Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Банковская ночь

Банковская ночь
Банковская ночь Мария Алексеевна Павлова София – юрист в престижном коммерческом банке Москвы. Работа мечты, ещё и обаятельный начальник. Чего ещё желать? Казалось бы, жизнь налаживается. Однако привычную рутину разрушает внезапная кража крупной суммы денег из банка. А с ней и исчезновение шефа – Александра Алексеевича. Сумеет ли София направить жизнь в прежнее русло – спасти банк и своего начальника? Имеет ли любовь силу в мире, где правят деньги и криминал? Читайте в новом романе «Банковская ночь» авторства Марии Павловой – финансового эксперта, не понаслышке знающего о внутреннем устройстве банковской системы. Подняв трубку, я услышала недовольное и сухое: – Сазонова София Алексеевна? – Да, это я. – К вам направляется сотрудник правоохранительных органов с двумя понятыми. – Зачем? – не поняла я. – Скоро узнаете. Оставайтесь на месте. Попытка к бегству автоматически превратит вас из свидетеля в обвиняемую. – Обвиняемую в чем?! – испуганно воскликнула я. – Оставайтесь на месте! Прошло примерно полчаса, я услышала звонок в дверь и бросилась открывать, параллельно возмущаясь: – Объясните мне, что в конце концов происходит?! В квартиру зашел угрюмый, уставший и какой-то помятый следователь. – Следователь Кириллов Лев Борисович! – представился сотрудник правоохранительных органов. – София Сазонова, – не осталась в долгу я. – Я жду объяснений! – Совершена кража! – в устах стража закона это слово было высказано с той же интонацией, как если бы это было десятое убийство серийным маньяком без какой-либо зацепки – то есть с полным отчаянием. – Это уже кое-что! – удовлетворенно сказала я. И кого же обокрали? Судя по тому, что вы пришли ко мне – кого-то из моих знакомых? – Можно сказать и так, – с какой-то непонятной радостью в голосе произнес следователь. – Понятые, входите, вам разъяснили ваши права? – понятыми оказались соседи – наша дворничиха Марья Павловна и местный алкаш Аркадий, который, как оказалось, каким-то чудом не пропил свой паспорт. – Итак, Сазонова Софья Алексеевна! – бодро гаркнул Лев Борисович. – София! – с обидой поправила его я, хотя в данных обстоятельствах это решительно ни на что не влияло… – Седьмого мая была совершена кража в небезызвестном вам коммерческом банке «Дорогие деньги»! Ознакомьтесь, пожалуйста, с ордером на обыск! Приступаем! Ищем любые предметы, прямо или косвенно свидетельствующие о причастности Софии Алексеевны Сазоновой к совершенному преступлению. Марья Павловна жалась в уголке на грани обморока, но потом, видимо, прикинув, что, возможно, она сейчас участвует в отправлении правосудия, воодушевилась поиском «проклятых буржуйских денег или оружия». Я процессу не мешала и ждала. Через два часа безуспешных попыток Лев Борисович в сердцах зло заявил: – Сообщник! – Что, простите? – всем своим видом я выражала недоумение. Марья Павловна подошла ко мне и, ковыряя обломанным ногтем с остатками лака дырку в телогрейке, покаянно произнесла: – Ты, Сонь, это, уж не серчай! По телевизору вон сколько этих жуликов! Ух, я б им всем! – и замахала кулаком в воздухе. При этом бюст ее колыхался, как бы усиливая всю серьезность угрозы. – Марья Павловна, вы все правильно сделали! Бдительность превыше всего! С такими, как вы, страна может спать спокойно! – доверительно сообщила я. Наконец-то этот кошмарный цирк для меня закончился и все разошлись. Соседи к этому времени уже практически устроили пикник на лестничной площадке, а некоторые самые азартные товарищи делали ставки на результаты обыска. Кто-то кричал, что в восемнадцатой наркопритон накрыли, кто-то возражал, что не нарко, а просто притон с проститутками. Далее они перешли на личности: – Вот, до чего работа в банках доводит – аферисткой стала! На это мне ответить было нечего. Лев Борисович, ничего не найдя, угрюмо отправился восвояси, не забыв при этом аккуратно сложить в стопочки все составленные во время обыска документы. – Всего хорошего, Софья Алексеевна! – ну неужели сложно запомнить, что я – София! – И вам того же! – только и произнесла я. Закрыв дверь, я глубоко вздохнула. Требовалось все спокойно обдумать, но одной было как-то не по себе, и я решила, что нужно срочно обсудить случившееся с подругой. – Майка! Привет! Можешь ко мне приехать? У меня такое… – Привет, подруга! Мчу! – не дала мне закончить фразу подруга. Вот за что ее люблю! Лучшая подруга не заставила себя ждать и звонила в мою дверь уже через двадцать минут! – У меня тоже такое случилось! – воскликнула Майя! Она скинула элегантное бежевое пальто и осталась в не менее элегантном, но очень уютном кремовом трикотажном костюме, который так шел к ее роскошным волосам. Подруга у меня красавица – в очередной раз отметила я. И зовут ее так тепло и светло. Майя была очень эффектна и обладала редкой в наше время северной красотой – высокая, крепкая, с тонкой талией и роскошной гривой шелковистых русых волос. Она была похожа на героинь скандинавских фильмов. Внешность подруги всегда завораживала людей и часто заставляла потерять нить разговора многих собеседников мужского пола. В Майе всегда чувствовалась сила. Плюс ко всему, она обладала блестящим умом. – Так, давай ты первая, – я решила оставить свои события напоследок. – Федора влюбилась! – издав этот возглас, подруга как бы обессиленно плюхнулась на диван. Федорой звали Майкину кошку. Такое странное имя кошке было дано неспроста. Дело в том, что Майка с детства страдала аллергией на домашних животных. А аллергию, как известно, в основном вызывает не шерсть, а подшерсток животных. И на двадцатипятилетие я решила сделать подруге дорогой по всем параметрам подарок: кошку породы Сфинкс – абсолютно лысую! Кто не видел этих кошек – тому лучше и не смотреть. Это уникальная древняя порода и считается, что, несмотря на свой отталкивающий вид, эти кошки обладают своеобразной магией и магнетизмом. Но они такие страшные! Даже трудно описать на кого или на что они похожи. Однако, одно главное преимущество этих кошек налицо! Никакой шерсти. Абсолютно лысые. Увидев необычную кошку дымчатого цвета, Майя не испугалась! Она начала вспоминать знаменитых лысых людей и на ум ей сразу пришел великолепный, харизматичный и известный актер по имени Федор – так и назвали кошку в честь него, только на женский лад, потому что кошка была девочкой. С тех пор, Майя и Федора стали очень близки и заботились друг о друге взаимно. Одно плохо – Федора оказалась очень ревнивой и буквально не подпускала к хозяйке особей мужского пола, так что у Майи не было возможности приглашать своих кавалеров к себе домой. Мне вдруг стало так радостно за подругу и ее питомицу, и подумалось: как это здорово – влюбиться! Интересно, как влюбляются кошки, что они чувствуют при этом – понимают, что не могут жить без запаха конкретного кота? Или, может быть, влюбляются в шерсть, усы или в шикарный хвост? Эко меня занесло… – В соседа! – уточнила Майя. – В человека? – удивилась я. – Да нет, ты что! В какого еще человека! У нас новый сосед. Такой симпатичный молодой человек, работает в американской фирме: что-то связанное с информационными технологиями. Квартиру ему компания снимает. Такой завидный жених… Высокий, умный, зарабатывает хорошо, языки знает и глаза вроде добрые. А вместо семьи у него всего лишь кот. Кстати, породы вислоухий. Это так странно… – Май, а ты на себя посмотри… – посоветовала я. – Соня, я – это совсем другое дело! Ладно, проехали! Рассказывай, что у тебя случилось? – От меня только что ушел следователь, – начала с главного я. – Сонь, тебе что сестра жениха прислала? – рассмеялась Майя. Мою старшую сестру родители назвали Сусанна. Не знаю, откуда такая любовь к букве «с» или это просто совпадение, но дочек, то есть нас, они назвали София и Сусанна. Я же с детства звала ее Сюзи. А Сюзи, кстати, работала не где-нибудь, а в Следственном комитете! Кстати, тоже на «с». – Если бы! У меня обыск был! С понятыми – соседями. – Подруга, куда ты вляпалась? – Майя посуровела… – Ох, хотела бы и я понять это… – я устало плюхнулась в слегка продавленное кресло. Все в этой квартире было не новым, но безумно родным. Мои родители давно переехали за город. Старшая сестра давно жила самостоятельно, а я, в свои почти тридцать (то есть, тридцать два), так и осталась в родных пенатах. Надо сказать, с большим комфортом… Наша квартира находилась в простом панельном доме, но в хорошем зеленом районе рядом с Битцевским парком; с комнатами на две стороны – как сказал бы риэлтор: «весьма ликвидная», так как рядом располагались детский сад, школы, поликлиника, сбербанки и даже пожарная часть. Родители жили загородом, недалеко от Москвы по Калужскому шоссе. Построив наконец свой дом, о котором они мечтали, родители сразу же переехали туда и стали заниматься его обустройством. Я их очень любила и уважала! Мама с папой были юристами во втором поколении, и продолжали работать и быть востребованными и в пенсионном возрасте. Папа был прирожденным адвокатом, а мама занималась юридическим и налоговым консультированием. Свободный график их работы позволил им жить за городом и не беспокоиться ни о чем. Когда я была маленькая, я считала маму абсолютно самым красивым существом на земле! Феей или, по крайней мере, королевой! И когда я подросла, мне было очень приятно слышать, что ум у меня папин, а красота мамина. Ну, а может, всем девочкам так говорят… Хотя у моей сестры, вероятно, иное мнение… Сусанна всегда была минимум на шаг впереди меня. Начиная с того, что родилась на три года раньше. Ее успехи в учебе прочили ей большое будущее практически в любой профессиональной сфере! Эффектная внешность вкупе с железной внутренней дисциплиной открыли ей дверь в сам Следственный комитет, где ее уже неоднократно повышали, объявляли благодарности с занесением в трудовую книжку, и, как я подозреваю, пытались сделать лицом всей женской составляющей комитета. У Сюзи всегда была идеальная прическа с гладким хвостом блестящих золотисто-каштановых волос, безупречная осанка и всегда модные, сидящие по фигуре, наряды. Поэтому она не раз появлялась в прессе, конечно, презентуя хорошие новости. И подобный успех не мог не стать предметом особой гордости наших родителей. А я была не то, чтобы модельной внешности, но достаточно высокая и худая. И в юности меня можно было принять за модель. Лицо у меня было обычное – не полное и не слишком худое. Глаза каре-зеленые, слегка миндалевидные. Волосы и кожа – светлые. В целом, я была довольно симпатичная. Но главным своим достоинством я считала смекалку и чувство юмора. Только в карьере я не достигла за это время никаких высот. Вначале я подавала надежды после получения диплома с отличием престижного юридического вуза, что далось мне очень легко. Однако, после этого я решила работать в области юриспруденции по линии банкротств. В институте я узнала, что это настоящий золотой бизнес: когда добровольно или через суд банкротится фирма, то назначается специальный управляющий, который выявляет долги фирмы и, в то же время, находит тех, кто этой фирме должен. Вот по этой стезе я решила развивать свое блестящее юридическое будущее. Но устроилась в какую-то шарашкину контору и много лет прозябала в ней. А когда моя сестра наконец-то узнала, где именно я работаю (а я от нее это старательно скрывала), она чуть не отходила меня по голове тапком, который сняла со злости со своей ноги. – Ты что, не знаешь, что банкротство, как и нотариат, занято? – злобно орала сестра. – Там же все поделено! Ты столько лет младший специалист и не обратила на это внимание! Тебе не дадут ни одного банкротства! Слушай меня! Завтра же подаешь заявление об увольнении! И я решила внять логике сестры, полагаясь на ее опыт. После этого я никак не могла найти себе новое место работы, потому что, обладая хорошим образованием и квалификацией, я боялась снова устроиться не туда. Сестра в тот вечер рекомендовала мне обратить внимание на банковскую отрасль. Так как моя работа предусматривала взаимодействие с банками, и счетами, и кредитами в частности. Что я и сделала… – Май, помнишь я рассказывала, как меня взяли на хорошую позицию в тот банк около метро в центре? Я туда четыре раза ездила. – Помню, конечно, тебе же там очень понравилось, и ты хотела там работать. Так это с тем банком связан обыск? – Нет, с другим. – С каким другим? – В общем, мне прислали приглашение на собеседование в коммерческий банк «Дорогие деньги». – Ну и ну… Какое необычное название для банка… – удивилась подруга. – Ага, – согласилась я, делая глоток кофе. – А сокращенно – «ДД». – А где они находятся? Никогда о таком не слышала. – Майя сама давно и успешно работала в банке, в бухгалтерии. – В самом центре, – я назвала улицу, и подруга присвистнула. – Весь день я пыталась найти отзывы клиентов об этом банке. Ничего – представляешь! Загадочное место… Я залезла на их сайт. Вроде бы, все как обычно. Просмотрела учредительные документы. Минимум информации об операциях и органах управления. Только то, что необходимо размещать банкам по закону. В общем, я решила сходить. У меня как раз нашлась приличная чистая одежда. – О, повезло! – хохотнула подруга. – она знала, как я ленюсь поддерживать свой гардероб в хорошем состоянии. – В общем, я во всеоружии поехала… И в таком настроении, я буквально впорхнула в служебный вход банка, где меня уже поджидал первый конфуз. Ты же работаешь в банке и знаешь про шлюзовую систему дверей? И, не дав подруге ответить, я продолжила: – Когда ты заходишь в вертикально стоящую прозрачную стеклянную капсулу, открывается первая из двух дверей и, вдруг, эта дверь закрывается прямо у тебя за спиной, а впереди тебя дверь не открывается. В этот момент я, потея и паникуя, почему-то представила себе снеговика в новогоднем стеклянном шаре, в котором сыплет снежок. Майя смеялась в голос. – В общем, выяснилось, что пока я не приложу гостевой пропуск к магнитному считывателю – дверь передо мной не откроется. Еле преодолев свой личный «стеклянный» позор, я прошла и уточнила на ресепшн, куда мне пройти и услышала: в оперзал… В зал оперы?! Маюш, и вот, я думаю про себя: в этом банке есть специальный зал для оперы??? Май, ну не хохочи ты так! Ну, не знала я раньше об этом. – Извини, подруга, продолжай. – и она взяла себя в руки. – Так вот… Мимо проходила приятная красивая светловолосая девушка, как мне показалось, похожая на меня. И я решила, что по этой причине она сможет помочь мне опять не опозориться. – Привет! Меня зовут София, я пришла на собеседование в юридический отдел! Ты не подскажешь, что такое «оперы зал»? И она захохотала точь-в-точь как ты секунду назад. И сказала: – Оперы зал?! Ты что, с луны свалилась?! Если тебя возьмут к нам, то я буду звать тебя Лунтик! Вот так мы сразу обоюдно перешли на "ты." Девушка мне очень понравилась. – Оперзал – это операционный зал, – пояснила она. – То есть зал, в котором проводят банковские операции. Что такое банковские операции ты, надеюсь, знаешь? – Уже подругой обзавестись успела! – ревниво сказала Майя. – Она приятная. И имя у нее красивое – Стефания. Она такая высокая и стройная как газель. И с огромными голубыми глазами. – Так, меня девушки не интересуют. Ближе к делу… В итоге, меня проводили в переговорную. Название банка, конечно, оправдывается изнутри. Все дорого и со вкусом. Особенно меня поразила планировка. Первый этаж банка был отделан белым мрамором, а семиэтажное здание, как я поняла, полностью принадлежавшее банку, в центре имело второй свет до самой крыши! Только по краям периметра верхних этажей располагаются кабинеты, но в центре потолка нет. Семь этажей открытого пространства по центру. – Ого! – удивилась Майя. – Это еще не все! Крыша прозрачная в центре и пропускает солнечный свет, который льется сверху и ложится на белый мрамор на первом этаже. А еще – три стеклянных лифта в самом центре, которые, когда поднимались вверх, казалось, стремились добраться до самого солнца за стеклянным потолком. – Подруга, да ты поэт, а не юрист. – Майя, ну это правда выглядело безумно впечатляюще! И пахло там свежим кофе и шоколадными конфетами! – Шоколадные конфеты – это хорошо, но к тебе же не из-за них с обыском пришли? Можно покороче? – Пришла замначальника кадровой службы Екатерина Пинигина и сказала, что им требуется именно такой функционал, который есть у меня. Она сразу позвала главного юриста банка – он сказал, что я им подхожу и сказал, что они мне позвонят, чтобы назначить день собеседования в службе безопасности. – А потом что? – А потом я, кстати, познакомилась с красавчиком, – вспомнила я. И продолжила: – После собеседования я шла от метро к дому, зашла по дороге в продуктовый. Выхожу с пакетом, и тут такой шикарный брюнет с синими глазами, смотрит прямо на меня – как будто давно знает… – Подруга, продолжай! – оживилась Майя. – Одет так стильно: коричневая кожаная куртка очень шла ему; высокий, в обтягивающих джинсах, явно спортсмен. Идет прямо ко мне, берет у меня пакет с продуктами и говорит: – Я Сергей. – София. – Отлично! У нас у обоих имена на «с»! – Что в этом отличного? – Отлично для нашей молодой семьи! – Как-то быстро… – А чего тянуть? – Может, я замужем? – А ты замужем? – А мы на «ты»? – Если не замужем, то на «ты». Пригласишь в гости? – С удовольствием, но дома все-таки ждет муж. – А что же он тебя одну в магазин отпустил? – удивился Сергей. – Ладно, Сергей, раскусил. Мужа нет, но приглашать не стану – до свадьбы, разумеется! – Ну что ж, раз такое дело, то приглашаю тебя в ЗАГС! Но если вдруг ты еще не готова, тогда вот тебе моя визитка. Я буду ждать звонка! – Соня, покажи визитку! Я принесла карточку. На белом фоне красивым витиеватым шрифтом было написано: Кондратьев Сергей Валерьевич, и ниже номер телефона. И все. Мы перевернули ее: на обратной стороне также никакой дополнительной информации не значилось. – И что дальше? – не унималась подруга. – Да ничего, взяла визитку и пошла домой. – Не звонила? – Как видишь – некогда! – пожала я плечами… – А почему обыск был? Что искали? – В банке «Дорогие деньги» пропали деньги. Смешно звучит – правда? И я одна из подозреваемых. – Погоди, а ты теперь у них работаешь? – Теперь уже и не знаю… Я же не была на собеседовании со службой безопасности. Да еще и в разработку органов попала. – Подруга, надо выпить… – резюмировала Майя. – У меня как раз Советское шампанское припрятано. Я его приготовила на случай успешного собеседования. Мы выпили. Майя, в итоге, осталась у меня ночевать. Я пыталась припомнить подробности моей поездки в банк, которые могли бы оказаться важными. Но мои мысли, то и дело, возвращались к моему несостоявшемуся начальнику. Я никак не могла забыть нашу первую и, вероятно, последнюю встречу. Как он вошёл в переговорную – невероятно привлекательный солидный мужчина в идеально сидящем темно-синем костюме и белой рубашке с расстегнутой верхней пуговицей. На вид ему было лет сорок, волосы темные, с ранней легкой сединой, глаза большие и внимательные, волевой подбородок. Под костюмом угадывались широченные плечи. Более разглядывать его было неприлично, и я поспешила крепко пожать ему руку и представиться. Когда я пожала его руку с длинными пальцами (не иначе – скрипача), то не удержалась, и полной грудью вдохнула запах его потрясающего древесного сладковато-острого парфюма и испугалась, что мое непроизвольное движение носом было замечено; но, кажется, нет… А я подумала: так вот ты какой – мужчина моей мечты! Он сел на место, где ранее сидела Екатерина. – Добрый день! Меня зовут Александр Алексеевич. Я начальник юридической службы нашего замечательного банка. Я не удержалась и прыснула от смеха. – Простите? – озадачился Александр Алексеевич. – Нет, это Вы меня простите! Я засмеялась, потому что сначала от Екатерины услышала фразу: «наш замечательный банк», а теперь и от вас тоже. Александр Алексеевич поразмышлял немного и быстро сказал: – Ничего страшного, вы тоже скоро так заговорите… – если бы он знал, как порадовали меня тогда эти слова! А он тем временем продолжил: – Сейчас ко мне прибежала Екатерина и с восторгом сказала, что нашла потрясающего юриста, и я срочно должен на вас сам посмотреть. Что же такого вы ей сказали? Я покраснела до кончиков ушей, но главным образом потому, что увидела у мужчины моей мечты на руке обручальное кольцо; а во-вторых, я буквально плыла под звуки его низкого мелодичного голоса. Вот это поворот… А Александр Алексеевич тем временем продолжал внимательно разглядывать меня, чуть насмешливо и в тоже время заинтересованно. – Меня зовут София. Александр Алексеевич кратко рассказал мне о юридической службе банка, об отделах, о методах работы и основных вопросах, которые решает ежедневно его департамент. Время летело незаметно и я, откровенно говоря, наслаждалась нашей беседой, радуясь, что АА (так я его успела мысленно окрестить) никуда не спешит. Беседу он строил таким образом, как будто я уже здесь работаю. – Ваш опыт в области банкротных дел очень нам пригодится, – сказал АА и резюмировал: – Ну что ж, София, думаю вам все в целом понятно. Да… Забыл сказать, вам предстоит финальное собеседование с нашей службой безопасности. Я прошу вас отнестись к этому серьёзно, так как наши ребята настоящие профессионалы и вытащат из вас всю подноготную, а Жанна, которая будет с вами беседовать, лучше любого детектора лжи – она отличный психолог. Так что, будьте внимательны! Кажется, на этом все… Приятно было познакомиться! Удачи с Жанной, и до встречи на рабочем месте! – и убежал. А я тогда подумала, что ни с одним человеком на свете мне не было так легко и приятно. Но факт оставался фактом… Мужчина моей мечты был женат. И если мне повезло узнать, что такое любовь с первого взгляда, то со всем остальным – явно не повезло. Поэтому, когда мне позвонили из «ДД» по поводу финальной части собеседования, я сослалась на проблемы со здоровьем, которые я вряд ли смогу решить в обозримом будущем. Смешно, что я рассказала лучшей подруге в подробностях о встрече с незнакомцем по имени Сергей, и ни словом не обмолвилась о потрясающем начальнике. О том, что я даже отказалась там работать из-за него. А также о том, что он позвонил мне, когда я была у родителей на даче. Когда я приехала к ним, мама с папой были дома и встретили меня как всегда радушно, но при этом внимательно меня разглядывали. Видимо, Сюзи успела их «обрадовать» насчет потерянных лет моей карьеры. Я обняла маму – от нее пахло уютом и свежестью, я с детства жить не могла без ее объятий, и сейчас это было как нельзя кстати. А папа с бокалом пива в руке явно был в отличном расположении духа. И я его понимаю: без сомнения, их жизнь удалась. Красивые, умные, интеллигентные, со схожими интересами. Идеальные родители. Идеальная пара. Две дочки, карьера, загородный дом. Осталось дождаться внуков. А с этим как раз мы обе не торопились. На ужин решено было устроить барбекю (так, по-модному, теперь все называли шашлыки). Запах замаринованной в «Боржоми» и луке телятины щекотал мне ноздри и будоражил воображение, рот все время наполнялся слюной. – Как поживает Сюзи? Она не приедет на выходных? – аккуратно спросила я. – Дочка, ты же знаешь, у твоей сестры много работы… – Да, по крайней мере, она работает… – обреченно пробормотала я себе под нос, надеясь, что папа не слышит. И тут зазвонил мой мобильный телефон. Руки были грязные, в луковом маринаде, и я не хотела пачкать светлый кожаный чехол смартфона. Поэтому, сначала я быстро вымыла руки, втайне от себя надеясь, что, может быть, звонок прекратится, и я вернусь к ароматному закопчённому мангалу. И тут звонок оборвался. Любопытство одолело – я вымыла руки и взяла телефон. Номер незнакомый. Наверное, у каждого в жизни был случай, когда ты не успеваешь подойти и видишь неотвеченный звонок с неизвестного номера. И думаешь – стоит ли перезванивать? Возможно, это приглашение на распродажу или, еще хуже, новое кредитное предложение. И все же… Я решила перезвонить. – Алло, добрый вечер! Прошу прощения, у меня в телефоне непринятый звонок с вашего номера. – Добрый вечер, София! Тысячи маленьких муравьишек побежали по моему телу. Они бежали от щиколоток вверх под колени, по бедрам, по рукам, по ключицам, подмышками, и уже начали щекотать мне уши… – Добрый вечер, Александр Алексеевич! – он знает мой номер, с трепетом поняла я. – Чем занимаетесь? – буднично спросил АА. – Жарю с папой шашлыки – голос предательски дрожал… – Шашлыки? Занятно… А мне сказали, вы отравились. Разве при отравлении можно есть шашлыки? – готова поклясться, он смеялся, нет, он насмехался надо мной и моим конфузом и ждал, как я буду выкручиваться. – Это папа жарит, а я его поддерживаю! – я идиотка, подумала я. – Морально поддерживаете? – подыгрывал он. – Именно! – это самый позорный момент в моей жизни! Какой кошмар! АА тем временем явно наслаждался ситуацией и не собирался щадить меня. – София, а разве вам не положено лежать в постели при таком сильном отравлении, что вы даже не смогли определить дату вашего предполагаемого выздоровления для визита в нашу службу безопасности? Или, может быть, вы чего-то испугались, или у вас есть вопросы, или, наоборот, секреты? – Да, у меня есть вопрос: сколько у вас детей и любите ли вы свою жену – (это, конечно, было сказано про себя)… Вместо этого, я ответила витиевато: – Как много вопросов в одном вопросе! Я действительно отравилась, но мне уже значительно лучше, настолько лучше, чтобы я могла помогать отцу! – вот так тебе, АА – мы тоже не лыком шиты!! – Прекрасно! – кажется, он меня перехитрил и, в итоге, вынудил сказать то, что нужно было услышать ему! – В таком случае, жду вас во вторник на собеседование со службой безопасности, и, если наши эсбэшники не найдут у вас огромный скелет в шкафу, жду вас на рабочем месте на следующий рабочий день! У меня только что уволился сотрудник, и его дела необходимо кому-то передать! – Я… Я не уверена… – я овца – надо было так и продолжить! Я неуверенная овца… – Вы справитесь! И он отключился, а я поторопилась записать его номер в записную книжку телефона. Как хорошо, что я не успела сказать родителям об этой странной ситуации. Может, я зря себя накрутила. В конце концов, зарплату хорошую предложили – больше, чем я изначально запрашивала. И больше, чем мне предлагали в том банке. И место красивое. И пахнет кофе и шоколадными конфетами… Оставшееся время мы с родителями провели прекрасно, и я вернулась домой, где меня уже практически ждали с обыском… Все эти события совершенно выбили меня из колеи, и я провалилась в тяжелый сон. И мне снилось, что я сижу на полу в клетке с грязными решетками, воздух кругом был ледяным, дыхание превращалось в пар, было очень темно, но я знала во сне, что обязательно должна что-то найти. Что-то на полу: я ползала по грязному холодному липкому полу и искала, пока не нашла – это было кольцо, я вытерла его краем своей рубашки и поднесла максимально близко к глазам – и узнала. Это было обручальное кольцо моего будущего начальника. – Соня! Проснись! Проснись же! Ты кричала! Что тебе приснилось? – Ерунда какая-то снилась; боже, как болит голова! Зачем ты меня разбудила? – Хочу, чтобы ты за мной закрыла дверь! Меня ждет Федора! – Майя, сейчас шесть утра! У тебя же рабочий день с девяти, – пробормотала я. – Сдурела? У меня же Федора всю ночь была одна! – завизжала Майя. А потом добавила спокойнее: – И потом, я должна принять душ и переодеться. Это ты у нас пока еще тунеядка, но, надеюсь, это скоро закончится. – Я тоже… – виновато сказала я. – Слушай, позвони сестре. Она же у тебя, вон… – и подруга важно подняла вверх палец, при этом закатывая глаза. – Еще чего! Я просто оказалась в ненужном месте в ненужное время. У меня же ничего не нашли. – И, что теперь будет? – Пока не знаю. Но паниковать точно не стоит. Буду решать проблемы по мере их поступления, – мудро рассудила я. – Вот это правильно! – одобрила подруга уже на выходе и закрыла за собой входную дверь. Федора наверняка уже ждала хозяйку, и Майя ушла домой к своей любимой кошке, а я осталась наедине со своими мыслями, пытаясь переварить этот странный сон. Я приняла душ и приготовила плотный завтрак. К счастью, в холодильнике нашлись яйца, и я приготовила пышный омлет с болгарским перцем и тосты из белого хлеба со сливочным маслом. Посмотрев на время, я пришла к выводу, что это был уже скорее полноценный обед. Я снова и снова возвращалась мыслями к АА, но уже не ко сну, а к его голосу, к его запаху, к его длинным пальцам. Я запомнила с его слов, что он любит хоккей и теннис. Тряхнув головой, я попыталась прогнать все ненужные мысли, нужно было думать о нем только как о начальнике! А желательно – вообще не думать! К тому же, учитывая этот внезапный обыск – неизвестно, чем вообще это для меня закончится. В итоге я решила, что нужно прояснить ситуацию с банком и оценить, насколько плачевно мое положение. Я нашла номер банка «Дорогие деньги» на сайте, набрала номер и попала на ресепшн. Представилась и попросила соединить с Александром Алексеевичем. Меня тут же соединили, но ответила мне женщина. – София, это Карина Кирилловна – я заместитель Александра Алексеевича. Почему вы еще не на работе? Немедленно выезжайте! У нас не хватает сотрудников! Работа стоит! Слышите – немедленно! – Карина Кирилловна! Прошу прощения, я, конечно, в курсе, что меня планировали брать вместо какого-то уволенного сотрудника. Но после собеседования в вашем банке ко мне домой пришли органы с обыском. Вы что-нибудь об этом знаете? – София, это все в прошлом. Забудьте об этом. Или считайте, что вы таким способом прошли проверку службы безопасности. – А вы что, так всех проверяете? – я была шокирована… – Нет, ну конечно же, нет! – было очевидно, что Карину Кирилловну явно тяготил этот разговор. По всей видимости, она торопилась. – Дело в том, что Александр Алексеевич пропал! Я, конечно, уверена, что у него на это были веские причины… Но в юридическом департаменте действительно некому работать! Немедленно выезжайте! Нет слов, чтобы описать мое удивление от всего услышанного. Мне было не по себе от того, что я слабо что-либо понимала, и этот банк вызывал во мне растущие опасения, и все же я, ни секунды не сомневаясь, собралась выходить туда на работу. Через час я вошла в находящийся в центре Москвы оазис из стекла, света и тепла, который так успел мне полюбиться, и запах кофе и шоколадных конфет уже был родным. Ничего не скажешь – к хорошему быстро привыкаешь. О том, что здесь накануне произошла кража, ничего не указывало – все тихо и спокойно, персонал вежливо беседовал с клиентами и сотрудники неторопливо передвигались по первому этажу, не выдавая никакой суеты. Возможно, так было принято во всех банка, чтобы не напугать и не потерять клиентов! Ведь я еще не знаю банковских порядков! Кто знает, может быть здесь все новые сотрудники проходят специальное обучение! Например, как вести себя в случае, если денег в кассе не хватает, чтобы выдать клиентам наличные – надо улыбаться и говорить клиенту подъехать завтра к шести тридцати вечера (с расчетом на то, что это время – самый час пик, не позволит клиенту подъехать вовремя, а касса закроется в шесть сорок пять, а не в семь). При этом, нужно в первую очередь продолжать ходить медленно и не допускать суетливых движений, и думать все время об отпуске, чтобы на лице сохранялась приятная безмятежность. И снова моя фантазия работала с удвоенной силой… Посмеиваясь над собой, я подошла к стойке ресепшн, и сообщила, что меня ждет Карина Кирилловна и меня тут же проводили в кабинет, где располагался мой департамент. Если быть точной, то кабинетов было два – смежных. Они были очень похожи друг на друга не только мебелью, но и огромным количеством бумаг повсюду. Стопки бумаг, горы бумаг, толстые папки, тонкие папки, книги – все это громоздилось на всех свободных когда-то плоскостях. Запах бумаг, сухой воздух… И это так напомнило мне дом в детстве, что я сразу поняла – я полюблю это место! Если, конечно, коллектив окажется вменяемым. Меня сразу встретила Карина Кирилловна – она оказалась очень красивой жгучей брюнеткой со слегка раскосыми глазами, чуть смугловата, но в самый раз для того, чтобы ее кожа казалась абсолютно идеальной, а глаза у Карины Кирилловны были настолько проницательные и внимательные, да и в целом она выглядела настолько умной, что я почему-то могла себе представить ее, играющей в шахматы, пока она принимает ванну! Одета она была в строгий бордовый костюм, подчеркивающий каждый изгиб ее грамотно «подсушенного» в спортзале тела. – Так, зови меня Карина! – Хорошо! Очень приятно! А вы можете звать меня София! – с улыбкой сказала я. – А я уже тебя так зову! – засмеялась Карина. – Вот твой стол –располагайся! Бросай сумку! Я поведу тебя в «святая святых» банка – в нашу столовую! Хорошенькое начало работы в департаменте, где не хватает сотрудников и работа стоит, однако же я ничего против обеда не имела и затрусила вслед за уверенной и деловой Кариной. Мы проехали на стеклянном лифте на самый верх, и я машинально отметила длину юбки Карины – она была идеальна как раз настолько, чтобы продемонстрировать ее длинные ноги и не продемонстрировать ничего более людям с первого этажа. Столовая находилась как раз под крышей, в центре прозрачной, и солнечный свет струился через нее, заливая столовую. Половина столов уже была занята, несмотря на то, что часы только-только отмерили полдень! – Ты привыкнешь к такому раннему обеду, – как будто угадала мои мысли Карина! – А почему так рано? – решила спросить я. – Я думала, ты догадаешься – все тривиальнее некуда! Заметила, где банк находится? В самом центре – здесь парковки на вес золота! Плюс пробки, по утрам Садовое стоит. Вот мы и приезжаем к семи, но как честные сотрудники, не бьем баклуши, а садимся работать! И в результате к двенадцати уже можно и пообедать. – А мне тоже нужно будет к семи приезжать? – Почему? – Ну как, начальство работает, а подчиненных нет. Надо же кем-то руководить и в семь утра! Я тоже буду так рано приезжать! – София, мне нравится ход твоих мыслей! Вообще, я ценю лояльность сотрудников. А то пошла мода – сейчас каждый второй ходит с трудовым кодексом в руках и качает свои права! У меня переработка, у меня положенный перерыв и т.д… С твоим графиком разберемся. Ты лучше посмотри пока меню. И давай уже перейдем на «ты»! – С удовольствием! – обрадовалась я. – Карина, можно тебя спросить, ты ведь знаешь про обыск у меня дома? Замначальника презрительно отмахнулась: – Да это сразу было понятно, что ты здесь ни при чем. Это просто дурацкое стечение обстоятельств, и тебе не повезло. Какой дурак будет грабить банк после собеседования и сидеть преспокойно дома; даже когда тебе позвонили следаки и предупредили о своем приезде, ты сидела и ошарашенно кофе пила! Даже перепрятать или уничтожить ничего не попыталась! – Откуда вы знаете?! – на меня как будто вылили ведро ледяной воды и одновременно опалили лицо пламенем. – София, ну ты же юрист! Думай логически: зачем следователю, подозревающему тебя в краже или соучастии в ней, предупреждать заранее? Чтобы спровоцировать тебя выдать себя и (или) сообщников! Но ты, как овечка сидела, ничего не понимала и никому даже не позвонила! – А зачем тогда подписка о невыезде?! – О, это была моя идея, чтобы ты не свалила куда-нибудь, например в Ессентуки, поправлять нервишки после случившегося. Я же знаю, что твои родители могут себе это позволить. Хотя с твоей новой зарплатой ты сама сможешь планировать свои отпуска и выбирать страны, в которые полетишь: хоть Лихтенштейн, хоть Исландию, хоть Мальдивы. Только одно условие – не привози нам тропических лихорадок в отдел! Никогда не забуду, как Люда вернулась из Турции… Бррр… Ох, зачем я это вспомнила… Ну да ладно! Вернемся к нашим баранам… Соня, у меня к тебе один главный вопрос. Почему ты передумала к нам идти? – Карина, если честно, я испугалась, что не справлюсь! На собеседовании Александр Алексеевич успел коснуться некоторых вопросов специфики работы банка, и я поняла, что в институте на банковском праве мы и близко ничего такого не проходили. Я не хотела его подвести – его и всю вашу команду. – София, ты меня насмешила, да у тебя такой спокойный нрав, что ты мигом сядешь и все прекрасно усвоишь. И, самое главное, у тебя отличная база – твое образование, на него мы намотаем основные моменты бухучета и тонкости кредитования, залога, аккредитивов и балансовых счетов. Это ерунда! Все будет отлично. Вот только с кражей разберемся и заживем как раньше. – Спасибо тебе за поддержку, Карина! Ты лучший начальник! Скажи, а что все-таки случилось? – О, это я тебе не могу сказать, да и сама не все толком знаю, и даже не знаю, в курсе ли Александр Алексеевич; это все служба безопасности держит в строжайшем секрете, так как без «крота» тут не обошлось! И этот, или эти кто-то, работают с нами – в нашем банке. Получают зарплаты… Иуды! Тут я услышала про службу безопасности и испуганно воскликнула: – Ой, служба безопасности! Я же не прошла там финальное собеседование у Жанны! – Расслабься, София, я же сказала, что ты уже проверена вдоль и поперек после того, как на тебя пали подозрения после кражи! И тот факт, что ты сидишь здесь со мной, говорит о чем? Правильно! Что проверку ты прошла. Да и как ты могла не пройти, с такими родителями – адвокатами и сестрой в следственном комитете. Мне сразу стало не по себе от очередного упоминания о моей крутой сестре, но я подумала, что возможно, когда-нибудь я тоже стану хорошим специалистом, не хуже, чем она… – Карина, у меня только папа адвокат, а мама – юрист по финансовым и налоговым делам. – Неважно, кстати, пока ты зависала над меню, я заказала тебе то же, что и себе. И нам принесли настоящий домашний куриный суп-лапшу и пышные ароматные котлеты по-киевски. Мой живот восторженно заурчал! Родители всегда были востребованы как специалисты в своем деле, и с домашней едой бывало туго! Сюзи пыталась научиться готовить, но, в конечном итоге, вся семья поняла, что нам эту сложную науку не постичь… Мы активно принялись за еду и умяли все практически синхронно. Карина первая встала из-за стола и деловито сказала: – Так, я пойду заплачу, первый ознакомительный обед был за мой счет. А ты беги в оперзал, там в левом углу сидит девочка, которая временно занимается выдачей пропусков. Тебе к ней. Обратную дорогу в наш кабинет найдешь? Я кивнула, надеясь, что все-таки не потеряюсь как обычно – хватит с меня позорных моментов! И спустилась на лифте в оперзал. Пока спускалась, вспоминала как опозорилась с оперзалом и мысленно благодарила красивую блондинку Стефанию за то, что я сморозила «зал оперы» при ней, а не при начальнице. А вообще-то, решила я, стоит найти Стефанию и поблагодарить ее лично. Она же, наверняка, работает в оперзале, куда я направляюсь. Но сначала надо заняться пропуском. Девушку в углу я нашла безошибочно быстро, она выглядела до того растерянной и расстроенной, что мне стало ее жалко… Оказывается, на Катю (так ее звали), как пыльный мешок на голову, свалилась функция фотографировать новых сотрудников и выдавать им пропуска. Катя – блестящий младший специалист кадровой службы, и в ее обязанности такие вещи не входили. Этим занималась Жанна – суперпсихолог из службы безопасности банка. Но в связи с кражей, все сотрудники и ресурсы охранного департамента были брошены на проведение расследования и помощь правоохранительным органам. А заодно они следили, чтобы доблестными сотрудниками правоохранительных органов не был раскрыт режим банковской тайны. И почетная функция оформления пропусков досталась Кате, которая еле-еле освоила камеру для фотографирования, цветной принтер и аппарат для ламинирования. Тут я вспомнила, что на собеседовании со мной тоже была сотрудник кадровой службы – и тоже Екатерина. Я спросила про нее у ее невезучей тезки, и действительно, оказалось, что кадровая служба состояла всего из двух человек – Большой Кати и Маленькой Кати. И так их называли не из-за размеров, а соответственно их субординации. Через полчаса жалоб на вселенскую несправедливость и сотню моих понимающих кивков, Маленькая Катя наконец-то справилась с задачей, и я стала обладателем новенького, еще теплого, глянцевого пропуска. На нем ярко-синими буками было написано: Сазонова София Алексеевна. И ниже – младший юрист. Это было безумно приятно, и я решила воспользоваться моментом, чтобы найти Стефанию и показать ей мой пропуск. – Катя, а вы не подскажете, где мне найти вашу коллегу – у нее красивое редкое имя, думаю, она в банке единственная Стефания. Маленькая Катя сначала перестала дышать, потом покраснела и прошипела: – А зачем она вам? – Эээ… Дело в том, что в тот день, когда я пришла на собеседование, она мне очень помогла… Найти оперзал. Хотела ее поблагодарить. – А что его искать?! – еще больше насторожилась Маленькая Катя, – вот же он! – Катя, так вы знаете, где ее стол? – Конечно, знаю, ее стол у вас за спиной. Вот только я не знаю где она. Она пропала! В день ограбления она взяла отпуск за свой счет на неделю, и не отвечает на звонки. Растрепала всему оперзалу, что едет к маме на дачу – помочь с майской рассадой. Связались с мамой, а мама о ней неделю уже не слышала… Вот так! А вы говорите, она вам в тот день очень помогла? Помогла и свалила… А теперь в банке появляетесь вы! Все это очень-очень странно! – Маленькая Катя, кажется, даже дышала тяжело от раздирающих ее противоречивых догадок и подозрений. Я же решила далее не раздражать маленького дракона, на которого сейчас так походила раздувающая ноздри Катя, и тихонько отошла. Благо я добралась до своего отдела без происшествий, и даже не потерялась, потому что дала себе обещание не торопиться и внимательно все разглядывать и запоминать. Но на самом деле мне повезло, так как из нашего кабинета выбегал какой-то молодой человек в клетчатой рубашке с закатанными рукавами – по виду айтишник, и в приоткрытую дверь я увидела Карину. С тех пор как я вошла, я уже не думала ни о дракончике Кате, ни о подозрительной Стефании – работы действительно было навалом, а мне еще нужно было все узнать и запомнить. Около десяти вечера я ввалилась к себе домой на негнущихся ногах, скинула туфли и устало бросилась на диван, даже не помыв руки! Голова разрывалась от обилия новой информации: рейсы, балансы, забалансы, внебалансы, субординированные кредиты, аффилированные лица, инсайдеры – эти слова роились в моем мозгу как пчелы, но не способные укусить, а, скорее, сами полудохлые. И тут с кухни вдруг раздался бодрый крик подруги Майи: – Привет, голодная? Я села на диван и затихла, прислушиваясь – тишина… Неужели галлюцинации? – Сонь, ты там заснула что ли на диване? В кухню действительно вошла лучшая подруга в моем велюровом спортивном костюме и спросила: – Как все прошло? – Маюш, ты что тут делаешь? – После того как ты мне позвонила и рассказала, что все-таки решила работать в этом странном месте, я решила, что тебе не помешает поддержка! Я сегодня отпросилась с работы пораньше, сводила Федору в СПА, потом у нее было свидание с британцем; про его хозяина я тебе позже расскажу, если что-то выгорит! После этого приехала к тебе готовить вкусный ужин. Дубликат твоих ключей у меня всегда при себе, – и подруга подмигнула мне. – Майя, скажи, а зачем ты водила свою кошку в СПА? У нее же и шерсти нет… Мне стало очень смешно, когда я представила абсолютно лысую кошку сфинкс в салоне. – Я должна была загладить свою вину перед ней за то, что не ночевала дома! – А тебе не кажется, что это слишком? – Возможно, но это доставляет мне истинное удовольствие! А тебе доставит удовольствие мой знаменитый борщ. – Майя, какая ты у меня золотая! Ура! – воскликнула я, и побежала на кухню. Готовила Майя отменно! Моя красавица-подруга могла приготовить идеальную сельдь «под шубой», которая, в действительности, с двадцатого века называлась «ШУБА», что являлось аббревиатурой лозунга – Шовинизму и Упадку Бойкот и Анафема. Или сварить прекрасный борщ, как сегодня, а на закуску сделать нежную и пряную баклажанную икру. При этом, Майя очень любила здоровое питание, и продукты отбирала как настоящий шеф-повар французского ресторана, и блюда могла приготовить не менее эксклюзивные. – Дорогая, жаль, не могу с тобой еще побыть… Тебе придется ужинать одной. Все, я поехала домой, мне завтра с утра на спорт перед работой. – Май, может завтра вечером приедешь ко мне опять с ночевкой? Завтра моя очередь готовить. – Нет уж, спасибо, твои кулинарные таланты мне известны! Лучше закажем суши… – Отлично! Если честно, я надеялась, что ты это предложишь, подруга… До завтра! И Майя уехала, а я, обессиленная, приняла душ и мгновенно заснула в кровати без всяких сновидений. Следующий день не сулил ничего нового, и я продолжала вникать в тонкости банковского дела, именно банковского дела, а не права, так как юрист в банковской сфере должен обладать хотя бы третью знаний экономиста или бухгалтера в банке. Кое-что удалось усвоить, а что-то никак не могло укорениться в моем гуманитарном уме и плавало ледяными осколками айсберга в бушующем океане. Ближе к вечеру я понесла завизированные Кариной платежные поручения в операционный зал, и столкнулась нос к носу с суетливой Маленькой Катей. Я не удержалась и спросила: – Здравствуйте, Катя! Стефания не появлялась? – Шутите, София?! Она, наверное, уже где-нибудь на Виргинах! – На Виргинах? – удивилась я. – Ну да, как Багамы, только Виргины! – Ага, – только и нашлась я. – Я везде читала, что там оффшор и курорт два в одном! – А разве на Багамах нет оффшорной зоны? – Ну, это уж пусть кто хочет, туда и едет! Нету вашей дорогой Стефании! И мне надо идти, София, всего хорошего! – Катя умчалась, виляя своим драконьим хвостом… А я осталась одна в этом крыле оперзала и, поддавшись любопытству, присела за стол Стефании. У нее все было разложено аккуратно, меня это удивило, ведь наверняка ее стол уже обыскивали наши доблестные сотрудники службы безопасности. Блокнот с данными некоторых операций, стопка выписок по счетам, кусок еженедельной отчетности, стакан с карандашами и ручками – вот, собственно, и все, и никаких фотографий. Я даже открыла ящик, там тоже была стопка старых выписок, я их пролистала и ничего такого не обнаружила. Да и что я надеялась там найти после обыска службы безопасности. Я встала, отодвинув стул, и увидела, что к ножке стула прилепилась какая-то бумажка с рекламой – такие обычно бесплатно пачками бросают в почтовые ящики; я изучила ее и выбросила в мусорку – это была реклама клиники эстетической медицины, обещавшей волшебное превращение дурнушек в красавиц. Такой девушке, как Стефания, такое превращение точно не требовалось ближайшие двадцать лет, так что это скорее обронила другая сотрудница – Маленькая Катя, например. После чего я, посмеиваясь, поехала домой… Приехала Майя и мы провели чудный вечер, кушая суши и пересматривая комедии с Сандрой Баллок. Утром я проснулась со смутной догадкой, которая казалась скорее бредом, но я обязана была ее проверить. Оставалось вспомнить название клиники, рекламу которой я вчера выбросила в мусорное ведро. Я нашла клинику в интернете довольно быстро. Это была одна из крупнейших знаменитых клиник пластической хирургии. Я позвонила по общему номеру, указанному для контактов, и наглым капризным голосом сказала: – Так, позовите мне Стешу! Сейчас я ей все выскажу! – Простите, кто вы и что вам нужно? – ответили мне сухо. – Это клиника пластической хирургии «Модерн»?! – повысила я тон. – Нет, это клиника эстетической медицины «Модерн»! Если вы из газеты, то я кладу трубку – мы не даем справок о наших пациентах! Это врачебная тайна! И я решила пойти ва-банк, тем более, что терять мне было нечего. – Да вы знаете, кто вам звонит?! Мы со Стешей должны были лечь к вам вместе, она говорила, в вашей клинике за привлечение пациентов, то есть клиентов, дают бонусы! Вот, считайте, меня привлекли вы, если скажете, что Стеша у вас! Она обещала лечь вместе со мной! Я одна не хотела! Но эта белокурая лиса решила меня перехитрить, поэтому я собираю вещи и еду к вам! – Хорошо, а фамилию пациентки хотя бы скажите… – А у вас что, так много Стефаний? – Нет, одна, – сдался голос на том конце провода. – Я буду у вас через час! И я побежала будить подругу Майю в надежде, что она составит мне компанию. Подруга, мягко говоря, в восторг не пришла, но будучи верной и к тому же ничем не занятой, поехала со мной. Надо сказать, что выглядели мы с Майей вдвоем весьма колоритно. Обе – длинноволосые высокие блондинки со всеми данными природой достоинствами… И оделись мы так, чтобы выглядеть максимально платежеспособными потенциальными клиентами клиники эстетической медицины. Поэтому нас встретили очень благожелательно и сразу проводили в палату, где находилась Стефания. Интуиция подсказывала мне, что Стефания очень добрый человек и стала жертвой неблагоприятных обстоятельств так же, как и я. На ее и наше счастье, в палате находилась именно она! Девушка нас не видела, она читала книгу с наушниками в ушах. Как непривычно было видеть молодую красивую девушку с бумажной книгой в руках. В наше время такие девушки сидят в своих смартфонах. Я посмотрела на обложку и еще больше впечатлилась: это был роман Артуро Перес-Реверте. Я подошла спереди и встала перед ней, чтобы не сильно напугать. Представляю ее удивление… Стефания как будто увидела не меня, а привидение, медленно, очень медленно она вытащила наушники из ушей, закрыла книгу и спросила: – Лунтик? Ты тоже здесь лежишь? Тебе вроде не надо… – А тебе надо?! – разозлилась я. – Зачем ты здесь?! – Так это… Нууу… – и она, свесив голову, посмотрела на свою грудь. – Зачем?! – не могла поверить я. – Так я всего-то на размер увеличить хотела. Никто бы сильно разницы и не заметил! – Тогда зачем делать, если разницы не видно?! – Ну, а голой – видно! – объяснила Стефания. – Ты здесь давно? – перешла я к главному вопросу. – Седьмой день пошел. А что?! Да что случилось-то? Лунтик, ты здесь лежишь или не лежишь? И кто это с тобой? Эта красотка уже явно здесь побывала, – завистливо пробормотала Стефания. – И так натурально выглядит… – Сонь, скажи этой ненормальной, что у меня все свое! И под нож я бы не легла с любым размером! – возмутилась подруга. – Тебе легко говорить, у тебя вон – какое богатство! И бесплатно! А я год копила! – Послушай, Стефания, у тебя крупные неприятности там, за стенами клиники. Ты зачем всем в банке наврала, что к маме едешь, а телефон не берешь? – Так я решила операцию в секрете сохранить, а то потом весь банк смеяться будет! Все считают меня первой красавицей, а потом будут судачить: дай потрогать, а сколько стоит и так далее… Вот я и конспирируюсь! – Стефания, а почему операцию еще не сделали?! – Так анализы собирали все эти дни. Я до праздников легла, а на праздниках они не работали, так что, я тут как в гостинице лежала. Операция назначена на сегодня. И ничто меня не остановит! – Так вот, знай, что когда ты уехала, в банке произошла кража и все подозревают тебя, потому что не могут найти! И меня, за компанию, потому что мы с тобой в тот день общались. У меня даже устраивали обыск и, кажется, организовали слежку за мной из дома напротив! Так, сейчас необходимо найти главного врача и взять у него справку, что ты находилась здесь все эти дни. Бедная Стефания! Надо было видеть ее лицо – сначала ушли все краски, как будто на телевизоре убрали яркость до нуля, а потом ее лицо начало медленно зеленеть! Бьюсь об заклад, она даже почувствовала тошноту. А потом, она как будто собрала себя мысленно и воскликнула: – Так чего же мы ждем! Стефания включила свой телефон, сразу же набрала Жанну, сказала ей, что со здоровьем и с телефоном были проблемы. Что она проходила обследование в одной частной клинике, и сейчас отправит на почту Жанне справку с подтверждением. Нет, ничего опасного не нашли… Такому энтузиазму можно было только позавидовать. Со справкой никаких проблем не возникло, и очень скоро мы ехали втроем – почему-то все решили, что ехать нужно именно ко мне. Ну, а раз уж завтра выходной, необходимо собрать женское совещание. – Волшебные пузырьки? – серьезно сказала Майя, глядя на меня. – Куда же без них, – обреченно вздохнула я. Все это было сделано ввиду того, что цель была поставлена самая благовидная – убедить Стефанию в ее неземной красоте, данной природой. И не стоит вмешиваться в столь ценный дар! А чтобы было максимально убедительно, требовалось приобрести Советское шампанское. Согретые теплом волшебных пузырьков, мы сначала успокоили Стефанию, сэкономив ей кругленькую сумму сбережений, а после принялись болтать о женском и самом, что ни на есть, животрепещущем. – Вот, Стеш, у тебя ухажёров наверное с детства толпы были? – лениво развалившись на диване, спросила Майка. – Ой, Майя, что ты, я такая страшная была: долговязая, угловатая, прыщавая – настоящий «гадкий утенок»! А потом, все это куда-то пропало само, но ощущение неуверенности в себе осталось. И когда парни пытаются со мной познакомиться, я теряюсь… К тому же пришло еще и осознание того, что мужчины за мной начинают ухаживать только из-за красоты… А у меня, может, внутренний мир богатый! – Ну ты даешь, Стеш! А ты как хотела? Мужику же надо еще добраться до твоего внутреннего мира! – воскликнула Майя. – Май, ты сейчас так сказала, как будто имела ввиду другой внутренний мир, до которого в буквальном смысле добираются! – засмеялась я. – Ну, и до этого внутреннего мира тоже, не каждый мужик без внешней красоты добираться захочет! Красота еще никому не мешала устроить личную жизнь. Если при этом в голове у женщины порядок. Гони своих тараканов! – напутствовала Майка. – Вот у меня в банке случай был: я в оперзале была, и там у нас рядом располагаются столы сотрудников отдела пластиковых карт. И они видят все операции, которые наши клиенты совершают по картам: будь то снятие наличных в банкомате, либо оплата в любой торговой точке. Я как раз собиралась уходить, как услышала какой-то женский гудеж: у нас в оперзале почти все, кто там сидят – женщины, и чуть ли не добрая половина теток, человек пятнадцать, не меньше, всех возрастов, столпились вокруг стола начальницы отдела пластиковых карт. Ну я, конечно, тоже подошла узнать, что случилось. Начальница пластика стояла раскрасневшаяся, тыкала в кнопки своего компьютера, и показывала всем нашим девчонкам что-то на экране; женщины, которым посчастливилось стоять к ее компьютеру ближе всех, были серьезны, а лица их сосредоточены, как будто они пытались решить какую-то сверхзадачу! Я, воспользовавшись своими габаритами и репутацией опытного бухгалтера, влезла в самый эпицентр. И спрашиваю: – Валь, что случилось?! Может, могу помочь? – Майка, привет, у нас тут такое!!! Первый случай карточного мошенничества! Вот, думаем куда идти: сначала в службу безопасности или сразу к председателю правления. – Полицию надо вызывать… – кто-то из отчетности подал идею третьего варианта. Тут и я прониклась всей серьезностью ситуации. – А как вы это поняли? – спросила я. – Так вот, смотри, – и Валя стала показывать мне на своем компьютере выписку с операциями по карте нашего самого богатого клиента за сегодняшний день. Тут я сразу поясню, что жертвой стал любимый клиент всех женщин банка – холостой красавец миллионер, от которого замирает сердце. Когда приходит Он, кажется, перестают дышать абсолютно все девушки, которые находятся на первом этаже. Я начинаю вглядываться в цифры и вижу, что Он совершил две покупки в самом известном и дорогом магазине нижнего белья «Дикая Гвоздика». Один чек на шестьдесят тысяч, другой – на пятьдесят. – Валь, а как ты поняла, что это мошенничество? – я спросила скорее для приличия, хотя на самом деле уже догадалась, в чем дело. – Май, разуй глаза! По этой карте в магазине нижнего белья купили трусов на сто тысяч?! Да это же – чистой воды мошенничество! Может, там целая группа – они украли у Него карту и теперь пытаются ее обналичить! Ох, девчонки, я-то знала, что для этого магазина, и для такого покупателя, как наш клиент – это были совершенно адекватные траты. И ясно было, что один комплект он купил одной своей пассии, а второй комплект – другой. А может, один из чеков вообще был за халат для мамы. Но тут Валя говорит: – Я знаю, что делать, я сама позвоню ему и все ему расскажу! Тут я реально испугалась за Вальку, потому что после этого звонка, ее карьере в нашем банке, скорее всего, пришел бы конец, и попыталась вразумить ее. В итоге, мы сошлись на том, что попросили о помощи клиентского менеджера Владимира. За время работы он, можно сказать, подружился с нашим богатым и, как выяснилось, щедрым на подарки клиентом. Владимир, услышав нашу просьбу, очень долго смеялся, но в итоге увидел, что Валя и правда считает эти траты мошенничеством, и пожалел ее. Позвонил клиенту, извинился за беспокойство и попросил порекомендовать ему магазин красивого нижнего белья, так как влюбился в девушку неземной красоты, но дальше обедов и кино у них дело никуда не развивалось. И Владимир решил сделать ей такой подарок, который намекнул бы на его ожидания. На мой взгляд, Владимир спас репутацию нашего банка. Клиент тут же посоветовал «Дикую гвоздику» и сообщил, что сам там сегодня удачно отоварился. Надо было видеть лицо Валентины… Это я к тому, девочки, что мы должны знать, что достойны самого лучшего! Что есть мужчины, которые готовы одарить нас не только своей любовью. А нам, женщинам, самое главное – любить себя! Мы убеждали Стешу долго, но эффективно, пока совсем не осталось сил и убеждающего напитка. После этого разбрелись по комнатам. Благо трехкомнатная квартира позволяла. Спасибо моим родителям… Я лежала в своей кровати и никак не могла переварить все случившееся со мной за такой короткий срок. Слава Богу, честь Стефании была почти спасена, как, впрочем, и природная красота ее осталась нетронутой, за что она потом нам спасибо скажет! Но что мы имеем в итоге? Когда я услышала, при каких неблагоприятных обстоятельствах пропал АА, а потом выяснилось, что пропала Стефания, и маленькая Катя рассказывала, как Стеша, вероятно, попивает коктейль на берегу океана; я сразу представила ее вместе с АА, в романтичной пляжной обстановке. Вот он заботливо смазывает кремом ее плечи, а она благодарно улыбается ему, вытянув длинные ноги, которые уже успели покрыться самым первым, таким легким, едва уловимым теплым оттенком загара. Он пьет не коктейль, а почему-то кофе эспрессо – крепкий, ароматный, почти густой, в крохотной мензуркоподобной чашечке с изображением кофейных зерен. Интересно, какая у него фигура в плавках – это сложно представить, видя человека только однажды в элегантном костюме. А может, у него вообще пивной животик… Вот такой примерно, нелепый и полный абсурда сценарий пришел мне тогда в голову. Ну и, конечно, деньги, которые были похищены этой сладкой парочкой, обязательно должны были храниться у них в роскошном номере для молодоженов, под матрасом. Однако, теперь приходилось признать, скорее к облегчению, что все, видимо, обстояло совсем не так. Прекрасная Стефания не пряталась с мешком украденных денег, а занималась тем, что пыталась, как сказали бы юристы, произвести в своем теле неотделимые от объекта улучшения. В итоге, в настоящий момент я могу констатировать лишь, что в банке совершена кража денег непонятно при каких обстоятельствах. Мне известно только одно – шеф исчез. Интересно, а что по этому поводу говорит супруга моего босса – с ней ведь наверняка уже связалась служба безопасности. АА с супругой заодно? Это, видимо, должна была выяснить Жанна. На следующий день Стеша поехала проведать маму, поскольку та, естественно, себе места не находила после последних дней – ей звонило столько народу: и сотрудники банка, и сотрудники правоохранительных органов. И, как выяснилось позднее, у нее тоже успели произвести обыск, доведя маму почти до инфаркта. Мама Стеши растила дочь одна и пылинки сдувала со своего «гадкого утенка». Она и так переживала, что дочь переехала в Москву и работает и живет так далеко, а тут еще такие страшные обвинения. К счастью, Стеша успокоила маму и сразу выехала к ней. Майя в это время поехала в свой любимый спортивный клуб, как всегда, при полном параде. Меня всегда удивляло, как она готовится к каждой спортивной тренировке. Но заходя в спортзал, подруга всегда производила нужный эффект. С одной стороны, ничего такого в ее образе не бросалось в глаза. Просто красивая эффектная девушка в спортивном трико. Но кто бы знал, сколько усилий было приложено для достижения такого эффекта! Голова должна была быть вымыта в утро тренировки, не раньше, чтобы обычный конский хвост был пышным, свежим и блестящим, а кожа должна быть чистая, но с достаточным количеством нежного косметического румянца. Ну и, конечно, трико… Трико должно было визуально подчеркнуть талию. Сидеть оно должно было так, чтобы, когда Майя вставала на беговую дорожку на первой линии, всем спортсменам, находящимся на своих дорожках позади, было на что посмотреть. И чтобы во время бега на все той же дорожке грудь девушки колыхалась настолько деликатно, чтоб вызывать у окружающих эстетическую радость, а также мысли о семье, очаге и богатстве. И вот в спортзале все эти цели были достигнуты, и Майя тихо наслаждалась вниманием спортивных мужчин, которым она всецело завладела. Однако, мода на здоровый образ жизни диктовала свои условия, и считалось, что раз ты нашел время позаниматься спортом, будь добр, не занимайся флиртом, не смущай людей, которые переломили свою лень и тоже пришли поработать над собой, не спугни, не смути, не дави и так далее… Майя всегда начинала тренировку с беговой дорожки. Она выбирала самое выгодное место. Спортклуб находился в центре города и входил в сеть самых знаменитых центров спорта и красоты. Этот клуб был лидером московской сети – настоящий оазис шика, здоровья и даже интеллекта. Можно сказать, что в этом клубе была рекордная концентрация успешных людей из самых различных отраслей бизнеса и шоу-бизнеса. Писателей, актеров, певцов и ведущих сразу можно было узнать по лицу, а от олигархии и членов их семей просто за версту пахло деньгами. Майя заняла свою привычную дорожку и начала работать ногами, в этот момент до нее донесся какой-то едва различимый, но безумно приятный и вместе с тем загадочный запах. Да! Именно загадочный! Он как будто дразнил ее и приглашал разгадать, что в нем скрыто. А потом ее глаза встретились с парой черных или какого-то темно-оливкового цвета глаз. Они смотрели прямо ей в душу – очень внимательно и чуть насмешливо. Стоило Майе только подумать об этом, как она вдруг оказалась в невесомости. А потом стало очень больно. Майя смотрела в оливковые глаза всего лишь секунду, но на скорости семь километров в час этого было достаточно, чтобы слететь с беговой дорожки, как только она перестала идти по ней и замерла. Ноги у Майи перекрутились, стало очень страшно, и жгучий стыд жег ее не меньше, чем травмированная нога. Она видела, как люди сбегаются к ней, но вдруг все поплыло и уже не имело никакого значения. Очнулась Майя в постели, это, безусловно, была больница, но, судя по всему, суперсовременная и комфортабельная. Стены были очень приятного мягкого светло-зеленого оттенка, палата была одноместная, в ней находилась кровать, оснащенная по последнему слову техники механизмами подъема и складывания во всех возможных местах. Напротив на стене была прикреплена огромная плазма. Рядом стоял стол со стулом, на нем стоял открытый ноутбук, а в шезлонге спал, сложив по-детски руки на груди, Мистер Оливковые Глаза. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/mariya-alekseevna-pavlova/bankovskaya-noch-56954950/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.