Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Откуда приходят слова?

Откуда приходят слова?
Откуда приходят слова? Наталия Михайловна Терешина Сегодня можно наблюдать неологический бум – огромное количество новых слов со все нарастающей скоростью образуются практически на всех уровнях языка. При этом неологизмы – это не только лишь словообразовательная модель. Язык – живой организм, реагирующий на любое изменение среды обитания. Неологизмы отражают образ мышления, пульс современной жизни. Куда ведет нас язык? Неологизмы – это лингвистический нонсенс или свобода? Хаос или новый порядок? Неологизм содержит в себе отпечаток сознания – и личного, общественного: be egoistic!– слышится призыв; wasband заменяет husband и становится интуитивно понятным смысл слова do-nothinger. В этой книге рассмотрим уникальную взаимосвязь слова и культуры. Появление новых слов позволит увидеть возникновение новых ценностей и новых социальных тенденций. Книга будет полезна для лингвистов и увлекательна для всех интересующихся английским языком. Наталия Терешина Откуда приходят слова? 1. Словообразование в современном английском и языковая картина мира Language most shows a man, speak that I may see Thee (Ярче всего человек проявляет себя через язык – говори и я пойму, кто ты)     Ben Johnson 1.1. Мост из прошлого в будущее Язык – это духовный опыт, средство доступа к мыслительным процессам. Он содержит информацию о социокультурных, политических, философских ценностях, а также о преобладающих в ту или иную эпоху социально-этических взглядах, эволюцию взглядов человека на себя самого и на свое место в мире. Наш «мир» строится нами бессознательно на основе языковых норм. Мы не можем осознать действительность, не прибегая к помощи языка. Эта гипотеза лингвистической относительности принадлежит ученым Э. Сепиру и Б. Уорфу. Мы видим, слышим и воспринимаем те или другие явления в зависимости от языковых навыков и норм своего общества. Продолжая диалог о влиянии языка на наше восприятие, Маслова В. А. пишет: «Языковая картина мира – это общекультурное достояние нации, она структурированная, многоуровневая. Именно языковая картина мира – linguistic world image – обусловливает коммуникативное поведение, понимание внешнего мира и внутреннего мира человека. Она отражает способ речемыслительной деятельности, характерной для той или иной эпохи, с ее духовными, культурными и национальными ценностями».      Лексика любого языка постоянно пополняется, обогащается, обновляется. Одни слова исчезают, выходят из употребления, другие, наоборот, появляются, начинают активно использоваться. Основной источник пополнения словарного запаса – образование новых лексических единиц с использованием разных способов словообразования. Язык – живой организм, который пытается искать новые формы существования. И здесь первое, что обращает на себя внимание – появление огромного количества НЕОЛОГИЗМОВ – слов, которые еще не зарегистрированы словарем и не всегда понятны читателю. Такие слова являются новыми словами, новыми лексическими единицами. Тем не менее, они уже функционируют в языке. Они проникают во все культуры, подобно наводнению, покоряя пространство и время, часто полностью ассимилируясь в принимающем языке и, таким образом, становясь частью его словарного состава. Одна из причин появления такого количества неологизмов – парадоксальное мышление англичан, динамичный стиль их существования. И это все более ощутимое расхождение – парадокс между классическими, историческими традициями, незыблемыми правилами в прошлом и стилем жизни английского социума сегодня – то, что фиксирует парадоксальная грамматика за счет нарушения классических правил. В коммуникативной теории перевода могут быть очень нестандартные, неожиданные решения. О. Есперсен называет это «грамматическими конфликтами». «Про нашу культуру можно сказать, что она – культура парадоксов – the culture of oxymoron» – считают представители англоязычной культуры. Грамматика речи отличается тем, что здесь включается эмоциональная составляющая, «дух языка», дух культуры – «ethos». И тогда становится возможным создание правильного впечатления. In everyday communication “paradox is mostly used for expressing astonishment or disbelief at something unusual or unexpected".      В коммуникативной теории перевода могут быть очень нестандартные, неожиданные решения. Почему когда солнце и луна выходят (are out), мы их видим, а когда мы то же самое говорим про свет (the lights are out), мы подразумеваем, что свет выключен? Почему – hedgehog (досл. изгородь+кабан) – еж; pineapple (досл. сосна+яблоко) – ананас; butterfly (досл. масло+летать) – бабочка; hotdogs (досл. горячие собачки) – сосиски в тесте; gooseberry (досл. гусиная ягода) – крыжовник; sweetmeat (досл. сладкое мясо) – сладости. Буквальный перевод здесь невозможен. Выручает этимология, история, возможность существования альтернативной, субъективной оценки, культурные интерпретации определенной логики события и т. д.      Почему же такой строгий и логичный английский язык допускает такое нелогичное словообразование? Об этом пишут, например, Джереми Паксман в своей книге «The English». Или Кейт Фокс, которая в книге «Watching the English» с юмором рассказывает о бесчисленных неудобных правилах поведения, которые хочется нарушить! Язык фиксирует это явление и в грамматическом регистре на ассоциативном уровне – существует огромное количество слов-исключений из правил, которые могут превращаться в неологизмы. Рассмотрим два аспекта словообразования: скорость появления новых слов и тенденции их образования. 1.2. Фактор скорости словообразования Весьма показательным в этом отношении является феномен скорости образования и распространения новых слов в английском языке, что можно считать индикатором определенного стиля жизни – hurry, hurry, hurry! Time waits for no one! Стиль динамичный как для общества в целом, так и для отдельного индивидуума. Можно сказать, что это настроение английского социума сегодня, дух культуры, ethos – новые горизонты, новые смыслы, освоение нового жизненного пространства, приобретение нового опыта. Variety – the spice of life (настоящее ощущение жизни – это ее многообразие), так говорят они о себе. Условно будем считать, что самая высокая скорость появления таких новых слов в английском языке относится, в первую очередь, к неологизмам. Неологизмы обладают необычайно высокой проходимостью в английском языке на всех уровнях словообразования. Изменения в языке происходят на всех уровнях. Они могут коснуться ЧАСТИ СЛОВА, то есть его структуры. Трансформации могут произойти на уровне ЦЕЛОГО СЛОВА и фразы. Таким образом мы получим изменения на уровне ЧАСТЕЙ РЕЧИ. Перемены также затрагивают образ мышления человека и все это в итоге отражается на мировосприятии— языковой картине мира. В последующих главах мы будем исследовать это феномен. Данная схема поможет понять какой аспект мы рассматриваем в каждой главе и на каком языковом уровне находимся. Как же образуются новые слова? Рассмотрим это на следующих примерах. Карта 1 Попробуем разобраться какое понимание внешнего мира, какую концептуальную модель бытия предлагает нам английский язык. Посмотрим на карту 1, на которой представлена общая картина образования слов и, в частности, неологизмов. Столкновение исторических традиций historical background и современного стиля жизни life style. В этом парадоксальном противостоянии рождаются неологизмы не без помощи логического мышления, символически показанного в виде мозга. Понять причину такого «неологического» бума нам поможет логика происходящего, логика события. Первая картинка на карте 1 слева в верхнем ряду – способ образования нового слова за счет присоединения или отбрасывания приставок или суффиксов и называется он аффиксация. Эта картинка – образное переосмысление процесса образования новых слов с помощью «инструментов» усечения слова или присоединения к основе отдельных элементов – морфем: бревна метафорически переосмыслены как основа слова, к которой можно прибавить (или отрезать с помощью топора) суффикс или префикс. Для различных видов аффиксации условная скорость появления слов будет всего 2 лошадиные силы. Здесь классические словообразовательные модели продолжают активно использоваться, но наряду с этим появляется все больше слов – неологизмов, которые образуются не по правилам – betterment (улучшение), howeverness (букв: привычка говорить «однако», «однакость», что-то вроде – «ссылка на обстоятельства», хотя дословно это перевести невозможно). Вторая картинка – группа собственно неологизмов как отдельный способ словообразования. Статуя свободы здесь означает в переносном смысле «грамматическую свободу» от правил, т. к. образование неологизмов – это регулярное нарушение правил – парадокс в действии! Например, to outcompute (компьютеризация), to-ing and fro-ing (бегать взад-вперед). Здесь следует обратить внимание на факторы внешней (заимствования, сосуществование разных культур) и внутренней (появление слов, отражающих новые явления в социуме) динамики определяющих в значительной степени причины их появления. Будем считать, что наивысшая скорость этой словообразовательной модели – условно 4 лошадиных силы. Третья картинка в первом ряду слева – заимствования (условно 2 лошадиные силы), уже в гораздо меньшей степени пополняют словарный состав английского языка. Так, например, из немецкого: носителям английского знакомо понятие Schadenfreude – так они говорят о тех, кто испытывает радость, когда другим плохо. Хотя изначально, исторически, в течение длительного периода заимствования в английский составляли почти 90%. Есть мнение, что если считать заимствования свидетельством нашей (то есть, человеческой) «физической подвижности и умственной лени», то британцы, возможно, заняли бы в этом первое место. [1] Но сегодня это – language giver, ставший языком lingua franca, языком межнационального общения. Английский стремительно пересекает границы многих государств, принося в другие культуры огромное количество новых слов – заимствований. Таким образом, сегодня это язык-донор, раздающий слова. Так, в русском языке поток этих слов постоянно увеличивается – барбершоп (barbershop) – парикмахерская для мужчин, алармизм (alarmism) – паника, мейнстрим (от англ. mainstream – основной поток) – преобладающее направление в какой-либо области, массовые тенденции и т. д. Четвертая картинка (2 ряд слева) – изменения значений слов – семантические неологизмы, появляющиеся в результате изменений значений слов, так называемых семантических сдвигов. Эта группа слов подвержена изменениям в очень небольшой степени, так как она связана с образным мышлением, концептуальным восприятием действительности (например, ray of sunshine) и в пространстве определенной культуры является, по существу, неизменной. Поэтому условно можно считать, что скорость появления здесь неологизмов довольно низкая, условно 1 лошадиная сила. Вот некоторые примеры появления новых метафор, демонстрирующие такое образное видение или новые явления действительности: stock parking ‘акции, переданные другому человеку, чтобы скрыть имя владельца’ (букв. ценные бумаги + парковка); idea hamster ‘человек, постоянно предлагающий новые идеи’ (букв. идейный хомяк); mail bomb ‘огромное количество сообщений, отправленных на один электронный адрес, (букв. почтовая бомба). Следует отметить, что скорость образования подобных слов сегодня постоянно растет. Рассмотрим это явление подробнее чуть позже, в главе 10. И следующая, пятая картинка – фразеология. Эта группа схематично изображена на карте как ментальная опора социума. Фразеология – сокровищница языка, хранилище социокультурной информации, столп и опора национального сознания в любом обществе, его история. Это совершенно особенный лексический пласт. В нем выражена вербально, отражена в словах духовная активность и ментальные предпочтения человека. Это, можно сказать, сакральный пласт, на котором культура поднимается и за счет которого она существует. Поэтому любые процессы деградации сознания, а потом и языка (процессы лингводегрессии) непременно отразятся на целостности фразеологического пласта, а значит, на состоянии общества в целом. Фразеологический состав языка – «это зеркало, в котором лингвокультурная общность идентифицирует свое национальное самосознание».      В историческом смысле это самый стабильный пласт в языке, так как фразеология является отражением таких аспектов как религия, история, обычаи и традиции, т. е. зеркалом неизменных ценностных ориентиров. Процесс обновления фразеологизмов, а также появление фразеологизмов – неологизмов происходит с высокой скоростью. И это, в некоторой степени, является нарушением традиций, и, пожалуй, ярким примером парадокса мышления по отношению к этим традициям в формировании картины мира, отраженной в сознании английского социума – «Суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет» (И. Гете). «Сегодня все чаще происходит обновление фразеологизмов, их переосмысление. Причем, благодаря их экспрессивности, яркости, компактности образа значительно расширяется сфера их использования. С одной стороны, фразеологические обороты все чаще становятся ярким инструментом довольно безобидной риторики. С другой стороны, данное явление представляет собой динамическое изменение человеческих предпочтений в культуре, указывает на новую значимость в системе ценностей». (Выделено мной – Т. Н.)      В современном английском благодаря образности, экспрессивности и метафоричности языка фразеологические единицы активно внедряются в рекламу, публицистический текст современных СМИ. В Интернете сегодня можно найти множество таких примеров с комментариями, позволяющими понять степень экспрессивности метафорических единиц: The Coke side of life (обыгрывание торговой марки через фразеологизм через фразеологизм bright side of life (яркая сторона жизни, хорошее настроение, хорошее положение дел), что примерно переводится как «кокакольная сторона жизни» или как гласит русскоязычный вариант слогана – «Всё будет Соса-Cola». Здесь имеем дело с выпадением и заменой части исходного фразеологизма. You're in good hands with Allstate переводится «Вы в надёжных руках с Олстейтом». Исходный фразеологизм – to be in good hands, который используется здесь в чистом виде, с добавлением названия компании в конце. Данная фразеологическая единица идеально подходит для формирования надёжного и безопасного имиджа компании. Рекламный слоган для соусов Southwest от компании Pace Picante Sauce – «Grab the Southwest by the bottle» примерно переводится как «Хватай/держи Юго-Запад, держи бутылку» – перифраз = фразеологизм to take the devil by the horns относится к решительным действиям, поэтому и выбран он тут неслучайно, призывая к активным и решительным покупкам этого соуса. «Bridge that gap with Cadbury's snack», что примерно переводится, как «Преодолей эту проблему с Кэдберри» (при помощи этого продукта (батончика) Кэдберри, можно решать проблемы, так как он даёт необходимые силы) – обыгрыванием фразеологизма to bridge the gap, который носит коммуникативный характер. What goes around comes around. Leave the water clean», что переводится как «Как аукнется, так и откликнется. Сохраняйте чистоту воды». В данном случае мы имеем дело с использованием коммуникативной фразеологической единицы «What goes around comes around» в её чистом виде. В русском языке по смыслу ей эквивалентны пословица «Как аукнется, так и откликнется». Salami crime, salami technique. «In salami crimes the employees usually exploit the controls that can be built into the computer systems» (Financial Times, Febr. 12, 1991) (довольно легко присвоить деньги путем округления суммы финансовых операций). В настоящее время зарегистрирован довольно обширный пласт фразеологических неологизмов. Так, например, существует целый ряд слов суффиксом – friendly связанный с экологическим движением, например: nature-friendly, fish-friendly, ozon-friendly.[2] Кроме того, наблюдается формирование целого ряда фразеологических неологизмов с политическим «привкусом»: parachute candidate – кандидат, который баллотируется не в своем округе; spin-mastering – интерпретация (политики, события); создание определенного имиджа; spin-control – мероприятия, которые принимаются для «спасения» имиджа определенной личности после скандала, трагедии, и т. п.; spin-doctor– политехнолог, специалист по контактам с прессой; spin merchant – специалист по работе с общественностью и СМИ. Все больше слов – производных с такими элементами как, например, zero или toxic: zero people (люди с минимальными запросами); zero waste shop (магазин для сокращения пластиковых отходов, где продаются товары на развес в чистую тару покупателя); zero tolerance attitude (campaign, program) – полная, абсолютная нетерпимость и т. д; toxic idea (токсичные, вредные идеи); toxic friendship (токсичная дружба), toxic woman; toxic attitude (токсичное отношение к чему-то); toxic relationship (токсичные отношения с кем-то); toxic environment (токсичная среда обитания).[3] В английском языке сейчас появляются такие фразеологические единицы, которые звучат совсем не безобидно из-за ироничного отношения, например, к вековым традициям, незыблемым культурным ценностям: gentleman of the road – бандит, преступник; сакральность понятия gentleman исчезает; bad cup of tea – плохой, ненадежный человек. Здесь происходит концептуальное переосмысление и даже деградация изначально положительного образа традиций (в этом случае традиции чаепития) или разрушение имиджа какого-то человека; tea leaf – вор, преступник (фонетическое «обыгрывание», по аналогии со словом thief); Такая все нарастающая скорость образования современных фразеологизмов-неологизмов все более подчеркивает изменение во внутренней мотивации, во внутреннем настроении английского культурного социума, исторически являющимся сдержанно-имплицитным. 1.3. Тенденции современного словообразования Новые слова появляются повсеместно. И образованы с использованием практически всех традиционных способов словообразования: структурных – аффиксации, словосложения, конверсии, сокращения, а также семантических способов и приобретают нетрадиционный, неформальный колорит, а порой экспрессивную окраску, превращаясь в неологизмы. Проникая буквально во все сферы бытия, неологизмы разрушают привычные стереотипы: – грамматические – например, grandmostest (экспрессивно, что-то вроде ошеломиссимо – или mе-first-ism – эгоизм за счет нарушения грамматической нормы – некорректное сочетание суффиксов превосходной степени, которая на первый взгляд может выглядеть ошибкой); – ментальные – gaslightning, misformation, mis-selling (слова-мистификаторы, затрудняющие понимание и скрывающие истинный смысл, своего рода психологические манипуляции, заставляющие человека сомневаться или сделать неправильный выбор); – этические – orbiting (отслеживание жизни в соцсетях). Так язык отражает существующее положение вещей. В английском это обилие и большое разнообразие глагольных форм (активный залог при этом как доминирующий стиль мышления). Таким образом, грамматика превращается в грамматику мышления, традиционно отражающую то, что хотят подчеркнуть англичане: 1. Активная позиция (даже для неодушевленных существительных): Wine travels well (Вино само «путешествует», когда в русском – пассив). Dinner comes every evening from delivery club (английское – сам приходит заменяется пассивом в русском – обед приносят). И это является одной из причин появления такого большого количества неологизмов в английском в сравнении с другими языками. 2. Мы или Я? Вместо русского безличного или неопределенно-личного предложения – считается, известно – в английском расставляются более четкие акценты: определенно-личные предложения, позволяющие понять ситуацию. Вместо неопределенно-личного предложения, например: Проводится большая работа. – We (I) have been working hard (нами, мной) проводится большая работа. 3. Экономия пространства и времени: ? «рваный», как будто «поспешный, брошенный» синтаксис (разорванные незаконченные мысли, набегающие одна на другую: He liked, and often listened to, music. – Он любил музыку и часто слушал ее. (двойное управление – два глагола для одного существительного, две самостоятельные фразы, развернутые в русском); ? I want him to know it (сложное дополнение, экономия пространства – «сворачивание» пространства в одно простое предложение в английском в отличие от русского сложноподчиненного – Я хочу, чтобы он знал об этом); ? атрибутивные комплексы – длинные линейные цепочки слов, состроенных вместе без предлогов или союзов (перевод справа налево): child-care workers – работники по уходу за детьми community education культурно-просветительная работа на местах; ? огромное количество сокращений, особенно в SMS – сообщениях: BFN – bye for now – ладно, пока; JK – just kidding – да я просто шучу; TTYL – talk to you later – поговорим позже; Plz, pls – please – пожалуйста (просьба); Thx – thanks – спасибо; U – you – ты; и даже с цифрами – L8r – later – позднее; B4 – before – до; 2morro – tomorrow – завтра. 4. Недосказанность (имплицитность, от imply – подразумевать), политкорректность или осторожный намек: I am slightly annoyed – эта фраза, сказанная британцем, означает, что человек буквально взбешен, но если перевести ее дословно, это будет означать – я немного раздосадован. Данный тип мышления позволяет ярко, компактно и быстро, едва намекая, говорить о многом с помощью упрощенной грамматики, что, в свою очередь, является отражением социально-культурных стереотипов. На примере английского языка мы видим большую свободу и легкость в создании новых слов, удивительную гибкость мышления. Мысль первична, язык, являясь отражением мыслей, вторичен. Слова, как и люди, способны приспособиться к определенным условиям существования в социуме за счет: 1. Способности языка видоизмениться, приспосабливаясь к новым условиям существования за счет изменения положения в пространстве: КОНВЕРСИЯ – одна часть речи ПРЕВРАЩАЕТСЯ в другую. Например, must – a must – ГЛАГОЛ становится СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫМ, поскольку этого требуют обстоятельства; 2. Адаптироваться любыми способами к уже существующим условиям, задействуя дополнительные средства «выживания»: СЛОВОСЛОЖЕНИЕ – to bag-stuff – набить сумку вещами, АФФИКСАЦИЯ – do-nothinger – бездельник, канительщик; 3. За счет «потери» первоначальной формы повысить «степень проходимости» в пространстве: СОКРАЩЕНИЕ – Ala – Алабама, 2you – тебе, appstore; 4. Иногда и абсолютно «мутировать», т. е. радикально изменить значение слова, «окраску»: ИЗМЕНЕНИЕ СЕМАНТИКИ оценочных прилагательных, например, aggressive сегодня – инициативный, энергичный – подмена изначального смысла, когда это слово являлось синонимом слова hawkish – воинственный. Говоря научным языком: «В онтологическом смысле триада «система мира – система языка – концептуальная система человека» …связана именно с человеком, его восприятием и оценкой системы мира и системы языка.      Логический фактор, формирующий язык, позволяет воспринимать язык как вторичную моделирующую систему.      Таким образом, именно через призму природных особенностей языка возможно понять особенности мышления той или другой культуры.      2. Структура словообразования Мы наблюдаем необычно высокий уровень подвижности и миграции слов из одной группы в другую, в нарушение традиционных способов словообразования. В каком еще языке так легко разрушается привычная форма слова и с такой легкостью образуются новые слова? To Meghan Markle, for example… 2.1. Четыре принципа основных словообразования Аффиксация Словосложение Конверсия Сокращение Карта 2 Нашему мозгу свойственна познавательная активность. И в том числе благодаря научно-техническому прогрессу появляются новые понятия, новые идеи, новые слова. Изображение мозга, расположенного в центре карты 2, как и на карте 1 – это некая метафора – то, что позволяет нам добавить или отбросить какую-то составляющую смысла, в соответствии с нашей внутренней установкой. Английский язык, в сравнении с другими языками, в этом отношении чрезвычайно изобретателен благодаря его словообразовательной способности, а также его открытости к заимствованиям. В этом плане логический подход является универсальным познавательным инструментом, так как он позволяет понять особенности национального характера англоговорящих, их стиля жизни. Когнитивная (познавательная) практика – это совокупность основных и часто бессознательных предположений о том, какой я есть на самом деле, каков мир вокруг меня и что я могу ожидать от него. В своих исследованиях по данному вопросу ученые – когнитологи обращаются к человеческому телу. Такая метафорическая интерпретация поможет нам ярче видеть действие отдельных «механизмов» мышления. На карте 2 такая словообразовательная схема представлена в виде отдельных частей тела, в частности, рук. Обращение к исследованию человеческого тела, которое представляет собой первый инструмент освоения действительности, крайне важно для понимания всякого рода предметно-практической и духовной деятельности. Так, Л. С. Абросимова объясняет – «Анализ значений производных слов… позволяет говорить о том, что тело с давних времен выполняло существенную роль в духовных практиках осмысления реальности, служа основой для использования языка в целом и образования новых слов в частности». Подобные «телесные» смыслы в виде появившихся новых слов – суждений, по мнению многих когнитологов, и представляют собой ключевые моменты передачи знаний.[4] Так, например, суффикс – ful (в значении вместилище) …присоединяется только к тем основам – соматизмам (от греческого soma – тело), которые могут рассматриваться в качестве «вместилища, контейнера»: armful, handful – охапка, пригоршни (от arm, hand – рука), mouthful – глоток (от mouth – рот), headful – c головой (от head – голова), stomachful – упрямый, наполненный гневом (от stomach – желудок). Другие соматизмы (части тела), такие как neck – шея, face – лицо, back (спина), leg (нога) не участвуют в образовании производных по данной модели из-за невозможности использования данных частей тела как «контейнера». В настоящее время существует множество различных классификаций таких словообразований. Рассмотрим некоторые из них. Неологизмы, образованные аффиксацией Группа аффиксации на первой картинке изображена в виде ладони (образно – основа слова), где пальцы символически будут означать разные виды служебных частичек – морфем, т. е. весь «строительный арсенал» – суффиксы, префиксы, комплетивы, сплинтеры (усеченная часть слова от англ. splinters). Каждая из этих морфем может состраиваться с основой или, наоборот, отбрасываться, образуя новое значение слова. В результате получается 1 новое слово, образованное благодаря прибавлению к основе суффикса или префикса. В этой группе есть комплетивы (completives) – комбинированные слова от слов, исторически заимствованных из греческого и латинского языков, функционирующих в английском сегодня аналогично аффиксам. Они формируют сегодня большую часть интернациональной лексики, например, mega – огромных масштабов (megavitamin, megaton, megastore, megatechnology), phobia – страхи (claustrophobia – боязнь замкнутого пространства), Euro (Euro-dinner – ужин по-европейски, часто рождественский) и т. д. Кроме того, к группе аффиксов относятся и splinters. Словообразование в данном случае происходит с помощью усеченной основы от какого-то слова и его стяжки с новым словом. Причем, такие стяжки легко образуются от сочетания с именем собственным, например: Thatchernomics – стяжка имени собственного Thatcher (Тэтчер – премьер-министр Великобритании) с усеченным элементом nomics (от economics) – экономический курс, проводимый Маргарет Тэтчер, премьер-министром Великобритании. Reaganomics – Рейганомика (курс экономической политики американского правительства в 1981–1989 гг. в период президентства Рональда Рейгана). Poroshenkogate – скандал, связанный с Порошенко (от англ. Watergate – название отеля, где произошел скандал, связанный с выборами, поэтому в современном английском gate имеет значение скандал). Подобным образом, можно взять любое имя собственное, скомбинировать его с морфемой подобного рода и получится новое, всем понятное без словаря слово. И таких слов сегодня множество: fishtastic (fish+fantastic) потрясающе вкусная рыба, appoholic (application+alcholic) – человек, скачивающий огромное количество приложений на свой смартфон и т. д.[5] Неологизмы, образованные путем словосложения Вторая картинка – группа словосложения, представленная в виде двух соединенных ладоней, двух разных понятий, объединенных в одно слово. В процессе образования сложных слов могут также участвовать аффиксы – суффиксы и префиксы. В результате объединения 2(двух) и более слов появляется 1 новое слово, например: go-as-you-please attitude (иди-как-нравится – свободное от правил отношение), sitting-on-the-fence policy (сидение на заборе – политика выжидания), jaw-jaw talks (челюсть-челюсть-безрезультатные переговоры), infobesity (information+obesity – тучность) – информационная пресыщенность, full-timer и т. д. Обратите внимание, в нашем случае каждый из примеров go – as-you-please, sitting-on-the-fence, jaw-jaw является одним сложным словом. Infobesity появилось в результате объединения 2х слов, одно из которых сократилось до info. Неологизмы, образованные конверсией Третья картинка – конверсия, изменение части речи (изменение положения в пространстве). Конвертированные неологизмы (образованные путем конверсии): a cure-all (панацея, универсальное лекарство), a cold rubdown (растирание после холодного душа, закалка). В результате объединения 2х и более слов появилось 1 новое слово. При этом произошла замена части речи: глагол cure превращается в существительное cure-all; глагол rubdown в сочетании с прилагательным и артиклем превращается в существительное. В то же время Rubdown in the morning is the best for me переводится как Больше всего я люблю обтирание по утрам. И здесь глагол rubdown также переводится существительным. Почему? Потому что это соответствует контексту. Говоря научным языком, глагол стоит в позиции существительного. Итак, всегда обращаем внимание на контекст. Рассмотрим еще пример. Модальный глагол must становится существительным a must благодаря артиклю. Democracy is a must. Демократия является обязательным условием. На схеме это явление схематично представлено как изменение положения части тела, руки. Образно говоря – там, где невозможно пошевелить рукой, можно попробовать действовать локтем. Это может означать «повышенную проходимость» английского слова в любом пространстве – благодаря конверсии части речи легко меняют свою функцию, переходя из одной части речи в другую. Любая часть речи, может стать, например, существительным – collectibles – предметы, подлежащие коллекционированию, особенно устаревшие или редкие; cool самоконтроль, сдержанность часто употребляется во фразах to lose one's cool, to keep one's cool, all your ups and downs и т. д. Конвертироваться может любая часть речи. Неологизмы, образованные сокращением И четвертая группа – сокращение. На карте этот процесс представлен в виде поднятого, единственно активного пальца. Остальные пальцы руки не задействованы. Можно сказать, что усечение слова также способствует его «повышенной проходимости» на небольшом пространстве за счет сокращения объема. Сокращение, как и принцип разумной экономии и четкости – это особенный стиль мышления – прежде всего, когда дорога каждая минута. И конечно же, это не может не отразиться в языке – стиль делового общения, например. В английском языке есть даже показатель идиоматичности научного стиля, который называется «индекс туманности», Fog Index, когда предложение не должно быть слишком длинным. Считается, что предложение, состоящее из большого количества слов (более 40), не является идиоматичным. Сокращения являются одним из наиболее трудных для понимания и перевода элементов иностранных специальных текстов. Полное понимание значения иногда возможно лишь при отличном знании предмета, например: HAND – have a nice day, DIY – do it yourself, ASAP – as soon as possible. R. S. V. P. (отвечать на приглашение), образованный от сокращения R. S. V. P. (начальные буквы французской фразы Repondez, s'il vous plait. – Ответьте, пожалуйста), употребляемого в конце письма-приглашения. В тоже время есть масса привычных и всем понятных: Х-mas, 4u, BBC, bbq. Зачастую каждый из 4 типов словообразования не существует в чистом виде. Например, слово fulltimer образовано словосложением full и time. К fulltime добавили суффикс er – это аффиксация. При этом fulltime (постоянный – прилагательное) превратился в full-timer (штатный сотрудник-существительное). Это пример конверсии. Таким образом, «строительный арсенал» для сложных слов выглядит гораздо богаче – кроме аффиксации словосложение может задействовать также процессы сокращения и конверсии. В следующих главах рассмотрим особенности каждого словообразовательного уровня. Практическое задание Семинар – МИР – ТЕКСТ. МИР – СЛОВО Вопросы для обсуждения. 1. По статье Б. Л. Уорфа «Отношение норм поведения и мышления к языку» [Уорф Б. Отношение норм поведения и мышления к языку. – Новое в лингвистике. – Вып. 1. – М.,1960] определите основные фрагменты действительности, своеобразно отражающиеся в языке (время, пространство, качество, количество). Например, 2 часа езды, трудоспособный возраст, масса удовольствия. 2. Подготовьте небольшое устное или письменное выступление в свободной форме по одной из проблем, затронутых в высказывании Л. Витгенштейна. Можно ли рассматривать язык в качестве хранителя универсального мировоззрения? «…Наш язык можно рассматривать как старинный город: лабиринт маленьких улочек и площадей, старых и новых домов, домов с пристройками разных эпох, и все это окружено множеством новых районов с прямыми улицами регулярной планировки и стандартными домами». «…Границы моего языка означают границы моего мира».      3. Обоснуйте или опровергните высказывание Л. Н. Гумилева: «Так называемый «национальный характер» – миф, ибо для каждой новой эпохи он будет другим, даже при ненарушенности последовательных смен этногенеза».[6] 4. We rule men with words. (Napoleon) 3. Аффиксация В этой главе рассмотрим появление дериватов – новых слов, образованных от какого-то уже ранее существовавшего слова с помощью суффиксов или префиксов, например, с помощью приставок: unusual – необычный (от usual – обычный), discover – раскрывать, обнаружить (от cover – покрывать), или суффиксов – helpless – беспомощный (от help – помочь). Благодаря аффиксации мы сможем почувствовать основной акцент говорящего, увидеть, что ему важно подчеркнуть. Другими словами, деривационные процессы являются средством осмысления действительности и создания языковой картины мира в определенной культуре. Суффикс видится “элементом шифрования”, фиксирующим лексико-грамматические характеристики слова, а также его оттенки смыслов. Деривация является одним из примеров проявления культурного кода в языке: только в русском языке мы можем сказать детка, деточка, детонька, окошечко, хлебушек, огурчики-помидорчики, кофеёк, чаёк, водочка и т. д. Подобные примеры похожи на айсберг – на поверхности – слово, в то время как настроение и отношение находится «под водой». Неологизмы, образованные способом аффиксации, становятся ярким примером такого кода, когда смысл слов формируется из конкретных строительных элементов. В данном случае это суффиксы и префиксы, которые указывают на отношение к объекту. 3.1. Суффикс как социологический индикатор Английский сегодня продолжает активно использовать заимствованные аффиксы (прежде существующие как отдельные слова) из греческого и латинского языков, которые широко используются в научной терминологии, например – nanotechnology, omnipresent (вездесущий), teratogen (нарушение процесса эмбриогенеза) extra-terrestrial (E.T – внеземное пространство) а также в быту – coffeemania, aquanaut, counterstroke и т. д. Такие слова – completives (комплетивы – комбинированные слова) самостоятельные прежде слова в греческом и латинском сегодня являются источником большого количества научных терминов. Термины подобного рода формируют единую понятийно-образную и универсальную терминологическую культуру, легко считываются и способствуют расширению словарного запаса международной лексики. И это является очень важным фактором, так как современный век, перегруженный информацией, требует от языка скорости, точности и информативности. Еще одна разновидность аффиксов, все чаще используемых сегодня – усеченные или расщепленные части слова (splinters). Они могут также активно участвовать в процессе образований новых слов, часто при этом превращаясь в часто употребляемые аффиксы (суффиксы или приставки) – maxi, burger, eco и т. д. Значение слова легко считывается по аналогии со словом, от которого образован так называемый аффикс. Например, candyholic – сладкоежка (по аналогии с alcoholic, где второй элемент означает одержимый). Причем во многих случаях аффиксы развивают новые значения, ранее им несвойственные, образуя, таким образом, неологизмы, например: – craftsmanship‘искусство воздействия на массы’; showmanship ‘умение показать товар лицом, пустить пыль в глаза’; oneupmanship – стремление быть первым. То же можно сказать и о непродуктивном суффиксе – dom, который в газетной лексике стал употребляться для образования новых слов и таким образом обрел продуктивность, например: bangdom – организованный бандитизм; bogdom – жизненный тупик; officialdom – официальные круги. Часто использование таких суффиксов придает вновь созданным словам экспрессивно-ироничный оттенок, например: – fantastic (фантастический) – funktastic (здесь – потрясающая музыка) или fishtastic (фантастическая вкусная рыба); – delicious (замечательный) – baglicious (замечательная сумочка) или bootielicious (чудные ботиночки), girlicious (милашка) или даже Kittylicious – похожая на милашку Кити ('referring to Hello Kitty movies); – needcessity from need and necessity (очень, очень нужно!); – a little eccentricity (не ребенок, а маленькая эксцентричность! – о неуравновешенном человеке); – foolosopher (игра слов – phil (любовь к мудрости заменена на fool: любовь к глупости, досл.). И таких примеров сегодня становится все больше. Аналогичный пример – слова, образованные стяжкой отдельного, самостоятельного слова, со словом wise – (досл. мудрый) – касающийся чего-либо, осведомленный в чем-либо, разборчивый в отношении чего-либо, понимающий, разбирающийся в чем-либо (налоги, цены, недвижимость, время, новости, культура): confidence-wise, tax-wise, price-wise, flatwise, time-wise, news-wise, culture-wise и т. д. Еще пример – cлова, образованные от слова proof (досл. доказательство) – защита, подтверждение, ссылка на доказательство – качестве аффикса – actor-proof, air-proof, baby-proof, cold-proof, bribe-proof, fool-proof, dirt-proof, future-proof и т. д.      The suffix is very productive and widely used in modern English but most of the words so formed are considered inelegant or not good English style. Да, это не считается образцовым, идиоматичным стилем, но подобных слов в английском языке сегодня огромное количество, так как они понятны, легко образуются и даже при экономии языковых средств контекст обычно выглядит очень емким и выразительным. Так, суффикс дает возможность почувствовать срез настроений социума в какой-то момент по отношению к человеку или событию: – Вlairism ("the political ideology of the former leader of the Labour Party and Prime Minister Tony Blair" – "политическая идеология бывшего лидера Лейбористской партии и премьер-министра Тони Блэра" (здесь – негативные коннотации). – Georgeous, употребленный таблоидом The Sun для описания того, как на фото королевской семьи выглядит принц Джордж – сын герцога и герцогини Кембриджских. Стоит отметить, что этот неологизм образован путем контаминации имени собственного George и прилагательного «gorgeous» ("dazzlingly beautiful or magnificent" – "ослепительно прекрасный и изумительный"). Таким образом, добавление имени способствует «наложению» этого эпитета конкретно к внешности принца, несомненно, придавая крайнее восхищение. С помощью аффиксов мы можем восстановить структуры знаний – понять глубже явления, стоящие за производными данных словообразовательных моделей. И в данном случае суффиксы участвуют в образовании новых смыслов, новых слов. Суффиксы сообщают мысли, суффиксы покажут эмоциональное отношение к событию.[8] Подобным образом, благодаря легкости и гибкости словообразовательных процессов в английском языке сегодня, можно продолжать эти примеры до бесконечности. Со временем, правда, картина может измениться – непродуктивный аффикс может стать продуктивным и наоборот. They may disappear… They may become productive affixes. 3.2. Дериваты-производные слова и культурный код Примеры классификации суффиксов Суффикс фиксирует наше отношение к предмету. Обратимся к некоторым примерам. Например, суффикс er: – supertasker. Этот суффикс покажет нам лицо одушевленное – someone who is very good at doing more than one thing at the same time – человек, который успешно справляется с несколькими делами одновременно; с помощью суффикса er вводится понятие и отношение к явлению; – rovable – (стяжка двух слов – robot и movable), a very small robot that can be worn on your body and carry out a number of different tasks – небольшой робот, способный передвигаться по поверхности одежды, выполняющий различные функции. Здесь суффикс able подчеркнет, что этот предмет может передвигаться; – morish (more + ish) – суффикс ish буквально расскажет нам, что это что-то очень вкусное, хочется больше, просто «вкусняшка» или что-то в этом роде. Перевести на русский будет очень сложно, потому что у нас отсутствуют аналогии подобных словообразовательных моделей, поэтому в переводе мы ограничиваемся концептуальной интерпретацией, подбирая подходящий аналог; theme-parkery (бесчисленные парки развлечений) – суффикс существительного ery обратит наше внимание на явление неограниченной повторяемости. В последнем примере язык регистрирует повторяющееся явление и, в данном случае, с заметной иронией. 3.2.1. Категория имени деятеля. Гендерная классификация суффиксов Производные слова фиксируют новое социокультурное восприятие действительности, новые понятия и изменение ценностей. Так, сегодня появляется много слов – неологизмов с помощью различных суффиксов в категории имени деятеля – человека, выполняющего какое-то действие. В теории есть понятие суффикса категории деятеля, демонстрирующего различное отношение говорящего к какому-то новому социальному явлению.[9] Суффиксы деятеля образуют наиболее многочисленную группу синонимических суффиксов современного английского языка или поле деятеля. Оно включает до 12 единиц:-er, – or, – ee, – ist, – ite, – ate, – an(-ian), – ant (-ent), – ard, – ling, – ster: – blabber/болтун; brawler/крикун, скандалист; admirer/ поклонник, обожатель; hearer/слушатель; seer/провидец, пророк; onlooker/зритель, наблюдатель и даже dinerout или dineouter – предпочитающий обедать в ресторане.[10] И именно суффиксальная система английского языка (при немногочисленных окончаниях для обозначения рода) позволяет проследить значимость (бессознательные предположения, отношение) такого противопоставления мужского и женского начала. Рассмотрим некоторые традиционные примеры суффиксов в категории мужской род – женский род tailor – tailoress; protector – protectress; adventurer – adventuress; actor – actress; professor – professoress; host – hostess; heir – heiress и т. д. В отличие от традиционных способов словообразования, суффиксы также могут участвовать в образовании слов-неологизмов или новых понятий в гендерном отношении, где часто, особенно при дословном переводе на русский существительных женского рода, появляется ироничный оттенок. Таких примеров очень много – эмансипация в действии! В данном случае обратим внимание на образование существительных женского рода: jokester – jokestress (woman comedian); chap – chapess (feminized versions of “chap” are sometimes used humorously now, especially in the phrases “chaps and chapesses”); usher – usherette; farmer – farmerette; leader – leaderette; conductor – conductorette, lecturer – lecturette; undergraduate – undergraduette; bachelor – bachelorette, anchor – anchorette, но: comedian – comedienne. Перевод на русский язык здесь подобрать нелегко, часто возможен только описательный вариант. Английский не боится упрощений даже за счет снижения стилистических норм языка. Причем, нередко это имеет место даже в официальном стиле. Русский же язык пока не готов к подобному переосмыслению. В русском сознании в отличие от английского существует более жесткое ограничение в аффиксации по гендерному признаку, так как из – за снижения стилистического регистра в этом случае могут появляться отчасти ироничные коннотации, например: chap – chapess (парень – пацанка) farmer – farmerette (фермер – фермерша). В русском это может привносить ироническую окраску по аналогии со словами профессорша, купчиха, так как в русском коллективном сознании женщина не была самостоятельной и не приветствовалась занятость женщин какой-то работой. Надо отметить, что в русском сегодня появляются попытки смягчить гендерные коннотации, например – психологиня, хотя на данном этапе они воспринимаются не всегда однозначно. Что же касается перевода, то английский фиксирует более терпимое, даже теплое отношение к женщине, занимающейся, например, фермерством – английский суффикс ette звучит здесь мягко, уменьшительно-ласкательно (по аналогии со словом statuette – статуэтка), поэтому дословный вариант перевода этого слова на русский будет не совсем верным. Аффиксация – яркий пример того, как язык поможет увидеть социокультурный срез определенного времени и процесс изменения ценностей в одной культуре по сравнению с другой. 3.2.2. Социальный аспект аффиксации Определенный набор суффиксов «осмысливает», интерпретирует поведение социума, тональность социальных отношений. В результате появления новых понятий отмечается появление неологизмов с суффиксом ist, – abolitionist, anti-abortionist. Кроме того, наблюдается интенсивное образование неологизмов с суффиксом ist, означающий группу людей, активно поддерживающих дискриминирующие социальные отношения и подчеркивающий негативные тенденции социума: – ageist (a person who supports ageism / a person who is discriminating against older people) – человек, ущемляющий права старших; – heightist (a person who supports heightism / a person who is discriminating against tall women and short men – негативное отношение к высоким женщинам и невысоким мужчинам); – genderist (a person who supports unfair discrimination between male and female) – ущемление прав женщин; sexist – женоненавистник и т. д. Все эти существительные обозначают людей, поддерживающих дискриминирующие социальные отношения. Суффикс – ie(y) обычно считается уменьшительно-ласкательным, хотя может также рассматриваться как активное начало, иногда с ироничным оттенком. Поэтому данная модель рассматривается в категории имени деятеля: – roadie – a manager of a rock group which is on tour – менеджер рок-группы во время турне отвечающий за подготовку концертов.      Большая группа суффиксов отражает профессиональную принадлежность человека. Вот некоторые из них, характерные для современного английского: cartoonist, desertologist, pastelist, gamester, ringster, tinner (работник консервной фабрики), hatter, glover, fulltimer. Если говорить о таком явлении как продуктивность, то следует отметить, что продуктивность суффиксов может меняться с течением времени. Сегодня, например, такими наиболее продуктивными суффиксами являются суффиксы ian (1) или eer (2). При этом суффикс обозначает активного деятеля, а основа – объект, на который направлено действие. Например: (1) – statistician, dietician (диетолог), tactician (тактик), diagnostician, cybernetician, rosarian (любитель роз), apiarian (пчеловод). (2) – programmer, auctioneer, gazetteer (справочник), fictioneer (пренебрежительно – плодовитый романист), weaponeer (специалист по вооружению), pontoneer (понтонер – человек, возводящий понтоны), budgeteer (специалист по бюджету), cabineteer (член правительства), summiteer (участник саммита). Из этих примеров видно, как многочисленны подобные суффиксальные модели в данном временном отрезке и как легко они образуются, хотя для русского языка не всегда легко найти соответствие. Он более консервативен в отношении аффиксальных новообразований, хотя сегодня все чаще появляются такие стилистически маркированные слова, например, газация, отчекиниться, зафрендить и др. 3.3. Префиксальные образования. Сфера употребления Язык позволяет переосмыслить реальность. Когнитивный аспект языка дает возможность интерпретировать причины появления новых слов, скорость их возникновения, продуктивность словообразовательных моделей и динамику изменения ценностей в определенной культуре. Появляется огромное количество новых понятий, позволяющих экономить пространство и время и часто дающие возможность описать явление более ярко и емко. В этом смысле важную роль играют префиксы, так как они в значительной мере расширяют универсальный словарный запас научной лексики, а также активно пополняют язык социума и политики. Префиксы в немалой степени способствуют увеличению количества новых слов в международной лексике, а также в научной терминологии. Среди наиболее продуктивных префиксов следует отметить: anti– имеет значение «против», «противо-»; со– аналог приставки в русском языке совместное действие, de– используется в значении отхода, устранения, обратных процессов, non– указывают на отрицание, делают слово противоположным по значению post– после, pre– указывает на значение «до», «перед», sub- придает значение «под», in– указывают на отрицание, делают слово противоположным по значению. Наибольшей степенью новизны обладают, естественно, единицы, созданные при помощи новых аффиксов и полуаффиксов, таких, как: «-on, – ase, – sol, – nik, – manship, eco-, mini-, maxi-, ur-, mega-, cine-, – oholic, gate-, – watcher, dial-a-, flexi-, apres– и т. д».      Сегодня очень много таких слов, отражающих новые понятия, появляется в социальном пространстве. Рассматривая этот фактор в когнитивном аспекте, мы можем проследить динамику развития личностных отношений, а также изменения социальных предпочтений. К самым распространённым неологизмам, образованным при помощи префиксов можно отнести: сyber-: crime, cyberfraud; de-: to deconflict (предотвратить конфликт), to defriend (удалить кого-либо из списка друзей в социальных сетях); dis-: to disclude исключать), dispatriotism (отсутствие патриотизма); mis-: to mistext (отправить сообщение по ошибке другому человеку); non-: nonversation (бессмысленный разговор); pre-: pre-heritance (финансовая поддержка, которую оказывают родители своим детям при жизни). over-: overpromising (чрезмерные обещания, нереалистичные ожидания).      Отдельного внимания заслуживает префикс non, который сегодня широко используется в политике и продолжает эволюционировать: non-access to nuclear weapons ‘недопущение к ядерному оружию’; non-belligerent ‘не участвовавший в конфликте’; non-affiliated union – одно из значений – американский профсоюз, не входящий в более крупное объединение профсоюзов; non-union, non-unionist – не состоящий членом профсоюза.      Слова-стяжения или слова-слитки, образованные с помощью префиксов, усечения и объединения основ, играют важную роль в современной разговорной и газетно – публицистической речи, т. е. в тех стилях речевого общения, где стремление к оперативности изложения особенно ощутимо. Так, например, работники телевидения активно используют любого рода infobesity – информационная перенасыщенность (information и obesity – тучность, избыточность), infotainment (info и entertainment – развлечение) развлекательная информация или infomercial (ТВ реклама и коммерческая информация), infodemia (information и epidemia) – поток информации, затрудняющих решение задачи. Многие из вновь образованных слов используются в неформальном английском, в сленге и поэтому подчеркнуто экспрессивны. Так, чрезвычайно популярен в американском неформальном общении префикс mega-, выступающий как усилительная частица. В последние годы этот префикс активно используется в лексиконе подростков. Например, для выражения высшей оценки события, явления, человека употребляется слово megadual (totally awesome) – нечто чрезвычайно хорошее. Dual в данном случае употребляется в значении "в два раза лучше". Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=63091781&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 349.00 руб.