Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Акт благородства Артур Вадалеев Просто жесть. На ночь лучше не читать. Финалист конкурса "Нео-нуар 2017" журнала "Самиздат". Отредактированная версия. Артур Вадалеев Акт благородства Небольшой кабинет, выдержанный в темных тонах, казался просторным благодаря аскетической обстановке: сейф, стол с креслом, напольная вешалка и пара стульев. За три месяца моего отсутствия изменений здесь не произошло. Единственное, что теперь бросалось в глаза в этом унылом черно-белом помещении, это репродукция картины Винсента ван Гога «Ваза с красными маками», цветы на которой сливались в подобие пышного взрыва в мясном цеху. Петр Степанович (противная толстая морда с маленькими свинячьими глазками) недоверчиво смотрел на меня, словно я мог представлять опасность. Его пиджак был небрежно накинут на вешалку поверх пальто, а сам шеф, откинувшись в кожаном директорском кресле, сидел в белой рубашке с расстёгнутой верхней пуговицей; правая рука свисала под стол к выдвижному ящику, где хранился револьвер. Я только что вошел и сел перед шефом, спокойно, без злобы, но он все равно насторожился – значит, есть от чего. Смерив меня взглядом, Петр Степанович, видимо, убедился в безопасности, закурил и спросил: – Хочешь выпить чего-нибудь? Коньяк, виски? – Нет, спасибо, я уже. – Понятно. Ты теперь всегда носишь темные очки? – Только днем или когда в помещении ярко. Светобоязнь, мать ее. Если бы ты затемнил окно да свет приглушил, я бы их снял. Думаю, такой вариант устраивал нас обоих: шеф мог бы смотреть мне в глаза, улавливая в них настроение, а у меня начинала чесаться переносица. Так и есть: он чуть кивнул, взял со стола ПДУ, выключил потолочные светильники и запустил механизм жалюзи. Те плавно съехали до подоконника, и на добрую треть кабинета легли полосы теней. Гореть осталась только настольная лампа. – Так нормально? – Да, вполне, – ответил я и, наконец, снял очки. Репродукция вновь обратила на себя внимание. Маки приобрели четкость и казались настолько яркими, будто сочились алой кровью. «Я очень плохой человек, а потому обязан сдохнуть, – снова подумалось вдруг. – Так будет справедливо». Вообще-то, я уже должен был умереть, но судьба распорядилась иначе… * * * Три месяца назад, когда я возвращался поздним вечером домой, на меня напали какие-то ублюдки в масках, жестоко избили и ограбили. Ударили чем-то сзади по голове и добивали ногами, пока я полностью не выключился. Наверное, если бы я не был тогда сильно пьян, то сразу бы отдал дьяволу душу. Спустя день, выйдя из комы, я очнулся в больнице с разбитой головой, покореженным лицом и травмой глаз. Два с лишним месяца ушло на восстановление, правда, результат оказался плачевным. Мне вставили зубные протезы, титановую пластину в череп, но от сильных головных болей избавить не смоги – теперь от них спасают только таблетки и крепкий алкоголь. Но больше всего меня потрясли не оставшиеся на лице шрамы, а то, что я стал дальтоником с полной неспособностью различать цвета. Название этому зверю – ахроматопсия. Что-то случилось с колбочками в глазах, и, как говорится, вуаля – работают одни палочки! Сам я не очень в этом разбираюсь, но врач сказал, что мой случай редкий, так как болезнь эта чисто наследственная и появиться от травм может только в виде исключения из правил. Этот чертов доктор предложил мне подвергнуться многочисленным исследованиям, то есть попросту стать подопытным животным, но я, разумеется, отказался и выписался, наконец, из больницы. Впрочем за лечение я, конечно же, отблагодарил доктора, подарив ему напоследок двадцатипятилетний Chivas. Мир предстал передо мной в черно-белом цвете, словно в старом телевизоре. Мне и раньше не хватало красок в этой безрадостной жизни, а теперь депрессия стала преследовать повсюду, где бы я ни оказался и куда бы ни взглянул. Рассказы людей с таким же диагнозом о своем житье-бытье не были драматичны, поскольку они уже родились с таким недугом и не могли ни с чем сравнивать. Но все же одно утешение для меня осталось – восприятие красного цвета, и то, если он достаточно ярок. Все вокруг черно-белое, с полным диапазоном серых оттенков, и красный! Иногда такая картина выглядела потрясающе. Помню, минут сорок я стоял ночью на углу большого, сложного перекрестка и завороженно смотрел, как одновременно загорались красным сразу восемь светофоров. Будто праздничный салют вспыхивали посреди дождливой черно-серой безысходности яркие, слегка размытые сферы, перед которыми покорно останавливались автомобили. Мне тогда показалось, что я очутился в другом мире, в некой параллельной вселенной, в которой мокрая ночь единственное и правильное время суток. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/artur-vadaleev/akt-blagorodstva/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО