Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Колокол и Канарейка Ника Леонидовна Флайривер Ксюша просто поехала отдохнуть в санаторий, но это обернулось для неё странным приключением и знакомством с чудаковатым парнем-вроде-бы-орнитологом, мешающим гречку с мармеладом… На завтрак надо было вставать в восемь утра, так как в столовой никого особо ждать не собираются. Я встала, умылась и взглянула на себя в зеркало, как обычно тренируя улыбку «для постера». Мягкие углы лица, ямочка на подбородке (семейная), чуть поднятый кончик носа, ореховые глаза в кошачьем разрезе и короткая стрижка русых волос – ничего особо примечательного. Я приехала отдохнуть в родной городок и поселилась в отеле «Зелёная корона» – милое белое здание с пляжем и прогулочной площадкой, уставленной скамейками. Рядом находился многоквартирный дом, за ним – улица коттеджей, а дальше – сосновый лес. Отличное место для отдыха, хотя особо тихим его нельзя было назвать – свадьбы по субботам и средам. Поэтому я на ночь уходила к сестре, живущей в спальном районе. Я прошла к столовой. У двери стоял специальный проверяющий, записывающий все ли поели. Я назвала цифру своего номера и вошла в пахнущее кипятком и тушёной капустой (странно…) помещение. Большие окна прикрывали прозрачные занавески, яркий утренний свет ещё не уставшего солнца опрокидывался на шведский стол посреди зала. Я подошла к незанятому столу с подносом, чаем и булочкой. Мерное гудение переговоров, звяканье посуды и шуршание сидений оказывали умиротворяющее действие. – Извините, тут не занято? Я подняла голову, отвлёкшись высоким мужским голосом. Надо мной склонился парень лет пятнадцати с длинной чёлкой каштановых волос в чёрных полосах, чуть прикрывающей тенью глаза, под которыми залегли синие круги. Благородной широкой формы скуластое лицо чуть желтоватого оттенка и длинный узкий нос указывали на серьёзность этого субъекта. Телосложения он был стройного, с длинными тонкими ногами, но сильными руками и широкой грудью. Надета на нём была зелёная майка и серые шорты. Он выглядел как взрослый, я даже удивилась, когда он заговорил едва начавшим ломаться голосом. Я осмотрелась. Кроме моего все столы были заняты. – Конечно, садись. Парень совершенно по-взрослому подтянул шорты, чтоб сесть. На его подносе была обычная вода в стакане, гречневая каша и так сильно разнящаяся со всем набранным тарелка яблочного мармелада. «Разносторонний человек», – подумала я. – А ты один отдыхаешь, что ли? – заметила я, не найдя с юнцом предков. – Да. И мне не пятнадцать лет, – будто прочитал мои мысли он, украшая кашу мармеладками… Гречку конфетками? Я чуть не поперхнулась. Ну, какое мне дело до чужих вкусов… – А сколько тогда? – поинтересовалась я. Парень поднял голову и откинул чёлку. Глаза у него были большие, яркого голубого оттенка. Я даже залюбовалась. – Тридцать четыре. Я насмешливо ухмыльнулась, надкусывая булку. – А ты не прибавил? – Нет, – серьёзно ответил незнакомец, опуская чёлку и склоняясь над тарелкой. Мармелад расплавился от пара горячей гречки и потёк по тёмным зёрнам зелёными слизняками. – Значит, я ошиблась… – его тон не оставлял сомнений, хоть я и пыталась внушить себе обратное. – Многие сбавляют мне возраст из-за голоса. Так что можете быть спокойны, – с чуть усталым вздохом произнёс парень, мешая кашу вилкой. – А что у вас с голосом? – назрел новый вопрос. Незнакомец оказался на одиннадцать лет старше меня, и эта аномалия связок меня немного пугала. – Прививку от столбняка сделал, и он поломался, – будто смеясь над собой, ухмыльнулся паре… мужчина. – Ох, печально… – Я привык. Мы ещё посидели без разговоров. Я, конечно, просто не могла смотреть, как он ест мармеладки с гречкой по двум причинам: я ненавижу этот вид крупы и страшно удивляюсь тому, как можно мешать кисло-сладкое с солёным. Но почему-то больше спрашивать не хотелось, хотя мужчина и оказался вполне общительным и весёлым. – А вы любите птиц? – вдруг спросил незнакомец, ногтями сосредоточенно отскребая с последней конфеты сахар в стакан с водой и размешивая её обратной стороной вилки. – Ну… – странный вопрос, но я ответила: – Да, они довольно милые. – Не хотели бы вы сегодня вечером понаблюдать за чайками на пляже? Вдвоём не так одиноко, – предложил мужчина, беря стакан в руку и с надеждой подняв на меня глаза. – О, я с радостью… А, за… зачем? – неуверенно решила всё же поинтересоваться я. Довольно странное предложение, как бы чего не случилось… – Просто я орнитолог. Мне понадобятся наблюдательные глаза, а то я вчера не спал и всё плывёт… – он, видимо, злясь на себя, нахмурился и ожесточённо потёр пальцами переносицу. – Поможете? – О, ну тогда конечно, – я согласилась без дальнейших расспросов. Просто буду сидеть на бережке, диктовать ему, что происходит… – Тогда я, наверно, должна знать ваше имя, если надо будет позвать… – Зовите по фамилии – Колокол. Очень приятно. Я чуть не прыснула, представив, как я бегаю по пляжу и зову его… – А я Ксюша, – я, оптимистично улыбаясь, пожала его большую сухую руку, не чувствуя от этого человека особой опасности. Но подозрение у меня всё равно было. Знала бы я, во что это обернётся… Я сегодня решила полежать в еловой ванне. Когда я легла на дно под зелёную бурлящую воду, моё тело будто немного взлетело и стало приятно. Тепло нежными пузырьками проскакивало по коже. Я зажмурилась от удовольствия, одновременно вцепившись пальцами в ручки, чтоб не скользнуть с головой в еловый чай. Через двадцать минут зашла женщина в белом халате и подала мне полотенце. С некоторой опаской я заметила, что у неё зрачки странной формы, но решила выбросить это из головы. После этого мужчины с голосом и внешностью мальчика начинают всякие мысли в голову лезть… В маленьком зале, в который я по коридору вышла, одевшись в коричневый халат, стояли чёрные кожаные кресла возле стеклянных столиков. За стойкой администрации девушка втыкала трубочки в розовый кислородный коктейль. Слева слышались плеск воды, перемешанный с детским визгом и музыка, наполненная низкими битами – там находился бассейн и спортзал. Я с пластиковым стаканом вишнёвой пены села за стол и принялась рассматривать газеты, разложенные на полочке под столешницей. На первой странице местного журнала писали новости. С чёрно-белой фотографии на меня смотрел известный актёр Шабашин, высокий мужчина средних лет с водянистыми глазами. В статье рассказывали, что он умер от черепно-мозговой травмы, сделанной явно топором, и что последний раз его видели на крыше собственного дома, откуда он кричал «Бегите от него! Спасайтесь!» Странно, но эта статья у меня задела звоночек тревоги. Не знаю, с чего я вдруг это взяла, но мне показалось, что этот человек понукал опасаться Колокола… – Чего читаешь? Сердце ёкнуло и рёбра зачесались, когда я обернула голову на знакомый высокий голос. Чего я пугаюсь, это же просто орнитолог с чёлкой… Колокол заинтересованно присел рядом на соседнее кресло и, повернув голову вбок, взглянул на статью, которую я читала. Его лицо на миг тягостно омрачилось – всего на миг! – но после приняло всё такое же скучающее выражение. – А, Шабашин. Хороший был человек… Такой талант мир потерял… Не сильно он печалился, судя по тону «ну ладно, скажу, чего уж там, я ж не робот…» – А встреча ещё не отменяется? – у меня плохо получилось сдержать волнение, сердце до сих пор замирало, и по позвоночнику растекалась дрожь. – Нет, конечно, – его улыбка показалась мне маньяческой, будто он прямо сейчас схватит топор и разрубит мне голову пополам… – Ты чего, испугалась? Не бойся, чайки без нас не улетят! Тон последних слов стал более дружелюбным, но меня это не переубедило. Я не стала вести допрос, я ж не следователь, поэтому просто промолчала, пускай сам догадается, что меня гложет. Колокол вместо того, чтоб заниматься поиском причин моего состояния, поднялся с кресла и протяжно зевнул, прикрыв рот двумя руками, а не одной… Опять я странности выискиваю. Всё, хватит. Вечером я ходила, как лошадь – скачками. Я даже подумывала взять с собой ножик из столовой, защищаться, если что. Но какой смысл? Я начала себя успокаивать. Пляж – людное место, там никто меня не может убить, даже маньяк. Да и вообще, с чего я вдруг взяла, что Колокол – убийца? Да, предложение понаблюдать за птицами, ибо сам не выспался, довольно странное (так же, как и гречка с мармеладками), но это же не значит, что у него с башкой не в порядке и он убил Шабашина! Это вообще между собой не связано! Отдышавшись с такими мыслями, я надела джинсы, майку и вышла. Всё же я прихватила стеклянную бутылочку воды, чтоб, если что, кого-нибудь прибить. Ну, на всякий случай. На пляже было немного людей, многие просто сидели на жёлтом песке, смотря на грязно-голубую воду с разводами красноватого блеска солнца. Я прошла по деревянному настилу мимо небольших резных беседок и направилась к мосту, поставленному над длинной полосой серых мокрых камней, о которые лениво крошились пузыри пены на мелких волнах. – Привет, – первым поздоровался Колокол, одетый в голубые плавки. Я с уважением заметила, что он имеет завидный пресс и широкий таз, хотя от таких мыслей у меня даже румянец проступил на щеках. – Добрый вечер, – ответила я и села на край в метре от мужчины. – Видишь чаек? – будто в подтверждение своей усталости, он помотал головой и потёр глаза пальцами. – Пока нет… – настороженно сообщила я, но, чтоб не думать о маньяках, решила сосредоточенно уставиться вдаль. – Зато они видят тебя, – наставительно шепнул Колокол, подняв пальцем чёлку и взглядом доброго учителя смотря на меня. – Сядь поближе, мы как раз за тем валуном укроемся. – По-поближе? Сейчас… Меня аж передёрнуло. Я столько страху натерпелась, пока размышляла о его психологической нестабильности… Но ослушаться не подумала и пододвинулась на полметра. Колокол чуть раздражённо вздохнул и, обхватив меня рукой за талию, придвинул вплотную к себе. Я чуть не завизжала, но вовремя спохватилась, хоть по вискам и ударило холодом, сердце зашлось в жутких конвульсиях. – Так, смотри вон отсюда, видишь что-нибудь? – с азартом спросил полушёпотом мужчина. Его веки были чуть прикрыты, и он еле справлялся с дремотой. Ветер нагнал тепла мне в волосы и чуть успокоил нервы. Я глубоко вздохнула, и чёрная пелена перед глазами отступила. Я тут же заметила на камешках белую птицу с серыми крыльями и длинным оранжевым клювом. – Вижу чайку, – шепнула я. – Ага, – казалось, Колокол даже вздрогнул, настолько он горел энтузиазмом и интересом. – А что она делает? Он повернул голову в том направлении, куда смотрела я и поморщился, видимо, в ушах звенело. – Сидит на камнях. А, нет, вот встала и пошла к воде… – казалось, аура, которая распространялась вокруг мужчины, задела и меня, я тоже начала проявлять интерес. Даже волнение, которое я испытывала десять минут назад, ушло, оставив только непонятное спокойствие и дрожь в грудине… Походу, я увлеклась. Небо уже становилось синим, чайки еле различались в темноте. Но наблюдать за птицами и их отношениями между собой стало так интересно, что я не заметила времени. – Видишь, как интересно быть орнитологом! – язык у Колокола еле поворачивался, но он всё ещё пытался не заснуть. Мужчина глянул на наручные часы: – Мы целый час наблюдали, представь! – А мне казалось всего минут десять… – удивлённо протянула я. – Благодарю тебя за глаза, – Колокол с кряканьем поднялся на ноги и благодарно кивнул, – я пошёл спать. – Хороших снов! – я почувствовала вину. Ну как я могла нормального человека подозревать в убийстве? Странная я. Опять вспомнилось, как я сидела у его бока, мы соприкасались ляжками. Кожа у него на удивление прохладная. Конечно, всё было без романтического подтекста, хоть он и обхватил меня за плечи рукой, мы просто сидели и смотрели на чаек… Его-то и красавчиком не назовёшь – слишком тело непропорциональное в отношении ног и торса, а длинные носы тоже не самые привлекательные… Хотя, наверное, я сейчас ищу причины оставаться к нему безразличной, но симпатия есть, и я это признаю. Мыслей о маньяке у меня уже не было. Когда я направлялась в номер после ужина в кофейне на первом этаже, то столкнулась нос к носу с приятной наружности молодым человеком примерно моего возраста. – Извините! – лихорадочно попросил он, собирая остатки чашки на полу. – Да ничего… – я смерила грустным взглядом мокрый от какао халат. – Правда, извините, я просто задумался… – Не оправдывайтесь, – я подняла с пола поднос, и белобрысый положил туда осколки. – Ох, наверное, мне стоит… – он придержал меня, когда я собралась идти дальше по лестнице. Я не успела заметить, как с моих рук выпорхнул поднос, и по лестнице раздались торопливые шаги. Ха, ещё бы молодец с меня халат снял и в прачечную унёс. Не меня, конечно же. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=57211553&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО