Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Модернизация экономики региона: социокультурные аспекты

Модернизация экономики региона: социокультурные аспекты
Модернизация экономики региона: социокультурные аспекты Константин Анатольевич Гулин Александра Анатольевна Шабунова Татьяна Сергеевна Соловьева Мария Александровна Ласточкина

В данной монографии представлены результаты очередного этапа исследования «Социокультурный потенциал модернизации Вологодской области», проводимого в рамках программы «Социокультурная эволюция России и ее регионов», инициированной в 2005 г. Центром изучения социокультурных изменений Института философии РАН и поддержанной Российским гуманитарным научным фондом. Цель и основная идея – выявление закономерностей и особенностей трансформации социокультурного образа Вологодской области на фоне экономической и социальной мобильности. Степень успешности модернизации напрямую зависит от уровня развития социальной среды, превалирующих в ней ценностей, ее восприимчивости к процессам совершенствования существующих или внедрения новых технологий, продуктов и услуг, реализации новых принципов организации экономической жизни, новых моделей и механизмов управления. Поэтому учет социокультурных факторов – идентификационных, ценностных, мотивационных – необходим для формирования эффективной социальной политики региона. Книга предназначена для научных работников и преподавателей вузов, работников органов управления и всех интересующихся социокультурным развитием Вологодской области. А. А. Шабунова, Т. С. Соловьева, К. А. Гулин, М. А. Ласточкина Модернизация экономики региона: социокультурные аспекты © Шабунова А.А., Гулин К.А., Ласточкина М.А., Соловьева Т.С., 2012 © ФГБУН ИСЭРТ РАН, 2012 Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. Введение Выявление закономерностей и особенностей трансформации социокультурного развития территории приобретает особую актуальность на фоне экономической и социальной нестабильности, обусловленной последствиями глобального финансово-экономического кризиса. Современный этап развития российского общества как социокультурной системы сопровождается глубокими переменами во всех сферах общественной жизни. Трансформация социальной структуры общества характеризуется такими противоречивыми процессами, как крупномасштабное сосредоточение производства, с одной стороны, и отставание развития среднего и малого бизнеса – с другой; формирование высокотехнологичного производства и сырьевая направленность производства; изменение количественных и качественных характеристик трудовых ресурсов. Происходят изменения в характере взаимодействия и содержании социальных групп и слоев. То есть социокультурная трансформация российского общества определяется необходимостью развития в единстве социально-экономических, научно-технических, культурных и правовых ее составляющих, что обеспечивает целостность процесса модернизации. Модернизация означает укрепление экономики, повышение культурного уровня населения, а также престижа страны. Она представляет комплексные, полноценные перемены в обществе; создание современной инфраструктуры должно идти параллельно с модернизацией общественного сознания, при этом политическая стабильность является гарантией гармоничного развития общества. Социокультурное развитие способствует накоплению функций социальной системы, что в итоге делает ее более результативной, поэтому учет социокультурных факторов (идентификационных, ценностных, мотивационных) необходим для формирования эффективной социальной политики, особенно в период модернизации. Таким образом, социокультурный потенциал является важным звеном многих общественных процессов, об этом свидетельствует внимание российских ученых к исследованию взаимосвязи сферы культуры с приоритетами модернизации, эффективным развитием экономики и социальной сферы. В настоящем издании анализируется социокультурный образ Вологодской области в период изменений в социальной и экономической средах[1 - Исследование осуществлено на основе типовой программы и методики, разработанной сотрудниками ЦИСИ ИФ РАН.], в том числе в период финансово-экономического кризиса. Это сказалось на результатах исследования, но вместе с тем позволило не только проанализировать статистические данные и данные социологических исследований, но и обобщить опыт управления социальными процессами в условиях кризиса. Отметим, что представленная работа является частью академической программы «Социокультурные проблемы эволюции России и ее регионов», в рамках которой ведется подготовка «Социокультурного атласа России». Благодаря программе формируется новое научное направление – социокультурная компаративистика российских регионов. Идея этого масштабного проекта впервые прозвучала в 2000 г. Ее автор, Николай Иванович Лапин, руководитель Центра изучения социокультурных изменений Института философии РАН, повторил свое предложение на международном симпозиуме «Кто и куда стремится вести Россию» в 2001 г. В 2004 г. это предложение получило поддержку со стороны ряда регионов, и в 2005 г. при поддержке РГНФ началась подготовка социологических портретов территорий. В настоящий момент в проекте принимают участие более 25 регионов России. Социокультурное изучение Вологодской области стартовало в 2008 г. с проекта «Социокультурный портрет Вологодской области: традиции и современность». В ходе исследования осуществлено две волны полуформализованного опроса населения области (до кризиса – начало 2008 г. и после – первая половина 2010 г.; опрошено по 1500 человек[2 - Опрос проводился в 2008 и 2010 гг. В выборке участвовали гг. Вологда, Череповец, а также Грязовецкий, Никольский, Тарногский, Великоустюгский, Бабаевский, Вожегодский, Кирилловский, Шекснинский районы. Объем выборочной совокупности составил 1500 человек. Репрезентативность выборки обеспечивается соблюдением следующих условий: пропорций между городским и сельским населением; пропорций между жителями населенных пунктов различных типов (сельские населенные пункты, малые и средние города); половозрастной структуры взрослого населения области. Ошибка выборки составляет 3 %.]); в 2009 г. проведены углубленные интервью с представителями всех социальных слоев в типичных населенных пунктах региона (выборка – 65 человек), экспертный опрос по инновационной деятельности региона (2009–2010 гг., 10 экспертов). В основу регионального изучения положена типовая программа «Социокультурный портрет региона России» Н. И. Лапина и Л. А. Беляевой[3 - Лапин Н. И., Беляева Л. А. Программа и типовой инструментарий «Социокультурный портрет региона России» (Модификация – 2010) / Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФ РАН, 2010. – С. 3; Социокультурный портрет региона России. Типовая программа и методика // Материалы конф. «Социокультурная карта России и перспективы развития российских регионов», г. Москва, 27 июня – 1 июля 2005 г. / под ред. Н. И. Лапина, Л. А. Беляевой. – М.: ИФ РАН, 2006. – 328 с.]. Она включает типовой инструментарий (программа-проспект, вопросы для интервью, способы типизации данных и визуализации результатов, методические требования к выборке и организации эмпирического исследования), способный обеспечить комплексность, проблемно-аналитический характер и наглядность. Региональные данные о социокультурном развитии Вологодской области в 2008–2010 гг. приведены в сравнении с общероссийскими и международными результатами исследований. В заключении к монографии представлены основные проблемы социокультурного развития региона и возможные пути их решения. Глава 1. Социально-экономическая среда жизнедеятельности населения в условиях глобального кризиса 1.1. Социокультурный подход к изучению эволюции региона В конце ХХ века Россия вступила в стадию системных трансформаций, продолжающуюся до настоящего времени. Социальные, экономические, культурные и политические процессы двух последних десятилетий изменили основополагающие стандарты жизни россиян, их экономические взаимоотношения, политические приоритеты, социальную структуру общества. Быстрота и масштабность социокультурных изменений привели к отчуждению социальной деятельности населения от терминальных нравственных ценностей, так как морально человек медленнее адаптируется к изменяющимся внешним условиям, чем социально. В связи с этим переживания людей, вызванные кризисами последних лет, сказались на социокультурном образе как российского пространства в целом, так и отдельных регионов. Условием выживания в неустойчивой социокультурной среде стал поиск рациональных моделей социально-экономического поведения, адаптированных к новой реальности. Усложнили ситуацию маргинализация и стратификация населения, ускорившие поляризацию общества и в имущественном, и в социокультурном плане. Вместе с тем проблема не только в резком увеличении социальной дифференциации, нестабильности личностных перспектив, очевидна масштабность культурно-ценностного конфликта, несогласованности поведенческих норм различных социальных слоев населения жителей центра и периферии. Для большей части населения понятным и единственно доступным социокультурным пространством является регион проживания с характерными для него особенностями, не всегда соответствующими реформационным изменениям. Все это более двух десятилетий обостряет масштабность не только экономического, но и социокультурного развития страны, недооценивать значимость которого нерационально. Обозначенные причины инициировали внимание научного сообщества к анализу различных аспектов сложных трансформационных процессов в отдельных регионах страны. Сегодня учеными[4 - Глобальный кризис, его российское преломление и реакция федеральных властей (размышления и оценки М. Ершова, С. Глазьева, Р. Гринберга и О. Дмитриевой) // Российский экономический журнал. – 2008. – № 9–10. – С. 3–16; Делягин М. Г. Антикризисная программа модернизации страны // Там же. – С. 25–34; Подсветова Т. В. Особенности современного финансово-экономического кризиса // Экономика и право. – 2009. – № 8.] исследуются причины и следствия мирового финансово-экономического кризиса, перспективы стабилизации экономики, вопросы стратификационных изменений, воспроизводства населения, его миграционных процессов и т. д. Тем не менее, при всем разнообразии исследований, остается потребность в более детальном социологическом анализе современных российских процессов, особенно идущих в специфическом социокультурном региональном пространстве. Привлечение внимания к социально-экономическому положению, демографическому и культурному состоянию отдельных регионов – актуальнейшая задача, напрямую связанная с обеспечением социальной стабильности и культурной целостности всей страны. Современные российские регионы являются специфическими конфигурациями, в которых зафиксированы исторически сформировавшиеся типы социального поведения, ценностные ориентиры, этнические установки, политические приоритеты и определенные экономические отношения. Исследование социума российских регионов приобретает актуальность при рассмотрении социокультурной структуры и системных изменений в условиях модернизации и стабилизации посткризисной экономики. Многие отечественные[5 - Акаев А. А. Мировые финансово-экономические кризисы и глобальное латентное управление миром (основные тенденции современного мирового развития) // Мировые финансово-экономические кризисы и глобальное латентное управление миром: материалы научного семинара. – Вып. 3. – М.: Научный эксперт, 2011. – С. 6–77; Сулакшин С. С. Цикличность без мерности не бывает // Там же. – С. 158–161.] и зарубежные ученые уделяют внимание макросоциальным процессам, анализируя положение политических и экономических институтов, но реальная повседневная жизнь людей, ее социокультурная сущность в российских регионах, в особенности на периферии, изучается недостаточно скрупулезно. Однако население российской региональной периферии, с его восприимчивостью происходящего, существующими потребностями и ожиданиями, этнокультурным и интеллектуальным потенциалом, с характерными ментальными устоями, не просто откликается на происходящие изменения, а непосредственно в них участвует. Таким образом, невозможно рассуждать о развитии и модернизации российского общества без понимания мировосприятия людей, живущих в различных регионах страны, их точек зрения на активные социокультурные процессы, в которые они погружены. В условиях нынешней действительности прежние идеологические модели утратили актуальность, а современные ценности приживаются в российском обществе с трудом. Так, рыночно-капиталистические отношения реализуются меньшинством населения, особенно отчетливо эти процессы видны в отдаленных от центра регионах страны, в периферийных областях которых социальные проблемы стоят еще острее. Наметившаяся в России модернизация оказывает не только экономическое и политическое, но и социокультурное воздействие на местные социумы, активно трансформируя исторически сложившийся облик регионов. Поэтому перспективы страны, сохранение ее целостности и идентичности, адекватное восприятие социальных изменений населением в целом можно отнести к числу жизненно значимых тем научных исследований. Острота вопроса социокультурного развития региона подтверждается практически назревшей и теоретически аргументированной необходимостью раскрытия и понимания с социологической точки зрения главных причин существенных социальных и культурных перемен в нашем обществе, в том числе потребностью осмыслить тенденции и последствия социальных процессов в отдельных регионах. Социокультурное изменение, представляя собой сложный многоплановый процесс, имеет множество различных аспектов, каждый из которых может стать самостоятельным предметом изучения социальной, экономической, культурной динамики. Вопросы изучения социокультурных изменений, находящиеся в центре внимания сегодня, должны сместиться на социокультурные процессы, характерные для различных территорий, регионов, обществ. Кроме того, огромные размеры территории России обусловливают крайне важную роль региона, изучение именно региональной специфики является ключевой задачей как в научном, так и в практическом плане. Изучение социокультурного развития региона возможно с разных точек зрения. В общетеоретическом аспекте регион представляет исторически сложившееся территориальное сообщество, возникшее на основе этнокультурной идентичности населения, заселившего определенную территорию. В практическом смысле регион – это территориальная единица административной, политической, экономической, социальной и культурной составляющих страны. Регион-территория имеет определенные природные условия, характерный этнический и религиозный состав населения с присущей ему культурой и качеством жизни, а также специфику регионального производства, социальной инфраструктуры[6 - Дергунова Н. В., Волкова А. В. Динамика социокультурного развития Ульяновской области: 1991–2008 годы. – Ульяновск: УлГУ, 2009. – 180 с.]. Таким образом, учитывая сложность и многоаспектность социокультурного развития региона, его целесообразно изучать во всем многообразии его свойств. Такую возможность дает типовая программа, разработанная ЦИСИ ИФ РАН под руководством члена-корреспондента РАН Н. И. Лапина, – методика «Социокультурный портрет региона». Так, для комплексного изучения региона в соответствии с принципами антропосоциентального подхода можно выделить 4 кластера, или композитных фактора (рис. 1.1). При этом становится вполне очевидным, что для подготовки социокультурного портрета региона, стадии его развития и модернизации, выявления специфических сторон жизнедеятельности будет недостаточно использования лишь описательной составляющей. Поэтому целесообразно дополнительно исследовать аспекты, характеризующие регион как исторически сложившееся территориальное сообщество: – социокультурные функции: жизнеобеспечивающую, духовно-интегрирующую, статусно-дифференцирующую, властнорегулирующую; – регионально-функциональную структуру: совокупность социальных институтов, организаций, общностей, природных ресурсов; – факторы дифференциации и целостности региона как социокультурного сообщества. Всестороннее исследование, осуществленное в процессе описания социокультурного образа Вологодской области, даст возможность глубже и детальнее изучить следующие вопросы: Рис. 1.1. Комплексные и композитные факторы региона как социокультурного сообщества Примечание. Стрелки обозначают векторы взаимовлияния композитных факторов (Фкз), цифры в скобках – степень важности показателей. Источник: Лапин Н. И., Беляева Л. А. Регионы в России: социокультурные портреты регионов в общероссийском контексте. – М.: Academia, 2009. – С. 37. 1. Инструментарий системного метаподхода к анализу социальных трансформаций современного общества с учетом всей специфики и сложности. Использование основных принципов теории модернизации обеспечивает понимание причинно-следственных связей между процессами, происходящими в России в целом и в регионе в частности, и позволяет обнаружить взаимообусловленность особенностей социокультурного пространства (территории, провинции, страны) и менталитета его жителей, а соответственно, и их общих перспектив. 2. Ценностные основания современного российского общества, выражающие базовый жизненный потенциал населения. Они задают вектор развития и обеспечивают процесс самоорганизации и воспроизводства социокультурного пространства отдельной российской территории. 3. Расширение научных представлений о региональной периферии, о структуре и специфике ее культурного пространства, особенно в условиях модернизации. Мировой опыт показывает, что степень успешности модернизации напрямую обусловлена уровнем развития социальной среды, превалирующими в ней ценностями, ее восприимчивостью к процессам совершенствования существующих или внедрения новых технологий, продуктов и услуг, реализации новых принципов организации экономической жизни, новых моделей и механизмов управления и т. д. Получение соответствующей информации возможно путем проведения исследований социокультурного потенциала населения территории. 1.2. Тенденции развития человеческого потенциала Территориальное сообщество образуется в результате деятельности жителей, социальных групп, организаций региона, выполняет по отношению к российскому обществу определенные функции и служит средой для мотивации населения. Действие индивидуальных и коллективных акторов, которые хотят изменить и улучшить сформировавшуюся ситуацию, можно рассматривать как модернизацию[7 - Социокультурный портрет региона. Типовая программа и методика [Текст] // Материалы конф. «Социокультурная карта России и перспективы развития российских регионов», г. Москва, 27 июня – 1 июля 2005 г. / под ред. Н. И. Лапина, Л. А. Беляевой. – М.: ИФ РАН, 2006. – С. 17.]. Вологодская область, как и другие субъекты РФ, представляет исторически сложившееся территориальное сообщество. Оно является частью российского социума. Территория области – единое, типичное для России социокультурное пространство, в то же время имеющее своеобразие. Вологодская область входит в состав Северо-Западного федерального округа. Площадь ее территории составляет 144,5 тыс. кв. км (0,9 % территории Российской Федерации и 8,6 % – Северо-Западного федерального округа). Численность населения области на начало 2010 г. составляла 1213,7 тыс. человек, что соответствовало 0,9 % населения России (прил. 1). Социокультурное изучение региона подразумевает паритетность культуры и социальности, их несводимость и невыводимость друг из друга[8 - Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. – М.: Издательство политической литературы, 1992. – С. 219.]. Культура является способом реализации субъективных представлений, мыслей, способностей, интенций индивидов, а социальность отражает объективные условия, рамки, границы, структуру общества[9 - Темницкий А. Л. Исследовательские возможности категории «социокультурность» // Социология: 4М. – 2007. – № 24.– С. 88.]. Двойственность социокультурности наиболее эффективно применяется к трансформирующимся обществам. Для региона социокультурный подход заключается в комплексном рассмотрении аспектов его развития. Так, социокультурную ситуацию в целом характеризует индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), рассчитанный по методике ООН в рамках «Программы развития». ИРЧП, с одной стороны, является альтернативой ВРП, с другой – он имеет более непосредственное отношение к жизни людей, охватывая не только уровень жизни, но и долголетие и здоровье, образованность и обладание знаниями[10 - Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека: пер. с англ. / ПРООН. – М.: Весь Мир, 2010. – С. 25–26.]. ИРЧП состоит из трех частных индексов: 1) доход – душевой ВРП, по паритетной покупательной способности (ППС) в долл. США; 2) долголетие – ожидаемая продолжительность жизни (число лет); 3) образование – определяется показателем грамотности (с весом в 2/3) и долей учащихся среди населения возрастов от 7 до 24 лет (с весом в 1/3). Чем ближе значение ИРЧП к единице, тем выше человеческий потенциал населения территории, а также возможности реализации этого потенциала. В Вологодской области, как и в других регионах страны, после кризиса 1990-х гг. наблюдался постоянный рост ИРЧП. В 2006 г. он достиг пороговой отметки, которая по международным стандартам относится к высокому уровню, т. е. отметки 0,800. В России в целом этот порог был преодолен в 2006 г. Однако Вологодская область несколько отстает от среднероссийского уровня ИРЧП (докризисный уровень – 0,814 и 0,825 соответственно; табл. 1.1). Таблица 1.1. ИРЧП и его составляющие: население Российской Федерации и Вологодской области, 1990–2009 гг. Несмотря на постоянный рост ИРЧП в Вологодской области в период с 2000 по 2008 г. (с 0,775 до 0,814 соответственно), темп роста был существенно ниже, чем в других регионах. Это и привело к потере областью своих рейтинговых позиций. В рейтинге 80 регионов России, для которых рассчитывается индекс, область в указанный период опустилась на 16 место (табл. 1.2). Таблица 1.2. Индекс развития человеческого потенциала Вологодской области и регионов СЗФО, 2000–2008 гг. В тройку лидеров среди российских регионов по уровню ИРЧП входят Москва (0,929), Тюменская область (0,878) и Санкт-Петербург (0,877), стоящие особняком от других субъектов РФ. Однако стоит учесть, что место России в мире по данному показателю остается не очень высоким (65-е из 169-ти возможных). К странам с очень высоким ИРЧП, рассчитанным в 2010 г. по усовершенствованной методике, относятся Норвегия (0,938), Австралия (0,937), Новая Зеландия (0,907), США (0,902) и др. (всего 42 страны)[11 - Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека: пер. с англ. / ПРООН. – М.: Весь Мир, 2010. – С. 143.]. Мировой финансовый кризис значительно замедлил темпы роста ИРЧП в стране. Так, в 2009 г. он увеличился лишь с 0,825 до 0,826. В Вологодской области за этот же период произошло существенное снижение уровня ИРЧП (с 0,814 до 0,802). Поскольку при некотором повышении показателя ожидаемой продолжительности жизни заметно снизился показатель душевого ВРП ППС (на 23 % в сравнении с предыдущим годом). Тем не менее уровень ИРЧП региона не сместился ниже отметки развитых стран, достигнутой в 2006 г. (0,800). Значение ИРЧП состоит также в том, что составляющие его частные индексы позволяют измерить сбалансированность компонентов человеческого потенциала населения, а тем самым сбалансированность социокультурных функций региона. Индекс сбалансированности человеческого потенциала (Исп) рассчитывается как обратная величина суммы квадратов отклонений индексов образованности, долголетия и материального благосостояния от ИРЧП региона, деленная на 100: Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/a-a-shabunova/modernizaciya-ekonomiki-regiona-sociokulturnye-aspekty/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Исследование осуществлено на основе типовой программы и методики, разработанной сотрудниками ЦИСИ ИФ РАН. 2 Опрос проводился в 2008 и 2010 гг. В выборке участвовали гг. Вологда, Череповец, а также Грязовецкий, Никольский, Тарногский, Великоустюгский, Бабаевский, Вожегодский, Кирилловский, Шекснинский районы. Объем выборочной совокупности составил 1500 человек. Репрезентативность выборки обеспечивается соблюдением следующих условий: пропорций между городским и сельским населением; пропорций между жителями населенных пунктов различных типов (сельские населенные пункты, малые и средние города); половозрастной структуры взрослого населения области. Ошибка выборки составляет 3 %. 3 Лапин Н. И., Беляева Л. А. Программа и типовой инструментарий «Социокультурный портрет региона России» (Модификация – 2010) / Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФ РАН, 2010. – С. 3; Социокультурный портрет региона России. Типовая программа и методика // Материалы конф. «Социокультурная карта России и перспективы развития российских регионов», г. Москва, 27 июня – 1 июля 2005 г. / под ред. Н. И. Лапина, Л. А. Беляевой. – М.: ИФ РАН, 2006. – 328 с. 4 Глобальный кризис, его российское преломление и реакция федеральных властей (размышления и оценки М. Ершова, С. Глазьева, Р. Гринберга и О. Дмитриевой) // Российский экономический журнал. – 2008. – № 9–10. – С. 3–16; Делягин М. Г. Антикризисная программа модернизации страны // Там же. – С. 25–34; Подсветова Т. В. Особенности современного финансово-экономического кризиса // Экономика и право. – 2009. – № 8. 5 Акаев А. А. Мировые финансово-экономические кризисы и глобальное латентное управление миром (основные тенденции современного мирового развития) // Мировые финансово-экономические кризисы и глобальное латентное управление миром: материалы научного семинара. – Вып. 3. – М.: Научный эксперт, 2011. – С. 6–77; Сулакшин С. С. Цикличность без мерности не бывает // Там же. – С. 158–161. 6 Дергунова Н. В., Волкова А. В. Динамика социокультурного развития Ульяновской области: 1991–2008 годы. – Ульяновск: УлГУ, 2009. – 180 с. 7 Социокультурный портрет региона. Типовая программа и методика [Текст] // Материалы конф. «Социокультурная карта России и перспективы развития российских регионов», г. Москва, 27 июня – 1 июля 2005 г. / под ред. Н. И. Лапина, Л. А. Беляевой. – М.: ИФ РАН, 2006. – С. 17. 8 Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. – М.: Издательство политической литературы, 1992. – С. 219. 9 Темницкий А. Л. Исследовательские возможности категории «социокультурность» // Социология: 4М. – 2007. – № 24.– С. 88. 10 Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека: пер. с англ. / ПРООН. – М.: Весь Мир, 2010. – С. 25–26. 11 Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека: пер. с англ. / ПРООН. – М.: Весь Мир, 2010. – С. 143.

КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.