Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Посторонние. Книга 2

Посторонние. Книга 2
Посторонние. Книга 2 Нина Грецких Продолжение истории… Герои повзрослели. И судьба вновь сталкивает их лицом к лицу. Теперь у каждого – своя жизнь, полная эмоций и впечатлений. Они молоды, наивны и порывисты! Как станут развиваться их отношения? Старые обиды забыты? А забыты ли чувства? Это история одного лета. Всего лишь короткий отрывок из жизни двух юных и одиноких сердец. Содержит нецензурную брань. Нина Грецких Посторонние. Книга 2 Глава 1 Время мчалось быстро. Или в этом возрасте день считается за год? Мама намеревалась отправить меня по Машкиным стопам, считая профессию юриста перспективной. Мне же юриспруденция казалась до жути скучной! На самом деле я мечтала заниматься… фотографией. Однако уболтать мать на подобную авантюру не удалось. В итоге мы пришли к компромиссу – я получаю профессию бухгалтера, востребованную во все времена, а фотографию выбираю в качестве дополнительного образования. Машка всегда была на шаг впереди! Окончив ВУЗ с отличием, сестра уже трудилась в адвокатской конторе. В первые по счету летние каникулы мне выпал счастливый билет! Отправиться на юг с Машкой и ее подругами, отвязными девчонками, которым море по колено. Пожалуй, это была самая безбашенная поездка в моей жизни! За месяц я окончила ускоренные курсы «благородных девиц»: обучилась навыкам флирта, научилась поджигать «Самбуку» и зажигать на танцполе. Что касается Артёма… Намеренно, или случайно, он почти не бывал дома. Все каникулы, неся трудовую вахту: летом работал барменом, зимой – Дедом Морозом. – И зачем ему это? Я же не ущемляю его в деньгах! – удивлялся дядя Вадик, не без гордости отмечая, что трудолюбием сын пошёл в него. Артем намеревался стать финансистом, и отец прочил ему большое будущее. Наши дороги разошлись, что было ожидаемо. И все-таки, мы встретились снова… Глава 2 Я ненавидел финансы, но мыслей о том, куда поступать не было. И я поддался на уговоры отца! В конце концов, в жизни нужна хоть какая-нибудь стабильность. На втором курсе я всерьёз увлёкся информатикой, изучал внутренности компьютеров, научился ставить ПО, осваивал навыки программирования. За пару лет я испробовал на себе с десяток профессий: продавал сладкую вату, развлекал детишек на утренниках, расклеивал объявления, делал коктейли за барной стойкой, и с умным видом консультировал посетителей магазина электроники. Отец не скупился, и регулярно подкидывал деньжат! Их я не тратил, а заработанные – спускал на девчонок. Поначалу я вел счет своим победам, а после сбился… Новые друзья, новые увлечения. Жизнь била ключом! И я чувствовал себя взрослым. Вокруг все менялось так стремительно, и мне нравились эти перемены. Я практически не бывал дома, и о жизни Нины узнавал из рассказов отца. Он говорил, сестра учится на экономическом, увлекается фотографией. Говорил, что она похорошела, показывал фото их с Машкой курортных приключений. Где она загорелая, счастливая… И я был рад за нее! Третье по счету лето я решил провести дома. Я думал, что готов! Был уверен, что остыл, и смогу наконец-то посмотреть ей в глаза. Глава 3 Дома ничего не менялось. И это было здорово! Моя спокойная, тихая гавань, где можно перевести дух и снова почувствовать себя ребёнком. Уютный сад, повинуясь природным циклам, наряжался в одежды цвета радуги. На том же месте висела деревянная кормушка. И контингент пернатых, вероятно, был тем же! Я сидела на веранде, блаженно вытянув ноги, и проникаясь атмосферой абсолютной неги и спокойствия. Мама колдовала над пирогом, из окна доносился теплый, пряный запах детства. Даже воздух здесь был иным! Прозрачным, как хрустальная ваза, прогретым солнечными лучами, насквозь пропитанным цветочной пыльцой. Там, в городе, с его сумасшедшим трафиком, я и не догадывалась, что скучаю по дому. Пока не приезжала сюда… Телефон зазвонил, на экране высветилось «Лёшка», и губы невольно растянулись в улыбке. – Малыш! – вместо «привет» сказал он, – Звоню узнать, как доехала? Я утонула в мягком кресле и закрыла глаза, пытаясь представить его суровый профиль на фоне бокового окна, сильные руки на руле… – Укачало немного, – призналась я. – Бедняжка! А я сейчас проехал нашу остановку, – сказал он, имея ввиду место, где мы познакомились. Был май, я ждала автобус. Рядом притормозил небольшой серебристый джип. Из него вышел мужчина и зачем-то присоединился к толпе ожидающих. Мне это показалось странным! Решил проехаться на общественном транспорте? – Привет, – обратился он ко мне, – можно подвезти тебя? Я окинула незнакомца взглядом – вроде прилично одет, на лицо приятный. – Нет, – ответила я, – спасибо, я на автобусе. – Но ведь на машине удобнее? – улыбка преобразила его лицо. – Я не могу садиться в машину к незнакомцам! – Разумно, – заметил он, – так давай познакомимся, Алексей. – Нина, – вежливо кивнула я, – но все равно нет. Он с досадой поджал губы, нахмурился, обдумывая дальнейший шаг. – А давай выпьем кофе? – он обернулся в поисках кофейни, – Я как раз ехал, и думал выпить кофе. Только одному скучно! Ты не спешишь? Удивленная его находчивостью, я согласилась. Сидя в кафе, я говорила, а он спрашивал, почти ничего не рассказывая о себе. Удивительно, но даже спустя полтора года отношений я знала о нем не так уж и много… – Я соскучился, – сказал он. – Уже? – притворно удивилась я. – Да! Представляешь, что останется от меня к концу лета? Я засмеялась: – Мы потом наверстаем! – Это я тебе обещаю, – на том конце провода послышался шум. —Мне пора! Целую тебя. – И я тебя целую, – промурлыкала я в трубку, и мечтательно закрыла глаза. Глава 4 Сначала я увидел ноги… Бесконечно длинные, с острыми коленками и аккуратными ступнями. Девушка, которой они принадлежали, сидела в кресле. Я услышал обрывки фраз. Прерывать телефонный разговор было неудобно. Но идти назад, с подносом в руках, еще более глупо! Так что я, как полный идиот, топтался на месте, невольно прислушиваясь. Она кого-то «поцеловала» и, видимо, положила трубку. Я выпрямился, точно официант в свой первый рабочий день, неспешно подошёл и поставил поднос на журнальный столик. Нина повернулась. Словно кошка, заснувшая на солнце, она сощурилась, лениво прикрывая ладонью глаза. – Ты не видела здесь мою сестру? Нинка скользнула по мне взглядом, и улыбнулась в ответ: – А как она выглядит? – Такая вредная пацанка, с веснушками и гнездом на голове, – я наблюдал за ее реакцией. Она возмущенно ахнула: – А, может быть, ты знаком с моим братцем? – Это который? – уточнил я, радуясь, что она приняла игру. – Такой, – Нина задумалась, и выпалила, – мелкий засранец с кривыми зубами! Я нахмурился и провёл языком по зубам. – Жестко? – уточнила она, виновато пожимая плечами. – Ну, есть немного, – беззлобно заметил я. Она так и сидела, откинувшись на спинку, а я, точно незваный гость, примостился на краешке дивана. Было неудобно смотреть на нее в упор, потому я подглядывал. Пытаясь за долю секунды рассмотреть, впитать малейшие детали! Солнце золотило ее кожу, играло огненными бликами в волосах. На хрупкой шее танцевала хрустальная капелька, а трикотажная футболка, с игриво расстегнутой пуговкой, скрывала отнюдь не детские округлости. – Ты изменился! – она склонила голову на бок. – И ты, – ответил я. Мы смотрели друг на друга и молчали. Как будто виделись впервые! Мне показалось, она чувствует то же самое. В моей голове кружились слова. Мне так много хотелось сказать ей. Но я не знал, с чего начать! Кто она, эта незнакомка напротив? Девушка с веснушками на щеках, и губами, цвета спелой малины. Глава 5 – Родители будут на даче до завтрашнего вечера, – сообщила по телефону Динка. – Предлагаешь предаться веселью? – дело шло к закату, и я выбирала, что надеть в гости к подруге. Теперь мы виделись очень редко, и наша дружба, излеченная разлукой, шла на поправку. Динка окончила курсы швей, и уже помогала родителям деньгами. Старая хрущевка вернула меня в детство. Обои с вензелями, фанерные двери и бессменная тюль, с пестрыми, размером с голову, пионами. – Чем богаты, тем и рады, – сказала подруга, украшая наше скудное застолье баранками. – Динок, мне пофиг, – махнула я рукой, приканчивая второй по счету бокал полусухого, – главное – компания! – Точно! – она звонко чокнулась со мной бокалом, – А ну-ка встань! Дай я на тебя погляжу! Я покорно встала, повинуясь Динкиным указаниям, покружилась, ощущая, как невесомая юбка сарафана окутывает бедра. – Класс! – Динка со знанием дела пощупала ткань, и вдруг схватила мою руку, – Обещай мне клятвенно, Нинка! Когда будешь выходить замуж, я сошью тебе платье! Я засмеялась, поправила юбку: – Динок, когда это будет? Лет через сто? – Знала бы ты, как я задолбалась шить безразмерные сорочки местным теткам, – посетовала она, – ко мне же идут те, на кого в магазинах одежды нет. А я изощряюсь, пытаюсь сотворить чудо 66 размера! Динка распахнула шкаф, и принялась демонстрировать свои шедевры. Мы прикончили бутылку, и, захмелевшие, начали примерять платья, в которых умещались вдвоем. Я смеялась так, что мышцы на животе свело судорогой. Вдруг подруга испуганно посмотрела на часы. – Ой! – встрепенулась она, и бросилась к телефону. Пока она говорила, я вышла на балкон, чтобы с высоты пятого этажа посмотреть на любимый с детства двор. Плакучая ива, точно девица, склоненная к земле. Облупившиеся от времени лавочки. И… старые качели. Сколько лет пройдёт, а они будут на том же месте. – Нин! – Динка тронула меня за плечо, вид у нее был встревоженный, – Сейчас Димка придёт. – Какой? – не поняла я. – Ну…, – подруга замялась, краснея, – Ну, Димон, помнишь? С нашего двора? Я озадаченно уставилась на неё: – А что он тут забыл? – Ну, – она кокетливо потупила взгляд, – мы с ним, вроде как, встречаемся теперь. – С каких пор? – воскликнула я, спугнув прикорнувших на карнизе голубей. – Он принесёт хавчик! – игнорируя мое любопытство, радостно заявила подруга, – И приведёт Артёма. При упоминании об Артёме, я немного протрезвела. Конечно, мальчики имеют свойство меняться резко и бесповоротно. Но перемены были столь значительными! Вместо худощавого подростка, в своем гневе похожего на растрепанного петуха, я увидела мужчину… Голос поломался и упал, теперь звуча низко и чуть хрипловато. Фигура будто развернулась в плечах, откуда ни возьмись, появились волоски на прежде лысой, как коленка, груди. Прическа стала жестче, а черты лица, подчеркнутые небрежной щетиной, еще сильнее напоминали отцовские. И взгляд… цепкий, как рыболовный крючок, вызывал странную дрожь в коленях. Пока я, сбитая с толку, пыталась привести в порядок растрепанный танцами внешний вид, в дверь позвонили. Димка с трудом умещался в дверной проём. Войдя, он сграбастал в охапку маленькую Дину. И прошёл внутрь, обнаруживая за спиной Артёма. – Привет, столичная штучка! – Димон улыбнулся во всю ширь своей физиономии и красноречиво раскрыл объятия. Ребята принесли с собой два мешка продуктов. – Вы намерены остаться тут до зимы? – спрашивала я, вынимая сыр, колбасу и дыню. – Повышаем градус! – объявил Димон, доставая из-за пазухи бутылку коньяка. И я поняла, что живой мне не выбраться! Глава 6 – Ну, ты бугаина! – одобрительно похлопал я по плечу старого друга. Смотреть на него снизу вверх, похоже, стало моим пожизненным кредо. Неунывающий Димка, с вечной сигаретой за ухом, был словоохотлив. Мы как будто не виделись целую жизнь! Рассказав про всех членов нашей школьной банды, он приступил к своей персоне. Оказалось, уже полгода Димон встречался с Динкой. Той самой подругой Нины! Моё замешательство достигло пика, когда приятель заявил, что девчонки с нетерпением ждут нас. «Там будет Нина», – крутилось в голове. Хотя, в стенах родительского дома мы по-прежнему, жили в соседних комнатах, наше общение со дня приезда ограничивалось фразами «доброе утро» и «спокойной ночи». Точно соседи по этажу в отеле, мы вели себя подчеркнуто вежливо. Как чужие… «А если она подумает, что я специально напросился?», – размышлял я по дороге. Но, увидев ее, смущенную и растерянную, понял, что мы оба – заложники ситуации. Спустя пару часов непрерывного застолья, все были навеселе, и границы принужденности стёрлись под действием алкогольных паров. – Время танцев! – объявила Динка и сделала музыку громче. Димон незамедлительно отреагировал, подхватив её в объятия. Они беззастенчиво целовались, и танец больше походил на прелюдию к чему-то большему. Мы с Нинкой многозначительно переглянулись. – Может, потанцуем? – предложил я, не ожидая согласия. Но она согласилась, расправила складки сарафана, и встала. Охваченный волнением, я не смел обнять ее, держа на расстоянии вытянутых рук, точно долбанный школьник. Но даже этого короткого касания хватило, чтобы почва ушла из-под ног… Сверху вниз я смотрел на то, как дрожат её ресницы, как кончик языка скользит по пересохшим губам. Волосы, собранные на затылке, обнажали шею, а легкий сарафан не скрывал хрупкие плечи. Я наслаждался каждой минутой близости! Не в пример мне, Нина вела себя непринужденно. Она чуть приблизилась, положила мне на плечо свою невесомую ладонь. Я прикрыл глаза, борясь с искушением сжать её крепче, притянуть к себе… Музыка кончилась, и я выдохнул с облегчением. Димон тронул меня за плечо, приглашая выкурить сигарету на балконе. Мы дымили, глядя сквозь мутное стекло, как девчонки самозабвенно танцуют. Они были прекрасны, каждая по-своему. Стройные, молодые, весёлые! Нинка чуть выше, с копной каштановых волос, Динка – с темным каре и по-женски округлыми бедрами. – Классные у нас девушки, – самодовольно заметил Димка. – Нина не моя девушка, – грустно поправил я друга. – Твоя, твоя! – он пихнул меня в плечо. – Будь настойчивее! Я махнул рукой: – Она меня не воспринимает… в этом смысле. – У неё кто-то есть? – деловито осведомился Димка. Я пожал плечами, со стыдом понимая, что ничего не знаю о Нинкиной личной жизни. – Ничё, я Динку попрошу разузнать! – обнадёжил меня друг. Я отмахнулся, мол «ни к чему», а сам уже сгорал от любопытства. Глава 7 Я думала, меня уже не удивить! Но, когда Динка принесла гитару, а Димон принялся наигрывать всем знакомую песню про «севшую батарейку»… Уже спустя секунду мы, в четыре голоса орали припев! Когда из угощений на столе остался только хлеб, пришла пора уходить. Динка, как гостеприимная хозяйка, намекнула, что мы могли бы заночевать в соседней спальне. Но, глядя на их с Димоном безудержные объятия, мы поспешили оставить влюбленных наедине. – А они хорошо смотрятся, – улыбнулся Артём. Мы не спеша брели по дороге, местами с трудом различимой под скудным светом уличных фонарей. – Помнишь? – я кивнула в сторону детской площадки. Артём остановился и посмотрел на качели. Те стояли особняком, виновато скрючившись в темноте. – Нин, – сказал он, держа руки в карманах, – ты прости! Я не видела его лица, но повернулась: – За что? – Да… за всё! – обреченно и так грустно произнес Тёма, что мне стало жаль его. Повинуясь внезапному порыву, я коснулась его предплечья, ощущая ладонью, как он напряжён. – Да ладно, Тём! – непринужденно и весело произнесла я, – Что было, то было! К тому же, я тоже была не сахар. И мне тоже есть за что извиняться. Последняя реплика возымела действие, и сломала броню. Мы наперебой принялись вспоминать детские «шалости», перечисляя друг другу самые обидные прозвища. И я поняла, что этот мальчишка все еще внутри! Он никуда не делся. Все это время он виновато сидел в углу его подсознания, и наконец-то, прощённый, свободный, расправил плечи. – Дай мне одну! – попросила я, глядя, как Артём достаёт сигареты. – Еще чего! – одернул он. – Вот жмот! – Ты куришь? – спросил он уже серьезно. – Нет, – я кокетливо разгладила юбку, – только когда выпью. Взамен целой сигарете, он протянул мне свою прикуренную, и позволил сделать пару затяжек. – Тебе не идут сигареты, – сказал Артём. Его взгляд задержался на моём лице. – А что мне идёт? – игриво поинтересовалась я. Он улыбнулся: – Тебе идут веснушки. Глава 8 Я полагал, что повзрослел, и все наивные детские фантазии канули в прошлое. Да, я повзрослел, но мои чувства к ней не исчезли! Они повзрослели вместе со мной… И трансформировались в нечто совершенно иное. Я хотел ее, эту незнакомку. Хотел знать о ней всё! Чем она перекусывает в перерывах между учебой? В какой позе засыпает? Какие книги перечитывает? Какая музыка звучит в её наушниках? Она была другой, обновленной, еще более невероятной! Представляю, сколько мужских сердец уже разбили ее темные глаза. И сколько мужчин целовали ее в губы. И, наверняка, она уже отдалась кому-то из них. От этой мысли меня передёргивало! И я с нетерпением ждал вестей от Димки. Конечно, в тайне мечтая услышать заветное «она свободна»… «Ну, допустим, она свободна», – размышлял я, глядя в потолок, – «и что ты сделаешь?». Она не пыталась казаться взрослее, как многие ровесницы. Почти не красилась, носила платья в цветочек, смущаясь, краснела, и была невероятно очаровательной в своей детскости. – Я думаю, нет необходимости забирать с собой зубную щетку? – уточнила Нина, выходя из ванны перед сном. Я засмеялся в ответ. А сам, уединившись в ванной комнате, стыдно признаться, принялся изучать ее принадлежности. Еще влажное после душа полотенце на сушилке хранило запах её тела. А шампунь с ароматом цветов напомнил наш танец, когда ее волосы касались моего лица. Вдохновлённый нахлынувшими чувствами, я проснулся раньше всех. Вооружившись секатором, срезал три полураскрытых розы, и оставил цветы под дверью спальни. Глава 9 Как же здорово проснуться в уютной, мягкой постели. Никуда не спешить! Не вскакивать, как ужаленная. А, сменив позу, поваляться еще часик-другой, осознавая, что впереди целый день. Открыв двери, я едва не наступила на… цветы. Протерла глаза, силясь понять, откуда взялись розы. Дверь соседней спальни была закрыта, а внизу шла оживленная беседа. Проснулись все, кроме меня! Я поставила цветы в вазу на прикроватной тумбочке. «Неужели Артём?», – подумала, и сердце забилось чаще. Ну не дядь Вадик же, в самом деле! Моя догадка подтвердилась – за завтраком Тёма избегал моего взгляда. Я решила, что цветы – знак примирения. Ведь именно этот розовый куст рассорил нас много лет назад. Наряду с его вчерашними извинениями, сей жест выглядел вполне логично. «И ничего романтичного тут нет», – уверяла я себя. – Мамуль, очень вкусно, – я обняла маму за плечи. – Вот подождите, поспеют яблоки, я вам еще и шарлотку испеку! – пригрозила она. – Тогда я точно ни в одни джинсы не влезу, – вздохнула я. – Ой, тебе не лишне чуток набрать! – пожурил дядь Вадя. Он, как и прежде, был в хорошей форме. Но, над поясом брюк, наметился вполне различимый пивной животик. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/nina-greckih/postoronnie-kniga-2-63706362/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО