Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Песнь скитаний Юлия Шляпникова Однажды в Рябиновом мире пересекаются дороги дракона, зарабатывающего на жизнь похищением принцесс, и девушки-воровки, скрывающейся от закона. Она ищет родной дом. Он путешествует без цели. Их пути лежат на юг, и кто знает, что их ждет в самом конце. Глава первая В Рябиновом мире наступил сентябрь. Это означало одно – начинался сбор урожая и сезон ярмарок. Осень была любимым временем года Тамира. Во-первых, в городах скоро появятся купцы из других княжеств с товарами для обмена. Во-вторых, можно начинать путь на родной степной юг, где зима ещё нескоро настанет. Ну, а в-третьих и главных, на любой ярмарке легко встретить местную княжну – прибыль для молодого человека. Хотя, честно говоря, он был не совсем человеком. Тамир зарабатывал себе на жизнь, похищая наследниц семей в тех княжествах, через которые путешествовал. Взамен на сохранение здоровья девиц он всегда получал хорошие суммы золотом или другими ценностями. Но был существенный минус – в одно и то же княжество молодой человек не мог вернуться больше раза за десятки лет. Поэтому приходилось путешествовать и в другие миры через реку-портал в Залесье. А туда, где его запоминали, похититель старался вообще больше не соваться. Благо, что за пару столетий княжества постоянно меняли свои границы, правителей и названия. А о нем легко забывали, стоило ему исчезнуть за горизонтом. В этот раз дорога завела Тамира в город, относившийся к владениям одного из самых удаленных княжеств северных краев. Им правила небольшая семья вот уже сотню лет. Сюда молодой человек не приезжал очень давно. Его точно должны забыть даже те, кто застал прошлое приключение с похищением. По крайней мере, он на это надеялся, потому что деньги у него стремительно заканчивались, и пора было заработать новые. Была ещё причина, почему молодой человек приехал в этот город. Сюда часто привозили с юга качественное оружие, а прежний клинок он умудрился потерять в соседнем мире во время встречи с женихом местной принцессы. Наскоро убравшись в Рябиновый мир, Тамир и обнаружил пропажу меча. Поэтому сейчас он надеялся расстаться с честно заработанными деньгами и по-быстрому раздобыть новое оружие. А вскоре – и получить ещё денежки на пропитание. На площади было людно. Тамир прошелся вдоль лавок, рассмотрел разложенный товар и даже приценился к паре клинков. У последней лавки в ряду толпились покупатели, и он поспешил туда. Оттеснив нескольких людей, ему удалось пробиться прямо к столу с мечами, привезенными с юга. Перебрав пару из них, молодой человек выхватил простой, без лишних украшений, клинок и, взвесив в руке и проверив балансировку прямо на месте, кинул торговцу в руки кусочек золота в знак покупки. Обернувшись, Тамир заприметил в толпе светловолосую девушку. Золотые косы, обвивавшие голову, сияли на солнце как настоящие драгоценности. Судя по окружавшей её толпе людей в одеждах с гербами и дороговизне наряда самой девы, это была княжна местного правящего семейства. Присвистнув, молодой человек направился к своему коню, которого оставил в конце площади. Верный спутник в его путешествиях, Сорванец фыркнул, увидев хозяина. На вороной морде было прямо-таки написано, что он всем своим лошадиным сердцем осуждает его привычки, но ничего поделать не может. Тамир пристегнул новый клинок к седлу и, закрепив получше поклажу, хлопнул скакуна по крупу. – Отправляйся к пещерам. И только попробуй потерять хоть что-то, как в прошлый раз. Я тебя на ужин пущу. После, не обращая внимания на недовольный взгляд животного, он отправил коня прочь, а сам решительным шагом пошел к девушке и её свите. Княжна Хильда в сопровождении нескольких слуг и компаньонки гуляла по рыночной площади. Она присмотрела красивые бусы, сверкавшие огнем на ласковом осеннем солнце. Торговец, поприветствовав покупательницу, стал демонстрировать ей игру камней на свету, но тут позади раздался насмешливый голос. – Да этим стекляшкам грош цена! Девушка поспешила обернуться на наглеца и столкнулась взглядом с темноволосым молодым человеком, чьи карие глаза были с таким же янтарным отливом, что и у камней. – Почему вы так решили? – она перебила торговца, начавшего расхваливать свой товар и доказывать, что говоривший неправ. – Я хорошо разбираюсь в драгоценностях. Это всего лишь красивое разукрашенное стекло. Стоит потереть камушек в этих бусах – и с него посыплется вся краска. В подтверждение своих слов он протянул руку и, словно случайно задев плечо девушки, перехватил украшение из рук продавца. В его тонких пальцах камни пару раз перевернулись, и вот уже на землю осыпалась шелуха с простых стеклянных бусин. Торговец тут же запричитал, что это бракованный товар, он не виноват и готов подарить княжне что угодно, лишь бы его не прогоняли с рынка. Но охрана девушки уже окружила беднягу и отвлеклась от молодых людей. – Могу показать, где продают настоящие драгоценности, – сказал Тамир и предложил деве свою руку, чтобы она не потерялась в толпе. Нерешительно замешкавшись, ведь она никогда не говорила с незнакомцами и тем более не уходила с ними от свиты, княжна всё же приняла предложенную руку и подобрала юбки, чтобы было удобнее ступать. Молодой человек подсознательно вызывал доверие, и совсем не хотелось думать, что он может навредить. Она просто не могла сопротивляться природным чарам. Это было частью магии его рода – и тем, что всегда помогало уводить принцесс. Прогуливаясь вдоль лавок с самыми разнообразными товарами, молодые люди успели познакомиться. Не замечая, что свита окончательно отстала, княжна весьма оживленно флиртовала с молодым человеком и смеялась над шутками. Ни тот, ни другая не видели, что уже некоторое время за ними кто-то идет. Влада вышла из лавки, где только что приобрела мешочек картошки на обед законным путем и ещё с полмешка других овощей, добытых ловкостью рук и отвлечением внимания хозяина. Людская толпа её вполне устраивала. Она с раннего детства умела в ней теряться настолько, что родной отец не мог отыскать дочь – а уж он-то был специалист по заметанию следов. Она направилась было к выходу с рыночной площади, но вдруг услышала вблизи знакомый голос. «Хильда?» – мелькнуло в голове, и девушка стремительно обернулась на звук. Мимо неё прошествовала названная сестра под руку с молодым человеком весьма приятной наружности. Они так увлеченно беседовали, что, даже столкнись с воровкой лицом к лицу, не заметили бы. «И где она потеряла свою свиту?» – забеспокоившись, Влада тут же себя одернула. – «Это больше не мое дело. После всего случившегося просто чудо, что мы не пересеклись.» Но капюшон куртки она всё равно накинула. И решила проследить за парой хотя бы до выхода с рынка. Прячась в тени, Влада успела увидеть, что за мгновение молодой человек прямо на ходу обратился в огромного черного дракона, чья непробиваемая на вид шкура была вся усыпана шипами, взметнув порыв такого ветра, что с ближайших деревьев напрочь сорвало листья и пару веток. Подхватив в когти Хильду, он взмыл в воздух и умчался на юг, в сторону гор. Корнеплоды посыпались из рук потрясенной девушки. Боковым зрением она увидела всадника, и тут её осенило. Подскочив к коню, Влада вытолкнула из седла человека, вскочила в стремена и сходу пустила скакуна в галоп. На юг так на юг. Но оставить сестру в беде она никак не могла. Глава вторая Тамир опустился на землю далеко за городом. Молодой человек открыл для себя существование этих пещер ещё в прошлом веке. Осторожно выпустив на землю из крепких когтей девушку, в пути потерявшую сознание, он принял человеческий облик и прошел вглубь поляны. Вокруг росли невысокие березы. Они низко склонялись над травой, словно однажды пригнутые ветром к земле и с тех пор не сумевшие распрямиться. Чуть далее подлесок переходил в сосновый бор, закрывавший горизонт вплоть до северных гор. И здесь же находился вход в карстовые пещеры, который без знания мест было сложно найти. Сразу за неглубоким входным гротом начиналась сеть запутанных ходов, в которые дракон никогда не совался. Оттуда веяло прохладой и сыростью, похоже, где-то в глубине притаилось озеро. Благодаря этому прямо рядом со входом тек маленький ручей, из которого Тамир всегда брал воду, когда обитал в этих краях. Что-то сродни ностальгии захватило его на минуту, а потом он услышал, что княжна зашевелилась. – Как вы себя чувствуете? – поинтересовался дракон, выходя из-за деревьев. Хильда взвизгнула от неожиданности и вскочила на ноги. – Ты! Чудовище! – вырвалось у неё на высоких нотах. – Я не причиню вам вреда! – заверил он, но безуспешно. Пришлось прибегнуть к тяжелой артиллерии – связать попытавшуюся сбежать в лес девушку и закрыть ей рот кляпом. Привязанная к стволу стройной березки, она что-то бурчала сквозь повязку, но в целом на полянке стало гораздо тише. Вечерело. Дракон принялся разводить костер, напевая под нос незамысловатую мелодию – популярную в кабаках песенку про глупую княжну и конюшего. Сорванец где-то застрял вместе с поклажей – обычно он быстрее добирался до мест назначения. А весь провиант был надежно упакован в седельных сумках. Вздохнув, Тамир уселся перед огнем и стал рассматривать искры от горящих веток. Ему это быстро надоело, поэтому он перевел взгляд на затихшую княжну. Её заплаканное лицо было уже не такое красивое, а косы растрепались при полете, но она всё равно сохраняла миловидность, присущую северянкам. Заметив, что он обратил на неё внимание, девушка стала что-то оживленно бормотать в кляп. – Если я вас освобожу, вы попытаетесь сбежать или будете меня оскорблять, – начал рассуждать вслух дракон. Хильда замотала головой. – Вы обещаете? – в ответ она горячо закивала. Вздохнув, молодой человек поднялся и пересек полянку. Пока он развязывал кляп, из пролеска вышел конь. Всплеснув руками, Тамир воскликнул: – Явился наконец! Я уж думал, тебя успели съесть, пока тащился. Сорванец фыркнул и замотал головой, намекая хозяину, что пора бы его развьючить. Убрав кляп, дракон направился к лошади. – Ты что, меня так и бросишь? – возмутилась княжна охрипшим голосом. Тамир уже пожалел, что выбрал именно её. Можно было направиться в соседнее княжество, где он ещё не бывал. Оно образовалось-то всего лет тридцать назад, пока он бродил по восточной степи. – Я надеялся, что вы подождете до ужина, – терпеливо заговорил он, но девушка тут же перебила. – Моё самочувствие куда важнее! Тамир молча поднял руку, в которой ещё был зажат кляп. Красноречиво помахав им в зоне видимости, он добился того, что пленница замолчала. Сорванец, освобожденный от поклажи, радостно заржал и навернул круг по поляне. Пламя задергалось от порыва ветра, поднятого им, и дракон прикрикнул на коня. Тот обиженно фыркнул и отошел к березке, чтобы почесать об неё спину. Пока все были заняты делом, девушка всячески вздыхала, охала и другими способами выражала свои страдания. Тамир не обращал на неё внимания – не первая такая особа, с которой он сталкивался. Приготовив нехитрый ужин, он развязал пленнице руки и подал миску с похлебкой. Девушка зыркнула на него, но от еды не отказалась. На поляне воцарилось молчание. Тем временем окончательно стемнело. Оттого вылетевший из леса почти на костер конь произвел такой шум. Княжна закричала и выронила миску, дракон вскочил на ноги и схватился за меч, а Сорванец громко заржал, приветствуя собрата. Заставив опуститься вставшего на дыбы скакуна, всадник тут же откинул капюшон с головы. Перед ними предстала миниатюрная молодая девушка с густой копной непослушных темных кудрей и южными чертами лица. Оглядевшись по сторонам, она спрыгнула из седла и, выхватив из-за пояса небольшой клинок, наставила на дракона. – Влада? – подала голос княжна, и в её тоне чудилось невероятное удивление. – Да, сестричка, я жива, – бросила, не оборачиваясь, всадница. – Потолкуем, когда я тебя освобожу. – Кто сказал, что я её отдам? – сказал Тамир, красноречиво махнув клинком. – А кто сказал, что я буду спрашивать? Она довольно ловко бросилась на него, но за короткую человеческую жизнь ей было ещё негде набраться таких навыков ближнего боя, какие были у него. Так что спустя минуту дракон обезоружил нападавшую и прижал клинок к шее. – Ну что, княжна, оставляем в живых или избавляемся от свидетелей? Хильда бросила на девушку полный гнева взгляд и ничего не ответила. – Без резких движений к березе, – скомандовал молодой человек, и Влада медленно подошла к дереву. Теперь у дракона было две узницы, которых он привязал к соседним деревьям. И второй конь, который радостно общался с Сорванцом весь вечер. Пока Тамир заваривал чай, продолжая напевать песенку и раздумывая о том, как лучше передать послание о выкупе родителям княжны, девушки пересеклись взглядами. До того Влада молчала, даже не пытаясь завязать с сестрой разговор. Но вынести обиженный взгляд она не могла. – Хильда, послушай меня, – начала девушка, но та перебила. – Сколько тебе заплатили за моё ожерелье? – в голосе сестры звучала вся гамма эмоций – от злости до тоски. – Нисколько. Я не для того так поступила. – Мне всё равно! – запальчиво воскликнула Хильда. – Как ты осталась жива? Тебя должны были казнить ещё весной! Влада ничего не ответила. – Наверняка, кто-то из замка помог! Слуги? Или другой воздыхатель? Чем ты расплатилась? Княжну явно понесло, и дракон с любопытством прислушался к разговору. На словах про плату он не выдержал и хихикнул, на что обе обратили на него внимание. – Всё в порядке, я вас не слушаю! – замахал руками молодой человек, расплескав чай. – Ссорьтесь дальше, пожалуйста! Девушки ожидаемо умолкли. Спустя время раздался тихий голос Влады: – Прости. Я не хотела, чтобы так получилось. Если бы не случайность, меня бы не раскрыли. – Да, и я жила бы, не зная, что моя названная сестра – воровка! Ты вся в своего отца! – буквально выплюнула Хильда и демонстративно отвернулась от собеседницы. Обвиненная в воровстве помрачнела лицом. Она сказала лишь одну фразу: – Зря я решила попытаться тебя спасти, ты не заслуживаешь того, чтобы рисковать ради тебя жизнью, – после чего отвела взгляд. А дракон неожиданно для себя зевнул. Усталость за день начала сказываться. – Как хотите, но я ложусь спать. Утром решим, что делать. И очень прошу – даже не пытайтесь сбежать. Тут всё равно вокруг никого, кроме нас. Обе сделали вид, что и его тут нет. Пожав плечами, Тамир вытащил из сумки одеяло, а её саму подложил под голову. Оружие привычно лежало по правую руку от импровизированной постели, и вскоре дракон, получше закутавшись от ветра, уснул у костра. Постепенно на поляне не осталось никого бодрствующего. Последней сдалась Влада. Перед рассветом из подлеска выехал, звеня кольчугой, молодой человек. Забрало не желало открываться, шлем сполз на глаза, и потому он производил столько шума, что перебудил всех присутствующих. – Да что же вам неймется! – проворчал Тамир и, схватив оружие, поднялся с места. Воин наконец справился с обмундированием и, отбросив в сторону шлем, выхватил из ножен меч. – Отпусти княжну, злодей! – гаркнул он, взмахнув клинком. – Да сейчас! – парировал молодой человек и, спугнув коня, выбил прибывшего на поляну из седла. Животное тут же умчалось обратно в лес, а потенциальный спаситель Хильды с трудом поднялся на ноги. Очевидно, с непривычки носить тяжелую металлическую кольчугу – обычное обмундирование северных воинов. – Осторожнее, Бьерн! – воскликнула девушка, явно болея за него. Юношу это, похоже, приободрило, и Бьерн бросился в атаку на Тамира. Недолго думая, тот отбросил меч в сторону и обратился в свою драконью форму. И спустя пару секунд всё было кончено для храброго воина. Княжна всхлипнула. Влада поморщилась от запаха паленого мяса и чихнула. Тамир принял человеческий облик, в очередной раз радуясь тому, как научился контролировать поток пламени, чтобы не сжигать всё вокруг. Сорванец, наблюдавший такую историю не впервые, даже не поднял головы от сочной травы. – Ты его убил! – в истерике закричала Хильда. – Как наблюдательно! Тут подала голос Влада – испуганный, но не дрожащий. – А что ты решил с нами? – Думаю, что пора в путь. Ты, госпожа воровка, послужишь посланцем. А мы поедем дальше, – с улыбкой сообщил дракон. На лицо девушки набежала тень. – Мне нельзя возвращаться в замок! Меня там казнят! – вырвалось у неё. – Ну, это уже не мои проблемы, – пожал плечами тот. Он подошел к княжне и начал распутывать узлы, привязывавшие её к дереву. Пока молодой человек колдовал над трудами своих же рук и в последний момент заметил, что веревка перерезана, Хильда неожиданно рванулась вперед, пытаясь уколоть в шею выхваченным у сестры клинком. От удивления дракон среагировал единственным способом – он ударил нападавшую. Раздался крик, а затем всё стихло. Влада в ужасе зажмурилась, пока по её лицу растекались брызги крови. А княжна с расколотым черепом кулем осела на траву под берёзой. – Когда же я научусь рассчитывать силу! – посетовал Тамир, глядя на мертвую девушку. – Пропал мой выкуп. Вторая пленница, отойдя от испуга и стараясь не смотреть на останки сестры, задергалась в путах. – Развяжи меня! – резко бросила ему воровка. – Чтобы ты тоже попыталась меня убить? – Нужно уезжать, пока не показалась княжеская стража, – яростно замотала головой девушка, а потом всё же бросила последний взгляд на сестру. – Я не хочу сгнить в тюрьме или быть казненной. А ей уже ничем не помочь! Дракон вскинул брови, но помог ей освободиться. Влада тут же заметалась по полянке. Забрав из разжатой ладони сестры свой кинжал, она засунула его за пояс и кинулась к коню, старательно обойдя место, где ранее стоял воин, а сейчас торчала только выжженная трава и обугленные кости. – И куда ты? – поинтересовался Тамир, даже не шевелясь. – Как можно дальше отсюда. Мне здесь больше нечего делать. Она вскочила в седло и накинула на голову капюшон. – Интересная у вас семейка… подожди меня, я не собираюсь тут оставаться, – дракон наконец сдвинулся с места, подбирая сумки с земли. – Я не собираюсь ехать вместе с тобой, убийца, – сквозь зубы бросила она. – Я бы сдала тебя страже, будь у меня возможность! – А я знаю скрытую тропу, – спокойно парировал молодой человек, пристегивая последний мешок к седлу и запрыгивая в стремена. – За пару дней можно выехать к княжеству, где всем наплевать на твои грехи. Девушка заинтересованно, но с затаенной опаской посмотрела на него. – Конечно, если хочешь, можешь поехать по главной дороге, и тогда тебя казнят уже вечером, – он снова пожал плечами и сделал вид, что собирается тронуться. – Подожди! – после недолгого колебания окликнула его Влада. – Могу я поехать с тобой? Тамир ожидаемо кивнул, а потом хлопнул Сорванца по крупу. Воровка двинулась за ним следом. Вскоре поляна опустела, и ничто, кроме останков двух человек и следов вчерашнего костра, не напоминало о разыгравшейся здесь драме. Глава третья Дорога шла по живописному сосновому бору. Солнечные лучи играли по подлеску и стволам корабельных сосен, поднимавшихся высоко в небеса – ласково-синие и пронзительно-яркие. Ветер, поднявшийся, стоило путникам въехать в дальнюю часть леса, успел улечься, и теперь оставалось только наслаждаться теплом ранней осени. Влада отлично держалась в седле, но двигалась машинально. Лицо её было чернее тучи. Из вещей с ней был только кинжал, заткнутый сейчас за пояс замшевых брюк. На ходу девушка переплела косу, но каштановые кудри уже торчали в разные стороны вдоль лица и шеи. Она не обращала внимания на неудобство, замкнувшись в себе. Тамир, напротив, был спокоен и даже лучился энергией. Будто убийство двух невинных людей казалось обычным делом, не стоящим и капли раскаяния. Пару часов дороги они ехали в тишине. Дракон, сам по себе очень болтливый, уже было заскучал, когда девушка вдруг подала голос. – Почему ты выбрал именно её на рынке? Молодой человек пожал плечами. – Она княжна, а мне нужны были деньги. – Ты похищаешь только их? Тамир кивнул. – Почему ты не обзаведешься нормальной профессией? – Сказала мне воровка. А вообще просто это мое хобби. Влада возмущенно встрепенулась, но тут же утихла. – Ну да, я же сама выбрала жить за счет чужих кошельков, – горько бросила она и снова замолчала. Дракона заинтересовала её затаенная боль в словах и тоскливый вид, так что он не выдержал и спросил: – Твоя сестра… – Названная сестра, – перебила его Влада. – Хорошо, твоя названная сестра была не рада тебя видеть. Ты что-то украла у неё? – Очень странно объяснять это её убийце. – Может, расскажешь? Нам всё равно долго ехать, а в пути скучно. Девушка, недолго подумав, начала свой рассказ. В Рябиновом мире стояла весна. Княжна Хильда и её сестра Влада выехали в городок у подножия замкового холма, чтобы купить на рынке новых тканей на платья. Скоро должен был состояться праздник весеннего равноденствия, и ожидался приезд сватов к Хильде. Сестры не очень ладили. Влада была названной дочерью княгини Хельги, она взяла её на воспитание после гибели родителей девочки в ужасном пожаре, случившемся из-за нападения Белого дракона. С самого начала они не поделили игрушки и любовь матери, и с тех пор хрупкий мир то и дело нарушался продолжительными ссорами по любому поводу. В этот раз дочери продержались удивительно долго – почти всю снежную и скучную зиму. Княгиню это не могло не радовать. А ещё больше радости её принесли новости, привезенные мужем из дипломатического похода на восток. С их наследницей хотел породниться местный молодой князь, за пару лет правления увеличивший свои земли почти вдвое. Девушки переговаривались, переходя от лавки к лавке. Влада должна была выбрать более простую ткань для наряда, чтобы не отвлекать внимание от сестры, и это её раздражало. А Хильда радостно перебирала отрезы и всё никак не могла определиться даже с цветом платья. У одной из лавок стояла большая толпа. Перед княжескими дочерями они расступились и пропустили к прилавку с восточными тканями. Пока княжна закопалась в отрезах, Влада ощутила, как кто-то стянул кошелек прямо с её пояса. Резко развернувшись, она поймала за руку молодого парня, который не ожидал такой ловкости. – Простите, я, кажется, ошибся, – попытался оправдаться он. – Это уж точно, – насмешливо улыбнулась девушка и в этот момент поняла, что впервые в жизни влюбилась. Так и познакомились. Молодого воришку-северянина звали Бранд. Под стать имени, характер у него был огненный, вспыльчивый и очень жизнерадостный. Но они неожиданно легко поладили. Узнав, что отцом Влады был самый известный вор княжества, юноша зауважал её саму и признал, что навыки и ловкость достались не просто по наследству. Он же предложил ей пари. Девушка должна была выкрасть ожерелье сестры так, чтобы та не заметила пропажи, а через день так же ловко вернуть его на место. И именно этот план провалился. У Влады не возникло сложностей с кражей украшения. Она пришла помочь сестре с примеркой платья и под шумок забрала с собой красивое ожерелье из янтаря, подаренное той отцом. А утром сестра неожиданно хватилась украшения и подняла шум. И в то же время из комнаты названной сестры пропало ожерелье. Вместе с ночевавшим там Брандом. Когда его поймали на выезде из княжества, он рассказал об участии Влады в этой истории. Никто не поверил, что это была шутка, кроме княгини Хельги. Именно она и помогла любимой названной дочери бежать, дала ей денег на первое время и наказала держаться подальше от замка, чтобы никто не выдал страже. Так девушка оказалась на улице. Поначалу она пряталась в лесах, но к концу лета начала странствовать между соседними городками княжества и скрываться от правосудия, зарабатывая на жизнь мелким воровством и продажей пойманной в лесах дичи. После той ночи Бранда она больше не видела. Как потом оказалось, его казнили в конце мая. Дослушав историю, дракон аж присвистнул. – Не повезло так не повезло. Первая любовь предала, да ещё тебе и никто не поверил. Влада фыркнула. – Убийца сочувствует воровке. Вот абсурд-то! Тамир пожал плечами. – Это правда несправедливо. Один проступок – и целая жизнь сломана. Вот потому я и не люблю северян. – А сам ты из южан? – Как и ты. Верно? Она кивнула. – Я думаю найти семью моей матери. Я южанка по её крови. И где-то там, в степи, живут и мои родственники. – Что ж, можешь поехать со мной, – предложил молодой человек. – Я всё равно держу путь в ту сторону. Влада замотала головой. – Чтобы попасть в какую-нибудь историю? Нет уж, спасибо. Я присоединюсь к торговому каравану в Залесном княжестве. Они, по крайней мере, никого не убивают. – Как хочешь, – пожал плечами он. Тут по пути показалась таверна. День подходил к вечеру, но солнце ещё нещадно палило. От того у обоих разыгралась жажда, и дракон предложил заехать и передохнуть, пока солнце не сядет. Внутри было не так много людей. Одна молоденькая девушка разносила кружки и тарелки, за дальним столом сидел рыжеволосый мужчина средних лет и в одиночестве подкреплялся нехитрой едой. А за ещё парой столов расположились проезжие купцы. Путники заказали еду и некрепкий эль, а ещё нехитрых припасов вроде копченого мяса и корнеплодов в дорогу. Пока они ждали свой заказ, Влада принялась полировать кинжал мягкой тряпкой, которую носила с собой в кармане для этих целей. А Тамир оглядывался по сторонам и вслушивался в разговоры купцов. Один в полголоса говорил о том, что в направлении юга в нескольких княжествах творится какая-то чертовщина. То девушки начинают пропадать, то кто-то жертвоприношение устроит. Дракон сразу забыл об услышанном. Никто ещё не обнаружил мертвую княжну и останки воина, так что им было нечего беспокоиться. Бросив взгляд на девушку, он заметил, что та накинула капюшон дорожной куртки и страстно полировала лезвие, только чтобы делать хоть что-то. Вздохнув, Тамир подумал, что зря предложил ей поехать с ним до ближайшего княжества. Столько бередящих душу чужих переживаний он давно не получал. Служанка ловко поставила между ними на стол две кружки и большую тарелку со снедью, а после, ещё раз вернувшись, мешочек с припасами. Влада убрала оружие за пояс и потянулась за напитком. В такую переменчивую погоду хотелось чего-то сытного, поэтому оба путника буквально налетели на еду. Пока тарелка пустела, за их столик подсел рыжий мужчина с дальнего конца таверны. Он приветливо улыбнулся обоим и спросил: – Далеко путь держите? Влада старалась не поднимать голову от кружки, вдруг их собеседник мог её узнать. – В Залесное княжество, – ответил Тамир, отставив кружку. – Тогда вы выбрали правильную дорогу. Она более короткая и тут не встречается никаких стражников, – и он лукаво подмигнул девушке. Она испуганно ахнула. – Не хотите, чтобы я рассказал вам о будущем? – предложил рыжий, доставая из-за пазухи колоду карт. Тамир заинтересованно кивнул. Пока девушка доедала свою часть обеда, косясь на гадателя, доброжелательный незнакомец ловко перетасовал колоду, дал молодому человеку снять их и разложил на столе три карты одну за другой. – Интересная картина получается, – нараспев произнес рыжеволосый. При этом его темные глаза ярко блеснули. На столе перед мужчинами лежали просто раскрашенные картинки. Первая изображала человека на троне, держащего в руке проросший жезл. – Тебя ждет скорая новость, – сообщил гадатель. Перевернув вторую, на которой был изображен человек в колпаке и с котомкой за плечом, занесший ногу над пропастью, он сказал: – А за ней последует непростая, но полная событий дорога. Открыв третью карту, он мельком глянул на девушку, которая прислушивалась к его словам с любопытством, и бросил: – И в конце этого пути тебя ждет сложный выбор. На раскрашенном кусочке плотной бумаги пестрела картинка, изображавшая двух людей, над которыми парил крылатый ангел, словно благословляя их союз. Гадатель мог и не говорить ничего – Тамир и так понял посыл карты. Не сразу найдясь с ответом, молодой человек бросил: – Сколько я тебе должен? – Рассчитаемся при следующей встрече, – великодушно сообщил тот. Затем мужчина обратился к Владе. – Девушка не желает получить предсказание? Не думая, она замотала головой. – Тогда разрешите откланяться. До встречи! Рыжеволосый поднялся и, бросив в руку подоспевшей служанки монеты, вышел из таверны. Молодые люди долго молчали, переваривая его слова. Тем временем таверну покинули все посетители, кроме них, а за окном уже начинало смеркаться. – Ну что, поедем дальше? – наконец сказала Влада, кладя на стол плату монетами за свою часть еды. – Пожалуй, пора. Иначе застрянем здесь, а это чревато последствиями, – дракон тоже расплатился и поднялся на ноги. Раскланявшись с хозяином и служанкой, путники вышли на улицу. Похолодало, но всё равно было достаточно тепло. Можно было ехать всю ночь и не замерзнуть. Но скоро ночи в этих краях станут холоднее, чем зимой. До самого первого снега задуют ледяные ветра и польют бесконечные дожди. При одной даже мысли об очередной ненавистной зиме Влада вздрогнула. Может быть, в этом году ей повезет оказаться в тепле? Молодые люди тронулись по дороге в сторону леса. Вдалеке, за зелеными шапками сосен и елей уже виднелись башни столицы Залесного княжества с золотыми крышами и белоснежными флагами. Глава четвертая В чаще через пару часов уже стало сумрачно. Других путников это бы заставило остановиться на ночь на привал, но Влада обладала отличным зрением лучницы, а дракон на то и был драконом, чтобы видеть даже в полной темноте. Кони прядали ушами от любого шороха и движения в чаще, поэтому девушка пожалела, что у неё нет тряпки завязать своему скакуну глаза. Животные боялись темноты – или того, что в ней жило. Сорванец тихо заржал, и Тамир потрепал его по шее. – Говорит, что лучше продолжить путь утром, – перевел он удивленной девушке. – Он что, говорящий? – Болтливый! А я знаю слишком много наречий на свою беду. Настал черед Влады присвистнуть. – Давай проедем хотя бы часть пути, – предложила она. – А потом устроим привал. – Так торопишься от меня отделаться? – пошутил дракон, но девушка и ухом не повела. Вокруг них лес жил своей ночной жизнью. Мимо проносились духи леса, невидимые, но ощутимые кожей. Изредка из чащи слышался легкий перезвон колокольцев или смех. Сосны при дуновении ветра гудели, словно переговариваясь. И даже сам он будто общался с деревьями и обитателями бора. Вдоль тропинки иногда загорались огоньки и тут же тухли. Кони испуганно шарахались от них. Когда в очередной раз скакун Влады попытался сойти с тропы, она сказала: – Наверно, всё-таки остановимся. Днем будет легче проехать лес. Полянка нашлась как по заказу – ровная, усыпанная иголками сосен и сломанными бурей ветками. Когда они привязали лошадей и немного расчистили пространство, сложив посередине костер, девушка полезла за огнивом в седельную сумку. Дракон же одним выдохом поджег ветки и с довольным лицом наблюдал за тем, как воровка отскочила в сторону, явно не ожидая такого простого способа добычи огня. – Я не хотел сжечь лес или тебя, – успокоил её спутник и сел рядом с огнем. Девушка, ещё помня судьбу воина, ничего не ответила. Она достала припасы и присоединилась к Тамиру. Вскоре обоих сморило. Влада улеглась поближе к костру, ведь у неё не было одеяла. Накрывшись своей курткой, она быстро уснула, изредка дергаясь от каких-то сновидений. Дракон же, завернувшись в одеяло, долго вслушивался в шум леса, но вскоре и сам поддался чарам. Пока горел костер, никто не смел подойти к путникам. Но, стоило погаснуть последнему угольку, как из чащи что-то прокралось к лошадям и, даже не разбудив их, исчезло через пару минут среди сосен. Наутро, проснувшись с рассветом от наступившей тишины, дракон обнаружил, что у его коня исчезла левая подкова, а гривы обоих животных перепутаны так, что впору стричь под корень. Лошади тихо ржали, пытаясь отойти друг от друга, но связанные косы не давали им этого сделать. – Что случилось? – сонно пробормотала Влада, потирая глаза. – Нужна твоя помощь. Дракон рассерженно вздохнул и полез в сумку за ножом. Но подоспевшая девушка покачала головой, не дав ему ими воспользоваться. Она справлялась и не с такими колтунами. У её сестры были потрясающие косы, но они вечно путались со сна. Разбирая пряди конских грив, девушка ощутила, что глаза защипало. Наскоро утерев их рукавом, она мельком глянула на дракона. Тот вроде ничего не заметил. Почему первоначальный страх и желание убить сменились на подозрительное спокойствие в его присутствии? Ни одна сказка их тех, что читала им княгиня Хельга, об этом не предупреждала. Но Влада понимала, что это какая-то драконья сила, о которой никто, скорее всего, не рассказывал другим. Потому что просто не доживал до встречи с ними. Наконец, двойными усилиями они разъединили гривы коней, и те радостно заржали. Сбор вещей много времени не занял, и, наскоро позавтракав вяленым мясом и лепешками, путники двинулись дальше по лесу, ведя коней на поводу. При утреннем свете всё выглядело куда безопаснее. Но темнота в глубине чащи никуда не исчезала даже сейчас. Животные прядали ушами и шли рядом, стараясь не выходить с тропы. Они чувствовали что-то злое среди сосен. К обеду, когда тени в лесу почти исчезли, дракон в ярости воскликнул: – Нас кто-то водит за нос! Мы уже давно должны были выйти отсюда к дороге на город. – Ты раньше ездил этим путем? – Десятки раз. Тут всегда было спокойно. Тропа шла кругами, углубляясь в чащу. В сумраке сложно было поверить, что стояла середина дня. Здесь будто всегда царила ночь. Искры в воздухе и огоньки в траве снова стали появляться, всё больше и больше пугая лошадей. Сорванец, который хромал из-за отсутствующей подковы, чуть не подвернул ногу. И тут терпение Тамира кончилось. – Покажись! – крикнул он в темноту, и оттуда донесся тихий женский смех. – Она ещё и издевается над нами. – Кто это может быть? Ведьма? – тихо спросила Влада, и дракон кивнул. – Просто будь начеку. Они оглядывались по сторонам, стараясь рассмотреть что-нибудь среди деревьев. Но им только подмигивала тьма. Тропа резко оборвалась. А невдалеке загорелся фонарь у околицы. В темноте угадывались очертания дома. Путники переглянулись, не решаясь идти вперед. Но другого пути у них, похоже, не осталось. И они двинулись к избушке в чаще. Кони поначалу упрямились и не хотели подходить ближе. Но потом и они ощутили, что у домика явно безопаснее, чем во всем остальном лесу. Здесь жил кто-то могущественный. Над входом торчал козлиный череп, а по забору на кольях виднелись другие звериные черепа. Явно обереги. На двери мелом был нарисован знак защиты от нечисти. Замерев перед ступеньками, Влада сказала: – Я боюсь туда идти. Просто чувствую, что нам не надо этого делать. – У нас нет выхода. Может, хозяин выведет из чащи. Пойдем, – и дракон первым ступил на порог, предварительно набросив узду Сорванца на свободный колышек. Влада нехотя последовала его примеру и взошла по ступенькам. Тамир постучал, но им не открыли. Только на третий стук дверь, скрипнув, подалась вперед, впуская обоих. Девушка робко шагнула за ним, сжимая кинжал и оглядываясь по сторонам. После сгущавшейся за стенами темноты здесь было непривычно светло. По доступным глазу поверхностям хозяин дома расставил свечи, под потолком висели связки сухой травы, грибов и лука. В воздухе пахло чем-то хвойным. Посреди комнаты, в которую попали путники, находился стол с лавками, весь заваленный книгами, травами и многими непонятными им вещами. В стороне виднелась затопленная печь с приоткрытым очагом. А у него склонилась хозяйка дома – темноволосая женщина в буро-зеленом платье, которая что-то помешивала в котелке. Услышав звук открывшейся двери, она обернулась, и Влада с удивлением заметила, что та молода, лет тридцати на вид. Распущенные волосы были прихвачены на висках ранней сединой, но глаза у неё были ясные и светлые. Поняв, что её гости – вовсе не воры, а двое потерявшихся молодых людей, женщина приветливо улыбнулась, обнажив белоснежные зубы с острыми клычками. Влада сразу ощутила какой-то подвох. У простых людей не бывает такого странного дома, да ещё на отшибе от остальных поселений. Черепа и травы напомнили ей сказки про ведьм, которые так селились. Тамир тоже понял, что женщина – не обычный человек. Её запах умело прятался за ароматами трав и готовящейся пищи. – Как вы забрели в наши края? – поинтересовалась хозяйка дома, распрямляясь и откладывая ложку, которой мешала варево. – Мы шли в Залесное княжество, но заблудились, – ответил за обоих дракон. – И мой конь потерял подкову. – Я могу вам помочь. У меня тут небольшая кузница за домом. В этом лесу так легко споткнуться и сломать ногу, что уж говорить про подкову! – она мелодично засмеялась, и у девушки неожиданно мороз прошелся по коже. Смех что-то ей напомнил, но мысль тут же ускользнула. – Но ваш дом стоит далеко от тропы, – заметила Влада. – Это только кажется. В темноте с неё легко сойти, поэтому отец построил дом здесь – чтобы люди не терялись, а приходили к нам. Может, воды хотите? А я посмотрю, что могу сделать. Вытерев руки о фартук, она вышла за порог, а путники переглянулись. – Не нравится мне здесь, – бросила девушка. – Мне тоже. Но пока подождем. Вдруг и правда поможет. Он зачерпнул воды из бадьи, стоявшей у входа и жадно глотнул. – Да и вода у неё свежая. А у меня заканчиваются запасы. Влада нахмурилась, но ничего не ответила. С каждой минутой в доме она всё больше и больше настораживалась. Пока, наконец, не заметила, что изнутри на двери не было ручки. Глава пятая – Смотри! – воскликнула она, дергая дракона за рукав куртки. – Мы не сможем отсюда выйти! Тамир ничего не ответил, только глаза его полыхнули красным. Пока хозяйка не вернулась, они осмотрели дом. Многие книги были на незнакомых Владе языках. Те, что она понимала, учили, как правильно варить зелья для разных целей, заготавливать травы, как насылать морок на путников и болезни на селян. А одна и вовсе оказалась поваренной книгой. Только мясо в ней предлагалось брать человеческое. Вкуснее всего, по словам книги, было мясо невинных девушек и детей до семи лет. На одной из стен под черепом, на глазах приобретавшим человеческий вид, стоило посмотреть на него чуть дольше, висели бусы из чего-то белого. Девушка потянулась, чтобы взять их в руки и тут же взвизгнула. Это были бусы из человеческих зубов. Очень красивые, словно отполированные, белоснежные, разных размеров и форм. Клыки выполняли отделяющую функцию – их в бусах она насчитала 32 штуки. Восемь человек стали пищей ведьмы, пожертвовав ей свои зубы. Девушка ощутила, как у неё задрожали руки. Она обернулась, чтобы пересечься взглядом с драконом. Тот, наоборот, излучал решимость, так что воровка немного успокоилась. Может быть, всё ещё обойдется, и они смогут покинуть этот дом целыми и невредимыми? Хозяйка долго не возвращалась. А за окном частокол начинал светиться ровным золотым цветом. Влада было дернулась к окну, чтобы понять, что там такое, но Тамир поймал её за руку и вернул на место. – Не смотри, – шепнул он. Она предпочла послушаться. В полной тишине избушки дракон вдруг сказал: – Ничего не ешь и не пей, даже если она будет настаивать. Всё незаметно выливай и выбрасывай. Воды тоже не пей. – А ты? – Эти яды меня не берут. Влада снова вздрогнула. – А ты думала, как ведьма убивает свой обед? Самый простой способ. Отравленное мясо для неё – деликатес. – Она же не съест наших коней? – вдруг вспомнила о них девушка. Молодой человек тихо засмеялся. – Нет, Яга любит только человечину. Вспоминай сказки. Наконец, стоило солнцу закатиться за горизонт, как дверь открылась. Хозяйка дома, улыбаясь, прошла внутрь. – Проголодались, наверное? – участливо спросила она. Путники горячо закивали. – Тогда подогрею похлебку, а вы пока в баньке попарьтесь. Я затопила с утра, веники приготовила. Как знала, что приедете. Влада скосила глаза на спутника, и тот ей тихонько кивнул. – Я пойду первой, попробую, достаточно ли горячо, – громко сказала она и поднялась с полатей. – Вон дверь, ступай, – указала ей ведьма на неприметный проем в глубине дома. Она и правда хорошо натопила баньку. Девушка с удовольствием сняла одежду, достала мыльный корень и мочалку с полки и зашла в парилку. Тепло окутывало её, пригревшись, она даже забыла проверить дверь наружу. Выйдя из парилки, воровка наткнулась на дверной проем, который должен был вести на улицу – и снова без ручки. Значит, так отсюда не выйти. Наскоро обтеревшись, Влада оделась и вернулась в дом. – Ну как, погрела косточки? – улыбнулась ей женщина. – Да, хорошая у вас баня! Одно жалко – на улицу зимой в снег не выскочишь. Дракон понял её намек и незаметно кивнул. – А это чтобы гости в лес не убегали и не терялись там, – пошутила хозяйка. – А то потом ищи-свищи. Садись, кушай, сейчас чай налью. Настала очередь Тамира скрыться в бане. А Влада осталась наедине с ведьмой. Разбирая мокрые кудри, девушка наблюдала за хозяйкой дома. К вечеру она как будто немного постарела – в волосах стала заметнее седина, морщинки показались на свежем прежде лице. Только глаза оставались всё такими же молодыми и ясными. – Ты похожа на южанку, – сказала ведьма. – Да, по материнской линии. – Домой едешь? – Пытаюсь. Я даже не знаю, где живут мои родственники. Женщина налила ей чая и принялась доставать из печки горшок с чем-то съестным. Пока она отвернулась, Влада сделала вид, что пьет чай, а на самом деле быстро вылила его под стол. – У вас так тихо. – Живу одна, кот сам по себе. – А как вы кормите скотину, покупаете в городе сено или сами заготавливаете? Ведьма чему-то улыбнулась и ответила: – Покупаю. Сено иногда попадается не лучшего качества, так что приходится пускать на растопку. Она поставила перед воровкой плошку с варевом и села напротив. – Кушай, кушай. С пылу, с жару. Мясо достала хорошее. Влада сглотнула. Принюхавшись, она спросила: – Олень? – Да, – подтвердила женщина и хихикнула. – Норовистый попался. – Так вы сами охотитесь? – Приходится. Иначе как прокормиться, – она снова улыбнулась, и тут как раз вернулся Тамир. – Ну, как банька? – поинтересовалась ведьма. – Давно в такой хорошей не мылся, – совершенно искренне ответил он, вытирая волосы, свившиеся от воды в тугие мелкие кудряшки. – Хорошо! Пойду проверю, погасли ли угли, – она встала с места и скрылась за дверью. Молодой человек сел напротив воровки и, забрав на секунду у Влады её миску, переложил половину еды в свою. Стоило ведьме вернуться на место, как он начал нахваливать её варево. Девушка присоединилась к похвале, незаметно выкинув остатки под стол. – Коня я подковала, но куда вы поедете в такую темень, да ещё после баньки. Оставайтесь на ночь, а утром продолжите путь? – предложила женщина после того, как они доели ужин и допили чай. Точнее, дракон доел и допил за них обоих. От ужаса у Влады похолодели руки. Ещё ночь провести в этом доме! Они точно отсюда живыми не выберутся… А Тамир сохранял спокойствие. Он пережил немало. Что ему какая-то молодая Яга! – Спасибо, хозяйка, за гостеприимство, – ответил за двоих молодой человек. – Но мы не хотим тебя стеснять. – Этот дом был построен, чтобы принимать путников, – помотала головой ведьма. – Оставайтесь, а утром уедете. Пришлось согласиться. Пока она стелила для них на полатях, воровка тихо спросила: – Какой у нас план? Дракон честно пожал плечами. – Может быть, она нас отпустит. Кто знает, что приходит ведьмам в голову. Но не расслабляйся. Постели женщина приготовила для них знатные. Хорошая перина, набитая ароматной соломой, подушки и пуховые стеганые одеяла. Влада давно не спала в такой кровати. Она хотела не спать, чтобы не пропустить момент, когда Яга соберется их убивать. Должна же ведьма заметить, что яд на них не подействовал. Но вместо этого сама не заметила, как отключилась сразу же, стоило голове коснуться подушки. Посреди ночи девушка резко открыла глаза. Показалось или нет, но она явно слышала звук заточки металла. Приподнявшись на локтях, Влада увидела, что совершенно седая хозяйка дома сидит у порога и точит каменным бруском ножи – сначала один, огромный, с широким лезвием, потом другой, не менее устрашающий. В ночи она превратилась в настоящую старуху – и только глаза выдавали молодой возраст. Влада юркнула под одеяло и постаралась успокоить дыхание. Надо было разбудить дракона, но так, чтобы ведьма не заметила. Выглянув из-под одеяла второй раз, воровка увидела, что дракон спит, повернувшись к ней лицом. Позвать его в голос она не могла – Яга бы услышала. Нужно было что-то придумать. Как специально, хозяйка зачем-то выглянула в сени. Воспользовавшись моментом, Влада дотянулась до Тамира и потрепала его по плечу. Он чутко спал, поэтому от легкого толчка тут же открыл глаза. – Что случилось? – спросил молодой человек. – Она точит ножи! – зашипела воровка и юркнула под одеяло – ведьма вернулась из сеней с мотком веревок в руках. Дракон тут же сделал вид, что продолжает спать. Пока хозяйка дома разматывала веревки, повернувшись к ним спиной, молодые люди обменялись знаками, что делать. Влада предложила напасть на Ягу со спины, пока та не ожидает. Тамир покачал головой и сделал знак ждать. Под одеялом девушка натянула бриджи и рубаху, стараясь не шуметь. Хозяйскую сорочку она спрятала под подушку. Нож, до того лежавший рядом, девушка крепко зажала в руке. Ведьма приблизилась к спящим путникам. Посмотрев на их спокойное дыхание и ровный цвет лица, она вздохнула. – Кто ж знал, что вы окажетесь устойчивы к моим травкам, – пробормотала она. – А я хотела обойтись без лишней крови. У мяса вкус портится от страха, – разочарованно добавив, Яга принялась оборачивать веревкой ноги дракона. Он открыл глаза и незаметно качнул головой спутнице. Та кивнула в ответ и метнула кинжал в руку ведьмы, пригвоздив её к полатям. Завопив от боли, та зашипела и, выхватил оружие из своей руки, бросила в ответ. Тамир на лету поймал его и отбросил Владе, сам вскакивая на ноги и оборачивая веревку вокруг не ожидавшей того ведьмы. – Всё равно без меня не выберетесь из дома! – бросила Яга и засмеялась. Путники переглянулись. – Дело говоришь, хозяюшка. Но как-то же ты сама отсюда выходишь. Влада, проверь карманы, – сказал дракон, и воровка тут же принялась обшаривать многочисленные нашитые кармашки на платье женщины. В одном из них нашлась маленькая дверная ручка. Издав радостный клич, девушка ринулась к двери и стала прилаживать её. Но не находилось даже места, где она могла прикрепляться. – Наверно, ты ещё что-то говоришь при этом, да, хозяюшка? – вкрадчиво поинтересовался молодой человек таким тоном, что у обеих женщин души шли в пятки. – Я тебе не отвечу, – ведьма демонстративно задрала подбородок, невзирая на то, что уже была крепко примотана веревками к полатям прямо поверх перины. Тамир порылся в подушке и достал оттуда длинное перышко. При его виде у женщины вырвался всхлип ужаса. – А я думаю, что скажешь. Влада, не отходи от двери, – сказал он и принялся щекотать пятки ведьмы перышком. Пока он пытал хозяйку избушки, девушка под шумок сорвала со стены бусы из зубов и спрятала в карман. Ей почему-то показалось важным забрать именно их. Под вопли и проклятия ведьмы воровка всё так же пыталась приладить ручку. Наконец, спустя продолжительное время, Яга закричала: – Да чтоб тебя! Открою я эту проклятую дверь! И она забормотала что-то на чужом наречии. С последним словом ручка прикрепилась к незаметному штырьку в двери, и, тихо скрипнув, та отворилась. Влада тут же распахнула её настежь, вдыхая свежий предутренний воздух. – Уводи коней и отойди от дома! – крикнул дракон, и девушка, подперев дверь первым, что попалось под руку, выскочила на улицу. Кони были целы. Они стояли у околицы, ни живы, ни мертвы, и не могли отвести морды от светящихся черепов на жердях. Теперь Влада увидела наконец, что это человеческие черепа, и они сияют светом, исходящим изнутри. Именно таким черепом можно было сжечь что угодно – и кого угодно. Схватив коней за привязи, она громко крикнула, приводя тех в чувство. Животные всхрапнули и попытались было шарахнуться, но, увидев знакомое лицо, тут же утихли. Девушка отвела лошадей подальше от дома и только хотела вернуться к околице, чтобы забрать череп, как из избушки выскочил Тамир, на ходу обратился в драконью форму и, ломая верхушки сосен, взмыл в небо. В ту же секунду столб пламени обрушился на избу, уничтожая вместе с ней и околицу с черепами, и находившуюся внутри хозяйку. Ахнув, воровка вцепилась в поводья коней, чтобы сдержать пытавшихся убежать животных. Сама она обмерла, ожидая в любую минуту того, что огонь перекинется на деревья и доберется до них. Но дальше околицы тот не выходил. Стоило пламени притихнуть, как невдалеке приземлился черный дракон, сломав кучу деревьев под своим весом. Уже на земле он вернулся в человеческую форму и, держась подальше от открытого огня, добрался до девушки и лошадей. – Испугалась? – бросил он, забирая поводья Сорванца. Конь ткнул хозяина мордой в шею, словно выражая неодобрение тому, что он подверг их всех опасности. Влада не могла даже слова вымолвить. – Да ладно тебе, мы живы, всё в порядке. Избавили лес от ведьмы. Кто знает, сколько человек она успела погубить. – Восемь, – ответила девушка и достала из кармана бусы. – Ничего себе трофей! А ты молодец, забрала самое ценное, – похвалил дракон, осматривая копыто жеребца. – Смотри-ка, а подкова прежняя, словно никуда и не девалась. – Может, это был её морок? – предположила Влада, забираясь в седло. Молодой человек пожал плечами и тоже запрыгнул на коня. Девушка спрятала бусы в седельную сумку и пустила лошадь шагом. Проезжая мимо пепелища, уже догорающего в свете первых лучей солнца, Тамир сказал: – Знаешь, а всё-таки хорошо, что ты поехала со мной. Один бы я тут не справился. Воровка ничего не ответила, но кончики её ушей покраснели от этих слов. Глава шестая После того, как Яга погибла, её чары над лесом рассеялись. Не было больше густых теней, звуков из чащи или смеха из темноты. Сам сосновый бор ощутимо поредел, переходя в лиственный подлесок. – Скоро должна показаться опушка и стены столицы княжества, – сообщил Тамир. Влада кивнула, на ходу переплетая косу. После пережитых приключений и пропущенного ужина очень хотелось кушать, но припасы она решила не трогать. Денег оставалось мало, нужно было добыть ещё до того, как присоединяться к каравану. Вряд ли купцы захотят связываться с воровкой. Перевязав кудри лентой и закрепив пушистую косу, девушка сказала: – Я ведь так и не знаю твоего имени, дракон. Он хмыкнул и ответил: – Меня зовут Тамир. Твоё имя я помню. Настал её черед фыркнуть. – Ещё бы, с таким интересом подслушивал наш разговор. – Сложно было не услышать. Так ругались, что весь лес перебудили. Влада резко замолчала. Догадавшись, что это связано с упоминанием сестры, дракон спросил: – И не страшно тебе ехать со мной, убийцей? – Хотел бы убить и меня – давно мог это сделать. – Странные вы, люди, – засмеялся молодой человек. Девушка ожидаемо разозлилась. – А что, я должна сказать, что мне не по себе от всего этого? – Могла бы просто промолчать. Мне не привыкать к такому отношению. Тамир кивнул на её кинжал. – Откуда он у тебя? – Принадлежал моей матери. Когда Владе было шесть лет, её мать, Мирослава, однажды подозвала к себе дочь и усадила на колени. Они устроились перед окном, выходящим на городскую площадь. Как сегодня, девушка помнила мягкий осенний свет, в котором фигура матери в дорогом домашнем платье словно была омыта золотом, а её темные кудри, как и у самой Влады, были заколоты в замысловатую прическу по придворной моде. Этот дом отец – успешный купец, а на самом деле – главный вор королевства – купил после её рождения. Синдри обожал своего единственного ребенка. Учил дочь с самого момента, как она только научилась вставать на ножки, разным хитростям, которыми сам владел в совершенстве. Девочка делала, что хотела, была избалована сверх меры и купалась в любви всех окружающих. Названная мать, подруга Мирославы княгиня Хельга всегда прочила ей достойную судьбу и вручала богатые дары на каждый день рождения. В общем-то, жизнь благоволила маленькой купеческой дочери. Она не знала забот и тревог, росла в тепле и роскоши, училась верховой езде с малолетства и к шести уже неплохо владела детским луком. Сидя на коленях Мирославы, Влада зачаровано смотрела на кинжал, который мать достала из кармана. Он был украшен резьбой по всей длине лезвия – искусной, затейливой и с незнакомыми символами. Нигде ещё она не видела таких узоров. – Это твое главное наследство, – объяснила мать. – Пусть он всегда будет с тобой, куда бы ты ни шла. Если понадобится помощь, он защитит. Я научу, как им правильно пользоваться. А если однажды ты окажешься в южных краях, откуда я родом, то любой укажет путь до дома моей и твоей семьи. Береги его. И она торжественно вручила его дочери. Девочка бережно взяла оружие в ладони, поражаясь тому, каким легким оно оказалось. Гладкая, хорошо отполированная ручка из светлого дерева была словно выточена под её руку. А лезвие оказалось идеально острым и сверкающим в лучах солнца. – Запомни, что я тебе сказала, Владислава, – добавила женщина, целуя дочь в затылок и крепко прижимая к себе. – А теперь пойдем. В тот день девочка получила первые уроки метания ножа от матери. Но она так и не успела закончить её обучение, потому что вскоре случилось нашествие Белого дракона. – Интересная женщина была твоя мать, – сказал Тамир, дослушав её рассказ. – Она служила при княгине Хельге, прибыла откуда-то с юга и почти ничего не рассказывала о своей семье. При воспоминаниях о детстве глаза девушки становились печальными. Она словно ускользала в прошлое, в те далекие дни, когда у неё было всё. От тяжелых мыслей её отвлек пробегавший прямо перед конями заяц. Не задумываясь, она выхватила оружие и метнула в зверька. Шкура, конечно, была теперь попорчена – девушка редко попадала ножом прямо в глаз, как и сейчас. Но зато теперь у них был бесплатный обед. – То есть ты хочешь остановиться до въезда в княжество? – недоумевающе спросил дракон. – Но можно же поесть там в любой таверне! – Это стоит денег, а у меня их не так много осталось. – Так продай эту тушку! Или попроси приготовить её! Влада, привязав зайца за ноги к луке седла, с насмешкой бросила: – Кто-то не любит пальцем о палец ударить. Молодой человек пожал плечами. – Если ты растешь в доме, где за тебя делают всё, что душе угодно, то какая тут любовь к готовке. Девушка заинтересовано спросила: – Так ты из богатой семьи? Он кивнул. – Тогда какого лешего ты слоняешься по миру и похищаешь княжон?! – Ну, знаешь, я как-то поспорил с отцом. И уехал из дома. Влада молча захлопала глазами. – И давно это было? – наконец, выдала она. – Лет пятьсот назад, уже точно не помню. Девушка поперхнулась. – Вообще моя младшая сестра сбежала с человеком. Я хотел вернуть её домой, но отец был против. В тот день они с отцом поругались так, что весь терем замер, не решаясь даже показываться им на глаза. Айсель влюбилась. Это было чревато ужасными последствиями для всех. Когда младшая сестра родилась, случилось лунное затмение. Ведунья, жившая при дворе, напророчила девочке великое будущее. Но не уточнила, что она омоет кровью всё, к чему прикоснется. Для драконов не была удивительной кровожадность ребенка, проявляющаяся с рождения. Потому они никогда не вскармливали детей грудью. Но Айсель превосходила всех княжеских детей. Младшей досталась вся ярость и красота обоих родителей. Свою первую жертву она убила, едва ей исполнилось три дня. И это стала её собственная мать, умершая от родовой лихорадки. Братья не любили сестру. Только Тамир как старший возился с ней. Смерть матери навсегда осталась для него самым страшным событием в жизни. Он обожал её – так, как сын может обожать красавицу-мать. Она была родом из клана северных драконов, и её белоснежные косы резко контрастировали с черными глазами. Их разрез – словно изгиб лука – достался ему по наследству. Это было единственное, в чем он походил на неё, кроме общего изящества облика, проявившего со временем. А вот Айсель неуловимо напоминала мать даже повадками и улыбкой. Она смеялась так, что слуги невольно начинали улыбаться. Она смеялась, даже когда убивала. Он первым понял, что с ней что-то не так. Наверно, потому что проводил больше других времени рядом. Девочкой сестра любила «убивать» кукол, устраивать подлые ловушки двум другим братьям и слугам, а потом смеяться над их болью и страхом. Ведунья говорила, что это последствия её рождения и смерти матери. Она говорила, что Айсель проклята. Но Тамир любил сестру и не давал её в обиду. Когда ему исполнилась тысяча лет, и он впервые принял свое драконье обличье, именно младшая сестра встретила на пороге терема и обняла. Когда настала её тысяча лет, брат ждал всю ночь и наблюдал за полетом белоснежной драконицы по небу и тому, как своим черным пламенем она поджигала поля и дома. Тогда она уничтожила целую деревню вместе с её жителями. Отец наказал дочь за разнузданное поведение, недостойное княжеской дочери. А она только посмеялась и назвала его трусом. И вот теперь Айсель исчезла. Сбежала с человеком, в которого влюбилась. И никто не знал, где они. Тамир просил у отца разрешения отправиться за ней и вернуть, пока не натворила глупостей. Тот был против. Он, на самом деле, даже радовался её исчезновению. Так с его плеч упала самая страшная и тяжкая забота. – Если ты не простил ей смерть матери, это не повод отказаться от неё! – бросил сын, собираясь уйти. – Тогда иди, если так хочешь вернуть сестру. Но больше не возвращайтесь. В голосе князя-дракона звучала горечь. Он любил старшего сына больше других своих детей, хотя и знал, что это неправильно. Но Тамир так походил на него во всем – от внешности до взрывного характера, – что не выделять его было невозможно. Бекбулат сожалел о том, что не смог полюбить дочь и втайне был благодарен сыну за то, что тот дал ей заботы за всю семью. Но он не желал её возвращения домой. Сын ничего не ответил и ушел. Больше они не виделись. – Да ты бунтарь! – выпалила Влада и тут же осеклась. Нелегко давались дракону воспоминания о семье и о своем решении. В темных глазах сверкали красные отблески, и потому она решила перевести тему в нейтральное русло. – Ты нашел её? Тамир кивнул. – Но она и сама не желала возвращаться. Потом мы какое-то время путешествовали вместе, но наши пути разошлись. Где она сейчас бродит, я не знаю. Может, нашла любовь всей своей жизни и сумела её не уничтожить. Девушка нахмурилась, но ничего не сказала. Она знала, что лучше не лезть в семейные отношения. Показалась опушка леса. Сквозь тонкие березки пробивалось полуденное солнце, а вдалеке виднелись башни столицы Залесного княжества. – Почти прибыли! – радостно воскликнула Влада. Глава седьмая Залесное княжество не было самым крупным или богатым в этих окрестностях. Местные жители отличались только тем, что единственные рисковали селиться рядом с населенными всякой нежитью лесами и рекой. На жизнь они зарабатывали ловлей рыбы и торговлей с проезжающими по юго-восточным дорогам купцами. Границы княжества начинались с главного города, который окружали высокие белые стены. Именно в нем жила местная княжеская семья – в построенных из такого же белоснежного речного известняка палатах. Город строился по принятым в этой части мира правилам: рыночная площадь в самом центре, жилище князя на высочайшей точке местности и дома простых горожан в низине, вдоль текущей по всей его протяженности реки. А выходов из поселения было всего два – один, через который путники попадали в него, и второй – через который уезжали. За белокаменными стенами река входила в полную силу и терялась в смешанных и лиственных лесах, густо росших по всей территории. Весной, в период половодья, Залесье каждый раз боролось с паводками и подтоплениями. На это время многие жители перебирались в леса на холмах и там пережидали бешеное веселье воды. А когда река возвращалась в свои берега, они благодарили духов леса и уходили обратно. Поэтому уроженцы этих мест всегда жили в тесной близости с миром природы и духов, умели задобрить даже лесного черта или водяного и не боялись нырять в омуты. Эти люди, переезжая в другие края, к морю, становились превосходными ныряльщиками за жемчугом и не знали нужды. А остававшиеся дома всегда возвращались с рыбалки с полными лодками даров реки. Влада, въезжая в стены города, вертела головой в разные стороны. Это поселение очень отличалось от привычных ей городов родного Северного княжества. Там не использовали такой перламутровый и сияющий материал – в ходу был серый гранит, который от времени покрывался зеленью мха. А простые люди часто строили большие и длинные дома из дерева сразу на весь род. Здесь же у каждой семьи имелся собственный каменный дом – часто из такого же белого известняка, как и палаты князя. А люди! Даже несмотря на то, что в Северное княжество приезжало множество торговцев со всех краев мира, так много разных племен она ещё не видела. Местные были в основном светлокожие и русоволосые, высокие и крепкие, хотя на вид очень стройные. Но встречались и полукровки, и южане с их разнообразием цвета кожи и разреза глаз. А ещё она впервые увидела восточных женщин в их необычных разноцветных нарядах, состоящих из штанов-шаровар, блуз с расшитыми рукавами и длинных покрывал, которые они носили на манер плащей. В такой толпе девушка чувствовала себя увереннее. Она легко сориентировалась, у кого можно выкрасть кошелек. Воспользовавшись тем, что какая-то девушка на коне – явно служанка знатной госпожи – оказалась слишком близко к ней, воровка тут же аккуратно стащила с её пояса расшитый бисером кошель. Пересыпав монеты следующим движением в карман, она сразу избавилась от улики. – Вот это мастерство! – воскликнул Тамир, наблюдавший за махинациями. – Тише! – прошипела она, оглядевшись по сторонам. Но никто, кроме её спутника, не заметил маленькой операции по обогащению. – Нет, правда. Ты очень ловкая. И он даже знал, как ему это может сыграть на руку. В ближайшем трактире Влада бросила на стол перед хозяином тушку кролика и сказала, поигрывая кинжалом: – Приготовьте из него похлебку. И только попробуйте прикарманить мясо или недоложить чего из продуктов! Трактирщик, поглядывая на холодное оружие, летавшее между пальцев девушки, судорожно закивал и подозвал кухарку. Та забрала мясо и исчезла в кухне. – Проходите, господа, присаживайтесь, может, пока принести напитков? – залебезил он, провожая путников к дальнему столу. Влада дала ему пару монет и сказала принести кувшин медовухи. Дракон молча следил за её действиями, стоило хозяину отойти подальше, сказал: – А ты осмелела вдалеке от дома. Девушка фыркнула. – Не боишься, что кто-то может тебя тут узнать и сдать страже? Что-то в его тоне не понравилось воровке, и она спросила: – Уж не ты ли это? – С чего мне устраивать такую подлость? Молодой человек сделал самое честное лицо, на которое только был способен. И на время Влада ему даже поверила. После обеда, расплатившись за хорошо приготовленное кушанье и напитки, путники вышли из таверны и направились в сторону рынка. Влада выбирала провиант, который можно взять с собой в дальнюю дорогу и между делом выспрашивала у торговцев, какой караван в ближайшее время отправляется на юг. Тамир же, докупив всё нужное, просто следовал за нею. На самом деле он искал следующую жертву похищения. Воровка выбирала вяленое мясо, отчаянно торгуясь с хозяином. Когда ей удалось сбить слишком высокую цену до приемлемой, дракон спросил её: – Почему ты не дашь имя своему коню? – Своего коня я оставила в Северном княжестве. А этого могу при случае выгодно продать. Зачем к нему привязываться? Тамир пожал плечами. – Это просто жест признательности – выбрать лошади подходящее ей имя. – Ну да, у твоего имя просто говорящее, – хихикнула девушка. Лиловый жеребец, которого вел за собой на поводу молодой человек, громко фыркнул, выражая свое неодобрение. Тамир погладил его по морде. – Зря ты так. Он очень храбрый. И никогда не бросает меня в пути. Жеребец снова фыркнул, замотав мордой. – Что он говорит? – поинтересовалась Влада. – Что он делает это только ради того, чтобы не попасть мне на обед, – обиженно глядя на коня, сказал дракон. – Как будто не знает, что я всегда шучу. Тут в толпе произошло некоторое оживление. Влада убрала покупку в седельную сумку и крепче сжала повод, чтобы лошадь не попыталась сбежать. Тамир перевел взгляд и увидел край покрывала и белую руку, высунувшуюся из паланкина, чтобы удержаться на повороте. На её пальчике искрился прозрачный камень в золотом перстне. – Княжна! Княжна! – раздалось с разных сторон, и толпа посторонилась, пропуская процессию. Люди, несшие паланкин, вскоре скрылись на повороте к княжескому холму, и тут Влада увидела, что у её спутника загорелись глаза. – О нет! – только и вырвалось у неё. – Ты должна помочь мне её выкрасть! – сообщил молодой человек, стоило им свернуть с площади на небольшую улочку, ведущую в сторону квартала с тавернами и постоялыми дворами. – Я ничего тебе не должна. На днях я собиралась присоединиться к каравану и уехать на юг. – Значит, измени планы. Это не последний караван в том направлении. – Как раз-таки последний! – воскликнула девушка, передавая поводья мальчику-конюшему. – До весны больше не будет ни одного! – Ну, если не успеешь, тогда просто не судьба уехать с купцами. Поедешь, как я, своим ходом, – невзначай бросил он, заходя за ней следом на постоялый двор. – Нет уж! Сам свои темные делишки делай. Я в таком больше не участвую! – прошипела воровка и хотела было подойти к хозяйке, сидевшей за большим столом в углу и что-то считавшей, как дракон поймал её за локоть и дернул в свою сторону. – Ты помогаешь мне, а я не сдаю тебя страже за сегодняшнее воровство. Думаешь, они не захотят поймать преступницу? – зашептал он, угрожающе блеснув глазами. Влада аж задохнулась от возмущения. – Я же знала, что тебе нельзя доверять! – только и смогла сказать она. – Просто помоги мне придумать, как проникнуть в палаты и увести княжну. А потом я исчезну из твоей жизни, – лукаво улыбнулся молодой человек. – Что скажешь? – Что я тебе больше не верю, – бросила девушка, вырываясь. – Будет тебе помощь, но потом катись к болотному черту! Дракон пожал плечами и только улыбнулся. Они сняли одну комнату, чтобы было удобнее продумать план – и чтобы Влада не сбежала под шумок посреди ночи. – Пойдем устраиваться ко двору слугами, – предложила девушка, перебирая стрелы, купленные днем на рынке вместе с луком. Оперение из птичьих перьев пришлось разглаживать вручную, поэтому весь вечер она провела в обнимку с покупкой. – А после? – спросил Тамир, начищая клинок. Между ними стоял столик с едой и напитками, но никто к ним даже не притронулся. – Потом ты следишь за тем, как много времени княжна проводит в своей комнате, кто её охраняет. А я разузнаю ходы и выходы из палат и из княжеской спальни. Потянувшись, она отложила лук и стрелы и взяла со стола персик. Фрукт был зрелый, и сок тут же потек по рукам. Облизав пальцы, воровка продолжила. – А после того, как ты выкрадешь девушку, я помогу вам выбраться из дома князя. И разойдемся. Дракон помотал головой. – Не так. Я унесу княжну за город, ты выведешь из города Сорванца с поклажей, а вот потом делай, что хочешь. – А как ты раньше один справлялся? – огрызнулась Влада, со всей силы бросив на стол косточку. – Так скучно. А если я могу использовать кого-то, то почему бы и нет? – молодой человек убрал клинок в ножны и положил его у кровати. Он налил из кувшина воды и жадно выпил. – Сделаешь всё по плану – мы квиты. И никто из стражи не узнает, что ты грабишь простых людей. Девушка бросила на него резкий взгляд, но ничего не ответила. Вместо этого она отвернулась к стене и, накрывшись одеялом чуть ли не с головой, постаралась уснуть. С утра путники отправились на княжеский холм. Владу приняли помощницей служанки княжны – прежняя как раз сбежала с чистильщиком драгоценной посуды. А эта должность как раз досталась Тамиру. Два дня они провели, честно выполняя свою работу. Девушка изучила все ходы, потайные коридоры и двери. А как-то попала даже в комнату самой княжны Софьи. Пока служанка прибирала постель, воровка успела осмотреть спальню и приметить потайную дверцу за шторкой. Княжна была чистюлей, и потому они провели много времени в её комнате, наводя порядок. Это оказалось только на руку Владе. Она прикинула, куда могла вести эта дверца и из всех потайных ходов, обнаруженных ею, связала её с выходившим в сад. Там всегда находился один стражник, и теперь она поняла, для чего нужно было его присутствие. Перед ужином девушка пересеклась с драконом в коридоре. Сделав вид, что собирает якобы случайно упавшие столовые приборы, она зашептала: – Сегодня ночью проберись в сад, я буду ждать у двери, где всегда сидит охранник. Его я беру на себя. Эта дверь ведет в комнату княжны. – Хорошо, – ответил молодой человек, невозмутимо делая вид, что начищает какую-то металлическую статуэтку на камине. – Жди потом с лошадьми в лесу на поляне, там будет огромный серый камень в рост человека, похожий на медведя. Дорога от палат прямиком ведет туда, тебе нужно её ответвление уже после поворота к воде. Влада кивнула и, подхватив корзинку с посудой, направилась куда шла. Вечером, после захода солнца, девушка вышла в сад. Под шумок, пока остальные трапезничали, она подобралась к стражнику, сидевшему под неприметной дверцей и поедавшему свой ужин. Казалось, его ничто не может отвлечь от куриной ножки, потому воровка подобралась ещё ближе и, одним бесшумным прыжком подскочив со спины, набросила тому мешок на голову. Она не собиралась его убивать – только добилась потери сознания и связала. Тут со стороны конюшен появился Тамир. – Быстрее! – громко зашептала она, указывая на охранника. – Помоги мне спрятать его в кустах, пока никто не хватился. Вдвоем они оттащили неповоротливого охранника в сад и оставили под терновником. За раскидистыми ветками его бы точно никто не заметил. – Всё, теперь иди. Я пошла за лошадьми. Встретимся на месте, – сказала Влада и повернулась, чтобы уйти. – Не потеряйся! – крикнул ей вслед он, на что девушка только закатила глаза. Влада тихонько прокралась на конюшню, где заранее припрятала их вещи. Две лошади – её и Тамира – уже стояли, собранные для поездки. Сорванец хмуро фыркнул, стоило ей взяться за поводья и вывести его из стойла. – Да, понимаю, я тоже не в восторге, – сказала она вполголоса. Конюший, на счастье, ушел гулять в город, так что проблем с тем, чтобы вывести коней за территорию, у неё не возникло. Дракон не обманул – по дороге из палат, которая вела по городу, можно было выехать прямиком к реке. Вскоре за спиной остались белоснежные стены, а ворота захлопнул сонный стражник, даже не поинтересовавшийся, куда посреди ночи направляется молодая девушка с конями и поклажей. Она заранее пожалела недотепу, которому с утра точно достанется. Дорога, вымощенная камнем, шла сквозь лес. В полной тишине, не нарушаемой даже голосами ночных птиц, Влада ехала и думала о своем будущем. Если она успеет, то прибьется к каравану уже за городом. Они наверняка доедут хотя бы до степей, а уж там можно найти княжество, в котором изготавливают такое же оружие, как материнский кинжал. Если повезет, до зимы она доберется до своих родственников. А весну уже будет встречать у южного моря. От этих мыслей девушка ощутила, как у неё радостно забилось сердце. Ей надоели холод и серость Северного княжества, его неизменность и отсутствие будущего в этих местах. Наверно, стоило попытать удачи в новом месте. А если семья хорошо её примет, то, может быть, она больше не будет чувствовать себя так одиноко. В своих мыслях девушка даже не заметила, как впереди показалась река. Её шум в ночи звучал на контрасте с тихим лесом. Над водами низко висела полная луна. Течение в этих местах было быстрое, но воды текли так плавно, что казалось, будто она легко накатывается на берега и тут же отступает. Одна затаенная сила и показная безопасность. Дорога шла вдоль берега, став лишь чуть хуже. Влада слезла с коня и повела лошадей рядом. Она искала тропинку, которая должна была вести к тому серому камню, но не могла найти. Словно её кто-то повел не тем путем. Вместо того, чтобы скрыться в лесу, дорога неожиданно вышла на широкую поляну у реки, на которой ярко горел костер. А у него сидел кто-то в кольчуге и с мечом на коленях. Глава восьмая Влада испуганно ахнула и хотела уже было спрятаться среди деревьев, но тут тихо заржал один из коней, приветствуя чужого скакуна. Мужчина в кольчуге поднял голову и, увидев девушку, схватился за оружие. Воровка затряслась от мысли, что её могут сейчас убить, и выпалила: – Простите, что потревожила! Я везу лошадей на ярмарку в соседнем городе. Заблудилась и увидела огонь, а тут вы. Воин отложил меч и, с облегчением выдохнув, жестом указал ей на место напротив себя. Пришлось пройти на поляну и сесть на землю. – Куда путь держите? – поинтересовалась она. – Возвращался в город, но тоже потерялся, – ответил мужчина. А Влада уже было решила, что он немой. – Лесные черти сбили с пути. «Так вот почему я не нашла нужную развилку!» – подумала девушка. – Ждёте утра, чтобы впустили? Можно было проехать дальше, там в лесу тоже есть хорошие полянки ближе к воротам. – А вы что, выехали из города уже после заката? Странно, что выпустили. Пока воин задумчиво разглядывал её лошадей, воровка судорожно придумывала, как заболтать человека, чтобы он не спросил про поклажу или путь после ярмарки. Но тут в небе над рекой пролетел огромный дракон, в темноте ночи показавшийся ещё более чёрным, чем был на самом деле. Воин тут же вскочил, оседлал на коня и бросился в направлении движения змея. – Подождите! – воскликнула Влада. – Куда вы? – Он улетает, я должен его догнать! – на ходу крикнул он, и девушка поняла, что ей придется поехать за ним. Вскочив на своего коня, она бросила Сорванцу: – Не отставай! Тот что-то проржал в ответ, но её скакун сорвался с места в галоп. Она быстро нагнала воина, который, следя за силуэтом дракона на горизонте, скакал в восточном направлении. Поравнявшись с ним, девушка крикнула: – Что вы хотите сделать? Мужчина засмеялся и воскликнул: – Убить его! Этот подвиг прославит меня на всё княжество, и князь отдаст свою дочь мне в жены. Наконец он поймет, что я её достоин! Про себя присвистнув от того, какие перспективы открывает эта охота, Влада бросила: – А если вы погибнете? – Лучше умереть, чем видеть, как он выдает Софью замуж за этого недоноска! Ярости в его голосе хватило бы на то, чтобы убить десять драконов. Тамиру очень не повезло с противником. Дракон опустился на поляну, в центре которой торчал гигантский серый камень. Но она была пуста. Влада уже давно должна была приехать сюда. Он дал ей значительную фору, так что сейчас забрал бы лошадь с поклажей и увез княжну подальше от дороги в лес. А в реальности его никто не ждал. Аккуратно уложив девушку на траву, Тамир сделал круг, разглядывая камень, а на деле погруженный в свои мысли. Значит, всё-таки сбежала. Ладно, он сдаст её страже при следующей же удобной возможности. Молодой человек только надеялся, что его конь в целости и сохранности сможет покинуть конюшню. А пока ему нужно было решить, как передвигаться дальше с княжной на руках и послать требование о выкупе. Тем временем девушка уже пришла в себя, но не подавала даже виду. Ни жива, ни мертва после перелета в когтях дракона, она думала, как же ей спастись. Вряд ли удастся сбежать от него живой – ведь понятно же, что он принес её к этому камню, чтобы съесть. Но Софья оказалась не из робкого десятка. Лучше погибнуть при побеге, чем быть съеденной. Прислушавшись, девушка уловила шум реки. «Вот и шанс» – пронеслась мысль в голове, и, недолго думая, княжна вскочила с травы и побежала в направлении звука. Не ожидавший такого поступка дракон не сразу бросился за ней вслед. Девушка на удивление быстро бегала, а ему от шока даже не пришло в голову обратиться драконом. Так что к тому моменту, как он её нагнал, княжна уже прыгнула в воды реки. – Проклятье! – вырвалось у молодого человека. – Ещё один выкуп пропал… То, что дорога снова завела их черт знает куда, Влада поняла не сразу. Михаль – имя воина она успела узнать в процессе погони, – похоже, даже не задумывался над тем, в правильном ли направлении они едут. Его подгонял праведный гнев и желание заслужить славу. Девушка же понимала всю абсурдность ситуации – мужчина собирался убить дракона, чтобы получить руку княжны, которую этот же дракон и украл. Похоже, круг замкнулся. Брусчатка под копытами лошадей вдруг перешла в утоптанную землю. А тропа свернула в чащу, но явно не в том направлении, куда летел дракон. Влада остановила коня и огляделась. Михаль, словно потеряв всякий разум, не сразу затормозил. Поняв, что девушка отстала, он привстал на стременах и крикнул ей: – Поедем быстрее, иначе он улетит! – Он никуда от нас не денется, – бросила девушка. – А вот мы, похоже, заблудились. Осмотр местности дал понять, что дорога закончилась ещё где-то в чаще, а сейчас они опять находились рядом с рекой – её шум ни с чем нельзя было перепутать. Тропинка вывела их в небольшую долину, окруженную лесом со всех сторон. Где-то на севере высились горы, почти неразличимые в ночи, но, стоило выйти луне из-за туч, ярко освещаемые ею. – Придется остановиться тут. Ветер поднимается, скоро начнется дождь. А утром пойдем по следу, – предложила Влада. Воитель будто немного успокоился. Тут подоспел следовавший за ними конь дракона. Сорванец громко заржал на всю долину, и девушка погладила его по морде, успокаивая напуганного чем-то по дороге. – Как жаль, что я тебя не так хорошо понимаю, как Тамир, – прошептала она и достала из седельной сумки кремень, чтобы развести костер. Вскоре и правда пошел мелкий дождь. Михаль укрылся своим плащом и подсел ближе к огню, а девушка накинула капюшон и уселась к подножию одного из деревьев. Воин, утомлённый погоней и переживаниями, быстро уснул, а воровка, поняв, что не сможет сомкнуть глаз, тихонько пробралась мимо лошадей и скрылась в чаще. Она хотела понять, почему их постоянно уводили с нужной дороги. А ещё найти наконец означенную поляну, которая явно была где-то рядом. Тропинка вела её на запад – девушка возвращалась по своим следам. Она снова пыталась увильнуть из-под ног, и тут Влада наконец заметила того, кто сбивал их с пути – в кустах у обочины виднелся маленький силуэт. Тут как раз прекратился дождь, и выглянула луна. И в её свете девушка обнаружила настоящего лесного чертенка. Это был человечек ростом меньше чем в полметра, с большой головой, увенчанной рожками. Одет он был в темно-бурые штаны и фуфайку, а рожки прятались в такой же бурой спутанной шевелюре. Сделав шажок босыми ножками в кусты, чертенок тут же скрылся из виду, оставив за собой запах тины и легкий звук смешка в тишине ночи. – И больше не смей меня путать! – пригрозила ему вслед девушка и пошла дальше. Вместо поляны с камнем она резко вышла к берегу реки. – Да чтоб вас! – воскликнула Влада и снова услышала смешки за спиной из чащи. В лунном свете река ровно и быстро текла в направлении города. На её поверхности постоянно что-то возникало и пропадало. Стоило девушке начать присматриваться к этому движению, как она заметила, что из-под воды вблизи берега на неё кто-то глядит в ответ. Отпрыгнув назад и ахнув, воровка увидела на реке головы мавок. Русалки – их было пять или шесть – дружно выбрались на поверхность и принялись её рассматривать. Белые одежды и венки из лилий на длинных распущенных волосах – светлых, рыжих, темных – в свете луны делали их похожими друг на друга. Поняв, что девушка не представляет интереса, они развернулись и поплыли к центру реки – к остальным своим сестрам. А те уже что-то звонко запели. Влада прислушалась к их голосам, понимая этот местный диалект. Он мало чем отличался от северного говора – разве что слова звучали мягче и более певуче, да изредка попадались незнакомые по смыслу. Мавки пели про несчастную княжну, которая так отчаялась получить отцовское благословение на свадьбу с любимым человеком и не хотела стать жертвой дракона, что прыгнула в волны их речки. Они встретили бедняжку и предоставили ей свою защиту. – Как же спасти княжну? – решилась спросить у певуний воровка. Русалки звонко засмеялись и прервали песню. Одна из них, словно посовещавшись с сестрами, подплыла к берегу – достаточно близко, чтобы девушка слышала её слова, но так, чтобы в случае чего скрыться под водой. Наверняка погибшая от несчастной любви или бесчестия, наложив на себя руки, эта мавка и остальные сочувствовали Софье. Потому, пропела-проговорила она, обращаясь к Владе, княжну спасти может только тот, кто добровольно поменяется с ней местами и докажет свою преданность и любовь. Затем русалка махнула волосами и исчезла в воде, а потом резко вынырнула в середине реки, рядом с остальными. Девушка, ощущая быстро колотящееся сердце, повернулась и пошла обратно, в долину, где спал воин. Она никак не могла рассказать Михалю о судьбе его любимой, не сподвигнув на жертву. В пути назад тропинка снова свернула куда-то не туда, и Влада наконец очутилась на поляне с серым камнем. У валуна сидел понурый дракон. – Так вот ты где! – воскликнула девушка. От неожиданности молодой человек вскочил и чуть не ударился головой о камень. – Я думал, ты сбежала! – бросил он в ответ. – Как ты потерял княжну? Я видела русалок, которые сказали, что она с ними! Тамир от злости даже зарычал. – Глупая девчонка предпочла броситься в реку, чем дождаться, пока я верну её домой. А ты куда пропала? – Тебя не беспокоит, что ты – причина гибели ещё одной невинной девушки?! – Влада в который раз подивилась полному отсутствию у этого человека совести. Она всё время забывала, что он и не человек вовсе. – Всё равно уже поздно. Её забрали речные воды. – Русалки могут отпустить девушку, если заменить её собой, – парировала воровка и тут же услышала, как кто-то, поломав кусты, побежал в сторону реки. Переглянувшись, они бросились в том же направлении. Глава девятая Воин остановился у обрывистого берега. Он смотрел на текущие мимо стремительные воды, в которых где-то сейчас ждала его любимая. Михаль и думать не хотел, чтобы жить без нее. Он проснулся, стоило дождю закончится. Его спутницы не было на месте, но кони мирно жевали траву, значит, она не могла далеко уйти. Мужчина пошел на звук текущей поодаль реки, но вместо этого заблудился и вышел к поляне с серым камнем. К тому моменту Влада и Тамир уже встретились, и Михаль слышал весь их разговор. Недолго думая, он принял решение спасти Софью. Других мыслей в его голове не возникло, даже желания отомстить дракону. – Подожди! – раздался позади оклик Влады. Она успела догнать воителя, но теперь не могла восстановить дыхание. Дракону же всё было нипочём. Он молча встал рядом с ней и наблюдал за происходящим. – Что вам от меня надо? Твой спутник причастен к судьбе княжны Софьи, – сказал мужчина. – И если вы помешаете мне её спасти, то я никого не пощажу. – Хочешь дать реке жертву? Я могу тебе помочь, – бросил Тамир. – Русалки могут обмануть! – воскликнула девушка. – Им нельзя верить! Ты уже не спасешь её, только сам погибнешь! – Пусть так. Всё равно без неё мне свет не мил. И он собрался сделать шаг в воду. У Влады остался последний аргумент. – Твоя княжна всё равно не вернется домой! Ты думаешь, дракон отпустит её без выкупа? Тамир, бросив удивленный взгляд на воровку, инстинктивно положил руку на меч. Она сознательно ставила его под удар, раскрывая план, ещё только пришедший ему в голову и даже ни разу не озвученный. И как точно угадала, что он решил сделать! Михаль же, рассвирепев от услышанного, выхватил оружие из ножен и бросился на Тамира. Влада испугалась, понимая, что наделала. С одной стороны, если сейчас воин убьет дракона, то и ей не придется больше думать о том, как не стать жертвой его шантажа. С другой – а что, если Тамир опять убьет невинного человека, испепелив его? Эта вина ляжет и на её плечи! Тут от меча отскочил блик, заставив воровку зажмуриться. А когда она открыла глаза, то увидела наблюдавших за происходящим на берегу русалок, расположившихся поодаль по течению. Перебирая свои косы, они переговаривались мелодичными голосами и не отрывали глаз от поединка. Дракон, бесспорно, был сильнее и опытнее. Воитель брал молодостью и напором. Клинки скрещивались бесчисленное множество раз, при одном выпаде Михаль чуть не упал в воду под испуганный вскрик Влады. В другой раз дракон оказался в опасной близости от края берега. Измотав друг друга, оба соперника кружили, не делая ни единого удара. – Неужели ты так хочешь погибнуть? – хрипло спросил Тамир. – Я хочу спасти ту, кого люблю, – парировал воин и снова пошел в нападение. Одно движение – и он поверг дракона на землю. Но при этом тот ранил его руку так, что кровь струей брызнула в реку. Влада бросилась к Михалю и помогла встать. Тамир же сам поднялся и, прихрамывая, дошел до ближайшего дерева. Опершись об него спиной, он наконец сел и сказал: – Смотри-ка, воитель, а не твоя ли невеста идет? Синхронно обернувшись, воровка и мужчина увидели, как из реки по пологому бережку невдалеке поднимается девушка. С её одежды лилась вода, коса расплелась, и волосы облепили плечи и спину, но она была жива. Влада помогла мужчине подняться, и он, придерживая раненую руку, пошел навстречу княжне. Софья подхватила его, не давая упасть, и крепко обняла в ответ. Воровка могла услышать только её всхлипы и тихий голос Михаля, не разбирая слов. – Ты должен отпустить их, – сказала она, обращаясь к дракону. Тот только вздохнул. – А как ты себе представляешь то, что будет дальше? – огрызнулась Влада. – Убьешь воина, отправишь из соседнего города письмо родителям с требованием выкупа и потом отвезешь её обратно? – Обычно я так и делал, – ответил наконец дракон. Его раны стремительно заживали. Ещё немного – и он смог бы проделать дальнейший путь без каких-либо препятствий. – Зачем тогда не уничтожил его сразу, как с Бьерном? – резонно спросила девушка, повернувшись к нему лицом. – Он не дал мне даже шанса сменить облик! – оправдался Тамир. – Значит так, – уперев руки в бока, встала напротив него воровка. – Ты их отпускаешь, иначе я тебя прямо тут заколю твоим же мечом! Она сказала это и зажмурилась от внезапного страха, что дракон сейчас убьет её за дерзость. Вместо этого девушка услышала шорох и звук шагов, а потом Тамир хлопнул её по плечу. – Дурочка, я не стану тебя убивать. Ты мне ещё пригодишься. Затем, вздохнув, он добавил: – Приведи коня для этих двоих, пусть едут на все четыре стороны. Влада, не раздумывая, убежала в сторону лесной долины, чтобы вернуться через десяток минут на лошади воителя. Парочка встрепенулась от топота копыт и наконец отцепилась друг от друга. – Берите коня и уезжайте, – просто сказал Тамир. Не веря своему счастью, княжна и воин сначала переглянулись. Когда оба поняли, что дракон не шутит, девушка помогла своему защитнику встать с земли и забраться в седло. Сама она, неуклюже усевшись перед ним и взяв поводья в свои руки, вымолвила только одно слово, обращаясь к ним обоим. – Спасибо! И затем конь с двумя всадниками скрылся в лесу на пути обратно в город. Влада словно замерла на месте, глядя им вслед. За её спиной уже начинало светлеть небо, и русалки запели красивую и грустную мелодию. Девушка обернулась на звук и увидела, что к берегу подплыла та самая мавка, что рассказала ей условия возвращения княжны. В руках светловолосая певунья держала речную лилию – свежую, только что сорванную. Но вблизи берега не было видно ни единого цветка. Зато в её венке недоставало теперь одного бутона. – Возьми его, – проговорила русалка. Воровка наклонилась к краю берега и приняла в руки речной дар. А мавка продолжила: – Если тебе понадобится помощь моих сестер, только опусти её в любой водоем и позови нас. И мы всегда появимся. Плеснув волосами, она скрылась под водой. А с первыми лучами солнца все до единой мавки исчезли, будто их и не было. – Пойдем, пора ехать дальше, пока за нами не пустили погоню, – позвал её дракон. Девушка поднялась на ноги, крепко сжимая в руках прохладный цветок. – Значит, ты втянул меня в очередной побег? И за караваном я теперь не успею, – задумчиво проговорила она на пути в долину. – Можешь попробовать нагнать его в следующем городе, – предложил Тамир. – Всё равно дорога тут одна, и по ней проезжают все, кто движется на юг. Сорванец приветствовал хозяина радостным ржанием. Пока Влада убирала лилию в тот же мешок, что и костяные бусы, окончательно взошло солнце, осветив долину. На другом её конце виднелась потерянная дорога из брусчатки – та, что вела в сторону следующего города княжества. Вздохнув, девушка сказала: – Поехали. Надеюсь, больше никаких приключений нас не ждет. Дракон только хитро улыбнулся, но ничего не ответил. Глава десятая Лес закончился пару дней назад. Дорога шла по расстилавшейся вокруг равнине. Наступили теплые, солнечные дни, и местные крестьяне, пользуясь хорошей погодой, собирали урожай. Влада уложила заплетенную косу в пучок на затылке и теперь наслаждалась тем, что волосы не лезли в лицо. Пара кудряшек вилась на затылке и у висков, но они ей совсем не мешали. Подставив лицо солнцу, она разглядывала окрестности. Княжеский город остался далеко позади, а за эти дни по пути попадались только маленькие поселения, мельницы и перелески. Стоило им проехать через широкий деревянный мост, излучина реки ушла на восток, и путь теперь пролегал по холмистым и равнинным местам. Южный караван, похоже, ушел далеко вперед, пока они с воином гонялись за драконом. Но девушка постепенно смирилась, что на юг она поедет своим ходом. Тамир же, втайне горюя о потерянных деньгах и думая, как же заработать побольше, вспоминал все окрестные княжеские семьи. Встреченные ими на дороге крестьяне сообщали, что с их землями граничит одно или два мелких княжества, но про наследниц семейств они ничего не знали. И дракон впадал в уныние. – Вот скажи мне, почему ты сразу не уехала из Северного княжества? – полюбопытствовал как-то молодой человек, наблюдая за восторженным интересом девушки ко всему окружающему их в дороге. – Ты же прирожденная кочевница! Влада фыркнула. – Думаешь, я бы осталась там, где меня могли посадить в тюрьму? Я уехала сразу после той истории с ожерельем. – А зачем вернулась? – Чтобы присоединиться к каравану, идущему на юг. А лето я провела в лесах на границе и изредка заезжала в местные городки, стараясь, чтобы меня никто не узнал. Зря, оказывается, Тамир уже решил, что она совсем безрассудна. – Почему они так поздно снимают урожай? Ведь уже прошли первые дожди! – неожиданно поинтересовалась воровка. – Здесь другой климат. Их дожди ещё не коснулись. – Так мы уже ближе к югу? А сколько ещё княжеств осталось проехать? Дракон прикинул в голове и ответил: – Раньше было шесть или семь. Сейчас могло стать больше. Давно я этой дорогой не ездил. Влада было умолкла, и молодой человек вернулся к своим размышлениям, как она снова подала голос. – Почему вы так долго живете? – Ты бы ещё спросила, как меня убить! – захохотал дракон. Девушка надулась. – Ну и не рассказывай! Тамир вытащил из седельной сумки яблоко и бросил в её сторону. – Девушки пошли слишком обидчивые, – сказал он, когда воровка поймала фрукт на лету и с хрустом принялась поедать. – А драконицы ещё обидчивее. – Наверно, во всем виновата ваша злопамятность? – спустя время с набитым ртом пробормотала Влада. – Или змеиная память. Мы же из их семейства. Девушка бросила огрызок в канаву и только тогда спросила: – Как змея может летать? Молодой человек усмехнулся. – Они и не могут. А аждахи способны. – Кто? – Все драконы произошли от одного древнего змея, который сумел прожить целую тысячу лет и не погибнуть. Южные племена назвали его аждаха на своем языке. А потом так стали звать и всех его потомков. – И что, он до сих пор жив? – восторженно сказала девушка. – Может быть. Или превратился в камень, если устал от жизни и заснул навеки. Или встретил смертную любовь и провел с ней обычную жизнь, никогда больше не превращаясь в дракона. У нас не так много вариантов. – А убить его могли? – Только сородичи. Смертным не под силу одолеть дракона, как бы они об этом ни мечтали. Можно навредить, чтобы он долго восстанавливался, но голову, например, отрубить невозможно – слишком крепкие кости. Влада снова призадумалась, а потом спросила: – А если смертная девушка родит от дракона ребенка, он тоже станет драконом? – Нет. Будет обычным человеком без каких-то даров драконьей крови. – Странные вы существа. – Зато всегда находим золото, чем вы, люди, так любите пользоваться. Подул ветер, неожиданно холодный и промозглый. Для конца сентября в нем не было ничего удивительного. Скоро такие ветра будут дуть беспрерывно, небо покроется тучами, и начнут лить дожди. А там и до зимы недалеко. Влада поежилась в своей тонкой куртке и задумалась, что надо бы прикупить меховую накидку. Или своровать, но это сложнее в незнакомых краях. Дракон, решив, что разговор закончен, повел коня быстрее. На горизонте замаячила очередная деревня. Это поселение было крупнее других, что попадались по дороге. У них даже территорию ограничивал высокий деревянный забор из серых кольев, а у ворот, сколоченных из такой же древесины и на вид даже способных выдержать удар тарана, дежурил человек с копьем в руке. – Что-то они не выглядят особо дружелюбно, – прокомментировала Влада, прикинув, что тут воровство не пройдет даром, и решив не рисковать, а подождать до города побольше. – Может, к войне готовятся? – предположил Тамир. – Чем южнее, тем воинственнее люди. Охрана остановила путников. – Откуда едете и что нужно в нашем городе? – грубовато спросил человек у ворот. – Едем за караваном на юг, – с улыбкой ответила девушка, стараясь расположить к себе стражника. – Хотели пополнить у вас запасы и продолжить путь через пару дней. Мужчина не особо-то смягчился, а, внимательно посмотрев на обоих путников, и вообще бросил: – Езжайте мимо, если жизнь дорога. Дракон и воровка растерянно переглянулись. Это уже тянуло на настоящую угрозу. – С кем воюете? – поинтересовался молодой человек, на что получил ещё один раздраженный взгляд и резкий ответ. – С драконом! Влада про себя отметила, как испуганно округлились глаза у её спутника. Оказывается, вот его слабое место! Саму её перспектива встречи с сородичами Тамира тоже не радовала. Северные драконы редко выбирались из гор, но каждая их вылазка на равнины обходилась слишком дорого. Её родителям, например, одна такая встреча стоила жизни. – Тогда нам точно нельзя ехать дальше! – воскликнул молодой человек. – Как мы останемся в живых, если даже не знаем, где стоянка дракона? Мужчина с копьем оставался непреклонен. Тогда девушка пораскинула мозгами и потянулась к кошельку. Спрыгнув с коня, она подошла к стражнику поближе и, без лишних слов взяв за руку, вложила в ладонь пару монет. – Неужели вы дадите нам умереть? – пустив в ход все свои чары, сказала воровка, не отпуская его руки. Тот неожиданно покраснел и, ловким движением переложив монеты в карман куртки, ответил: – Лучше бы вы поехали другим путем. Но если вам так уж нужно в наш город, проезжайте. Он стукнул копьем в ворота и посторонился. Створки медленно открылись, и путники, ведя коней на поводу, въехали в поселение. Двери тут же закрылись за их спинами. – И это они называют городом! – прокомментировал дракон, оглядевшись. Дорога вела их вглубь, прямо к рыночной площади. Дома вокруг были маленькие, одноэтажные, попалась пара двухэтажных, служивших, похоже, постоялыми дворами. Люди на улицах почти не встречались. Ставни у большинства домов оказались наглухо заперты. – Может, и правда стоило проехать дальше? – Ещё одну ночь на холодной земле я бы не выдержал! – Ты же дракон, как ты можешь мерзнуть? – воскликнула девушка. – А громче ты это сказать не могла? – Нас всё равно никто не услышит – все попрятались. Тамир фыркнул и направился к очередной двухэтажной постройке с вывеской на залесном диалекте. – Ты не все ещё монеты раздала? Потому что я не буду платить за нас обоих, даже не думай. Влада закатила глаза и, обогнав спутника, привязала лошадь у входа. – Иначе бы мы сейчас так и стояли у ворот. Поблагодарил бы лучше, чем ворчать. Молодой человек ничего не ответил, только пропустил вперед в дверях. В доме было сумрачно. Ставни здесь тоже никто не держал открытыми, так что, пока человеческие глаза привыкали к темноте, дракон, прищурившись, быстро огляделся. Из темноты показался огонек свечи. Это вышла хозяйка двора на звуки открывшейся двери. Крупная женщина в переднике и темном платье вдовы удивленно посмотрела сначала на девушку, а потом на дракона. – Как вы сюда попали? – вместо приветствия спросила она. – Стражник впустил, – ответил за обоих Тамир. – Нам нужно где-то переночевать и пополнить припасы, прежде чем ехать дальше. – А правда, что у вас дракон в округе завелся? – перебила его Влада. Женщина ещё раз окинула их взглядом и сказала: – Пойдемте, нечего у дверей стоять. Огонек свечи двинулся вперед, и путникам пришлось подчиниться и пойти за хозяйкой. Она привела их в кухню. В натопленном камине что-то готовилось на огне, а за столом сидели двое мужчин – один постарше, с бородой, другой лет тридцати на вид. Здесь было гораздо светлее от огня, поэтому девушка сразу увидела их удивленные выражения лиц. Не успели они поприветствовать хозяев, как один из мужчин обратился к вдове: – Борис совсем с ума сошел – пускать в город молодежь? Он же их учует, и тогда нас даже ставни не спасут! – Мы не можем оставить их в доме! – воскликнул второй. – Тетушка, я сам всё скажу голове! – Тихо! – прикрикнула на обоих женщина. – Они уедут утром, как только рассветёт. Тем более что сейчас уже выберут следующую жертву. За окном действительно слышались голоса и шум. – Хозяйка, что там происходит? – поинтересовался Тамир. Вдова вздохнула и ответила: – Каждую неделю мы выбираем молодого человека или девушку, которых отправляем в логово дракона. Это наша дань, чтобы город оставался цел. – Скоро уже никого живого не останется! – стукнул кулаком по столу мужчина постарше. Ему вся эта ситуация явно не нравилась, но поделать он ничего не мог. – Брат, успокойся, – бросила женщина. – Скажи спасибо, что твоему сыну уже давно не двадцать, и наш дом эта беда обошла стороной. – Город всё равно погибнет! – сказал тот, что назвал её тетушкой. – После того, как мы выдадим всю молодежь этой твари, он убьет остальных. Надо было сразу идти на него с боем! А сейчас уже поздно. Влада, усевшись за стол, с любопытством прислушивалась к их разговору. Тамир же выглянул между ставен и, повернувшись, махнул ей рукой, чтобы девушка подошла поближе. Окна выходили на улицу, прямо на рыночную площадь. Собралась целая толпа – родители вели немногочисленных детей, громко и надрывно плача. Молодежи и правда осталось раз, два и обчелся. – Они и правда обречены, – прошептал дракон. Девушка кивнула, соглашаясь. На их глазах тот, что был главой города, вышел вперед и воскликнул: – Пусть покажутся все, кто младше двадцати лет! Толпа нехотя отпустила детей. Десять или пятнадцать человек выстроились перед родителями. В основном это были девушки. Перед каждым голова насыпал горстку зерна, а потом кто-то из слуг передал ему черного петуха в руки. – Вы знаете, что лесные боги принимают решение. Тот, кто станет жертвой дракона, вознесется на небеса безгрешным! Родители тут же зароптали, но за спиной головы застучали об землю копьями несколько стражников. Все тут же умолкли. Голова шепнул что-то петуху и отпустил его на землю. Птица сделала пару шагов на пробу, прошлась у ног детей и остановилась было перед одной из жертв, но двинулась дальше. Кто-то в толпе с облегчением выдохнул, а у девочки вырвался всхлип ужаса. Петух кукарекнул и тут же принялся клевать зерно под ногами стоящей рядом девушки с русой косой. Толпа разразилась криками, а будущая жертва оказалась в кольце стражников. Родители попытались пробиться к дочери, стеная и крича, но их отталкивали, а голова что-то начал вещать, чтобы успокоить народ. Влада не выдержала и отвернулась. – Это слишком жестоко, – вырвалось у неё, и девушка вернулась за стол. Хозяйка налила ей медовухи в кружку и придвинула тарелку с мясом и хлебом. В полумраке комнаты воровка увидела следы от слез на лице. – Надо было уходить из поселения сразу же, как он появился в окрестностях, но мы всё надеялись откупиться, – горько сказала женщина. Мужчины кивнули, подтверждая её слова. – А теперь уже поздно, – бросил Тамир, садясь рядом с девушкой и наливая себе напиток из кувшина. – Просили кого-нибудь о помощи? – Писали в столицу князю, – покачал головой мужчина постарше. – Ответа так и не дождались. – Завтра утром её оставят у столба за чертой города, и нас ждет ещё одна неделя отсрочки, – сказал племянник хозяйки и залпом выпил свою чашку медовухи. Молча поужинав, хозяева ушли в свою половину, а вдова, проводив путников наверх, посоветовала: – Выспитесь как следует. Завтра вы должны уехать из города, как только дракону отдадут его жертву. Она скрылась на кухне, а Тамир сказал, облокотившись на дверь в свою комнату: – Надо встать пораньше, чтобы не пропустить, когда девушку поведут за город. – Зачем? Хочешь её спасти? – Влада не удержалась и широко зевнула. – Вот ещё! Я в чужие дела не ввязываюсь. Но вдруг это кто-то знакомый, а не враг. Я давно не видел сородичей. Дракон сам зевнул и махнул рукой, заходя в комнату. – Если я не проснусь раньше, буди. – Сам справишься! – парировала воровка и захлопнула дверь. Молодой человек пожал плечами и пошел спать. На рассвете девушка открыла глаза. В комнате были закрыты ставни, но она специально их приоткрыла перед сном, чтобы восходящее солнце её разбудило. Потянувшись в мягкой и теплой постели, девушка с неохотой принялась искать сапоги, брошенные вчера у кровати. Натянув один, она допрыгала до второго, лежащего почти у двери, стараясь не ступать на ледяной пол. Зябко поежившись от утренней прохлады, воровка подобрала куртку, сумку с оружием и распахнула дверь, чуть не ударив ею дракона. – Что я тебе сделал, если ты так хочешь моей смерти?! – воскликнул он, отскочив назад. – Убил мою сестру, как минимум, – зевнув, Влада прошла мимо него к лестнице. – Идем, надо успеть уйти, пока хозяева спят. Пошарив на кухне, молодые люди набрали еды и, оставив плату за унесенный с собой провиант, вышли из дома. Солнце уже показалось над городком, а в дальней части площади немногочисленные люди направлялись в одну сторону, вдоль каменных домов по холму вверх. Похоже, где-то там был выход из поселения. Влада и Тамир направились туда же, стараясь держаться подальше от толпы. – Мы не будем выходить за ворота, – сказал молодой человек. – Дерево заглушит мой запах. Иначе другой дракон сразу меня учует, и тогда их ничто уже не спасет. Девушка кивнула и замедлила шаг. Показались люди, ведущие под конвоем русоволосую девушку – ту, которую вчера выбрал черный петух. По заплаканному лицу пролегли свежие дорожки слез. У ворот толпа расступилась, пропуская их вперед. Влада накинула капюшон и, дождавшись, пока последний горожанин выйдет за черту, подошла к деревянной створке врат. Молодой человек встал чуть поодаль, чтобы ничего не пропустить, но и не оказаться без защиты стен. Столб, к которому подвели жертву, возвышался на холме совсем недалеко от входа в поселение. Но расстояние всё равно позволило бы дракону без особых препятствий подлететь ближе. Толпа отступила к стенам города, оставив русоволосую девушку в одиночестве. Её рыдания уже не были слышны на таком расстоянии. А стенания людей Влада очень хорошо разбирала. В небе появилась поначалу далекая тень. Солнце в одно мгновение накрыло словно тучей, а потом девушка разобрала очертания дракона. Стоило ему подлететь поближе, она различила белоснежную чешую и длинное туловище с острым колючим хвостом. Шипы вдоль всего хребта отблескивали металлом в лучах солнца так, что даже слепило глаза. Подлетев совсем рядом, зверь, изогнув шею, опалил веревки, стягивавшие руки жертвы, а потом подхватил её под крики толпы в металлические когти. Ещё мгновение – и белый дракон поднялся ввысь, а затем и совсем исчез из виду. Влада обернулась, собираясь что-то спросить у Тамира, но тот просто замер на месте. – Что случилось? Ошарашенный молодой человек не сразу ей ответил – столь велико было его удивление. – Никогда не думал, что встречу здесь свою сестру, – наконец, вымолвил он, облокотившись о деревянный забор. Глава одиннадцатая Наблюдая за горожанами, которые провожали скрывающегося вдалеке дракона рыданиями и криками, Влада ждала, пока её спутник вновь обретет дар речи. Теперь она позволила себе выйти за пределы ворот и прошла чуть ближе к холму, на котором высился шест. Он уже порядочно обуглился местами, а траву вокруг усыпали остатки обожженных веревок. На фоне леса вдалеке, начинавшего терять листву, но ещё яркого и живого, это место выглядело особенно ужасно. Солнце заливало теплым светом окрестности, сильнее подчеркивая мрачность городских стен и этого холма. Люди постепенно потянулись обратно за черту поселения, оборачиваясь и с недоверием разглядывая молодую девушку, невесть откуда появившуюся в их краях. Воровка узнала в толпе вчерашнего стражника. Тот сделал вид, что не заметил её, и прошел мимо. Она только хмыкнула и обернулась, выискивая взглядом Тамира. Он как раз вышел за ворота, ведя коней на поводу. Девушка пошла ему навстречу. – Ну что, едешь на поиски сестры? – спросила воровка, забираясь в седло. Молодой человек ответил не сразу. – Если бы я ещё знал, в какую сторону ехать. – Можно же спросить горожан. Дракон хмыкнул и, перебросив ей поводья, преградил дорогу двум немолодым женщинам. Те шарахнулись от него в разные стороны, но молодой человек включил драконьи чары – не иначе. – Извините, вы не подскажете нам, где обосновался дракон? – А зачем вам туда ехать? – недоверчиво спросила одна из них. – Он – охотник на драконов! – воскликнула Влада, не давая спутнику вымолвить хоть слово. Женщины взволнованно ахнули и тут же принялись объяснять ему дорогу. Напоследок обе пообещали молиться за них и, пока Тамир взбирался на коня, осеняли его знаками защиты от зла. – Зачем ты им это сказала? – вполголоса прошипел он, направляя Сорванца в сторону южного тракта. Девушка, не скрывая своего злорадства, бросила: – Ты только представь – первый в Рябиновом мире дракон-охотник на сородичей! Вот уж где можно заслужить славу! Её улыбка тут же увяла, стоило им проехать мимо подножия холма, с которого, обнявшись и не скрывая горя, спускались полумертвые от боли и такие же серые, как стены города, родители последней жертвы. Тамир проследил за её взглядом и, поняв, кто это, не сказал ни слова, пока город не остался далеко позади. – Придется тебе ещё потерпеть мою компанию, – промолвил дракон, стоило дороге свернуть в лес. – Сестра обосновалась недалеко от главной дороги на юг. Шатер желто-зеленых листьев мягко пропускал солнечные лучи, так что по лицу заиграли причудливые тени. Пахло лесом – перегноем, нагретой зеленью, мхом и чем-то животным и диким. Почти не было слышно перестукивание копыт – плотная земля и травяной подлесок заглушали эти звуки. Невдалеке переговаривались птицы, и ветерок изредка шумел в кронах. Влада задумчиво разглядывала лес перед собой. После всего увиденного совсем не хотелось больше шутить или что-то говорить. Тропа шла сквозь негустой лес, постепенно расширяясь. Вдоль неё стали появляться охранные столбы. Все, как один, предостерегали от продолжения пути по этой дороге. Логово дракона приближалось по мере того, как лес редел и переходил в полянки, перемежаемые рощицами сосен и березок. – Как ты так быстро освоилась с бродячей жизнью? – спросил Тамир где-то в пути, пока Влада поигрывала кинжалом от скуки. – Кто сказал, что это было быстро? Первое время я вообще голодала, когда закончились припасы, которые мне дала с собой в дорогу княгиня. Потом наконец вспомнила, чему учил меня отец, и стало проще. – Он что, был княжеским вором? – Официально папа считался главным купцом, но каким путем он добывал свои товары, никто старался не спрашивать. А ещё отец служил князю шпионом и разведывал все слухи о нападениях других княжеств. Девушка почти ласково погладила лезвие, ярко блеснувшее на вечернем солнце. В её руках клинок почти незаметно глазу совершал движения, которые могли стоить кому-нибудь неловкому жизни. Дракон так засмотрелся на её игру, что чуть не свалился с коня при подъеме на взгорок. Выругавшись на Сорванца, обиженно заржавшего в ответ, он спросил: – А что произошло с твоими родителями? – Их убил Белый дракон. В то утро отец ходил по дому мрачнее тучи. К обеду он вообще куда-то ушел, забрав с собой свою охрану и меч. Мать сводила дочь в оружейную и силком надела на неё тонкую кольчугу и ножны под фамильный кинжал. – Мама, но зачем мне идти к тетушке? – капризничала девочка, пытаясь снять неудобное обмундирование, задиравшее ворот платья. Тетушкой она звала княгиню Хельгу, приходившуюся ей названной матерью – по обычаю северян младенцам давали имя только после обряда наречения на серых морских камнях побережья. В этом и участвовала Хельга, взяв девочку под своё покровительство. Защиту по южным традициям Владислава получила под покровом ночи сразу после рождения – мать обмазала своей кровью её лицо и руки, нарекая древним южным именем. – Я отправляю тебя к ней не в наказание, – объясняла Мирослава, держа лицо дочери в ладонях так, чтобы та не отвернулась и смотрела ей в глаза. – Только у княгини в замке есть такой прочный и надежный подвал, который не возьмет драконий огонь. А ещё тебя защитит наш кинжал и моя любовь. Крепко прижав к себе единственного ребенка, женщина уткнулась лицом в её кудри, пахнущие детством – молоком, уютом и сладостями. Она понимала, что в этот раз ни её мужу, ни их городу не избежать гнева северного дракона, у которого они украли что-то очень ценное – Синдри отказался рассказывать, что именно, сославшись на государственную тайну. Дочь зашевелилась, пытаясь вырваться из объятий. Мирослава с тяжелым сердцем выпустила ребенка и сказала: – Когда всё закончится, мы с отцом придем за тобой. А пока не шали и обещай слушаться крестную. Влада кивнула, оттягивая ворот платья. Мать потрепала её по кудряшкам, как всегда, выбившимся из косы, и подтолкнула к слуге, который должен был сопроводить девочку в замок. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uliya-shlyapnikova/pesn-skitaniy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО