Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Смерть и ничего более Алексей Чернов В маленьком провинциальном городе происходит уже третье по счету убийство девушки. Местная полиция не может вычислить преступника. В это время в город приезжает в очередной отпуск следователь из Москвы. Он собирается проведать маму и подлечить раны от предстоящего развода с женой. Его друг, местный оперативник, предлагает ему подключиться к расследованию. А вскоре и поступает приказ сверху. Чтобы разобраться во всем, ему придется погрузиться в серые будни когда-то родного маленького городка. Получится ли у следователя Калинина вычислить маньяка? Да и маньяк ли это… Содержит нецензурную брань. Алексей Чернов Смерть и ничего более Глава 1. Поздней осенью, когда листва уже давно облетела с деревьев, этот парк не был таким красивым. Но все равно каждый вечер возращаясь с работы, Маша шла через этот парк. Да и парком то собственно говоря, этот когда то пустырь, стал около пяти лет назад. Администрация города, не часто баловала жителей Северного Залива, такими подарками. И когда на месте старого пустыря, власти решили разбить парк, люди близ лежащих кварталов, были счастливы. Наконец можно будет спокойно прогуляться, по тенистым аллеям. Мамы с колясками и местные собачники, встретили эту новость двумя руками за. Маша Удальцова привычной тропой шла в сторону дома. Осенний вечер не радовал. Легкая морось то идело попадала на лицо. Вместе с листвой из парка и исчезли все местные обитатели. Лишь страстные выпивохи, по вечерам облюбовывали скамейки. Но сегодня, и их не было не видно, не слышно. Маша поправила платок, на голове и зашагала активнее. Ну вот финишная прямая. Она свернула на неосвещенную тропинку, ведущую прямо к жилому кварталу. Несколько шагов и Мария скрылась на носвещенной тропке. Но не только свет парковых фонарей, пропал из виду. Резкая головная боль и из под ног Марии ушла земля. Потом кто то, тяжело дыша перевернул ее на спину. А затем свет пропал полностью. Звонок в квартире Валентины Ивановны, ознаменовал, простое материнское счастье. С самого утра она была на ногах. Замесила тесто, готовила начинку для пирогов. Очень пережива застыл ли за ночь студень. Пол дня пролетели не заметно. И вот наконец… – Кто там? – игриво спросила Валентина. – Свои! – раздалось за дверью. – Открыаю, открываю. Она отодвинула щеколду и распахнула дверь. – Ромачка.... – женщина расплылась в улыбке. – Привет, мам! Высокого роста мужчина, обнял женщину. Они стояли как склееные и соревновались в крепости обьятий. – Ой, кажется похудел! – Ну ты скажешь, уж за сто перевалило. – Не может быть – не унималась мать. – Сейчас у тебя в гостях еще пяток кило прилипнет. Вон чувствую – мужчина пошмыгал носом – пирожки… – Только достала, – женщина расслабила оковы. – Горячие еще! – У-у какой запах! – Давай разувайся, проходи. Устал с дороги. Почетай сутки за рулем. – Нормально. – мужчина снял ботинки и подошел к зеркалу – Сюда ехать одно удовольствие, вот обратно другое дело. Атлетическая фигура мужчины появилась в зеркале. Он провел по мощным скулам, разглядывая щетину. Потом провел рукой по коротко стриженным, черным волосам: – Сейчас, я руки помою и приду! – Давай, давай. Я пока чай налью. Перед зеркалом в ванной мужчина снова стал себя разглядывать. Когда то он еле еле достовал до этого зеркала. И покойный ныне отец, даже смастерил для него маленькую деревянную табуреточку. Он наклонился вниз, а вот кстати и она. Под раковиной… В магучих руках табуретка, смотрелась еще более игрушечной. Тяжело вздохнув и поставив табуретку на место, он вышел из ванной. Вошел в гостинную. Огляделся. Все было как и прежде. Мама была консервативна и не любила перемен. Со времен его детсва, здесь мало, что поменялось. Ну разве что большой телевизор, который он подарил маме на юбилей. И окна. Да конечно, в прошлогоднем отпуске они поменяли окна. Мама очень не любила сквозняков. – Давай садись – с улыбкой, но строго скомандовала мать. – Хватит вести себя как на месте преступления. – Как? – Ты же не на роботе, Ромка. Не разглядывай все в деталях. – Что не ужели так бросается в глаза? – он сел за стол. – Еще как! Все как по сценарию. – По какому еще сценарию? – Да по любому. Когда ментов показывают....ой прости, прости – женщина взяла сына за плечо – Полицейских. Они всегда себя одинаково ведут. – Я следователь, мам! – улыбнувшись взял в руки горячий пирог. – Ах, ну да, ну да. Как там…следователь следственного комитета Калинин Роман Сергеевич. – Так точно! Ой горячие! – Осторожно, не обожгись. – Твоими то пирожками? – Роман дул на пылающий пирожок. – Да пусть лучше весь пообжигаюсь. – Балбес! – мать потрепала сына за волосы. – Ой как ты коротко подстрижен, аж и ухватится не за что. – Это специально, что бы преступники, тоже не смогли ухватиться! – Ой балтун. Ешь давай. Полноватый мужчина, в высоких резиновых сопагах медленно переваливался с ноги на ногу. Только в парке он позволял своему огненно рыжему Ирландскому сеттеру пробежаться без поводка. Да к сожалению бывали случаи когда рыжий красавец по кличке Вилле, давал себе вольность. И тогда сбивая ноги в кровь по соседним дворам, хозяин искал собаку. Благо слабостью Вилле была соседняя помойка и долго поиски не продлялись. Опасаясь что собака сожрет какую нибудь отраву, Ирландский красавец, стал выгуливаться на длинном поводке. И только в парке, Вилли получал вольную. Помоек рядом не наблюдалось, а выбегаться сеттеру было просто необходимо. – Вилли, ко мне! – хозяин то и дело окликивал пса. – Молодец! Хороший, мальчик. Ну беги! Так дыша свежим, хоть и сыроватым воздухом, хозяин и его верный друг прогуливались в парке. Хозяин всегда шел по широким аллеям, а пес то и дело носился по маленьким и тенистым тропинкам. Неожиданно раздался лай собаки. Хозяин повертел головой в поисках пса. – Ко мне! Вилле! Собака не возвращалась, но продолжала лаить. – Вот неугомонный кобель. Всю жизнь я брал сучек, а тут черт дернул взять кобеля. Мать твою ети! Ко мне сказал! Крехтя и боморча нецензурно, он пошел на лай собаки. Вскоре он увидел своего огенно рыжего питомца сидящего возле чего то не понятного. Собака продолжала лаять. Даже увидев хозяина,не остановилась. – Ну что там еще? Что ты орешь? Подходя ближе сердце мужчины стало биться сильнее. Он стал подходить медленными шагами. Как будто крался что бы его никто не услышал. С каждым шагом становилось все страшнее и страшнее. Наконец остановившись и замерев хозяин открыл рот, но место крика раздался глухой хрип. Рома подсел поближе к матери и обнял ее. – Эх мам… – Ну что закрехтел, как старый дед? Что случилось у тебя? Хотя не говори, все сама знаю. Рома удивленно уставился на мать. – Ну что смотришь? Да все знаю! – Откуда? – Сердце материнское все чувствует! – Мам! – Не мамкай! – строго оборвала женщина. – Все ясно, Наташка рассказала!? – Ну рассказала и правильно сделала. То когда интересно мать должна была узнать, что ее сын разводится? По новостям бы передали? – Я нихотел тебя расстраивать! Зачем тебе это. Вон давление опять же. – Ты за свое давление переживай. Вон – мать указала взглядом на танометр. – Давай помереем у кого больше. Рома улыбнулся и снова обнял мать: – Ты у меня конечно даешь! – Не переводи стрелки, давление мерить будем? Мать и сын рассмеялись. – А если без шуток – Валентина Ивановна выбралась из объятий сына. – Что все? Конец ячейке общества. Ты же понимаешь, что со своей работой, ты никогда не найдешь себе жену. Ой что там жену – женщина махнула рукой – Ты даже девушку себе не найдешь, так и останешся один. На пару со своими уголовниками. – Мам! Ну у меня есть ты. Есть Наташка. Да собаку заведу в конце концов – Рома ухмыльнулся. – Собаку он заведет…ой шальной! Кто с твоей собакой гулять то будет, пока ты бандитов своих ловишь. – Тебе привезу – с улыбкой глянул на мать. – Сейчассс! Вот еще собаки мне для полного счастья и не хватает. Мне пока ты маленький был хватило. Вы с отцом заводили животных, а мать ухаживала. Нет уж. Дай мне на старости спокойно пожить. – Женщина прищурилась и укаризненно посмотрела сыну в глаза – Вот ты зараза. Вот точно следователь. Это так сменил тему, что я и про развод забыла. Ты специально про собаку заговорил. Знаешь как меня завести. Эх ты. Рома молча улыбнулся. – Ну а как там Наташка то? – Я боюсь, что ты больше меня знаешь. Она же звонит тебе? – Звонит! – передразнила мать. – Хоть один нормальный человек в вашей семье. Сын с утра до ночи на работе пропадает, а невестка… – снова махнула рукой – Прости господи. Хоть от Наташки все новости узнаю. – Мам! Лариса хорошая. Просто характеры у нас… – Хорошая, характеры…Вот останешся один со свом характером. Рома почти в плотную уставился на мать и с улыбкой сказал: – Ну про собаку то я серьезно! Оперативник Павел Рыжов вышел из магазина с двумя бутылками пива. Положив бутылки на заднее сиденье, старенького " Логана" собирался ехать домой и соблюсти свой вечерний ритуал. В ритуале не было никаких сверхестественных действий. Просто последнее время работы было по горло. А иногда казалась что накрывало с головой. И в поздние часы, когда удавалось приехать домой, все действо происходило одним образом. Он входил в квартиру и сразу кидал принисенное с собой пиво в морозилку. Включал свет на кухне и в комнате. Затем телевизор с новостным каналом. Потом шагал в ванную, где мыл по очереди ноги и стирал носки. Принимать душ полностью не было ни каких сил. Возвращался в кухню, доставал из холодильника колбасу и делал пару бутербродов. Затем в ход шла первая бутылка пива. Как правило в поздние часы по телеку шли итоговые новости за день. Паша коментируя смотрел. Доев бутерброды, достовал вторую бутылку и выпивал ее залпом. Все, день окончен и слава богу. Шел спать. Отъехав от магазина зазвонил телефон. Ничего хорошего эти звонки не сулили. Его родители оставив ему квартиру переехали на дачу. И с мамой он созванивался днем. Сейчас же было почти десять вечера. Ой вообщем ничего хорошего эти звонки не сулят. Достав телефон Паша закатил глаза и спустя несколько секунд все же ответил: – Рыжов, слушаю! – и сразу добавил. – Но только если пожар в участке! – Пашенька, ты далеко? – К дому подъезжаю. Вы время видели вообще? – Паш, прости но тут задница.... – А у меня всегда задница! – Звонит мужик, из парка и говорит что его собака нашла труп женщины. – Час от часу не легче, не ужели.... – Что не ужели Паш? – дежурный не унимался. – Ну так что наряд то посылайте… – Наряд отправили, но это же труп. Сам помойми… Мы даже Поклонскую смогли выцепить. Съезди. Протяженно выпустив воздух, как учили психологи, из газеты, которую Паша читал с утра в туалете, коротко ответил: – Принято сейчас буду. Он с грустью в глазах посмотрел на две бутылки пива, томящиеся на заднем сиденьи: – Ну что родные, не дают нам с вами побыть вместе! ГЛАВА 2 Полицейские мигалки освещали парк. Несколько человек в полицейской форме и пару человек в штатском, толпились поблизости. Рыжов прошел через оцепление, показав ксиву. Он уверенной походкой подошел к женщине стоявшей на коленях. За женщиной октрылась ужасная картина. Молодая девушка лежала на спине. На ней было только серое пальто. Вернее сказать под пальто, ничего не было. Рыжов обратил внимание на босые ноги убитой. Чистые. Они были идеально чистые. Вокруг земля и сырость. Он тяжело вздохнул и присел на карточки, рядом с сидящей над трупом женщиной. – Ну что у нас? Привет! – Привет – женщина повернула голову. Когда то Рыжов очень любил это лицо. Да что там чувства до сих пор полностью не остыли. Слегка заостренный нос и бездонные голубые глаза. Когда то он в них тонул, без памяти. Жаль не видно было волос. Они были спрятаны под платок. Но Рыжов знал, скинь сейчас она эту материю и прекрасная белая шевелюра, упадет на плечи. Да на эти хрупкие плечи. – У нас, труп девушки, на вид лет двадцать, думаю. – Женщина раскинула пальто лежавшей наземле. Под ним и правдо не было абсолютно ничего, за исключением следов крови. – Два ножевых ранения, и обильная гематома, на затылочной части. – Изнасилование? – отведя взгляд от коллеги спросил Рыжов. – Точно скажу, завтра. На первый взгляд было. Но на этом пока все. Более подробно после вскрытия. Женщина попыталась встать. Рыжов подскачил первый и сразу подал руку. – Спасибо! Что тебя из дома выдернули? – Не успел доехать, а тебя? – С отчетами заседелась. Уже домой собиралась. Паш, ты думаешь это продолжение? – Завтра будет видно, после твоего заключения. Но я думаю, конечно! – Это уже третья! – Третья. Кто кстати нашел? – Вон, мужик сидит с собакой. – Ладно пойду поговорю. – Давай. – Может тебя подвезти? – В надежде спросил Рыжов – Нет спасибо, я на машине! Иди с мужиком поговори. Рыжов подошел к мужчине, который сидел на поваленном дереве и гладил собаку. Его лицо смотрело на землю. Мимо него ходили туда, сюда, но он не обращал внимания. – Товарищ капитан! – полицейский подбежал к Рыжову. – Что? – Вот смотрите, сумочка. – Сержант держал в руках черную женскую сумку. – Где нашли? – Вот там за деревом валялась – сержант указал рукой. – Ладно молодцы! – Есть! – Капитан Рыжов, это вы обнаружили тело? – Паша обратился к навид обреченному мужичку. – Это Вилле! – не поднимая глаз ответил мужчина. – Вилле это он? – Рыжов погладил собаку. – Вилле это он – кивнул бедолага. – Ни кого больше не заметили? Может крики, стоны? Может убегал кто? – Паша продолжал наглаживать рыжего красавца – Кто убегал? – Я вообще, ну в принципе! – Ни кого не заметил. Мы вообще одни были. – Вы всегда здесь гуляете? – Рыжов растегнул сумку. – Всегда, гуляю. Народу вечером здесь не бывает, а Вилле нужно побегать. – То есть точно никого не было? – капитан достовал вещи из сумки. – Точно никого, обычно там на скамейках, сидят алкаши по вечерам. Но сегодня и их не было. – Понятно – наконец Рыжов достал паспорт из сумки. – Сержант! Молодой полицейский пулей подбежал: – Я! – Запишите данные гражданина, и отпустите домой! – Есть. – А вы гражданин, если что то вспомните, обязательно приходите в полицию. Спросите капитана Рыжова. Мужчина молча кивнул головой. Рыжов сделал пару шагов в сторону полицейских мигалок. Щурясь открыл паспорт. – Так, Удальцова Мария…И в правду двадцать лет… – он перевернул страницы – Так прописана....Ленина 20. Так сержант! – Да товарищ капитан!? – Я по адресу поехал, если что на связи! – Рыжов показал сержанту паспорт. – Так точно! Рыжов почти зашел в подъезд, когда его голова автоматически повернулась и взгляд упал, на одиноко стоящие две скамейки. Когда то в далеком прошлом это была полноценная детская площадка. Непроизвольно память перенесла Рыжова в далекое прошлое и он застыл на ступеньках, около двери в подъезд. Каждое будничное утро он встречался у этих самых скамеек со своим школьным другом. Да он жил вот в этом доме. Который носил адрес Ленина 18. Он брел проходными дворами, неся за спиной портфель. И у заветных стоящих друг на против друга скамеек они встречались и шли в школу. Которая скрывалась за соседней девятиэтажкой. Неся в руках сменку, и чиканя ей как футбольным мячом, они обсуждали вчерашний день и готовились к новому. В старших классах на этих скамеках появилось первое пиво и первые сигареты. И даже много лет спустя эти две одиноко стоящие скамейки были местом встречи двух старых друзей. Не понятно почему, уже в возрасте, когда друг Паши приезжал на каникулы из Москвы, и друзья могли позволить себе встречу в любом другом месте, первоначально они встречались сдесь. И всегда телефонный разговор заканчивался фразой – Ну что, завтра на нашем месте? Рыжов маргнул глазами. Стоящие почти в ночном осеннем дворе скамейки, были пусты. Он прошел в подъезд. Поднялся на лифте. Около одной из дверей Рыжов долго мялся. Посмотрел на часы. Без пяти одиннадцать. " Прекрасное время сообщить родителям, что их дочь нашли в мертвую в парке" подумал Паша. " На кавказе принесшего дурную весть убивали" Приложив палец к дверному звонку, долго не решался нажать. Ладно надо....За дверью раздался привычный треск, еще советского звонка. Тишина. Рыжов подожал. Повторно позвонил в дверь. " Спят уже… Сейчас с просони, да такие новости" Еще раз нажал на звонок. " Хотя почему спят? Дочери дома нет. Время одиннадцать" Убрал руки в карманы. Щелкнул дверной замок. Рома надел пальто. Мать застала его в дверях: – Ты куда? На ночь глядя! – Чуть, чуть воздухом подышу! – Надышешься еще…Ложился бы отдыхать. С дороги устал ведь! – Высплюсь мам, я же в отпуске! – Знаю, я твои отпуска. Потом раздается телефонный звонок и все…Весь отпуск. Поэтому Лариска и не выдержала. Только нам матерям, не уйти от вас. Ну только – мать кивнула головой к верху – …Туда! – Мам, перестань – Рома взял мать за плечи и улыбнулся. Белые как на подбор зубы, придавали халености этой улыбке. – Я не долго. Просто прошвырнусь вперед назад и домой. – Ой. Ладно, только давай не долго. А то… – Что а то? – Ой ничего иди уже, тебе скажешь так ты, не отцепишся. – Ну серьезно, мам! – Все давай мигом, одна нога сдесь… – Ладно я быстро. Дверь распахнулась. Только не та у которой стоял Рыжов. Он развернулся. Явно разбуженная женщина, с растрепанными волосами и заспаным лицом, щурясь осмотрела Рыжова: – Ну и что надо? – А вы простите?… – Я простите…Сплю. А вы долбите в запертую дверь, на ночь глядя. – Женщина сложила руки на груди. И встала в позу властной хозяйки. – Ну… – Что ну? – Что трезвоните? Если не открывают, значит нет никого? – Я из полиции – Рыжов протянул удостоверение – Вы соседка? – Капитан очевидность! – Капитан полиции! – сердито ответил Паша. – Вы знаете гражданку Удальцову? – Машку то? Ну знаю конечно. Как не знать, на одной лестнице живем! А что случилось то? – Когда вы видели ее в последний раз? – Так с утра видела. Вместе в лифте, даже ехали. Она в институт, я на работу. – Она студентка? – Рыжов убрал удостоверение и достал маленький листочек бумаги. – Студентка. – женщина явно сменилась в тоне. – Ну подрабатывает там же. – С кем она проживает? – С матерью! Что случилось? – Соседка явно напряглась и насторожилась. – А где мать? – Рыжов начал писать цифры на листке. – В рейсе. Она проводница. – Когда вернется, не знаете? Женщина отрицательно покрутила головой: – Что то с Машей? – В каком институте она учится…а хотя да – осекся Рыжов. – Так у нас только филиал Политеха. Из высших. – Да, да – Рыжов передал листочек женщине. – Когда мать ее вернется, пусть сразу со мной свяжется. Не забудте пожалуйста! Всего доброго! Извините что разбудил. – Да ничего… – женщина смотрела в след уходящему полицейскому. – Так а что…? Но лифт хлопнул дверьми. И на лестничной площадке воцарилась тишина. Рыжов вышел из подъезда. За ним хлопнула дверь. Начало двенадцатого…Не самое лучшее время, для прогулок по ночным осенним дворам. К чему это он? Голова снова на автомате, окинула взглядом скамейки. Большой черный силуэт застыл сидя и не двигаясь. Хм, Рыжов пошел к машине. Стоп. Он снова обернулся. Силуэт… Не сводя взгляда, Паша, шел на сближение. Силуэт принимал конкретные очертания. Они были знакомы. Отлетическое телосложение. Почему атлетическое? Да бог его знает. Он всегда был крупным. Ростом под сто девяносто. Широкоплечий. И лицо с большими скулами. О черт…Да, еще она....Улыбка. Белоснежная и ровная. Зубы были тоже достаточно большими, но именно они очень подходили этому крупноскульному лицу. Еще пара шагов. Не может быть. Улыбка видна отчетливо. Он сидит держа руки в карманах и улыбается. Он его узнал.... – Не может быть? – Рыжов сблизился с сидевшим на скамейке. – Я тоже рад тебя видеть! – Не может быть…И где? На этой самой скамейке! – Точно – мужчина оглядел скамейку и встал – Как и раньше! Они смотрели друг на друга не веря своим глазам. Человек со скамейки был намного выше ростом и вообще крупнее. Рыжов был чуть выше плеча. Улыбки растянулись на лицах. Мужчины обнялись. – Не может быть! – продолжал Рыжов. – Пашка! Как я рад тебя видеть! – Ромка! Мужчины расцепили объятия. – Ну что? Присядем? – Роман указал рукой на скамейку. – А то! Они уселись. – Как будто и не прошло столко времени да? – Рыжов приобнял друга. – Да уж. Разве мы с тобой уже не те! – Да ладно не те! Еще какие те! А ну ка – Рыжов бросился в сторону своей машины. – Ты куда? – Ай момент! – на ходу вымолвил Паша. Писк сигнализации. Хлопнула дверь. Пашка мчялся обратно. В руках он держал две бутылки пива. – Распитие в общественном месте? – укаризненно, но все с той же широкой улыбкой, подколол друга Калинин. – Не начинай! – Рыжов хлопнул первую бутылку и протянул другу. – Ну давай нарушать! – Не гунди – открыл вторую. – Ну…Я не верю своим глазам. Давай! Раздался звон стекла. Сделав по паре глотков друзья разговорились. – Как ты здесь? – не унимался Рыжов. – Я до сих пор не могу поверить! Калинин поставил бутылку на землю: – Как и всегда…К матери приехал! Вышел вечером подышать и… – К матери значит приехал…А мне не мог позвонить? – Я собирался. Но завтра. Сегодня думал с ней побуду. – Эх ты! – Рыжов сделал еще глоток – Сколько же мы с тобой не виделись? – Много, Пашь, много. – Калинин потянулся за бутылкой. – Ой, а я помню, проклянал твой институт в Москве. И тебя одно время. – Во как? – А как ты думал? Не поступить ему было в наш филиал Политеха. Нет в Москву поперся. Думаю, вот зараза кинул друга. – Рыжов сменил тон и посмотрел прямо в глаза другу – И подругу! – Я никого не бросал. Все абоюдно получилось! Любовь на расстоянии не выжила. – Калинин посмотрел на Пашку. – Ну тебе то я слышал, это только на пользу пошло? А ? – Я не знал тогда, как ты к этому отнесешся! – Рыжов опустил глаза. – Но ты же знаешь, что я Ритку тоже любил? Когда вы вместе были не смел вам мешать. Друзья же. А потом как вы расстались и ты перестал сюда на каникулы приезжать…Вообщем как то так. – Ну ладно тебе прибеднятся – Калинин толкнул локтем Рыжова – Как она? – Она хорошо – Паша вздохнул. – …Но не со мной! Калинин наморщил лоб: – В смысле? Рыжов залпом допил остатки пива: – Вообщем когда вы с Риткой разошлись. Она конечно переживала сильно. Была сама не своя. Даже похудела. Ага представляешь, ее на работе уже селедкой стали называть. Ну что? Общая работа. Общие знакомые. Стал я перед ее глазами часто мелкать. Вообщем так и сошлись. Сначала просто,так, как бы и ей и мне хорошо. Ну а потом как то попривыкли к друг другу и решили пожинится. Но как сам понимаешь счастья нам это не принесло. Не мне ни ей. Тебя она все равно любила. Да и сейчас наверно… – Рыжов шмыгнул носом. – Эй ты что? – Калинин потрепал друга по голове. – Да все нормально. – А дети? – Калинин приложился к бутылке. – Не…Детей нет. Ну и итог всего этого такой. Год назад мы официально развелись. Так что так! Ладно у тебя то как? Подпол уже, или погоди – Рыжов ехидно сщурился – Неужели полковник? Калинин ухмыльнулся: – Бери выше! – Ой! – Капитан! – Да иди ты? – Сам иди! – Хах, так мы с тобой еще по званию одинаковые. Ну дела… – Вот видишь! Два капитана! Друзья снова рассмеялись. – Ну, а личная то жизнь как? – поинтересовался Паша. – Ты будешь смеяться – Калинин встал и взял пустые бутылки -И тут у нас с тобой все одинаково – подошел и выбросил бутылки в урну. – Я тоже развожусь. – Во как? Ты меня пугаешь! – Я и сам себя боюсь. – Ну рассказывай, что, как? – Паша закинул ногу на ногу, в предверии интересного рассказа. – Ну в принципе все довольно бонально. Встретились мы на последнем курсе. Почти сразу поженились. Дочка потом родилась.. – О – перебил Рыжов – Хоть какое то разнообразие. – Ну а потом что? Следственный комитет. Москва!– Роман иронично поднял голову вверх. – И все. На работе я стал пропадать днями и ночами. Лариске помогать почти вообще перестал. Да что там помогать, я дома то так, только переночевать. И с утра обратно в комитет. Ну она конечно терпела сколько могла…Ну а теперь уж что? Дочь большая уже. Вот как то так, наша ячейка и развалилась. – Да, ты тот еще негодяй – Рыжов поддел друга. – Я помню как ты всегда говорил, работа отдельно, дружба отдельно! – Ну с тех пор в принципе мало что поменялось! Я и до сих пор так считаю. На работе я следователь Калинин Роман Сергеевич. А после хоть Ромка, хоть Рюмка. Характер у меня такой. Ну что я тебе рассказываю. – Да уж. Ну может поэтому ты в следственном в Москве, а я опером здесь. И для всех и всегда я опер Паша Рыжов. – Да! Я рад что мы встретились – Калинин прижал друга к себе, своей могучей рукой. – Да. Мы с тобой брошенки! В ночном дворе разадался смех двух старых друзей. – А скажи ко мне, Пашка Рыжов. – У? – Ты какого…сдезь делаешь, да в такое время? Любовница? – с улыбкой спрсил Калинин. – Ой – Паша поморщился. – Не напоминай мне пожалуйста. – А что случилось? – Ты правда хочешь знать?– Рыжов уставился на друга – Ты же в отпуске, отдыхай. – Хотя… – Паша задумался и не убирал взгляд от Романа. – Твоя помощь конечно бы пригодилась. – Ну говори… – У Калинина в глазах мелькнул огонь. – Ой ну тебя в задницу, ты даже в глазах меняешся. Вон еще ничего не знаешь, а уже как хищник. Увидев что друг настроен серьезно, Паша сдался: – В парке труп девушки нашли. Не подолеку сумочка валялась. Ну а в ней паспорт. Прописана она сдесь. Ленина 20. – Рыжов кивнул на дом. – Ну что ограбление, изнасилование? – поинтересовался Калинин. – Внешне? Ничего не пропало, но как на самом деле…Вот хотел к родителям наведаться. А соседка сказала что мать проводница, в рейсе сейчас. Все подробно будет ясно завтра. Ритка осмотрит тело. Но дело то даже…Ой прости господи не в этом. Это третий труп, за последние несколько месяцев. – Серия? – То то и оно! Связать их очень сложно. Разные по подчерку, разные…да по всем делам. Они разные. – Что ни какой общей ниточки? Может в цвете волос или одежде? – Калинин спросил и сам осекся, куда его понесло? – То то и оно, что нет. – Да! – одновременно грустно и с азартом сказал Калинин. – Ну что....Отпускник. Вижу загорелись глазки – Рыжов посмотрел на друга. Тот отвел глаза в сторону. Потом пристально уставился в глаза Рыжову: – Ну что завтра на этом месте? Рыжов скромно улыбнулся и похлопал друга по плечу. ГЛАВА 3 Логан Рыжова остановился на оживленной улице, недолеко от входа в парк. Хлопнув дверью на выходе Паша спросил: – А что мы в такой заднице то припорковались? Можно ж было в сам парк проехать! – Не стоит привлекать внимание. – Калинин поправил воротник пальто. – Пойдем осмотримся. Как будто просто гуляем. – Ну пойдем гулять! – Рыжов застегнул бежего цвета куртку и нажал на брилок сигнализации. Утором в парке пахло сыростью. Да и не только утром. Поздняя осень не часто баловала жителей Северного Залива хорошей погодой. Тем не менее дождя не было и что самое главное было светло. Калинин с Рыжовым шли не быстро. Разглядывая все по сторонам. На встречу начали попадаться собачники. В дали Калинин разгледел двух мамочек, гулявших с колясками. – Эх, родная серость! – Рыжов вдохнул сырой осенний воздух. – Унылая картинка. – Зато как то спокойно. Прям умиротворение какое то. – Умиротворение у него – усмехнулся Рыжов. – Серость. Холод. Грязь! – Ты умеешь внушать позитив! – А что? Правда же! С утра до ночи такая картина. И так до весны. И то не известно, какая весна еще будет. Может и в мае еще мороз ударить. А ты говоришь умиротворение. Поэтому и творят всякую хреноту. Людям солнца не хватает. – Солнца конечно мало. Но умиротворение в другом. Спокойно как то на душе становится. – А что в Москве не спокойно? – Москва!… – Калинин ухмыльнулся. – Бывает ли спокойно в Москве!? Мне кажется это вопрос риторический. – Давай сюда – Рыжов прихватил друга за локоть. – Вон туда! – Там ее нашли? – Калинин огляделся. – Ну там дальше на той тропинке! – Пошли! Они прошли по тропинке. Вскоре Рыжов крикнул: – Вон тут! – Здесь? – Калинин ткнул пальцем. Примятая,уже давно отцвевшая трава. По правую руку от тропинки. Огромное количество натоптанных следов. Калинин снова огляделся. До оживленной аллеи парка метров триста. – Сюда целая группа выезжала? – спросил Роман. – Ну а как же. Человек пять, шесть. – Наследили как рота солдат! Сырая земля. Здесь можно отчетливо снять отпечатки обуви. – Калинин сделал шаг в сторону примятой травы и сел на корточки. – Ну вы наврядли это сделали да? Рыжов пожал плечами. – Как она лежала? – На спине. – В одежде или голая? – Калинин провел рукой по траве. – Сама в пальто. – Рыжов поошел ближе.– Но абсолютно голая. – А куда удары ножом нанесены? В грудь или? – Два удара в грудь. Но это на вскидку. Более точно Рита сегодня скажет. Калинин оглядел свою ладонь. На ней сквозь воду выступили маленькие капельки крови. Рыжов удивленно посмотрел на друга. – Что пальто успело на сквозь пропитаться кровью? – поинтересовался Калинин. – С двух то ударов. – А вспомнил. – Рыжов встал ровно на ноги – Рита сказала, там еще гимотома на затылке была. – Значит сначала, оглушил… – Калинин тоже выпрямился – А потом уже начал глумиться. Вокруг все осмотрели? – На сколько это было возможно! Вон там – Рыжов кивнул рукой – Сержант нашел сумку. – Понятно! Калинин вернулся на тропинку и несколько раз огляделмя. Потом снова сел на карточки. – Я думаю вот! – Что вот? – удивленно спросил Рыжов – Что ты в этой грязи нашел? – Я думаю…Сдесь он ее настиг и ударил сзади по голове. Оттуда и гемотома. Потом она упала. Я думаю вот – Калинин ткнул пальцем в округлые следы – Сдесь она упала. Это следы ее коленей. Я не думаю что кто то из группы, вчера не побрезговал в стать в грязь. А это следы коленей. Сздесь она упала. Возможно сразу потеряла сознание, а может и нет. Потом он ее оттащил туда в траву. Ну и…дальше ты сам знаешь. Калинин вернулся обратно на траву и присел. Поднял вверх голову, потом в сторону: – Ну все правильно. Даже с моим ростом, ночью в темноте сдесь не будет видно. Он встал ровно на ноги и отряхнул брюки: – Ну да, скорей всего все так и было. Пальто грязное было? Ну со спины? – Я точно не знаю, там в основном Рита работала. – Все ясно. Ну что же я думаю можно отсюда уезжать. А кстати кто обнаружил? – Собачник один. Его пес нашел. Он только вечером с ним сдесь гуляет, что бы можно было с поводка отпустить. – Понятно, проверили кто такой? – Нет еще, но все данные у меня есть! – Хорошо, обязательно проверьте. И все равно заставь оперов ну или кого нибудь, в людное время походить поспрашивать. Может кто что видел. Ну и вечером конечно тоже. Может кто так же домой шел в это время. Может кого нибудь видел. Рыжов и Калинин пошли к машине. – Оперов? – умыльнулся Паша. – Я тут и опер и участковый и следователь. Народу то с гулькин…ну ты понял. Калинин улыбнулся: – Ладно придумаем что нибудь! Полковник Буридзе, ходил по мрачному коридору. Во всех напонятных ситуациях он имел привычку наглаживать свои пышные, густые, черного цвета усы. Сейчас не случилось исключения. Шагая вперед назад, пальца то идело накручивали растительность под носом. Наконец распахнулась дверь. Маргарита Поклонская, в белом халате пригласила полковника войти. Буридзе прошел за Поклонской. – Вам нужен письменный отчет или вы хотите знать суть, товарищ полковник? – Поклонская оглядела не уверенно стоявшего рядом накрытым телом, полковника. – Бумага подождет, давай своими словами…Что продолжение да? – Выводы по сути должны делать другие люди! – Поклонская подошла к накрытому телу. В этот момент стукнула входная дверь. Послышались голоса. Вернее один голос. До боли знакомый и Буридзе и Поклонской. – А вот кстати и они – ухмыльнулась Поклонская. – А я милого узнаю по походке? – отшутился полковник, но поняв что Поклонскую это не улыбнуло, отвел взгляд в сторону. Довольну шумно, в помещение вошли двое. – Ух ты! – глаза Рыжова округлились. – Товарищ полковник? – Ты Рыжов, совесть поимел бы! – полковник повернулся к вошедшим. – Сам начальник, раньше тебя приехал. Где ты шляешся. – Я извиняюсь, – Рыжов толкнул вперед Калинина – Я товарищу из следственного комитета показывал место преступления. Калинин сделал шаг вперед и остановился. Он смотрел мимо полковника. Поклонская поймала его взгляд и слегка покраснев суха сказала: – Здрасте! – и отошла за довольно большое тело полковника. – Капитан Калинин, следственный комитет! Полковник кашлянул в кулак и представился: – Полковник Буридзе, начальник местной полиции. – Очень приятно. Калинин и Буридзе пожали руки. Затем руку полковнику протянул Рыжов, но увидев злой взгляд тут же руку убрал. – А что разве следственный комитет.... Полковник не успел договорить его оборвал Калинин: – Ах нет, товарищ полковник, я так сказать неофициально. Дело в том что капитан Рыжов.... – Калинин посмотрел на друга. – Вообщем Гургеныч – поняв что выходит недопонимание Рыжов влез в разговор. – Это мой еще школьный друг Роман Калинин. Он капитан из СК из Москвы. Он приехал в отпуск к матери. Вообщем мы случайно встретились. Он на добровольных начал согласился помочь. – Я не думаю что это хорошая идея – полковник смотрел на Калинина – Не то что бы я имею что то против СК или Москвы, но может получится не очень красиво. Тем более вы в отпуске…А значит – А значит – снова встрял Рыжов – Гургеныч, ты сам то понимаешь? У нас людей не хватает. Я и опер и следователь и участковый. Ритка вон вообще криминалист, а работает и за оперативника да и вообще – Рыжов махнул рукой. – Ты понимаешь что это уже третья жертва. И люди нам нужны. Тем более такие. А за этого – Рыжов ткнул пальцем в Калинина – Я лично вручаюсь. Да вон и Ритка тоже. А Рит? – Вы знакомы? – удивился полковник. – Знакомы – снова сухо ответила Поклонская. – Следователь Калинин прекрасный специалист. – И тем не менее – возразил Буридзе. – Товарищ полковник – спокойно сказал Калинин, так что полковник уставился на капитана. – Я сдесь по чистой случайности. Если вы думаете что я буду что негативное докладывать в Москву, то вы ошибаетесь. Это мои старые друзья. И коль уж я оказался сдесь, то позвольте мне хотябы поприсутствовать. И если что помочь, хотябы советом. Может какой нибудь версией например. Я вас уверяю, что в никаких официальных бумагах, моя фамилия фигурировать не будет. – Ну Гургеныч, что ты? – добавил Рыжов и сразу убрал взгляд, увидев лицо полковника. – А если я скажу нет, то вы позвоните своему начальству и оно официально прикажет мне? – полковник уставился на Калинина. – Не в коем случае. Я еще раз хочу заметить – Калинин говорил так спокойно, но убидительно что было видно что полковник остывает. – Что я просто предлагаю помощь. Безвозмездную. Да и товарищ полковник давайте на частоту. Если гибнут люди и не на войне, а в мирное время,если какой то подонок, сдесь устроил охотничьи угодия…То имеем ли мы право выяснять отношения. Какое ведомство… – Я вас услышал капитан – полковник перебил Калинина – Но попрошу вас, оставаться в тени. – Так точно – Калинин еще раз протянул руку полковнику. Тот пристально, но уже довирительно осматрел высокого и крепкого капитана и пожал руку. – Может в таком случае займемся делом? – укаризненно и высокомерно спросила Поклонская. – Да…Конечно – ответил Буридзе. Все собравшиеся подошли к накрытому белой простыней телу. Поклонская аккуратно сняла простынь. На милую и хрупкую в прошлом девушку уставились все присутствующие. – Эх милая моя – на выдохе вымолвил Буридзе. Поклонская обошла по кругу и подошла со стороны головы: – Смерть наступила в результате, двух ножевых ранений – она указала, пальцем в резиновой перчатке – Вот они, каждый соответственно в левую и правую грудь. Еще имеется довольно обильная гематома на затылочной части. Скорее всего он напал сзади и нанес удар тупым но довольно тяжелым предметом. Но при этом мне кажется он знал как бить. – Что ты имеешь в виду? – Рыжов удивленно посмотрел на Поклонскую. Она только открыла рот и хотела продолжить, но перебил Калинин, одевая такие же резиновые перчатки: – Его задача была сбить с ног и оглушить. Он не хотел ее сразу убить. Поэтому на сколько я понимаю…Вы позволите – Калинин приподнял голову покойной. – Удар пришелся по касательной. Ну да так и есть – Всем присутсвующим он указал на опухоль, синеватого цвета. – Хрупкая девочка, при желании он бы снес ей голову. И на этом было бы все. Прошу прощения продолжайте! – Благодарю – съязвила Поклонская. – Но в принципе товарищ капитан прав. Смерть наступила между семью и восьми часами вчерашнего вечера. Ни следов борьбы, ни каких под ноктями частиц я не обноружила. – Какая там борьба, после такого удара – добавил полковник. – Изнасилование? – Калинин снял перчатки и посмотрел на Поклонскую. – Да изнасилование было. Но материала убийца не оставил. Он насиловал ее чуть живую. Но все же еще в сознании. Может это важно для него. После этого он ее убил. – А как это без следов то? Что убица надел презерватив? Все уставились на Рыжова. – А что? Ни хрена себе насильники пошли. С презервативом ходят на убийства. – Я продолжу с вашего раздрешения? – Поклонская отошла в сторону и взяла маленький прозрачный пакет. – Это все драгоценности что были на ней. По следам на пальцах все совпадает. Значит он ничего не взял. – Что же не ужели ни одного трофея он себе не прехвотил? – Видимо нет, но есть одно но, подойдите сюда! – Поклонская обратилась к Калинину. – Что там? – Вот смотрите в волосах убитой есть очень странный срез волос. Вернее прядь. Вот видите – Поклонская держала в руках волосы. – Я не думаю что такая ухоженная девушка, сама себе или в салоне сделала такое. – Ну да! – Калинин разглядывал волосы. – А скажите пальто убитой вернее спина. – Что спина? – Она в грязи? – Да, причем довольно обильно испачкано. – Значит все правильно – спокойно сказал Калинин. – Сбил с ног потом оттащил на траву. – Вероятно так и было! – одобрительно ответила Поклонская. – Значит прядь волос. – Калинин задумался. – Еще что нибудь? – спросил полковник. – Больше ничего, в письменном виде отчет будет готов к обеду. Полковник молча кивнул рукой. – Товарищ полковник! – Калинин обратился к Буридзе. – Да? – Раздрешите ознакомится с делами? Посмотрю что к чему, может что и всплывет! – Ознакомся – положительно кивнул полковник. – Только не мелькай сильно в участке. Рыжов покажи ему дела. – Так точно! – А сам дуй в институт и выясни все что сможешь об этой девочке. – Так мне дела показывать или в институт? – Покажи дела и дуй в институт – сквозь зубы добавил Буридзе. – Я думаю товарищ капитан сам справится с ознакомлением! – Так точно, справлюсь – Калинин ухмыльнулся. Первыми из морга вышли Буридзе и Рыжов. Калинин выходя обернулся к Поклонской: – Спасибо, что считаешь меня хорошим специалистом. – А чем это ты? – Ну ты заступилась за меня перед полковником. – А это? – Поклонская улыбнулась. – Ну сейчас не время мерится…Ну ты сам пониаешь! А следователь из Москвы, я так думаю лишним не будет. – Это точно! – Это все? – В смысле? – Это все что ты хотел сказать? – Да! – Ну в таком случае всего доброго, товарищ капитан. Калинин двинулся к выходу, в дверях он развернулся: – Пока, да! Когда Рыжов и Буридзе вышли на улицу, полковник огляделся по сторонам и ткнул Рыжова рукой в грудь: – Паша, мать твою....Если еще раз ты позволишь себе при посторонних, панибратство со мной – Полковник сжал кулак – То я тебя! Ты меня понял? – Да понял, понял – Рыжов не ожидал такой реакции начальника. – Ты же сам всегда говорил, на ты и по отчеству! – Это для тебя и наших сотрудников! А при посторонних я товарищ полковник. Ну на худой конец Борис Гургенович. А не Гургеныч. Все понял? – Понял, понял! Полковник ушел. Вскоре на улицу вышел Калинин. ГЛАВА 4 Рыжов оставил Калинина в своем кабинете. Это был конечно кабинет не только Рыжова, но нехватка кадров позволяла ему одному распологаться, в весьма уютном помещении. Два больших окна, на подоконниках которых лежали кипы бумаг. У каждого окна по столу и еще один стол, был как воглаве всего кабинета. Он стоял у стены по середине. И так всякий входящий видел сначала два стола у окон, и по правую руку, как начальник рапологался Рыжов. Вдоль стен распологались старые, советского периода стелажи. На которых довольно не аккуратно в разнобой ( На это Калинин сразу обратил внимание) стояли разные папки. На столе у Рыжова тоже был вечный беспорядок. Перед тем как изучать дела, кинутые Рыжовым на этот старый стол, Калинин раздобыл тряпку и протер со стола. Сложив разную со слов Рыжова мукулатуру, по стопкам он стал изучаь дела. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=63331983&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО