Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Улыбка Бультерьера. Книга третья

$ 59.90
Улыбка Бультерьера. Книга третья
Тип:Книга
Цена:61.95 руб.
Просмотры:  4
Скачать ознакомительный фрагмент
Улыбка Бультерьера. Книга третья
Михаил Георгиевич Зайцев


Русский ниндзя #3
Бультерьер, спец по восточным единоборствам, всегда действовал бесшумно и эффективно, в лучших традициях ниндзя. Поэтому его боялись все – киллеры, криминальные авторитеты, преступники в погонах. И сейчас он вновь появился в Москве. Но стал вести себя странно – действуя грязными методами и явно напоказ. Для начала он похитил и убил главу нефтяного концерна «Никос», а потом стал творить прочие кровавые бесчинства, так что те, кто его хорошо знал, содрогнулись от ужаса. Кто же теперь остановит циничного садиста и безжалостного убийцу? Пожалуй, только другой спец по восточным единоборствам, который еще владеет искусством ниндзя, несмотря на то, что стал инвалидом…

Книга также выходила под названием «Час бультерьера».
Михаил Зайцев

Улыбка Бультерьера. Книга третья
Часть первая

Преступления без наказания
Глава 1

Он – агрессор


Вечерело. Насыщенные ненастьем тучи, похожие на свинцовые дирижабли, чинно и торжественно проплывали над московской окраиной, не спеша двигаясь к центру мегаполиса. Светили белым подслеповатые уличные фонари, сияли желтым отдельные сегменты окон в многоквартирных домах, щедро клонированных по заданию партии и правительства в паре километров от Кольцевой автодороги в прошлом, двадцатом веке на исходе сонных семидесятых.

У обочины проезжей части улицы стоял, скособочившись, средних лет мужчина с тростью. Впрочем, благородным словом «трость» вряд ли позволительно называть дешевую инвалидную палку из числа тех, что обычно покупают одинокие старушки в муниципальных аптеках. Мужчина поднимал палку – голосовал при виде каждого приближающегося легкового авто, но ему не везло, машины проносились мимо.

Голосующий инвалидной палкой мужчина выглядит бедно и несколько чудаковато. Лет ему этак сорок с хвостиком. Рост средний. Лицо без особых примет, ежели не считать за примету щетку усов под носом. На переносице пластмассовая дужка больших квадратных очков со слегка затемненными стеклами, на макушке лыжная шапочка грубой вязки, а из ушей от похожих на таблетки микродинамиков тянутся проводки за отворот лацкана серого в рубчик полупальто. Проводки путаются в складках шарфа и дотягиваются до плеера с радиоприемником во внутреннем кармане коротенького пальтишка. Кирпичик электронной радиомузыкальной игрушки выпирает, будто единственная грудь мифической амазонки.

Левую пятерню, ту, что держит инвалидную палку, согревает тонкая шерстяная перчатка, а правая кисть спряталась в перчатке кожаной, гладкой, угольно-черной. Обтянутые черной кожей пальцы какие-то одеревеневшие, вроде как неживые, и возникает подозрение, что вместо правой кисти у мужчины протез.

Из-под серого полупальто торчат ноги в плохо отглаженных брюках и массивных ботинках на толстой подошве. Причем левая нога немного короче правой, отчего мужчину и кособочит.

Очередной автомобиль промчался мимо кособокой фигуры, и пятерня в шерстяной перчатке перехватила палку, взялась за загогулину ручки. Мужчина повернулся спиной к бессердечной автостраде, заковылял прочь, через полоску газона к асфальту пешеходной дорожки. Он сильно припадал на левую ногу, тяжело опирался на палку и сопровождал каждый шаг широкой отмашкой правой руки с кожаной кистью. Но шагал хромоногий быстро и вовсе не выглядел беспомощным, хотя и являлся, без сомнения, инвалидом второй, а то и первой группы.

Доковыляв до пешеходной дорожки, ступив на асфальт, бодрячок-инвалид остановился в задумчивости, огляделся, вертя головой по-птичьи. По левую руку дорожка тянется в темные дали «спального» микрорайона, однако шагах в десяти от инвалида асфальтовая тропа имеет пешеходный отросток, коий ведет к арке, к туннелю в шестнадцатиэтажной жилой махине. По правую руку дорожка опять же уводит за горизонт с урбанистическим пейзажем, и с этой стороны идет по направлению к остановившемуся инвалиду, цокает каблучками сапожек по асфальту миловидная девушка, ведет на поводке, выгуливает забавного рыжего мопса.

– Простите, пожалуйста, – обратился инвалид к девушке. – Не подскажете, как бы мне побыстрее до метро добраться?

– Самое быстрое – дворами. – Девушка указала варежкой на асфальтовое ответвление к арке. – Сворачивайте и идите все время прямо. Только… – Девушка смутилась, покосившись украдкой на его инвалидную палку. – …вы только осторожнее, там, во дворах, с освещением плохо и скользко. Пройдете около трансформаторной будки и по тропинке, через детскую площадку, дойдете до дома восемь. Обойдете его, увидите магазин, и за магазином уже метро видно.

– Спасибо за инструктаж, – кивнул инвалид. – А на общественном транспорте, простите, до метро никак не добраться?

– До троллейбусной остановки идти еще дольше… Фу! Фу, Чубайс! Нельзя!..

Рыжий мопс со столь неожиданной кличкой натянул поводок и принялся сосредоточенно обнюхивать хромую ногу инвалида, норовя засунуть сопливый носик под брючину.

– Какой у вас милый песик, – улыбнулся инвалид, пристраивая палку под мышкой левой руки, забираясь шерстяной пятерней за пазуху полупальто. – Еще раз большое спасибо за инструктаж. Всего вам доброго. Вам и вашему Чубайсу-шалунишке.

Рука в шерстяной перчатке включила режим радиоприема в плеере, заранее настроенный на определенную волну в FM-диапазоне, рука выскочила из-за пазухи, ловко поймала рукоятку палки, бодрячок-инвалид круто развернулся на здоровой ноге и похромал заданным маршрутом.

Резиновый набалдашник на конце палки отбивал четкую дробь, взлетала и падала, делая отмашку, черная кисть с неподвижными пальцами, а в ушах инвалида в это время звучало: «Делу – время, час – потехе, но с рекламою на «Эхе»!.. Вы по-прежнему слушаете, дорогие друзья, радиостанцию «Эхо Москвы». Рекламный блок, слава богу, закончился, и я продолжаю прерванную на полуслове коммерческой пятиминуткой беседу с нашими сегодняшними гостями. Для тех, кто только что переключился на волну «Эха», с удовольствием сообщаю: сегодня у нас в студии замечательные, долгожданные гости – известный правозащитник Альберт Адамович Кораблев и его очаровательная супруга, его соратница, милейшая Зинаида Яновна. Прежде чем мы ушли на рекламу, Альберт Адамович начал рассказывать о своем молодом друге, о репортере «Частной газеты» Александре Юрьевиче Иванове. Господин Иванов проводил журналистское расследование, изучал деятельность нефтяного концерна «Никос», и он…»

– Эй, ты!.. Хроменький, эй!! – расслышал инвалид громкий окрик. Гораздо более громкий, чем скороговорка ведущего в студии «Эха Москвы».

Инвалид замедлил неровный шаг, дернул проводки, тянувшиеся из-за пазухи к ушам. Говорящие затычки повисли, зацепившись за лацканы полупальто.

– Эй, хроменький! Ну-кося стой, а то и вторую ходулю покалечу! Стой, говорю! Эй!!!

Инвалид послушно остановился у границы пустынной детской площадки, медленно развернулся на окрик. Он как раз миновал упомянутую девушкой с мопсом трансформаторную будку в слабоосвещенном, а на поверку вообще лишенном всякого искусственного освещения проходном дворе, где было не только тревожно и сумрачно, но и безлюдно – никого, кроме хромого слушателя «Эха Москвы» и трех великовозрастных оболтусов под хмельком.

Окликал инвалида самый высокий и самый толстый из них. Он первым заметил одинокого прохожего с палочкой и первым поднялся с лавки, притаившейся за кирпичным кубом трансформаторной будки. Толстяк вразвалочку шел к хромому, а с лавки поднимались двое его дружков. Один тощий, как вобла, с недопитой бутылкой водки в костлявой руке, другой коренастый, ладно скроенный и широкий в плечах.

Инвалид покорно дожидался, пока троица подойдет вплотную. И дождался – толстяк встал четко напротив хромого, как говорится, лицом к лицу. А выражаясь точнее – раскрасневшейся от выпитого ряхой к невозмутимой физиономии с усиками и в старомодных очках. Тощий, который был не просто под хмельком, а под изрядным градусом, покачивался возле уткнувшейся набалдашником в мерзлую землю инвалидной палки, а коренастый занял позицию по правую, затянутую черной кожей, руку от хромого.

– Ребятишки, вы чего, в натуре? – Еле заметная улыбка мужчины с палкой превратилась в откровенно насмешливый оскал. – Меня, убогого, грабануть надумали? Типа, взять на гоп-стоп?

– Чо? По фене ботаешь, да? – дыхнул водочными парами толстяк. – Чо, деловой, да?

– Да как сказать, – пожал плечами инвалид. – В некотором смысле – «деловой». В том смысле, что дел у меня сегодня невпроворот, и лишние базары с вами, алкашами, перетирать я, извините, ребятишки, не намерен. Ясно?!

Короткий монолог на тему возможных трактовок словечка «деловой» ухмыляющийся инвалид произносил тихо и вкрадчиво, а заключительное «ясно» выкрикнул неожиданным фальцетом. Столь неожиданным и на такой высокой октаве, что толстый невольно отшатнулся, а коренастый рефлекторно прижал к груди кулаки, слегка согнул колени и занял характерную боксерскую стойку. Один лишь пьяненький тощий никак не отреагировал, разве что сморгнул тупо лишний раз.

Синхронно с гортанным выкриком инвалид резко согнул в локте левую руку, напряг левую кисть в шерстяной перчатке, сжимавшую загогулину-ручку дешевой, но крепкой палки, и в результате резиновый набалдашник подпрыгнул и угодил аккурат в промежность толстяку.

Толстяк сломался в пояснице, его наклонило вперед, и тут же мясистый нос на багровой роже встретился с качнувшейся навстречу головой в лыжной шапочке.

Боднув в нос толстяка, хромоногий калека одновременно увел голову от прямого боксерского удара широкоплечего крепыша. Твердые пальцы в оболочке из черной кожи стремительно поднырнули под бьющую руку боксера и воткнулись коренастому крепышу в шею, под кадык.

Крепыш с боксерскими навыками выпучил глаза, разинул рот, захрипел. Он упал на землю даже немного раньше, чем рухнул толстяк.

Меж тем согнутый левый локоть инвалида, описав короткую дугу, чиркнул по челюсти тощего. Пьяный выронил недопитую бутылку, тупо уставился вконец остекленевшими глазами на делового инвалида, затем медленно и как-то лениво осел, сначала пал на колени, после упал ничком. И расслабился окончательно.

– Вот ведь незадача, – вздохнул инвалид, поправляя дужку очков на переносице, – американские копы исследовали статистику и пришли к выводу, что на человека с тросточкой гопники наезжают значительно реже… – Победитель гопников замахнулся своим инвалидным оружием. – Вот ведь, в поганой Америке гопота с понятиями, а вы… – Резиновый набалдашник со свистом опустился на коленную чашечку толстяка. С сухим щелчком треснул сустав, толстый взвыл от дополнительной порции боли —…а вы, ребятишки, совсем безбашенные и… – Инвалид крутанул палкой над головой. – И алкаши вдобавок… – На сей раз палка поразила предплечье коренастого крепыша. Треска костей не было слышно, но безжалостный набалдашник однозначно сломал боксеру «рабочую руку». – И приходится вас, датых отморозков, основательно калечить. – Инвалид ткнул носком тяжелого ботинка под ребра тощему. – Чтоб, когда очухаетесь малость, не побежали за мной вдогонку, жаждая реванша. – Инвалид секунду подумал и добавил толстому каблуком по разбитой коленной чашечке. – Чтоб не смогли, волки позорные, быстро бегать. Вам все ясно, пьющие твари? И чтоб ни в больничке, ни в ментуре обо мне ни гугу, ясно?..

В ответ лишь жалобные стоны, сопливые всхлипы да выразительное мычание.

– Все ваши беды, придурки, от водки, – назидательно высказался инвалид, возвращая микродинамики обратно в ушные раковины. – Недаром пророк запретил правоверным травиться алкоголем, ох, недаром…

Инвалид поправил проводки, тянущиеся от ушей за пазуху, смачно плюнул на кучу-малу у ног, отвернулся и продолжил прерванный путь к метро, снова используя инвалидную палку по ее прямому назначению, снова широко размахивая рукой в черной перчатке и снова слушая радио:

«…Альберт Адамович, все мы знаем, что вы ярый противник смертной казни, что…» – «Прошу, э-э-э… прошу меня извинить, э-э… за то, э… что я вас перебиваю, но, э-э-э… но вы коснулись больной для меня, э… темы, и я позволю себе сразу, э-э… заранее, так сказать, э… ответить, не дожидаясь, э-э… вопроса. Мы с Зинаидой Янной люди, э-э-э… пожилые и повидали, э… всякого. Тема, э-э… наказания и, э… милосердия для нас, э-э… остра. Да – остра. Э-э… тема. Спаситель учил: ударили по правой, э… щеке, подставь левую. Или, э-э-э… наоборот. Точно, э-э… не помню…»

Умелый боец с инвалидной палкой ковылял к метро, а в ушах у него все звучали и звучали скрипучие «э-э…» знаменитого правозащитника, путаные рассуждения противника смертной казни о распятом боге, о непротивлении злу насилием, о розничной цене за слезу ребенка и прочая схоластика, бесконечно далекая от грубых жизненных реалий текущего ноябрьского вечера.

А впереди уже показался магазин, и за ним уже виднеется железный шест, увенчанный красной литерой М.

«…Э-э-э… милосердие – э-э-это синоним справедливости. Э-э… Господь учил: «По тому, как вы любите друг друга, я знаю, что вы мои…» э… у нас с Зинаидой Янной есть старенький, э… такой же, как мы, старенький «жигуленок» первой модели и, э-э… Зиночка, э… прекрасный водитель, э-э-э, и всякий раз, когда ее, э-э… когда нас останавливают, э-э… сотрудники ГАИ… э-э-э… ГИБДД, э-э… я вспоминаю о начале конца Римской, э… империи, о безнравственности Калигулы, о… об э-э-этом, как бишь его… э-э-э…»

– Э-э-экий вы болтун, однако, Альберт Адамович, – пробурчал себе под нос инвалид, нехорошо улыбаясь и выдергивая из ушей говорящие затычки. – А болтун, как известно, находка для врага…

Инвалид бурчал и на ходу манипулировал проводками, зажав палку под мышкой. Лишенный дополнительной опоры, он хромал особенно сильно. Встречный людской поток, проистекающий из подземелья метро, расступался перед разговаривающим с собой инвалидом, который доковылял почти до самых ступенек в подземку, но вдруг передумал спускаться, ибо заметил среди ларьков, лотков и павильонов поодаль торговое заведение под интригующей вывеской: «Виртуальный Мир».

Инвалид решительно двинулся к дверям в «Виртуальный Мир», торопливо засовывая во внутренний карман полупальто проводки с наушниками, выключая радиоплеер и нашаривая в том же кармане небрежно смятые долларовые купюры.

За дверями заведения с многообещающим названием было тесновато. Но не вследствие обилия покупателей, а потому, что владельцы «Виртуального Мира» не смогли арендовать более дюжины квадратных метров торговых площадей.

Возле стеклянного прилавка шушукались двое отроков, разглядывая разложенные под стеклом CD-диски с игрушками. За прилавком стоял крохотный стол, под столом системный блок компьютера, а на столешнице клавиатура и плоский, как доска, работающий монитор. У стола сидел молодой рыжий продавец и забавлялся игрой в шахматы с бездушной машиной. Судя по позиции фигур на мониторе, или рыжий, или компьютер в шахматы играл исключительно скверно.

– Молодой человек, – позвал инвалид. – Извините, что отрываю вас от партии, но не могли бы вы уделить мне минуту внимания?

Рыжий с неохотой оторвал взгляд от монитора и задницу от стула, спросил вяло:

– Вы что-то хотели?

– Да! Именно: что-то, – доверительно произнес инвалид, нависая над стеклянным прилавком. – Очень хотел. Подойдите поближе, будьте столь любезны.

Рыжий подошел, заглянул в лицо инвалиду, и с губ продавца сорвалось:

– Ой… А у вас кровь на лбу.

– Правда? – удивился инвалид, нагнулся к стеклу прилавка, глянул поверх оправы очков и на своем отражении в прозрачном стекле увидел капельки запекшейся крови над правой бровью.

Инвалид, конечно же, сразу сообразил, что лоб запачкался брызнувшей из ноздрей толстого выпивохи бурой мокротой, и сразу же придумал, чего соврать продавцу. Точнее – откорректировал ложь, придуманную в тот момент, когда он увидел вывеску компьютерного заведения:

– Мент, собака, в кровь лоб разбил! – Инвалид натянул лыжную шапочку до бровей, спрятал кровавую метку. – Представляешь, сынок, меня, ветерана-афганца, ментовской сержант наградил ударом по лбу за справедливое замечание. Я сделал ему замечание, дескать, нельзя так громко ругаться матом в общественном месте, а он мне в лоб, собака! – Рука в серой перчатке протянула рыжему продавцу мятую стодолларовую купюру. – Помоги мне, сынок! Бери-бери денюжку, не стесняйся. Ради торжества справедливости я последних денег не пожалею!

– За что деньги-то? – Продавец напрягся, отступил от прилавка на полшага. Дядька явно шизанутый, и черт его знает, чего от него ожидать.

– Сынок, есть у тебя в продаже диск с адресной базой данных? Ну, те, где по фамилии можно узнать адрес и телефон любого частного человека, зарегистрированного в Москве?

– Есть.

– Плачу сто баксов! Найди мне адрес известного правозащитника Альберта Адамовича Кораблева. И телефон! Позвоню Кораблеву, подъеду к нему, и вместе с правозащитником решим, как наказать мента за рукоприкладство!

– Мы доллары к оплате не принимаем, – промямлил продавец, искоса взглянув на отроков у прилавка.

Юные покупатели давно забыли о компьютерных играх, разинув рты, они с удовольствием слушали беседу рыжего торговца с хромым шизиком в разных перчатках.

– Плачу двести баксов! – Инвалид торопливо достал из внутреннего кармана полупальто еще одну мятую купюру. – Выдай мальчикам товара на двадцатник гринов за молчание о мелком нарушении финансовых законов и остальное возьмешь себе, сынок, за участие в судьбе покалеченного душманами в Кандагаре ветерана.

Инвалид несколько переигрывал, в чем отдавал себе отчет, но продолжал ломать комедию, оставаясь в гротесковом образе городского сумасшедшего, пока не вынудил-таки рыжего взять деньги.

Ошалевшая от счастья парочка отроков, получив на халяву ворох пиратских дисков, выпорхнула из «Виртуального Мира» в серый мирок московской окраины. Рыжий продавец повесил на дверь табличку «Перерыв 15 минут» и приступил к священнодействию с компьютерным оракулом.

Дисковод сглотнул нужный CD-блин, загрузил поисковую программу, рыжий набрал Ф.И.О. правозащитника, и оказалось, что Альбертов Адамовичей Кораблевых в столице прописано целых четверо.

Инвалид сделал уточнение – интересующий его сын Адама владеет автомобилем «Жигули» первой модели, о чем обмолвился, выступая по «Эху Москвы».

Рыжий сунул в дисковод пиратский CD с базой данных ГИБДД, помудровал с клавишами, выяснил, что «копейками» обладают до фига Кораблевых, но только у одного из них отчество Адамович. И прописан искомый Кораблев – вот повезло инвалиду! – в соседнем микрорайоне.

Рыжий загрузил третий по счету диск с картой Москвы, отстучал адрес А.А. Кораблева, владельца «Жигулей», номерной знак такой-то, на мониторе возникла карта микрорайона, в коем обитает правозащитник.

Инвалид ликовал – всего-то и делов, что проехать одну остановку на метро да поковылять минут десять до дома с дробным номером на бульваре с глупым названием.

И рыжий остался доволен – всего за четверть часа срубил сто восемьдесят баксов, когда еще приключится этакое везение?..

– Спасибо. – Покидая «Виртуальный Мир», инвалид замешкался у дверей. – Спасибо тебе, сынок Чубайс… Ай! Извини!! Извини старика! Ты напомнил мне знакомого рыжего мопса, вот я и оговорился. Извини еще раз за то, что обозвал тебя собачьей кличкой и… И, кстати! Ежели продолжишь доигрывать шахматную партию, от которой я тебя оторвал, учти – независимо от хода черных белой ладье должно «съесть» пешку и тем самым поставить мат негритянскому королю. Победа в партии однозначно за ку-клукс-кланом. Прощай, гроссмейстер! Удачи!

Самое забавное – шахматная программа при выходе из нее «засейфилась», то есть автоматически запомнила позицию на виртуальной доске, и, когда продавец вернулся к монитору, он действительно проиграл после хода белой ладьи и потери своей черной пешки.

Торговец пиратскими CD-дисками чесал рыжий затылок, глядя на монитор, где появилась надпись: «КОНЕЦ ИГРЫ», а инвалид в это время рассчитывался с продавщицей в подземном переходе к метро.

Инвалид купил в ларьке «Зоотовары» маленький, такой, чтоб поместился в кармане полупальто, пакетик с сухим собачьим кормом, тряпичный ошейник и поводок – веревку с карабином на одном конце и петлей для руки на другом.

Запихав поводок с ошейником в свободный карман, прижимая палку левым локтем к ребрам, инвалид сунул в щель турникета «Билет для проезда в метрополитене». Турникет пропустил хромого пассажира на станцию с аскетичным дизайном по моде конца восьмидесятых.

На следующей станции инвалид вышел.

Неполные десять минут, потраченные на ожидание метропоезда и проезд, он использовал для того, чтобы критически осмыслить детали наспех задуманной акции, и остался вполне доволен собой.

Когда рыжий компьютерщик загрузил карту-схему требуемого микрорайона, инвалид подметил около условного обозначения станции метро квадратик, обозначенный картографами, как «Продовольственный рынок», а когда хромал по подземному переходу и увидел ларек «Зоотовары», то подумал, что было бы неплохо заарканить одну из бродячих шавок, коих соблазнительные продовольственные запахи подобных рынков притягивают со всей округи. С собачкой на поводке можно прогуливаться у дома правозащитника, не привлекая к себе лишнего внимания. Обычное дело – хозяин выгуливает четвероногого друга.

Инвалиду повезло – выйдя на свежий воздух из духоты метро, он сразу же отыскал взглядом ничейную псину, лохматого голодного кобелька. Инвалид приманил песика сухим кормом, достал из кармана ошейник с поводком, припал возле радостно виляющей хвостиком собачки на колено здоровой ноги и ловко заарканил животное ошейником.

Он предусмотрительно не стал скармливать псу весь корм сразу. Хромая к месту акции, он периодически останавливался и подкармливал с руки сухими пахучими шариками своего лохматого невольника, не скупясь на ласковые слова. Песик жадно ел, прислушивался к интонациям в голосе человека и мало-помалу начинал к нему привыкать.

Альберт Адамович Кораблев с соратницей и супругой Зинаидой Яновной проживали в кооперативном доме, каковой ежели и отличался от типовых построек эпохи развитого социализма, так самую малость. Дом этот выстроили метрах в ста пятидесяти от улочки с односторонним движением. Полтораста свободных метров когда-то планировалось благоустроить, но грянула перестройка, и площадь осталась бесхозной. Расстояние от фасада кооператива до проезжей части напоминало скверное футбольное поле, бугристое и перечеркнутое извилистыми тропинками. По краям поля пролегли подъездные пути к кооперативному дому. Один из путей в прошлом году разрыли в связи с аварией теплотрассы, да так и не засыпали толком, оставив непроходимым. С прошлого года единственный подъезд к дому местные автомобилисты окрестили «Дорогой жизни». Короче говоря и мягко выражаясь, в весьма и весьма малопрестижном месте, хоть и в трехкомнатной квартире на двоих, проживала известная чета Кораблевых, что, впрочем, положительно сказывалось на имидже пожилых борцов за вселенскую справедливость.

Инвалид прогуливал пленного пса в непосредственной близости от «Дороги жизни», но так, чтобы свет единственного придорожного фонаря не попадал на его колченогую фигуру. Инвалид скупо кормил песика время от времени остатками сухого корма, щедро расточал ласковые слова в собачий адрес. Кораблевы покинули студию «Эха» минут сорок – сорок пять тому назад. Если, конечно, не задержались в коридорах радиостанции поточить лясы с профессиональными радиоболтунами без микрофонов. Ехать Кораблевым из центра сюда, на родную окраину, самое быстрое пятьдесят – пятьдесят пять минут. Если, конечно, они сразу поедут домой и если не застрянут в пробках. Итого, по самым оптимистическим прогнозам получалось, что «жигуль» первой модели, номерной знак которого инвалиду известен, может свернуть на «Дорогу жизни» в ближайшие десять-пятнадцать минут. Разумеется, если чета Кораблевых передвигается сегодня по столице на собственных «Жигулях».

Хромой посмотрел на часы, что притаились на запястье его левой руки под перчаткой, засек время.

Спустя ровно тридцать минут инвалид нагнулся к псу, положил палку на землю и, отстегивая карабин поводка, произнес тихо:

– Ошейник я, считай, подарил тебе за службу, шелудивый. Служба кончилась, давай, дембель, беги в родные рыночные пенаты.

Пес понял, что его обманывали, что звезда его собачьего счастья закатилась, едва поманив фальшивым блеском и оставив на память аркан уже ненужного ошейника.

А человек с палкой спрятал в кармане поводок и похромал к «Дороге жизни». Он хромал медленно, прижимая палку локтем к ребрам, он тянул время. Вот он остановился и присел, чтобы поправить шнурки ботинок, а вот встал и роется в карманах, вроде как что-то ищет, а вот…

А вот и «жигуль»! Вот она, «копейка» с нужным номерным знаком, аккуратно сворачивает, сбросив скорость до минимума, на «Дорогу жизни».

Хромой деловито огляделся. Везет, лишних глаз нету. Хромой пошел через дорогу.

Он шел, опираясь на инвалидную палку, и хромал сильнее, чем обычно, а «Жигули» потихоньку приближались. Он посмотрел в сторону тихоходного авто, и в затемненных стеклах его очков блеснуло отражение фар, и свет ослепил его, и он оступился, поскользнулся и свалился на асфальт, будто брошенная кукловодом марионетка.

Пискнули тормоза, «Жигули» остановились в трех метрах от упавшего инвалида. Щелкнул замок правой дверцы, и из авто выскочил растревоженный Альберт Адамович.

Сухонький старичок-правозащитник, мелко семеня детскими ножками, подбежал к калеке, всплеснул руками, опустился на корточки.

– Э-э… уважаемый, вы, э… ушиблись? – спросил известный правозащитник с неподдельной заботой в скрипучем голосе. – Вы, э-э… серьезно ушиблись?

– Я, кажется… – Инвалид сморщился, приподнимаясь на правом локте, левой рекой поправил дужку очков на переносице, левой же потянулся к колену выпрямленной больной ноги. – …Кажется, я повредил… О, черт! Как больно!.. Простите! Простите, что чертыхаюсь, Христа ради, но… О, черт! Больно…

– Какое, э-э… несчастье! – Правозащитник скорчил плаксивую мину, повернул петушиную голову к автомобилю, сощурился, ослепленный фарами, и тонко закричал: – Зи-и-инуля! Прижмись к, э-э… бордюру, поставь, э… машину на ручник и, э-э-э… выходи на помощь!

Зинаида Яновна, управлявшая «Жигулями», немного сдала назад, левая пара колес заехала на бордюрный камень, Зинаида Яновна дернула рычаг «ручника» и полезла вон из машины. Дородная, «кустодиевская женщина», Зинаида, страдающая одышкой и варикозным расширением вен, вылезала из тесного для нее салона с трудом, а ее шустрый супруг тем временем суетился подле пострадавшего.

– Э-э-э… уважаемый, дайте руку. Э-э… попытайтесь, э… подняться. Мы с женой отвезем вас в, э-э… в травмпункт…

– Спасибо, но мне неловко, право, вас утруждать. Я как-нибудь сам попробую…

– Ни в коем, э-э… случае! Мы, э… вас отвезем обязательно!

– Прямо и не знаю, чем смогу вас отблагодарить за… О, черт! Больно…

– Господь с вами, какие, э-э… благодарности?! Э-э-это наш долг, помогать, э-э… ближнему.

– Спасибо! Спасибо большое… О, черт! Шайтан! Лишь бы не перелом… Будьте любезны, палочку мою подберите, пожалуйста…

– Крепитесь! Э-э… Зина! Ну где ты там?!

– Иду-иду.

Зинаида Яновна подоспела к месту трагедии и помогла тщедушному Альберту Адамовичу поставить пострадавшего на здоровую ногу. Пожилые супруги, поддерживая инвалида под руки, помогли ему допрыгать до задней дверцы «Жигулей», открыли перед ним дверцу, помогли залезть на спаренные кресла. Инвалид привалился спиной к спинке кресла за водительским, взял у Кораблева свою палку, осторожно погладил рукой в кожаной перчатке больную ногу и вздохнул с облегчением.

Минутой позже вздохнули и супруги. С хрипотцой втянул и выдохнул воздух Альберт Адамович, ерзая в кресле рядом с женой за рулем. Тяжко, надрывно и глубоко, раз, другой, третий, вдохнула-выдохнула вспотевшая Зинаида Яновна. Однако трех глубоких вздохов ей не хватило.

– Сейчас… – произнесла Зинаида Яновна, раздувая мехи легких. – …сейчас отдышусь… и поедем в травмпункт… – Зинаида Яновна безуспешно попробовала ободряюще улыбнуться отражению инвалида в зеркальце над лобовым стеклом. – …Сейчас, потерпите немного…

– Зачем? – вскинул брови инвалид. – Зачем же терпеть и куда-то ехать? Не нужно никуда ехать! Сей же час, прямо здесь, в машине, и устроим отделение травматологии вкупе с реанимацией.

Чета престарелых борцов за милосердие еще не успела осознать толком услышанное, а инвалид уже выхватил из кармана собачий поводок. Инвалид действовал одной левой, исключительно ловко и неправдоподобно быстро – секунда, и дряблую женскую шею обхватила петля, еще четверть секунды, и петля затянулась, шнурок-поводок исчез в складках кожи, сдавил набухшие яремные вены.

На третьей секунде Зинаида Яновна потеряла сознание, а инвалид заговорил, обращаясь к шокированному, застывшему, словно внезапно обесточенный робот, бледнеющему на глазах Альберту Адамовичу:

– Ваша дражайшая Зиночка всего лишь потеряла сознание. Пока. Ежели я не ослаблю давление на сонные артерии, спустя пять-семь минут она умрет. Вы ведь не хотите, чтобы она умирала, правда?

– Э-э-э…

– Понимаю, что не хотите. У вас есть мобильный телефон?

– Э-э…

– Понимаю, что есть. Достаньте его. Поспешите, от вашей расторопности зависит сейчас жизнь Зинаиды Яновны.

На удивление твердой рукой Альберт Адамович достал из «бардачка» трубку мобильника. А за автомобильными окошками бибикнула сварливо голубая «Ауди». «Жигуленок» хоть и прижался к краю «Дороги жизни», но все ж таки затруднял движение.

– Альберт Адамович, будьте любезны, наберите, пожалуйста, телефонный номер вашего молодого друга, журналиста Александра Юрьевича Иванова, про которого вы сегодня рассказывали на «Эхе», и попросите его, ежели он вне дома, срочно вернуться. Скажите, что к нему спешит хромой инвалид с палочкой, с коим надобно поделиться результатами журналистского расследования, касающегося нефтяного концерна «Никос». Скажите, что с хромым по имени Семен и по отчеству Андреевич должно быть предельно откровенным, что вы за него, то бишь за меня, за Семен Андреича, ручаетесь репутацией. И, пожалуйста, говорите спокойно, обычным голосом, ладно? Постарайтесь ради Зиночки, хорошо? Договорились?

На диво уверенно Альберт Адамович отстучал номер на клавишах мобилы, прижал трубку к уху, выдохнул:

– Э-э… занято…

– Не везет, – улыбнулся инвалид радушно. – Не везет Зинаиде Яновне. Однако время у нее еще есть. Назовите-ка мне пока адрес Саши Иванова и покажите-ка телефон, я запомню набранный вами только что номер. А после попытаете счастья еще раз. Ну же!..

Альберт Адамович назвал требуемый адрес, продемонстрировал экранчик с телефонным номером и вновь «попытал счастья».

На сей раз счастье правозащитникам улыбнулось. Альберт Адамович дозвонился и постарался, очень постарался говорить повседневным тоном. Альберт Адамович завершил телефонный разговор, отключил мобильник и заслужил похвалу хромого:

– Вы прям-таки образцовый заложник, любезный сэр Кораблев. – Рука в серой перчатке отпустила шнурок-удавку. – Но где же ваши принципы, милейший? Где же самопожертвование? Вы спасли супругу, но сдали мне друга. Разве вам его не жалко? А?.. Знаете чего, а давайте я вас избавлю от неизбежных мук совести. Давайте?

– Э-э-э…

Чего собирался ответить Альберт Адамович Кораблев, так и осталось загадкой, поелику, едва Кораблев проскрипел свое обычное «э-э…», рука в черной перчатке ударила по основанию черепа Альберта Адамовича.

Инвалид покинул гостеприимные «Жигули» за полторы минуты до того, как сознание начало постепенно возвращаться в безвольное большое тело Зинаиды Яновны. Он дохромал до истоков «Дороги жизни», перешел улочку с односторонним движением и скрылся в проходном дворе.

На сей раз обошлось без приключений, в темноте этого двора инвалиду-боевику никто не встретился. Он хромал, полагаясь на свою память, к более оживленной транспортной артерии, чем та, подле которой он познакомился с рыжим мопсом Чубайсом. Он хорошо запомнил карту микрорайона, выведенную на монитор рыжим продавцом из «Виртуального Мира», и прекрасно ориентировался. Он шел, хромал и разговаривал по мобильному телефону.

Мобильник он вытащил из кармана брюк сразу же после того, как хлопнул дверью гостеприимных «Жигулей». Мобильный телефон у бедно одетого инвалида был гораздо более престижной модели, чем ретротрубка правозащитника Кораблева. Хромой на ходу отстучал семь цифр телефонного номера журналиста Иванова, прижал изящную мобилу к уху черной кожаной кистью.

– Алло, Александр Юрьевич?.. Александр Юрьич, мне только что перезвонил Альберт Адамович Кораблев, сказал, что договорился о нашей с вами встрече… Да, меня зовут Семен Андреевич… Да, ваш номер я узнал от Альберта Адамовича… Вы направляетесь к себе домой, я правильно расслышал?.. Замечательно! Скоро буду у вас… Да-да, именно этот адрес мне и сообщил Альберт Адамович… Квартира на каком?.. На тринадцатом этаже, правильно?.. Когда я буду?.. В течение часа, но не раньше, чем минут через сорок. Вы сами-то успеете… Ах, вы совсем рядом с домом, понял. Замечательно. Тогда до встречи. До скорой…

На перегруженной автомобилями магистрали инвалид без проблем поймал «мотор». Простецкого вида курносый водила, глянув на устраивавшегося рядом седока, прошепелявил:

– Мужик, у тя кфовь на лбу.

– Где?.. – Инвалид посмотрелся в автомобильное зеркальце. Его лыжная шапчонка сбилась к затылку, обнажив запекшуюся кровь толстяка-оболтуса. – Вот незадача, ща сотру. – Инвалид плюнул на шерстяной палец.

– Куда помчимся-то?

Инвалид, тщательно стирая кровавую грязь слюной, назвал адрес журналиста Иванова.

– Двести фублей, – предупредил курносый.

– Договорились…. А ну-ка, глянь, брат, всю кровищу я стер?

– Кажись, всю. Чья кфовь-то?

– Баранья. У меня шурин на мясокомбинате раздельщиком туш пашет, я к нему сегодня поутрянке подгребал побазарить, на меня и брызнуло… За сорок минут до места домчишь?

– А то!

Обманул шепелявый. До подъезда дома, где проживал перспективный журналист Иванов, они домчались за час с минутами. И не виноват шепелявый в том, что ехали дольше, а виновны, по его же выражению: «Буфжуи, котофые на «Мефсидесах», честному бомбиле пфоехать не дают».

Попрощавшись с «честным бомбилой», инвалид поднялся по ступенькам бетонного крылечка, набрал номер квартиры журналиста на сверкающей новизной панельке домофона, и вскоре из железного динамика прозвучало: «Семен Андреич?.. Заходите, я открываю…»

Инвалид, называющий себя Семеном Андреевичем, отворил тяжелую дверь. За дверью, в специально отгороженном загончике, сидела консьержка.

– Я к господину Иванову, – сообщил инвалид консьержке, хоть в этом и не было абсолютно никакой необходимости. – На тринадцатый этаж.

– Проходите, – равнодушно откликнулась консьержка, и он прошел.

Александра Юрьевича Иванова визитер увидал сразу по выходе из кабины лифта. Александр Юрьевич заранее отворил дверь в квартиру и ожидал Семен Андреича у порога.

Журналист Иванов относился к породе людей, про которых говорят: «Кровь с молоком». Высокий, под метр девяносто, косая сажень в плечах, белозубый, с правильными чертами русского лица, он мог бы запросто возглавить роту почетного караула и податься в элитные стриптизеры. Но Саша Иванов предпочел карьеру борзописца и подумывал на досуге о нелегкой доле телеведущего по совместительству. Думая о телевидении, Саша частенько репетировал у зеркала разной степени обаятельные улыбки. Одной из таких приветливо-профессиональных улыбок он и встретил хромого гостя.

– Проходите, Семен Андреич. – Хозяин отступил в глубь прихожей, гость переступил порог и прикрыл за собою дверь. – Рад познакомиться, Семен Андреич. Искренне рад. Рекомендация Альберта Адамовича для меня все равно что знак высшего качества на человеке.

– Ха… – усмехнулся гость, прислонил инвалидную палку к дверному косяку, неподвижными кожаными пальцами правой руки подцепил перчатку на левой. – «Высшего качества», говорите?.. – Гость стянул шерстяную перчатку. – Но я, к несчастью, человек несколько некачественный, некондиционный и посему вынужден предложить вам для рукопожатия левую руку.

Хозяин по привычке, не подумав, протянул навстречу левой ладони гостя правую, и рукопожатие у них вышло несуразное, неправильное. Александр Юрьевич смутился.

– Александр, вы разрешите инвалиду остаться в уличной обуви?

– Да, пожалуйста.

– Спасибо. Я ноги хорошенечко… вот о коврик вытру и… Ага, вижу! Пальто и шапочку вот сюда, на вешалку… Черт, чуть не забыл из кармана плеер-диктофон взять… Палка моя пусть здесь, в прихожей, остается, нуте-с… Ну-с, я готов. Куда прикажете следовать?

– Пойдемте на кухню, если вы не против. Правда, у меня на кухне раскардаш и бедлам. Вы не пугайтесь.

– Не беспокойтесь, меня напугать трудно.

Большую часть малогабаритной кухни занимал длинный и узкий стол, заваленный всякой всячиной. Вокруг стола встали стулья из бамбука, в углу притулился высоченный холодильник, у стены кухонный гарнитур из ДСП и газовая плита.

– Присаживайтесь, Семен Андреич.

Гость опустился на стул у торца длинного стола, сел лицом к зашторенному окну, спиною к входу и к холодильнику, правым боком к плите.

– Сварить вам кофе по-холостяцки?

– Это как?

– Растворимый, без сахара, но зато с печеньем.

– Не откажусь.

Александр Юрьевич зажег газ под пузатым чайником, принялся суетливо разыскивать чашечки, ложки и печенье, а хромоногий гость тем временем с интересом разглядывал всякую всячину на столе.

На столешнице теснились: компьютер-ноутбук с откинутой крышкой-монитором, бронзовая пепельница с окурками, старинный телефон с крутящимся наборным диском, лампа с тряпичным абажуром, высокий стакан с карандашами и шариковыми ручками, стопка блокнотов с закладками и горшок с чахлой геранью.

Гость пристроил плеер, поставил его на ребро между ноутбуком и телефонным аппаратом.

– Признаюсь, я здорово заинтригован просьбой Альберта Адамовича. – Хозяин поставил на стол две кофейные чашечки, банку порошкового кофе «Максвел хауз» и блюдце с печеньем. – Кто вы, Семен Андреич? Чем вызван ваш интерес к «Никосу» и почему…

– Александр! – перебил гость хозяина, изобразив загадочную с оттенком лукавства полуулыбку, поправляя дужку очков на переносице негнущимся черным пальцем. – Я удовлетворю ваше любопытство после того, как вы удовлетворите мое. После того как вы выполните просьбу уважаемого Альберта Адамовича и расскажете обо всем, чего нарыли по «Никосу». Особенно меня интересуют персоналии, руководители нефтяного концерна и приближенная к ним челядь. Конкретно – их охрана.

– Служба безопасности «Никоса»?..

– Удивлены? Понимаю – особенности моего интереса, его, так скажем, специфика вызывает подозрение, согласен. Однако, ежели вы подозреваете во мне террориста, тогда выходит, что мы с Альбертом Адамовичем из одной шайки.

Александр Юрьевич расхохотался.

Хохотнул и гость, вторя хозяину.

– Вообразили, да? Представили меня, хромого инвалида, и нашего общего пожилого друга в одной шайке, да? И, господи прости, вместе с нами еще и Зинаиду Янну представьте с автоматом Калашникова наперевес!.. Ну а ежели говорить серьезно, так я не хочу открываться вам до поры лишь для того, чтобы ваш рассказ не был предвзятым. Понимаете?

– Кажется, да. Что вас интересует в первую очередь?

– Обещанный кофе с печеньем.

– Ну, это-то проще всего. Угощайтесь.

Журналист Иванов погасил газ под пузатым чайником, разливая кипяток по чашкам с кофейным порошком на донышках, между делом посетовал, мол, электрочайник сломался, и абсолютно нет времени на его починку, хоть и поломка пустяковая. Гость пригубил горчайший напиток, хрустнул печеньем, а хозяин включил портативный компьютер и попросил разрешения «подымить». Гость разрешил и, в свою очередь, испросил дозволения включить плеер-диктофон. Двое мужчин на маленькой кухне обменивались вежливыми просьбами, будто киношные интеллигенты из фильмов времен хрущевской «оттепели».

Следующий час с четвертью говорил в основном Александр Юрьевич, отрываясь от монитора лишь ради того, чтобы подогреть кипяток в чайнике, добавить печенья или прикурить новую сигарету. Сведения, «нарытые» журналистом, занимали до хрена байтов на жестких компьютерных дисках. Александр щелкал клавишами и зачитывал отдельные отрывки, «прокручивая» текстовые массивы, добавлял кое-что, не увековеченное на харддиске, типа: «Начальник службы безопасности, вообще-то, тот еще фрукт. Мандарин переспелый. Кислый фрукт, въедливый», или: «Вице-президент, между нами, еще та штучка, шельма, каких мало. Гусь лапчатый, рядящийся под воробушка», или: «Президент, мой тезка по отчеству, считает себя «белой костью» и держится, как индюк надутый», и т. д и т. п.

Спустя час с четвертью древний телефонный аппарат на столе требовательно зазвонил, оборвав складную речь журналиста на полуслове. Александр Юрьевич извинился перед гостем, снял тяжелую эбонитовую трубку на длиннющем витом проводе, ответил на звонок:

– Да, Иванов слушает…

Смяв ухо старинной трубкой, он молча слушал, бежали секунды, и выражение его лица менялось – все ближе и ближе к переносице смещались брови, взгляд становился все более и более отрешенным, уголки губ сползали книзу, появились розовые пятна на молочных щеках.

Примерно минуту он молча слушал, после чего сказал в трубку упавшим голосом: «Я понял, да…» – положил ее на рычаги телефонного аппарата и, взглянув на гостя шальными глазами, произнес с дрожью:

– Племянница Зинаиды Янны звонила. Кораблевы в «Склифе». Альберт Адамович в реанимации, у него перелом шейных позвонков, а Зинаида Янна говорит, что на них напал…

– Какой кошмар! – воскликнул хромоногий гость, не дав хозяину закончить фразу. Восклицая, инвалид нагнулся над столешницей, снял трубку с телефонного аппарата и заявил решительно: – Я должен сделать срочный звонок! – Удерживая трубку кистью в черной перчатке, он дважды крутанул диск указательным пальцем левой руки. – Алло! «Скорая помощь»? Запишите адрес… – Инвалид продиктовал домашний адрес Александра Юрьевича Иванова, адрес той квартиры, где гостил в данный момент. – Записали? Срочно приезжайте! Известный и всеми уважаемый журналист «Частной газеты» лежит у себя в кухне без сознания и… И чуть не забыл! Захватите шины и перевязочный материал! У господина журналиста, помимо прочего, множественные переломы конечностей… Нет, это не ложный вызов… Кто говорит? Я – кто, вы спрашиваете? Я – доктор Пилюлькин, друг Незнайки и Самоделкина… Нет, я трезв, аки стеклышко… Да нет же! Я вполне серьезно…

Александр Юрьевич слушал разговор своего хромоногого гостя с дежурной станцией «Скорой помощи», и мозг господина журналиста отказывался понимать услышанное. Мозг бастовал, но внутренний импульс, именуемый «инстинктом самосохранения», просигналил SOS всем системам организма и вынудил рослое, отменно развитое тело журналиста Иванова действовать незамедлительно.

В теле Саши Иванова словно сработали тысячи пружинок, пальцы схватились за гнутую ручку пузатого чайника и метнули обжигающе горячий, на две трети полный кипятка чайник в хромого насмешника.

Беззаботно болтавший по телефону инвалид с легкостью необычайной увернулся от опасного снаряда. Чайник пролетел над целью, стукнулся об угол холодильника, слетела круглая крышка чайника, зацепившись за гнутую ручку, развернув пузатое нутро, из которого плеснуло кипятком.

Обжигающий маленький водопад хлынул на опустевшее сиденье стула. Инвалид соскочил со стула будто ошпаренный, к несчастью для Иванова, всего лишь «будто».

Гость покинул насиженное место за секунду, не более, до того, как брызнуло кипятком. Гость, быстрый и гибкий, как кобра, умел перемещать себя с поистине змеиной грацией и с фантастической скоростью атакующего змея.

Черные жалящие пальцы воткнулись Иванову в подмышечный нервный узел, мягкие пальцы левой кисти инвалида прилипли к запястью журналиста, к запястью той руки, что метнула чайник и не успела еще согнуться после броска. Поворот запястья, нажим под мышкой, и конечность ломается. Хромая нога гостя цепляет стопу хозяина в домашней тапочке, рывок, и журналист падает. Массивный ботинок на здоровой ноге бьет по войлоку тапочки и дробит стопу. Еще секунда, еще тычок ботинком на хромой ноге в ребра, и дело сделано – журналист лежит на полу, на спине, безопасный для гостя, изувеченный, а инвалид-агрессор стоит над ним и добродушно улыбается.

– К… к… кто т… ты? – спрашивает журналист.

– Ха… – усмехается инвалид, поправляя дужку очков на переносице. – Надо же, а?! Он, живучка такая, еще и разговаривает! Ему давно положено вырубиться, а он, молодчинка, находит силы базары тереть!

– К… кто ты? С… ска…жи… кто?..

– Что ж, скажу. Я – Бультерьер, запомнил? Кликуха такая у меня собачья, сечешь?

– Д… да…

– Вот и чудненько, что просек и что запомнил. Твой ноутбук с базой данных на «Никос» и еще кое-что твое, личное, я реквизирую, свой диктофон-плеер заберу, а входную дверь закрывать не стану, лады? Передавай привет врачам «Скорой» от доктора Пилюлькина по кличке Бультерьер, когда и если они приедут. Ежели, конечно, сумеешь и впредь оставаться в сознании, в чем я лично глубоко сомнева… О! Вырубился. Все, как доктор прописал. Пилюлькин. По кличке Бультерьер…
Глава 2

Она – телохранитель


Здание, принадлежавшее концерну «Никос», расположилось на одинаковом расстоянии и от Кольцевой автодороги, и от Садового кольца. Здание некогда принадлежало министерству, которое переехало ближе к кольцу Бульварному накануне президентских выборов 96-го. Улучшив свое положение на схожей с мишенью столичной карте, говоря образно: угодив в престижное яблочко условной мишени, министерские работники расплачивались кто долгими часами в автомобильных пробках, а кто и печальной необходимостью добираться до работы на метро. С точки зрения автовладельца старое министерское здание располагалось в гораздо более удобном месте. Особенно после пуска отдельных участков так называемого «третьего транспортного кольца».

Всякий раз, садясь за руль своего верного механического коня надежной породы «Форд», Зоя мысленно благодарила работодателей из «Никоса» за то, что у них хватило ума облюбовать местечко для штаб-квартиры концерна аккурат между спальными и деловыми районами мегаполиса. Сворачивая где надо во дворы, объезжая чреватые автоосложнениями перекрестки, наращивая, где можно, скорость и сбрасывая ее, где это неизбежно, в общей сложности Зоя тратила на дорогу до службы не более часа в любое время года и суток, в любой день недели.

Сегодня у нее выдался выходной, но пришлось завести мотор «Форда» ровно за час до того времени, когда должно очутиться на служебной автостоянке подле многоэтажной башни с эмблемой «Никоса» вместо крыши. Ровно в 6.00 утра женщина вставила ключ с пластмассовым брелоком в щель замка зажигания, а уже в 6.42 заглушила мотор. Сегодня обычная пунктуальность обошлась боком. Вереница автомашин должна отправиться к крематорию в 7.00, но, конечно, в действительности траурный забег начнется чуть позже, и, значит, как минимум полчаса придется скучать в машине. Можно, разумеется, выйти, подняться в офис и поскучать там, но неохота.

– Неудачно день начинается, – констатировала Зоя, откинулась на спинку сиденья и включила автомагнитолу, запустила CD-диск с записью последнего альбома «Пинк Флойд».

Откровенно говоря, Зоя вовсе не стремилась поучаствовать в символических проводах коллеги Степанцова в пресловутый «последний путь». Говоря строго, Федор Степанцов не являлся ее «коллегой». Пусть и числился Федя в штатном расписании концерна в той же должности, что и Зоя, – «телохранитель», но на деле выполнял всего лишь декоративные функции пугала. Будь ее воля, Зоя сейчас бы спала в мягкой постели, а не дремала в жестком кресле, однако Евгений Владимирович Пушкарев, возглавляющий службу безопасности «Никоса», велел участвовать в проводах всем подчиненным ему сотрудникам, свободным сегодня от несения службы, вот и пришлось Зое приехать, угробить утро ради траурных формальностей.

Зоин «коллега» Федор Степанцов помер исключительно глупо – переборщил со стероидами и загнулся в качалке под многопудовой штангой. Коэффициент интеллекта – IQ – усопшего Феди измерялся в сотых долях, а масса бицепсов с трицепсами тянула на центнеры. В прошлом году Федор Степанцов занял призовое место на чемпионате Москвы и области по бодибилдингу и на другой же день после церемонии награждения приперся в кабинет начальника Пушкарева с категорическим требованием повысить и без того нехилый оклад. Мол, я, призер, получаю меньше какой-то бабы! Доколе, дескать, будет продолжаться эта вопиющая несправедливость! «Какой-то бабой» Степанцов обозвал, разумеется, Зою, ибо других телохранителей женского пола в «Никосе» просто не было.

Мудрый Пушкарев не стал объяснять тупому амбалу, что должен иметь высокооплачиваемый телохранитель помимо выдающегося здоровья и чего он или она должен или должна уметь. Пушкарев не стал говорить, что «какая-то баба» на самом деле уникальный кадр, что ее присутствие рядом с охраняемой VIP-персоной легко шифруется под сопровождение босса симпатичной секретаршей, что Зоя несет реальную службу, а призеры вроде Феди нужны только для антуража, что она стреляет великолепно с обеих рук, а у качка палец не чувствует курка, что… Короче, Евгений Владимирович Пушкарев, вместо того чтобы попусту тратить время, согласился прибавить к зарплате призера требуемую сумму, но только в том случае, если Федя «сделает» эту «бабу» на ринге.

Дуэль между алчным бодибилдером и «какой-то бабой» состоялась в спортзале, оборудованном в подвале здания штаб-квартиры концерна «Никос» при изрядном стечении свободной от охранной деятельности публики. Зое претило участвовать в воспитательном мероприятии, да еще и в качестве главной воспитательницы, но Пушкарев сказал: «Надо. Дабы остальным неповадно было». И она подчинилась.

Умора, как они смотрелись в паре, Зоя Сабурова и Федя Степанцов. Она – хрупкая женщина под метр шестьдесят с красивой фигурой и смазливым личиком, можно сказать, «девушка», еще вполне можно, хоть ей и тридцать с хвостиком. Он – двухметровый громила поперек себя шире, с мордой, которую принято характеризовать расхожей фразой: «Кирпича просит». И действительно кажется, что, кроме как кирпичом, с его морды не собьешь выражение уверенного в своей физической мощи дебила.

«Слон», – думала она.

«Моська», – ухмылялся он.

Так, с ухмылкой на губах, он и полетел. В буквальном смысле – полетел. Из центра ринга за канаты. Замахнулся на Зою, а она, пока он замахивался, шагнула навстречу, и будто волна пробежала по ее хрупкому телу, и ее мягкие ладони, как бы сбрасывая, отпуская эту волну, толкнули его рельефный торс по направлению вперед и немного вверх. И он полетел, словно мячик…

…Зоя родилась недоношенной и, как утверждали доктора, с неизлечимой болезнью крови. Ее мама преподавала физику в вузе, а папа был инженером. Не «работал инженером», не «занимал инженерную должность», а именно был. Как принято говорить в похожих редких случаях: он был инженером от бога.

Вскоре после рождения дочери удрученному ее болезнью отцу предложили отправиться в длительную командировку за рубеж, в дружественный Вьетнам, и он не смог отказаться. Во-первых, ему посулили денег, во-вторых, и это главное, предстояло внедрять во вьетнамскую жизнь его же авторские инженерные разработки. Папа уехал на целый год, младенец Зоя осталась с мамой и бабушкой.

Во Вьетнаме русский специалист неожиданно серьезно занемог. Очень серьезно, речь шла о жизни и смерти. Дипломированные медики пытались ему помочь, но тщетно, и тогда вьетнамские товарищи отвезли слабеющего не по дням, а по часам инженера в деревню близ Ханоя, к местному знахарю.

Знахарь, играючи, поставил на ноги ценного специалиста, а русский через переводчика поведал светилу народной медицины Востока о дочурке с болезнью крови и спросил у светила совета. Светило покачало лысой головой со смешной бороденкой а-ля Хо Ши Мин и заявило: девочка избавится от «дурной крови» в том случае, если ее ежедневно кормить свежими трепангами.

Где в СССР водятся трепанги? Разве что на Дальнем Востоке. Но отец больного ребенка посчитал, что проще продлить контракт с зарубежными нанимателями и вывезти семью во Вьетнам, чем переезжать из Москвы во Владивосток.

Таким образом, совсем-совсем маленькая советская подданная Зоя Сабурова оказалась в братском Вьетнаме. Папа работал не покладая рук, мама сидела с дитем и каждый день ходила на рыбный рынок за дешевыми – по донгу за штуку – трепангами.

И случилось чудо – девочка избавилась от неизлечимой болезни. Однажды доктор из советского посольства взял у малышки очередной анализ крови и ахнул – нормальная кровь нормального ребенка, никаких патологий.

Счастливый отец повез дочь к деревенскому знахарю со смешной бородкой. Папа щедро наградил знахаря, а тот, довольный, пожелал осмотреть девочку и нашел, что у нее «слабое хи».

«Хи» по-вьетнамски – это то же самое, что «ки» по-японски или «ци» по-китайски. Это – «внутренняя жизненная энергия». Знахарь посоветовал научить девочку «тайки-куэн», что в переводе означает «кулак великого предела». И не стоит бояться грубого «кулак» в сочетании с романтическим «великого предела». Да, тайки-куэн – это прежде всего один из видов единоборств, придумали его китайцы, на их языке он называется «тайдзи-цюань». Да, техника тайдзи-тай-шоу, что означает «толкающие руки», является грозным оружием, но упражнения по методикам «великого предела» – это еще и самый короткий, самый эффективный и самый безопасный путь гармонизации жизненных сил.

Недаром Великий Кормчий, товарищ Мао, собрал когда-то лучших мастеров тайдзи и повелел создать комплекс упражнений для оздоровления нации.

Недаром созданный по указу Мао комплекс из двадцати четырех плавных движений хитрые западные капиталисты позаимствовали у Красного Китая и заставляют его разучивать тружеников передового капиталистического производства.

Недаром в СССР в разгар перестройки тайдзи-цюань приобрело ажиотажную популярность и… Впрочем, вьетнамский дедушка советовал обучать Зою «великому пределу» в те времена, когда Горбачев целовался с Брежневым… Однако, раз уж зашла речь о тайдзи в СССР, признаемся честно – у отечественных фанатов сего мягкого стиля кунг-фу ни здоровья, ни боевых навыков не прибавлялось, как бы они ни фанатели, поскольку не было у нас Учителей, сравнимых – хотя бы сравнимых! – по классу мастерства с Наставником, коего порекомендовал Зоиному папе знахарь из деревушки в окрестностях города Ханоя.

Знахарь поведал, где в Ханое практикует Настоящий Мастер, разрешил при знакомстве с Мастером сослаться на себя, светлейшего, и вскоре мама начала водить малышку Зою на занятия к старику-китайцу.

Он был «хуатяо», Зоин Учитель, то есть китаец, живущий за пределами Поднебесной. К хуатяо коренные жители Вьетнама относятся так же, как российский интернационал к евреям. В том смысле, что кто-то относится к ним адекватно, а кто-то наоборот. Поначалу китайский Мастер просто побоялся – пуганый был – отказать семье советского специалиста, тем паче что русский сослался на авторитетного знахаря из числа национального большинства. Потом Мастер проникся к белой девочке любовью и жалостью. Узкоглазые люди вообще очень чадолюбивы. Затем девочка начала крепнуть и делать первые успехи, и он стал жалеть ее еще больше. Мастер разглядел в ней искру недюжинного ума, он знал, что умным жить в этом мире гораздо труднее, чем всем остальным, отсюда и острая, щемящая жалость, пронзающая иглой его доброе сердце.

Мастер плюнул на табу, на запреты делиться секретами Искусства «великого предела», которые веками оставались достоянием его семьи, и научил малышку притворяться простой, становясь сложной, добиваться своего, соглашаясь со всем, казаться побежденной, когда выигрываешь, и победительницей, когда поражение неизбежно.

Он учил ее без слов. Его вопросами были пассы «толкающих рук», ее ответами – понимание сути его движений. Он учил ее находить в себе все ответы на любые вопросы. Его наука походила на игру, на веселую забаву взрослого с малышом. За малостью лет девочка не осознавала, чему ее учат и что ее вообще учат чему-то. Но она училась, и он ее учил.

Думала ли мать девочки, с умилением наблюдая за «игрой» старого китайца с малышкой, что много-много лет спустя, после смерти Зоиного отца, после Зоиного неудачного замужества, после того, как Зоин институтский диплом станет никому не нужным в новой России, привитые китайским Мастером навыки подсознательного понимания бытия помогут Зое Михайловне Сабуровой найти сытое место в диких московских джунглях конца двадцатого века? Нет, конечно, ни о чем подобном ее мама не думала, глядя на улыбающегося китайца и смеющуюся маленькую дочурку.

А думал ли бывший спецназовец, учредивший «курсы по подготовке частных телохранителей», что серьезная девушка с высшим техническим образованием, одна из первых откликнувшаяся на его рекламное объявление, окажется лучшим, самым талантливым и самым усидчивым курсантом?

А телохранители по найму из отставных оперов-комитетчиков, думали ли они, что смазливая бабенка с несерьезной справкой об окончании анекдотических курсов, пришедшая наниматься в только что организованное Охранное агентство, вскоре будет приглашена в суперконцерн «Никос», единственная из всего агентства?..

…Бибикнул клаксон, впритирку к Зоиному «Форду» припарковался «Мерседес» Евгения Владимировича Пушкарева. Начальник перелез из водительского кресла в соседнее, опустил стекло на правой автомобильной дверце, Зоя выключила музыку и тоже опустила прозрачную преграду.

– Доброе утро, красавица, – пророкотал басом начальник.

– Шутите? Какое же оно «доброе»? Не на танцы ехать собираемся.

– А я гляжу, ты разоделась как на бал.

– Темно-синий брючный костюм, по-вашему, не годится для крематория?

– Лучше б черный и построже.

– Евгений Владимирович, в четырнадцать ноль-ноль я обязана быть вместе с сыном на цирковом представлении. У отца моего ребенка сегодня премьера номера. Ребенку обещано на нее попасть.

– Намекаешь, что на поминки ты…

– Не пойду, хоть режьте. Заезжаю к маме за дитем и в цирк.

– Из крематория в цирк… М-да, угораздило тебя, Сабурова, родить от клоуна.

– Хуже – от фокусника. Любовь зла, Евгений Владимирович, и она, злорадствуя, маскирует козлов под принцев. Спасибо небесам хотя бы за то, что мой сын унаследовал от своего папаши цвет волос и только… Евгений Владимирович, а кто это? Вон тот, гориллообразный?

Пока они беседовали, из дверей здания «Никос» начался исход сотрудников, которые ожидали условленного времени в офисных помещениях службы безопасности. Всех, кроме одного великана, Зоя прекрасно знала.

– Это, Сабурова, новенький. Взят на должность покойника Феди. Чемпион Москвы по бодибилдингу, между прочим. Первое место в этом году взял.

– Он знал Федю?

– Может, и видел на соревнованиях по культуризму. А может, и не видал покойника ни разу в жизни. Я велел новичку поприсутствовать, чтоб посмотрел, какое шикарное поминальное мероприятие мы закатим, чтобы сразу понимал – мы семья, по-иностранному – «мафия».

– Вы циник, Евгений Владимирович.

– А ты разве нет?

Для скорбящих сослуживцев подали автобус. Специально для тех, кто оставляет личные авто на служебной стоянке в связи с желанием отравиться алкоголем на поминках. Таковых желающих оказалось большинство. Автобус с эскортом из дюжины легковушек тронулся, разумеется, чуть позже назначенного часа, ожидая опаздывающих. Дорога предстояла неблизкая, для прощания с Федором Степанцовым «мафия» арендовала загородный крематорий, самый дорогостоящий и престижный из представленных рынком ритуальных услуг.

Выстроенный целиком из мрамора в тиши подмосковных лесов, вдали от шумных автострад и населенных пунктов, по-домашнему небольшой крематорий обслуживал максимум три группы скорбящих в сутки – утром, днем и вечером. И никакого конвейера, и никаких встреч между группами, все четко, все продумано до мелочей. Основная фишка эксклюзивной кремации заключалась в том, что усопшего сразу же после церемонии прощания предавали огню, как предают земле умершее тело на кладбищах. А наивысшим техническим достижением дельцов престижного ритуала являлось ноу-хау под названием «бездымный процесс». То есть – ни единой зловещей трубы над мраморной постройкой не торчало.

Автобус и кортеж легковых автомобилей припарковались на просторной, охраняемой автостоянке. Более никакого транспорта на стоянке не наблюдалось, а значит, родственники покойного задерживались. Скорбящие сослуживцы пошли по ухоженной сосновой аллее, поднялись по мрамору ступенек, расположились в зале для ожидания. Родственники прибыли вскоре, и церемония началась без промедлений.

Гроб с покойным нарядным Федей Степанцовым лежал на постаменте посередине круглой залы. У подножия постамента теснились венки, с потолка свисало, распластавшись над открытым гробом, нечто черное и бархатное. Играла оригинальная траурная музыка – квартет музыкантов на подиуме за гробом исполнял сочинение современного композитора, написанное по заказу владельцев этого, конкретного крематория. Скорбящие теснились полукругом у стен. Отменно поставленным голосом с профессиональным трагизмом солидный церемониймейстер средних лет толкал речь о невосполнимой утрате.

Зоя покорно слушала церемониймейстера, старалась не смотреть в сторону родственников и мысленно прощала Феде все обиды и сама просила у усопшего прощения, пока в речь церемониймейстера и в ее мысленный монолог не вклинился шепот Евгения Владимировича.

Как-то очень естественно, бочком-бочком, не привлекая к себе особенного внимания, господин Пушкарев переместился поближе к Зое, как-то очень ловко, будто смахивая скупую мужскую слезу, нагнулся к ее уху и прошептал:

– Сабурова, я, старый пень, совершенно запамятовал поговорить с тобой о главном. Слушай, Сабурова, твой подопечный прилетает завтра в девять, с утреца, да?

– Может быть, после поговорим? – прошептала Зоя, оглядываясь украдкой. Нет, никто не заметил, что они с начальником шушукаются в самый-пресамый неподходящий момент. Пока никто.

– А чего время зря терять? Или тебе интересно слушать речугу этого попугая? Или музыка понравилась?

– Вы циник.

– Ага, первый циник на деревне. Слушай, Сабурова, встретишь завтра Николая Маратовича, вверни ему по дороге из Шереметьева, мол, Пушкарев хотел бы пробиться в течение дня к нему на прием, а то к Маратовичу очередь вплоть да четверга будущей недели и…

И тут прогремел взрыв! Рвануло в гробу под лопаткой у покойника. Не то чтобы оглушительно, но звучно. Не так, чтобы особо мощно, однако боковины гроба покорежило и верхнюю половину мертвого тела Феди Степанцова подбросило. С перепугу упал на пол ничком церемониймейстер и закрыл затылок руками. Кинулись врассыпную музыканты. Завизжали женщины из числа родственников.

А мертвое тело Степанцова тем временем продолжало гнуться в окоченевшей пояснице.

– Родственников на улицу! – заорал Пушкарев. – Савельев, обеспечить родственникам медпомощь! Корастылев, останься, осмотришь, сам понимаешь что, сам знаешь на предмет чего. Смирнов, к администрации, узнай, кто подходил к гробу и когда, всех задержи! Наумов и Александров отвечают за порядок на парковке! Родственников в автобус! По машинам свободные и ждать остальных!

Поднаторевшие на ниве безопасности сотрудники выполняли приказы начальника быстрее, чем он успевал их отдавать. Одни бросились открывать двери, другие окружили стайку шокированных родственников. Спец по компьютерам и взрывному делу (редчайшее сочетание) Корастылев шагнул к гробу. Смирнов побежал к запасному выходу, к дверце, за которой скрылись музыканты. Только новичок, чемпион по бодибилдингу, принятый на работу вместо Степанцова, стоял столбом с отвисшей челюстью и, вылупив бельма, таращился на своего предшественника.

Меж тем покойник выпал из гроба с изуродованными боковинами, свалился с постамента, лег на венки, выставив на обозрение спину.

Наряжали мертвеца в морге для обеспеченных в фирменный костюмчик, пошитый специально для усопших на практичном Западе, где резонно полагают, что не фига зря переводить ткань и прикрывать те части отжившего тела, которые все равно никто, кроме кочегаров крематория, никогда не увидит.

Зрелище обнаженной спины цвета хозяйственного мыла с рваной раной промеж лопаток вызвало у гориллообразного чемпиона столбняк.

– Мужчина! – Зоя подскочила к остолбеневшему бодибилдеру, взяла его за грудки, встряхнула. – Мужчина, очнитесь!

– А?..

– Чеши отсюда, я сказала! Бегом, марш! – Зоя подтолкнула чемпиона к выходу и в два прыжка оказалась рядом с ожидающим бомбежек церемониймейстером на полу. – Вставайте и на выход, церемония окончена! Быстро вставайте с пола, простудитесь.

– Больше взрывов не будет? – задал наивный вопрос профессиональный Харон, убирая руки с затылка, отрывая от мраморных плит перекошенное гримасой ужаса лицо.

– Не знаю, – соврала Зоя.

На самом деле она была уверена – бояться нечего. Это же очевидно, как дважды два: цель злоумышленников – превратить трагедию в фарс, хотели бы большего – заложили в гроб не пукалку, а чего посерьезнее.

Вопрос, как они сумели засунуть в гроб пукалку?.. И кто эти чертовы «они»? Кто эти юмористы хреновы?.. И зачем понадобилось устраивать кощунство?.. Как? Кто? На фига?..

Размышляла о злободневном Зоя Сабурова, сидя за рулем «Форда» на парковке в начале аллеи, ведущей к мраморному крематорию. Пушкарев велел взять ситуацию под контроль и ждать. Те, кому было велено, исполняли приказы начальника, свободные не суетились, не мешали людям работать.

«Ловкости устроителям сегодняшней пародии на теракт не занимать, – думала Зоя, изредка поглядывая на часы. – При желании они могли бы начинить труп тротилом, и взрывоопасное чучело человека рвануло бы в топке крематория. Выдержали бы несущие опоры мраморного строения? Могли бы и не выдержать. И что тогда?.. Тогда был бы скандал огромных масштабов… А что мы имеем на настоящий момент?.. Скандальчик, который останется между нами, между «Никосом» и хозяевами крематория. Обеим сторонам не нужны лишние разговоры… И каков вывод?.. Он очевиден – нас запугивают, нам демонстрируют ловкость и решительность… И цинизм за гранью всякой морали… Черт! Черт побери, уже одиннадцатый час, мы с Лешкой в цирк опаздываем!..»

Небо сжалилось над материнскими проблемами Зои, вдалеке сосновой аллеи нарисовались Пушкарев, Смирнов, Корастылев и двое служителей крематория. Все, кроме Пушкарева, были нагружены ворохом пальто, шуб и полушубков. К автостоянке тащили верхнюю одежду сотрудников «Никоса» и скорбящих родственников, каковая была ими оставлена в смежном с основным круглым залом помещении.

«Сейчас Пушкарев отправит родственников и две трети подчиненных восвояси, – легко догадалась Зоя и повернула ключ в замке зажигания. – Для следственно-розыскных мероприятий я Пушкареву ни на фиг не нужна, – Зоя плавно тронула «Форд», выруливая к дороге на волю, опустила стекло в автомобильной дверце. – Ну а для меня в настоящий момент время дороже норкового манто…»

Плавный вираж, «Форд» притормаживает, загородив путь Пушкареву и носильщикам верхней одежды, Зоя высовывается в открытое оконце:

– Евгений Владимирович, разрешите мне…

– Езжай, Сабурова.

– Смирнов! Макс, прихвати в офис мои меха, хорошо?

– О’кей, Зоя Михайловна.

– Евгений Владимирович, если что – мой мобильник включен и всегда под рукой…

Рев стосковавшегося по лихой езде мотора, и верный механический конь мчит умелую наездницу из Подмосковья в Черемушки, где у Зоиной мамы гостит внучек Алешенька. Домчались с ветерком и мелкими проблемами, за неуемную прыть четырехколесного коня наезднице пришлось отдать постовым ГИБДД на въезде в столицу хрустящую денежку с портретом американского президента.

Бабушка и внучек дожидались наездницу Зою у парадного, как и было велено вечно опаздывающей одинокой матерью с редкой профессией посредством мобильной телефонной связи. Два слова бабушке своего сына, одевание «ремня безопасности», специально подогнанного до размеров маленького человека, на ребенка, и снова педаль газа в пол, и вновь гонки.

В окрестностях цирка «Форд» появился без десяти два. Пальтишко, шарфик и шапочку четырехлетнего Леши мамаша закинула на заднее сиденье автомобиля, дабы сэкономить минуты, необходимые на получение номерка в гардеробе. За руку с ребенком пробежались по холодку, Зоя протянула билетерше заранее приготовленные билеты и снова бегом, через фойе, по лестнице, в зрительный зал. И, рассыпаясь в извинениях, вдоль коленок более дисциплинированных зрителей к своим местам. Едва сели – цирковой оркестр заиграл туш, и Зоя с превеликим облегчением вздохнула – успели, слава всем богам! Она сдержала слово, данное маленькому человеку, самому для нее дорогому человечку на всем земном шарике, своему сыну…

Начало цирковой программы Зое не запомнилось совершенно. Как только она перевела дух, мысли ее умчались вдаль от манежа, мысленно она вернулась в крематорий и всей душой посочувствовала Пушкареву, который вынужден был объясняться с родственниками покойного, решать, как поступить с Фединым телом, как быть с поминками, с чего начинать расследование инцидента. Конечно, Евгений Владимирович уже принял все нужные решения, уже тащит на себе груз ответственности, но…

Но вот конферансье, ужасно, кстати, похожий на церемониймейстера из крематория, объявил:

– Выступает лауреат четвертого международного конкурса артистов оригинального жанра Алексей Сабуров!

Зазвенели литавры, сын дернул Зою за рукав и прошептал:

– Мама, а я тоже Алексей Сабуров.

– Да, и ты тоже, – кивнула мама. – Не отвлекайся, слушай дядю во фраке.

Сынок собрался было полюбопытствовать, что такое «фрак», однако литавры уже отзвенели, и конферансье провозгласил праздничным баритоном:
Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/mihail-zaycev/chas-bulterera/?lfrom=390579938) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.