Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Ялиоль и колыбели Богов Евгений Вальс Первая книга трилогии. Похищен святой, способный материализовывать из воздуха любые предметы, в том числе и страшное оружие. Ему приписывают создание смертельных ловушек, в которые попали три богини, и теперь жителей Алории ожидает голодная смерть. Ялиоль и Арсений соглашаются раскрыть заговор и вернуть в мир гармонию, но как быть, если они сами полны тайн и противоречий? Оттолкнет ли их правда или сблизит? Сумеют ли они противостоять козням коварных божеств, не отступят перед полчищами невиданных чудовищ? Пролог Алорианцы не бывали в других мирах, но если бы очутились у нас, то в нашем Солнце признали бы своё, и Луна стала бы для них привычным спутником ночи. А если бы ты оказался гостем Алории, то смог бы дышать воздухом чужого мира и с удовольствием дегустировать их напитки. Однако в знакомой зелени травы твоё внимание обязательно привлекло бы диковинное соцветие или причудливый зверёк, а среди листвы – удивительные птицы… Кто знает, захочется ли тебе задержаться в гостях у алорианцев, став ненадолго частью далёкого мира? Этот мир уже открывается для тебя. Алорианцы живут на одном огромном континенте, омываемом бескрайним океаном. Других материков они ещё не открыли, убеждённые предками, что их просто не существует. Когда-то все алорианцы были единым народом и поклонялись верховному божеству Архису, принося ему кровавые жертвы. Но мрачные, первобытные времена давно миновали, сохранившись только в легендах. Несколько веков назад народ Алории разделился, и возникло пять государств: Бантолия, Доринфия, Фалидар, Хильтеран и Саматрония. Теперь жители каждой страны поклоняются своему божеству: доринфийцы – богине Тутрапан, фалидарцы – богине Чарадис, хильтеранцы – богине Шердар, а саматронцы – богине Нарсахет. Только бантолианцы остались верны Архису, однако от кровавых жертв они отказались. За сотни лет государства обрели собственные обычаи и тайны и неохотно вспоминают времена, когда все их жители были единым народом. Теперь в разных государствах не всегда понимают традиции соседей, хотя любят приезжать в гости на крупные торжества и ведут выгодную торговлю. Главное – алорианцы испокон века не враждуют между собой! И всё бы хорошо, но в один злополучный год что-то пошло не так – нарушилась гармония, царившая на Алории со времён разделения единого народа. Глава 1. Зеркальное стадо Весна в Бантолии ещё никогда не была такой затяжной. Радость от её прихода постепенно превратилась в мистический страх. Цветущие сады перестали восхищать людей. Ни на земле, ни под землёй ничто не наливалось соками и не созревало. Всюду одни пустоцветы. Вопреки законам природы плодоносные деревья, едва сбросив лепестки, вновь стояли, как невесты, задержавшиеся у алтаря. Перелётные птицы, вернувшиеся в хвощовые леса Бантолии, стали погибать от голода, не найдя любимых ягод и фруктов. Глядя на своих птиц, бантолианцы всегда осуждали приготовление пищи из плоти тех, кто бегает, летает или плавает. Но сейчас скромные запасы фруктов и овощей стремительно сокращались, а у соседей, где, по их мнению, жили «хищники» и «падальщики», гордые бантолианцы не спешили просить помощи. Они часами молились Архису, своему верховному божеству, но, увы, он словно не слышал их. Храмы, переполненные подношениями, не давали ни утешения, ни надежды, одну лишь боль от необъяснимого чувства вины перед тем, к кому были обращены взоры и слова, идущие от души. Архис молчал, а его каменные изваяния, похожие на чёрную волну с множеством ладоней, прохладно сверкали гранями драгоценных камней, украшающих глаза верховного божества. Провидцы предвещали людям голодную смерть, и самые напуганные покидали страну. Поэтому экипаж, мчавшийся навстречу беглецам, казался странным. Неужели кто-то пожелал вернуться? В бантолианский экипаж никогда не запрягали лошадей, предпочитая выносливых и сильных птиц – гароф. Огромные летящие птицы несли карету вперёд, оглушая криками расступающийся народ, а колёса, вдвое больше экипажа, отбрасывали дорожную грязь. Лиловые гарофы, плотно прижав слабые лапы к телу, легко могли четырьмя мощными крылами поднять карету над землёй. Однако нести её по воздуху им было бы слишком тяжело. Бантолианские экипажные птицы выглядели хрупкими, несмотря на то, что, стоя на лапах, свысока смотрели бы на любого коня, хотя не обладали длинной шеей. Голову гарофы украшали узкие вытянутые перья. По их количеству можно было узнать возраст птицы: сколько лет она прожила, столько перьев насчитывалось в пучке. Люди весьма бережно содержали крылатых «скакунов», считая гароф подарком бога Архиса, даже вместо хлыста использовали веер. Когда пограничная застава осталась далеко позади, кучер тряхнул рыжим ирокезом и остановил птиц тонким шестом с деревянным веером на конце. Гарофы легко повиновались, вытянув к земле длинные лапы и сложив четыре крыла. Едва экипаж замер, в движение пришли его пассажиры – священнослужители: молодой человек и мужчина в годах. – О, Великий Архис, мы поступаем как варвары. Надеюсь, когда-нибудь принцесса Ялиоль меня простит, – сказал невысокий юноша, откинув капюшон жёлто-зелёного плаща с широкими рукавами. Благородную бледность его лица подчёркивали распущенные тёмные кудри до плеч. В его чёрных глазах светились сила и ум, хотя на вид юноше было чуть больше двадцати лет. Его звали Арсением, это имя непривычное для Бантолии, чужое. Тем не менее здесь он прожил большую часть своей жизни. Второй пассажир, Катрам, был гораздо старше. Длинные волосы Катрама, скрученные в жгут, были уложены на затылке вертикальным знаком бесконечности. Узкий лоб и массивная нижняя челюсть делали его лицо почти треугольным. Прямой, чуть заострённый нос с узкими ноздрями придавал ему строгости, а широкий рот с крупными зубами вносил в этот образ что-то хищное. – Довольно сожалеть о содеянном! Лучше помоги мне: принцессу уже можно не прятать, – Катрам сурово сдвинул чёрные брови, разительно контрастирующие с сединой в волосах. Вдвоём они отодвинули потайной люк в своде «крылатого» экипажа и осторожно извлекли оттуда тело, завёрнутое в шёлковую ткань. – Проверь, не задохнулась ли, – приказал Катрам и, высунувшись в окно, заговорил с низкорослым, изрядно исхудавшим кучером. Юноша ослабил верёвки и осторожно нащупал меж складок ткани шею похищенной девушки. Когда слабый пульс забился под пальцами, он облегчённо вздохнул. – Как бы мне хотелось пообещать тебе, что всё будет хорошо, – прошептал он и с упрёком посмотрел на своего спутника. Загорелому телу Катрама недоставало величественности, хотя превосходство в силе было очевидным. Однако его выделяли не бугристые мышцы и широкие плечи, не самоуверенный вид гладко выбритого лица. Красноватого оттенка кожа Катрама была обильно испещрена татуировками с замысловатыми узорами и надписями. Кроме жёлто-коричневого одеяния, его высокий статус подчёркивали два амулета, выполненные из кожи и дерева. Символы, изображённые на них, имели право носить только жрецы первой касты храма Архиса, возглавляемые верховным жрецом – санторием. Все жрецы первой касты обладали особой магией, и на тыльной стороне ладоней Катрама отчётливо виднелись «впаянные» в кожу три разноцветных полупрозрачных магических камня, окружённые шрамированием в виде витиеватого рисунка. Вскоре карета двинулась дальше, но жрец не спешил освобождать связанную и укутанную в шёлковый кокон принцессу. – Арсей, неужели ты до сих пор не понял, что у нас не было другого способа привезти её в Бантолию? – сказал он и хмуро посмотрел на юношу. – Мы украли из-под венца невесту доринфийского принца! Опоили её зельем и везём, как вещь, без должного уважения. – Мне жаль, что мы лишаем Ялиоль убежища, найденного в Доринфии, и везём обратно на родину, где её всегда считали порождением зла! Я знаю, что если бы не отец, твою подругу детства давно забили бы камнями… – Да, её детство было тяжёлым, но ради отца, я думаю, она поехала бы с нами по собственной воле, – настаивал Арсений. – Отец отдал её в приют для уродцев – какой ребёнок сможет это простить? Ты в таких вещах плохо разбираешься. – Конечно, мне не хватает вашего жизненного опыта. И всё же мы могли бы с большим уважением отнестись к принцессе. Достаточно было связать ей руки и ноги! – Ты слишком много болтаешь! – ответил жрец и замолчал. В его тёмных глазах давно не отражалась злость, радость или грусть. Казалось, они всегда полны тайных мыслей и сосредоточенности. Но, несмотря на то, что Катрам был втрое старше своего юного спутника, время мягко обошлось с ним, оставив на лице слишком мало морщин: одну заметную между бровей и пару в уголках губ. Жрец храма Архиса закрыл глаза и склонил голову на грудь. Однако отдохнуть ему не удалось. Внезапно раздались пронзительные крики птиц и скрежет металла. Карета резко затормозила, и Катрам еле удержался на своём сидении. Арсений успел схватить шёлковый кокон, уберегая пленницу от ушибов. – Ради Великого Архиса! Что происходит? – крикнул жрец. – Хозяин, вам лучше на это посмотреть, – послышался голос кучера, спрыгнувшего на землю. Он торопливо застегнул свой синий жилет, подтянул полосатые шаровары и побежал к переполошившимся гарофам. Вслед за магом из кареты выбежал Арсений. Полы длинного плаща распахнулись на ветру, открывая белую льняную сорочку, облегающую гибкий торс, и чёрные кожаные шорты, обтягивающие крепкие ноги. Ступни юного священнослужителя обхватывали сандалии-сапоги – любимая обувь бантолианцев. Ремешки сандалий поднимались вверх до колена, удерживая три-четыре кожаные овальные пластины, прикрывающие переднюю часть голени. Карета остановилась на дороге, огибающей озеро и уходящей вглубь мрачного леса, вставшего сплошной стеной гигантских хвощей. Дальнейший путь преграждало полчище двигавшихся наперерез существ. Топот тысяч быстрых коротких лап смешивался с шуршанием зеркальных игл, покрывающих спины куда-то устремлённых спекланов. Их шипы едва достигали человеческого колена. Арсений знал много историй, когда спекланы стаей нападали на людей, но сегодня они не обращали внимания на возможную добычу. – Ты когда-нибудь видел, чтобы животных, которые считаются редкими, было так много? – спросил юного священнослужителя Катрам. – То, что мы видим, ещё раз доказывает слова Таласа о нарушении гармонии окружающего мира, – ответил Арсений. – Да, началось… – Очевидно, звери не только первыми почувствовали перемены, их пугают последствия! Стадо зеркальных ежей казалось нескончаемым, и кучеру велели свернуть к озеру. Почуяв близость воды, птицы ускорились и поспешили окунуться в неё, остудить разгорячённые крылья. – Не понимаю, почему доринфийцы предпочитают разводить коней? Они кажутся такими непрактичными, – поглаживая лиловое крыло, сказал седовласый маг. – Наши гарофы мало едят и движутся гораздо быстрее. – Доринфийцы стремятся во всём быть непохожими на нас, – откликнулся юноша. – Но спят они, как и мы, лёжа… Катрам накинул жёлтый капюшон двухцветного плаща и, сцепив пальцы в замок, встал между зеркальным стадом и каретой. Обратив тыльную сторону ладоней к себе, жрец задумчиво посмотрел на «впаянные» в них голубые, белые и красные камни. Склонив голову, он чётко проговорил: «Яхвэ батур!». Красные камни вспыхнули, и от них по шраму распространилось свечение. Взмахнув рукой, маг откинул возникший сгусток магической энергии на землю. Там, куда упала капля красного света, появился лучистый круг и сразу «впитался» в почву. Сделав ещё несколько таких взмахов, маг окружил заклятиями карету. – Теперь, если кому-то из них или другим тварям вздумается поживиться плотью, им придётся самим превратиться в жертву. – Я предпочёл бы отбрасывающее заклинание, оно более безобидное, – сочувственно глядя на зеркальное стадо, сказал юноша. – Поверь мне, Арсей, лучше, когда враг мёртв, чем когда он озлоблен. Арсений тяжело вздохнул и вернулся в карету. Его распирало недовольство, маг снова не согласился с ним и не позволил сделать что-то самостоятельно. Уединившись, он поддался потоку детских воспоминаний. Они мелькали в его голове всегда, но едва он вновь увидел Ялиоль, картинки обрели утраченную яркость, проснулись затихшие переживания. Арсений впервые увидел Ялиоль семилетним мальчиком, когда отец привёз его из Фалидара, забрав от матери и брата. С первого дня в чужой стране он обрёл друга – маленькую девочку, покорившую его необычной красотой, пугающей других. Молочного оттенка кожа Ялиоль и белоснежные волосы восхищали Арсения. В её больших тёмно-вишнёвых глазах он видел сияние чистой души! Арсений никогда не понимал, почему Ялиоль принимают за уродца и боятся, особенно дети, готовые побить её камнями. Наверно, догадывался Арсений, поэтому Талас увёз дочь в приют, подальше от родного дома. До отъезда в приют дети много времени проводили вдвоём, сторонясь других. Секреты на двоих, общие фантазии и чуждые соседским девчонкам и мальчишкам игры погружали их в особый мир, в котором они жили больше, чем в реальном. Много раз их наказывали за то, что без сопровождения старших они долго гуляли в бантолианском лесу или весь день пребывали в укромном местечке, соорудив там шалаш и разведя костер. Однажды им запретили подобные вольности. Отец настоятельно попросил двенадцатилетнего Арсения более не оставаться наедине с Ялиоль, поскольку период детских шалостей для них прошёл. Наставления от своего отца услышала и Ялиоль. Запреты только разожгли желание Арсения видеть и слышать свою подругу, иметь возможность невзначай прикоснуться к ней. Однако Ялиоль оказалась послушной дочерью, и Арсению приходилось придумывать хитроумные планы, чтобы увидеться с ней. А вскоре её увезли в приют, место нахождения которого хранилось в тайне. Арсений не видел Ялиоль почти десять лет. – Арсей, скорее ко мне! – услышал он требовательный голос Катрама. – Не пойду! – решил юноша и отодвинулся в дальний угол. Он не любил, когда кто-то сокращал или изменял его имя на манер своей страны. Возможно, имя Арсений бантолианцам режет слух, но там, где юноша родился, оно входит в десятку самых популярных. Его назвали в честь деда, а того в честь прадеда, что весьма почётно в Фалидаре. Маг продолжал его звать, но Арсений упрямо игнорировал призыв старшего. Неожиданно раздался долгий пронзительный вопль, Арсений вскочил, чтобы посмотреть в окно, и в тот же миг едва не получил комком серой слизи в лицо. Неведомые для него твари плевались ею во всё, что движется. Арсений, увернувшись от комка слизи, увидел угреподобных чёрных существ, они вылезали из воды и легко преодолевали магические ловушки, расставленные жрецом. Юноша понял, что Катраму не справиться без его помощи, а для Арсения это хороший шанс проявить свои способности. Он распахнул дверцу кареты, собираясь присоединить свою силу к магическим заклятиям жреца, но вдруг шёлковый кокон у его ног зашевелился. – Немедленно развяжи меня! – услышал он сдавленный охрипший голос. – Ялиоль, ты очнулась! – обрадовался Арсений и освободил девушку от пут. – Прости, принцесса, мы похитили тебя, связали. Я всё тебе объясню… – На вас напали? – спросила пленница, потирая затёкшие конечности. – Да, озёрные твари, я таких не видел раньше. На них не действуют огненные заклинания! – Меч зачастую надёжнее магии! У вас есть настоящее оружие? – спросила она и поднялась на ноги. Арсений лишь развёл руками. Ни ему, как молодому священнослужителю, ни магу никогда не приходила в голову мысль вооружиться мечом или хотя бы кинжалом. Принцесса усмехнулась и, слегка отвернувшись от юноши, извлекла из-под платья несколько металлических деталей, хитро закреплённых на бёдрах. За считанные секунды она собрала из них небольшой тонкий меч. Ялиоль сделала это легко: её подол состоял из двойного ряда широких струящихся по воздуху лент, что позволяло быстро достать оружие. – Ну, показывай своих незваных гостей, – сказала она и решительно выпрыгнула из кареты. Громадные угри движениями напоминали клыкастых гусениц. Они обступали мага, протягивая к нему копья своих четырёх суставчатых лап. Разбрасываемые Катрамом заклинанья словно отскакивали от их чешуи, не причиняя вреда. Кучер катался по земле, пытаясь освободиться от застывающей на нём стеклянным панцирем слизи, и только лиловые гарофы могли сопротивляться озёрным хищникам. Птицы били их крыльями и клевали слизистую плоть, вырывая куски мяса. На глазах удивлённых мужчин их пленница двумя взмахами ловко отрубила голову ближайшему из озёрных монстров, через мгновение ещё три упали к её ногам. Но нападавшие спешно сгруппировались и одним мощным залпом выпустили в девушку настоящий фонтан слизи. Ялиоль одним рывком сбросила плащ, быстро покрывающийся стеклянной коркой, и осталась в лёгком платье. Поток ветра растрепал её белоснежные волосы, молочного оттенка кожа засияла на солнце. Пленница казалась хрупкой фарфоровой статуэткой, которой чудаковатый скульптор дал в руку меч. Однако она искусно владела этим оружием! Девушка приготовилась к новой атаке, но тут произошло нечто странное: озёрные твари завизжали и ринулись обратно к воде. – Я, наверно, на всех произвожу пугающее впечатление? – пожала плечами Ялиоль, переводя дыхание. – Хотя впервые вижу существ, которые убегают в панике, едва увидев меня. Она обернулась к своим пленителям и нашла их в ещё большем изумлении. – Ожидали увидеть перепуганную девчонку? – усмехнулась принцесса и окинула их колким взглядом своих вишнёвых глаз. – Мы должны поблагодарить тебя за наше спасение, – ответил Арсений. – Ты сильно изменилась: научилась драться, но я очень рад снова видеть тебя! Ты так похорошела! Он едва мог сдерживать своё восхищение. Из маленькой пугливой девочки Ялиоль выросла в стройную гибкую девушку. И пусть её внешность была необычной для Бантолии: белоснежные волосы и тёмно-вишнёвого цвета глаза – для Арсения она была прекрасна неестественной красотой. – А что скажешь ты, Катрам? – Ялиоль наставила на мага свой клинок. – Для тебя вероломные методы по-прежнему самые надёжные? – Отчего же, я готов к переговорам, – сухо ответил жрец, и камни на его ладонях погасли. – Верно, тебе известно, что я отсеку твои руки раньше, чем ты успеешь договорить заклинание. Юноша быстро вмешался и поддержал идею перейти к переговорам. Но вначале они освободили кучера и гароф от застывшей слизи, а затем вернулись в карету. Зеркальное стадо спекланов уже не преграждало путь, и лиловые птицы понесли экипаж через заросли исполинского хвоща. Глава 2. Дети богини Шердар Когда путешественники забрались в карету, Ялиоль сразу села напротив мага и его ученика, положив свой меч на колени, как бы предупреждая, что она способна молниеносно отреагировать на любое опасное движение в её сторону. Катрам усмехнулся, а Арсений ждал возможности объяснить принцессе причину её похищения. Юношу терзал один вопрос: если бы он не заупрямился, как развернулись бы события? Может, и прав Катрам, не доверяя своему ученику в полной мере – Арсению не хватает опыта. А сейчас юноша понял ещё одну важную вещь: рядом с Ялиоль он теряет привычное спокойствие, принцесса волнует его до глубины души и он испытывает к ней далеко не дружеское чувство. – Я готова выслушать ваши объяснения, – проговорила Ялиоль и направила остриё клинка на жреца. – Но ты, маг, знаешь, если скажешь мне неправду, я это почувствую! – Да, мне известно, чему и как учат воспитанников в твоём приюте, – ответил он. – Ты не захотела бы по собственной воле приехать в Бантолию. Единственный выход – усыпить, привести и на месте убедить тебя в том, что наша страна нуждается в твоей помощи, принцесса! – Что? – удивилась Ялиоль. – Бантолия нуждается в моей помощи? И ты думаешь, я этому поверю? Со страной, где я родилась, у меня не связано ни одного приятного воспоминания. Если бы принц Доринфии не заметил меня и не сделал мне предложение, я навсегда могла бы остаться в приюте для уродцев! Но случилось чудо – я стала невестой! Невестой принца, который искал именно меня! Едва я вздохнула с облегчением, вы проникли в храм и сорвали мою свадьбу! Какая такая важная причина может это оправдать? Жрец задумчиво молчал, словно подбирал нужные слова, но Ялиоль не стала ждать и взглянула на Арсения. – А что скажешь ты, мой бывший друг детства? Когда-то ты был добр ко мне и пытался защитить. – Ну, теперь потребность в этом, я вижу, отпала… – тихо ответил Арсений, задетый тем, что принцесса назвала его бывшим другом. – Да, больше никто не посмеет бросить в меня камень и горько пожалеет, если хотя бы усмехнётся или направит на меня презрительный взгляд. – Ялиоль, нас надолго разлучили. Ты очень изменилась в приюте, но моё отношение к тебе всё то же: я твой друг. Прислушайся внутренним чутьём к моим словам и убедись, что это правда, ты по-прежнему можешь мне доверять. Я твой друг и всегда им буду! – Может, это и так, но я не понимаю, зачем понадобилось вмешиваться в самое важное событие моей жизни? Вы нарушили церемонию моего венчания, и я до сих пор не знаю почему! – Мы действительно думали, что, узнав о том, в чём состоит твоя помощь Бантолии, ты сразу откажешься. Это связано с твоим отцом. Мы решили, что ты ненавидишь его, – осторожно начал объяснять Арсений. – Почему я должна ненавидеть отца? – удивилась принцесса. – И какое отношение он имеет к моему похищению? – Он же отправил тебя в приют для уродцев! – Да, отправил и правильно поступил. Среди таких же, как я, я была своей! – Я так и предполагал! – обрадовался своей правоте Арсений и взглянул на жреца. – Я ведь говорил, что она не испытывает ненависти к отцу. Вместо ответа Катрам воспользовался секундной потерей бдительности и ударил в Ялиоль парализующим заклинанием. Девушка резко замерла и выронила меч. Арсений успел подхватить обмякшее тело принцессы и прижать к себе. – Зачем?! – воскликнул он. – Она непредсказуема, – спокойно ответил маг. – Я не поручусь, что девчонка легко согласится дать нам свою кровь для ритуала! Арсений попытался возразить, но перед его лицом в предупредительном жесте возникла святящаяся ладонь Катрама, и юноше пришлось умолкнуть. – Нужно торопиться, – продолжал маг. – Ритуал даст ответы, которых от нас давно ждут. Кучер остановил карету у портала, напоминающего пирамидальную воронку, обставленную тремя высокими стелами. Двое пассажиров спустились по ступенькам к металлическому диску в центре портала, их уверенные движения говорили о том, что они тут не впервые. Арсений держал на руках девушку, а Катрам встал напротив самой узкой стелы, украшенной иероглифами. Он протянул к ней руки, произнёс заклинание и заставил каменные надписи вспыхнуть голубым светом. А когда засияла стела, Катрам развёл руки в стороны к двум оставшимся. Они имели зеркальные пластины и, располагаясь друг напротив друга, создавали магический коридор. Заклинание отделило отражающие поверхности от камня и направило к тем, кто стоял в центре «воронки». Потревоженный портал словно хлопнул в две зеркальные ладони и мгновенно перенёс людей к храму Архиса. Едва цветные полосы, вращающиеся вокруг путешественников, превратились в деревья, камни и здания, воздух сразу наполнился гарью и дымом, а над головой нависла чёрная туча, разбрасывающая молнии. Портал, принявший жреца и его спутников, располагался у потайного входа в святилище бога, что уберегло их от внезапной опасности. Они оказались в двух шагах от эпицентра бушующего сражения. То, что могло воспламениться, было охвачено прожорливым пламенем, а то, что ещё осталось нетронутым, ожесточённо защищалось служителями Архиса и воинами, которые спешили на помощь жрецам. – Нас кто-то атакует! – воскликнул Катрам, и его ладони вспыхнули красным светом. – Унеси девчонку в храм и жди меня. – Но я хочу вернуться и помочь вам! – крикнул Арсений, пытаясь разглядеть за спиной мага нападавших. Катрам не успел ответить – возле колонны с иероглифами возникла странная золотая «статуэтка» похожая на осьминога. Она двигалась и смотрела на людей огромными голубыми глазами. Жрец сразу метнул в неё парализующее заклинание. Существо отреагировало молниеносно: оно поджало свои щупальца, и сгусток энергии пролетел мимо. Золотой осьминог не касался земли, словно не имел веса. Он обладал очень тонкой гибкой шеей, соединяющей тело с носатой круглой головой, которую украшал пучок длинных пальцевидных выростов. Но люди не успели его как следует рассмотреть. Существо вдруг исчезло, а через секунду вновь появилось и опустило на землю помощника, который сразу ринулся в атаку. – Огненный гавиал! – крикнул маг, отводя в сторону ударившую в них струю пламени. – На нас напали дети богини Шердар! На Алории у каждого бога или богини были дети, они не походили на людей, а напоминали мифических существ из древних легенд. Они охраняли своего божественного родителя или особо священное место. Иногда боги присылали своих детей, чтобы наказать или проучить провинившихся перед ними людей. Существо, которое принёс золотой осьминог, напоминало тринадцатифутового крокодила с очень вытянутым рылом, впрочем, он ещё обладал широким воротником вокруг головы и мог вставать на задние лапы. Перед тем как выпустить в противника очередную порцию напалма, гавиал расправлял воротник со сверкающими молниями, выгибал спину и, опираясь на хвост и задние лапы, изрыгал из пасти огонь. Маг успел отвести и вторую огненную струю, но золотой осьминог опять исчез и через секунду появился со вторым гавиалом. – Иди в храм! – крикнул Катрам и толкнул Арсения в спину. – Я задержу их… И не смей возвращаться, пока я не позову тебя! Юноша повиновался, но по пути к потайной двери не мог не оглянуться. Арсений увидел, как, сражаясь с детьми богини Шердар, маг применил взрывающие заклинание, которое не убило их, а сделало гораздо сильнее. Они поглотили огонь взрыва и выпустили струю пламени вдвое мощнее. Заклинание ледяной корки сковало одного лишь на две секунды, и этого времени не хватило, чтобы использовать против него что-то ещё, поскольку Катраму пришлось тут же отражать натиск третьего огненного гавиала. – Почему не наколдовать воду? – не выдержал Арсений, упрямо хотевший помочь. – Вода их не останавливает. Моей силы хватит, чтобы погасить огонь иначе, – прорычал Катрам. – Бегом в храм! – Огонь горит от воздуха! – не сдавался юноша. – Вы лишите их воздуха?! – Разберусь без тебя! Жрец одним рывком добросил Арсения до двери, но в тот же миг в его плечо ударил поток огня и свалил с ног. Юноша спешно открыл потайной ход и внёс туда тело принцессы. Оставив Ялиоль на безопасном расстоянии от двери, он взял её меч и помчался на помощь жрецу. Катрам успел применить заклинание вакуума, и один из огненных гавиалов потух, яростно пытаясь высвободиться из созданной вокруг него вакуумной сферы. Когда Арсений подбежал к раненому жрецу, второй «крокодил» уже болтался в сфере. Оставался один противник, но золотой осьминог опять исчез, и не было сомнений, что он появится с очередным гавиалом. – Ты ослушался меня! – не глядя на юношу, недовольно бросил жрец. Он пытался одной рукой отвести огненную струю, а второй метнуть заклинание вакуума. – Ты самый непочтительный и упрямый из моих учеников! – Вы никогда не называли меня своим учеником! – изумился юноша и едва успел увернуться от сгустка огня, летящего ему в голову. Гавиал перестал изрыгать потоки пламени и начал выпускать в противников очередь из огненных снарядов. Их отражать было сложнее: смертоносные сгустки летели в разные стороны, нацеленные то в голову, то в ноги. – Уходи, ты не справишься с этим, – скорее обеспокоенно, чем гневно, крикнул жрец. – Хоть раз в жизни доверьтесь мне! Едва золотой осьминог появился с гавиалом в щупальцах, Арсений метнул в него меч Ялиоль и отсёк противнику голову. Остальное довершил жрец. Вскоре все огненные крокодилы потухли, пойманные в вакуумные сферы. У портала сражение закончилось, но служители храма Архиса по-прежнему всеми силами пытались отразить натиск мифических существ. Катрам не смог продолжать сражение, его плечо и грудь были повреждены огнём настолько, что он упал, обессилевшй от боли, едва погас последний противник. Арсений увидел обугленную плоть и содрогнулся – огоньки, словно в тлеющем костре, бегали по обнажённым ребрам, пробираясь к сердцу! – Расскажи защитникам храма, как победить огненных гавиалов и возвращайся ко мне, – сказал Катрам и закрыл глаза. Арсений поспешил исполнить просьбу и вернулся сразу, как только смог. – Я здесь, учитель, – тихо позвал он, опускаясь на колени возле жреца. Прожжённая грудь Катрама со свистящим звуком приподнялась, маг сделал осторожный вздох и открыл глаза. – Ты удивлён, что я назвал тебя своим учеником? – сказал он, превозмогая боль. – Если бы я не решил так ещё много лет назад, то не стал бы всюду таскать тебя за собой. Я открывал тебе знания и передавал навыки, я видел, как ты пытаешься применить заклинания, воображая, что твои руки наделены магией … – Но вы никогда не поощряли меня… – Если бы я тебя поощрял, ты не стал бы тем, кто ты есть… Ты удивлял меня своим упрямством. И я понял: когда придёт время, твоё упрямство станет настойчивостью и ты никогда не отступишь от поставленной цели! Обещаешь? – Обещаю… Арсений опустил голову. Юноша не предполагал, что всегда суровый и гордый Катрам может говорить с такой теплотой. Жрец, собрав последние силы, взял в свои руки ладони Арсения. – Когда придёт твой черёд выбрать преемника, в ком после тебя будет жить магическая энергия, помни – тот не должен знать и даже питать надежду, что однажды ты назовёшь его учеником. Почему? Ты поймёшь потом, – жрец пристально посмотрел на Арсения: – А теперь, мой ученик, прими магический дар! Жрец крепко сжал его ладони и на последнем выдохе произнёс как заклинание: – Отпускаю переданный мне дар в эти руки… Кисти Арсения пронзила боль. Шрамы на ладонях Катрама закровоточили, светящиеся камни погрузились в плоть и прошили насквозь его ладони, чтобы переместиться на руки юноши. Ученик жреца ощутил, как невидимое лезвие рисует на его коже узор. В какой-то момент боль стала настолько невыносимой, что он попытался выдернуть свои ладони, и не смог. Сердце учителя остановилось, но магическое слияние рук невозможно было расцепить. Из глубин земли и неба к юноше миллиардами светлячков устремились потоки энергии. Сияющей пыльцой сила влилась в камни, получившие нового хозяина, и озарила Арсения необычным сиянием. Когда оно погасло, молодой маг осторожно сложил руки учителя на его остывающей груди. Юноша посмотрел на свои ладони. Он ещё чувствовал ноющую боль, но раны от камней уже не кровоточили. Арсений обвёл затуманенным взором портал и разрушения после битвы с гавиалами, и мир предстал перед ним наполненным разноцветными потоками природной силы. В небе сплетались струи синих и голубых оттенков. На земле, под землёй, словно гигантские змеи, струились красные и зелёные потоки. Они проходили и через него, наполняя силой и знаниями, которые молодому магу предстояло понять и использовать во благо. Глава 3. Легенда Бантолии Ялиоль открыла глаза. Она лежала на кушетке в просторном помещении с высоким потолком. Горели свечи, и пахло миндальным маслом. Девушка приподнялась на локтях и осмотрелась. У одного из вытянутых треугольных витражей она увидела стройную фигуру мужчины с чёрной гривой волос, а рядом хрупкую старушку с шестью трепещущими крыльями на голове и кружевным «солнышком» вокруг лица. Ялиоль сразу узнала Арсения, а странный головной убор его спутницы пробудил детские воспоминания. Она уже видела это строгое узкое лицо, окружённое сияющим кругом и, встретившись взглядом с его обладательницей, назвала её Матерью рода. – Дитя моё, не спрашивай о том, что происходит, – услышала она голос, которым могла говорить древняя богиня или сама Алория. – Ответа у меня нет. В детстве Ялиоль слышала разговоры о том, что Женевьеве, Матери рода, пятьсот лет! В тот день, когда люди праздновали грандиозное событие, саму Ялиоль затравили насмешками мальчишки, и, заплаканная, она долго пряталась в тёмной корзине, а когда отец её отыскал – праздник уже закончился. Девушка отмахнулась от воспоминаний, изучающе глядя в лицо женщины, прожившей пять веков. Для своих лет старушка гордо держала спину. Её голубые, слегка навыкате, глаза были полны жизни и света. Когда Женевьева замирала, погружаясь в раздумья, то напоминала статую, особенно потому, что на лице отсутствовали брови и ресницы. Когда-то она была прекрасна, но и сейчас, несмотря на сеточку морщин, время не украло красоту её черт. Однако тех, кто знал её в молодости, уже давно нет среди живых, ведь алорианцы живут не более двухсот лет. – Где я? Как я тут оказалась? – спросила Ялиоль, стараясь скрыть своё смущение. – О, это так незначительно по сравнению с тем, что происходит вокруг! Я говорю о нарушенной гармонии! Я пыталась обратиться к рунам, но руны молчат. Мы не знаем, кто проклял мир Алории и как долго продлится весна. Ты здесь, чтобы получить от Архиса ответы на вопросы, которые волнуют всех. – Матушка, простите, но я ничего не понимаю! Конечно, я заметила перемены на наших землях. Повсюду говорят о затянувшейся весне, об отсутствии урожая, но меня это волнует не больше, чем других, – с почтением склонила голову Ялиоль. – Принц Доринфии ждал меня у алтаря, чтобы услышать «да» от своей невесты! И вдруг в одночасье всё рушится! – Ялиоль, я не успел тебе рассказать, – поспешно заговорил Арсений. – Твоего отца похитили, и Катрам был убеждён, что только ты можешь помочь отыскать его. – Отца похитили? Зачем? – воскликнула принцесса и подскочила с кушетки. – Когда это произошло? Мать рода подняла руку, и молодые люди смолкли. От неё исходил аромат миндального масла и незримая сила, способная превратить человека в горстку пепла. – Обсудите по пути, – сказала она и положила ладони им на плечи. – Вам нужно знать главное: я чувствую связь между похищением Таласа и сегодняшним нападением огненных существ. Если наш верховный жрец, наш санторий, стал узником богини Шердар, то находится он в её Колыбели. – В Колыбели богини? – переспросила Ялиоль. – Боги живут там, где родились, это место священно. Мы называем его Колыбелью, дитя моё, – ответила Женевьева и заглянула в её глаза. – Колыбели богов спрятаны в неведомых землях и надёжно охраняются, ведь там находятся ирдили – символы их власти и одновременно сосуды сосредоточения божественной силы. – Я никогда не слышала об ирдилях… – Конечно, о них знают только избранные. В ирдиль боги заключают большую часть своей силы, поскольку любят ходить среди нас и общаться с людьми. А для человека сила, исходящая от бога, подобна жару испепеляющего пламени! – Если Колыбель – это тайное пристанище богов, разве можно отыскать Колыбель богини Шердар? – спросила Ялиоль. – Однажды смертный нашел Колыбель Архиса – тем смертным был твой отец. – Я не знала об этом. – А хочешь узнать? Мать рода взяла её за руки и усадила на кушетку. Арсений встал рядом. – Сейчас мало кто помнит, что триста лет назад Бантолии как страны не существовало. Жил кочевой народ, скитающийся по диким землям Алории в поисках дома и спокойной жизни. Они поклонялись Архису и не знали вражды между собой, пока у верховного божества не появились дочери – четыре богини. Наступил час, когда Архис разделил между ними власть над Алорией. Нарсахет он отдал во владение мир растений и животных, Тутрапан подарил водный мир, Чарадис достались земные недра, а неукротимой Шердар он раскрыл тайны управления всеми стихиями. Сам Архис растворился в живой ткани мира. Молодые богини потребовали от кочевого народа почтения и поклонения. Они подогревали ссоры и поощряли тех, кто стремился доказать их превосходство. Это привело к разделению народа на касты… Женевьева горестно вздохнула, поднялась и подошла к приоткрытому витражному окну. В разноцветных стёклышках играли отблески закатного солнца, и пунцовое зарево окрасило белоснежный наряд женщины. Арсений осторожно сел рядом с принцессой, но девушка словно не замечала его. – Матери древних родов предвидели кровопролитные столкновения между кастами, – продолжала Женевьева. – Собравшись в Колыбели Архиса, они приняли решение оставить кочевую жизнь, разделиться и уйти на четыре стороны света. Богини одобрили их решение и указали путь. Так возникло четыре государства, но Бантолии среди них ещё не было. – Значит, мы потомки тех, кто остался на земле предков? – предположила Ялиоль. – Нет, ты дитя тех, кто чтил Архиса превыше его дочерей и захотел вернуться, – поправила её Мать рода. – Но за сотни лет место нахождения Колыбели Архиса было забыто, и люди долго скитались в его поисках, пока не появилась путеводная звезда по имени Талас. – Мой отец, – едва слышно произнесла Ялиоль, поражённая услышанным. – Да, твой отец. У него была цель! Она захватила его существо, он ею жил, ею дышал. Я помню тот день, когда у него открылся дар! Он начал извлекать из воздуха сфергамы! Мать рода снова погрузилась в свои воспоминания и рассказала, как рано утром Талас возносил молитву Архису и говорил с ним так, словно созерцал бога перед собой. Те, кто наблюдал за ним, увидели, как Талас воспарил над землёй. Он провёл рукой по своим волосам и, расправив пальцы, явил свету сфергаму размером с куриное яйцо. Сияя небывалым светом, сфергама поднялась в небо и обрушилась вниз. Мощный удар был подобен взрыву, в земле образовалась трещина, ведущая в Колыбель Архиса. – Когда люди наконец пришли, их встретили суровые скалы и земля, лишённая растительности, – быстро заговорила Мать рода. – Талас заставил стихнуть ропот в рядах разочарованных и окропил своей кровью круглый жертвенный стол. Женевьева помнила мельчайшие детали давних событий, помнила, как в один миг люди ощутили вибрацию воздуха, будто кто-то невидимый касался их рук и лиц. Как в испуге они упали на колени, готовясь принять на себя гнев Архиса. – Меня мало, но я в каждом из вас, – разнеслось эхом над их головами. – Для возрождения моего все уверовавшие одновременно должны прикоснуться к жертвенному столу… По словам Матери рода, когда голос бога стих, озадаченный Талас долго не сводил глаз с глыбы, окроплённой его кровью. Выполнить такое условие было невозможно! Три тысячи человек. пришедших с ним, ни при каких условиях не могли одновременно прикоснуться к алтарю. На помощь отцу Ялиоль пришли мудрецы, они предложили создать амулет, в котором будет частичка каждого, кто достиг совершеннолетия и может осознанно возносить молитвы Архису. Для создания амулета требовалась полоска кожи, срезанная самостоятельно со своего тела! Верующие согласились, поскольку только их участие могло возродить верховное божество. На следующий день отец Ялиоль положил амулет на жертвенный стол. В награду Архис, явившийся людям, передал в руки Таласа крохотный оазис, умещавшийся на его ладонях, и сказал: – Иди, пока не упадёшь без сил, – там, где ты склонишь колени, будет мир, который вы построите. Талас шёл несколько дней и ночей, не чувствуя усталости, без еды и сна, и на тринадцатые сутки упал на колени. Земля, что окружала его, была голой степью, но Талас верил своему богу, он бережно опустил миниатюрный оазис и склонился перед ним в ожидании. Крохотный оазис, коснувшись земли, в мгновенье разросся в огромную цветущую долину! Диковинная растительность и животные превратили степь в мир, где скитальцы построили свои дома. Ничего подобного нельзя было встретить в четырёх странах, которые стали граничить с Бантолией. Она заняла не только центр материка, но, возникнув на пересечении «всех» дорог, вскоре достигла могущества и стала империей. – Теперь ты понимаешь, как важно вернуть твоего отца? – закончила свой рассказ Мать рода. – Его способность материализовывать предметы можно обернуть во зло. Тот, кто его похитил, может потребовать от нашего сантория не только несметные богатства, но и страшное оружие… – Я и представить не могла, что мой отец такой удивительный человек. Ведь только благодаря ему возникла Бантолия! – дрогнувшим голосом произнесла Ялиоль и подошла к Женевьеве. – Я хочу найти отца! – Да, вы с Арсением отправитесь в Колыбель Архиса, только он может знать, где искать Таласа, – сказала женщина. – Если его похитила богиня Шердар, то верховный бог подскажет путь в Колыбель своей дочери. Мать рода дала им карту, показав по ней направление, затем она преподнесла Ялиоль подарок. – Я храню эту вещь четыреста лет. Прими её от меня как магический дар. Женевьева сняла с себя пояс, украшенный каменными подвесками, изображающими мифических существ, и передала его в руки Ялиоль. – Фигурки олицетворяют главных слуг Архиса, которые до появления четырёх богинь помогали ему управлять миром. Ты сможешь вызвать любого из них, чтобы использовать его способности как задумаешь. Но для этого тебе понадобятся слёзы верховного бога… – Слёзы Архиса? – воскликнула принцесса. – Настоящие? – Я знаю, как их добыть! – откликнулся Арсений. Он внимательно слушал разговор Матери рода с Ялиоль и понимал, какая ответственность ложится на его плечи. – Катрам хорошо тебя обучил, – с лёгкой улыбкой произнесла Мать рода. Она поцеловала их на прощание, провела рукой по крыльям, украшающим её голову, и исчезла, оставив лёгкую дымку с ароматом миндального масла. Глава 4. Колыбель Архиса Ялиоль родилась в Бантолии и отчасти знала её историю, но сейчас дочери Таласа открылись подробности, перевернувшие представления о стране её детства. Не проникнувшись любовью к местам, где оно прошло, девушка тем не менее ощущала гордость, когда в Доринфии слышала разговоры о Бантолии. Рассказы о внезапно возникшей империи обычно сопровождались восторженными возгласами, ведь молодое государство было открыто для гостей и встречало их яркими красками. Храмы Архиса утопали в цветах, на многочисленных башенках развевались флаги, и вдоль главных улиц тянулись гирлянды, вспыхивающие к вечеру волшебными огоньками. Крыши домов покрывала пёстрая черепица, а стены украшали весёлые рисунки художников и детей. Странствующие музыканты дарили прохожим свои песни, которые маленькая Ялиоль слушала с упоением. Они успокаивали дочь Таласа, когда её, непохожую на других девочку, обижали дети, боявшиеся всего необычного. Ялиоль постаралась отогнать от себя грустные воспоминания и сосредоточиться на важной миссии, которую доверили ей и вновь появившемуся другу детства. Над высокими хвощовыми деревьями, увешанными огромными голубыми шишками, поднялись два крылатых силуэта. Розовые птицы с крохотными всадниками совершили дугообразный полёт и скрылись за голубовато-зелёными кронами, но уже через несколько секунд они вновь пушечным снарядом вырвались в небо, и всё повторилось. Розовых птиц называли паломами, считали подарком Архиса и чтили как священных животных. Божество наделило их мощными ногами, втрое превосходящими размеры тела. Подобно кузнечикам, они передвигались гигантскими прыжками, а слабыми крыльями лишь смягчали приземление. Широкие короткие клювы прыгунов только выглядели угрожающе, но благодаря доброму нраву животных бантолианцы сумели оседлать их. Паломы были дорогим средством передвижения, но для Ялиоль и Арсения снарядили самых лучших. – Принцесса, не беспокойся, мы обязательно отыщем твоего отца, – сказал юноша после церемонии прощания с Катрамом. – Я не сомневаюсь в успехе нашей миссии. Я намерена идти до конца, – твёрдо ответила Ялиоль. – Ты недавно обмолвилась о том, что с Бантолией у тебя не связано ни одного приятного впечатления… А как же я? – А что ты? Юный маг смутился, и на помощь ему пришла сама Ялиоль: – Я всегда была благодарна за помощь. – Я имел в виду другое… – Арсений, в приюте я избавилась не только от страхов, но и от привязанностей… Паломы не всегда прыгали синхронно, и разговор между молодыми людьми сопровождался частыми перерывами. Кроме того, юноша не видел лица своей спутницы. Солнечный свет был губителен для белой кожи, и поэтому девушка скрывала её под перчатками, плащом и густой вуалью. – Ты так холодна со мной! – с горечью произнёс Арсений, едва всадники оказались на близком расстоянии. – Неужели это так важно для тебя? – удивилась Ялиоль. Розовая птица принцессы, оттолкнувшись от земли, вырвалась вперёд, и Арсению перед следующим прыжком пришлось слегка пришпорить свою палому, тогда всадники опять выровнялись. – Не нужно упрекать меня в холодности, – снова заговорила девушка. – Я прочитала много умных книг и общалась со счастливыми людьми в приюте для отвергнутых! Да, там, куда свозят уродцев, я открыла одну истину. Она в том, что счастливым тебя не сделает никто, кроме себя самого. Ни любимый человек, ни твоя семья, ни богатства! Любимый может покинуть тебя, богатства могут отнять, а то, что всегда будет с тобой, – это ты! Паломы одновременно оттолкнулись от земли и взмыли в небо, не прервав разговора молодых людей. – Я не сразу поняла одну мудрую мысль: «Ты можешь быть счастлив с кем-то, если вы счастливы по отдельности», – продолжала Ялиоль. – Я долго подходила к осознанию этого… Я кажусь тебе холодной, наверно потому, что ты не чувствуешь себя счастливым! Ты должен стать счастливым сам по себе. – Я не совсем понимаю тебя, принцесса. Для меня счастье состоит в том, чтобы иметь близкого человека, ощущать его тепло и дарить тепло самому. Как можно быть счастливым в одиночестве? – О! Это не просто, но… Ялиоль не договорила, она заметила, что им навстречу неестественно быстро приближаются облака, странные на вид. Они двигались не по воле земли и ветра, а по своему собственному намерению. – Это не простые облака, нас кто-то преследует, – настороженно произнёс Арсений. Стайка облачных овечек приближалась стремительно, и у молодого мага появился шанс впервые испытать свой магический дар. – В небе у нас нет ни одного преимущества, и кроме того, мы не знаем о намерении этих существ, – сказала Ялиоль, охлаждая боевой порыв Арсения. Молодые люди решили остановить своих прыгунов и под прикрытием деревьев понаблюдать за полётом преследователей. Как только они спрятались, в небе стало происходить нечто странное: белоснежная стайка остановилась, и «овечки» принялись сталкиваться друг с другом. От столкновения возникали искры, и чем чаще существа ударялись, тем больше вокруг них сверкало электрических разрядов. Наступил момент, когда они слились в одну грозную тучу, разорвавшую воздух молнией. Мощный заряд ударил в землю и ослепил на мгновение людей. – Откажитесь от своих намерений, коли вам дорога жизнь! – прогремело над кронами деревьев. После грома туча рассеялась, разбежавшись на стайку облачков, оставив в земле глубокую дымящуюся воронку. – Если мы слышали голос богини Шердар, то получили первое предупреждение, – заключила Ялиоль и вышла из укрытия. – Скорей всего, мы слышали только послание, переданное её детьми, попытавшимися напугать нас одной молнией, – усмехнулся Арсений. – Они привыкли атаковать в своей стихии, а когда мы опустились на землю, у них не оставалось иного выбора, как эффектно уйти. – Едем дальше? – Нет, – откликнулась Ялиоль. – Нам следует подкрепить свои силы. Предлагаю сделать привал, тем более для костра у нас уже есть тлеющие угли. От удара молнии в земле образовалась небольшая воронка, в ней ещё плавились камни, а по краю горела сухая трава. Принцесса быстро собрала сухие ветки и развела костёр. Арсений привязал палом к дереву и достал съестные припасы. Молодые люди расположились у костра и вернулись к прерванной беседе. – Значит, ты знаешь рецепт, как стать счастливым без богатства и любви? – спросил Арсений, не притронувшись к еде. – Возможно… – Мне кажется, его не существует. – Нельзя цепляться за богатство и любовь. – Я могу понять и принять тот факт, что богатство не способно принести счастье. Но как же без любви?! – не сдавался юный маг. – Даже любовь – не самое главное в жизни, – убеждённо ответила Ялиоль. – И эти слова произносит невеста, решившая у святого алтаря дать клятву любви и верности? Ты, кажется, сама не веришь в то, что говоришь. – Я не хочу тебя ни в чём убеждать, ты сам затеял этот разговор. Ялиоль отломила кусок пирога и с удовольствием принялась за трапезу. Поскольку за весной не последовало лето, свежего урожая овощей и фруктов не было, но орехи, сухофрукты и ягодная настойка тоже пробуждали аппетит. Арсений не притрагивался к еде, он наблюдал за красным жуком, ползающим по травинке. – Значит, ты никого не любишь и утверждаешь, что счастлива? – спросил он, не скрывая своей горечи. – Но тогда зачем ты летела в храм любви на острове Нимфизалия? Зачем выходила замуж за принца, если тебе не нужны богатства? – Арсений! Я не собираюсь объяснять тебе «зачем» и «почему», это не твоё дело! Но если ты хочешь стать счастливым – позволь себе это. Скажи искренне и просто – я заслуживаю счастья! – И всё? – А ты попробуй, – улыбнулась принцесса. Юноша с готовностью набрал в лёгкие воздуха, но тут же смутился и рассмеялся. – Я тебя не тороплю. Предлагаю для начала съесть что-нибудь, это придаст тебе сил, – сказала Ялиоль и сделала большой глоток ягодной настойки из кожаной фляжки. – Может, мне поухаживать за тобою? Будешь пить? – О нет, благодарю. – Ты ничего не ешь? Следующий привал будет не скоро, – предупредила она. – Спасибо, я не голоден. – Серьёзно? Чем же ты питаешься? Воздухом, что ли? – усмехнулась девушка. – Я питаюсь лиммой – энергией нашего светила, разлитой в пространстве окружающего мира! Ты слышала о горных отшельниках, питающихся лиммой и живущих до тысячи лет? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/evgeniy-vals/yaliol-i-kolybeli-bogov/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО