Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Новая Эра. 541 Павел Валерьевич Шершнёв Кто мы есть и кем можем стать? Вам никто об этом не скажет. Не потому что не хотят, а просто не знают. Что такое душа? И почему после смерти мы не умираем совсем, а переходим в другое измерение или время. Что наша душа? Некая субстанция, которая застряла в теле и руководит им. Или это энергия от вселенной, и на самом деле мы являемся одним целым, разделённым по своим вместилищам, только не осознаем этого? Похоже, этого мы никогда не узнаем. Итак, немного обо мне: зовут меня Евгений, хотя остальные кличут меня Жека. Да и мне в принципе не обидно – я с детского сада Жека. Мне 35 лет, рядовой инженер в городской больнице Санкт-Петербурга, занимаюсь ремонтом медицинской техники. Компьютеры (и не только) я тоже умею чинить, как говорят местные врачи – мастер на все руки. Женат я уже 5 лет, только вот с детьми никак не получается. Куда только не обращались… Жена, Леночка, выросла в детском доме. Родителей не знала, и знать не хочет. Говорит, если бросили, значит, не нужна была, зачем такие родители тогда… Понедельник. Я, как обычно, работаю. Звонит Леночка, всхлипывая: – Я была у врача. Пришли все анализы. Надо поговорить. – Не вопрос, я тебя слушаю… – Нет, лучше дома. – Ну, дома, так дома… – Больше ничего не спросишь? Я, прокручивая в голове кучу вариантов: – И как анализы? – Никак! – опять всхлипывая. – Вот придёшь и поговорим! – Ну, ладно, до вечера…. Целую… Ох уж эти женщины! Какой-нибудь стресс и крышу сносит, хоть вообще не разговаривай. К вечеру, набегавшись по больнице, уставший, но удовлетворённый проделанной работой, выдвинулся домой. Красный Golf повизгивая, завёлся и я через пробки начал свой путь к своей любимой. Интересно: что сегодня ждёт меня дома? Дома меня ждала уже успокоившаяся Лена: – Покушаешь? Или сначала поговорим? – начала она. – А поговорить за едой не получится? Выждав паузу: – А кто меня успокаивать будет? – Тогда поговорим… Что там с твоими анализами? – Пришли.. .– в глазах снова накатились слёзы – И?… – Я с тобой развожусь! У меня по всему телу пробежала дрожь: – Из-за анализов? – Да. Я не могу иметь детей. У меня не созревают яйцеклетки. Лекарств для этого ещё не придумали… А я знаю, что ты хочешь только своих… От другой женщины я не приму… Поэтому я решила, что нам нужно расстаться. Отговаривать не пытайся. Я сегодня весь день думала… В комнате повисла тишина. Лена молча положила в тарелку пюре и котлету, поставила передо мной и ушла в другую комнату. Лицо как будто опалило. Пульс подскочил, закружилась голова. Какой уж тут ужин! Я зачерпнул вилкой пюре, поднёс ко рту и понял, что это в меня не полезет… И только живот, предатель, заурчал, требуя своё. Я убрал вилку в сторону и пошёл успокаивать Леночку. Тысячи мыслей перебивали друг друга. Там и желание иметь детей, своих родных детей. Да и Леночку я не хочу терять: она милая, забавная, заботливая, работящая… Люблю я её! Крепче всего люблю!!! В комнате Лена сидела, отвернувшись к окну, на диване. Я подошёл к ней, положил ладони на плечи и, стараясь как можно спокойнее говорить, предложил: – Давай завтра, сделаем повторные анализы? Вытирая слёзы: – Это уже и так повторные анализы. – тяжело выдавила из себя Лена и, не поворачиваясь, положила свою руку поверх моей: Я записалась завтра на утро. Отпросись с работы на часок. Детей нет… В ЗАГСе быстро разведут, если претензий друг к другу нет… – Лен, зачем ты так? Ты меня совсем не любишь? Успокойся, остынь… Не принимай решений на горячую голову… – Именно потому, что люблю, нам и надо расстаться. Вещи я уже собрала, договорилась с Алёнкой. Вместе квартиру будем снимать… – Останься! Вот увидишь, пройдёт у тебя это… – Нет, я уже решила. Помоги мне фотографии разделить. Она достала из шкафа совместный альбом и начала его листать. Я в недоумении продолжал стоять возле дивана. Почти все фотографии были совместные. И, пролистав несколько листов, она заявила: – Все фото, где мы вместе, заберу я, чтобы другую девушку не смущать своей физиономией… – Да какая же здесь физиономия? Здесь целое лицо… Зайка такая… Останься… Видимо чем-то её эта фраза зацепила. Она рассмеялась, встала и обняла меня: – Нет, не останусь… Ночь. В одной постели, но как будто чужие… Ни одного намёка на сон в глазах у обоих. У каждого свои мысли в голове, свои переживания. Адреналин мешает сосредоточиться. И даже не спасает и не успокаивает голос в голове: Заткнись и спи уже!!! Завтра рано вставать… И только шум в ушах, который накатывался волнами, перебивал свору мыслей. Настало утро. Голоса в голове так и не утихли, даже прикорнуть не получилось. Пьяное состояние на сегодня мне обеспечено. До будильника дело не дошло, Лена встала первой и начала собираться. У меня ещё тешились надежды: – Может, передумаешь? Разве нам плохо было? – Нас нет. Нас – это когда больше двух… Одевайся, надо успеть. Процедив сквозь зубы чай, мы вышли к машине. Красный Golf, как будто не хотел ехать, еле завёлся. В глазах от недосыпа бегали тёмные пятна, глаза от медленной езды слипались. Загорелся зелёный свет, и машины с рёвом пытались проскочить перекрёсток, как можно быстрее. Я тоже, на мигающий разогнался прилично. Тут, на свой, зелёный пешеходный, бабулька ринулась переходить дорогу. Одно движение, резкий поворот руля и машина уже летит в столб. Яркий свет вырвал меня из помятой машины, обнявшей столб почти до середины капота, и что-то не отпуская утянуло вверх, в непонятную белену. Всё!!! Нет больше радости, нет больше волнений. Кто теперь я? Или что? Я по натуре атеист, хоть и крещённый. Всегда полагался лишь на свои силы и умения. Старался делать только то, что готов был потянуть, как говорится, в одну репу. Даже не задумывался: что происходит с нами после смерти… Потому что, наверное, и не собирался туда рано. Всё вокруг помутнело и расплылось. Глаз нет, тела тоже нет. Так чем я всё-таки вижу? Нет лёгких, а я как будто дышу. Возможно, это мои конвульсии умирающего тела и галлюцинации? Возможно… А может и нет! От моего помутневшего состояния начали проступать очертания комнаты. И вдруг меня передёрнуло: надо мной склонилось молчаливое улыбающееся резиновое, цвета кожи, лицо. Явные женские очертания, но кто его знает… Резиновое только лицо, всё остальное тело из хромированного металла, одетая в серую плотную водолазку с длинными рукавами и серые обтягивающие трико. Что до меня: я не чувствую биения сердца, нет дыхания, но мне это не мешает. Первое что я успел спросить: – Ты робот? В ответ получил удар по голове, по крайней мере, я так думал… Боли не почувствовал, только прикосновение. – Связь что ли не работает? – заговорило оно: Бракованный что ли? Да нет, дорогуша, это ты робот, а вот я – человек. Тут оно ещё раз попыталось меня ударить по голове, но я успел перехватить её руки своими… О! Что это? У меня были такие же металлические! – Стой! Стой! Ты чего меня бьёшь? – Да у тебя, наверное, контакт потерялся… Связи нет. Я скинул сидящее на мне тело, встал, огляделся. Зеркал нет. На стенах лишь пару камер. Столешница на четырёх ногах, стул тоже стандартный. Комната квадратная, до потолка можно дотянуться рукой. Пол залит плотной серой резиновой массой. Возле большого окна стояло что- то вроде кровати с углублениями под тело, как коробка для сувенира, закрытое целлофановой плёнкой. Там, где сидело оно и разглядывало меня, было, что-то вроде кушетки с резиновой твёрдой основой. Я оглядел себя, до куда это было возможно без посторонних предметов: хромированные запчасти пальцев, рук, ног, тела. Во мне даже кровь не течёт! Но я думаю, я рассуждаю, хоть и нет волнений, присущих человеку. А я вообще человек? – Привет. Извини. Я немного не в себе… Я вообще кто? – Ты, вообще-то, андроид, сделанный чтобы удовлетворять мои желания. Я – твоя хозяйка. Мне тебя подарили для времяпрепровождения и селфи. Вот только ты какой-то глючный мне попался… Вчера ещё всё нормально было. Надо будет тебя в диагностику отдать. Твой номер «541», если что. Да что тебе объяснять! Тебя всё равно обнулят! Новую версию искусственного интеллекта в тебя встроили что ли? Тут оно резко встало, подошло ко мне и что-то выдернуло из груди. Тут же ноги подкосились, и я провалился в глухую темноту. Это был не со, скорее кома… Лёжа на столе в диагностическом центре, голову отключили от туловища и начали диагностику. – Тебе фото из памяти переслать? – спросил диагност. – Я вроде его не просила. Да и связь у него барахлит. Ну да, перекинь. Гляну, как я получилась. Открылись первые фотографии, но на них не её селфи, а совместные фотографии Евгения и Лены. Растерянное резиновое лицо попросило диагноста: – Стой, не обнуляй его. Проинициализируй его, есть пару вопросов. – Хорошо. Инициализирую… Снова появился свет в глазах, или, скорее всего в камерах. Всё приобрело очертания. Нет рук, ног… Нечем пошевелить. И снова оно – это лицо: – Кто ты? Кто на этих фотографиях? Где ты их взял? Кто загрузил? – Много вопросов… Какие фото? Ты мне их покажи хотя бы сначала. – заговорил я. Диагност запустил программу проверки: – Странно, модули исправны, а система их не использует… Драйвера установлены, а система не хочет с ними работать. – Ладно, поверни к нему монитор. – сказала моя хозяйка. На мониторе начали листать фотографии, где мы с Леной рядом, счастливы и улыбаемся… Везде: в машине, возле различных исторических зданий, на море… Держимся за руки. И эти поцелуи… Диагност: – Слушай, он какой то необычный. У него пошла симуляция эмоций… Я такое впервые вижу. – 541, кто это там? – Это я и моя Лена – Ты – это вон то справа? А откуда у тебя фото моего тела? И если это ты, то почему со мной? Мысли перемешались: – Не понял… Если это твоё тело, то ты какая-то симуляция себя в этом чехле? – и указал глазами на тело: – Как тебя зовут? – Что значит зовут? –Имя есть? – 817-ая – Ага… Значит, считаешь себя девушкой? 817 – это порядковый номер, а не имя… – Мы так быстро между собой идентифицируемся… 817 – это номер туловища. Сверяем дату обслуживания, проверяем все последние модификации, знаем все предыдущие ремонты, проблемы… – А мозг? – Мозг настоящий, мой. Находится в капсуле. Есть система подогрева, увлажнения и питания. Тебе что, в твоей программе ничего не прошили? Меня начало тревожить неудавшееся записанное мне программное обеспечение… Да какое программное обеспечение! Я – это я!!! Тогда я продолжил: – А что творится с тем несчастным телом без мозга? – В нём электронный мозг, система управления… Работает на общее благо, как и все остальные. – То есть, ваши тела – это ваши рабы, получается? – Ты, наверное, всё не так понимаешь! Сейчас тебя соберем, и я тебе покажу. Отключили, включили. И вот я уже опять в своём металлическом "костюмчике". – Пойдём домой. – сказала 817-ая. Теперь-то я уже точно знал, что это ОНА. – Пойдём… Мы вышли из диагностического корпуса. По ровным дорожкам, размеченным с направлениями движений, в одинаковых серых костюмах, с одинаковой скоростью, ровным строем шли одинаковые тела, но с разными резиновыми лицами. Вокруг стояли одинаковые трёхэтажные корпуса домов с плоской крышей. И только в центре поселения стояло высокое конусное здание. – Нам куда?– спросил я. 817-ая повернула лицо направо и указала на здание в двухстах метрах. Я, было, направился на прямую, в сторону дома, но вопрос остановил меня: – Ты куда? У тебя что, ещё и правила в системе не прописаны? – Туда… Дорога же свободна… – По стрелочкам только можно. – 817-ая с недоумевающим лицом. – Что-то я там рельсов не вижу. Повернуть встречные не в состоянии? У вас вообще свобода передвижения, свобода мыслей есть? Посмотри, вы даже одеты одинаково! – Это удобная, не маркая одежда. И никто от других не выделяется. Все равны между собой. Конечно, кроме старейшины. Она руководит нашим поселением. – А тебе не хотелось выглядеть лучше других? – Ну, мы делаем селфи, накладываем фильтры, подбираем сцены с разными одеждами и отсылаем всем, чтобы лайкали… – А как насчёт по-настоящему? – У нас нет другой одежды. Пойдём, у меня зарядка заканчивается. Только иди за мной, ладно… – Почему вы все строем ходите, шаг в шаг? – Это оптимальная скорость для быстрого перемещения. Пошли! Без вопросов! 817-ая слилась с колонной марширующих в один ритм. Я пристроился за ней, но что-то у меня не получалось уложиться в их ритм: я то отставал, то опять догонял, ноги однозначно шагали не в такт. Идущие сзади меня, недочеловеки, с опаской разглядывали меня, как будто я с другой планеты. От этого я чувствовал себя ущербным… Пройдя по периметру метров 800, мы отвернули от общей колонны к дому. Я негромко произнёс: – А на прямую, давно уже бы дома были. 817-ая оглянулась, но ничего не сказала. Второй этаж, по коридору третья дверь на право. Ни номера комнаты, ни опознавательных знаков, ни замков: везде всё одинаковое. Но когда она подошла к двери, та сама открылась. Мы вошли в комнату, 817-ая сразу направилась к своей кровати, как она объяснила, это бесконтактное зарядное устройство для тела и место для отдыха одновременно. Она залезла в свой "подарочный набор" и закрыла глаза. Молчание, тишина… Ни шума, ни сквозняка. Я подошёл к окну. Там в саду красовалась цветущая яблоня. Но постойте… Это окно выходило на ту сторону улицы с которой мы зашли. Я попытался посмотреть на дерево с разных ракурсов. Реально… До мелочей… – Если хочешь сменить картинку, там справа кнопка есть:. – не открывая глаза произнесла 817-ая. Я нажал кнопку, и передо мной уже открылся прекрасный вид на горы с удивительно зелёными склонами, даже было видно, как шмель перелетает с цветка на цветок. Любоваться дальше видами мне не захотелось, ведь это всё не настоящее. Я решил передохнуть. Улёгся на кушетку спиной, закрыл глаза. Может это бред, сон, да что угодно! Только не реальность! Да не могло такого случиться, чтобы душа, как какой-то компьютерный вирус смогла влезть в какую-то "кофеварку", это не возможно… Мысли поутихли, и я на мгновение выключился. Включился только тогда, когда надо мной склонилось ещё одно существо с восточным резиновым лицом: – Привет. Я думала, что аккумулятор сел. Но ничего, я тебе свеженький поставила. – Простите, а вы кто? – недоумевая, спросил я. – Не узнал что ли? 817-ая… – А что с лицом? – Я подумала, может быть тебе больше восточные девушки нравятся. – Да разве тебя можно от других отличить, тела у всех стандартные. Если ещё и лица можно менять, так я тебя вообще в толпе не опознаю. – У тебя система опознавания встроена… Я тебя закрепила за этой комнатой, так что можешь свободно входить сюда и выходить. А ещё я принесла монитор, расскажи, кто тебя программировал и где для фотографий брал фоны, я такие же хочу. – Ну, во-первых, опознавание у меня не работает. – затем, всё ещё вглядываясь и показывая на голову: А можно, ты лицо предыдущее поставишь, мне как то не комфортно, я к тому лицу уже начал привыкать? – Ладно, сейчас. – 817-ая подошла к своей кровати. Сбоку той выдвинулся ящик с резиновыми масками. Она выбрала одну, сдёрнула с лица старую и натянула прежнюю. О, да! Это она… – Теперь узнаю, только больше не меняй, пожалуйста. – Так комфортнее тебе меня видеть? – На много… И спокойнее, что я тебя найду, если что. – А теперь на счёт фотографий? Я создала страничку про тебя в своём блоге. Всем интересно, как себя ведёт новый ИО. – «Исполняющий Обязанности» что ли? – Нет, искусственный организм. – Так у меня же не организм… Может лучше ИИ? Искусственный Интеллект. – Может и лучше, не я название выбирала. Ну, так, расскажи о себе. – До того, как я очнулся у тебя вот тут, я был живым… – А какой у тебя был номер, номер поселения? Сейчас пробьём по базе. –У меня не было номера. Я родился и жил человеком. Меня Женя зовут. – Странно, но у нас на планете нет поселений, где устраивают телам роды. Мы обычно выращиваем новое поколение в кассетах. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=51836791&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО