Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Модернизация региональной системы управления (На примере Нижегородской и Калужской областей)

Модернизация региональной системы управления (На примере Нижегородской и Калужской областей)
Модернизация региональной системы управления (На примере Нижегородской и Калужской областей) Николай Петрович Распопов Журнал «Россия и современный мир»Россия и современный мир № 3 / 2012 Сравнение Калужской и Нижегородской областей показывает, что технологическим инструментом государственной политики по отношению к регионам является кластеризация. В известной степени она представляет собой возврат к отраслевому подходу, но уже на новом этапе развития. В рамках кластерной модели управления для большинства регионов России стоит задача остаться в рамках того или иного кластера, что гарантирует государственную поддержку. Николай Распопов Модернизация региональной системы управления (На примере Нижегородской и Калужской областей) МОДЕРНИЗАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ (На примере Нижегородской и Калужской областей)[1 - В работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения гранта НИУ–ВШЭ № 08-04-0032.]     Н.П. Распопов Распопов Николай Петрович – доцент кафедры государственного и муниципального управления НИУ–ВШЭ – Нижний Новгород Задача ускорения роста ВВП требует перехода от политики выравнивания социально-экономического развития территорий к политике «поляризованного развития» – к определению и поддержке регионов – «локомотивов роста». Через такой ускоренный рост прошли практически все страны, пережившие социальный и экономический подъем. Концентрация усилий в рамках отдельных регионов позволяет получить эффект масштаба и эффект агломерации, которые создают в «полюсах роста» («локомотивах») силы саморазвития. Со временем правильный выбор таких полюсов обеспечивает подъем окружающих регионов. Принцип поляризованного развития эффективен только тогда, когда на территории страны появляется сеть плюсов роста. Нижегородская область отвечает многим требованиям глобальной конкуренции, она сохранит основное для формирования экономики знаний преимущество – достаточно высокий уровень развития человеческого капитала. Уже в 1990-е годы область претендовала на неформальный статус «модели» экономических реформ, источника инноваций в управленческой сфере и поэтому не нуждалась в заимствовании внешних рекомендаций. Так было в период губернаторства Б. Немцова (1991–1997), И. Склярова (1997–2001) Первым этапом прихода москвичей на серьезные управленческие должности стало формирование в 2001 г. правительства Г. Ходырева и появление в нем «внешних», но желавших укорениться в регионе фигур. В период «позднего И. Склярова и полпреда Президента РФ С. Кириенко (2000–2005) в Нижегородскую область начали постепенно приходить со своими капиталами, организационными и кадровыми ресурсами крупнейшие финансово-промышленные группы России. Поскольку каждая из них встречалась с серьезным сопротивлением на местном уровне и проходила через череду скандалов, крупному бизнесу была необходима административно-управленческая поддержка. В 2000-е годы нижегородский регион уже стал составной частью московской экономики. В течение ряда лет он находится под влиянием федеральной политики, изменений, начатых в 2004 г. административной реформой Правительства РФ и др. Область, кроме того, стала территорией освоения, присоединения, экспансии команды бюрократов правительства Москвы и афиллированного сегмента столичного менеджмента и бизнеса. Эту московскую команду с 2005 г. возглавил бывший вице-мэр Москвы В. Шанцев. Региональное развитие стоит сегодня перед необходимостью смещения конкуренции между регионами из материальной сферы в сферу инновационных идей, концепций, стратегий, технологий, проектов. Ряд российских регионов становятся более активными игроками на глобальном рынке: они способны продуцировать более масштабные проекты, развиваться в рамках тенденции к переходу от индустриального типа экономики к экономике знаний. Это тем более необходимо, что ресурсы авторитарной модели модернизации в России близятся к исчерпанию. Авторитарная модернизация обычно решает задачи развития современной промышленности и экономической инфраструктуры, устранения или нейтрализации традиционных коррумпированных элит и т.п. В качестве примера успешного применения авторитарной стратегии часто указывают на опыт Южной Кореи, Сингапура. Авторитарные элиты выступили здесь в роли своеобразного «доброго пастыря» для незрелого еще социального организма. Правда, подобная роль требует высокого уровня моральной и гражданской ответственности элитных групп, которые стоят во главе авторитарной политики. В противном случае всякий положительный потенциал авторитаризма исчезает (1, с. 13). В концепции долгосрочного развития РФ до 2020 г. декларируется многополярная стратегия, направленная на создание региональных центров роста и диффузию эффекта развития между регионами. Сегодня можно констатировать: административные и институциональные механизмы государственного управления выравниванием регионов во многом утратили свою эффективность. Старые административные формы российских регионов оказались мало восприимчивы к идущему в мире процессу нового регионального строительства. Более активными игроками на глобальном рынке становятся новые укрупненные регионы. Польша, например, в преддверии вступления в Евросоюз осуществила укрупнение своих воеводств (вместо 49 было создано 16). Широкую известность получил опыт ассоциаций муниципалитетов в США и Японии. В Европе принята рамочная концепция о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей. Сегодня в Европе эффективная форма приграничных сообществ представлена 136 еврорегионами, в том числе в Центральной и Восточной Европе – 42. Например, после завершения строительства моста, соединяющего датский Копенгаген и шведский Мальме через пролив Эресунн, эти два города фактически образовали единый муниципалитет[2 - . (http://mmk-mission.ru/prom/post/20040828-redsokolov.html).]. Европейский союз исходит из того, что в XXI в. «Европа стран» станет «Европой регионов». Именно такие образования будут обеспечивать глобальную конкурентоспособность. Интенсивное строительство идет и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Так, Китай реализует план создания почти 100 новых городов-«миллионников». В ноябре 2003 г. Госсовет КНР создал «руководящую группу» по возрождению «старых промышленных баз» в северо-восточных провинциях Ляонин, Цзилинь, Хейлунцзян как едином регионе. С первого полугодия 2004 г. темпы роста иностранных инвестиций в этих провинциях превысили средний общенациональный уровень. По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года общий объем договорной суммы иноинвестиций в этих провинциях увеличился на 126, 57 и 151 % соответственно. В Китае уже существует программа по развитию приграничных территорий, предусматривающая три уровня, – развитие Суйфыньхэ, зоны Суйфыньхэ-Дуннин и нашей приграничной территории, включая Пограничный, Покровку и Уссурийск[3 - . Источник: 21.07.2004. Агентство Синьхуа (http://www.xinhuanet.com). C. 1.] Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/nikolay-raspopov/modernizaciya-regionalnoy-sistemy-upravleniya-na-primere-nizhegorodskoy-i-kaluzhskoy-oblastey/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes 1 В работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения гранта НИУ–ВШЭ № 08-04-0032. 2 . (http://mmk-mission.ru/prom/post/20040828-redsokolov.html). 3 . Источник: 21.07.2004. Агентство Синьхуа (http://www.xinhuanet.com). C. 1.