Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Обобщение правовых позиций международных договорных органов по вопросам обеспечения права обвиняемого на участие защитника (адвоката)

Обобщение правовых позиций международных договорных органов по вопросам обеспечения права обвиняемого на участие защитника (адвоката)
Обобщение правовых позиций международных договорных органов по вопросам обеспечения права обвиняемого на участие защитника (адвоката) Сергей Назаров Данная книга содержит международную судебную практику, которая обязательно должна применяться в отношении граждан РФ. Книга будет интересна не только учёным юристам, но и практикующим специалистам. Информация получена с официального сайта Верховного суда РФ. Обобщение правовых позиций международных договорных органов по вопросам обеспечения права обвиняемого на участие защитника (адвоката) Составитель Сергей Назаров ISBN 978-5-4498-4107-0 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Управление систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации Обобщение правовых позиций международных договорных органов по вопросам обеспечения права обвиняемого на участие защитника (адвоката) 2016 г. Включая Европейский Суд по правам человека (далее – также Европейский Суд, Суд). – Обобщение правовых позиций подготовлено на основе постановлений Европейского Суда по правам человека, полученных Верховным Судом Российской Федерации из Аппарата Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека – заместителя Министра юстиции Российской Федерации. Документы, принятые Комитетом ООН по правам человека, размещены по адресу: http://www.ohchr.org/EN/HRBodies/Pages/HumanRightsBodies.aspx. (http://www.ohchr.org/EN/HRBodies/Pages/HumanRightsBodies.aspx) Общие положения Специальные гарантии, установленные в пункте 3 Статьи 6 Конвенции, дают примеры понятия справедливого судебного разбирательства относительно основных процессуальных ситуаций, возникающих в уголовных делах, но их основной целью всегда является обеспечение или способствование обеспечению справедливости разбирательства при рассмотрении уголовных дел в целом. Таким образом, гарантии, закрепленные в пункте 3 Статьи 6 Конвенции, не заключаются сами в себе, и, соответственно, они должны толковаться в свете функций, которые они имеют в общем контексте судебного разбирательства (пункт 77 постановления от 20 января 2005 года по делу Майзит противРоссийской Федерации).[1 - защиты (пункт 79 постановления от 20 января 2005 года по делу Майзит против Российской Федерации).] «Право на защиту», в рамках которого подпункт «b» пункта 3 [с] татьи 6 Конвенции содержит открытый список, создано, помимо прочего, для установления равенства, насколько это возможно, между обвинением и защитой. Условия, которые должны быть созданы для обвиняемого, ограничены теми, которые способствуют или могут способствовать ему при подготовке своей. С целью эффективного восприятия правовых позиций представилось целесообразным в отдельных случаях излагать позиции с помощью внесения в них корректировок, носящих исключительно редакционный характер и ни в коей мере не влияющих на смысл приводимой позиции: в таком случае ставилось троеточие, если сокращался текст в центре; сокращались отдельные формулировки в начале и в конце пунктов (в этом случае посчиталось возможным не обозначать соответствующие сокращения посредством проставления троеточия). Добавлялись отдельные слова, строчные буквы менялись на заглавные и, наоборот: в этом случае использовались квадратные скобки. При рассмотрении вопросов в свете подпункта «с» пункта 3 [с] татьи 6Конвенции Европейский Суд принимает во внимание отношение к защите в целом, а не положение обвиняемого, взятое отдельно, с особым акцентом на принцип равенства сторон, как входящий в концепцию справедливого судебного разбирательства (пункт 64 постановления от 20 января 2005 года по делу Майзит против Российской Федерации). [П] риемлемыми с точки зрения статьи 6Конвенции являются лишь строго необходимые меры, ограничивающие права защиты. Кроме того, с целью обеспечения права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство любые затруднения, причиненные защите ограничением ее прав, должны быть уравновешены процессуальными действиями судебных органов (пункт 192 постановления от 25 сентября 2008 г. по делу Полуфакин и Чернышев противРоссийской Федерации). [О] рганизация производства по уголовному делу способом, позволяющим защитить интересы потерпевших, является относимым фактором, который должен приниматься во внимание для целей статьи 6 Конвенции (пункт 195 постановления от 25 сентября 2008 г. по делу Полуфакин и Чернышев противРоссийской Федерации). [У] головное право – в материальном и процессуальном аспектах – и уголовное разбирательство являются довольно сложным и техническим вопросом, который часто не постижим непосвященным, таким как заявитель. Кроме того, практически на каждой стадии уголовного разбирательства должны приниматься решения, ошибочность которых может повлечь непоправимый ущерб. Для оценки последствий таких решений обычно требуется достоверное знание закона и практики (пункт 84 постановления от 24 сентября 2009 г. по делу Пищальниковпротив Российской Федерации). [С] облюдение требований справедливого судебного разбирательства должно оцениваться в каждом деле с учетом развития разбирательства в целом, а не обособленного рассмотрения одного конкретного аспекта или эпизода …, хотя нельзя исключать того, что конкретный фактор может иметь столь большое значение, которое позволит оценить справедливость судебного разбирательства на ранней стадии процедуры… Этот принцип справедлив не только для применения концепции справедливого судебного разбирательства как такового, предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, но также для применения особых гарантий, содержащихся в пункте 3 той же статьи …. Европейский Суд, таким образом, полагает, что для определения того, соблюдались ли права защиты в уголовном разбирательстве против заявител [я], он, прежде всего, должен рассмотреть вопрос о доступе заявителя к помощи адвоката на стадии предварительного следствия, в частности, в первые несколько дней после его задержания. Далее он перейдет к рассмотрению вопроса о том, как исполняла свои обязанности назначенный адвокат… в период судебного разбирательства с участием заявителя, и вопроса о доступности юридической помощи для заявителя на кассационной стадии (пункт 64 постановления от 24 сентября 2009 г. по делу Пищальников против Российской Федерации). [Д] аже если основная цель статьи 6Конвенции в аспекте уголовного разбирательства заключается в обеспечении справедливого судебного разбирательства «судом», уполномоченным рассматривать «любое уголовное обвинение», из этого не следует, что статья 6 Конвенции не применима к предварительному следствию. Таким образом, статья 6 Конвенции – особенно пункт 3- могут быть применимы до направления дела в суд, если и насколько справедливость судебного разбирательства может быть серьезно затронута несоблюдением их положений на более ранней стадии… [П] раво, предусмотренное подпунктом «с» пункта 3 статьи 6Конвенции, является одним из элементов концепции справедливого судебного разбирательства в уголовной процедуре, содержащейся в пункте 1 (пункт 65 постановления от 24 сентября 2009 г. по делу Пищальников против Российской Федерации). Для справедливости системы уголовного правосудия имеет решающее значение адекватная защита подсудимого как в суде первой инстанции, так и в суде второй инстанции (пункт 61 постановления от 15 декабря 2005 года по делу Ваньянпротив Российской Федерации) Возможность подозреваемого (обвиняемого) отказаться от реализации права на участие защитника (адвоката) [Н] и буква, ни дух статьи 6 Конвенции не препятствуют лицу добровольно отказаться, прямо или по умолчанию, от использования гарантий справедливого судебного разбирательства… Однако для того, чтобы быть действительным для конвенционных целей, отказ от права должен быть недвусмысленно установлен и должен сопровождаться минимальными гарантиями, соизмеримыми с его значением… Осуществляемый отказ от права должен быть не только добровольным, но также сознательным и разумным. Утверждение о том, что отказ обвиняемого от важного права, предусмотренного статьей 6 Конвенции, подразумевается в связи с его поведением, допустимо при условии, что подтверждено, что он мог разумно предвидеть последствия своего поведения (пункт 77 постановления от 24 сентября 2009 г. по делу Пищальников противРоссийской Федерации). [О] тказ от прав, гарантированных Конвенцией – в той мере, в которой это допустимо, – не должен противоречить каким-либо важным общественным интересам, и должен быть выражен в однозначном виде и сопровождаться минимальными гарантиями, сопоставимыми со степенью значимости отказа (пункт 85 постановления от 9 февраля 2016 г. по делу Шлычков противРоссийской Федерации). [П] раво на защиту, принадлежащее к числу основных прав, образующих понятие справедливого судебного разбирательства и обеспечивающих эффективность гарантий, содержащихся в статье 6 Конвенции, является важнейшим примером тех прав, которые требуют специальной защиты стандарта сознательного и разумного отказа. Нельзя исключать того, что после первоначального разъяснения его прав обвиняемый может самостоятельно отказаться от своих прав и давать показания на допросе. Однако Европейский Суд настойчиво отмечает, что требуются дополнительные гарантии, когда обвиняемый ходатайствует о назначении адвоката, поскольку, когда обвиняемый не имеет адвоката, он в меньшей степени информирован о своих правах, и, как следствие, менее вероятно, что они будут соблюдаться (пункт 78 постановления от 24 сентября 2009 г. по делу Пищальников против Российской Федерации). [С] ам факт разъяснения заявителю его права хранить молчание и подписание формуляра с изложением его прав не позволяет делать какие-либо выводы. Предупреждение следственных органов о праве обвиняемого на отказ от показаний является минимальным признанием права, и его применение едва отвечает минимальной цели ознакомления обвиняемого с правами, которыми его наделяет закон… По мнению Европейского Суда, когда обвиняемый ссылается на свое право на помощь адвоката во время допроса, его отказ от данного права не может быть признан действительным только на том основании, что он дал показания на дополнительном допросе, организованном полицией, даже если его права были ему разъяснены. Кроме того, Европейский Суд полагает, что обвиняемый, выразивший намерение участвовать в следственных действиях только в присутствии адвоката, не должен подвергаться дополнительному допросу властями, пока защитник не будет ему предоставлен, если сам обвиняемый не выступит с инициативой дополнительных контактов, собеседований с полицией или прокуратурой (пункт 79 постановления от 24 сентября 2009 г. по делу Пищальников против Российской Федерации Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=51618402&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 защиты (пункт 79 постановления от 20 января 2005 года по делу Майзит против Российской Федерации).
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 184.00 руб.