режиссер Дэнни Бойл на съемочной площадке кинофильма «28 дней спустя» Примечательная деталь: зомби в «28 дней спустя» – не мертвецы, а вполне живые люди, пораженные «вирусом ярости». Однако излечения нет, мыслительная деятельность зараженных полностью разрушена – они движимы исключительно простейшим инстинктом, толкающим к каннибализму. Надежда для выживших лишь в том, что при длительном голодании зомби слабеют, как обычные животные, становятся медлительными, а затем погибают. Но как не стать жертвой алчущих ртов?.. Хотя фильм не отличается какими-то особенными художественными достижениями, он понравился публике (даже в США стал «хитом», собрав 45 миллионов долларов) и высоколобым критикам (согласно статистике, 87 % активно пишущих рецензентов дали положительные отзывы), получил множество престижных премий. Позднее в дополнение к нему был снят сиквел «28 недель спустя» («28 Weeks Later», 2007), выпущены полноцветный графический роман «28 дней спустя: Последствия» («28 Days Later: The Aftermath», 2007) и серия комиксов «28 дней спустя» («28 Days Later», 2009). И, без сомнения, фильм повлиял на творчество Роберта Киркмана, который в 2003 году задумал создать новую драматическую сагу о зомби-апокалипсисе. стр. 49 «Это вирус, поражающий приматов. Он чудовищно вирулентен и переносится при контакте с кровью. Он приводит к страшному состоянию агрессии, при котором даже звук человеческого голоса заставляет вас захотеть убить этого человека. И он, однако же, обречен на исчезновение, потому что они не могут питаться, они не понимают в жизни ничего другого, кроме убийств…» (Из кинофильма «28 дней спустя») Кусаки, шатуны, ходячие Роберт Киркман – сравнительно молодой писатель. Он родился 30 ноября 1978 года в Ричмонде (штат Кентукки). Как многие американцы, он с детства увлекался комиксами, но в отличие от подавляющего большинства сумел из потребителя этой продукции стать ее автором. Возможно, в другие времена карьера Киркмана в качестве сценариста комиксов была бы длинной и тернистой, однако в 1992 году появилось издательство «Image Comics», которое кардинально изменило принципы работы с авторами графических новелл. Дело в том, что американские издатели комиксов, прежде всего знаменитый концерн «Marvel Comics», на протяжении десятилетий считали нормальной ситуацию, при которой все авторские права принадлежат им, а сценаристы и художники остаются лишь наемными работниками, получающими стандартную ставку и, в лучшем случае, премиальные. В декабре 1991 года группа иллюстраторов пришла к президенту «Marvel Entertainment» Терри Стюарту с требованием оставлять за авторами право собственности на создаваемые образы и сюжеты, а также участвовать в контроле над творческой работой. Тот ответил отказом, и тогда восемь популярных авторов, среди которых были Джим Валентино, Тодд Макфарлейн, Джим Ли, Марк Сильвестри и Эрик Ларсен основали собственное издательство «Image Comics», которое очень быстро потеснило гигантов рынка. Уставные принципы нового предприятия были просты: все права остаются за авторами, а партнеры не вмешиваются в творческую работу друг друга, для чего каждый из них учредил собственную студию, свободную от редакционного контроля. Изначально «Image Comics» выпускало продукцию только студий партнеров, но со временем стало работать с независимыми авторами, среди которых оказался и Роберт Киркман. Первым комиксом, к которому Киркман написал оригинальный сценарий, стал ернический «Боевой Папа» («Battle Pope», 2000) в четырнадцати выпусках, рассказывающий о мире, в котором библейские персонажи и всевозможные демоны сражаются за господство среди людей. Иллюстрировал комикс молодой художник Тони Мур, обучавшийся живописи в Университете Луисвилля. Он познакомился с Киркманом еще в школе, и вместе они основали небольшое издательство «Funk-O-Tron». Для Мура «Боевой Папа» тоже стал дебютом. Роберт Киркман – американский писатель, автор комиксов, наиболее известный своей работой над серией комиксов «Ходячие мертвецы» и «Invincible» для «Image Comics» и «Marvel Team-Up» и «Marvel Zombies» для «Marvel Comics» В «Image Comics» заметили талантливого сценариста. Ему и другому начинающему художнику Кори Уокеру предложили поучаствовать в поддержке старого проекта «СуперПатриот» («SuperPatriot», 1992), рассказывающего о ветеране Второй мировой войны Джонни Армстронге, который превратился в киборга для борьбы с мафией паранормальных злодеев и захватчиками, прилетевшими с Марса. Из этой работы вырос самостоятельный проект Роберта Киркмана и Кори Уокера под названием «Непобедимый» («Invincible», 2002) о юноше Марке Грейсоне, живущем в той же комикс-вселенной, что и СуперПатриот, но оказавшемся сыном инопланетного захватчика «вильтрумита». Юноша обладает сверхчеловеческой силой и способностью к левитации, он должен стать представителем галактической империи Вильтрума, однако предпочитает роль защитника Земли. Серия комиксов «Непобедимый» выходила десять лет, и благодаря ее популярности Роберт Киркман стал первым официальным партнером «Image Comics», приглашенным со стороны, и создал свою студию «Skybound Entertainment». Обложка одного из выпусков комикса «Superpetriot» Впрочем, самым значительным достижением Киркмана в этом десятилетии стал не очередной «супергерой», коих накопилось более чем достаточно, а оригинальная серия комиксов «Ходячие мертвецы» («The Walking Dead»). Писатель с юности был поклонником темы зомби, фильмов Джорджа Ромеро и жаждал попробовать свои силы на этом поприще. Сначала в «Image Comics» отнеслись к его замыслу скептически, решив, что тема слишком «клиширована» и не вызовет интереса у публики. Тогда Киркман пошел на уловку, написав в заявке, что по ходу развития фабулы раскроется тайна появления «ходячих мертвецов»: якобы этот зомби-апокалипсис вызвали инопланетяне, чтобы через пару лет занять Землю, освобожденную от человечества. И вот такой архаичный сюжетный «крючок» в духе малобюджетного «Плана 9 из открытого космоса» зацепил издателей. Много позже, находясь на пике славы, писатель признается, что даже не собирался использовать подобное фантастическое допущение для объяснения происходящего в его комиксе. «Нельзя же думать вечно. Рано или поздно нужно делать ход». (Из телесериала «Ходячие мертвецы») Зомби-апокалипсис в «Ходячих мертвецах» начинается внезапно, без какой-либо прелюдии. И очень напоминает аналогичное событие, показанное в фильме «28 дней спустя». Люди превращаются в злобных каннибалов, укус которых опасен тем, что через некоторое время после него пострадавший сначала умирает, а затем и сам становится зомби. Мертвецы передвигаются достаточно медленно, ускоряясь только при близком контакте с намеченной жертвой, чем напоминают созданий Ромеро. Они тупы, реагируют только на громкие звуки и запах живого, поэтому от них можно убежать или спрятаться, затаившись. Однако когда мертвецы собираются в большую группу («стадо»), они могут победить и хорошо вооруженного человека, задавив его своей массой. Такие скопления зомби образовались в городах за счет более интенсивного распространения некой загадочной инфекции. В сельской местности ситуация получше, там можно найти убежище. Еще одна аллюзия на творчество Ромеро проявляется в том, что Киркман избегает употреблять слово «зомби»: он называет своих мертвецов «кусаками», «шатунами» и «ходячими». Иллюстрировать комикс-сериал взялся всё тот же школьный приятель писателя Тони Мур. Первый выпуск появился в магазинах в октябре 2003 года, затем выпуски регулярно выходили каждый месяц, группируясь в тома. После первого тома, состоявшего из шести выпусков, стало ясно, что Мур не справляется, поэтому к участию в проекте был приглашен опытный британский художник Чарльз Адлард, работавший над такими известными сериями комиксов как «Судья Дредд» («Judge Dredd»), «Секретные материалы» («The X-Files»), «Армитидж» («Armitage»), «Зеленый фонарь» («Green Lantern»), «Ведьма из Блэр» («Blair Witch»). Мур некоторое время продолжал работать на Киркмана как автор цветных обложек. «Фильмы про зомби чем-то похожи на фильмы про вампиров и оборотней, у них есть своя индивидуальность. Зомби-истории всегда о человеческих характерах и о том как они выживают среди зомби и как они реагируют на все происходящее, и как они выживают в мире захваченном зомби. Так что это, прежде всего, история о выживании и человеческих характерах». (Роберт Киркман) К настоящему времени выпущено 24 тома и готовится 25й (1-й выпуск выйдет 12 августа 2015 года). Тома называются следующим образом: «Дни минувшие» («Days Gone Bye», вып. 1–6), «Мили позади» («Miles Behind Us», вып. 7-12), «В безопасности за решеткой» («Safety Behind Bars», вып. 13–18), «По зову сердца» («The Heart’s Desire», вып. 19–24), «Это лучшая защита» («The Best Defense», вып. 25–30), «Жизнь полна сожалений» («This Sorrowful Life», вып. 31–36), «Раньше было поспокойней» («The Calm Before», вып. 37–42), «Рожденные страдать» («Made To Suffer», вып. 43–48), «Здесь мы те же» («Here We Remain», вып. 49–54), «Кем мы стали» («What We Become», вып. 55–60), «Бойтесь охотников» («Fear The Hunters», вып. 61–66), «Жизнь среди них» («Life Among Them», 67–72), «Зашли дальше некуда» («Too Far Gone», вып. 73–78), «Выхода нет» («No Way Out», 79–84), «Мы обрели себя» («We Find Ourselves», вып. 85–90), «Огромный мир» («A Larger World», вып. 91–96), «Повод для страха» («Something To Fear», вып. 97-102), «Что будет дальше» («What Comes After», вып. 103108), «Путь к войне» («March to War», вып. 109–114), «Всеобщая война, часть 1» («All Out War», вып. 115–120), «Всеобщая война, часть 2» («All Out War», вып. 121–126), «Новое начало» («A New Beginning», вып. 127–132), «Шепот, переходящий в крик» («Whispers into Screams», вып. 133–138), «Жизнь и смерть» («Life And Death», вып. 139–144). Сюжет комикс-сериала выстроен вокруг семьи Рика Граймса – помощника шерифа городка Синтиана (штат Кентукки). Служба в этом городке была легкой, спокойной. Рику приходилось стрелять, но редко, а в человека он не стрелял ни разу. И всё же однажды ему не повезло: во время задержания опасного преступника Граймс получил тяжелое ранение и впал в кому. Через несколько дней он пришел в себя и обнаружил, что больница брошена и разгромлена. Зайдя в кафетерий, он столкнулся с зомби и лишь чудом избежал нападения. Получается, что завязку сюжета Роберт Киркман позаимствовал у фильма «28 дней спустя», хотя он сам отрицает этот факт, ссылаясь, что в то время еще не успел посмотреть американскую версию британской киноленты. В любом случае в «Ходячих мертвецах» хватает явных и скрытых отсылок к другим произведениям на тему зомби-апокалипсиса, что объяснимо: тема, к которой обратился Киркман, в начале нового тысячелетия действительно обросла характерными «клише», поэтому избежать цитирования он не смог бы при всём желании. «Не болтай, а думай. Это хорошее жизненное правило». (Рик Граймс) Дальше события развиваются так. Рик Граймс направляется домой и видит, что его жена Лори и семилетний сын Карл в спешке покинули жилище. Там он встречается с Морганом Джонсом и его сыном Дуэйном. Они рассказывают о том, что весь мир охвачен эпидемией, люди умирают, а потом восстают, превращаясь в агрессивных монстров. Власти эвакуировали население малых городов, устроив убежища в мегаполисах. Семья Граймса, скорее всего, находится в Атланте. Взяв в полицейском участке оружие машину, Граймс направляется на поиски своей семьи. По дороге у Рика кончается бензин. Он идет к ближайшей ферме, находит там лошадь и добирается до Атланты верхом. Там выясняется, что Атланта захвачена ордами зомби, которые нападают на него. Они заживо съедают лошадь и окружают Граймса, ему приходится стрелять. Он обречен, но внезапно на помощь приходит молодой парень по имени Гленн, который хватает Рика и тащит за собой. По пожарной лестнице они забираются на крышу. Рик и Гленн выбираются из города. По дороге парень рассказывает Граймсу, что многие жители небольших городков ехали в Атланту, но меньше чем за неделю она была полностью захвачена зомби. Вскоре они прибывают в лагерь вынужденных беженцев, где Рик к своей радости находит Лори и сына Карла. Оказывается, они эвакуировались вместе с Шейном – напарником Рика. Теперь они живут в трейлере и палатках, ожидая прибытия армии для эвакуации в более безопасное место. Гленн: – Ты окружен трупаками – это плохие новости… Рик: – А есть и хорошие? Гленн: – Нет. Рик знакомится с беженцами. Среди них – престарелый торговец Дейл, механик Джим, юрист Андреа и ее сестра Эми, обувщик Аллен, его жена Донна и сыновья Бен и Билли, сетевой менеджер Кэрол и ее дочь София. Все они сыграют определенную роль в сюжете. Утром старик Дейл предупреждает Граймса, что тот не должен доверять своему бывшему напарнику, намекая на интимные связи между Шейном и Лори в отсутствие главы семьи. Однако Рик отказывается принять слова старика на веру. Он продолжает дружить с Шейном, вместе они ходят на охоту и дежурят, охраняя импровизированный лагерь от случайных зомби. Первый конфликт между ними случается по вопросу о будущем группы. По мнению Граймса, беженцы должны двигаться дальше, в то время как Шейн считает, что нужно оставаться на месте и дожидаться спасателей. Через три недели Рик и Шейн за пределами лагеря учат беженцев стрелять. Рик настаивает на том, что Карл тоже должен учиться, хотя жена не одобряет этого. Однажды Рик, Карл и Шейн собираются на охоту. Граймс просит сына побыть в отдалении, чтобы он мог поговорить с Шейном. Напарника охватывает вспышка ярости – он действительно влюбился в Лори, а появление Рика разрушило его планы. Лори бьет Шейна, и тот убегает. Рик отправляется за ним. Напарник наставляет оружие на Граймса, но происходит невероятное – малолетний Карл убивает Шейна метким выстрелом в шею. На этом шокирующем эпизоде заканчиваются 6-й выпуск и 1-й том. Впереди персонажей ждет множество приключений и новых встреч. Они попытаются найти убежище в поместье Уилтшир, на ферме Хершела Грина, в брошенной Восточной Центральной тюрьме штата Джорджия, а затем в Безопасной зоне Александрии под Вашингтоном. Им доведется столкнуться с мародерами, бандитами, каннибалами, с вероломным губернатором, присвоившим власть в городке Вудбери, с жестоким тираном Ниганом, оборудовавшим целую крепость на фабрике в Вирджинии. Персонажи теряют близких и друзей, ожесточаются, становятся хладнокровными убийцами. Но комикс не сводится к «приключениям тела» – Роберт Киркман создал настоящее художественное повествование, наполненное драматизмом и рефлексией. Следить за психологической эволюцией его героев не менее интересно, чем за тем, какие меры они предпринимают, чтобы выжить. Сам Киркман четко определил свою творческую задачу в послесловии к первому выпуску: «Я никого не пытаюсь напугать. Если подобное с кем-то приключилось в результате чтения этого комикса, то отлично. Но на самом деле… Данная книга вовсе не для этого создавалась. То, что вы сейчас держите в руках, является самым значительным произведением из всех, которые я создал за свою карьеру. Я – парень, написавший “Боевого Папу” Надеюсь, что вы, ребята, понимаете, как много сил у меня ушло на всё это. На самом деле, поверить в это не так уж и сложно, когда вы увидите, как я стану углубляться в предмет, который невероятно серьезен и драматичен… Зомби. «Чтобы выжить, Рик, нужно принимать трудные решения». (Шейн Уолш) По-моему, лучшие фильмы о зомби вовсе не те, где кровь льется рекой, полно насилия, бестолковые персонажи и нелепые кривляния. Хорошие фильмы о зомби вскрывают наши внутренние проблемы, заставляют нас вопрошать о нашем месте в обществе и о месте нашего общества в мире. Там присутствуют и кровь, и насилие, и прочие клевые штуки… Но в них всегда скрывается еще и некий социальный комментарий, и некая глубокомысленность. Вот что делает фильмы Ромеро такими великими. «Идея "Ходячих мертвецов" в том, что мы будем видеть эти персонажи, расти и развиваться с течением времени. Вы знаете, Рик… если вы читаете комикс, сначала Рик – это обычный парень, как в телевизионном шоу, но по мере продвижения сюжета мы будем иметь дело с совершенно другим Риком Граймсом, потому что этот мир подействовал на него и изменил его взгляд на вещи, и изменил то, как он себя ведет и в корне изменили его характер». (Роберт Киркман) В “Ходячих мертвецах” я хочу исследовать то, как люди справляются с экстремальными ситуациями и как подобные ситуации МЕНЯЮТ этих людей. Я намерен заняться этим всерьез и надолго, и вполне уверен, что они тоже. Вам, ребята, предстоит увидеть, как Рик преображается и развивается, вплоть до того, что когда вы оглянетесь назад на этот выпуск, вы даже не узнаете персонажа. Надеюсь, что вы, ребята, любите длинные эпопеи, потому что именно в этом и состоит замысел. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anton-pervushin/hodyachie-mertvecy-zombi-nashestvie-na-kinematograf/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.