Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Ангел-хранитель

$ 149.00
Ангел-хранитель
Тип:Книга
Цена:156.45 руб.
Издательство:АСТ, АСТ Москва
Год издания:2018
Просмотры:  38
Скачать ознакомительный фрагмент
Ангел-хранитель
Джулия Гарвуд


Очарование (АСТ)Романтическая серия (Lion series) #2
Кейн, маркиз Кейнвуд, поклялся отомстить таинственному пиратскому капитану по прозвищу Язычник, которого считал повинным в гибели своего младшего брата. Каково же было его изумление, когда однажды его самого приняла за этого пирата таинственная красавица, зовущая себя леди Джейд, и попросила у «капитана» защиты от опасных и могущественных врагов, охотящихся за ней.

Разумеется, Кейн, как истинный джентльмен, не мог отказать даме в такой просьбе. Но чем дальше, тем больше одолевают его сомнения: действительно ли Джейд, с каждым днем все сильнее его очаровывающая, случайно оказалась на его пути? И кто из них на самом деле является ангелом-хранителем своего спутника?..
Джулия Гарвуд

Ангел – хранитель
Julie Garwood

GUARDIAN ANGEL
© Julie Garwood, 1990

© Перевод. Е.В. Погосян, 2018

© Издание на русском языке AST Publishers, 2018
Глава 1


Лондон, 1815 год
Охотник терпеливо поджидал жертву.

Маркиз Кейнвуд затеял смертельно опасный розыгрыш. Он не сомневался, что до Язычника с Отмелей уже дошли слухи о наглеце, что, выдавая себя за него, пожинает плоды славы о его злодеяниях. А значит, пират непременно выползет из своего логова, подгоняемый ни с чем не сравнимой, по слухам, гордыней. Он обязательно захочет наказать дерзнувшего. По крайней мере Кейн на это очень рассчитывал. И как только Язычник объявится – тут-то Кейн его и сцапает.

И тогда будет положен конец всем легендам и слухам.

У маркиза просто не оставалось иного выбора: паук ведь никогда не покидает паутины, а назначенная за голову разбойника награда никого не прельстила. Удивительно, но среди моряков не нашлось ни одного предателя, хотя обычно сия братия готова мать родную продать, причем за несравненно меньшую сумму. Однако расчеты Кейна не оправдались. Моряки, все как один, внезапно заявили, что деньги их нисколько не интересуют. И тому, как человеку опытному и к тому же цинику по натуре, оставалось только предположить, что ими двигало отнюдь не бескорыстие, а обыкновенный страх. Страх и подозрительность.

Ибо тайна, окутывавшая личность легендарного пирата, с некоторых пор приобрела характер некоей святыни. Никто не мог бы похвастаться, что видел Язычника своими глазами. Зато нашлось немало тех, кто неоднократно замечал его корабль «Изумруд», бороздящий водную гладь, словно камень, пущенный из пращи самого Господа – во всяком случае, так заявляли все, кто сподобился наяву лицезреть сию картину. Тень этой мрачной красоты наполняла ужасом титулованных светских джентльменов с тугими кошельками, рождала злорадные ухмылки на лицах записных злодеев и горячие благодарственные молитвы на устах отверженных. Не секрет, что Язычник с удовольствием делился добычей с бедняками.

И все же на борту этого загадочного корабля никому никогда не удавалось заметить ни одного матроса, что, безусловно, только подливало масла в огонь, и паутина слухов, сплетен и догадок вокруг неуловимого пирата разрасталась день ото дня.

К тому же, судя по всему, Язычник отличался завидной широтой интересов: о налетах разбойника на суше шла молва не менее грозная, чем о морских. При этом жертвами его всегда оказывались богатые знатные особы высшего света. Кроме того, пират обычно заранее предупреждал тех, против кого планировал очередное предприятие. Для этой цели была изобретена особая визитная карточка в виде чудесной белой розы на длинном стебле. Предполагаемая жертва просыпалась одним прекрасным утром и обнаруживала визитку у себя на подушке. Зачастую одного взгляда на белоснежный венчик было достаточно, чтобы нагнать на человека смертельный страх.

Нельзя было также не заметить, что беднота охотно идеализировала загадочного пирата. Эти люди не сомневались, что на самом деле Язычник – некий весьма романтический джентльмен. К их восторгам и славословиям не могла не присоединиться и церковь, ведь пират частенько оставлял на папертях целые груды сокровищ, поверх которых, конечно, лежала все та же белая роза. У епископа язык бы не повернулся проклинать Язычника. Скорее уж он возвел бы его в ранг святого, если бы не опасался неодобрительного отношения множества влиятельных лиц общества; в итоге пират удостаивался упоминания о себе, как об отъявленном мошеннике, однако всякий раз этот отзыв сопровождался легкой усмешкой и многозначительным подмигиванием.

Военный департамент отнюдь не разделял подобной снисходительности. За голову пирата назначили награду, а Кейн увеличил ее вдвое. Он выслеживал негодяя из личных соображений, не сомневаясь, что цель оправдывает средства.

Око за око, зуб за зуб. Надо наконец прикончить пирата.

Ирония ситуации заключалась в том, что противники до смешного напоминали один другого. Обыватели страшились маркиза. Его деятельность по заданию правительства во время войны была окутана покровом мрачной тайны. Сложись обстоятельства иначе – он по-прежнему не обращал бы на пирата внимания, но Язычник, впав в смертельный грех, причинил зло ему лично, и равнодушие сменила жажда мести.

Уже много ночей подряд Кейн проводил в самом сердце лондонских трущоб, в таверне под названием «Не унывай!» среди портовых рабочих. Привычно занимал угловой столик, спиной к стене, и терпеливо дожидался появления Язычника.

Маркиз вращался в этих злачных кругах с легкостью человека с темным прошлым. Здесь его титул никого не волновал: имели значение лишь физическая сила, беспощадность во время стычек и равнодушное отношение к процветавшим в таких местах пороку и жестокости.

Таверна стала вторым домом маркиза. Могучее сложение, легко угадывавшиеся под одеждой мускулы призваны были остудить пыл его возможных противников. Густая темная шевелюра, загорелое лицо и глаза цвета штормового неба в былые времена то и дело заставляли розоветь щечки прелестных дам, однако с некоторых пор те же самые дамы в один голос твердили, что ненависть сделала маркиза холоднее камня, а глаза его поражали их чувствительные души безжизненной невыразительностью. Сам Кейн сих слухов не опровергал.

И коль скоро ему угодно стало изображать Язычника – мало кто усомнился бы в такой мистификации. Местные сплетники приписывали Язычнику высокое происхождение и считали пиратство обычным чудачеством. И Кейн не преминул воспользоваться этими сплетнями. В первый раз он явился в таверну в самом изысканном костюме, рискнув прикрепить на лацкане сюртука роскошную белую розу. Сия заметная деталь, безусловно, направила мысли окружающих в нужное ему русло.

Маркизу тотчас пришлось продемонстрировать великолепное владение кинжалом, очищая место за столом. О да, он был одет, как денди, однако во время драки выказал абсолютное равнодушие к таким мелочам, как честь и достоинство, чем за несколько кратких мгновений снискал расположение окружающих и внушил страх. А достойная самого Геркулеса фигура и ловкость не могли не пробудить в душах многих еще и восхищения. Кое-кто из самых дерзких даже отважился подступиться с расспросами. Уж не тот ли он самый Язычник?.. Кейн предпочел оставить щекотливый вопрос без ответа, однако по легкой ухмылке на губах матросы сделали определенный вывод. А когда он заметил трактирщику, что местные ребята сообразительны, как черти, те, похоже, решили, что докопались до истины. Не прошло и недели, как по всем злачным заведениям со скоростью ветра разнеслась весть о ежевечерних визитах самого Язычника в «Не унывай!».

Лысый ирландец по прозвищу Монах, ставший владельцем таверны благодаря передергиванию в карточной игре, каждый вечер перед закрытием подсаживался к Кейну. Он один был посвящен в тайну задуманного и всем сердцем одобрял действия маркиза, ибо также считал, что Язычник должен заплатить за причиненное горе. Удивительно, но с того самого дня, как Кейн избрал его заведение местом для своей игры, оно поразительно процветало. Судя по всему, любому и каждому не терпелось хоть одним глазком взглянуть на пресловутого Язычника, и Монах, пользуясь случаем, заломил баснословную цену за бессовестно разбавленный водой эль.

Хотя череп трактирщика был абсолютно голым, брови с лихвой восполняли недостачу. Огненно-рыжая густая курчавая поросль встречалась даже на изборожденном морщинами челе. И вот теперь Монах терзал свои замечательные брови, искренне сочувствуя маркизу.

– Вы терпеливы, словно блоха, что ждет-пождет своего шелудивого пса. Молюсь лишь об одном: пусть решимость не оставит вас.

Затем, плеснув в бокал маркиза добрую порцию бренди, трактирщик отпил прямо из бутылки.

– Рано или поздно вы выманите его. И думаю, поначалу сюда явится пара-тройка его парней припугнуть вас. Посему нелишним будет напомнить: не оставляйте спину незащищенной.

Монах отхлебнул и поморщился.

– Язычник весьма щепетилен по части своей репутации. Ваш розыгрыш наверняка прибавит ему седины. И конечно же, он вскоре объявится. Ха, держу пари, он придет сюда не позднее завтрашнего вечера.

Кейн согласно кивнул. Каждый вечер Монах с горящим взором разглагольствовал о том, что жертва вот-вот попадется в охотничьи сети.

– А уж тогда ты расправишься с ним, Кейн, словно утка с жуком.

Кейн наконец промочил горло – впервые за весь вечер.

– Я дождусь.

По спине Монаха пробежал холодок. Едва он торопливо кивнул в знак согласия, как вдруг входная дверь распахнулась. Трактирщик успел лишь обернуться вполоборота, чтобы крикнуть, что таверна закрыта, как тут же осекся на полуслове, потрясенный увиденным. Когда наконец к нему вернулся дар речи, он хрипло прошептал:

– Святая Матерь Божия, что за ангел к нам снизошел?

Кейн ни словом, ни жестом не выдал своего удивления, тем не менее едва перевел дух.

Воистину она могла показаться ангелом. Маркиз, опасаясь, что прекрасное видение исчезнет во мраке ночи, боялся даже на секунду отвести взгляд.

Невероятной красоты глаза ярко-изумрудного оттенка завораживали.

Девушка застыла как вкопанная.

Целую вечность они изучали друг друга. Но наконец она сделала шаг вперед, от чего капюшон плаща мягко упал на плечи, и Кейн на миг лишился рассудка. Бесподобная рыжая шевелюра сияла в отблесках свечей, словно темное пламя.

Впрочем, при ближайшем рассмотрении Кейн заметил, в каком плачевном состоянии находился ее довольно дорогой наряд. Атласная зеленая накидка свисала клочьями, словно ткань изрезали ножом. Теперь Кейн просто умирал от любопытства. Да еще эти маленькие синяки на правой скуле, ссадина под полноватой нижней губой, грязь на лбу!

Пожалуй, ангелу пришлось дорого заплатить за свой визит. Но если даже ей только что пришлось выдержать битву с самим Сатаной, она все еще оставалась весьма привлекательной, настолько привлекательной, что Кейн с трудом держал себя в руках. Со все возраставшим нетерпением он ожидал, когда же незнакомка соизволит заговорить.

Она остановилась. Не сводя глаз с белоснежной розы на лацкане его сюртука, девушка не могла вымолвить ни слова. Ее нежные руки дрожали, она судорожно вцепилась в сумочку, прижав ее к груди так, что угадывались многочисленные мелкие шрамы на пальцах.

– Вы что, совсем одна? – резко, подобно ветру, вымолвил он.

– Да.

– В такой час, в этой части города?

– Да, – повторила она. – А вы и есть Язычник?

До него не сразу дошло, что отвечает она прерывистым, хриплым шепотом.

– Вглядитесь получше, прежде чем расспрашивать.

Девушка оставила его совет без внимания, не в силах оторвать взгляд от белой розы.

– Умоляю, ответьте же мне, сэр, – простонала она. – Вы – Язычник? Мне совершенно необходимо поговорить с пиратом. Это дело чрезвычайной важности!

– Да, я – Язычник, – откликнулся Кейн.

– Значит, вы выполните любой заказ, если сочтете плату достаточной, – кивнула она. – Не так ли, сэр?

– Верно, – ответил Кейн. – И что же вам угодно?

В ответ она молча бросила на стол сумочку. Шнурок развязался, и на скатерть покатились деньги. Монах протяжно присвистнул от удивления.

– Здесь наберется тридцать сребреников, – пробормотала она, все еще не поднимая глаз.

– Тридцать сребреников? – многозначительно выгнул бровь маркиз.

– Разве этого мало? – неловко качнула головой незнакомка. – Поверьте, это все, что у меня есть.

– И кого же мне следует ради вас предать?

– О нет, вы неправильно поняли, – она явно смутилась от такого сравнения, – не надо никого предавать. Я вовсе не Иуда, сэр.

– Весьма рад узнать, что ошибся.

Она нахмурилась. Кейн был готов поклясться, что меньше всего в ее расчеты входило его рассердить.

– Так что же вам угодно?

– Я бы хотела, чтобы вы кое-кого убили.

– Ох, – вырвалось у него против воли. Разочарование причинило ему почти физическую боль. С виду чертовски невинная и трогательно беззащитная, она умоляла убить кого-то! – И кому же назначено стать жертвой? Вероятнее всего, мужу? – От такого цинизма ему самому стало не по себе.

Однако, судя по всему, его резкий тон не напугал девушку.

– Нет, – твердо ответила она.

– Нет? Так вы не замужем?

– А это имеет значение?

– О да, – прошептал он. – Имеет. Итак, кого же я должен убить? Отца? Брата?

Она отрицательно покачала головой.

Кейн медленно подался вперед. Терпение его почти иссякло – словно эль, разбавленный водой в бочке Монаха.

– Меня утомляет необходимость вытягивать из вас слова. Рассказывайте.

Он едва сдерживался, чтобы не закричать, понимая, что гневом только перепугает ее и так ничего и не добьется. Однако он, видимо, недооценил незнакомку: она просто зашлась от негодования. Стало быть, этот перепуганный котенок не утратил еще силы духа.

– Пообещайте мне выполнить задачу до того, как я дам полные объяснения.

– Задачу? Вы называете задачей платное убийство? – не веря своим ушам, переспросил он.

– Да, – кивнула девушка.

Она по-прежнему избегала смотреть ему в глаза. Это почему-то ужасно раздражало Кейна.

– Ну ладно, – произнес он. – Я согласен.

Она как-то сразу обмякла, и в этом Кейн уловил явное облегчение.

– Так скажите же наконец, кто станет моей жертвой? – снова осведомился он.

Она медленно подняла на него глаза. Та буря чувств, что отразилась у нее во взоре, заставила сердце Кейна болезненно сжаться. Он еле удержался, чтобы не кинуться к ней, сжать в объятиях и постараться утешить. Горе ее показалось столь безмерным, что он тряхнул головой, стараясь избавиться от этого неуместного, смешного в такой ситуации наваждения.

Черт побери, эта женщина как-никак нанимает его, чтобы кого-то убить!

Они долго, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза, прежде чем Кейн вновь спросил:

– Ну? Так кого же следует убить?

Она нерешительно перевела дух, прежде чем ответить:

– Меня.
Глава 2


– Святая Матерь Божия, – прошептал Монах. – Да вы никак шутите, милая леди.

Не сводя глаз с Кейна, незнакомка откликнулась:

– Нет, добрый человек, я вовсе не шучу. Подумайте сами, разве я отважилась бы шутки ради сунуться ночью в эту часть города?

На сей раз вмешался Кейн:

– По-моему, вы просто сошли с ума.

– Нет, – возразила она. – Было бы куда проще, если бы вы оказались правы.

– Понятно, – пробормотал Кейн. Он изо всех сил старался не взорваться. – И когда же мне следует выполнить эту… это…

– Поручение?

– Да, поручение. Итак, когда?

– Сейчас. Если это удобно для вас, милорд.

– Если это удобно?

– О боже, простите, – прошептала она. – Я вовсе не хотела вас обидеть.

– С чего вы взяли, что обидели меня?

– Потому что вы на меня кричите.

До Кейна наконец дошло – он действительно кричал. Набрав в грудь побольше воздуха, он почувствовал, что совершенно растерялся. Пожалуй, и любой другой в здравом уме и твердой памяти на его месте был бы точно так же захвачен врасплох. Она казалась такой трогательной и к тому же пугающе уязвимой. Черт бы ее побрал вместе с веснушками на хорошеньком носике! Ей полагалось находиться дома, за семью замками и запорами, под охраной добродетельного семейства, а не стоять перед ним в этой злачной таверне, обсуждая подробности собственного убийства.

– Я могу понять, как неприятно вам все это слышать, – продолжала она. – И приношу свои искренние извинения, Язычник. Разве вам никогда прежде не доводилось убивать женщин? – В ее голосе слышалось настоящее сочувствие.

– Нет, я никогда прежде не убивал женщин, – подтвердил Кейн. – Но ведь все на свете когда-то приходится делать впервые, не так ли?

Он постарался вложить в последнюю фразу как можно больше сарказма. Однако она восприняла вопрос совершенно серьезно.

– Конечно, для этого необходимо мужество, – заявила она, а затем ободряюще улыбнулась: – На самом деле для вас это не составит труда. Ну и я, конечно, вам помогу.

Кейну почему-то захотелось удариться головой об стол.

– Вы намерены мне помочь? – пробормотал он.

– Непременно.

– Вы сошли с ума!

– Ничуть, – возразила она. – Однако я попала в совершенно отчаянное положение, и потому сие поручение необходимо выполнить как можно быстрее. Не могли бы вы быть столь любезны побыстрее покончить с выпивкой?

– К чему такая спешка? – спросил он.

– Они вот-вот настигнут меня – может быть, даже этой ночью! Язычник, поверьте, я все равно погибну – не от вашей руки, так от их, но при этом хотелось бы самой распорядиться своим концом. Не можете же вы этого не понимать.

– Так отчего бы вам не убить себя самой? – рявкнул Монах. – Это ведь намного легче, чем пытаться кого-то нанять!

– Ради всего святого, Монах, не провоцируй ее.

– И не собираюсь, – возразил тот. – Я хочу понять, отчего малышке вздумалось помирать.

– Ох, я никогда не смогу убить себя сама, – пояснила та. – Ведь это ужасный грех. Такое должен сделать кто-то другой. Неужели вам непонятно?

Пожалуй, для нынешнего вечера довольно. Кейн вскочил так поспешно, что стул с грохотом упал на пол.

– Нет, я ровным счетом ничего не понимаю, но клянусь еще до рассвета во всем разобраться. И начну с самого начала. Прежде всего вам придется назвать свое имя.

– Зачем?

– Затем, что у меня есть маленькое правило, – выпалил он. – Я не убиваю незнакомцев. Итак, ваше имя?

– Очень глупо.

– Отвечайте.

– Джейд.

– Черт побери, ваше настоящее имя! – потребовал он, едва не заорав в полный голос.

– Черт побери, но это и есть мое настоящее имя! – ответила она, не скрывая раздражения.

– Вы, верно, шутите?

– Конечно, не шучу. Меня зовут Джейд. – Она нервно передернула плечами.

– Джейд – слишком уж необычное имя, – произнес он. – Впрочем, в данном случае… Вас вряд ли назовешь обычной женщиной.

– Ваше мнение сейчас не имеет никакого значения, сэр. Я наняла вас, дабы вы исполнили некое поручение, вот и все. Или у вас такая привычка – исповедовать жертву, прежде чем прикончить?

– Скажите же свое полное имя, пока я вас не придушил. – Кейна ничуть не задела ее язвительность.

– Нет, не надо меня душить, – возразила она. – Я хочу умереть не таким образом, и не забывайте, что это я вас наняла.

– А каким же образом мне следует вас умертвить? – спросил было он. – Ох, черт, да какая разница! И знать об этом не желаю!

– Нет, вам непременно надо узнать, – настаивала Джейд. – Иначе как же вы будете меня убивать, если я не сообщу вам способа?

– После, – перебил он. – Еще успеется. Сделаем все по порядку, Джейд. Ваши родители дома?

– Весьма сомнительно.

– Почему?

– Они оба умерли.

Кейн прикрыл глаза и не спеша сосчитал до десяти.

– У вас нет родных?

– Есть.

– Есть?

Настала ее очередь считать до десяти.

– У меня есть брат. И я больше не собираюсь тратить время на пустую болтовню, Язычник. Это, знаете ли, слишком расточительно.

– Отчего же, мисс? – поинтересовался Монах.

– Чем больше вы узнаете обо мне, тем сложнее вам будет выполнить поручение. Ведь это очень обидно, убивать того, кто нравится, не так ли, сэр?

– Вот уж никогда не убивал того, кто мне нравится, – признался Монах. – Если уж на то пошло, я вообще никого не убивал. Однако ваша теория произвела на меня сильное впечатление, мисс.

Кейна вовсе не устраивал такой оборот дела.

– Джейд, уверяю вас, с этим не возникнет проблем. В данный момент вы мне абсолютно не по нраву.

– Ого, это почему же? – спросила она, отступив на шаг. – Я даже вполовину не была так груба, как вы. Может, вы просто ненормальный от рождения, Язычник?

– Не зовите меня Язычником!

– Почему бы и нет?

– Слишком опасно, мисс, если нас кто-то подслушивает, – выпалил Монах, испугавшись, что Кейн вот-вот взорвется от гнева. Маркиз всегда славился вспыльчивостью, а Джейд невольно провоцировала грозу, а уж тогда-то, в припадке ярости, он запросто мог прикончить ее.

– Ну и как же прикажете его называть? – обратилась она к хозяину таверны.

– Кейн, – кивнул Монах в сторону приятеля. – Можете звать его Кейн.

Она презрительно фыркнула:

– И он еще болтает о том, что у меня необычное имя?[1 - Кейн – Caine (англ.) – Каин. – Здесь и далее примеч. пер.]

Кейн протянул руку и ухватил ее за подбородок. Волей-неволей ей пришлось посмотреть ему в глаза.

– Как зовут вашего брата?

– Натан.

– Где этот Натан сейчас?

– Он уехал по неотложному делу.

– По какому делу?

Она отбросила его руку, прежде чем ответить:

– Это связано с торговым флотом.

– Когда он вернется?

Она взглянула на маркиза так, что у любого другого душа наверняка ушла бы в пятки.

– Через две недели, – гневно заявила она. – Ну вот, я ответила на все ваши вопросы. А теперь соблаговолите прекратить свои издевательства надо мной и приступайте к делу!

– Где вы живете, Джейд?

– Сэр, от ваших бесконечных вопросов у меня разболелась голова. Я вовсе не привыкла к тому, чтобы мужчины кричали на меня.

Кейн с удивлением посмотрел на Монаха:

– Эта сумасшедшая хочет, чтобы я ее убил, но при этом вздумала жаловаться на головную боль!

Она неожиданно рванулась вперед, ухватила его за подбородок и заставила повернуться. Таким образом она в точности воспроизвела его недавний жест. Кейна настолько обезоружила такая дерзость, что он даже и не подумал сопротивляться.

– Ну а теперь моя очередь, – заявила Джейд. – Я задаю вопросы, а вы на них отвечаете. Ведь это я, сэр, заплатила вам серебром. Первое, и самое важное, сэр, скажите мне, действительно ли вы намерены меня убить? Ваша нерешительность настораживает. Нерешительность и эти бесконечные издевательства.

– Вам придется удовлетворить мое любопытство, прежде чем я решу, – сказал он.

– Нет.

– Ну, тогда я не стану вас убивать.

– Негодяй! – вскричала она. – Вы дали мне обещание до того, как узнали, кто будет вашей жертвой. Вы дали мне слово!

– Я солгал.

Она едва не задохнулась от ярости.

– У меня просто нет слов! Человек чести никогда с такой легкостью не откажется от данного им слова! Вы покрыли себя несмываемым позором!

– Джейд, – возразил он, – да ведь я и не говорил вам, что являюсь человеком чести.

– Точно, мисс, такого он не говорил, – встрял Монах.

В глазах ее полыхало зеленое пламя, Кейн ужасно разозлил ее. Она схватила его за руки, подалась вперед и прошипела:

– Я слышала, что Язычник никогда ни за что не отказывается от данного слова!

– Вас обманули.

Они застыли буквально нос к носу. Кейн изо всех сил пытался сосредоточиться, однако в голове у него мутилось – пахнуло свежестью и ароматом прелестного женского тела.

Джейд в ярости тряхнула головой, а Кейн буквально лишился дара речи: ни разу в жизни женщина не отваживалась ему противоречить. Ха, да любая светская львица превращалась в ласковую кошечку, стоило Кейну только сощуриться от неудовольствия. Однако на сей раз все было по-другому: она не боялась его, схватилась с ним на равных. Внезапно маркизу неудержимо захотелось рассмеяться, правда, не понятно почему.

– Вы действительно заслужили виселицу, – выпалила она. – Так ловко меня одурачить! А по виду не скажешь, что вы негодяй и трус!

Она попыталась было отодвинуться, но теперь уже Кейн ухватил девушку за руки и наклонился к ней так, словно собирался поцеловать:

– Но ведь я – пират, мадам. А пираты как раз и славятся тем, что они негодяи и трусы.

Он ожидал в ответ новую гневную отповедь. Вместо этого Джейд ударилась в слезы, что для Кейна стало полнейшей неожиданностью.

Пока он добывал из кармана носовой платок, Монах проворно подскочил к ней и принялся утешать.

– Ну, ну, мисс, не надо плакать, – бормотал он, легонько похлопывая ее по плечам.

– Это все он, – всхлипывала она. – И всего-то попросила его о маленькой услуге. Одна-единственная несчастная просьба – мог бы выполнить ее в один момент, – так нет, он не пожелал! А я даже согласилась подождать, пока он покончит с выпивкой, – все горестнее причитала Джейд. – И плата-то ведь хорошая!..

Монах не сводил с Кейна укоризненного взгляда:

– Совсем вы разобидели малышку. Прямо сердечко ей разбили!

Трактирщик выхватил у Кейна платок и принялся суетливо вытирать слезы Джейд.

– Все будет хорошо, мисс, – приговаривал он.

– Нет, не будет, – упрямилась она. – Если хотите знать, я еще ни разу в жизни никого ни о чем не просила! Я впервые унизилась до такого – и вот пожалуйста! Никто больше не желает жить честно! Нет, конечно, лучше воровать, чем честно зарабатывать! А ведь это очень стыдно, правда, Монах?

Кейн был настолько ошеломлен, что не мог вымолвить ни слова. Он и сам не знал, чего хочет больше: заключить ее в объятия и попытаться утешить или же схватить за плечи и трясти, пока не вышибет дух. Однако в одном он был вполне уверен: если Монах так и будет продолжать, то он расквасит ему нос.

– Миледи, это ведь и впрямь бесчестно – взять у женщины деньги да еще и прикончить ее, – возражал Монах. Он вновь похлопал ее по плечу, стараясь привести в чувство.

– Да нет же, очень даже честно, – не унималась Джейд, – раз женщина сама того хочет.

– А в ее словах есть резон, верно? – спросил Монах у Кейна, нерешительно теребя брови.

– Во имя всего свя… Что это вы делаете? – Кейн рванулся к Джейд, увидев, что она принялась собирать деньги.

– Ухожу, – заявила она. – Извините, что побеспокоила, Язычник, Кейн или как там вас на самом деле, – прошептала она.

Она завязала шнурок на кошельке и сунула его в карман.

Кейн окликнул ее уже у самой двери:

– И куда же вы направляетесь?

– Это вас не касается, – отвечала она. – Но поскольку я не такая невежа, как вы, сэр, то я отвечу. Я собираюсь поискать кого-нибудь посговорчивее. Не бойтесь, сэр, я добьюсь своего. Еще не кончится эта темная ночь, как я найду своего убийцу.

Он тотчас преградил ей путь, схватив за плечи и заставив развернуться.

Впрочем, стоило ему к ней прикоснуться, как она снова ударилась в слезы. Удивленный и растерянный, маркиз, не в силах более противиться порывам, что было силы сжал ее в объятиях.

Именно эта медвежья ласка сломила сопротивление девушки. Джейд разрыдалась у него на груди, громогласно всхлипывая и в промежутках извиняясь за свое недостойное поведение.

Кейн терпеливо дожидался своего часа. Увещевать ее сейчас не имело смысла: она вряд ли расслышит хоть слово сквозь свои стоны и рыдания. Джейд же не переставала укорять его.

Боже, какое у нее нежное тело! На удивление нежное! Вообще-то женские слезы только раздражали Кейна, но на сей раз он обнаружил, что совершенно не желает отпускать эту малютку.

А она вдруг принялась икать, словно напившийся допьяна крестьянин. Самый подходящий момент для уговоров.

– Джейд, не сомневаюсь, вы сильно преувеличиваете грозящую вам опасность, – проговорил Кейн низким голосом. – Погодите, вот наступит утро, и вы поблагодарите меня, что я воспрепятствовал вашим замыслам.

– К утру я уже буду мертва, – простонала она.

– Ничего подобного. – Он крепче прижал ее к себе. – Я не дам и волосу упасть с вашей головки. Вряд ли вы действительно так уж хотите умереть.

– Друзья моего брата будут сильно скорбеть обо мне, – подтвердила она.

– Могу себе представить, – сухо ответил Кейн.

– Но ведь у меня недостанет сил с ними бороться. Такие ужасные негодяи. Боюсь, они воспользуются мной, прежде чем убить. Я не хочу так умирать. Это слишком недостойно.

– Умирать с достоинством? – переспросил Кейн. – Да вы прямо как солдат перед боем!

– Не хочу, чтобы меня считали трусихой.

– А ваш брат сможет помочь вам, когда вернется?

– О да, – подтвердила Джейд. Она прижалась к нему щекой. – Натан не допустит, чтобы со мной что-то случилось. С того самого дня, как умер папа, он стал моим защитником. Мой брат – чрезвычайно сильный человек.

– Ну так я позабочусь о вашей безопасности до его возвращения. Даю слово.

Прошло несколько томительных мгновений, прежде чем Кейн дождался ответа. Видимо, Джейд просто онемела от благодарности. Она отодвинулась наконец и заглянула ему в глаза, вне себя от ярости:

– Вы уже нарушили однажды данное мне слово, сэр. Пообещали убить меня и тотчас передумали!

– Это совсем другое дело, – возразил он.

– И вы в самом деле имели в виду именно то, что сказали?

– Да, я именно это имел в виду, – подтвердил он. – Можете не сомневаться, что будете в безопасности на протяжении двух недель, до возвращения вашего брата. Ведь речь шла о двух неделях, не так ли?

– Возможно, он прибудет раньше, – подкупающе серьезно ответила она. – Но ведь вы – пират, и вам может быть попросту некогда заботиться обо мне целых две недели! За вашу голову обещана награда. И я не желаю нести ответственность, если из-за меня вас убьют.

– Не стоит сомневаться в моих возможностях.

– Ничуть не сомневаюсь, – сообщила она, – потому что вообще не собираюсь об этом размышлять. Вы ведь минуту назад сами признались, что во всех этих слухах о вас нет ни слова правды. Может, у вас даже нет привычки класть на подушку своей жертвы белую розу?

Кейн вновь не на шутку встревожился.

– Не стоит так уж разочаровываться.

– Но я уже разочаровалась! – вскричала она. – Вы настоящий обманщик. Да к тому же не производите впечатления человека, способного противостоять моим врагам. Вы станете для них отличной мишенью, Кейн. Вы ведь такой… большой. Извините, но, видимо, я зря на вас рассчитывала.

Кейн, застигнутый врасплох такой отповедью, едва не позволил ей уйти. Он перехватил Джейд уже за порогом, затем зажал ее под мышкой, словно какой-то тюк с тряпьем, и обратился к Монаху:

– Не хотелось бы, чтобы ты разболтал в округе о случившемся. Обещай мне молчать.

– С какой это стати он должен давать слово, если вы сами с легкостью отказываетесь от него? Джентльмен никогда не требует более того, на что способен сам, сэр. Разве вас не учили хорошим манерам? – съязвила Джейд.

– Ах, Джейд, – вздохнул он, – в этом-то все и дело. – И, любуясь ею, он легонько дотронулся до ее щеки. – Я ведь всего лишь пират, помните? А это совсем иное дело.

Она на миг затаила дыхание. Скорее даже растерялась. И Кейн просто терялся в догадках по поводу столь странной смены настроения. Но стоило ему отнять руку, как она тотчас очнулась и принялась вырываться.

– Да, уж совсем иное дело, – пропыхтела она. – Лучше скажите, если я как следует разозлю вас, сможете ли вы в приступе ярости убить меня?

– Пожалуй, – ответил он.

– Немедля отпустите меня! Вы не имеете права ко мне прикасаться!

– Но тогда как же, черт побери, я, по-вашему, смогу вас убить?!

Девушка ничуть не смутилась.

– Вы просто воспользуетесь пистолетом. – И, подозрительно покосившись на Кейна, поинтересовалась: – У вас ведь непременно найдется пистолет, не так ли?

– Безусловно, – подтвердил он. – И где…

– Одним метким выстрелом, прямо в сердце, – перебила она. – Правда, надо будет целиться как можно тщательнее. Не люблю проволочек.

– Конечно, – отвечал он. – Никаких проволочек и не предвидится.

– Как вы смеете?! Мы, между прочим, обсуждаем подробности моей смерти! – возмутилась она.

– О, я и не думаю шутить, – возразил он. – Сказать по чести, я снова начинаю злиться. Ответьте, а не должен ли я предварительно вас изнасиловать?

Она чуть не задохнулась от такой наглости.

– Абсолютно исключено.

– Какая жалость, – задумчиво ответил Кейн, совершенно не обращая внимания на ее гнев.

– Сэр, а ваши родители случайно не были братом и сестрой? Вы ведете себя, как совершенный простофиля. Кажетесь одновременно и прирожденным идиотом, и самым хладнокровным человеком на свете. Я нахожу ваше поведение позорным.

Во взоре ее пылало негодование. Кейну еще никогда не доводилось встречать столь выразительных зеленых глаз. Казалось, тысяча чистейших изумрудов отдала этим глазам свою яркость и блеск.

– Но я по-прежнему сомневаюсь, что вам действительно угрожает смертельная опасность, – возразил он. – Возможно, это всего лишь плод вашего чересчур живого воображения.

– Вы мне отвратительны, – прошипела она. – А что до вашего идиотского мнения, так мне на него…

– Джейд, отложим ссоры на потом. У меня сейчас не то настроение. Кроме того, я больше слышать не желаю о вашем убийстве. И если вы по-прежнему будете на меня так смотреть – клянусь, мне придется вас поцеловать.

– Поцеловать?! – Она явно растерялась. – С чего бы это, скажите на милость?

– Мне это только что пришло в голову.

– Самонадеянный нахал…

– Вы клевещете на меня, милочка.

Она не нашлась с ответом. Не спуская с нее глаз, Кейн снова обратился к Монаху:

– Так клянешься молчать, Монах?

– Конечно, Кейн, но ведь мы оба знаем вашего друга, Лайона. Он наверняка заявится сюда уже завтра днем и, заранее предупреждаю, выжмет из меня все до капли.

Кейн кивнул. Маркиз Лайонвуд был его лучшим другом. На него всегда можно было положиться.

– Да, он, несомненно, во всем разберется, – согласился Кейн. – Однако он будет держать в тайне все, что сумеет разузнать обо мне. Впрочем, можешь рассказать ему сам. Но больше ни одной живой душе – даже Рону, – добавил Кейн, вспомнив о ближайшем приятеле Лайона. – Рон чересчур болтлив.

Монах, кивнув, ответил:

– Но умоляю вас, Кейн, дайте мне знать, чем закончатся злоключения маленькой леди.

– Монах! – внезапно вмешалась Джейд. – У вас, случайно, не найдется пистолета?

Чертовски невинно! Но Кейн без труда разгадал, что у нее на уме.

– У него нет, и он не захочет, – безапелляционно отчеканил он.

– Чего это у меня нет и я не захочу? – поинтересовался Монах.

– Нет пистолета, и ты не захочешь ее убивать.

– Ну конечно, нет, – подтвердил Монах. – Кейн, но вы ведь не забыли про ловушку? – Он нехотя отвел взгляд от красавицы Джейд.

– Не забыл, – отозвался Кейн. И перевел разговор: – Ваша карета вернется за вами?

Она явно не на шутку разозлилась.

– Я наняла извозчика, – процедила она, – поскольку не собиралась нынче вечером возвращаться к себе. – Она вырвалась из рук Кейна и подхватила стоявший на обочине большой серый саквояж. – Здесь все мои вещи. Я приехала сюда прямо из деревни.

– И оставили саквояж посреди дороги, чтобы его кто-нибудь украл?

– Было бы неплохо, – заявила она таким тоном, словно читала лекцию нерадивым студентам. – Пусть бы моя одежда согрела чью-нибудь бедную душу. Ведь вряд ли она понадобится мне после…

– Хватит! – рявкнул Кейн. – Перестаньте болтать про убийство.

Кейн ухватил ее за волосы. Она пронзительно взвизгнула, и в ту же секунду он заметил изрядную шишку у нее над ухом.

– Боже милостивый, Джейд, как это вас угораздило?

– Не трогайте, – велела она, когда Кейн попытался пощупать опухоль. – Мне все еще больно.

– Надо думать, – пробормотал он, опуская руку. – И как такое могло случиться?

– Я зацепилась каблуком за ковер в доме брата, свалилась с лестницы и со всего маху ударилась о перила. Да так, что у меня даже паруса обвисли!

Обвисли паруса? По меньшей мере странно слышать такое из уст девицы, но сейчас у него не было времени на раздумья.

– Хорошо хоть не насмерть, – заметил он. – И часто вы так беспечны?

– Нет, я всегда очень осмотрительна, – возразила она, – и веду себя, как истинная леди. Сударь, вы несносный грубиян, – с гримаской добавила она.

– А что случилось потом? – вмешался Монах.

– Я отправилась на прогулку, подышать свежим воздухом, – пожала плечами Джейд. – Ну и они, конечно, кинулись за мной.

– Конечно? – переспросил Монах.

– Они? – в унисон ему подхватил Кейн.

Она сердито нахмурилась.

– Ну те, кто у меня на глазах убил с виду порядочного джентльмена, – пояснила она. – Боже мой, до чего же вы невнимательны. Ведь я наверняка уже говорила об этом!

– Готов поклясться в обратном. – Монах отрицательно покачал головой. – Иначе я бы обязательно запомнил этот важный факт.

– Вы стали свидетельницей убийства? Нет, Джейд, будь я проклят, если вы об этом упомянули.

– Ну значит, я только собиралась, – пробормотала девушка. Скрестив руки на груди, она вновь недовольно поморщилась. – И я обязательно бы все вам рассказала, если бы вы не морочили мне голову бесконечными спорами. Так что не обессудьте – сами виноваты в том, что я потеряла нить повествования. Да, именно вы виноваты.

– Вы увидели это жуткое зрелище до или после того, как разбили голову? – уточнил Кейн.

– Я не разбивала голову, – фыркнула Джейд. – И это случилось до того, нет, кажется, после. По крайней мере я так считаю. Ох, даже вспомнить толком не могу. Голова просто раскалывается от боли. Прекратите же свои расспросы, сэр.

– Ну, теперь-то все ясно. – Кейн обернулся к трактирщику и тотчас снова спросил Джейд: – Во время несчастного случая вы были в этом плаще, не так ли?

– Да. – Она явно смешалась. – Но какое…

– Вы изорвали плащ и разбили лицо во время падения, не так ли?

Уловив в его тоне нотки снисходительности, она негодующе взорвалась:

– Скажите толком, что, по-вашему, вы начинаете понимать?!

– Да это же так просто, Джейд, – ответил Кейн. – У вас серьезная травма головы, и теперь вы не в состоянии рассуждать логически – хотя, по-моему, женщины вообще на это не способны. Следовательно, вам не помешает немного отдохнуть, после чего вы поймете, что ваш рассудок сыграл над вами злую шутку. Полагаю, самое большое беспокойство вам причиняет лишь выбор наряда для очередного бала.

– Я в здравом уме! – вскричала она.

– У вас сотрясение мозга.

– Ничего подобного!

– Не надо так кричать, – велел Кейн. – Вы сейчас не в том состоянии, чтобы вступать в споры. Подождем, пока вам станет лучше.

– Он прав, мисс, – негромко шепнул Монах. – Если вы и правда видели, как убивали знатного джентльмена, то слухи об этом вскорости дойдут и до нас. А сейчас прислушайтесь лучше к Кейну. Он плохого не присоветует.

– Но если вы считаете, что я всего лишь вообразила грозящую мне опасность, то не станете меня защищать?

– Напротив, – возразил Кейн. – Теперь я точно знаю, от кого именно вас защищать. Нравится вам это или нет, но вы пока весьма опасны. И я лишь сделаю доброе дело, не бросив вас на произвол судьбы. – Он улыбнулся и добавил: – Полагаю, что защищаю вас от себя самой, Джейд. Ну а теперь давайте сюда саквояж.

Она рванулась вперед, стараясь не выпустить ручку саквояжа, и устроила целую битву. Выиграл Кейн.

– Ради бога, что у вас там такое? – удивился он. – Весит больше, чем вы сами!

– Там все, что у меня осталось, – отрезала она. – И если для вас это слишком тяжело, я с радостью понесу сама.

Кейн только покачал головой:

– Идемте же. Моя карета в двух кварталах отсюда. Надо же вам наконец предоставить ночлег и крышу над головой.

– Что за ночлег, Кейн? – Джейд застыла на месте.

Он вздохнул так тяжко, что разжалобил бы кого угодно.

– Ваша девственность не пострадает. Я никогда не интересовался девственницами, к тому же вы меня совершенно не привлекаете.

Он надеялся, что она успокоится от такого откровенного заверения, однако, конечно же, лукавил. Он действительно не прочь был поцеловать девушку, но стоит ли платить такую высокую цену за несколько мгновений благословенного молчания?

– Что, еще одно маленькое правило? – осведомилась вконец шокированная Джейд. – Не брать девственниц к себе в постель?

– Вот именно, – отвечал он. – А кроме того, мне в постели ни к чему рехнувшиеся бабы, в особенности те, которые мне не нравятся. Так что, милая, я для вас совершенно безобиден.

Во время всей этой возмутительной тирады Кейн рискнул еще изобразить двусмысленную улыбку.

– Похоже, скоро вас возненавижу, – процедила Джейд. – Ну, черт вас возьми, со своей стороны, я для вас тоже совершенно безобидна. И не позволю и пальцем к себе прикоснуться. Более того, если вы не перестанете издеваться, я начну кричать что есть мочи – до тех пор, пока не сбегутся все полицейские и не схватят вас, Язычник!

– Я не Язычник.

– Что?..

Она едва удержалась на ногах. Кейн вовремя подхватил девушку.

– Я не Язычник, – повторил он.

– Так кто же вы?!

Джейд не позволила ему помочь ей подняться в карету, желая прежде услышать ответ на вопрос. При этом она весьма решительно высвободилась.

Кейн подчинился, молча поставив в карету ее багаж.

– Мое настоящее имя – Кейн. Я – маркиз Кейнвуд. Теперь вы наконец подниметесь? Здесь не время и не место для подобных дебатов. По дороге обсудим все, что вы хотите.

– Обещаете?

Судя по ее виду, она не очень-то ему поверила.

– Как вам не стыдно, Кейн! Все это время вы старались изображать из себя честного пирата…

– Какими бы невероятными качествами ни обладал этот негодяй, честность не входит в их число, Джейд.

– Да откуда вы знаете, правда это или ложь? – возмутилась она. – Держу пари, вы ни разу в жизни в глаза его не видали! Неужели ваша собственная жизнь оказалась столь неудачной, что вам пришлось претендовать на…

Кейн что было силы схватил ее за руку и сверкнул глазами, да так, что слова застряли в глотке Джейд. Он с отвращением вытащил белую розу из петлицы и швырнул ее на дорогу, а потом совсем не по-джентльменски чуть ли не зашвырнул Джейд в экипаж.

Они тут же тронулись в путь. Джейд почувствовала некоторое облегчение.

Он, в свою очередь, не мог заметить ее довольной улыбки.

Какое-то время они молчали. Джейд пыталась собраться с духом, Кейн старался справиться с приступом негодования.

– Зачем же вам выдавать себя за Язычника?

– Чтобы выследить.

– Но зачем?

– Позже! – рявкнул он. – Всему свое время!

Своим грозным тоном он надеялся запугать и заставить ее замолчать, но жестоко ошибся.

– Вы разозлились, потому что из-за меня вам пришлось прервать свою охоту?

Маркиз с шумом выдохнул.

– Вы не сможете мне помешать, Джейд. Я просто отвлекусь на время, разберусь с вашими проблемами, а затем вернусь к своим делам. Не беспокойтесь, я обязательно доведу все до конца.

О, ее это совершенно не беспокоило, хотя она ни за что на свете не призналась бы в этом Кейну. Ведь он довел свое дело до конца: сидел в таверне, чтобы выманить Язычника на свет Божий.

И ему это определенно удалось.

Она же прекрасно справилась со своей задачей. Брат будет весьма доволен ею.
Глава 3


Слезы оказались чудесной находкой. Правда, Джейд не меньше Кейна удивилась такому неожиданному проявлению собственных эмоций. В ее планы не входили подобные примитивные уловки, но стоило ей заметить, как он растерялся при виде столь расстроенной женщины, как слезы полились сами в три ручья. Кейн выглядел таким беспомощным. Правда, плач по команде требовал некоторых усилий над собой, однако она успешно справилась с этой проблемой, причем довольно быстро. Ха, оказалось, она способна закатить истерику по всей форме, не успеет джентльмен и глазом моргнуть!

Она совершенно не стыдилась своего притворства. В отчаянной ситуации приходится идти на отчаянные меры – только и всего. Так, во всяком случае, любил говаривать Черный Гарри. Да, приемного дядю наверняка позабавит ее рассказ. За все проведенные вместе годы он ни разу не видел ее плачущей – даже когда его завзятый враг, Маккиндри, порол ее кнутом. Каждый удар нестерпимо обжигал ее, но она даже не всхлипнула. Впрочем, Гарри вышвырнул Маккиндри за борт, причем, разъяренный не на шутку, выпрыгнул следом, жаждая прикончить негодяя. К несчастью, Маккиндри оказался более искусным пловцом, он удрал и, по слухам, скрывался сейчас где-то во Франции.

Конечно, Черный Гарри опять разозлится, он просто шкуру с нее сдерет, это точно. Но ведь она никак не могла поделиться с ним своими планами. Не хватило бы времени добраться до их острова и рассказать о своем решении, а тут каждая минута дорога. И ставкой в игре была жизнь Кейна.

Джейд знала всю подноготную маркиза. Несмотря на цинизм и грубость, Кейна нельзя было назвать бесчестным. Джейд прочла его досье от корки до корки и хранила в памяти все строчки до единой. Обладая уникальной способностью мгновенно и с первого раза запоминать прочитанное, она не раз пользовалась этим.

Раздобыть впечатляющие рапорты Кейна в Военный департамент оказалось весьма нелегкой, но отнюдь не невыполнимой задачей. Информация хранилась под замком и тщательно охранялась. Однако для Джейд вопросом чести было управиться с любым запором. И с третьей попытки она сумела-таки завладеть личным делом Кейна.

Тем не менее во всей этой информации и намека не было на то, что их автор дьявольски красив. В оценках его деятельности то и дело мелькало словечко «безжалостный», однако ни разу не упоминалось «неотразимый» или хотя бы «привлекательный». Кроме того, в досье не упоминалось и о его геркулесовом телосложении.

У Джейд мурашки по спине пробежали, когда она вспомнила его псевдоним. Охотник! Ознакомившись с досье до конца, она поняла, что его назвали так по праву. Кейн никогда не сбивался со следа. Однажды он с риском для жизни преследовал противника, проявляя терпение и упорство, достойные древних героев. И добился победы.

Кейн оставил службу сразу же, как только узнал о гибели своего брата Колина. Согласно последнему отчету непосредственного начальника Кейна, некоего сэра Майкла Ричардса, отец полностью одобрил отставку сына. Герцог Вилльямширский, потеряв одного сына, вовсе не намеревался потерять и другого. Кроме того, сэр Ричардс сообщал, что вплоть до самой гибели брата Кейн и не подозревал, что они оба работают на одно ведомство.

Колин с Кейном выросли в большой семье: кроме них было еще четыре сестры. Кейн был старшим ребенком.

Все дети как один готовы были защищать друг друга. Кейн же был защитником по натуре. Джейд не интересовало, достоинство это или недостаток, она просто воспользовалась этим качеством, чтобы добиться своего.

Кроме того, она была готова к тому, что Кейн ей понравится. Как-никак, он был родным братом Колина, а к Колину она искренне привязалась с того самого момента, как выловила его из волн, а он все твердил, чтобы она сначала спасала своего брата. Да, она предполагала, что Кейн ей понравится, но полной неожиданностью для нее оказалось то неудержимое физическое влечение, которое разбудил в ней этот мужчина. Она впервые не на шутку встревожилась, ведь при малейшей возможности Кейн способен одержать над ней верх.

Она старательно оборонялась, пытаясь вызвать неприязнь Кейна. Ревела перед ним, словно младенец, понося все и вся. Ведь большинство мужчин ненавидят истеричек. По крайней мере Джейд сильно на это надеялась. Обстоятельства складывались так, что предстоящие две недели ей придется провести бок о бок с Кейном, затем она вернется к прежней жизни – ну а он, возможно, снова ударится во все тяжкие.

Главное, выказать себя беспомощной, чтобы он защищал ее. Только таким путем можно было его спасти. Впрочем, Кейн все равно оставался весьма опасным человеком. Прошлое развило и отточило в нем инстинкты хищника. Посему Джейд приказала своим людям дожидаться ее поблизости от загородного дома Кейна, скрыться в окрестных лесах. А когда она окажется в поместье, охранять таким образом Кейна с тыла.

Причиной всей этой суеты, безусловно, послужили письма, и Джейд без конца сетовала, что вообще сподобилась их показать. Однако что сделано, то сделано. Сожалеть и жаловаться еще хуже. Обратного пути нет. Она сама заварила эту кашу, показав письма своему брату, и не собиралась идти на попятную.

Джейд усилием воли отогнала беспокойные мысли. Кейн непозволительно долго предоставлен самому себе! Решительно, молчание сейчас являлось ее первейшим врагом. Надо рассеять настороженность Кейна… отвлечь его.

– Кейн? А что вы…

– Тсс, милочка, – зашипел он. – Слышали…

– Этот странный скрип? Я как раз о нем и хотела спросить.

– Пожалуй, очень похоже на стук жерновов… Миллер, – окликнул Кейн возницу, – останови карету.

Но экипаж уже остановился – отскочило заднее колесо. Джейд едва не оказалась на полу, к счастью, Кейн подхватил ее. Несколько мгновений он крепко обнимал девушку, а потом прошептал:

– Чертовски не вовремя, вам не кажется?

– Не исключено, что это ловушка, – тоже шепотом ответила она.

– Сидите здесь, Джейд, – приказал Кейн, игнорируя ее замечание, – посмотрим, что можно предпринять.

– Осторожнее, – предостерегла она, – вдруг вас подкарауливают.

– Ладно, – вздохнув, пообещал он, распахивая дверцу.

Джейд незаметно выскользнула следом. Возница спустился с козел и стоял возле хозяина.

– Никак не ожидал такого, милорд. Ведь я каждый раз перед поездкой осматриваю колеса!

– Я ни в чем не виню тебя, Миллер, – успокоил его Кейн. – Слава богу, карета застряла возле обочины и можно оставить ее здесь до утра. Распрягай, я…

Кейн от удивления осекся. Рядом оказалась Джейд с весьма грозно блестевшим кинжалом в руках. Он едва сдержался, чтобы не расхохотаться.

– Уберите-ка его подальше, Джейд! Не дай бог, еще поранитесь.

Она сунула клинок в потайной карман.

– Кейн, торчать, как вы, на дороге, значит превратиться в отличную мишень для любого грабителя.

– Вернитесь в карету.

– Миллер? – Она сделала вид, что не слышала. – Как по-вашему, кто-то нарочно испортил колесо?

– Похоже, что так, – пропыхтел возница, склонившись над осью. – Милорд, кто-то выбил чеку! Взгляните на эти царапины!

– И что мы теперь будем делать? – обратилась Джейд к Кейну.

– Мы с вами поедем верхом.

– А как же бедняга Миллер? Они ведь могут напасть на него!

– Со мной ничего не случится, мисс, – вмешался возница. – У меня припасена полная фляга бренди, я заберусь в карету и дождусь Броли.

– Кто такой Броли? – спросила она.

– Один из тигров, – пояснил Миллер.

– У вас что, приятели среди зверей? – смешалась Джейд.

– Броли работает на меня, – с улыбкой сказал Кейн. – Я расскажу о нем позднее.

– Лучше всего просто нанять экипаж, – заявила девушка. Скрестив руки на груди, Джейд пояснила: – Таким образом мы уберемся отсюда все вместе и не будем беспокоиться о бедном Миллере.

– В такое время? Сильно сомневаюсь, что нам удастся разыскать экипаж.

– А как насчет уютной харчевни Монаха? – не унималась она. – Разве нельзя вернуться туда и дождаться рассвета?

– Вряд ли, – ответил Кейн. – Монах наверняка уже запер заведение и отправился домой.

– Да и к тому же мы уже слишком далеко отъехали от таверны, миледи, – вставил Миллер.

Пока возница распрягал лошадь, Джейд схватила Кейна за руку и притянула к себе.

– Кейн! – шепнула она.

– Да?

– По-моему, я знаю, что случилось с вашим замечательным колесом. Наверное, это те же самые люди, которые…

– Тише, – приглушенным голосом скомандовал он. – Все будет в порядке.

– Да откуда вы знаете?!

В голосе ее звучал неподдельный испуг. Кейну захотелось утешить бедняжку.

– Инстинкт меня еще никогда не подводил, – сказал он. – Милочка, не позволяйте разыгрываться вашему воображению. Это…

– Слишком поздно, – возразила она. – О боже, плоды моего воображения вновь меня настигли!

В тот же миг грохнул выстрел, и она, рванувшись к Кейну, отпихнула его в сторону.

Пуля едва не угодила ему в голову. Как ни крути, получалось, что Джейд только что спасла ему жизнь, хотя он ни за что бы не поверил, что она сделала это намеренно.

Схватив ее за руку, Кейн повелительно окликнул Миллера и пустился бежать. При этом он умудрялся все время прикрывать Джейд своей широкой спиной.

Выстрелы грохотали один за другим. Явственно слышался шум погони.

Джейд вскоре совершенно потеряла представление о том, где они. Кейн же, судя по всему, отлично ориентировался. Они бежали по каким-то темным аллеям и узеньким улочкам, пока она окончательно не выдохлась. Она без сил прислонилась к нему, и он, подхватив ее на руки, не снижая скорости, понесся дальше.

Преследователи давно уже отстали, а он все еще бежал. Только посреди моста через Темзу Кейн позволил себе передышку.

Он остановился, прислонившись к обшарпанным каменным перилам, по-прежнему прижимая к груди Джейд.

– Еле ушли. Черт побери, нынче ночью инстинкт впервые подвел меня. Я и не заметил, как они подобрались.

Судя по его речи, он ничуть не запыхался. Джейд поразилась такой выносливости. Подумать только, у нее самой сердцебиение еще не унялось.

– Вам нравится бегать ночными аллеями, Кейн? – поинтересовалась она.

– Нет, с чего вы это взяли? – Вопрос явно показался ему странным.

– Вы даже не запыхались, – ответила она. – А ведь смерть гналась за нами по пятам. Вы прекрасно знали, куда бежать, не так ли?

– Смею думать, так. – Он пожал плечами, от чего едва не уронил ее с моста. Девушке пришлось обхватить его за шею. Только тут до нее дошло, что Кейн по-прежнему держит ее на руках.

– Не могли бы вы опустить меня на землю? Уверена, что они нас потеряли.

– Сомневаюсь, – возразил Кейн.

– Я уже объясняла вам, что не люблю чужих прикосновений, сэр. Отпустите меня. – Она внимательно вгляделась в него. – Вы считаете, что инстинкт подвел вас из-за меня, не так ли?

– Нет, Джейд, я ни в чем вас не виню. Вы задаете чертовски глупые вопросы.

– Я вовсе не собираюсь с вами пререкаться. Можете просто попросить прощения.

– Прощения? – не поверил он своим ушам. – Это еще за что?

– За то, что сочли больным мое воображение, – пояснила она. – За то, что сочли меня помешанной, и более всего за ту непозволительную болтовню в моем присутствии.

Он и не подумал извиняться, просто молча улыбнулся. На его щеке появилась удивительно милая ямочка. Сердце Джейд на мгновение замерло, а потом забилось чаще обычного.

– Мы стоим посреди моста в самой злачной части Лондона, за нами гонится банда головорезов, и все, о чем вы способны думать, – это добиться от меня извинений. Вы, милочка, и впрямь сошли с ума.

– Зато я никогда не забываю попросить прощения за свою оплошность, – отчеканила она.

Он посмотрел на нее сверху вниз, не в силах скрыть изумления. Боже, до чего же красив этот разбойник! Резкие черты лица его смягчились в лунном свете, но он почему-то опять нахмурился.

А ей, честно говоря, больше всего на свете хотелось, чтобы он еще раз улыбнулся.

– Джейд, вы умеете плавать?

Она завороженно следила за его губами, впервые в жизни увидев такие восхитительно белые зубы.

– Вы умеете плавать? – снова спросил он, встряхнув ее. Правда, теперь его голос звучал значительно мягче.

– Да, – ответила она, зевая неприлично широко для настоящей леди. – Умею. А почему вы спрашиваете?

Вместо ответа он перекинул ее через плечо и стал перелезать через перила.

Концы ее длинных волос с успехом наводили блеск на его туфли. У нее захватило дух, но она моментально овладела собой.

– Что, черт бы вас побрал, вы себе позволяете?! – вскричала она и невольно вцепилась что было сил в фалды его сюртука. – Отпустите!

– Они перекрыли нам все лазейки, Джейд. Наберите побольше воздуха, милочка. Я буду рядом.

Она испустила яростный вопль, и многократное эхо подхватило его в чернильной тьме в тот самый миг, когда Кейн сбросил ее в воду.

И вот они уже летят, словно два лепестка, подхваченные ветром. Джейд едва успела захлопнуть рот, как ледяные волны сомкнулись у нее над головой. Она тут же вынырнула на поверхность и принялась отфыркиваться, но тотчас закрыла рот, уловив окружавшее зловоние.

Утонуть в такой отвратительной жиже?! Нет, она собиралась выплыть во что бы то ни стало – иначе как же ей удастся утопить в этих помоях своего новоявленного защитничка?

Вдруг она задела что-то ногой и пришла в неописуемый ужас. В нынешнем смятенном состоянии ничего не стоило вообразить, что на нее набросилась акула.

Кейн тотчас обхватил ее за талию и несколькими быстрыми гребками увлек под мост и дальше, прочь от гнавшихся за ними убийц.

Она попыталась вцепиться в его плечи.

– Не суетитесь, – приказал он.

Джейд сжала ему горло.

– Акулы, Кейн, – прохрипела она. – Сейчас они нападут на нас.

– Здесь нет акул, – ответил он. – В такой воде вообще никто не выживет.

– Вы уверены?..

– Уверен, – подтвердил он. – Сожмите пальцы чуть-чуть сильнее, милочка, и тогда вы навеки останетесь в этой клоаке.

Его безапелляционность подействовала на нее успокаивающе. Она слегка ослабила хватку, точнее говоря, теперь она душила его вполсилы.

Они спустились вниз по течению извилистой реки не менее чем на милю, когда наконец Кейн выпихнул ее из воды на поросший травой берег. Джейд была слишком мокрой и несчастной, чтобы тут же выложить свое мнение о его поведении.

– От меня несет тухлятиной… – еле слышно пробормотала она, горестно всхлипывая.

– Верно подмечено, – подтвердил Кейн. Он явно забавлялся.

– Но и вы тоже воняете, вы… притворщик!

– Притворщик? – Он сбросил с себя сюртук. – Что вы хотите этим сказать?

Джейд пыталась хоть как-то отжать подол платья. Мокрые волосы закрывали глаза.

– Напрасно вы прикидываетесь невинной овечкой! – заявила она.

Наконец она смирилась с горестным фактом, что отныне платье гораздо тяжелее ее самой. Обхватив себя руками за плечи, Джейд попыталась хотя бы чуть-чуть согреться. Дрожащим голосом она продолжила:

– Вы пытались притвориться пиратом, Язычником. А вот он ни за что бы не бросил в Темзу прирожденную леди.

– Я сделал то, что посчитал наилучшим в сложившихся обстоятельствах.

– Мой плащ утонул. – Сия новость сопровождалась горестным стоном.

– Я куплю вам новый.

– Но ведь в нем осталось мое серебро, – не унималась она. – Ну?

– Что – ну?

– Ступайте достаньте его!

– Что?!

– Ступайте достаньте его, – приказала она вновь. – Я буду ждать вас здесь.

– Вы шутите?!

– Ничуть, – возразила она. – Мы проплыли немногим больше мили, Кейн. Вам совсем не трудно будет его отыскать!

– Нет!

– Ну пожалуйста!

– Я не смогу найти ваше серебро, – не сдавался он. – Оно давно уже в иле на дне реки.

– Теперь я нищая, и в этом виноваты вы. – Джейд принялась старательно тереть кулачками глаза.

– Прекратите, – приказал он. – Сейчас не время лить слезы и причитать, хотя, судя по всему, вы способны только на это. – Он улыбнулся, услышав ее возмущенное восклицание. Похоже, она уже пришла в себя. – Ваши туфли все еще на вас, или мне опять придется вас нести?

– Откуда мне знать? – спросила она. – Мои ноги совершенно утратили чувствительность.

– Так посмотрите, черт возьми!

– Да, черт возьми, – пробормотала она, исполнив его приказание. – Они еще на мне. Итак? – добавила она. – Вы собираетесь извиняться?

– Нет, – сдавленным голосом ответил он. – Не собираюсь. И потрудитесь сбавить тон, Джейд. Или вы хотите привлечь сюда всех лондонских головорезов?

– Нет, – прошептала она и придвинулась к нему поближе. – Кейн! А что бы вы стали делать, если бы я не умела плавать?

– То же самое, – последовал ответ. – Только тогда нам бы пришлось прыгать вместе.

– Но я вовсе не прыгала, – возмутилась она. – Ох, да какая теперь разница. Я совсем замерзла, Кейн. Что нам теперь делать?

– Прогуляемся до городского особняка моего друга. – Он взял ее за руку и увлек вверх по берегу. – До него отсюда ближе, чем до моего дома.

– Кейн, вы позабыли сюртук, – напомнила она.

И прежде чем он успел что-либо вымолвить, вернулась, подняла сюртук, отжала, насколько позволяли ее нежные пальцы, и поспешила обратно. Кейн обнял ее за плечи, пока она в который уже раз пыталась откинуть с лица мокрые волосы.

– Я, наверное, выгляжу просто ужасно?

– А воняете еще хуже, – ехидно ответил он и, ободряюще сжав ее плечи, добавил: – Я бы сравнил этот запах скорее с гнилым мясом, нежели с тухлой рыбой.

Джейд поперхнулась, и Кейну пришлось зажать ей рот ладонью.

– Если вы вздумаете извергнуть свой ужин, я здорово на вас разозлюсь. У меня и так достаточно хлопот. Не смейте заставлять меня еще и печься о вашем здоровье!

Она изо всей силы стукнула его по руке, добившись свободы и очередного богохульства с его уст.

– Я вообще не ужинала, – возмутилась она. – Я хотела умереть на пустой желудок.

– У вас все еще есть такая возможность, – проворчал он. – А теперь помолчите. Какого дьявола вам приспичило помирать именно на пустой желудок? – не удержался он от любопытства.

– Некоторым от страха делается дурно. Вот я и опасалась, что тоже… прямо у вас на глазах… ох, не важно. Словом, я просто не желала предстать перед Создателем в испачканном платье, вот и все.

– И зачем я только спросил, – посетовал он. – Послушайте, у Лайона вы сможете принять горячую ванну. Сразу полегчает.

– Лайон – уж не тот ли это надоедливый приятель, о котором предупреждал Монах?

– Он вовсе не надоедливый.

– Монах сказал, что он наверняка докопается до всего, что случилось этой ночью, – возразила Джейд.

– Вы обязательно проникнетесь расположением к Лайону.

– Сомневаюсь, коль скоро его угораздило стать вашим другом, – съязвила она. – Однако я постараюсь.

В молчании они миновали несколько кварталов. Кейн был настороже, тогда как Джейд не испытывала ни малейшего беспокойства, хотя и прикидывалась испуганной.

– Кейн! А когда мы согреемся в горячих ваннах, что будем делать дальше?

– Вы подробно расскажете, что с вами случилось.

– Но я уже рассказывала! Вы ведь все равно не поверили?

– Нет, – признался он, – не поверил.

– И к тому же вы предвзяты ко мне, Кейн. Вряд ли вы поверите хоть слову из того, что я еще скажу. Так к чему же понапрасну тратить силы?

– Я вовсе не предубежден, – возразил он раздраженно.

Она в ответ отнюдь не интеллигентно фыркнула. Кейн вел ее все дальше и дальше через путаницу темных переулков. И когда они наконец остановились у крыльца внушительного особняка из красного кирпича, Джейд вымоталась настолько, что готова была расплакаться по-настоящему.

На настойчивый стук в дверь им отворил мрачный верзила с уродливым шрамом на лбу. Его подняли с постели, и он явно был не в восторге от этого. Джейд предпочла потеснее прижаться к Кейну.

Тот, кого Джейд приняла за Лайона, был одет в одни лишь черные брюки. Устрашающая гримаса моментально сменилась удивлением, стоило незнакомцу узнать посетителя.

– Кейн?! Ради всего святого, что могло… Заходи. – Он выскочил наружу и двинулся к Кейну, намереваясь пожать ему руку, но вовремя передумал, втянув аромат, исходивший от странной парочки.

Джейд в совершеннейшем смущении бросила на Кейна взгляд, полный укоризны, и вошла в переднюю с украшенным черно-белой мозаикой полом. По винтовой лестнице к ним торопливо спускалась белокурая красавица. Тут уж Джейд вообще почувствовала себя настоящей образиной.

Она беспомощно потупила взор, пока Кейн представлял их друг другу.

– Джейд, это Лайон и его жена Кристина.

– Что случилось? – спросил Лайон.

Джейд резко развернулась, от чего во все стороны полетели грязные брызги, затем разгребла волосы на лице и заявила:

– Он сбросил меня в Темзу!

– Он… что? – переспросил Лайон, едва сдерживаясь от смеха, поскольку заметил в ее волосах нечто, весьма напоминающее куриную кость.

– Он сбросил меня в Темзу, – повторила она.

– Неужели? – ошеломленно воскликнула Кристина.

– Да, – ответила Джейд жене Лайона, – а кроме того, не захотел потом извиниться!

После чего девушка сочла за благо удариться в слезы.

– Это все он виноват! – хныкала она. – Сначала потерял колесо на карете, а потом потерял инстинкт самосохранения. Мой план был на самом деле намного лучше. Он просто слишком упрям, чтобы согласиться!..

– Не вздумайте начинать сначала! – предостерег Кейн.

– Почему ты сбросил эту бедняжку в Темзу? – сердито спросила Кристина. Она поспешила к Джейд, простирая руки. – Вы наверняка продрогли до костей, – с сочувствием добавила она. Приблизившись к Джейд, Кристина на миг замерла и подалась назад.

– В силу необходимости, – ответил Кейн. Он изо всех сил старался не встречаться с девушкой глазами.

– Я определенно его ненавижу, – сообщила та Кристине. – И меня не волнует, друг он вам или нет, – зарыдала она вновь. – Этот человек мерзавец!

– О да, он может вести себя как мерзавец, – согласилась Кристина. – Однако он все же обладает и рядом положительных качеств.

– Я не заметила пока ни одного, – горестно прошептала Джейд.

Кристина поморщилась, набрала в грудь побольше воздуха и обняла ее за плечи:

– Идемте со мной, Джейд. Сейчас быстренько отмоем вас дочиста. Лайон, ты бы разбудил слуг. Пусть помогут нагреть побольше воды. Кстати, у вас такое необычное имя, – вновь обратилась она к Джейд. – Очень милое.

– А он его высмеял, – прошептала Джейд нарочито громко, дабы расслышал Кейн.

– Я не высмеивал ваше имя! – взревел Кейн, прищурившись от негодования. – Господь свидетель, Лайон, эта женщина ни на минуту не перестает рыдать и жаловаться с того самого момента, как мы встретились!

Джейд всхлипнула погромче и позволила наконец Кристине увести себя.

– Вот видите, какой он грубиян, леди Кристина, – сказала Джейд. – А я всего лишь просила о ничтожной услуге.

– И он отказал? – поинтересовалась Кристина. – Это не похоже на Кейна. Обычно он весьма услужлив.

– Я даже предлагала заплатить ему чистым серебром, – сообщила Джейд. – А теперь я нищая! Кейн сбросил в Темзу и мой плащ, а деньги были в кармане!

Кристина покачала головой и полуобернулась, так что Кейн заметил неодобрение на ее лице:

– В крайней степени неучтиво с его стороны, не так ли?

Женщины удалились по коридору под непрекращающиеся рыдания Джейд.

– О каком одолжении она тебя просила? – осведомился Лайон.

– Ничего особенного, – буркнул Кейн и наклонился, стараясь стянуть с ног полные воды туфли. – Она просто хотела, чтобы я ее убил, вот и все.

Лайон так и зашелся от хохота, но тотчас умолк, сообразив, что Кейн не шутит.

– Причем до рассвета, – добавил Кейн.

– Не может быть!

– И оказалась снисходительна настолько, что позволила мне сперва допить бренди.

– Чрезвычайно любезно с ее стороны.

Мужчины обменялись улыбками.

– И вот теперь твоя жена считает меня чудовищем…

– Но ведь Кристина не знает, о какой услуге она тебя просила, дружище, – со смехом возразил Лайон.

Кейн бросил туфли посреди холла.

– Но похоже, я еще могу услужить этой малышке, – проворчал он. – Черт, от моих любимых туфель ничего не осталось.

Лайон, прислонившись спиной к двери и скрестив на груди руки, следил за тем, как друг снимает рубашку.

– Нет, это не серьезно. Такая робкая на вид. Не могу представить…

– Она оказалась свидетельницей убийства, – перебил Кейн. – И теперь ее преследует банда негодяев, явно желая, чтобы она умолкла навеки. Это все, что я знаю, Лайон, однако при первой же возможности постараюсь во всем разобраться. И чем быстрее, тем лучше.

Лайон постарался скрыть улыбку.

– Кажется, она заговорила тебя до умопомрачения, – бросил он. – Ты только что снял брюки прямо посреди передней.

– Лучше принеси чего-нибудь выпить. – Кейн схватил брюки и стал натягивать их обратно.

Кристина, улыбаясь мужу, проскользнула мимо него к лестнице на второй этаж, сделав вид, что не заметила наготы Кейна.

Лайон же искренне потешался над его растерянностью. Он впервые видел своего друга в таком состоянии.

– Шел бы ты лучше в библиотеку. Бренди стоит в боковом шкафу. Я пойду присмотрю за ванной. Боже милостивый, ну и вонища!

Бренди моментально согрело маркиза, растекшийся по жилам жидкий огонь растопил остатки холода.

Наполнив ванну горячей водой, Кристина оставила Джейд в одиночестве.

Джейд принялась торопливо стаскивать промокшее платье. От холода пальцы еле слушались, однако она извлекла-таки из потайного кармана кинжал и положила на стул возле ванны. Просто так, на всякий случай, а затем со вздохом наслаждения опустилась в ласковую воду.

Ей дважды пришлось отскрести каждый дюйм тела, прежде чем пришло ощущение чистоты. Кристина вернулась в кухню как раз в тот момент, когда она вылезала из воды. Хозяйка тут же заметила длинный глубокий шрам вдоль позвоночника девушки и не сдержала удивленного восклицания.

Джейд, схватив висевшее на спинке стула полотенце, завернулась в него и посмотрела на Кристину.

– Что-то не так? – осведомилась она, ожидая вопроса о шраме.

Кристина молча покачала головой. Теперь она не отрываясь смотрела на лежавший на стуле кинжал. Джейд тотчас покраснела от неловкости, отчаянно пытаясь придумать приемлемое объяснение.

– Мой гораздо острее.

– Простите? – Джейд ушам своим не поверила.

– Мой кинжал гораздо острее, – пояснила Кристина. – Я правлю его на специальном камне. Хотите, наточу и ваш?

Джейд кивнула.

– На ночь вы кладете его рядом или под подушку? – весьма деловито поинтересовалась Кристина.

– Под подушку.

– Я тоже, – сказала Кристина. – Тогда его гораздо легче выхватить, правда?

– Да, но почему вы…

– Я отнесу ваш кинжал наверх и положу под подушку, – пообещала Кристина. – А утром как следует наточу его.

– Весьма любезно с вашей стороны, – прошептала Джейд. – Я и не предполагала, что кто-то еще из леди носит кинжал.

– Как правило, не носит, – небрежно повела плечами Кристина, подала Джейд чистейшую ночную сорочку, халат в тон и помогла одеться. – Теперь я уже не сплю с кинжалом под подушкой. Меня охраняет Лайон. Полагаю, со временем вы тоже откажетесь от клинка.

– Вы уверены? – Джейд отчаянно пыталась сосредоточиться на словах хозяйки. – Это почему же?

– Предопределение, – прошептала Кристина. – Но конечно, сначала вам придется научиться доверять Кейну.

– Невозможно, – возразила Джейд. – Я никому не доверяю.

По широко распахнувшимся глазам Кристины она поняла, что вложила в ответ излишнюю горячность.

– Леди Кристина, я не совсем уверена, что вообще понимаю, о чем вы. Я почти не знаю Кейна. С какой стати мне ему доверять?

– Пожалуйста, не величайте меня больше леди Кристина. Сядьте-ка поближе к огню, и я расчешу как следует ваши волосы. – Женщина пододвинула к камину стул и мягко, но решительно заставила Джейд опуститься. – У меня так мало друзей в Англии, – заговорила она вновь.

– Почему?

– Сама виновата, – пояснила Кристина. – Я такая нетерпеливая. А здешние дамы такие притворщицы. Впрочем, вы на них совсем не похожи.

– Откуда вы знаете? – удивилась Джейд.

– Потому что носите с собой кинжал, – заявила Кристина. – Будете моей подругой?

– До тех пор, пока вы сами захотите дружить со мной, Кристина, – нерешительно шепнула Джейд.

– Вы считаете, что, узнав вас поближе, я откажусь от своего предложения? – Кристина удивленно посмотрела на миловидную гостью.

Новообретенная подруга только пожала плечами, отчаянно стиснув руки.

– Я не могу уделять друзьям много времени, – с трудом выдавила Джейд.

– Я заметила шрам у вас на спине, – сказала Кристина, – и хотя ни за что не проболтаюсь о нем Кейну, он обязательно обратит на него внимание, как только вы окажетесь в его постели. Почетная отметина, Джейд.

Джейд рванулась было прочь, но Кристина, схватив ее за плечи, успокоила девушку.

– Я вовсе не хотела вас обидеть, – выпалила она. – Вам нечего стыдиться…

– Кейн вовсе не намерен спать со мной, – возразила Джейд. – Кристина, он же мне совершенно не нравится!

– Мы ведь друзья, не так ли? – улыбнулась Кристина.

– Да.

– Стало быть, не стоит лгать друг другу. Тебе определенно нравится Кейн. Это легко прочитать по твоим глазам. Ну признайся хотя бы, что он удивительно красив. До сих пор все дамы считали его неотразимым.

– Это верно, – со вздохом подтвердила Джейд. – И наверняка отъявленный развратник, не так ли?

– Ни Лайон, ни я ни разу не видели его дважды в обществе одной и той же дамы, – призналась Кристина. – Из чего следует, что ты недалека от истины. Но разве не все мужчины ведут себя так же до тех пор, пока не остепенятся?

– Не знаю, – отвечала Джейд, – у меня тоже было мало друзей, в особенности мужчин. Времени не хватало.

– Я впервые вижу такие чудесные волосы, – заметила Кристина, укладывая расчесанные пряди в прическу. – Словно алое пламя.

– О, это у тебя прекрасные волосы, – возразила Джейд. – Мужчины же предпочитают золотистых блондинок, Кристина.

– От судьбы не уйдешь, – не уступала Кристина, резко сменив тему. – У меня предчувствие, что ты только что повстречала своего мужчину, Джейд.

– Как тебе угодно, – устало согласилась Джейд. Язык не поворачивался спорить: в голосе Кристины звучала такая вера!

Тут хозяйка заметила шишку на голове Джейд. Пришлось объяснять ее происхождение, сгорая от стыда за свою ложь. Пришлось еще раз убеждать себя, что делает она это из лучших побуждений. Правда наверняка смутила бы новую подругу.

– Тебе бы следовало стать воином, правда, Джейд? – проникновенно заметила Кристина.

– Кем-кем?

– Воином, – повторила Кристина, оставив попытки уложить волосы Джейд. – Ведь ты слишком долго была предоставлена самой себе, не так ли? – продолжила она. – И оттого перестала доверять людям.

– Возможно, – задумчиво прошептала Джейд, пожимая плечами.

– Ну а теперь надо отправляться на поиски наших мужчин, – заметила Кристина.

– Лайон, конечно, твой мужчина, но Кейн совершенно не в моем вкусе, – возразила Джейд. – Я бы с огромной радостью просто отправилась спать.

– Кейн наверняка уже принял ванну и взбодрился, – покачала головой Кристина. – Не сомневаюсь, тебя не отпустят спать, пока не расспросят. Мужчины бывают ужасно упрямыми, Джейд. И лучше уж позволить им поступать так, как заблагорассудится. Тогда с ними намного легче управляться. Можешь мне поверить. Я знаю, о чем говорю.

Джейд затянула поясок на пеньюаре и последовала за Кристиной. Ей нужно было привести в порядок мысли ввиду предстоящего допроса. Переступив порог библиотеки, она тут же увидела Кейна. Он хмуро взглянул на нее. Она ответила так же холодно.

Ах, не был бы он таким красивым! Лайон одолжил ему одежду, все было почти впору, вот только светло-коричневые бриджи совершенно неприлично обтягивали бедра. Свободная батистовая рубашка облегала широкие плечи.

Джейд уселась посреди обтянутого желтой обивкой дивана. Кристина подала ей наполненный до краев бокал бренди.

– Выпей все до капли, – велела она, – тебе надо согреться как следует.

Джейд нерешительно пригубила жгучую жидкость, привыкая к ее вкусу, а потом осушила бокал.

Кристина одобрительно кивнула. О, блаженное тепло и сонливость! Прикрыв глаза, Джейд откинулась на спинку дивана.

– Не вздумайте заснуть, – приказал Кейн. – Вначале ответьте на наши вопросы.

– Я не собираюсь спать здесь, Кейн, – ответила она, не потрудившись открыть глаза, – но предпочту зажмуриться, чтобы не видеть вашей мрачной физиономии. Так мне гораздо спокойнее. Почему вы решили притвориться Язычником?

Она так ловко построила беседу, что окружающие и опомниться не успели.

– Что? – наконец переспросил Лайон.

– Он притворился Язычником, – повторила Джейд. – Не знаю, часто ли он изображал из себя известных людей прежде, – кивая, добавила она. – Однако, судя по всему, ваш друг страдает своего рода манией.

– Лайон? – Кристина не смогла удержать улыбки. У Кейна был такой вид, будто он вот-вот пристукнет Джейд. – По-моему, наш друг впервые в такой растерянности.

– Пожалуй, – подтвердил Лайон.

Пронзительный взгляд, которым его наградил Кейн, заставил воздержаться от дальнейших комментариев.

– Меня вынудили обстоятельства, – пробурчал он.

– Хорошо хоть хватило ума не притворяться Наполеоном, – продолжала издеваться Джейд. – Для этого он слишком рослый. Да и к тому же все отлично знают, как выглядит Наполеон.

– Хватит! – рявкнул Кейн. Он перевел дух, после чего заговорил спокойнее: – Я объясню, почему решил притвориться Язычником, если вы в подробностях перескажете все события нынешней ночи.

– Можно подумать, что я во всем виновата! – взвизгнула Джейд.

– Я вас ни в чем не виню, – зажмурившись, отчеканил Кейн.

– Неправда, – не унималась она. – Вы просто невыносимый мужлан! Я прошла через такие кошмарные злоключения, а в вас нет ни капли сочувствия!

Теперь Кейну пришлось сосчитать до десяти.

– Почему бы вам просто не начать с самого начала? – предложил Лайон.

Однако Джейд не придала его словам ни малейшего значения. Все ее внимание было приковано к Кейну: он, видимо, все еще хорошо владел собой.

– Если не соизволите проявить хотя бы минимум понимания, я закричу.

– Да вы и без того уже кричите, – с ухмылкой сказал он.

Это замечание на миг ошарашило ее, и она решила атаковать с другой стороны.

– Эти ужасные люди все уничтожили, – запричитала она. – Мой брат только что закончил реконструкцию своего чудесного дома, а они разрушили его. Просто не представляю, какое разочарование ожидает Натана, когда он обо всем узнает. Ох, да не смотрите вы на меня так, Кейн! Мне все равно, верите вы мне или нет.

– А теперь, Джейд…

– Отстаньте!

– Джейд, нам надо спокойно обо всем поговорить, – с отчаянием снова начал Кейн. – Да, – торопливо продолжил он, опасаясь, что Джейд опять его перебьет. – Вам пришлось нелегко, и я очень вам сочувствую.

Однако надежда хоть немного умиротворить ее оказалась тщетной – Джейд смотрела на него все так же неприязненно.

– Никогда еще не видала такого грубияна. Почему вы все время так заносчивы со мной?!

– Я заносчив? – поинтересовался Кейн у Лайона.

Лайон лишь пожал плечами. За него ответила Кристина:

– Если Джейд так считает, значит, так оно и есть, в некоторой степени.

– К тому же вы обращаетесь со мной, как с тупицей, – добавила Джейд, – ведь правда, Кристина?

– Коль скоро ты моя подруга, я, конечно, согласна с тобой.

– Спасибо, – ответила Джейд, после чего вновь набросилась на Кейна: – Я ведь не ребенок.

– Заметно.

Его двусмысленная улыбка привела Джейд в ярость. Похоже, вместо того чтобы вывести его из себя, она потеряла терпение сама.

– А знаете, что было во всем этом самым ужасным? Они дотла сожгли прекрасную карету моего брата. Да, сожгли дотла, – заявила она, отчаянно тряхнув головой.

– И это оказалось сущим кошмаром? – переспросил Кейн.

– Сэр, но ведь в тот момент я находилась в карете! – вскричала она.

– Вы на самом деле считаете, что я поверил в то, что вы сидели в карете, которая загорелась?

– Загорелась?! – Она вскочила с дивана и уперла руки в бока. – Нет, черт возьми! Ее подожгли! – Запахнув пеньюар поплотнее и ломая руки, она провозгласила: – Умоляю, простите меня за то, что я не владею собой. – Тут она вернулась на место и закрыла глаза. – Мне все равно, верит он или нет. Я просто не в силах больше говорить об этом. У меня нет сил. Кейн, вам придется подождать с расспросами до утра.

Кейн сдался. Видимо, девушке и впрямь досталось. У него язык не поворачивался продолжать эту бессмысленную перепалку.

Кейн уселся на диван рядом с ней. Все еще хмурясь, он привлек ее к себе.

– Я настоятельно прошу вас не забывать, что мне не нравится, когда меня поджигают, – прохныкала она, уткнувшись ему в бок.

– Это судьба, – улыбаясь, прошептала Кристина мужу. – По-моему, нам лучше их сейчас оставить. Джейд, твоя спальня – первая справа от лестничной площадки. Кейн, твоя дверь следующая. – И она заставила подняться все еще не решавшегося уйти супруга.

– Душа моя, – возразил Лайон. – Я хотел бы знать, что все-таки случилось.

– Успеешь удовлетворить свое любопытство завтра, – пообещала Кристина. – Да и Дакота скоро поднимет нас. Тебе не мешало бы отдохнуть.

– Кто такой Дакота? – Джейд с улыбкой смотрела на то, сколько нежности проявляла друг к другу счастливая пара. В глазах у них сияла такая любовь… Она внезапно ощутила жгучую зависть, но постаралась подавить это чувство.

– Дакота – наш сын, – пояснил Лайон. – Ему почти шесть месяцев. Утром вы непременно познакомитесь с маленьким забиякой.

С этими словами он аккуратно прикрыл за собой дверь, и Джейд тут же попыталась отстраниться от Кейна.

– Джейд, я совсем не хотел вас высмеивать, – прошептал он. – Я просто хотел разобраться. Вы не можете не согласиться, что эта ночь оказалась довольно… нелегкой. А у меня к тому же такое чувство, будто я бегаю по кругу. Не так-то часто ко мне приходят леди и с милой улыбкой просят их убить.

– А я была милой? – Улыбаясь, она подняла на него глаза.

Он медленно кивнул. Ее губы были так близко и так влекли к себе! Не успел он сообразить, что делает, как уже наклонился и коснулся ее губ нежным, легким поцелуем.

Все произошло так быстро, что она не успела даже возразить.

– По-моему, неплохо, – шепнул он, и Джейд не смогла удержаться от ответной улыбки. Кейн снова прижал ее к себе, чтобы избежать искушения поцеловать еще раз, и добавил: – Вам пришлось пройти сквозь ад, не так ли? Отложим разговоры до утра. Когда же вы как следует отдохнете, займемся вашими несчастьями.

– Очень мило с вашей стороны, – ответила она с искренним облегчением. – Ну а теперь будьте любезны объяснить мне, почему вы притворились Язычником? Таким способом вы якобы надеялись выманить его, но почему…

– Старался уязвить его гордость, – пояснил он. – И разозлить настолько, чтобы он сам явился ко мне. Ведь если бы кто-то посмел выдавать себя за меня, я бы… Ох, черт, – пробормотал он, – как глупо. – Он поймал себя на том, что неосознанно перебирает мягкие локоны Джейд. – Просто остальные уловки не сработали. Даже награда за его голову.

– Вы хотели познакомиться с ним?

– Я хотел убить его.

По тому, как она замерла, он счел, что напугал ее.

– А если бы он прислал вместо себя кого-то другого, чтобы поддразнить вас, вы бы убили и этого человека тоже?

– Убил бы.

– Вы что же, профессиональный убийца? И таким способом прокладываете себе дорогу в жизни?

– Нет, я не убиваю ради собственной выгоды. – Он понял, что ее глаза наполнились слезами, хотя она смотрела на огонь.

– Но ведь вам уже приходилось убивать?

– Да, когда не оставалось иного выхода.

– А вот я никогда не убивала.

– Мне бы и в голову про вас такое не пришло, – мягко улыбнулся он.

– И вам действительно так уж необходимо убить пирата?

– Да, – грубо отрезал он в надежде, что она прекратит расспросы. – И я готов перебить всех его приспешников, если иначе до него не добраться.

– Ах, Кейн, как бы я хотела, чтобы вы никого не убивали! – воскликнула Джейд, чуть не плача.

Кейн откинулся на спинку дивана и, прикрыв глаза, вымолвил:

– Вы нежная леди, Джейд. Этого вам просто не понять.

– Так объясните же мне, – настаивала она. – Язычник совершил столько чудесных поступков. Вы согрешите, если…

– Чудесных поступков? – перебил Кейн.

– Наверняка вам известно, что этот пират делится добычей с бедняками, – заявила она. – Да, и на нашей церкви отстроили новую колокольню от его щедрот.

– Щедрот? – Кейн тряхнул головой. Игра словами! – Этот малый не кто иной, как обычный воришка. Он грабит богатых…

– Он грабит богатых оттого, что у них и так всего вдоволь, и они не обнищают, если потрясти их мошну. А у бедных попросту нечего взять.

– Похоже, вы неплохо о нем осведомлены.

– О похождениях пирата известно всем. Он кажется таким романтичным.

– Похоже, вы почитаете его истинным рыцарем!

– Может, он такой и есть, – отвечала она, уткнувшись в его грудь. – Язычник никому не причинил зла… И с вашей стороны не слишком благородно пытаться выследить его.

– Если вы так уверены, что он никого не убивал, так зачем же отправились его искать? Помните, вы хотели, чтобы он убил вас?

– Помню, – признала она. – А вы не будете смеяться, если я расскажу свой настоящий план?

– Обещаю, – произнес он, дивясь ее неожиданной откровенности.

– Я надеялась… ну, конечно, если он не захочет меня убивать… ну, может быть, тогда заберет меня на свой загадочный корабль и укроет там до тех пор, пока не вернется мой брат.

– Упаси вас Господь, если вы и вправду до такого додумались, – заметил Кейн. – Вы явно наслушались всяких небылиц. И к тому же глубоко ошибаетесь. Этот мерзкий пират уже запятнал себя убийством.

– И кого же он убил?

Кейн долго молчал, глядя на огонь в камине. А когда наконец ответил, в его голосе прозвучал ледяной гнев:

– Язычник убил моего брата, Колина.
Глава 4


– Ох, Кейн, мне так вас жаль, – прошептала она. – Наверное, вы места себе не находите от горя. Колин был старшим или младшим братом?

– Младшим.

– И давно погиб?

– Несколько месяцев назад.

– Должно быть, ваша семья сильно переживала, – еле слышно заметила она. – Ваши родители живы?

– Да, но отец никак не желал смиряться со смертью Колина. Он словно утратил смысл жизни.

– Не понимаю, – промолвила она.

– Отец всегда занимался политикой. Он был весьма известен как защитник бедноты, Джейд, и был способен горы свернуть, чтобы облегчить ее участь.

Девушка схватила его руку и прижала к груди. Вряд ли она сделала это осмысленно. Скорее всего ей просто хотелось утешить его. Но ему был приятен и сам поступок, и породивший его порыв.

– Да, – очнулся Кейн. – Отец, к примеру, мог противодействовать росту налогов.

– Но он оставил эти важнейшие дела?

– Он оставил все дела до единого, – подтвердил Кейн. – Политику, семью, друзей, клубы. Теперь он даже не читает газет. Все время сидит взаперти у себя в кабинете и думает. Я решил, что если Язычник получит по заслугам, то отец… Черт, не знаю. Но сейчас он просто конченый человек.

– А вы любите отца? И тоже сочувствуете бедным? Я уверена, что вы защитник по натуре.

– Почему?

– Потому что вы, не задумавшись, взяли меня под крыло, – ответила она. Не признаваться же ей, что читала его досье. – И видимо, готовы предложить помощь любому беззащитному, обездоленному существу. Хотя, конечно, я не была еще обездоленной, когда повстречалась с вами.

– Вы снова решили завести речь о своем серебре?

– Нет, я просто решила вам напомнить. Как бы то ни было, вы любите своего отца, правда?

– Как всякий нормальный человек.

– Однако ваш отец предпочел удалиться от мира, тогда как вы сгораете жаждой мщения. То есть вы среагировали совершенно противоположным образом. Конечно, отцы не должны терять сыновей, Кейн.

– Не должны, – согласился Кейн. – Они обычно умирают первыми.

– Прожив долгую, счастливую жизнь, разумеется, – добавила она.

– Конечно. – В ее голосе было столько сочувствия, что он не решился с ней спорить.

– И вы абсолютно уверены, что вашего брата убил именно Язычник?

– Уверен, мне предоставили доказательства.

– Как?

– Что – как?

– Как именно Язычник убил Колина?

– Во имя Господа, Джейд, – пробормотал он. – Мне не хотелось бы это обсуждать. Я и так рассказал вам слишком много.

– Простите, если я вас расстроила, – ответила Джейд. Она отстранилась, чтобы заглянуть ему в глаза.

– Колин погиб на море. – Кейну стало стыдно за свою резкость.

– Но кто-то достаточно сердобольный доставил его тело домой, чтобы предать земле?

– Нет.

– Нет? Но как же вы тогда можете судить, что он действительно мертв? А если его вынесло течением на необитаемый остров, или…

– Я получил доказательства.

– Доказательства? И кто же их прислал?

– Военный департамент. – Ему была непонятна настойчивость, с которой она допытывалась. – Ну, теперь наконец вы прекратите свои расспросы?

– Да, конечно, – прошептала она. – Пожалуйста, примите мои извинения за то, что позволила себе вмешиваться в ваши личные дела.

Она широко зевнула и тут же попросила прощения за столь недостойное леди поведение.

– Кейн, нам нельзя здесь надолго оставаться, дабы не навлечь опасность на ваших друзей.

– Согласен, – отвечал он. – Мы просто переночуем сегодня.

Глядя в камин, он задумался над тем, что же им теперь делать. Джейд заснула, притулившись к нему. Хотя ему нестерпимо хотелось спать, держать в объятиях эту женщину было так приятно, что он боялся двинуться с места.

Он поцеловал этот милый упрямый лоб, а потом не удержался и поцеловал еще раз.

Только когда угли в камине прогорели и в комнате стало прохладно, он поднялся.

Джейд тотчас очнулась и вскочила, но спросонок двинулась было не в ту сторону. Если бы он не перехватил ее, девушка бы прямиком угодила в камин. Кейн попытался было поднять ее на руки, но она оттолкнула его. Смиренно вздохнув, он обнял ее за плечи и повел вверх по лестнице. Он изо всех сил старался не обращать внимания на то, как она очаровательна. Ее волосы почти высохли и вновь завились в крупные локоны. К тому же Кейну пришлось заставить себя позабыть и про то, что на ней только ночная сорочка и тонкий пеньюар.

Он распахнул перед ней дверь спальни и собрался отправиться к себе.

– Кейн! – окликнула его она сонным шепотом. – Ты ведь не бросишь меня, правда?

Он резко повернулся к ней. Вопрос был чересчур откровенным, но то, что он прочел в ее глазах, мигом усмирило его гнев.

– Нет, я тебя не брошу.

Она кивнула, хотела было сказать что-то еще, но вдруг передумала и захлопнула за собой дверь.

Кристина для него приготовила смежную спальню. Одеяло на просторной постели было маняще откинуто, в камине вовсю трещал огонь.

Однако сон не шел к Кейну. Он битый час метался и ворочался на необъятном ложе, непрерывно проклиная свою слабость. Но несмотря на неистовые усилия, он так и не смог выбросить из головы рыжеволосую, зеленоглазую чаровницу.

Нестерпимое желание обжигало его, усиливая недовольство самим собой. Ведь ему совершенно не нравилась эта невыносимо капризная, плаксивая и вечно всем недовольная баба!

На него просто навалилась жуткая усталость, чтобы рассуждать здраво, впрочем, он не привык себе ни в чем отказывать. В последние годы так и вовсе разбаловался: даже не тратил времени на ухаживание. Женщины сами готовы были отдаться ему, и Кейн не отказывался от подобных предложений, не испытывая при этом ни малейшего смущения. Он всегда был честен со своими дамами и ни с одной из них не оставался до утра, зная, что утро слишком часто преподносит глупые претензии.

И все же он хотел Джейд. Боже, он ничего не мог с собой поделать! Вдруг маркиз услышал, как она чихнула. Его словно подбросило на кровати. Торопливо напялив бриджи, забыв застегнуться, он нашел повод войти к ней в спальню. Ночной воздух слишком прохладен, надо укрыть ее еще одним одеялом. А кроме того, позаботиться о камине.

Он был совершенно не готов к тому, что предстало перед его взором. Она уснула, не погасив свечей. Ее несравненные волосы рассыпались по спине. Сбросив с себя ночную сорочку и одеяла, она сладко сопела, лежа на животе.

Малютка леди, решительно, должна быть чрезвычайно чувственной, если так же, как и он, спит обнаженной.

Золотая богиня! Восхитительно длинные и стройные ноги, совершенная фигура!

К тому времени как мужчина оказался у кровати, он уже сгорал от желания. В глаза ему бросился шрам, тянувшийся вдоль спины. О, у него на спине точно такая же отметина. Только одно орудие могло оставить такую длинную извилистую линию – кнут из сыромятной кожи.

Кто-то посмел бить ее кнутом! Кейн был ошеломлен и растерян. Шрам был старым – судя по виду, не менее чем пятилетней давности, но этот факт только подлил масла в огонь. Значит, Джейд еще ребенком подверглась этой пытке.

Ему внезапно захотелось разбудить ее и потребовать назвать имя того мерзавца.

Она застонала во сне, видимо, страдая от мучительных кошмаров. Чихнула, а потом всхлипнула от отчаяния.

Тяжело вздохнув, он поднял со стула ночную сорочку и вновь обернулся к ангелу, имевшему глупость просить у него защиты. Смешно. Пожалуй, впервые в жизни он намеревался надеть на обнаженную женщину ночную сорочку.

Кейн уже склонился над ней, когда краем глаза уловил холодный блеск, и мгновенно среагировал. Мощным выпадом левой он блокировал удар и ответил контрударом по запястью. Кинжал отлетел в сторону и со звоном упал возле камина.

Ангел обернулся дьяволом. Джейд, вскочив на колени, уже была готова бороться. Дыхание ее участилось, глаза светились зловещим блеском.

– Никогда больше не подкрадывайся ко мне подобным образом! – гневно крикнула она. – Боже милостивый, да я едва не убила тебя!

– А ты даже в мыслях не пытайся заколоть меня кинжалом, – прорычал он, разъярившись не меньше. – Или, клянусь Господом, я сам тебя убью!

Судя по всему, она и не думала бояться. Кроме того, девушка явно позабыла, что совершенно раздета.

Зато он сладострастно взирал на яркий шелк волос, ниспадающих между полными, восхитительно округлыми грудями. Розовые соски затвердели, грудь волнующе вздымалась от гнева.

Он совершенно остолбенел и не сразу понял, что она вновь испытывает его терпение.

– Ты уже не должен убивать меня, – заявила Джейд. – Мы же покончили с этим!

– Ты что же, совершенно меня не боишься? – спросил он, не веря своим глазам.

– С чего бы это мне бояться?! – удивилась она. – Ведь вы мой защитник, сэр.

Капризный тон, которым она произнесла эти слова, оказался последней каплей, переполнившей чашу его терпения. Кейн грубо схватил ее за руки и опрокинул на тюфяк. Навалившись сверху, он коленом раздвинул ей ноги так, чтобы она не смогла брыкаться. Он уже достаточно знал Джейд и не сомневался, что, если только предоставится возможность, она тут же постарается сделать его евнухом.

– Кажется, наступил самый подходящий момент для того, чтобы ознакомить тебя с основами этики, – прорычал он.

Она громко вскрикнула, ощутив на себе мужское тело. Теперь-то до нее, вероятно, дошло, что на ней нет ночной сорочки.

– Определенно, – с хриплым стоном произнес он.

Черт побери, до чего же она податливая – просто удивительно! Ему захотелось уткнуться в ее грудь и не спеша предаться любви. И он непременно овладеет ею, но прежде заставит возбудиться, разбудит страсть; пусть умоляет утолить ее желание, а не выкрикивает в самое ухо совершенно непристойные для приличной леди слова, чем и занималась она в данный момент.

– Господи боже мой, и где ты только этого набралась? – спросил он, выслушав чрезвычайно виртуозное описание ее намерений.

– От тебя, – немедленно соврала она. – А ну слезай с меня, ты… чертово отродье!

Она была полна решимости. И в то же время в голосе ее, несомненно, слышался страх. Кейн безошибочно уловил его. Сделав над собой невероятное усилие, он отодвинулся. При этом ему пришлось до боли стиснуть зубы, на лбу выступил обильный пот, из горла вырвался низкий стон. Ее соски словно умоляли взять их в рот, целовать, ласкать…

– Кейн!

Опершись на локти, он всмотрелся в ее лицо. Джейд сгорала от противоречивых эмоций. Темные жесткие завитки на его груди привели ее в бурный восторг. Его тепло, его сила так волновали! При взгляде на вздувшиеся под гладкой кожей бицепсы у нее перехватило дыхание. Не хватало только дать ему понять, как он неотразим! Праведный гнев, без конца твердила девушка.

– Это и есть план моей защиты? – спросила она якобы с неподдельным ужасом в голосе.

– Нет, отнюдь, – хрипло ответил он.

– Похоже, тебе хочется меня поцеловать, правда?

– Да, – еле слышно признался он.

Она принялась что было сил мотать головой и остановилась, только когда он сжал в ладонях ее лицо.

– Но ведь я тебе совсем не нравлюсь, – прерывисто прошептала она, – ты сам мне сказал, помнишь? Значит, с тех пор ты передумал?

– Нет. – Он постарался раздразнить ее сильнее, осознав, что невольно улыбается при виде ее растерянности.

– Тогда почему же…

– Сам не знаю. То ли потому, что ты совершенно голая, а я успел ощутить гладкий шелк твоей кожи, то ли потому…

– Ну, тогда только раз.

– Что, Джейд? – непонимающе переспросил Кейн, глядя, как она заливается смущенным румянцем.

– Можешь меня поцеловать, – пояснила она. – Но всего один раз. После чего ты уберешься отсюда.

– Джейд? А сама-то ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал?

Она не в силах была оторвать от него взгляда, предвкушая сладость поцелуя.

– Да, – прошептала она – любопытство все-таки победило осторожность, – хочу.

В этот поцелуй Кейн вложил все свое желание. Алчущим ртом он требовательно, властно приник к ее губам, решительно ворвался языком, пытаясь разжечь в Джейд ответный огонь. Он стал целовать нежнее, только когда она наконец подчинилась и ответила. В высшей степени возбуждающие действия Кейна можно было счесть крайне неприличными, однако Джейд это совершенно не заботило. Она почувствовала, как напрягается его плоть, упиравшаяся вниз ее живота при всяком новом движении их губ. От этих толчков ее лоно затопило вязкое тепло.

Джейд могла бы целоваться с ним бесконечно. Она словно обезумела от его ласк и сама принялась побуждать его. Кейн захватил было прядь волос, чтобы не позволить ей увернуться, но напрасно: она сама приникла к нему.

Кейн вот-вот мог утратить контроль над собой. Джейд, вцепившись в его плечи, попыталась снова привлечь мужчину к себе, но он устоял перед этой безмолвной мольбой. Маркиз долго всматривался в ее лицо, ничуть не скрывая удовлетворенной улыбки.

– Ты на вкус слаще сахара и меда. – Он еще раз слегка прикоснулся к ней губами. – А еще ты пьянее бренди.

Она беспокойно заерзала под ним.

– Прекрати, – приказал он, силясь не поддаться искушению.

– Кейн!

– Да?

– Только дважды, – прошептала она.

Он понял: ему позволено поцеловать еще раз. Не в силах отказаться, он повторил эти бесконечные жадные ласки и, заглянув в ее глаза после поцелуя, остался несказанно доволен тем, что увидел. Она совершенно ошалела. Он добился своего! Разбудил в ней желание такое же неутолимое, как и его собственное.

– Остановись, Джейд, – простонал он.

– Тебе плохо? – всполошилась она.

– Очень даже хорошо. Но вряд ли сумею вовремя остановиться, если еще раз поцелую тебя, – ответил он, стараясь не замечать ее нежных поглаживаний. – Ты хочешь рискнуть? – И прежде чем она успела что-либо сказать, принялся высвобождаться, добавив: – С моей стороны, нечестно спрашивать тебя в таком состоянии.

– В каком таком состоянии? – Она постепенно приходила в себя после чувственного угара.

– Я готов хоть сейчас заняться с тобой любовью, Джейд, – вздохнув, прошептал он, – но ты должна решиться до того, как страсть замутит твой разум. – Нахмурившись, он почувствовал, что она пытается освободиться. – Если ты не перестанешь извиваться подо мной подобным образом, – рявкнул он, – то клянусь тебе, что это случится сию же секунду. Я, между прочим, не железный, милочка!

Она тотчас замерла.

И хотя ему ужасно хотелось продлить минуты наслаждения, он даже собственноручно помог ей надеть ночную сорочку. А вот подобрать с пола кинжал не позволил, несмотря на ее клятвенные заверения не применять оружие.

– Но ведь я так крепко спала, – настаивала Джейд. – А ты прокрался, словно вор. Должна же я была защищаться.

– Наверное, тебе снился кошмар, – сказал Кейн, увлекая ее в свою спальню.

– Не помню. Куда ты меня тащишь?

– Ты будешь спать со мной. Тогда перестанешь бояться кого бы то ни было.

– Кажется, это называется «пустить козла в огород»? – возмутилась она. – Нет уж, благодарю покорно, пожалуй, мне лучше остаться одной.

– Боишься, что не устоишь?

– Да, – вздохнув, сокрушенно призналась она. – Боюсь, что не совладаю с собой и кончу свои дни на каторге. В этом мире убийцам живется несладко, правда?

– Ну, если я обниму тебя, вряд ли тебе придет в голову убить меня, – со смехом заявил он.

– Не имеешь права! – отчаянно вскричала она. – Покровитель не должен испытывать вожделения к подопечной!

– А как же ты сама? – лукаво спросил он.

– Не знаю, – послышалось в ответ. – Ты кажешься мне ужасно привлекательным, Кейн, но ведь я еще ни разу не была с мужчиной и потому не знаю, так ли уж хочу этого. И по-моему, это слишком умопомрачительное развлечение. Напрасно вы так поступили, сэр. Завтра утром я постараюсь найти себе другого опекуна.

С этими словами она попыталась его оттолкнуть, но не успела сделать и шагу, как он тотчас поймал ее, молниеносным движением перекинул через плечо и понес в соседнюю спальню.

– Как ты смеешь так обращаться со мной?! Я тебе не мешок с картошкой! Опусти меня сию же секунду, сукин сын!

– Сукин сын? Милочка, это слово не должно входить в лексикон леди!

Он бросил ее на кровать, и поскольку считал, что она непременно попытается удрать, то немало позабавился, глядя, как она вместо этого торопливо сгребла под себя все одеяла. Забившись в дальний угол кровати, Джейд откинулась на перину и отбросила роскошные рыжие волосы. Отливавший красноватым пламенем водопад на фоне белоснежной ночной сорочки смотрелся просто ослепительно. Женщина, всего минуту назад обзывавшая его сукиным сыном, снова превратилась в ангела.

Кейн вздохнул так, что потухли свечи.

– Не забывай, что я леди, – капризно произнесла она, когда он опустился на край кровати. – Но ты вывел меня из себя, Кейн, и в этом кроется причина…

– Твоего чересчур цветистого словаря? – докончил он за нее.

– Да, – ответила она. И несчастным голосом добавила: – Полагаешь, мне следует извиниться?

– Боюсь, это немыслимо, – вымолвил он, с трудом удержавшись от смеха. Повернувшись на бок, он попытался обнять девушку. Но Джейд убрала его руки, тогда он, закинув их за голову, улегся на спину, бездумно глядя во тьму и мечтая о теплоте распростертого подле него тела. Ни разу в жизни он еще не встречал такой странной женщины. Ха, она может рассмешить его до слез в одну секунду и разгневать донельзя в следующую! Он не в силах был объяснить свое состояние – он сам себя не понимал. И лишь об одной вещи мог судить с уверенностью: она наверняка его хочет. Ее поцелуи говорили сами за себя.

– Джейд?

От его хриплого голоса рука ее вздрогнула.

– Да?

– Это чертовски странно, не так ли?

– Что? – не поняла она.

– Мы делим одно ложе, но не касаемся друг друга, – он уловил в ее голосе улыбку, – и ты неплохо чувствуешь себя со мной, верно?

– Да, – согласилась она. – Кейн?

– Что?

– От занятий любовью бывает больно?

– Нет, – ответил он. – Больно бывает, когда хочешь этого, но не можешь себе позволить.

– В таком случае я вовсе не слишком хочу тебя, Кейн, поскольку совсем не страдаю. – Сие замечание было выдано преувеличенно бодрым тоном.

– Джейд?

– Что?

– Спи.

Он повернулся к ней лицом, и она замерла в ожидании нового поцелуя. Однако он не собирался ее целовать. Ужасное разочарование!

Приподнявшись на локте, Кейн уставился на нее. Джейд придала своему личику как можно более безмятежное выражение на тот случай, если он обладает кошачьим зрением и способен видеть во тьме.

– Джейд? Откуда у тебя на спине след от удара кнутом?

– От кнута. – Резко отвернувшись, она боролась с желанием прильнуть к нему.

– Ответь мне.

– Откуда ты узнал, что это шрам от удара кнутом?

– У меня на бедре точно такой же.

– Вот как? А у тебя откуда?

– Ты что, так и будешь отвечать мне вопросом на вопрос?

– Это отлично срабатывает против всяких умников.

– Расскажи, пожалуйста, – терпеливо повторил он свой вопрос.

– Это слишком лично, – заявила она. – Кейн, скоро рассвет, а у меня выдался весьма трудный день.

– Ну, ладно, – уступил он. – Поделишься личным воспоминанием завтра утром.

Прежде чем она успела отшатнуться, он обнял ее за талию и привлек к себе, уткнувшись подбородком в макушку. Там, где сходились его мускулистые бедра, весьма уютно поместились ее ягодицы.

– Так тебе тепло? – заботливо спросил он.

– Да, – ответила она. – А тебе?

– О да!

– Ты будешь вести себя хорошо, правда? – поддразнила она.

– Вероятно, – откликнулся он. – Я никогда не сделаю тебе ничего такого, чего бы ты не захотела сама.

– А что, если тебе покажется, что я чего-то хочу… а на самом деле это совсем не так…

– Пока я не получу твоего согласия от всей души, и я пальцем тебя не трону. Обещаю.

Какое чудесное обещание, самое чудесное в жизни! В его голосе слышалась такая искренность, и он, конечно же, говорил от чистого сердца.

– Кейн! Знаешь, ты – настоящий джентльмен, причем один из достойнейших!

Он уже задремал, согревая ее в своих объятиях. Джейд решила последовать его примеру, повернувшись и обняв его.
Кейн неожиданно проснулся от жуткого крика Джейд. Она пробормотала во сне что-то неразборчивое и опять испуганно вскрикнула. Он встряхнул ее, пытаясь разбудить, отбросил волосы с лица и обнаружил влагу на щеках.

– Милая, тебе приснился страшный сон. А теперь все хорошо, – приговаривал он. – Со мной ты в безопасности. – Он гладил ее по плечам и спине, пока она не перестала вздрагивать. – Что тебе снилось?

– Акулы. – Ее шепот прерывался от ужаса.

– Акулы. – Он решил, что ослышался.

– Я просто изнемогаю, – прошептала она, зарывшись в него лицом. – Даже не помню, что приснилось. Обними меня, Кейн. Я хочу спать, – сказала она дрожащим голосом.

Ясно было, что девушка лжет: она помнила свой кошмар до мельчайших подробностей. Однако он не собирался вынуждать ее рассказывать ему правду.

Он чмокнул ее в макушку, потом привлек к себе.

Джейд дождалась, пока он заснет, осторожно выскользнула из его рук и отодвинулась на край кровати. Сердце ее все еще билось учащенно. А что, если сон лишь повторяет реальные события? И разве когда-нибудь можно позабыть о том ужасе наяву?

Боже, спаси и сохрани, разве сможет она когда-нибудь добровольно забраться в воду?

Она едва не разрыдалась в голос. Ей стоило больших усилий не кинуться обратно в его объятия. Кейн так легко внушает к себе доверие. На него вполне можно положиться. Но он может и разбить ее сердце.

Боже, что с ней? Она всем сердцем готова была ему поверить.

Ах, ну почему же его собственный брат считает иначе?!
Глава 5


Кейн проснулся, неистово желая Джейд. Ее ночная сорочка задралась до пояса. Она уютно устроилась у него под боком, закинув свою прелестную ножку. Как раз у нее под коленкой сейчас билось его мужское естество, стремясь на волю. В отличие от нее он предпочел нынче спать в бриджах, однако ткань – слишком ненадежная преграда, и близость восхитительного тела пьянила Кейна, разжигая в нем пламя страсти.

Голова девушки покоилась у него на груди. Губы полуоткрылись, дыхание было легким, ровным. Он любовался длинными черными, как ночь, ресницами и россыпью мелких веснушек на переносице. Воплощенная женственность! Кейн любовался ею до тех пор, пока у него не заломило челюсти, ибо от неистового желания он крепко стиснул зубы.

Мужчина решил отодвинуться от греха подальше, но оказалось, что это не так-то просто, ибо все это время она держала его за руку.

Ему пришлось дождаться, пока она ослабит хватку. Надо же, совсем недавно обозвала его сукиным сыном, а вот теперь цепляется за него! Без сомнения, Джейд вновь примется за свои колкости, как только проснется. Во время сна она не в силах была скрыть свою беззащитность, и от этого у Кейна потеплело на душе.

Он опять почувствовал неудержимое влечение и в тот же миг, не сводя взора со своего ангела, поклялся, что отныне даже волос не упадет с ее головы. Он станет защищать ее, не щадя собственной жизни.

Теперь, когда он должен опекать ее… или он уже хочет, чтобы она оставалась с ним намного, намного дольше… Всего через две недели вернется Натан и сам позаботится о безопасности сестры. Только вот сможет ли Кейн расстаться с ней?

Он и сам не знал толком, но при одной мысли о Джейд сердце у него бешено колотилось и захватывало дух.

В этом он готов был себе признаться, не уязвляя собственного самолюбия.

Нет, он положительно не был способен логически мыслить подле полуобнаженной красавицы, распростертой рядом. Да, решил он, легонько целуя ее в лоб, следует все хорошенько обдумать позже, на ясную голову.

Кейн умылся и оделся, а потом решил разбудить Джейд. Она замахнулась было на него, едва открыв глаза, но он прошептал:

– Все хорошо, Джейд. Пора вставать.

Она уселась в постели, залившись краской и почему-то стремясь натянуть одеяло до самого подбородка. Такая стеснительность после ее наготы прошедшей ночью?! Впрочем, Кейн решил не напоминать.

– Пожалуйста, прости, – осипшим голосом прошептала она. – Сказать по правде, я совершенно не приучена к тому, чтобы по утрам меня будили мужчины.

– Очень на это надеюсь.

– Это почему же ты надеешься? – обескураженно спросила она.

– Ты еще слишком сонная, чтобы спорить с таким умником, как я, – мягко заметил он.

Джейд остолбенело уставилась на него. Кейн наклонился и наградил ее крепким поцелуем – она не успела ни возмутиться, ни оттолкнуть его.

– Как ты мог?! – с непомерным удивлением вскричала девушка.

– Я очень этого хотел.

– Куда ты? – окликнула Джейд, видя, что он направляется к двери.

– Вниз, – последовал ответ. – Встретимся в столовой. Полагаю, Кристина распорядилась доставить какую-нибудь одежду для тебя в соседнюю комнату, милочка.

– Ох, боже мой… она подумает, что мы… что…

Дверь захлопнулась под ее испуганный шепот. Послышалось довольное насвистывание Кейна.

Джейд бессильно откинулась на подушки, будучи в шоке от его краткого поцелуя. И еще от мысли о том, что его друзья могут счесть ее шлюхой.

И с чего бы ей так беспокоиться? Ведь как только ее миссия завершится, она никогда в жизни больше их не увидит. Правда, Кристина захотела стать ее подругой. И Джейд не могла отделаться от ощущения, что каким-то образом предает ее.

– Просто объясню ей, что ничего такого не случилось, – пробормотала она вслух. – Кристина все поймет. Ведь именно так должна поступить настоящая подруга?

Но поскольку прежде Джейд не приходилось иметь настоящих подруг, она не могла судить, так ли это.

Она слезла с кровати и опрометью проскочила к себе. Кейн не ошибся – Кристина оставила для нее прелестное платье темно-синего цвета для верховой езды. Возле кресла стояла пара элегантных коричневых ботинок. Похоже, они придутся ей впору.

Одеваясь, Джейд не могла отделаться от мыслей о Кейне. Он, положительно, лишил ее душевного покоя. Уж эта его пресловутая красота! Чего стоят одни только ямочки на щеках! К тому же, пока он расхаживал в неприлично обтягивающих бриджах Лайона, она успела заметить рельеф мощных ног… и чресел. Черный Гарри пристукнул бы ее, узнав о том, что она столь пристально разглядывает мужское тело. Впрочем, пусть Джейд была невинна – но ведь она не слепа.

Не прошло и четверти часа, как Джейд уже управилась. Белая шелковая блузка оказалась немного тесновата, но сей недостаток удалось успешно скрыть жакетом. Ботинки также слегка жали, но на это не стоило обращать внимания.

Джейд честно попыталась соорудить прическу, но ничего не смогла поделать: от неловких попыток волосы только сильнее растрепались. Прежде этот факт ее абсолютно не волновал, но теперь она встревожилась. Ведь до окончания маскарада она должна изображать заправскую светскую леди!

Двери в столовую были распахнуты настежь. Кейн сидел во главе длинного массивного стола. Слуга разливал крепкий чай из серебряного чайника. Однако Кейн, судя по всему, был полностью поглощен чтением газеты.

Джейд не знала, здороваться с ним или нет, решив, что он ее не замечает. Впрочем, она, видимо, ошиблась, ибо стоило ей приблизиться, как он тотчас поднялся и пододвинул стул.

Еще ни разу в жизни ей не подавали стул – даже Натан. Она и сама не знала, нравится ли ей такая предупредительность.

Пока Джейд завтракала, Кейн продолжал чтение газеты. Возможно, это обычный ежедневный ритуал? Но вот он откинулся на спинку стула, сложил газету и обратился к ней.

– Итак? – Она встретилась с ним взглядом.

– Что – итак? – Он улыбнулся такой заинтересованности.

– Упоминается ли здесь об убийстве прилично одетого джентльмена? – кивнула Джейд на газету.

– Нет, ничего подобного.

– Готова спорить, они сбросили его в Темзу! – нервно воскликнула она. – Знаешь, Кейн, теперь, вспоминая прошедшую ночь, я голову даю на отсечение, что задела обо что-то ногами. А поскольку ты сказал, что в Темзе никто не способен выжить – не так ли? – то можно прийти к выводу, что я задела за этого беднягу…

– Джейд, у тебя опять разыгралось воображение, – перебил Кейн. – Здесь не просто не упоминается про твоего прилично одетого джентльмена – здесь не упоминается вообще ни об одном убийстве.

– Ну значит, его еще не нашли.

– Если он знатный джентльмен, то к этому времени кто-нибудь наверняка уже его хватился бы. Ведь прошло два дня, если я не ошибаюсь…

– Точно, прошло уже два дня, – подхватила Джейд. Она почему-то заерзала на стуле.

– Что возвращает нас к самому первому вопросу, – заключил он. – Что именно ты увидела?

– Где, по-твоему, могут быть Лайон и Кристина? – спросила она, откинувшись на спинку стула.

– Ты опять уходишь от ответа?

– Я просто не хочу повторяться, – покачала она головой. При этом мысли ее бешено метались в поисках очередной удобоваримой лжи.

– Лайон ненадолго вышел, – отвечал Кейн. – А Кристина занята Дакотой. Пожалуйста, ответь мне.

Она удивленно распахнула глаза.

– В чем дело?

– Ты только что сказал «пожалуйста», – прошептала она. Судя по голосу, Джейд с трудом верила своим ушам. – Если ты и дальше будешь так небрежен, того и гляди, мы перейдем к извинениям, которые ты мне задолжал.

Он счел за благо не интересоваться, за что же именно ему придется извиняться, опасаясь услышать полный список своих прегрешений. К тому же она наградила его столь ослепительной улыбкой, что он с трудом овладел собой.

– Они сбросили его с крыши. – Это замечание сбросило его с небес на землю, вернув к теме их беседы.

– Ты была на крыше? – переспросил он, тупо соображая, что же, во имя всего святого, она могла там делать.

– Конечно же, нет, – ответила она. – С какой стати мне лазить по крышам?

– Джейд?

– Что? – откликнулась она, изображая покорность.

– Ты не была на крыше, но видела, как «они» столкнули мужчину…

– Прилично одетого джентльмена, – отозвалась она.

– Ну ладно, – согласился он. – Ты не была на крыше, но видела, как несколько человек сбросили прилично одетого джентльмена с крыши?

– Их было трое.

– Ты уверена?

– Я до смерти перепугалась, – кивнула она, – но не настолько, чтобы разучиться считать.

– А где в этот момент была ты сама?

– Внизу.

– Надо думать, – пробормотал он. – Раз тебя не было на крыше…

– Я могла оказаться в соседнем доме, или проезжать мимо верхом на одном из прекрасных рысаков Натана, или…

– Перестань ходить вокруг да около, – потребовал он. – Скажи только, где ты была и что видела.

– Но то, что я слышала, тоже имеет значение, Кейн.

– Ты что, издеваешься надо мной?!

– Я как раз направлялась в церковь, когда услышала невообразимый шум, – бросив уничтожающий взгляд, отчеканила она. – Они втащили беднягу на крышу дома викария. Оттуда, где я стояла, было видно, что джентльмен пытается вырваться, он боролся и призывал на помощь. Вот и все, что мне известно, Кейн. И я вовсе ничего не выдумала.

– И? – не выдержал он.

– Они перекинули его через карниз. Он упал в каком-то жалком футе от меня, сэр, и это чудо, что вам теперь вообще есть кого опекать.

– Где находится церковь?

– В приходе Натана.

– И где же этот приход?

– В трех часах пути отсюда к северу, – ответила она.

– Я не помешаю? – раздался с порога голос Кристины.

Джейд с милой улыбкой обернулась к хозяйке.

– Конечно, нет, – пропела она. – Благодарю за чудесный завтрак и за это миленькое платье. Постараюсь быть поаккуратнее, – добавила она.

За спиной Кристины возник Лайон и, ничуть не стесняясь, поцеловал ее в макушку.

– Соскучилась? – спросил он.

– Конечно, – ответила Кристина. Тепло улыбнувшись мужу, она вновь обратилась к Джейд: – Я заглянула к тебе в комнату…

– Ничего не произошло, – выпалила Джейд. – Это он во всем виноват. Я попыталась отбиваться кинжалом, он, конечно же, отобрал его. – И она махнула рукой в сторону Кейна. – А потом не на шутку разъярился и уволок меня к себе. О боже, я совсем запуталась! Пожалуйста, скажи хоть ты им, – обратилась она к Кейну. – Моя новая подруга вот-вот подумает, что я…

Она мгновенно замолкла, увидев неподдельное изумление на лице Кейна. Он и не думал прийти ей на помощь, видимо, решив, что Джейд повредилась в уме.

Она готова была сквозь землю провалиться от смущения.

– Я заглянула к тебе в комнату, чтобы забрать кинжал, – пояснила Кристина. – Ты что же, и вправду надеялась поранить его этой тупой железякой?

– Ну, я сначала хотела ударить его, – пустилась в объяснения Джейд. – Он разбудил меня, пытаясь надеть ночную сорочку…

– Правда? – Лайон ехидно улыбнулся.

– Не вмешивайся, Лайон, – потребовал Кейн.

– Ну а как только я поняла, кто меня потревожил, нужда обороняться отпала. Он просто застал меня врасплох.

Лайона просто распирало от любопытства. Кейну пришлось буквально пригвоздить его к месту грозным взглядом.

– Ты что-нибудь разузнал? – спросил Кейн у друга.

Лайон молча кивнул. Перешагнув порог столовой, он сказал:

– Кристина! Не могла бы ты проводить Джейд в гостиную?

– Пусть останется там, где захочет, – ответила Кристина. – Я обещала привести в порядок ее кинжал. Джейд, я не нашла его под подушкой. Именно это я и пыталась тебе сказать.

– Да ведь он отобрал его, – промолвила Джейд. – Кажется, он положил оружие на каминную полку.

– Ладно, присмотри пока за Дакотой. Он в гостиной, играет на одеяле на полу, а я приду туда через пару минут.

Джейд торопливо направилась следом за Кристиной. Уже на пороге гостиной ее ушей достигли громовые раскаты мужского хохота. Видимо, Кейн уже поделился с другом своими мыслями по поводу ее непроходимой глупости.

Она была весьма довольна собой. Не так-то просто нагромоздить одну ложь на другую и сохранить при этом хотя бы видимость логики! Она успешно справилась с задачей. Ей и в голову не приходило, что она столь талантлива. Правда, нельзя не признать, что по крайней мере один раз она была вполне искренна. Джейд упрямо расправила плечи. Притворялась она или нет, но манера так вот бессвязно болтать с Кейном явно выводила его из себя.

Она вошла в гостиную и прикрыла за собой дверь. В глаза ей бросилось цветастое одеяло, расстеленное прямо перед диваном, но Кристининого сына нигде не было видно.

Джейд совсем было решилась поднять тревогу, как вдруг заметила маленькую ножку, выглядывавшую из-за дивана. Она бросилась туда, встала на четвереньки и для начала решила разыскать всего малыша целиком. Пришлось принять весьма малоизящную позу.

На Джейд в упор глядели глаза невероятного синего оттенка – она видела такой впервые в жизни. Дакота. Наверное, испугался ее внезапного появления, ведь он так широко распахнул глаза. Правда, не заплакал. Впрочем, он долго и внимательно разглядывал ее, а потом наградил широчайшей беззубой улыбкой.

О-о, это самый забавный малыш на свете! Судя по всему, он был полон решимости проложить себе путь, разжевав мешавшую ему диванную ножку.

– Вряд ли это доведет тебя до добра, малыш! – воскликнула Джейд. – Перестань, Дакота, – велела она, видя, что младенец продолжает мусолить диван, не обращая на нее никакого внимания. – Мама придет в ужас, если ты съешь всю мебель в доме. Пожалуйста, вылезай.

Очевидно, что Джейд не имела ни малейшего понятия об обращении с младенцами, как, впрочем, и не подозревала о наличии зрителей.

Друзья – Кейн и Лайон, – прислонившись к косяку двери, наблюдали за милой парочкой и с трудом удерживались от смеха.

– Дакота, ты решил быть непослушным, да? – спросила Джейд.

– Держу пари, она в этом деле новичок, – прошептал Лайон, когда Джейд кое-как отодвинула диван в сторону.

Она тут же плюхнулась на детское одеяльце, и малыш, радостно гукая, пополз к ней. Джейд не имела ни малейшего представления, каким образом поднимать младенцев с пола. Кажется, кто-то говорил, что новорожденные не могут сами держать головку, так как шейка у них слабая и окрепнет не раньше года. Однако Дакота, судя по всему, оказался намного сильнее и с успехом не только поднимал головку – он, приподнявшись, полз на четвереньках.

При этом он испускал самые восторженные вопли. О, это был очень счастливый малыш! Джейд не могла устоять перед искушением потискать его. Робко погладила по лысой макушке, а потом подхватила с полу и поместила к себе на колени.

Ей так хотелось прижать его к груди!

Однако у малыша были совсем иные намерения. Дакота вцепился ей в волосы, что было силы дернул и собрался ими позавтракать.

Джейд осторожно поднялась на ноги, прижимая к себе ребенка. Чудесный младенческий запах! А кроме того, очень милые ярко-синие глаза, как у матери, и темные кудрявые волосы, как у отца. Джейд гладила его по спинке и что-то тихонько ворковала.

Вдруг она заметила уставившихся на нее мужчин и тотчас зарделась.

– У вас прелестный сын, – неловко проговорила она.

Лайон поспешил забрать Дакоту, а Кейн с каким-то странным выражением на лице все еще стоял на пороге. Несомненно, в нем присутствовала нежность, но было и еще что-то, неуловимое и неподдающееся разгадке.

– Это первый младенец, которого я держала на руках, – призналась она Лайону.

– Следует отдать вам должное: вы не растерялись. Верно, Дакота? – обратился Лайон к малышу, заглядывая ему в глаза. Дакота немедленно просиял.

В гостиной появилась Кристина, быстро пересекла комнату и протянула Джейд наточенный кинжал в ножнах из мягкой кожи.

– Вот теперь он достаточно острый, – сказала она. – Я сунула клинок в ножны, чтобы ты случайно не поранилась.

– Спасибо.

– Кинжал тебе больше ни к чему, – вмешался Кейн и приблизился к Джейд. – Позволь, я сохраню его, милая. Ты обязательно порежешься.

– Нет, – возразила она. – Это подарок дяди, и я никогда с ним не расстанусь.

– В любом случае нам пора уходить, – закончил он бесполезный спор. – Лайон, постарайся…

– Хорошо, – отозвался Лайон. – Как только смогу…

– Именно, – перебил Кейн.

– Они будто говорят на другом языке, правда? – заметила Кристина, обращаясь к Джейд.

– Чтобы не испугать меня, – пояснила Джейд.

– Так ты поняла, о чем они?

– Конечно, Лайон намеревается начать расследование. Кейн, по всей вероятности, дал ему кое-какие указания. И Лайон сообщит Кейну, как только разузнает что-либо.

– Ты вычислила это все из того… – начал было маркиз. Мужчины изумленно смотрели на Джейд, кивком подтвердившую догадку Кейна.

– Вы собираетесь навести справки о пропавших без вести, так?

– Да, – признался тот.

– В таком случае вам понадобится словесное описание. Хотя, конечно, нос у бедного джентльмена совершенно разбился при падении, однако я успела заметить, что он несколько староват – пожалуй, что-то около сорока. Седые волосы, густые брови и холодные карие глаза. А вот брюшко довольно жирное. Что еще раз доказывает принадлежность к высшим слоям общества.

– Это почему же? – поинтересовался Кейн.

– Да потому, что на столе у него еды больше, чем необходимо, – выпалила она. – Да и на руках его я не заметила мозолей. Нет, он наверняка не был работягой.

– Присядьте-ка на минуту, – предложил Лайон. – А как насчет остальных мужчин?

– Боюсь, из этого ничего не выйдет. Я их почти не разглядела. Не знаю даже, высокие они или низкие, толстые или худые… – Она задумчиво вздохнула. – Их было трое, вот все, что я знаю.

Она казалась подавленной. Видимо, вспомнив весь тот ужас, который ей довелось пережить. Как-никак, прирожденные леди не приспособлены наблюдать, как у них под ногами человек разбивается насмерть.

Джейд была действительно подавлена, и, когда Кейн ласково обнял ее за плечи, ощущение вины только усилилось. Ведь, по сути дела, в первый раз за всю свою жизнь она почувствовала искреннее отвращение ко лжи. Она попыталась снова припомнить мотивы своих действий, но ничто не помогало. Она водила за нос троих хороших людей.

– Надо спешить, – торопливо добавила она. – Чем дольше мы здесь торчим, тем большую опасность навлекаем на эту семью, Кейн. Да, нам надо уходить немедленно.

Не давая ему возможности возразить, она метнулась к выходу.

– Кейн? У тебя случайно нет жилья за городом? – поинтересовалась она, прекрасно зная ответ.

– Есть.

– Полагаю, нам лучше всего отправиться именно туда. Вдали от Лондона тебе будет проще охранять меня.

– Мы не поедем в Харвит, Джейд.

– Харвит?

– Так называется мое загородное имение, – ответил он. – Я доставлю тебя домой к моим родителям: их поместье рядом. Стану навещать тебя ежедневно и проверять, все ли в порядке, расставлю вокруг дома часовых… Ну, что ты так трясешь головой?

– Навещать?! Но, Кейн, тогда ты нарушишь данное мне слово! – вскричала она. – Вовсе ни к чему вмешивать в это дело твоих родителей. Ты обещал лично охранять меня и клялся всем святым, что все время будешь неотлучно находиться при мне.

– Она права, Кейн, – вмешался Лайон.

– Я полностью согласна с Джейд, – подхватила Кристина.

– Почему? – в один голос спросили Кейн и Лайон.

– Да потому, что она моя подруга, – пожала плечами Кристина.

– Спасибо тебе, Кристина, – радостно промолвила Джейд. – Я тоже обещаю впредь поддерживать тебя во всем.

– Джейд, – покачал головой Кейн в надежде все же заставить ее вернуться к первоначальной теме. – Я пекся именно о твоей безопасности, когда предлагал остановиться у родителей.

– Нет.

– Ты и правда веришь, что со мной ты в полной безопасности?

– Совершенно определенно, – подтвердила она, не обращая внимания на его недоверчивый тон.

– Милая, но я просто не в состоянии буду избегать соблазна в течение двух полных недель. Черт возьми, я только хотел быть честным!

– Кейн, – прошептала она, в мгновение ока залившись краской. – Тебе не следовало говорить такие вещи при гостях.

– Да какие они гости?! – вскричал он, еле владея собой. – Это мы у них в гостях!

– Он давно уже ругается при мне, не стесняясь, – заметила Джейд, обращаясь к Кристине. – И при этом никогда не извиняется.

– Джейд! – взревел Кейн. – Прекрати молоть чепуху!

– По-моему, не стоит кричать на нее, – посоветовала Кристина.

– Он совершенно не владеет собой, – пояснила Джейд. – Это все от распущенности.

– Я не распущенный, – буркнул Кейн намного тише. – Я просто хотел быть честным. И вовсе не собирался тебя смущать.

– Поздно, – возразила Джейд. – Ты уже успел меня смутить.

Кристина с Лаойном совершенно опешили от их перепалки. Кейн обратился к другу:

– Тебе случайно никуда не надо?

– Нет.

– Проваливай отсюда, – приказал Кейн.

– Пойдем, женушка, – после минутного замешательства предложил Лайон. – Кейн, прежде чем ты уйдешь, не забудь мне кое-что объяснить, если хочешь…

– Позже, – отрезал Кейн.

Кристина последовала за мужем. Она задержалась, чтобы ободрить Джейд:

– Не ссорьтесь. Ваша судьба уже бесповоротно решена.

Джейд пропустила это замечание мимо ушей и машинально кивнула. Затем захлопнула дверь и, уперев руки в бока, резко развернулась, чтобы продолжить спор:

– Это же просто смешно – беспокоиться о том, что ты станешь распускать руки. Ты не прикоснешься ко мне, пока я сама не позволю. Я верю тебе, – добавила она, убежденно кивая и прижимая руки к груди. – Верю всем сердцем, – театрально закончила Джейд свое выступление.

– Не верь.

– Слишком поздно, Кейн. – От его резкости она на мгновение смешалась, но быстро спохватилась. – Я уже поверила. Ты спасешь меня и не сделаешь ничего без моей на то воли. Обычное соглашение, сэр. И нечего мутить воду необоснованными страхами.

Внезапно их внимание привлекла суета в передней. Кейн узнал вошедшего по голосу.

– Перри, – кивнул он. – Один из моих слуг. Оставайся пока здесь, а я узнаю, в чем дело.

Конечно же, она не подумала подчиниться и пошла следом.

По мрачному лицу Лайона она поняла, что стряслось что-то страшное, но мигом переключила все свое внимание на слугу. Карие глаза юноши были широко распахнуты, темные вьющиеся волосы прямо-таки стояли дыбом. Запыхавшийся, взъерошенный, он нервно размахивал шляпой.

– Все пропало, милорд, – выпалил он. – Мерлин велел вам передать, что квартал чудом не выгорел дотла. Огонь дошел аж до особняка эрла из Хазелета – мы видели дым, но наружные стены вроде бы целы.

– Перри, что такое ты…

– Кейн, сгорел твой особняк, – вмешался Лайон. – Перри, ведь ты именно это хотел нам сообщить?

– Ума не приложу, милорд, откуда загорелось, ведь в доме ни свечей забытых не оставалось, ни углей в каминах. Господь свидетель, слуги не виноваты.

– Никто вас и не винит, – произнес Кейн. Его нарочито спокойный голос выдавал еле сдерживаемый гнев. – С какой стати ты это взял? Мало ли что могло случиться.

– Это не случайно.

Все находившиеся в передней обернулись к Джейд. Стиснув руки, она потупила взгляд. Вид у нее при этом был до того несчастный, что у Кейна даже пропало желание гневаться.

– Ничего страшного, Джейд, – принялся утешать он. – Я с легкостью все восстановлю. – И тотчас спросил Перри: – Никто не пострадал?

Пока Перри бормотал что-то про то, как все слуги успели вовремя выскочить, Лайон не спускал глаз с девушки.

Кейн на какое-то время отвлекся и начал было давать приказания Перри, но Лайон перебил его:

– Послушай, я управлюсь с полицией и слугами сам. Ты прежде всего должен вывезти из Лондона Джейд.

– Да, – согласился маркиз. – Зачем лишний раз пугать Джейд? Впрочем, пожар, вероятно, каким-то образом связан с ее преследователями.

– Перри, ступай на кухню и выпей чего-нибудь, – велел Лайон. – На полке всегда есть эль и бренди.

Слуга охотно принял это предложение.

А Лайон с Кейном во все глаза глядели на Джейд. Она, не вымолвив ни слова, нервически сжала руки.

– Джейд? Почему ты так уверена, что это не случайность?

– Потому что этот пожар не первый, – с трудом вздохнув, выдавила она. – Уже третий, Кейн. Похоже, им нравится баловаться с огнем.

Она соизволила поднять взор. В ее глазах стояли слезы.

– Они не отступятся, пока не застанут тебя… и меня, – торопливо добавила она, – врасплох.

– Вы хотите сказать, что они намерены были убить вас в… – протянул Лайон.

– Теперь они хотят убить не только меня, – прошептала она. – Теперь они хотят убить и его тоже.
Глава 6


– Они как-то умудрились разнюхать, кто ты такой на самом деле, – шептала она, размазывая слезы по щекам. – Явившись в таверну, я думала, что ты и есть Язычник, а вот они знали правду. Иначе с чего бы им поджигать твой особняк?

– Монах ни за что бы им не сказал, – возразил Кейн, обнимая ее за плечи. – Не представляю, как еще они смогли бы… впрочем, не важно. Джейд, хватит недомолвок, – приказал он.

– Я рассказала все, что ты хотел знать, – ответила она.

Следом за парочкой в гостиную вошел Лайон. Он закрыл за собой дверь и уселся напротив. Кейн мягко заставил Джейд выпрямиться.

– Мне казалось, мы убежали от них прошлой ночью, – сообщила Джейд. – Возможно, если вы прикажете Перри делать вид, что он все еще ищет нас, то преследователи не узнают, что мы здесь.

Лайон счел ее план превосходным. Он немедленно согласился и отправился на поиски слуги.

– Мне нельзя оставаться с тобой, – промолвила Джейд, как только он вышел. – Они убьют тебя, чтобы добраться до меня. Я пыталась оставаться равнодушной к вам, сэр, но потерпела полный крах. Я не перенесу, если ты пострадаешь. – За сим она попыталась было удалиться, но Кейн обнял ее еще крепче.

– Я тоже пытался смирять свои чувства, – прошептал он и, поцеловав в макушку, продолжил: – Но тоже потерпел фиаско. Похоже, мы оба увязли по уши, милая.

Они долгое время молча смотрели друг на друга.

– Разве это не странно, Кейн, – шепнула наконец Джейд.

– Что именно? – также шепотом отвечал он.

– У тебя только что сгорел особняк, нам обоим грозит смертельная опасность, но все, чего я сейчас хочу, – это твой поцелуй. Разве не странно?

– Нет. – Он покачал головой и коснулся ее лица. – Я тоже хочу тебя поцеловать.

Глаза ее испуганно распахнулись.

– Но подумай, это же…

– Предосудительно?

– Да, – шепнула она прямо в его губы. – Предосудительно.

Он без лишних слов припал к ней, а она послушно обняла его за шею.

Кейн собирался лишь ощутить вкус ее губ, но поцелуй затянулся. Маркиз становился все требовательнее, все нетерпеливее.

Он был не в состоянии оторваться от нее.

– Во имя всего… Кейн, сейчас не время…

Переступив порог гостиной, Лайон направился к своему креслу. Джейд, не колеблясь ни минуты, молниеносно отпрянула от Кейна.

Ее личико изрядно раскраснелось, заметив, что Лайон улыбается, она потупила взор. Только тут она обнаружила, что прижимает к груди руку Кейна, и торопливо отбросила ее прочь.

– Вы совершенно забылись, сэр, – провозгласила она.

Маркиз, в свою очередь, решил не напоминать Джейд о ее пагубной инициативе.

– Полагаю, сейчас самое время послушать объяснения, – заявил Лайон. – Джейд, – спросил он намного мягче, поскольку заметил, какое смятение испытывает она при громовых раскатах его баса. Боже, какая же она робкая! – Почему бы вам не рассказать о первых двух пожарах?

– Я попытаюсь. – Она все еще не решалась поднять глаза. – Однако меня бросает в дрожь при одном только воспоминании.

– Джейд, прежде чем вы поведаете о пожарах, не стоит ли сделать небольшое вступление о вашем прошлом? – поинтересовался Лайон.

– Мой отец был графом Уэйкерфилдсом. Теперь этот титул носит Натан, мой брат, – конечно, вместе со множеством других. Отец скончался, когда мне минуло восемь. Помню, он собрался в Лондон кого-то повидать. Я играла в саду, когда он пришел попрощаться.

– Если ты была совсем крошкой, как тебе удалось это запомнить? – уточнил Кейн.

– Папа был очень подавлен. Я испугалась, наверное, оттого и запомнила все до мелочей. Он метался взад-вперед по тропинке, заложив руки за спину, и твердил, что, если с ним что-то случится, нам с Натаном надо отправляться к Гарри, его другу. Ему так хотелось убедиться, что я внимательно выслушала его, что он схватил меня за плечи и легонько встряхнул. Меня же куда больше интересовали какие-то игрушки, которые я бы хотела от него получить по приезде. – Ее трепетный голосок был едва слышен. – Я была такой маленькой…

– Ты и теперь еще не выросла, – перебил Кейн.

– А я так не думаю, – призналась она и, выпрямившись, продолжила: – Моя матушка умерла, когда я была еще младенцем, ее я совсем не запомнила.

– Что случилось с твоим отцом? – прервал ее Кейн.

– Карета перевернулась, и он погиб.

– Стало быть, у него было предчувствие? – подхватил Лайон.

– Нет, у него был враг.

– И теперь враг вашего отца преследует и вас, и в этом причина ваших слез? – спросил Лайон.

– Нет, нет, – выпалила она, мотая головой. – Я видела, как убили человека. И убийцы успели меня разглядеть. А об отце я стала рассказывать только потому, что вы предложили начать с моего… прошлого. Да, Лайон, именно так вы и сказали.

– Извините, – сказал Лайон. – Я вовсе не собирался делать далеко идущие выводы.

– Что случилось после того, как умер твой отец? – с чувством превосходства над Лайоном спросил Кейн. Его лучший друг явно смущен и растерян. Весьма приятно обнаружить, что он не один носится с Джейд. Чертовски приятно!

– После похорон приехал Гарри, а осенью он отослал Натана в школу, поскольку отец хотел дать Натану образование. А я осталась с дядей. На самом деле он не просто дядя, он мне как отец. В общем, он увез меня к себе на остров, где всегда царят мир и покой. Видите ли, дядя Гарри никогда не был женат, и я ему теперь как родная дочь. Он был очень добр ко мне, но я все равно скучала по Натану. За все эти годы мой брат сумел навестить нас всего однажды.

– А потом? – мягко настаивал Кейн, увидев, что взор ее замутился.

– Я вернулась в Англию и, конечно, смогла повидаться с Натаном. А кроме того, мне хотелось еще раз взглянуть на отцовский дом. Натан многое в нем поменял. Он встретил меня в Лондоне. Мы отправились прямиком к нему в поместье и провели чудесную неделю воспоминаний, а потом его отозвали по важному личному делу.

– Неизвестно, что за дело? – вступил Кейн.

– К Натану прибыл посыльный с письмом. Прочитав его, брат ужасно расстроился, собрался в Лондон и обещал вернуться через две недели. Сказал, что его близкому другу грозит опасность. Натан очень достойный человек и никогда не оставит друга в беде, да и я не попрошу его об этом.

– Итак, вы остались одна? – спросил Лайон.

– Ох, господи, конечно, нет. У Натана в поместье полно слуг. Леди Бриарс… близкий друг семьи… ну, она нанимала всех слуг и даже помогала Натану составлять план переустройства дома. Видите ли, она хотела сама нас воспитывать, и даже обратилась ко двору с ходатайством назначить ее опекуншей. Только из-за Гарри она потеряла нас из виду. Потом мне надо будет обязательно нанести ей визит. Конечно, сейчас об этом и речи быть не может. Они спалят ее дом дотла, если им станет…

– Джейд, ты отвлекаешься, – перебил Кейн.

– Неужели?

Он кивнул.

– Извини. Так о чем шла речь?

– Натан отправился в Лондон, – напомнил Лайон.

– Да, – продолжила она. – И я поняла, что совершила ужасную глупость. У себя на острове я могла гулять когда и где угодно и никогда не беспокоилась о провожатых. Я просто позабыла, что в Англии все по-другому. К примеру, здесь приходится держать двери на запоре. Так или иначе, я очень торопилась и не заметила, как каблук зацепился за бахрому на ковре. Я довольно сильно расшиблась о перила.

Она замолкла, ожидая изъявлений сочувствия. Но мужчины лишь выжидательно смотрели на нее, и, послав им взгляд, полный немого упрека, она вернулась к своему повествованию.

– Голова все еще раскалывалась от боли, когда я, на свой страх и риск, отправилась на краткую прогулку. И позабыла о всех болях и обидах, уж очень славный выдался денек. Позабыла также и о времени. Больше всего мне хотелось обследовать прелестную церквушку, которую я заметила еще издали, но тут до меня донесся шум драки. Тогда-то я и увидела, как беднягу скинули с крыши. – Она драматически вздохнула. – Я закричала и бросилась бежать. Но вскоре заблудилась и опомнилась, только оказавшись на могиле своих родителей. И тут я опять увидела их.

– Тех же самых людей? – уточнил Лайон. Он весь подался вперед в нетерпении.

– Да, тех же самых, – подтвердила Джейд. – Видимо, они решили, что не стоит тратить силы, гоняясь за мной, да к тому же были чрезвычайно заняты.

– Чем же? – немедленно вмешался Кейн.

Джейд ответила не сразу, и сердце его заныло от мрачного предчувствия. Теперь она простерла к нему руки. Кейн сомневался, сознает ли она, что делает в этот момент.

– Раскопками, – наконец промолвила она.

– Раскопками могилы? – не веря своим ушам, переспросил Лайон.

– Да.

Кейн не выказал никакого недоумения. А вот Лайон явно ей не поверил. Пожалуй, глупо было надеяться, что оба мужчины с легкостью примут за чистую монету все, что она тут нагородила. Однако, вздумай она сейчас излагать им полную правду, получилась бы целая эпопея.

– Правда, правда, – заверила она Лайона. – Звучит невероятно, но ведь я видела это своими глазами.

– Ладно, – заметил Кейн. – Что дальше?

– Я опять закричала. О, я понимала, что должна вести себя как можно тише, но так испугалась, что утратила ясность мысли. Все трое обернулись в мою сторону. А тот, что был одет лучше других, выхватил пистолет, и я остолбенела, пока не раздался выстрел, а затем помчалась с быстротой молнии. Хадсон, дворецкий Натана, в тот час работал в библиотеке. Я попыталась рассказать ему обо всем, но, пока он приводил меня в чувство, стало совсем темно, чтобы приниматься за поиски. Мы решили подождать до утра.

– Вы поставили в известность полицию?

– Вот тут я была немного сконфужена, – призналась она, отрицательно покачав головой. – На следующее утро Хадсон с несколькими дюжими слугами отправился за телом бедняги, которого сбросили с крыши. Хадсон запретил мне выходить: я все еще была в расстроенных чувствах.
Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/dzhuliya-garvud/angel-hranitel/?lfrom=390579938) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
notes


Сноски
1


Кейн – Caine (англ.) – Каин. – Здесь и далее примеч. пер.