Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Попали Андрей Макаров Хороших знаю хуже я У них должно быть крылья С плохими даже дружен я Они хотят оружия Оружия оружия насилья… Двое друзей попали в мир меча и магии. Не совсем классический… Но их тоже, вряд ли можно назвать героями, которые пришли спасать этот мир, от неведомого но ужасного зла. Но это ещё не значит, что они с этим злом смогут мирно ужиться и вообще сумеют "найти общий язык"… Содержит нецензурную брань. Пролог Хороших знаю хуже я У них должно быть крылья С плохими даже дружен я Они хотят оружия Оружия оружия насилья… В.С.Высоцкий "Баллада об оружии". -Нет, ты мне скажи вот нафуя надо было таво баклана мочить, свалили бы по тихому и усё?! –Да не сикатись ты Серый по-тихому бы не хрена не пролезло ничего. Ты думаешь, они бы не прочухали потом, кто их гадского демона пришил? Да и девку ту, ты уже забыл, как они разделали? Как кусок говядины! Вот же ж твари, а я бы такой присунул. Забыл уже как блеванул, когда увидел, как её потрошат? Ну и идиотский балахон, никак не могу из джинсов зажигалку достать. А вот всё. Вот она родимая, иди к папочке. Зырь Серый подвал, какой то, мы чё в люк провалились что ли? А мне показалось нас наоборот вверх швырнуло, когда тот сатанист грёбаный в нас что-то кинул. Я уж думал граната и всё, отбегались. –Лом Лом иди сюда тут коридор какой-то. –Где? Вот чёрт зажигалка уже пальцы жжёт сука. Ну-ка поищи здесь где нить палку, какую-нить чтоль, факел сделаем. –А чё её искать, вон она на стене висит. –В натуре, да это ж блин факел, в натуре, очешуеть! –Давай его сюда. Чёй то сюда похоже в эту вот хреновину раньше смола была налита, тока вся окаменела уже давно, сюда наверно никто не лазил уж хрен знает сколько времени. –Ща я рукав от рубашки оторву, намотаем его и подожжем, вот и факел будет. Засуетился Серый. –Ну, давай. Чёт он у тя хреново горит, вони больше чем свету. –Да и похрену Лом, всё не в потёмках шарашиться. Проблуждав по подвалу минут пять, они вышли в первый относительно прямой и протяжённый коридор. Серый освещал по мере возможностей путь их самодельным факелом и пытался жечь свисающую с потолка паутину. Получалось это у него откровенно плохо. А вскоре он вообще прекратил это занятие. После того как Лом пообещал ему, что следующего паука которого тот уронит ему на голову он заставит его сожрать. Вскоре по сторонам коридора начали попадаться комнаты расположенные в шахматном порядке. Заглянув в первую же, они убедились, что это самая настоящая тюрьма, причём скорее всего какая-то средневековая, о чём уверенно и заявил Серый. Что такого беспредела, он ещё не видел, сделанные им три 'ходки' позволяли ему достаточно уверенно разбираться в данном вопросе. В наличии были все необходимые атрибуты как то ржавые цепи прибитые к стене и гнилая солома, для полного антуража не хватало только валяющегося где-нибудь в уголке скелета. Но не прошло и пары минут, как и скелет, они обнаружили. –А чёй-то, у него глазницы светятся зелёным? Плесень что ли? Я где то слышал, что есть такая плесень светящаяся. Найденный в очередной каморке-камере костяк выглядел на удивление целым. Без малейшего клочка плоти, как и без одежды, однако же, он и не думал разваливаться под действием времени. Дальше события развивались так стремительно, что правильней будет сказать, понеслись вскачь, чуть не затоптав под своими копытами Серого. Лишь чудом успевший за шкирку дёрнуть его на себя Лом сумел его спасти от зубов оказавшегося неожиданно чересчур шустрым мертвеца. Тот лишь впустую клацнул пастью. –Вот же едрическая сила ну нет что за грёбаная тварь, ты погляди как он из факела кус целый выгрыз, а если бы в руку вцепился?! Ща я ему башку нахрен отхреначу, чё падла шнифты свои зелёные вылупил?!! –Лом как ты тока догадался, что это тут кощей в натуре какой-то сидит? –Вон глянь-ка, видишь браслетики, с костей на руках не сползли даже? Плотненько так сидят. Значит, уже на голые кости надевали. Ну и нахрен это бы кому-то надо было? Не, я после того демона уже подсознательно ожидал каких-нибудь поганеньких сюрпризов. –Дай-ка мне свою палку, как факел – это полное дерьмо, ща получше фонарик сделаю! Затоптав вяло коптившую, а что вы хотели без всякой пропитки то, ткань на факеле и взяв его наперевес Лом осторожно приблизился к сидевшей на цепи твари. Какой бы она не была 'немёртвой' и 'жутко магической' но получив пару раз по шее палкой эта шея, что закономерно, переломилась. Возможно, скелет ослаб от долгого сидения хотя, казалось бы, какая ему разница, или же был не так уж и опасен но победа далась Лому неожиданно легко. Придерживая своим подкованным берцем черепушку, он насадил её на палку и поднял вверх. Черепушка заливала всё вокруг призрачным зеленоватым светом, но он всяко был ярче их 'сраного' факела. О чём тут же и заявил Серый прибавив что липездрическая сила это вещь. Дальнейшие обследования подвала продвигались теперь гораздо шустрее. Судя по всему, они выбрались в более новую или же просто лучше сохранившуюся часть катакомб. Оставив позади тюрьму, они поднялись видимо на следующий уровень подземелья. Коридоры тут были попросторнее, а потолки выше. В покинутой тюрьме им встретилось ещё пяток скелетов, разбросанных в камерах, живых обитателей не было, как и 'немёртвых'. В чём Серый лично убедился, разбив все черепушки обрывком найденной цепи, 'на всякий случай', как он выразился. Довольно скоро новый коридор привёл их в комнату, которой казалось не коснулось время всё выглядело так, будто люди ушли отсюда только что. Ещё чуть дальше коридор заканчивался лестницей, которая почему то снова вела вниз и на первом её пролёте клубилась непонятная белёсая муть, соваться в которую у приятелей не было никакого желания. Так что они решили заняться, сперва обследованием найденной комнаты, оставив все прочие загадки на потом. При ближайшем осмотре оказалось, что комнат было не одна, а целых три с половиной в которые вели двери из первой. С половиной, потому что они так и не решили считать ли найденный 'холодильник' комнатой. Привычного холода там как раз не было, но тянущиеся вдоль стены полки, забитые выглядевшими свежими кусками мяса, навевали привычные ассоциации. Вторая комната была спальней, третья уже привычной тюрьмой разве что на этот раз персональной и более комфортабельной, если такое можно сказать о тюрьме. Ну и первая, в которую они попали сразу, была несомненной классической можно сказать, лабораторией алхимика чёрного мага и людоеда извращенца в одном флаконе. Здоровенный стол посредине был весь заставлен лабораторной посудой под некоторыми колбами горело пламя в них что то бурлило по змеевикам куда-то бежало во что-то вливалось а также всё это шипело и пофыркивало. Слева на стене была начерчена пентаграмма у другой стены стоял массивный шкаф весь заставленный не только книгами, свитками и прочей макулатурой, но и опять же лабораторной посудой, какими-то бутылками камнями и даже имелся череп какой-то рогатой твари. Ну этим наших героев было не удивить один череп они с собой припёрли и 'местный' просто терялся на фоне 'ихнего' который светил зелёными глазами и даже иногда клацал челюстью. Кстати нужда в этом экзотическом светильнике отпала. Под потолком имелись узкие растянутые по горизонтали окна, которые тем не менее, давали достаточно света. Так что это был уже не подвал а, по крайней мере, полуподвал. Ещё там из заслуживающего внимания были камин пара стульев и непонятная хреновина напоминающая смесь слесарного верстака и навороченного спортивного тренажера, но эта хрень в купе с имевшейся неподалёку камерой навевала нехорошие мысли. –Глянь Серый каката сволочь звезду вверх рогами нарисовала. –Это пентаграмма. Я пока того пидарка, что нас на секту навёл, колол наблатыкался. Он мне много чего напел. Теперь сидит наверно в теплоузле том пристёгнутый, нас ждёт, пока мы тут шарашимся. – Да и хрен на него пусть сидит, по осени найдут, как отопление проверять станут. – Да ты наш ЖЭК плохо знаешь, когда это они проверяли, если жалоб нет, а случайно туда не попадёшь на входе замок. – Да и хрен на него не найдут значит не найдут, будет мумией потом подрабатывать в краеведческом музее. Его вообще бы надо было порезать на ленточки для бескозырок за то как он нас подставил, навёл в натуре на сатанистов с ацкой сатаной в придачу. Не доколол, ты его значит. –Не ты неправ, откуда эта сявка больше знать могла?! Те козлы видать нехило шифровались. Ну кто заподозрит реальных сатанистов в сектантах? Которых, сект этих, в последнее время развелось как блох на барбоске. На виду то там одна гнилая интеллигенция была… Не ну ты в натуре нехило там 'отжёг'. Это ж надо загрыз ацкого демона. Ыыы! Серый развалившись на одном из стульев, пока Лом продолжал дотошно обшаривать помещение, начал глупо хихикать. Его ощутимо потряхивало. Скосив на него взгляд Лом убедился что у того пошёл 'откат', тот ещё долго держался для непривычного человека предыдущие их совместные авантюры не шли и рядом с их последним 'приключением'. –Чё, ты бы предпочёл чтоб он меня загрыз что ли? Сам видел, он мне руки сразу зажал. Мне ещё повезло, что он вялый и заторможенный какой-то был видать только после переноса из Ада. Попытался он вяло отбрехаться. –Ыыыы загрыз демона гы гыы!!! Мысленно плюнув на приятеля которого сейчас не подетски 'колбасило', он решил пока не обращать на того внимания. Почесав руку, он только сейчас обратил внимание, что уже успел расцарапать её докрасна, под браслетом, прихваченный сувенир уже не казался такой хорошей идеей. Ещё не хватала какую-нибудь заразу от него подцепить гадская железяка, легко защёлкнувшись на руке, сниматься не желала. Протереть бы его водкой хотя бы, да где та водка сейчас. От безрадостных перспектив неопределённого и главное трезвого существования ему невольно взгрустнулось. Как оказалось даже его эмоциональная заторможенность, после осколочного ранения в голову, имеет пределы. Найденным небольшим, судя по всему стеклянным ножичком, только почему то чёрного цвета, Лом чистил подошвы у своих 'говнодавов'. Как вдруг на столе что-то хлопнуло и засвистело, посмотрев туда он заметил, что огни под колбами уже не горят одна из самых больших мензурок треснула, а свистит штука с длинным носиком похожая на уродский кофейник. Похоже, своим появлением они порушили покой этого места, хотя вроде бы ничего не трогали видимо, было достаточно простого присутствия, что бы до этого работавшая система пошла в разнос. Рядом со столом стоял Серый и что то жрал. –Что ты там "точишь"? Вроде бы мы последний 'сникерс' поделили когда под лестницей ныкались? Или нет?! –Да ты чё Лом меня 'на крысу' развести хочешь?! Да я тут в шкафу печенек надыбал, ты думай когда предъявы то кидаешь! На, побалабась. –Я бы не стал тут ничего есть, тут тебе не магазин. –Да чё ты, обычное печенье! –Поучать я тебя не собираюсь, ты уже 'большой мальчик' жизнь сама научит. Или не научит. Тебя в первый раз на шконку отправили вроде бы как раз после того как ты с дружками залез на чужую дачу и выпил 'случайно забытой' хозяевами водки?! –Умеешь же ты Лом сказать гадость, весь аппетит пропал. Серый выплюнул недоеденную 'печеньку'. И достав из того же шкафа, а где другой то взять если он единственный тут в комнате был, графин с водой, сперва его подозрительно обнюхал. Ну вода и вода ни вкуса ни цвета ни запаха не было. Попробовав на язык содержимое, он в этом убедился. После этого в него уже закрались подозрения что над ним просто прикололись, и с печеньем тоже всё было в порядке. Подозрительно покосившись на приятеля и подспудно ожидая увидеть, что тот начнёт над ним ржать и тыкать в него пальцем, мол 'во как лошару провёл'. Но тот сохранял на лице серьезность. –Будешь? Ткнул он в его сторону графином. –Давай. Он сделал пару глотков и отставил его на стол. Любимой алюминиевой фляжки у него с собой не было, слишком она выпирала под балахоном. А 'палиться' из-за такой ерунды, идя на тайную сходку сектантов, было глупо. Это всё равно как если бы Штирлиц пришёл в Гестапо с парашютом за спиной. А так он постоянно таскал её с собой, уже почитай год как 'на гражданке'. Что часто служило причиной насмешек иногда довольно злых. Конечно, только тех, кто рискнул их высказать. Потому что Лом это воспринимал как лишний повод дать в морду. Своё прозвище он получил от одноимённого героя мультика но в отличии от него отличаясь изрядным ростом (метр девяносто восемь) он был скорее жилистым чем худым и благодаря широким костям напоминал тощего медведя. Ещё правда на его прозвище повлияла его привычка отвечать 'А-мне-в-лом' на предложение что- либо сделать. –Всё на хрен дальнейшие путешествия, пора в кроватку. Караульную службу я думаю нести не надо. Судя по паутине тут никого не бывает, а ежели тут какая сигнализация и стояла то всё равно валить отсюда некуда. Так что спать! Всё остальное завтра. –Кровать довольно широкая, вдвоём поместимся, но ты там ко мне гляди 'не приармянивайся', мало ли чего ты там набрался в своих тюремный скитаниях. Гыы гы! Сквозь навалившуюся сонливость он ещё слышал как Серый вяло поругиваясь устраивался спать, рассуждая о том, что про дальние армейские гарнизоны и не такие слухи ходят. А потом он вырубился. Напоследок ещё успев подумать, что новый день будет лучше, потому что хуже уже вроде некуда. Всё остальное завтра… Глава 1 Раздача роялей, слонов и розовых кроликов… Так они и уснули и судя по всему проснутся они уже не должны были. Браслет на руке Лома это была не просто безвкусная бижутерия, а индивидуальный портал который к тому же активировался, при переходе через другой портал, в который их вышвырнул маг, на которого они так неожиданно набросились. Порталы вообще срабатывают непредсказуемо при совмещении. Ну а вектор перемещения он ему задал сам того не желая, вымазав его весь в крови демона. Так что следующая остановка у него должно была оказаться в Аду, куда, к утру его непременно бы затащил портал, если бы не… С Серым ситуация была ещё проще. Не надо тащить в рот ничего из того что находится в лаборатории чёрного мага, ну прямо как маленький ребёнок, там и дышать то надо осторожно. Порошок из зубов вампира в консервирующем составе, который неведомо где пропавший маг очевидно собирался использовать для создания 'химер' и который Серый принял за 'печеньки', уже начал действовать вызвав у того волну мутаций. И их ему было бы не пережить если бы не одно но… Тот маг что их сюда отправил. Конечно он этого делать не собирался. Будь у него под рукой какое-нибудь заклинание поубойнее, да любое заготовленное заранее заклинание или боевой амулет, он бы их применил не задумываясь. Но вот в том то и дело что ритуал для вызова демона требовал отсутствия как на самом маге, так и просто поблизости любых других активный проявлений колдовской силы. Так что когда в него полетела голова демона, с большим трудом им перед этим вызванного, он просто растерялся. И применил то единственное, что у него было под рукой. Портал! Для него лучше было бы попытаться отбиться жезлом, который он держал в руках, так как он был золотой, то дубинка бы получилась довольно увесистая, или же просто попробовать убежать. Но случилось то, что случилось. Портал был открыт, и наших героев выбросило в неведомый параллельный мир. А маг, не рассчитавший своих сил, лишился сознания, оставшись лежать посреди начерченной на полу колдовской фигуры. Тихонько щелкнув, треснул и осыпался невесомой трухой браслет на руке гвардии старшины запаса Игнатьева С.О. или просто Стаса или даже Лома как он предпочитал, что бы его называли последние годы. Забыв уже за этой 'армейской кличкой' казалось бы и собственное имя. Щёлкнул уже отросшими клыками скрученный жестокой судорогой Серый. Его имя было не Серёжа как можно было бы решить а Димка и прозвище его образовалось от его фамилии Серычев. А имя он своё тихо ненавидел после того как первый раз угодив в места не столь отдалённые, его 'просветил' один из 'старожилов' тех мест. Что имя его произошло от мужской транскрипции имени греческой богини Диметры и она же известна в ряде мифов под именем Гея. Думаю всем ясно, какое будет мужское производное от этого имени. Понятно было и Серому, который теперь только так и представлялся. Пытался тот авторитет таким образом намекнуть Димке что того ждёт 'петушатник' или же просто развлекался не зная куда применить ненужные знания, которых нахватался, со скуки от долгой отсидки читая всё подряд, узнать это Серому так и не довелось потому как уже на следующий день он 'ушёл по этапу'. Но как бы, то не было, последствий тот разговор не имел, а вот неприятный осадок остался. Казалось бы неминуемая гибель обоих откладывалась. Оставшийся открытым индивидуальный портал на руке Лома связывал его с другим порталом через который они попали в этот мир и который так и не закрылся полностью. А через Лома связывал и Серого которого изогнувшегося от очередной судороги навалило на него сверху. Индивидуальный портал наконец стабилизировался, перестав в себя затягивать но так и остался полуоткрытым, сантиметров тридцать в диаметре. Этакое окошко в другие миры и оно стало теперь индивидуальной особенностью организма Лома получив привязку даже не к телу а к душе, так что даже отрубленная рука ничего бы не изменила. Волна мутаций корёжившая Серого тоже начала стихать, и он всё ещё оставался жив и даже не утратил человекообразность, ну во всяком случае рога у него не выросли, а что касается трёх пар втягивающихся клыков, две сверху и одна снизу, также втягивающихся когтей на руках и ногах и повышенной гибкости суставов то право это такие мелочи. Можно считать, что пострадавший отделался лёгким испугом. И изменения носили скорее положительный характер. По сути превратившись в новый вид нечисти он оказался избавлен от множества отрицательных свойств им присущих. По сравнению с теми же вампирами у него не было непереносимости солнечного света на него должны были довольно слабо воздействовать заклинания святой магии у него не было, наконец потребности пить кровь и вампирской жажды. В отличии от них он был живой и необходимости подпитываться за счёт чужой энергии не испытывал. Конечно, от многих из этих отрицательных свойств вампиры избавляются с возрастом годам скажем к трёхсот, кроме разумеется жажды от этого не смогут избавиться и патриархи их рода. Мир, принявший в себя своих новых жильцов, постепенно подстраивал их под новую для них среду обитания. Но почему он просто не уничтожил слишком чуждое новшество спросите вы, ну так в первые часы после переноса тело и душа 'путешественника' несколько пластичны что позволяет им подстроится под новый мир, у некоторых даже случается стихийно подключаться к астралу, позволяя например, за минуты выучивать новый для них язык. Да пусть так скажете вы, но откуда взялась тогда энергия для таких масштабных преобразований, это не иностранный язык выучить, тут дела посерьёзнее. Или может быть они оба были потенциально сильные маги? Нет, никакой магической силой они не обладали. А 'батарейкой' послужил маг так неудачно потерявший сознание, после того как отправил их сюда. В остальном же процесс протекал сам по себе стремясь изменить и приспособить организмы попавших в переделку героев. Незакрытый портал как насосом качал из мага энергию, сначала магическую потом жизненную а потом и энергию души, так что он уже просто не смог очнуться, а подойти к нему что бы оказать помощь, не могли из-за того же открытого портала, энергия которого просто не пропускала рискнувших приблизиться. Так маг только в этот день заколовший на алтаре пятнадцать человек сам послужил своеобразной жертвой. Человек религиозный или просто суеверный узнав об этом мог бы усмотреть тут руку судьбы, карму или даже божье наказание. Но это было просто глупое совпадение, хотя и весьма благоприятное для наших героев. Ну, по крайней мере на данном этапе. Хотя Лом и избежал Ада, впрочем, даже не подозревая о такой перспективе, но умри он, его душе всё же придётся туда отправиться, слишком уж сросся с ней его индивидуальный мини-портал став теперь свойством его организма. 'Схлопнется' он теперь только после его смерти, перед этим засосав в себя его душу. Серого после смерти так же не ожидало ничего хорошего. При достаточно неповреждённом теле его душа оказалось бы привязана к нему, не отправившись на новый виток перерождения, а вынужденная существовать теперь в теле безмозглого упыря. Почему безмозглого? Ну, вряд ли ему бы удалось сохранить хоть каплю разумности, ведь его никто не обучал, в отличие от настоящего вампира, и переносить сознание из материального тела в энергетическое он просто не умел. Также исчезли бы и все его прочие 'бонусы' присущие живому, такие например как нечувствительность к солнечному свету. Так что быть ему после смерти самым примитивным упырём, которого может 'слепить' за пару часов пьяный некромант-недоучка. Конечно, и такой сюрприз в виде хоть и примитивной, но хищной нежити будет неожидан и неприятен для его возможного убийцы. Но кто же для этих целей будет рисковать своей душой, мало ли как ту нежить упокаивать будут. Так можно в следующей жизни родится уже даже не собакой а каким-нибудь насекомым или даже растением. Так что лучше бы им было пока что не умирать. Но они вроде бы и не собирались… Глава 2 Папуасы думают, что я упал с Луны, и очень хотят знать, есть ли на Луне женщины… Николай Миклухо-Маклай Голова болела ужасно. Все благие надежды, что новый день будет хоть немного лучше вчерашнего разбились, стоило Лому только с трудом продрав глаза и выбравшись из под навалившегося на него Серого встать на подрагивающие ноги. Наклонившись над ним, он сперва решил, что тот мёртв но нет, он дышал но очень неглубоко и редко. Зрачок был сужен в точку, а все мышцы у Серого были будто деревянные. Всё ясно траванулся 'печеньками', говорил же дураку, да что толку. А со мной то, что такое даже с похмелья так не болел, неужели всё-таки последствия осколочного ранения в голову?! Как не вовремя. Да брат, похоже, врач был прав, и мигрени тебя всё-таки настигли. Дырка в голове ещё никому здоровья не прибавляла, 'утешил' его внутренний голос, 'дырявая башка – дай пирожка', сгинь шизофрения… Кряхтя как старый дед он надел берцы и не зашнуровывая а просто заправив шнурки зашаркал к выходу. Кое как проковылял до конца сначала спальни а потом и лаборатории и пройдя дальше по коридору буквально два шага, обоссал стену и осторожно развернувшись всем корпусом двинулся обратно, стараясь не шевелить шеей. У него было такое чувство что голова у него стеклянная а шея тонкая тонкая если он неосторожно тряхнёт головой то она оторвётся и разобьётся на осколки, упав на пол. Добравшись до кровати и спихнув в сторону разметавшегося на ней Серого он попытался опять заснуть. Помочь приятелю он ничем не мог, оставалось надеяться, что тот сам переборет неведомую отраву. При отравлении надо делать промывание желудка и ставить капельницу, только вот воды не было и ближайшая больничка была в неведомых краях. Самому ему тоже хотелось пить но больше ничего из лаборатории он брать не собирался как знать может и вода там была не водой. Провалявшись с полчаса он наконец забылся тяжёлым сном больше похожим на обморок. Очнувшись в следующий раз он почувствовал себя уже лучше просто как будто после сильного запоя. Глаза слезились руки дрожали, а во рту было, словно кошки насрали. Но это уже был явный прогресс по сравнению с предыдущим 'утром' когда хотелось просто заползти куда-нибудь и тихонько умереть. Серый свернулся в позе эмбриона и тихо посапывал во сне. Судя по всему он тоже немедленно помирать не собирался. Вяло борясь с подступающей дремотой он пытался понять что же его разбудило, что то не давало снова заснуть, какое то подспудное беспокойство. Поняв что уже не уснёт решил что значит пора вставать. Не спеша оделся, зашнуровал берцы и задумался стоит или нет надевать 'балахон'. Но после недолгих размышлений всё таки одел не столько даже из-за тепла, хотя на нём и была одна только рубашка с коротким рукавом, а из-за имеющегося у него капюшона. Так как он собирался выходить в коридор то встречающиеся там пауки, которые имели привычку падать на голову, делали наличие хоть какой-то защиты головы очень актуальным. Выйдя в лабораторию нерешительно потоптался перед столом но потом решив что будь здесь что то сильно ядовитое или взрывоопасное то спальню в такой близости размещать не стали. Рассудив таким образом он вооружившись стулом спихнул весь 'хлам' на пол, всё же стараясь что бы на него не попали брызги из бьющихся мензурок. Очистив столешницу, что удивительно каменную, он взгромоздил на неё стул а на стул взгромоздился сам и попытался выглянуть в одно из окошек. В других комнатах кстати окон не было и как там раньше осуществлялось освещение было не понятно. Никаких светильников или даже креплений под факелы там тоже не было. Выглянув, наконец в окно он убедился что на улице день ну это то как раз и было понятно сразу. Ещё увидел небольшой кусочек земли, замощённый камнем и несколько пар ног пробежавших в разных направлениях, но довольно шустро так, что он даже толком их не успел разглядеть. Звуков с улицы не доносилось, хотя в окне не было не то что стекла но даже и рамы просто проём, дырка в стене. Попытка вытянуть в окно руку не удалась. Немного продвинувшись вперёд её выталкивало обратно как если бы попытались приблизить друг к другу два однонаправленных магнита. Все эти манипуляции Лом однако проделывал осторожно совсем не стремясь подать сигнал тем кто снаружи или тем более позвать кого-нибудь на помощь. Он уже давно сообразил, что эти катакомбы не имеют ничего общего с бывшем домом пионеров. В котором и началась эта неудачная 'развлекуха'. Развлечься за счёт разгрома сектантов не получилось, забросило их может быть и не в штаб-квартиру сатанистов, а возможно вообще в какой-нибудь посторонний подвал, но он решил на всякий случай действовать как во вражеском окружении. Не утихающей паранойе очень способствовало появление всё новых поганеньких сюрпризов. Сначала мертвяк чуть Серого не покусал, а ещё раньше его самого демон чуть не загрыз, хотя счёт и вышел не в его пользу. Потом какое то непонятное силовое поле, чё за сраная фантастика?! А у меня под рукой даже бластера нет. Ещё немного понаблюдав он слез на пол. – Сука гавно собачье твою медь! Пнув по куче битых стекляшек и ещё немного поругавшись он успокоился. Заглянув в спальню посмотрел на Серого. Тот резко выздоравливать явно не собирался. –Чёрт, надо выбираться отсюда, даже если он выздоровеет, то всё равно загнётся от истощения, тут его даже напоить нечем да я и сам пить хочу. Выйдя в коридор, захватив с собой свой 'фонарик' внимательно оглядел стены. Соваться в ту белёсую хмарь ведущей вниз лестницы он не собирался, по крайней мере, без противогаза. Да и рассуждая логически дверь или какая-нибудь лестница наверх должна быть где то недалеко. Не стал бы такой лентяй, что даже спальню рядом с рабочим местом сделал, тащиться к выходу через те коридоры где они с Серым уже прошли. А значит надо искать чем-то заделанный дверной проём. И вскоре он его нашёл. Благо, что стены были не оштукатуренные и заметить камни, выложенные аркой, было довольно легко. Поковыряв шов между камнями ногтём, убедился, что разобрать преграду можно, но только если он найдёт инструменты. Вернувшись 'домой' прикинул, что из имеющегося под рукой хлама можно использовать в качестве "кувалдометра" или "наноломика". Подходящего было не так уж много. Попытался отломить что-нибудь от стоящего в углу агрегата претворяющегося то ли спортивным инвентарём то ли верстаком, так как на нём были приделаны тески, но скорее это было пыточным приспособлением, да и находящаяся неподалёку камера на это указывала. Как бы там ни было, но отломать у него ничего не получилось, приделаны все 'железяки' были на совесть. Порывшись уже без особой надежды в шкафу, он тем не менее нашёл что-то условно подходящее. А именно рог от стоявшего там черепа, бывший на удивление твёрдым. От второго, к сожалению, остался только небольшой пенек, и он был такое впечатление, словно перерезан газовой горелкой. Хотя кто его знает, может его уже потом в печке жгли. Не заморачиваясь ненужными загадками Лом несколько раз кинул череп об пол пока тот не рассыпался после чего доломав от рога остатки мешающейся кости и вооружившись ножкой от стула вернулся к замурованной двери. После этого пришлось изрядно повозиться вставляя рог в швы между камнями и со всей дури молотя по нему отломанной ножкой. Толи неведомые строители схалтурили и вместо цемента использовали дерьмо, то ли не растраченной дури у него ещё было много, но как бы то ни было через какое-то время ему удалось расширить вверху двери достаточный проём для того что бы можно было пролезть в соседнее помещение. Засунув туда костяную башку всё так же исправно заливавшую всё вокруг зеленоватым светом своих пустых глазниц, он обозрел открывшееся помещение. – Кладбон какой-то бля, что ли, а где на, подвалы винные или ещё какая хрень. Не ну вот что такое не везёт и как с ним бороться?!! Впрочем, больше возмущаясь для порядка, он пролез в дыру, расцарапав при этом пузо, по уму следовало бы отверстие ещё расширить но было уже откровенно 'в падлу'. Оглядев имеющиеся по всюду каменные гробы а также холмики из аккуратно наложенных куч камней и памятные знаки представляющие собой не кресты, как он подсознательно ожидал, а небольшие вертикально стоящие обручи на палке. Он направился к выходу, который сразу приметил, когда ещё только разглядывал это помещение в дыру. Там буквально сразу от порога начиналась довольно крутая деревянная лестница. Поднявшись по ней и сдвинув закрывающий её сверху люк, который ничем не был заперт, Лом оказался в несомненно культовом помещении. Храме! Хотя поначалу он принял его за 'ленинскую' комнату. Бюст лысого мужика с козлиной бородкой, на почётном месте, обилие красных занавесок и драпировок с какими то символами и 'П' образный стол вдоль стен, оставлявший центр помещения пустым, довершали картину. Тут не мудрено было перепутать, уж слишком сходство было разительное с той комнатой для политзанятий, а позднее для 'воспитательных бесед' оставшейся, где то в одной из воинских частей на просторах нашей Родины. В одной из стен зала были большие двухстворчатые двери которые очевидно вели на улицу, с другой стороны была довольно скромная дверца, чуть приоткрытая, из-за которой доносился невнятный шум. Раскрывать своё присутствие, выйдя на улицу и заявив 'вот он я прошу любить и жаловать' он не собирался, рановато пока что будет, а вот взять 'языка' не помешает. Стараясь производить поменьше шума, он целеустремлённо двинулся к меньшей из дверей. Осторожно заглянул внутрь комнатки представлявшей из себя скорее чулан чем нормальное помещение. Комната была проходная но дверь в противоположной стене сейчас была плотно закрыта. Посредине её, спиной к Лому, возилась полусогнутая фигура что то переставлявшая на полках которые шли вдоль стен. Наряженная во что то по началу принятое им за цветастое женское платье, но так как лысых женщин ему до сих пор видеть не доводилось то, поразмыслив он решил, что и данный абориген, скорее всего к ним не относится. А представляет собой очередную разновидность сектанта. Так как застывшего на пороге пришельца занятый своими делишками хозяин каморки не замечал, то немного подождав тот решил привлечь внимание. С некоторым трудом избавившись от соблазна сделать это пинком под откляченную в его сторону задницу, Лом всё же решил для начала вести себя более культурно. Демонстративно откашлявшись. –Кхе, кхе! Стремительно развернувшийся в его сторону сектант вылупил глаза, что забавно смотрелось на его покрытом морщинами лице, напоминающем собой мордочку обезьяны, после чего шумно испортил воздух и упав на пол принялся царапать грудь и недолго так подергавшись затих. Наклонившись к нему Лом оттянул у него веко, зрачок был расширен на всю радужку. –Издох сцука, инфаркт бля миокарда,чё я бля такой страшный что ли?! Перешагнув покойника толкнул дверь оказавшуюся открытой и зашёл в следующее помещение чуть большее предыдущего где за столом сидел какой то пацан и отскабливал ножом текст с чего то по-видимому являющегося пергаментом. Стремительно шагнув к нему он с ходу 'зарядил' ему кулаком в ухо, так что тот вылетел со скамейки, на которой сидел за столом, в угол невеликого помещения. Растеряв по дороге всё что держал в руках и опрокинув на себя чернильницу залившую ему рубашку некрасивым расплывающимся пятном. – Чё сцуко, тоже помирать будешь? Дык не выйдет, я тебя вперёд сам убью! Пару раз пнув сжавшегося в углу пацана, однако же, не сильно, стараясь не прибить его на самом деле, да и не сломать ему что либо ненароком. Лом вытащил его от туда за шкирку и протащив через прихожую-кладовку вышел в главный зал. 'Жертва' покорно шевелил ногами, и не думая сопротивляться. Лишь тихонько вскрикнув, наступив на являющееся в проходе тело. Бросив пацана на пол и придавив для верности коленом, что бы ни дёргался, расшнуровал один из своих ботинок и связал ему руки за спиной. Так как тот и не думал орать или ещё как то шуметь решил пока не заморачиваться с кляпом. Пока пацан и так на виду, а там видно будет. Сейчас же не до него надо срочно найти что то попить а то язык уже к нёбу присох. Искомое обнаружилось во всё той же проходной комнате-коридоре. Затащив валяющееся в проходе тело в следующую тупиковую комнатёнку, что бы ни запинаться об него и затолкав его там под стол, приступил к более вдумчивому обследованию стеллажей. Там имелось вино в ёмкостях напоминающих крынки для молока только с узкими горлышками залитыми сургучом, одну из которых он уже раскупорил и даже распробовал. Вяленая рыба, на которую он посмотрел с отвращением, так как чтобы есть это недоразумение, состоящее из шкуры и костей, он был ещё не настолько голоден. Какие то баранки сушки и большие пироги со всё той же рыбой, в чём он убедился разломив парочку. Набрав баранок и ещё один кувшин с вином, он вернулся в зал. Сев на стол разложил рядом свою нехитрую снедь, приступив к лёгкому перекусу, наблюдая за возившимся на полу пацаном. Тот, похоже, немного отошёл от шока и, перестав валяться, подобно дохлой рыбине, перевернулся на спину и пополз спиной вперёд, в противоположную от него сторону, остановившись только, когда уперся в стол. От движения рубаха у него задралась, открыв голые ноги и то, что выше. –Что ж ты братец без штанов ходишь? Что лето на дворе? Да и правильно! А о том, что трусы давно изобрели ты, похоже, не слышал. Хрустя сушкой и вяло прихлёбывая вино, прокомментировал Лом его действия. С сожалением отставил кувшин в сторону, напоследок сделав ещё глоток, напиваться, было пока рано. Увиденное нравилось ему всё меньше. Рубашка на пацане из грубой материи похожей на мешковину подпоясан ремешком, на ногах похоже самодельная обувь, поскольку даже отечественная фабрика 'скороход' свой логотип на это убожество постеснялась бы поставить. Без подошвы, из цельного куска кожи со шнуровкой спереди. Теперь дальше, стены завешанные всевозможными 'тряпками' и не оштукатурены. Рыбный пирог который он разломил и не стал есть был завёрнут в лист наподобие как от лопуха. Да остались ли уже на Земле такие места где нет полиэтиленовых пакетов керамических кружек и стеклянных или пластиковых бутылок, а для освещения используют факелы. Хрен его знает, может и остались, пока рано делать выводы. –Так ясно одно, либо это всё же секта ушедших от мира долбодятлов, либо вообще не Земля, но окружение явно скорее враждебное чем наоборот. Вспомнив живого мертвяка из подвала решил он. – Помнится перед тем как в подвал этот дурацкий попали, тот колдун грёбаный в нас чем то кинул, я ещё решил что гранатой. Может это он куда запулил нас, только вот куда? Куда куда – к чёрту на рога! –Вот сцука, всех убью один останусь! –А ты чё там глазами хлопаешь? Отвечай чё за хрень тут творится?! Пацан поняв что обращаются к нему что то быстро залопотал на непонятном языке. Послушав того пару минут но так и не сумев даже примерно определить что за язык Лом прикрикнул на него что бы заткнулся. Что тот и проделал, интонации великая вещь для понимания, особенно когда вопрос заходит о выживании. А парень ещё не успел забыть что буквально в пяти шагах от него остывает тело мюсье Тревора на прошлой неделе приехавшем с новым бароном и занявшем место священника при храме в баронском замке. Глава 3 -В случае контакта с инопланетянами, как вы думаете, кто должен будет представлять человечество? -Конечно, генеральный секретарь Организации Объединенных Наций… для этого мы здесь и сидим. Кофи Аннан. -Русского языка значит не понимаем? На обезьяньем бормочем, вот же хрень. –Явно не европейский язык, его то бы я уж узнал как-нибудь, а там хрен его знает на каком он бормочет, сколько их всего языков, вроде бы около пяти тысяч… на Земле а я чёй то всё больше уверен что я не на ней. Вдруг раздававшиеся со двора уже какое то время крики перешли в вопли и визг сопровождаемые захлёбывающимся собачьим лаем и рычанием. –Да чё там у вас опять такое?! Подойдя к дверям ведущим, судя по всему, во внутренний двор чуть приоткрыл их и принялся наблюдать за происходящим на улице. Толпа человек в двадцать-тридцать собравшаяся во дворе не давала как следует рассмотреть происходящее загораживая всё самое интересное своими спинами. Из за которых и слышались поначалу крики а теперь уже только собачье рычание и грызня. Её эту толпу можно было условно разделить на две части, большую, которая явно находилась здесь неохотно и меньшую, радостно выкрикивающую какие то шутки и гогочущую. Лом с удивлением заметил что у этой меньшей группы товарищей которые нам совсем даже не товарищи а вовсе даже наоборот, на поясах болтались мечи в ножнах некоторые в руках держали несомненные копья а на одном чудаке на букву 'м' даже была надета кольчуга. –Толкинисты – сектанты мать вашу в перехлёст через забор! Пользуясь тем что все взгляды направлены в противоположную от него сторону он осторожно выскользнул во двор и прикрыв дверь присел на корточки за ближайшим углом, уже оттуда выглядывая. Здесь обзор открывался гораздо лучший, а самого его было достаточно сложно заметить брошенным мельком взглядом, благодаря росшему здесь же метровому кусту какой-то травы. Собаки, целая стая в пять здоровенных кобелей, уже догрызала человека, тот ещё пытался отпихнуть от себя слабеющими руками морду, здоровенного капающего слюной и скалящего зубы волкодава. Но вот один из них прыгнув сомкнул зубы у него на горле, а двое других в это время уже прогрызли живот и теперь ворча вытягивали кишки, успевая заглатывать самые вкусные куски. Тем временем потеряв интерес к зрелищу толпа начала расходиться сначала те кто был вооружён а потом ломанулись во все стороны и остальные более не сдерживаемые на месте против своей воли. Рассосавшись по щелям как тараканы, когда неожиданно включишь свет. Лома не заметили, так как он заблаговременно укрылся в ближайшем сарае. Вот только не совсем удачно выбрал место укрытия. – Н да, папандос! Часть помещения была отгорожена и разбита на клетушки, закрывающиеся спереди деревянными решетками, сейчас открытыми. Это, а также неистребимый собачий запах говорили о том, что местом своего укрытия он выбрал псарню. Выглянув на улицу он увидел что перебегать в поисках другой нычки уже поздно. Тот мужик, что единственный был в кольчуге, сейчас оттаскивал и отгонял тупым концом копья, собак от тела. И привязывал за ошейники к верёвкам, болтающимся на одной из стен, похоже предназначенных как раз для этих целей. Самого злобного из кабелей, которой потом попытался эту верёвку грызть, он несколько раз перетянул вдоль хребта древком копья, пока тот не перестал беситься и огрызаться. Лом, чувствуя, что времени у него считай совсем не осталось, принялся судорожно искать укрытие, так как быть ещё одним загрызенным собаками ему очень не хотелось. Забившись в закуток за последней клеткой и закидав себя соломой, которую очевидно использовали как подстилку для собак, он постарался претвориться ветошью и вообще не отсвечивать. Только он закончил свою нехитрую маскировку как 'собачник' начал по одному заводить кобелей в помещение и запирать их по клеткам. После чего ушёл. Лом уже было вздохнул спокойно, но тот не замедлил вернуться. Таща за ноги труп и пристроив его на стоящей в углу колоде, вознамерился, судя по всему, порубить его на корм для собачек. Подглядывающий за ним одним глазком Лом начал осторожно выкапываться из соломы. Прикидывая, что тут можно использовать вместо оружия. С голой пяткой против вооружённого хоть маленьким но топором противника кидаться не хотелось. Копьё которое тот занёс в сарай так же находилось возле 'мудака-с-топором'. Порывшись по карманам нашёл там только тощий бумажник и катушку с зубной нитью. – Ладно, сойдёт, за неимением как говориться гербовой будем писать на туалетной. Мысленно приободрил он себя. Отмотав, примерно полтора метра, намотал немного на ладони, чтобы нитка не выскользнула и начал подкрадываться к врагу. Тот увлечённый своим занятием ничего не замечал. Уже отрубив голову, тот теперь примеривался, как сподручнее будет разрубить и остальное тело на части. Прыгнув на него Лом захлестнул ниткой шею и пнув под колено свалил того на пол и уперевшись коленями в спину начал тянуть изо всех сил. Не успевший ничего понять 'собачник' не успел подставить руки под сдавившую шею петлю, а потом стало уже поздно, слишком тонкая была нить, глубоко врезавшись в горло, так что подсунуть под неё хотя бы палец у него не получилось. Судорожно царапая себя ногтями по шее, в надежде выцарапать хоть глоток воздуха, и извиваясь всем телом пытаясь скинуть со своей спины неведомого врага, тот всё никак не хотел умирать. Лом, покрепче обхватив ногами бьющееся в судорогах тело, буквально проскакал на нём несколько метров. Но наконец тот затих. –Силён, зараза! Или это я так ослаб?! Руки у него слегка подрагивали после перенесённого напряжения. Подобрав копьё проткнул шею уже мёртвому противнику. – А вот на хрен мне внезапно оживающие враги на проверку оказывающиеся только ранеными?! Неееет, хрен ты у меня сцука оживёшь. Собаки захлёбывались лаем, но если до сих пор на это никто не обратил внимание, значит всё списали на их буйство после недавней травли ими человека. Поглядел на отдельно валяющуюся в углу голову их недавней жертвы. –Совсем пацан ещё, даже не брился наверно ни разу. И перехватив копьё поудобнее переколол им собак, те огрызались, пытались увернутся, перехватить зубами древко и вырвать из рук, но в маленькой клетушке не очень то попрыгаешь. Их недолгая борьба завершилась со счётом 5:0 в его пользу. Ну, теперь в случае преследования противником у них хоть собак не будет. Так примерно рассуждал Лом. Всё же ранения в голову не проходят бесследно, ему казалось что он снова в разведбате, а то что 'черножопые' на этот раз вовсе значит 'бледнолицие', то какая на хрен разница. То, что о его появлении здесь знает лишь один пацан, он не придал значения. Логичнее было бы тихонько пересидеть до темноты. А потом, перебравшись через стену, благо всего то метра три или четыре с внутренней стороны двора, и незаметно уйти. Но, за него уже всё решило его подсознание. Он как лиса в курятнике теперь не собирался просто уходить, не подгадив перед этим хоть чем-нибудь врагам. А во враги у него сходу были записаны все вооружённые мечами 'долбодятлы', что были во дворе. С другой же стороны пацана он так же неосознанно поместил в категорию 'гражданских', которых по возможность не стоит резать, если можно этого не делать. Да ещё был Серый, который где то там в подвале остался, и самому ему оттуда вряд ли выбраться. А своих русские на войне не бросают, это он усвоил твёрдо. Выглянув на улицу и не заметив там какого либо движения, да и вообще любых праздношатающихся личностей. Он ухватив за ремень 'собачника' так что руки и ноги его волочились по земле с некоторой натугой приподнял того и потащил в 'красный уголок' как он про себя решил называть то помещение в которое вылез из подвала. Затащив, свалил его возле двери как мешок с картошкой. А сам, быстренько сбегал за топором и копьём, оставшимися в псарне. После чего подпёр копьём дверь благо она открывалась во внутрь, а вторая створка и так была заколочена. После чего вытянул пацана забившегося под стол и развязал его. Захотел, мог бы за то время, что его не было уже раз пятнадцать удрать, ноги то у него были не связаны. Но нет, сидел тихо даже не пикнул. А вот Лому этот шнурок просто необходим. Во время недолгой драки у него слетел с ноги ботинок, а после неё он как назло наступил этой ногой в собачью какашку. Кое как оттерев носок соломой больше подобного повторения истории он не желал. Неторопливо зашнуровываясь, продолжал размышлять как построить допрос пацана. Хоть минимальные сведения о противнике были необходимы. Подумав, решил ещё раз порыться у себя в карманах. Найденными оказались оторванная пуговица от отсутствующей куртки и сломанный огрызок карандаша. Это и решило дело. Сходив в ту каморку, в которой он первый раз увидел пацана, он принёс его ножик, которым тот отскабливал от надписей кусок кожи, и аккуратно заточил карандаш. Поискав подходящую поверхность, решил рисовать прямо на столешнице, её начисто выскобленное и даже отполированное белое дерево для этого вполне подходило. Взяв мальчишку за ухо, затащил на скамейку, которые были возле стен вдоль всех столов. Второе ухо у того после давешнего удара слегка припухло и покраснело. Убедившись, что тот внимательно следит за его действиями прошёлся вдоль одной стены, после чего нарисовал на столе линию карандашом. Потом вдоль другой и снова линия, осторожно убрав копье пошевелил створкой двери и аккуратно пристроив его обратно вернулся к столу. Дверь он на плане решил не мудрствуя лукаво обозначить просто квадратиком. Потом подойдя к меньшей двери открыл и закрыл её после чего нарисовав две примыкающие к залу комнатки, пододвинул карандаш пацану. Тот вцепившись в него глупо хлопал глазами, дав ему подзатыльник для улучшения понимания снова подошел к большей из дверей что вела на улицу и приоткрыв её ткнул наружу пальцем. Закрыл дверь, и пририсовал рядом со своим чертежом недавно покинутую псарню, даже несколько раз гавкнул, тыча в неё пальцем, что бы пацан понял, что это псарня. Тот, похоже наконец уяснил чего от него добиваются, и попытался коряво изобразить стену и постройки внутри двора часть из которых Лом видел пока был снаружи. Не о каком масштабе понятное дело даже речь не шла, да и пацан забывшись, всё норовил пририсовать своим 'домикам' крыши, а одному нарисовал даже трубу с идущим оттуда дымом. Но, несмотря на это общее представление о планировке этот 'план' передавал. Теперь осталось выяснить назначение построек, а так же количество и расположение вражеских солдат. Ткнув ещё раз в нарисованную псарню, он погавкал, потом ткнул в один из домиков, что нарисовал пацан, и вопросительно приподнял бровь. Тот начал, что-то говорить на своём 'обезьяньем' наречии. Но, получив ладонью по губам заткнулся, и пантомимой изобразил, как будто держа в руке молоток, колотит по чему то. – Кузница что ли? Ладно, оставим дальше давай! Это что? Из дальнейших расспросов удалось выяснить что так же имеются кухня конюшня и по видимому спальня а как ещё по другому можно расшифровать пантомиму когда пацан сложив ладошки подложил их под голову сделав вид что спит. Имелось ещё два самых больших здания пока никак не обозначенных. Пацан видимо был в затруднении как же передать смысл того что там находится но покрутив головой наткнулся взглядом на всё ещё валяющееся возле выхода тело и начал тыкать в его сторону пальцем а потом в одно из оставшихся на чертеже зданий. Что то, лопоча по своему и изображая как кого то рубит воображаемым мечом. –Ясно это у нас казарма значит. Ну и оставшееся последним здание тогда получается это административный корпус с всякими кабинетами, ну там отдел кадров бухгалтерия сокровищница гарем и кабинет директора. Снова завладев карандашом, Лом принялся рисовать человечка, отступив слегка ниже от нарисованных 'домиков'. Палка палка огуречик вот и вышел человечек. Нарисовал всего двадцать семь штук, двадцать пять виденных во дворе и плюс пацан и дохлый мужик в женском платье. Опять отдал карандаш пацану тот подумав и шевеля губами принялся загибать пальцы что то подсчитывая после чего дорисовал ещё четыре 'человечка'. Опять отобрав карандаш, с уже почти стёршимся грифелем, подточил его и нарисовал над головой у десятерых из человечков мечи и вернул карандаш. Тот подумав дорисовал у одного из них поверх меча корону с четырьмя зубчиками. – Эт чё у нас тут и король есть ещё до кучи ? Гордый владелец коровника и прилегающих угодий. Фу ты ну ты орхидея на помойке, селёдка в кружевах. Пацан не обращая внимания на тихо ворчащего себе под нос Лома подрисовал ещё два меча над головами оставшихся человечков. И начал что-то объяснять при этом бурно жестикулируя. Но видя что его не понимают нарисовал поверх одного человечка решетку . Чё на гауптической вахте сидит что ли ? Да и хер с ним. Потыкав пальцем поочерёдно в фигурки с мечами и в домики нарисовал стрелочку от одного из них к казарме а от одного к 'красному уголку' причём этого он перечеркнул, типа дохлый, и вновь отдал карандаш. Пацан неуверенно провёл две стрелки к стене ещё одну к административному корпусу и домику, обозначенному как место где спят. Потом так же провёл стрелку от того кто был ' за решёткой' к административному корпусу. Остальных он неуверенно разместил в казарме, но всеми жестами и пожатиями плеч пытаясь выразить, что быть то они должны там а вот где на самом деле будут то ему неизвестно. Снова отобрав карандаш и уже не обращая на пацана внимания принялся обдумывать куда лучше ударить в первую очередь, по администрации или по казарме. Остальные цели выглядели менее заманчиво. Размышляя так он задумчиво провёл ещё одну стрелку к 'красному уголку' из тех что не имели над головой мечей и перечеркнул этого человечка потом провёл стрелку от следующего. Лучше ударить по казарме в администрации наверняка 'гражданских' много как не тихарись заметят шум поднимут, а тут и бравые архаровцы с мечами прибегут. И будет 'здравствуй жопа новый год'… Задумчиво вертя карандаш в руке он обвёл все три фигурки, стрелки от которых отходили в это помещение, кружочком. Пацан сидевший до этого тихо, как мышка под веником, вскрикнул и кинувшись проскочил под столом. И выкатившись с этой стороны прижался к его ноге где заливаясь слезами принялся что то говорить. –Да ты чё пацан ? Чё с тобой? Очередное обострение дебилизма что ли ? Не целуй ботинок он грязный. Ну-ка отцепился и сел сюда. Ты чё решил что я тебя в двухсотые записал что ли, раз с этими жмурами одним кружком обвёл? Гы гы. Не писай в рюмку дядя добрый я тебя если чё не больно зарежу чик и всё. Потрепав по голове несколько успокоившегося мальчишку, разлохматив его светлые волосы, и ободряюще улыбнулся. Тот, приободренный доброжелательным тоном, тоже неуверенно улыбнулся в ответ, всё ещё слегка всхлипывая и шмыгая носом хоть и перестав реветь. Хотя если бы он понял слова к нему обращённые, вряд ли бы они его успокоили. Решив что план обдуман диспозиция противника известна а дальше высиживать и выжидать уже просто опасно того гляди дохлых собак обнаружат и тогда внезапного нападения уже не получится, начал действовать. Первым делом решив обыскать труп 'собачника'. И уже даже не удивился найдя у того на поясе небольшой мешочек с медными и серебряными монетами. Отбросив его в сторону продолжил обыск стянув с него сапоги. В воздухе разнёсся непередаваемый аромат старых портянок которому позавидовали бы привокзальный сортир и морг, в котором на неделю отрубили электричество, вместе взятые. Но это того стоило, в одном из сапог был спрятан тонкий, похожий на финский, нож. Правда без ножен, он был аккуратно замотан в тряпочку, но так что часть рукоятки была свободна, позволяя его выхватить в случае надобности. Отложив его пока в сторону поманил к себе пацана и взяв в руку копьё запиравшее дверь выглянул наружу. На улице было всё спокойно. Тогда подталкивая перед собой мальчишку повёл того к подвалу из которого выбрался заставив того спустится первым следом скинул копье а потом уже слез сам. Пацан прижавшись к стене постукивал зубами от страха и во все глаза уставился на череп который всё так же исправно заливал всё зеленоватым светом из своих глазниц. Чё фонарика не видел что ли? Эх ты деревня. Ты ему палец тока в рот не пихай и всё в порядке будет. Словно подтверждая его слова, череп щёлкнул челюстью. Подведя пацана к отверстию, из которого Лом с трудом протиснулся на эту сторону, вручил ему копьё и жестами показал, что бы тот начинал трудиться, расширяя дверной проём. Тот, вздохнув, принялся за работу выковыривая из стены камни и настороженно косясь глазом за манипуляциями Лома который пристраивал череп на ближайшей куче камней так что бы он освещал место работ, зафиксировав камнями палку, к которой тот крепился. Буркнув напоследок, что бы работал хорошо, а то ведь потом приду и проверю и если чё, то как только так сразу, полез по скрипучей деревянной лесенке наверх. Там аккуратно прикрыл лаз в подвал крышкой вставшей вровень с полом и ничем от него не выделявшейся, если не приглядываться конечно, или не знать заранее что где то он тут должен быть. А так-то, его естественно можно было найти. Взяв в одну руку ножик, а в другую топор Лом выглянул за дверь и никого там не заметив, выскользнул наружу. Глава 4 Если это история, я предпочитаю о ней читать, а не участвовать в ней. Эдит Пиаф. Громко стукнув о косяк, захлопнулась дверь казармы. Двое сидевшие за столом в центре помещения даже не взглянули в его сторону, занятые друг другом. Уверенно топая подкованными берцами, Лом прошёл к ним. И только тогда тот что сидел лицом на против двери поднял на него взгляд. И тут же получил топором по лбу. Второй вывернул голову, судорожно пытаясь разжать руку, занятый армрестлингом он её сейчас не мог освободить, от поистине мёртвой хватки своего соперника. Тогда он попытался крикнуть и уже набрал в грудь воздуха, когда получил лезвие ножа под нижнюю челюсть, так он и умер с глупо открытым ртом и выпученными глазами. Освободив топор, Лом шагнул к кроватям, что стояли вдоль стен и две из которых были заняты сладко посапывающими во сне бойцами. Два взмаха топора прямо по горлу и в комнате стало на два трупа больше. Хоть один из них ещё и дрыгал ногами но это была уже агония. С некоторым трудом извлеча нож в чём-то застрявший внутри головы сидевшего за столом 'спортсмена', вот уж действительно голова сплошная кость, Лом аккуратно вытер оружие об одно из одеял. И присел сам, передохнуть на пару минут. Пока всё проходило удачно. На привычные звуки человек не обращает внимания. Вот если бы он попытался подкрасться к этим двум идиотам, увлечённо пыхтящим и не обращающим ни на что внимания занимаясь армрестлингом. Тогда они, скорее всего, насторожились и заметили его гораздо раньше. А так сработал стереотип. Уверенно идёшь не таишься, значит, имеешь право здесь находиться. Решив что сиди не сиди а работу делать надо снял балахон и аккуратно свернув пристроил на уголок стола. А сам принялся примерять поочерёдно, имеющиеся в помещении куртки подбирая по размеру. Всего их было штук двадцать развешано по стенам, вперемешку с различными топорами щитами и 'прочей хренью' как он для себя решил согнув один, из немногих имеющихся здесь, мечей об колено. Куртка, одна из которых наконец пришлась ему впору в плечах хоть и была коротковата, представляла собой примитивный 'бронник'. Из толстой кожи с приклёпанными на груди бляхами по виду бронзовыми. Весила она как он прикинул килограмм десять, не меньше. Примерив пару имеющихся здесь же 'касок' он с сожалением их отбросил, и следом в тот же угол полетела и куртка. Идея слегка замаскироваться под местного, умерла, так толком и не родившись. Все имеющиеся шлемы имели полумаски, сквозь которые ничего толком не было видно. А для него сейчас главное было первым заметить противника. А подозрительный тип, шатающийся по двору и он же но в 'броннике' но без шлема оставались одинаково подозрительными. – Н да получится явное нарушение формы одежды, а это как минимум десять суток гауптической вахты при плохом настроении любого встречного начальника. Сделал он такой дурацкий вывод, из в общем то правильных рассуждений. Взяв копьё с узким наконечником отрубил топором часть древка и решив ещё немного помародёрствовать снял с сидевшего за столом 'спортсмена' ремень с болтающимися на нём ножнами с приличных размеров ножичком, и надел на себя. Так было гораздо удобнее, чем носить нож в руке. Топор по некотором размышлении решил не брать хватит и копья с коротким древком, а для ближнего боя ножа. Брать с собой ещё что то будет явной глупостью это всё равно как, приехав в сад схватить сразу грабли и лопату. Но просто так уйти не давала разбушевавшаяся не на шутку 'жаба'. Не хотелось бросать бесхозным хоть хреновое но оружие, не известно чьи липкие лапки к нему потом протянуться в не нужный для него момент. Хотя нет, как раз таки известно. Но и таскать его до замеченного во дворе колодца и сбрасывать в него это потерять минимум полчаса, а ему сейчас главное быстрота пока противник не знает, что на него напали, такое преимущество стоит дорого и глупо его терять. С немалым трудом пересилил всё же приступ жадности, лишь напоследок ещё раз убедился, что ничего дальнобойного он здесь не оставляет. Ни луков ни арбалетов, не говоря уже об огнестрельном оружии, здесь не было. Приоткрыв дверь на улицу, выглянул в неё на уровне пола, и никого не заметив, выбежал, пригнувшись. И стараясь двигаться как можно, быстрей побежал к ближайшей лестнице, что вела на стену. – Так главное теперь этих двух хануриков завалить, что тут тусоваться должны. А то ведь со стены не только наружу удобно пулять но и во внутренний двор тоже милое дело. А тех, что в главном здании сидят, я уж придумаю как выкурить. Выкурить, выкурить… да почему и нет?! Подопру чем-нибудь дверь да и подпалю их к такой то матери. Так строя планы на ближайшее будущее Лом подкрадывался к одному из часовых, что из путаных объяснений мальчишки должны были находиться здесь на стене. Второго пока заметно не было. Мудила часовой, просунув голову между зубцов, что то разглядывал у подножия стены почёсывая при этом одной рукой задницу. До него оставалось ещё метров пять когда это ему надоело и он прервав своё увлекательное занятие начал разворачиваться в сторону Лома, что бы вероятно продолжить прерванный обход охраняемого периметра. Уже не успевая добежать Лом метнул копьё но то ли метатель копий из него был хреновый то ли баланс у копья не тот, но оно вместо того чтобы вонзиться в бок проткнув лёгкие, попало в живот. В общем, с такими результатами копьеметания в олимпийскую сборную его бы не взяли. Разорвавший тишину душераздирающий визг сделал бы честь любому поросёнку, заставив испуганно взлететь сидевших на ближайших крышах птиц. Подскочив к нему Лом взмахом ножа перерезал горло, так что тот теперь мог только хрипеть и булькать пузырящейся кровью, но было уже поздно теперь об инкогнито можно было смело забыть. – Да отдай ты сцука. Рванул он на себя копьё, в которое умирающий вцепился с неожиданной силой и всё никак не хотел отпускать. Пнув его пару раз в голову но видя что не успевает, плюнул на него напоследок, и подхватив прислонённый к стене топор, видимо пристроенный туда незадачливым часовым поспешил дальше в надежде всё же перехватить второго до того как тот сообразит что происходит. Но то ли тот был излишне трусливым и вообразил, что на них напала вражеская армия, а может быть имел такие инструкции, но он уже крича и размахивая руками, мчался к главному зданию. Поняв что опять не успевает Лом спрыгнул во внутренний двор и уйдя в перекат погасил инерцию и так не разгибаясь полностью, метнул топор который до этого держал в руках на манер автомата. В бегущего не попал, а попал в косяк двери, что тоже было неплохо. Теперь закрыться внутри у аборигенов не выйдет, топор помешает, а давать время, что бы его вытащить Лом им не собирался. Оставив топор в косяке и взяв в руку нож, от которого в тесном помещение больше проку, он теперь тихонько крался навстречу неведомому. Где то в здании раздавались крики и хлопали двери, но там где он шёл, пока было тихо. Присев на корточки быстро выглянул из-за угла, тут же отпрянув обратно. Предосторожность оказалась не лишней. Там переминался с ноги на ногу вооружённый алебардой широкоплечий мужик, которому явно было интересно, что же там такое происходит но и уйти с поста он не решался. – Вот же имбицил он бы вместо алебарды ещё бы взял, взял бы ещё… две алебарды… кАзлина! Выпрыгнув из-за угла метнулся на полусогнутых к мужику и воткнул нож ему в пах. Затем схватив алебарду за древко когда тот неловко попытался его огреть ею, рванул на себя, ударив того лбом по лицу ломая нос и оглушая врага. После чего выдернув нож, воткнул его уже в горло. Вытерев руки и оружие от крови о плащ своего противника, продолжал тихонько бурчать под нос. – Нет ну что за дэбил, с алебардой в помещении, где ею толком не размахнёшься, да ещё плащ нацепил в такую то жару. Закончив приводить себя в порядок, заглянул в ту комнату, которую сторожило валяющаяся на полу пародия на воина. Кровать под балдахином сейчас с раздёрнутыми шторками столик в углу пара стульев и несколько сундуков. Вот что открылось его взгляду. И это помещение было обитаемым. На кровати натянув одеяло до носов, кто-то посверкивал на него тремя парами любопытных глаз. Подойдя, рывком сдёрнул одеяло. Три девчонки, лежавшие под ним совсем голыми, вскрикнув, перевернулись на животы. Две были совсем мелкие, но и третья ещё не обзавелась приличными сиськами. Хотя со спины она была очень даже нечего эх будь она постарше лет на пять… Шлёпнув напоследок по наиболее понравившейся ему попке вышел из комнаты притворив аккуратно дверь и подперев её пресловутой алебардой. – Вот так оно надёжнее нечего им по зданию бегать в такое время когда тут не пойми кто шляется. Под этими 'не-пойми-кем' он имел ввиду, что удивительно, не себя а жильцов этого самого дома. Найдя неприметный закуток из которого было видно кусочек коридора Лом пристроился там, намереваясь переждать поднявшуюся суматоху, и выгадав момент снова ударить. Выжидая он, можно так сказать, пытался свести дебет с кредитом. –Так что это у меня выходит, собачник плюс часовой со стены и четверо в казарме сюда же плюсуем сторожа из коридора всего семь получается. Маловато. И кто у нас остаётся ещё? Ну главнюк это по любому, потом второй часовой, что трусливо сбежал с вверенного ему поста на стене, и плюс ещё два гаврика должны быть, которые то ли здесь то ли вообще в другом здании, да и ещё из потенциально опасных тут зэк должен какой то сидеть. Но он пусть и дальше сидит. Хоть дедушка Ленин и заявлял что зэки нам социально близкая группа населения, но я революцию здесь устраивать не собираюсь. Выждав ещё немного, Лом опять приступил к неторопливому осмотру помещений. Людей ему пока не встречалось. Двери в большинстве комнат были распахнуты настежь, а вещи в них разбросаны. –Судя по всему, хозяева свалили. Ссыкуны позорные! Ещё немного поблуждав, он нашёл и вероятный путь, по которому они сбежали. Это был не подземный ход, каким бы по традиции полагалось в случае нужды бежать из замка, а скорее надземный. Начинаясь со второго этажа, он вёл сквозь ближайший холм, к которому здание было прислонено одним боком. Вероятно подвалы с нежитью, хоть и сидящей на цепи, хозяев замка не привлекали. Хотя как знать, может там были и свободно разгуливающие создания. Хозяйственно прикрыв дверь в этот коридор до этого раскрытую, так как засов был лишь с этой стороны, Лом двинулся дальше. Людей он так и не встретил, а из всех помещений не смог попасть лишь в два. Они единственные были закрыты на замки. Расположены они были недалеко друг от друга в закутке очередного коридора. Подойдя к той, что выглядела солиднее, массивная, и даже на вид прочная, поковырял её ножом. – Да такую разламывать замаешься. Потолок низкий не размахнуться толком. И открывается она наружу, так что, и выбить затруднительно. Задумчиво постучал в неё. –Тук тук тук. В ответ из-за двери донеслась, какая-то невнятная брань. А затем его попытались ткнуть узким копьём через неприметное отверстие сбоку от двери. Спасло его то, что он стоял боком, так что отделался он царапиной. Успев ногой пнуть, по дёрнувшемуся назад копью. Так что втянуть его обратно в комнату у неведомого агрессора не получилось. Второй раз ударив по нему уже окончательно отломал наконечник и подобрав его запинал под дверь, на манер клина. То что дверь открывается наружу и выбить её можно лишь выломав дверные косяки, имеет и свою обратную сторону, выйти у них теперь тоже вряд ли получится. –Вот теперь сидите и думайте над своим поведением. Не до вас пока, позже вами займусь…уроды! Подойдя ко второй двери попинал её и решив что эта по хлипче начал планомерно выламывать, кидаясь на неё всем телом. Пять минут ударного труда и пара пинков напоследок, и преграда рухнула грудой обломков. В небольшом затхлом помещении нашелся, похоже, тот неизвестный заключённый. Руки у него были связаны за спиной, и от них отходила веревка, переброшенная через крюк в потолке и привязанная к стене вне пределов досягаемости подвешенного на ней человека. Судя по всему, стоял он тут недавно, так как вывернутые за спиной руки ещё не выскочили из суставов. Да и сам он ещё 'танцевал' на кончиках пальцев, а не висел безвольно как мешок. –Вот и на хрена же ты мне сейчас сдался?! Убивать тебя вроде не за что, но и оставлять просто так, может быть опасно. Народу в замке ещё до хрена и больше, кто-нибудь обязательно тебя развяжет, а это пока нежелательно. Ладно, со мной пойдёшь, там в подвале есть уютная камера прямо как раз на тебя. Закончив свой полустёб-полуразмышление, Лом перерезал веревку, что удерживала мужика на привязи. Тот не устояв на ногах, рухнул на колени и издал сдавленный стон. Руки ему он поначалу развязывать не собирался, но прикинув что провисев на этой примитивной дыбе никак не меньше часа тот ими и шевелить то вряд ли сможет, всё же развязал а точнее перерезал и эту верёвку. Интермедия. Артемий уже решил, что о нём просто напросто забыли. Не в обычае Кореста было тянуть время и устраивать проволочки там, где можно было всё решить напором и грубой силой. Его уже давно должен был пытать мастер Лерой, дыбу он обычно использовал только для разогрева своего 'материала'. Раздававшийся некоторое время назад непонятный шум стих, а о нём так никто и не вспомнил. Новому хозяину замка Блэкфаер и всего баронства Ранст требовались баронские регалии, без них его сомнительное право владения заявленной собственностью и вовсе выглядело смехотворно. Таких претендентов было пруд пруди и не укрепи тот своё положение в ближайшее время, рисковал остаться без поддержки графа Эсвенсо, который сделал на него ставку в этой гонке за наследством, так несвоевременно почившего прежнего барона. Что стоило старому дураку оставить внятное завещание, а если и не назначать наследника, то хотя бы назначить распорядителя на случай своей смерти, который не допустил бы этой свары, что разгорелась, не успело тело барона остыть. Впрочем, все мы не верим в собственную кончину, пока живём. И какое нам дело до чужих проблем пусть разгребают их сами, ведь они-то ещё живы. Руки уже затекли и уже даже не болели, а глухо ныли. Он ещё раз переступил босыми ногами, приподнимаясь на кончиках пальцев, что бы немного ослабить натяжение верёвки. Её длинна была отрегулирована так, что пола он мог коснуться, только стоя 'на цыпочках'. Да все планы Кореста грозили пойти псу под хвост, из-за какого-то тупого солдафона, неизвестно что возомнившего о себе начальника гарнизона замка, из-за него, Артемия. Что-то лепечущий о священном долге и рассказывающий сказки о бессменной страже, о могиле короля и 'тому подобном бреде' как презрительно заметил новый владыка Блэкфаера. То, что тот знал твёрдо так это то, что ему надо женится на одной из дочерей старого барона и лучше на старшей. Две другие всё же слишком уж мелкие. Но для этого опять-таки необходимы баронские регалии, которые спрятал этот гадский начальник стражи, имевший ещё наглость призывать солдат и слуг замка к неповиновению. К неповиновению… смешно, двоих поддержавших своего командира зарубили на месте, а остальные предпочли встать на сторону более сильного. Барону было не до местных легенд и преданий. Он знал свою цель и собирался идти к ней напролом невзирая на последствия. Всё дело было в золотом руднике, который требовалось срочным образом разработать. И не так как раньше, в год по чайной ложке, а много и сразу. Потому что потом такой возможности могло и не представится. Гохалсс подобрался вплотную к бесплодным землям. Его войскам нежити оставалось лишь форсировать реку, чтобы вновь создаваемая Империя Тьмы простёрла своё крыло над западной частью королевства. Подмяв под себя так же, пока ещё многочисленные, вольные баронства. Коресту надо было извлечь золото, а быстро это возможно только с помощью ритуальной магии. И тут он со своими 'глупыми суевериями'. Бедный Тобиус он так хотел стать рыцарем. Крестьянский парнишка он так радовался когда понял что предложение пойти в оруженосцы не шутка. Вряд ли он ещё жив, так кричат, как кричал он лишь один раз в жизни. Мысли путались, удерживать равновесие получалось уже с трудом. Не лучше ли прекратить бороться, а просто повиснуть и если ему повезёт, то он потеряет сознание раньше, чем начнёт задыхаться. Хотя смерть будет, скорее всего, не очень приятная. Надо было лучше разбить себе голову о стену, пока сидел в камере, времени на это было достаточно. Глупая надежда на что то, на какое-то чудо, не дала ему это сделать. Хотя чуда не будет. Сегодняшний день он, скорее всего, не переживёт при любом раскладе, перед этим подробно рассказав где тайник и обо всём о чём его ещё пожелают спросить. Разговорить можно любого, в этом он не сомневался. Но что самое обидное даже умри он, ничего не сказав, они всё равно найдут тайник. Просто за поиски ещё не принимались, как следует. А у него не было времени не то что для того что бы получше оборудовать место, он даже возможности выйти из замка не имел. Так что перстень и цепь он спрятал в дырявый сапог в казарме, заткнув его портянкой повонючее. А баронскую корону просто подвесил вверху в углу. Свет туда не доставал. Это да ещё имевшаяся там паутина давали неплохую маскировку, если специально не присматриваться. Вся беда в том, что присматриваться как раз таки и будут, и при тщательном обыске их неминуемо найдут. Просто там пока что не искали, ограничившись разгромом его покоев. А потом видимо решили, что выбить нужные сведения из самого виновника будет не только проще, но и приятнее. 'Старые сказки' как заявил, ухмыляясь Корест. Как бы ни так! Сказки… Там дальше к востоку уже забыли то, о чём здесь всё ещё помнят. Ведь бесплодные земли от них, вот они, буквально под боком. И сам замок этот, построенный из развалин башни, уже гораздо позже был превращён в форпост империи. А первоначально у него была одна, и совсем иная задача. Если его бывший хозяин не погиб в той древней битве. Не отправился в неведомые края, а просто спит. Ослабнув ли от ран и так исцеляясь, или же усыплённый враждебной магией. Но могущий проснуться, и вот тогда гарнизон замка должен был, нет не помешать ему, да и что они могли бы противопоставить тому, кто один мог выйти против армии. А предупредить, что древнее зло проснулось. И по возможность направить его против внешних врагов. Вот только непонятно уже было кого нужно предупреждать. Империя развалилась на отдельные королевства уже около пятисот лет назад. Да и сам замок последние двадцать лет теперь и вовсе находился в составе независимого баронства. Так что внешние враги это теперь все ближайшие соседи. Да плюс ещё есть Гохалсс с его Империей Тьмы, хотя его то древний маг, имя которого как и описание внешности за дальностью веков не сохранилось, в отличие от жуткой славы, мог и не посчитать противником. Хотя вряд ли, что ему какой то тёмный недоучка. В те времена он бы звался скорее всего подмастерьем и почитал за счастье получать от учителя плевки и подзатыльники в надежде так же получить и бесценные знания. Так уж получилось что с победой сил зла тёмные искусства, что удивительно, сильно деградировали. Все могучие колдуны отправились штурмовать цитадели мрака. Предпочтя правлению людьми власть над иными созданиями. Так что на костяном троне Князя Тьмы в мире демонов, теперь по очереди восседает один из семи великих колдунов. А тот, что возможно спит под холмом, мог бы стать восьмым, но что точно и достоверно известно, в нижнем мире его нет. Корест со своими дурацкими ритуалами, и Гохалсс со своей армией нежити и предатели стражники и безмозглые поганцы наёмники, прибывшие с новым бароном. Все они бы очень удивились, проснись древнее зло сейчас. Артемий уже находясь в полубреду, хрипло рассмеялся, представив это. И на секунду всем сердцем пожелал, чтобы так и случилось. И по странной прихоти судьбы именно в тот миг когда он, взмолившись неведомо кому, просил о мести и отмщении, раздались первый удары, от которых затряслась дверь в его камеру. Глава 5 Лишь знание прошлого позволяет разбираться в настоящем. Присказка безработного учителя истории. Выведя пошатывающегося от слабости 'зека' во двор, Лом пристроил его у колодца, а сам, зачерпнув воды стоявшим здесь же ведром, окатил его ею. До воды в колодце было всего метра полтора, и поднимали её наверх с помощью пердячего пара и верёвки с навязанными по всей длине узлами. Никаких даже примитивных приспособлений для облегчения процесса предусмотрено не было. То ли воды аборигенам было надо не много, то ли просто привыкли так жить. Зачерпнув ещё отпил из ведра, потом помыл руки и лицо, шумно отфыркиваясь. Промокнув лицо воротом рубашки хотел окатить ещё раз теперь уже ополосками аборигена, но тот, выставив руку и тряся головой, принялся что то говорить, очевидно, объясняя что уже пришёл в себя. Но так как воду куда-то девать надо было, не в колодец же обратно выливать, то Лом с мстительным удовольствием отправил её ему на голову. Поразглядывав немного, как тот поднявшись пытается устоять на ногах, развернул его в сторону 'красного уголка' и заставил идти, придав ускорение тычком под ребро. Внутри 'зек' на удивление равнодушно отнёсся к виду всё так же валяющегося на полу тела 'собачника'. Лом по быстрому похватал разной еды с полок, крынку с вином и кувшин с водой оставшийся им незамеченным в первый раз. Всё кроме кувшина сложил в один тюк, использовав для этого штору с окна. После чего открыл, подцепив ножом, люк в подвал и спустив первым делом тюк с едой помог спустится и 'зеку' а потом уже третье ходкой настал черёд кувшина. Спускаться было не очень удобно так как тот был довольно тяжёл и неудобен и нести его приходилось держа двумя руками балансируя при этом на узкой лестнице. Если бы сейчас кто-то решил на него напасть момент был бы для этого наиболее удачен. Лом даже начал прикидывать, что будет лучше, кинуть кувшин в противника или облить его водой. Но на него так никто и не напал. Тем, кто находился в подвале, было не до него. 'Зек' разглядывал череп, а череп такое впечатление разглядывал его. Когда Лом поставил кувшин на пол, тот как раз щёлкнул челюстью, отчего абориген вздрогнул и поспешно отвёл взгляд. Пацан же остававшийся в подвале всё так же разбирал стену, так что в проём уже можно было свободно пройти, лишь перешагнув полуметровую перегородку. – Ну вот, заставь дурака молиться он весь лоб разобьёт. Подойдя, Лом отобрал у пацана копьё, которое тот из оружия или пусть даже инструмента умудрился превратить в хлам. С отломанным кончиком гнутый и перекорёженный наконечник и древко, расщеплённое на конце. –Черенок годится только в печку а наконечник в чермет ну или в цветмет так как похоже он бронзовый. Сказав он отбросил его за кучу камней. Сам пацан выглядел не лучше копья весь в пыли с ободранными коленками и сбитыми в кровь руками. –Ладно, давай двигай. Подтолкнул он его к входу в подземелье. – Придём, потом твоими ранами будем заниматься. Вернувшись, Лом, прикрыл люк. У него ещё оставалась надежда, что о проходе в подвал знает не много народа, а возможно теперь и вообще никто, так как сектант, там заправлявший, теперь остывает под столом. Подталкивая впереди себя бывшего заключённого и освещая путь 'фонариком' Лом продвигался вперёд. Пацан, пугливо жался сзади, наступая на пятки. Его пугала темнота, что оставалась за спиной, но и подходить ближе к ужасному живому черепу он не хотел категорически. Застыв на пороге в их каморку, Лом решил прокомментировать открывшееся ему зрелище. -О да ты похоже ожил и уже смотрю, ходишь тут аки гордый лев, на четвереньках. А я тебе тут дружка привёл он тоже 'сидевший' как и ты, прямо из камеры его достал. Идите поиграйтесь. Сказал он, подтолкнув того в спину. Серый пытаясь выпрямиться излишне резко разогнулся, его повело в сторону и ноги стали разъезжаться. Прорвав кроссовки выскочили когти на ногах и уцепившись ими за трещины в полу он застыл в хрупком равновесии. –Ха ха, да ты не только лев ты ещё погляжу и орёл, во когтищи какие ими только червей копать. Продолжал над ним 'угорать' Лом. –Лом иди в пизду! –Серый да я оттуда вышел, а ты конечно орёл но не тот, что высоко летает, а тот что гавно клюёт. Эй, малой, дай-ка ему в лоб! У тебя удар послабже будет, а то я его ещё прибью ненароком. Серый не удержав равновесия всё же упал на задницу и решил так и оставаться сидя, не рискуя пока больше вставать. Вестибулярный аппарат у него пошаливал, так у него уже иногда бывало с перепоя. Когда выпьешь сразу резко и много, мозги как бы 'засыпают' а тело ещё не поняв, что пьяно, бегает 'бодрячком'. Но лучше ему в таком состоянии все же не бегать, а то пораниться можно как два пальца об асфальт. –Да я тебя вперёд табуреткой оглоушу! –Ну, давай бей! Чё, очко жим жим ?! Тогда я тебе сам ща врежу! Лом закончив запирать в камере мужика с пацаном стоял 'набычившись' и был не прочь поскандалить. Со стороны казалось, что они сейчас поубивают друг друга, но просто некоторые люди не умеют нормально общаться и готовы любой диалог превратить в свару. Не спеша, однако, переходить от слов к делу. Серый в своих отсидках быстро сообразил, что гораздо выгоднее свою правоту отстаивать словами, а не кулаками в противном случае либо не будешь вылезать из карцера или же ночью сокамерники устроят тебе 'тёмную'. Да и всерьёз 'наезжать' на Лома он опасался, поскольку тот драться не умел. Просто не научился в своё время. А то чему его научили в армии мало подходило для обычного мордобоя. Так уж получалось, что вместо челюсти он бил в горло, а вместо синяка под глаз мог с удара этот самый глаз выбить. Ещё немного поскандалив, они замолчали. Потом Серый, как бы разговаривая сам с собой, задумчиво сообщил, что неплохо было бы чего-нибудь и пожрать для разнообразия. –Да у меня всё готово тут рядом целый мешок хавчика. –Так чего ты воландаешься?! – Ты не мороси Серый, ща принесу. В два приёма перетаскав припасы сейчас он хвастался, расставляя их на импровизированном дасторхане. Так как стул был теперь всего один да и за стол Серый сесть вообще-то не рвался его всё ещё пошатывало. Так что, выбрав чистый участок пола, перед камином, на нём расстелили занавеску, в которой Лом притащил еду и теперь совместно занимались сервировкой. –Тут вот значит у нас бублики, а это вот винишко. –Тьфу кислятина я тут получше уже нашёл. Там прямо под кроватью в спальне ящик стоял. –Тебе всё неймётся?! Всё какую-нить дрянь норовишь сожрать. –Да нормальное вино, ты ещё его не видел а уже гонишь! –Ну и где этот ящик? –Да вон там стоит под столом. – И почему ты о ней говоришь во множественном числе? Чё уже выжрал весь ящик?! Ну ты зверюга! –Да там скорее не ящик был а так корзинка. Да чё ты, семь бутылок было всего, и смотри какие они мелкие. А я пить хотел! –Всего то шесть бутылок подумаешь ерунда, так да ? А я то думаю чё он на ногах не стоит. –Это вот вообще не причём, я печеньками отравился походу. – Ага рассказывай… –Да правда же! –Кого ты лечишь?! Скандал набирал новые обороты. Так за взаимными поддёвками они похрустели бубликами пока наконец Лом не решил поближе разглядеть оставшуюся бутылку. –Ну давай за ВДВ, веру доблесть везение! Кхе тьфу горлодёр какой-то сколько интересно в нём градусов. –Да ерунда в кефире наверняка не больше это же компотик просто. Лом с ностальгией иногда вспоминал о ВДВ хоть и прослужил в тех войсках всего четыре месяца пока не попал в другие о которых упоминать лишний раз не стоит тем более по пьянке, потому что их как бы и нет вообще. Но не смотря на относительную краткость пребывания в войсках 'дяди Васи' в которые он попал после учебки и госпиталя там к нему отнеслись как к человеку и как к равному и это отношение он запомнил. Большую роль в этом конечно играло то что часть была боевая и глупо унижать того с кем потом придётся сидеть в одном окопе. И наверняка на просторах страны много других подразделений десантуры где и дедовшина есть и идиотов начальников хватает и просто дури полно. Как бы то ни было случилось так как случилось. По распределению Лом попал первоначально на северный флот. Так как он шёл не со своим набором. Отчисленный с пятого курса института, что вообще довольно редкий случай, как правило таких всё же пытаются дотянуть до диплома. Вот и набралось в тот осенний призыв их с бору по сосенке так как вообще призывников было очень мало народ всеми силами стремился откосить от армии. Прибывший первым 'покупатель' хотел из этой пёстрой солянки выбрать хотя бы лучших из худших. В другой раз с его ростом скорее всего его бы не взяли, но ему 'повезло'. Морская романтика и прочие приключения которыми на него повеяло после рассказов капитана, который их вёз, а тот действительно умел увлекательно рассказывать. Так вот всё это разбилось о суровую реальность. До этого ему что называется по жизни везло. Родившись в интеллигентной семье, всю жизнь проживший в благополучном районе где жили в основном люди с достатком выше среднего, он столкнувшись с трудной жизненной ситуацией просто не смог вовремя проявить твёрдость. А когда потом попробовал 'взбрыкнуть' проучить молодого, который был на два или три года старше любого старослужащего, собралась уйма желающих. В итоге всё закончилось безобразной дракой со сломанными костями и порчей ценного оборудования. В итоге Лом попал в госпиталь и его ещё попытались выставить крайним, навешав на него 'всех собак'. Но занимавшийся его случаем офицер вовремя сообразил что, так как крайним тот быть отказывается, то это дело начинает дурно пахнуть, и лучше бы его потихоньку замять, не поднимая лишнего шума. Он и предложил Лому выход, тот подписывает контракт а он организует перевод его в другую часть на его выбор. И поскольку Лому не улыбалось топтать сапоги ещё три года, он не возражал послужить чуток в очередной горячей точке. Вот только он тогда не знал, что она будет настолько горячая. Серый сняв рубашку пытался оторвать от неё второй рукав так как первый пошел на изготовление факела а ходить в рубашке с одним рукавом довольно глупо. Он пытался изготовить из неё 'безрукавку' но неловко дёрнул и в итоге у него на руках оказалось два куска тряпки. –Вот же гадство! –Стой не выкидывай. Как раз малому на бинты сгодится. Выпустив из камеры пацана стащил с него превратившуюся в грязную тряпку рубаху и брезгливо отбросил её в сторону. Больше на нём не считая примитивной обувки ничего не было. После чего начал поливать на него из кувшина чтобы тот отмылся от грязи. Тот ёжась от холодной воды выпячивал острые лопатки. –Да не жмись ты не такая уж она холодная. Ну ты прям как Маугли, дитя юга, змёрзз совсем. Хы хы. Изорвав рубашку на полоски, сейчас забинтовывал ссадины на руках и коленках пацана. Использовав в качестве антисептика последнюю из найденных Серым бутылок. – Да не вертись ты. Ну жжётся чуть чуть, подумаешь. Терпи казак, атаманом будешь. – О Серый глянь-ка! Царапины то после того как я на них винишком полил, сразу считай коростой покрываются. – И чё, и заживают быстрей? –Да вроде нет. Я одну расковырял, ранка не зажила, просто коркой закрылась. Но и то при глубоких ранах это же, как увеличивает шансы на спасение. Ведь на войне от кровопотери в основном мрут. Сколько ребят так загнулось, не дождавшись больнички. – А ты весь антисептик выжрал! Негодяй. – Во кстати у тебя голова не болит? – Не особо вроде, а чё ? –Да вот думаю тут. Эта дрянь с тромбоцитами что то делает раз ранки быстрей закрываются. Как бы тебе тромб в мозгу не заиметь, о такой штуке как инсульт ты слышал? – Вот же хрень! И чё делать то? – Да я то откуда знаю. Попробуй двигаться побольше, что ли. – И не жри что попало! Сколько тебе повторять?! Закончив перевязывать своего пациента и дав ему одеяло, в которое тот укутался, закрыл его обратно в камере. Интермедия. -Дядька Артемий это упырь?! Он нас съест. Этот колдун нас ему привёл, что бы тот нас съел?!! – Похоже что так, только это не упырь а вампир, и видимо из старых. Вон сколько магических татуировок на теле. Это как же надо знать магию крови, на каком уровне, что бы столько заклинаний в своё тело встроить?!! Если бы ему сказали что никакие эти татуировки не магические, а просто картинки из которых смысловую нагрузку несли лишь пара-другая 'регалок' рассказывающих знающим людям где и по каким статьям сидел, в местах не столь отдалённых, их владелец. Остальные же были обычные 'портаки' сделанные для красоты. Так вот Артемий этому бы просто не поверил. Ну кому в здравом уме придёт в голову так уродовать своё тело, что местами не проглядывало даже участка чистой кожи. Он повёл носом принюхиваясь. Разлившийся по подвалу запах свежескошенного сена от открытой вампиром бутылки заставил его уставится на неё во все глаза. Похоже, там была кровь дриады. Редкий алхимический реагент, который за золото давно уже нельзя было купить. Поскольку последнюю из этих удивительных существ-полубогинь разобрали на ингредиенты ещё за двести лет до его рождения. Большое количество ихора содержащаяся в ней делало её просто незаменимым для множества эликсиров, в том числе и для изготовления тех из них, что продлевали молодость. Ну и конечно для существ пьющих кровь, не было более желанного напитка. –А может и не съест, ему после той бутылочки, наша кровь мочой покажется. И с чего ты решил что вон тот, это колдун? Может это просто слуга вампира? –Дядька Артемий, не похож он на слугу. –Смотри смотри он упыря в плечо стукнул а теперь ещё и пнул, а тот на него не напал, только сказал что то. – Да вампир очень старый, а если это чёрный колдун то тоже неординарной силы. Пробормотал он себе под нос, наблюдая как те двое, не обращая на них никакого внимания, устроившись прямо на полу, с хрустом перемалывают зубами просферки в виде священного символа солнца и запивают всё это освящённым храмовым вином. И хоть бы икнулось им от этого. Когда мальчишку вывели из камеры он уже с ним мысленно попрощался решив, что вампир всё же захотел разнообразить свою трапезу. Он только заскрежетал зубами, ощущая свою беспомощность. Руки до этого висевшие плетьми только только начали отходить, причиняя при этом невыносимую боль, возобновившимся нормальным кровотоком. Но к его удивлению вскоре тот невредимым был водворён обратно в клетку. Причём для лечения его царапин была использована та самая кровь дриады. Те либо не знали, что это такое, либо для них это не являлось редкостью и сколько-нибудь значимым ингредиентом. И он всё больше склонялся к мысли что верно второе. Но так как подобное было возможно в мире не менее семисот лет назад и всё это время они должны были находится в изоляции ни с кем не общаясь. А то бы их быстро просветили о текущих реалиях. Чем больше он об этом размышлял тем больше ему становилось страшно. Ещё больше этот страх усилился когда 'колдун', а теперь он в этом уже не сомневался, без всяких заклинаний, мановением руки открыл портал, из которого вытащил саламандру. К счастью в комнате они после этого задержались не надолго, отправившись наружу. Он злорадно подумал что самозваного барона Кореста, если тот конечно ещё вообще жив, ждёт неприятный сюрприз. Глава 6 …От осетра урезать ровные ломтики и красиво раскладывать их на блюде… Из кулинарного рецепта: 'Осетрина с соусом из хрена'. – Лом замри! А теперь медленно посмотри на свою правую руку. Ты откуда ща сигареты вытащил? – Вокруг руки держащей начатую пачку 'Балканской звезды' у того мерцало голубоватое свечение. –Из тумбочки… Что дома осталась… Я тут чёт отчётливо вспомнил где они лежат и что неплохо было бы их взять… –Ну-ка попробуй назад положить. – Не, не лезет! –Тогда ещё чёнить достань. Пощёлкав впустую зажигалкой, у которой видимо от перегрева вылетел кремень, Лом решил вытащить что-нибудь чем можно подкуривать и что не будет ломаться через пять минут после ухода из магазина. Ещё он подумал что неплохо было бы достать кипятильник и хлебнуть горячего чайку. А также мимолётом пришло в голову, что вот бы вытащить большого белого попугая и что бы он сидел на плече и кричал 'пиастры'… В общем такие сумбурные желания когда он сам даже не знает чего толком хочет, привели к закономерному финалу. – И что это ты тут вытащил? Смотря на извивающуюся в руках приятеля 'тварюшку' ехидно поинтересовался Серый. – Ээ зажигалку, и ещё кипятильник… Про беглого попугая он решил благоразумно умолчать. Тварь, извернувшись, воинственно зашипела. Больше всего она напоминала горящую, будто её облили хреновым бензином, ящерку красного цвета. Почему хреновым? Ну, наверное потому что языки огня как бы нехотя перекатывались по её шкурке. Хотя ещё немного понаблюдав за ней Серый решил, что первое сравнение было неверным и она ему уже больше напоминает раскаленную головню. Распахнув капюшон, наверное что бы казаться больше и страшнее, 'тварюшка' вцепилась в палец Лому. Тот от неожиданности выронил её на пол. Зубов у той во рту не было, и добычу свою она очевидно пережигала. Но Лома защитило всё также переливающееся вокруг его руки голубоватое призрачное свечение. Серый, подобрав палку от разломанного стула, осторожно затолкал ящерку в камин. И бросил туда же теперь ненужную деревяшку, в которую та радостно вцепилась. Дальнейшие эксперименты показали, что Лом вытащить из своего мини-портала может далеко не всё. Если не считать скромных габаритов то он мог достать то что держал раньше в руках либо то чьё устройство ему досконально известно. Если же он сам смутно осознавал, из чего оно состоит, ясно представляя себе лишь, чего он от него хочет добиться, то результат был подобен вышеупомянутой ящерке. И от таких экспериментов, он решил пока воздержатся. Пожелаешь так достать что-нибудь, ну хотя бы что б мухи умерли, ну и достанешь… Смерть. И хорошо ещё, если только для мух. Еду и вообще живые организмы также доставать не получалось. Вернее получалось, но это была уже не еда, и организмы были живыми недолго. Попугая он всё таки вытащил и тот пару раз дёрнув крыльями теряя перья, застыл на полу сломанной куклой. Лом пошевелил его осторожно ногой. Тот казался сделанным из резины, зеленоватой такой резины и перья с него всё продолжали вылезать. С едой тоже не было ничего хорошего. Огурцы расплылись вонючей лужей слизи, а колбаса жутко воняла так что её пришлось забросить в коридор. Извлечённые последними три яблока вроде бы выглядели нормальными, но на них всё равно глядели с подозрением. – Ну кусай давай, ты любишь всё новое пробовать. – Лом, я тебе чё собачка Павлова, что на мне эксперименты строить собрался? Вон у тебя два подопытных сидит. С сомнением поглядев на сидельцев, он однако же хоть и с некоторым сожалением но от экспериментов над ними отказался. – Кто их знает этих инопланетян, чё там у них с метаболизмом творится. Серый тоже отказывается быть подопытной мышкой, можно конечно ему дать в ухо, но как бы, ни прибить ненароком чёт он зеленый, какой-то как лягушка. Нездоровая хрень в общем. Покатав эти мысли в голове, Лом вздохнув откусил от яблока. То на вкус было похоже на пенопласт смешанный с пластилином. Дальнейшие опыты по доставанию разных 'штук' из портала показали что он может достать всё что держал раньше в руках независимо от того что это был за предмет. Ограничение было одно, точнее два но второе как бы вытекало из первого. Предмет должен пролезть в 'дырку' полностью и быть не длиннее полутора метров. Если же эти условия не соблюдались, то искомый объект либо выскальзывал из руки либо его обрезало в произвольном месте при переносе. Но этим как Лом уже убедился его 'чудо-дырка' не ограничивалась. Он мог достать то чью конструкцию или строение представлял детально, а также вещество достаточной степени очистки от посторонних примесей. Например соль у него получилось извлечь без всяких проблем. Но чем меньше он сам представлял что ищет тем менее предсказуемым был результат. Также не радовало извлечение любой органики в не зависимости от того живое это было существо или обычная булка хлеба. Единственным исключением пока что являлась ящерка. Но Лом уже начал сомневаться, что она является живым существом в общепринятом понимании этого слова. Та как раз вылезла из камина и потопала, крадучись вдоль стенки, обследовать территорию. Потоптавшись возле кучи хлама, в углу помещения, откопала оттуда осколок стекла, и зажав его передними лапами улеглась на полу и сейчас облизывала его как леденец, выдыхая на него небольшие клубы огня, отчего тот заметно таял. Из всего съестного, что Лом смог вспомнить, пригодным в пищу оказалось лишь водка, соль и лапша быстрого приготовления. Распечатав упаковку с лапшой извлёк из портала литровую стеклянную банку потом начерпал ладошкой из него же воды и задумался как это всё вскипятить. Достать кипятильник не проблема но вилку можно было вставить только в нос потому что розеток то было нема. Однако он вовремя вспомнил что доставая ящерку он думал в том числе и о кипятильнике. –А почему бы и нет! Помахав в воздухе рукой и добившись привычного голубоватого свечения от неё как при открытии портала он однако ничего нового извлекать из него не собирался. Просто достаточно уже освоившись он заметил что это свечение предохраняет его от любых негативных воздействий. Подхватив недовольно зашипевшую ящерку под брюхо опустил её хвостом в воду. Та поначалу пыталась пинаться лапами и кусаться беззубым ртом но потом смирилась. Так как её главное оружие, огонь, оказалось бессильно. Вода довольно быстро закипела и залив ею лапшу они вдвоём с Серым сейчас скептически принюхивались к ней. – Вроде лапшой пахнет, тока из чего же её делают тогда. –Из пшеницы наверное, из чего ещё. –Ну ты Серый простой как два рубля. В Корее там прямо пшеницы не меряно, поля, блин, до горизонта. Из пшеницы хлеб делают, вон лежит, не хочешь попробовать? А чё ты так, смотри какой аппетитный и цвет главное оригинальный, оранжевый. – И из чего её тогда делают по твоему? – А из говна! Серый, очередную порцию лапши, что пытался запихнуть в себя, выплюнул вместе с ложкой на пол. –Ты это, чё хрень то всякую собираешь. Воняло бы, если из говна было. Это конечно тоже аромат ещё тот, но и не гавном же пахнет. – Дык гы гы там белок из гавна извлекают по особой технологии, жутко научной, тебе не понять, и из него уже лепят. И не только лапшу эту но и прочее всякие кексики-рулетики и этот как его, 'тик-так', две калории в нём всего сам подумай в чём ещё может быть две калории. -Ладно закрыли тему. Это ты там брякал так что и мёртвого бы разбудил? –Не, эт вон тот пацан. Я его поставил чуток расширить дырку наверх, дык он полстены там расковырял. –Чё выход нашёл отсюда? –Ну 'отсюда' это пожалуй громко сказано, на наверх проход есть, тут ты прав. –А в чём проблема то? –Да там опять какие-то, то ли сектанты то ли эльфа-хоббиты сраные. –Да и хрен на них давай уже отсюда выбираться будем. –Ну давай. А эти пусть пока здесь посидят, подумают. Хе хе, над своим поведением. Глава 7 Я не по изысканным салонам Знал по подворотням этикет. "Южное" мешал с одеколоном, Это братцы – фирменный букет. Если взять поллитра политуры, И разбавить лаком для ногтей. С этого и грузчики балдеют, Я же только вижу в темноте. Александр Дольский. Хоть и с некоторыми трудностями но вот они уже наконец и выбрались на улицу. На некоторых участках Лому приходилось буквально тащить Серого на себе. Того ещё изрядно пошатывало да и общий вид у него был какой-то нездоровый. –Чё это тут за трупак валяется? –Ты это давай тока не блевани мне тут, перед аборигенами опозоришься, тут таких трупов ещё немало валяется. –Какими ещё на хрен аборигенами? –Да вон выглядывают. Действительно за ними боязливо наблюдали, из здания напротив, две растрёпанные головы. Спрятавшиеся когда поняли, что их заметили. – И много трупов? –Да с десяток. –Ну ты и зверюга. И на хрена ты их? – Поверь мне, было за что. –Посиди пока здесь в тенёчке, мне ещё пару арестантов надо проверить. Не выпустили ли их местные. Хотя вроде бы и не должны, но береженого, как говориться, бог бережет. –Ага, а не береженого конвой стережет, иди давай, раз надо. Вопреки его опасениям арестанты были на месте. Но сдаваться по прежнему не хотели. – Сдавайтесь сцуки! Те ему что то ответили, судя по интонациям, оскорбительное. –Что ж мне с вами делать то. Так не оставишь. Вот если бы это был какой-нибудь домик на отшибе, я бы вас уродов просто в нём и спалил. Что же делать что же делать?! Виктория! Тьфу ты, то есть эта блин, Эврика!! Не получиться сжечь, значит я вас утоплю. Как котят! Первым делом достав, из своего 'окошка' молоток с гвоздями он как следует заколотил дверь. Потом, достав оттуда же, баллон с монтажной пеной попытался заделать щель внизу и по бокам у двери. Пена из баллона вытекала вялой струйкой, и один его на всю дверь явно было не растянуть. – Да и подумаешь, я же их не в магазине беру. Хотя может и из магазина, но мне по любому всё равно, откуда они берутся. Пребывая от этого в несколько радужном настроении он даже начал что-то насвистывать под нос. Пока третий вынимаемый баллон не лопнул при извлечении его из портала. Забрызгав Лома всего пенными брызгами. И без того не блиставшая чистотой его одежда стала производить впечатление того что ею бы побрезговал не только любой приличный бомж, но даже и огородное пугало с презрением отказалось от таких обносков. Чертыхнувшись, он однако, решил что и так ладно, сколько заделал щелей столько и хватит. –Да и нормально, немного поплаваете да всё равно утопните. Обшаркав руки об стену он потопал вниз. Подобрав у колодца кожаное ведро зачерпнул воды и попытался отвязать от него верёвку. Верёвка отвязываться не хотела. Не лучше дело обстояло и с перепиливанием её ножом. Вылив воду обратно, сбегал в казарму за топориком перерубил верёвку и снова был вынужден привязывать её на место, так как не смог дотянуться ведром до воды. –Чё то ты братец 'танцуешь', с чего это я так мельтешу? Давно в бою не был? Да вроде бы дело не в этом. Скорее абсурдность всей ситуации в целом, несколько напрягает. Ну-ка давай успокойся! И колдуны и демоны и что самое интересное ожившие мертвецы оказались вполне убиваемые. Так что будешь волноваться, когда встретишь что-то такое, что не сможешь убить, и не раньше! Наконец всё же добыв воды и избавившись от верёвки махнул рукой Серому и потопал обратно. Тот вяло помахал в ответ. Уже подтащив ведро к двери мысленно пририсовал себе ослиные уши. –На хрена я за ним таскался, если всё что мне нужно я могу достать, не сходя с места?! Немного поэкспериментировав у него получилось направить струю воды в отверстие через которое его ранее пытались ужалить копьём. Воды изливалась не сплошным потоком а порциями литров по десять. Закачав литров пятьдесят Лом решив что опять тормозит теперь пытался закачивать в комнату уже кислоту. Крики раздавшиеся оттуда и резкий неприятный запах свидетельствовали что пусть не 'царская водка' но что-то у него всё же получается. Так тот и развлекался, когда раздавшийся детский визг отвлёк его от этого занятия. Побежав туда откуда он доносился, он с непривычки заблудился в бесчисленных запутанных переходах. Чёрез некоторое время, к непрекращающемуся визгу, присоединились маты Серого. Тот очевидно был более хорошим следопытом. Он уже подумывал о том чтобы выйдя на улицу приступить к поискам нужного помещения оттуда но наконец обнаружил искомую комнату. Это была та самая где он оставил запертыми трёх девчонок. Сейчас они всё ещё были здесь но живой из них оставалась лишь одна, та что вероятно, была старшей. Сейчас жавшаяся как котёнок к Серому вся перемазанная кровью, по видимому всё того же Серого. Две остальные валялись на полу сломанными куклами. Ну а в центре корчился, держась руками за причинное место, по-видимому, виновник всего этого беспредела. – Я это услышал значит, как вот она визжит, ну и пошёл поглядеть ну а тут этот значит, я ему значит, нормально спрашиваю, что ты мол каазлина делаешь, а он в меня пером тычет. А перо у него не маленькое, свинью насквозь можно проткнуть, но я то не свинья меня без хрена не съешь! Схватил я значит подушку от него закрылся, пуховую подушку то, с удара даже топором не перерубишь, куда уж ему с его 'ковыряльником', да и зарядил ему с ноги по яйцам как он ближе подошёл. Тока он меня всё одно оцарапать успел, но ты не ссы у меня эта царапина уже закрылась коркой. Помогла по видимому та выпитая настойка. А ты всё трындел, алкоголизм мол да вредная привычка… –Ну должна же быть и от вредных привычек хоть иногда какая-то польза. – Давай уведи её отсюда, раз с тобой всё нормально. Там дальше по коридору ещё куча комнат. Тут явно неподходящая для ребёнка обстановка. Сам он направился за ними только задержался не надолго что бы на ходу перерезать горло похоже теперь уже точно последнему из защитников замка. То что у этой комнаты изначально был пост и последующие действия этого оставшегося за спиной субъекта, очень напоминали ему ситуацию с ценным заложником, когда того стараются убить при угрозе его освобождения. Девчонка всё ещё продолжала липнуть к Серому так что пришлось их обоих полить направленной струёй воды как из брандспойта. Он постарался сделать воду теплее, у него уже начало немного лучше получаться управление порталом. Сорвав с кушетки простыню, передал её Серому которой тот обшаркал девчонку и неловко вытерся сам одной рукой. Что бы он там не 'заливал' а рука у него явно болела, рассечённая до мяса а может и глубже, да и сама рана была длинная. Сбросив мокрые и грязные штаны, пинком отправил их в угол и устроился вместе с девчонкой на кушетке. Та, прижавшись к нему, до сих пор продолжала дрожать, не отойдя ещё от шока. Лом порывшись в сундуке у стены извлёк из него что то наподобие пледа и накрыв их вышел. Следовало поближе поглядеть на оставшихся аборигенов, да и трупы все надо куда-нибудь прибрать не дело им так валяться, как грибам под дождём. Глава 8 Приватизация это результат или один из видов конкурентной борьбы в условиях капиталистического способа хозяйствования, для частного сектора хозяйствования… (из одной умной книжки) Аборигены опасливо жались по углам и попытка привлечь их к полезному делу перетаскивания трупов, окончилась полным провалом. Отловленный мужичок невысокого роста и субтильной наружности при его приближении просто повалился на колени, сжавшись в комочек и обхватив голову руками. Попытка попробовать поднять его, ухватив за шиворот, привела лишь к тому, что в руках у него остался оторванный воротник. Мужичок поджимал под себя ноги отказываясь вставать. Отпустив, он пихнул его ногой, отчего тот мягко завалился на бок, всё так же сжавшись калачиком. Плюнув на него Лом решил больше не обращать на местный электорат внимания, перед этим правда всё же убедившись что воинов в крепости больше не осталось. Так как и один упущенный им в прошлый раз устроил неплохой переполох. Образовавшийся переизбыток трупов можно было спустить в подвал. Та комнатка возле спальни выглядевшая как холодильник заваленный кусками мяса, пожалуй, не дала бы протухнуть и этим 'тушам'. Только вот никакого желания таскаться там с тяжёлой ношей не было. Там и без поклажи не очень ловко лазить. Поднявшись на стену, задумчиво оглядел окрестности. Рва у этой пародии на замок давно не было, но видневшийся у левого угла неглубокий, но широкий овраг намекал на то что когда-то всё было несколько иначе. –Так если его немного углубить, то как раз все должны поместиться… в три слоя. Подумав он решил девчонок и пацана загрызенного собаками сжечь на погребальном костре, так как они не были врагами и класть их в общую могилу ему показалось неправильным. Перевалив через наружную стену труп валяющегося тут стражника, он сбросил его на землю. А сам начал спускаться во двор. –Неплохо было бы ворота открыть, а то так не натаскаешься. Руки не казённые каждого на стену затаскивать. Из дверей напротив вышел Серый принарядившийся в обтягивающие лосины и рубашку с кружевным воротником. И босиком. На вопросительный взгляд Лома он ответил: –Уснула. Поревела немного и уснула. Надо бы в той комнате убрать что бы она их больше не видела. Быстрей успокоится. –Чёт ты быстро оклемался. А чё бабские шмотки напялил? –А вот хрена то там! Бабские тут тока платья я уже половину замка обшарил. Тут походу какие то пидрилы жили. Тут на рубашке ещё и манжеты кружевные были, я их оторвал. Тихий ужас в натуре. Слушай Лом а достань мне нормальную одежду, чё те стоит ты же всякую хрень можешь достать из своей волшебной дырки. Гы гы услышал как это звучит. Не в натуре, Лом сделай хоть что-то полезное, а?! – Потом, я тут типа маленько занят! –А чё делаешь? А.. ясно ща помогу тока какие-нить гавнодавы найду а то босиком неуютно. –В казарме погляди. Лом махнул рукой в сторону нужного здания. Там этого добра навалом. Вместе с предыдущими владельцами правда. Но они смирные, не кусаются так что не бойся. Бормоча под нос что он вообще типа ничего не боится а уж из-за каких то жмуриков, что бы на измену присел, этого не будет и подавно, Серый поспешно скрылся. Найденным в казарме ножом он первым делом подрезал когти на ногах. –И на хрена ж вы выросли. Такие хорошие кроссовки испоганили. Настоящий 'адидас' был. Китайский! А не какая-нибудь там американская подделка. Примерив несколько пар сапог он наконец выбрал понравившиеся. Те что были на ногах предыдущих владельцев не трогал, ограничившись свободно валявшимися. И находка обнаруженная в одном из таких закинутых в дальний угол, его изрядно порадовала. По быстрому соорудив себе портянки из ближайшего шерстяного одеяла он выскочил за дверь что бы похвастаться найденным перед Ломом. Тот к этому времени как раз наконец то справился с запорным механизмом ворот. И с натугой толкая всем телом, распахнул одну створку. –Гля Лом какую цепуру надыбал а ещё перстень смотри какой, с гербом. Зуб даю что они золотые. Лом только ехидно поулыбался но не стал говорить что, мол девочкам нравятся бусики, и даже не стал предлагать продемонстрировать бросок через плечо с захватом за эту цепочку, завершившийся бы демонстрацией удушающего приёма. Вместо этого он сказал другое. –Ну ты прямо новый русский, тебе тока красного пиджака не хватает. Серый довольно заулыбался. Нет как всё-таки некоторым мало надо для счастья. Заметив, что за ними опасливо наблюдает несколько аборигенов выглядывающих из дверного проёма, он недвусмысленно махнул рукой в сторону ворот, сопроводив это пожеланием убираться отсюда подобру-поздорову к чёртовой матери. –Погоди Лом, на хрена ты их выгоняешь? –Да толку то с них?! Делать ничё не хотят. На хрен они здесь…мусор человеческий! Главнюк один чёрт сбежал, так что если кого мог предупредить или там в известность поставить, то уже предупредил. Валить я думаю отсюда уже поздно. Так что зачем нам тут нужна ненадёжная аморфная масса, которая может ударить в спину в самый неподходящий момент? – Ну начнём с того что отбросов не бывает! Есть ресурсы и это уже от тебя зависит, как ты ими можешь распорядиться. Кто-то должен и портянки стирать, да и пожрать сварить что-нибудь не помешало бы. А то из нас с тобой кулинары как из бутылки молоток. А на одних водке с 'дашираком' и ноги протянуть недолго. –Серый, это тебе не твои тупые компьютерные игрушки, где расселил крестьян и они тебе ресурсы добывают и золото приносят. Эти золото и в руках то скорее всего не держали и если что тебе и принесут так это звездюлей чему ты вряд ли обрадуешься. Вилами в спину ткнуть много ума не надо. –Вилы тут деревянные, вон там стоят если не видел то сходи полюбопытствуй. Но я твою мысль понял. Значит, первое время не расслабляться и приглядывать за ними, а потом пару проверок на лояльность организуем. Но и делать всё самому отгораживаясь от мира… Лом это в тебе твоя гнилая интеллигентность говорит, будь проще и люди к тебе потянуться. С удивлением тот наблюдал, что Серому удалось заставить себе подчиняться оставшееся население замка. Где бешеным ором где затрещинами и подзатыльниками придавая волшебными пенделями ускорение замешкавшимся, он однако же довольно быстро организовал работу. Справившись там где Лом это считал вообще нереальным. Может дело было в том что в армии ему довелось быть лишь в качестве 'духа' самого младшего по определению и контрактника, то есть 'одного из' где в коллективе все примерно равны. Есть командир подразделения и есть бойцы и уже не так важно, что за звание у этих бойцов: старшина, прапорщик или лейтенант. А ведь дедовщина, с которой он познакомился в самой нелицеприятной для себя форме это не только, даже не столько глумление сильного над слабым, как умение организовать работу, так что бы тебя слушали. И без этого умения, сколько бы ни отслужил дух, в старослужащего он не перекуется так и оставшись 'духом со стажем'. Серый разжился ещё одним перстнем, на этот раз с синим камешком, и двумя широкими кожаными ремнями в медных заклёпках нацепив их на себя один поверх другого. Его подчинённые глядя на него тоже увлеклись мародёрством в итоге не оставив на телах не только ни клочка одежды но даже прихватив несколько ушей в качестве сувениров. –Там ещё один в 'ленинской комнате' ну в том здании, из которого мы выходили. –Да вынесли его уже. –Да нет же, я говорю, что там ещё один есть в дальней коморке под столом. –Ну ты блин и терминатор. Ты вот что терминатор, ты хоть и терминатор и круче тебя тока горы но организовал бы ты нам какой-нибудь огнестрел, а то всё же неуютно так, чё то. Да и сам говорил что убёг кто-то, значит, могут ещё быть гости а нам их и встретить нечем будет. –Попробовать я конечно попробую но сомневаюсь что много толку будет. –Как же так, ты же на войне был да ты этого огнестрела в руках стока должен был передержать… –Понимаешь Серый как бы тебе объяснить то, что бы ты понял. Стволов то я тебе натаскаю туеву хучу, но без боеприпасов их можно будет использовать лишь как дубины. Те патроны что я в руках держал давно выстрелили. 'Цинк' ну ящик это такой, в котором патроны хранятся в дырку не пролезет, а если пытаться достать не те патроны что я в руках держал, а просто 'патроны' то они заразы не стреляют. Я уже пробовал. Что ты думаешь, я тупее паровоза и сам про оружие не вспомнил?! Вот смотри, он продемонстрировал ему вытащенный из заднего кармана джинсов пистолет Макарова и безрезультатно пощелкал курком. После чего вытащив обойму, показал извлечённый из неё патрон Серому. –Совсем как настоящие выглядят, но не работают. Симулякры, бля! –Ну я ещё конечно попробую повспоминать где могли остаться те что точно выстрелят. А ты давай-ка сходи в подвал и приведи сюда тех сидельцев что там остались. Понаблюдаем так сказать аборигенов в естественной среде обитания. Если захотят 'взбрыкнуть' то пусть это лучше раньше произойдёт до того как кто-то ещё сюда заявится. Спровадив Серого с глаз долой, сам устроившись в тенечке, он занялся извлечением на белый свет из неведомых далей всяческого смертоубийственного инвентаря. Первым делом вытащил свой автомат АК 74, с которым пару месяц пришлось проспать в обнимку как с любимой девушкой. Только вот приклад у него был треснувший и сам он был весь, какой-то помятый и обшарпанный, видно следующий его владелец не смог или не захотел ухаживать за ним с надлежащим тщанием. Номер совпадал, так что автомат то, тот же самый только вот можно конечно и этот довести до ума, но стоит ли возиться. Отложив его пока что в сторонку он по очереди извлёк ещё несколько автоматов разных модификаций АК, АКС и АКМ. Достал и свой штык-нож потерянный им при переправе через горную речку. Весь в грязи, но от этого не переставший быть всё таким же смертоносным. Тут же слегка обшаркав об брюки прицепил его к больше других понравившемуся 'калашу'. Поразмыслив он свой выбор остановил на обычном АК 74. 'Весло' как они их называли. С деревянным прикладом и тяжелее других ублюдков Калашникова, его однако же меньше 'вело' при стрельбе. –Придурки его ещё называют лучшим автоматом всех времён и народов. Машинка конечно убойная и неприхотливая, для своего времени так вообще наверное супер была, но это было пятьдесят лет назад, да и толку мне теперь с того что он бронежилет простреливает, им ещё надо суметь попасть не то что в бронежилет, а хотя бы в БТР, если он стоит дальше чем за сто метров. Также его добычу составили десять гранат РГД 5 и две Ф 1 все без взрывателей, что было естественно, кто же их будет хранить в снаряжённом состоянии. Ещё ему хоть и с некоторым трудом, но удалось припомнить сделанную в горах ухоронку, где они как то оборудовали тайник, сложив туда лишнее оружие и десять банок тушёнки. Тушёнка его порадовала. Как известно у армейской тушёнки срок годности сто лет, а эта всего-то лет пять в горах пролежала, причём в довольно сухом месте. Даже не заржавела. А вот патроны наоборот не очень. В смысле нечему было особо радовать. Всего удалось наскрести на два автоматных 'рожка'. Ну и плюс два взрывателя из того же тайника. Итого курам на смех. С таким арсеналом затевать, что-то полное самоубийство. Те самые куры ногами запинают. Сложив автоматные магазины противоположными концами один на другой, смотал их между собой синей изолентой. Потренировался, как будет переставлять их. Тело довольно быстро вспомнило прежние навыки. Оружие иностранных производителей, которого также немало он передержал в руках в свое время, даже не стал доставать. К нему то точно боеприпасов не будет. А жаль, хромированный ствол и коллиматорный прицел всяко лучше отечественного 'весла'. Конечно прицел можно было бы и попробовать переставить, но не сейчас же этим заниматься. К пистолету патроны также не удалось достать так что он бросил его в общую кучу, сложил гранаты в извлечённую барсетку, повесил автомат на грудь на 'фашистский' манер и насвистывая 'Прощание славянки' отправился инспектировать аборигенов. Глава 9 Порядок хорош только для тех, кто его устанавливает, и только до тех пор, пока другие не решат, что это непорядок. Погребальный костёр ещё продолжал гореть, порой выстреливая в небо искрами, когда Серый уже погнал толпившееся вокруг него местное население на всяческие работы. Которых оказалось вдруг неожиданно много. И как они до этого жили, не зная, что мостовую в замке надо подметать, половички выхлопывать а разбросанные камни просто необходимо собрать и аккуратно сложить у стены. Лом, поднявшись на стену, следил за образовавшейся суетой. Невеликое население замка умудрилось создать впечатление, что как минимум вдвое большее количество до этого продолжало прятаться по шкафам и под кроватями. Но, всё же приглядевшись, было видно что мечутся, изображая бурную деятельность одни и те же люди. Видимо большие специалисты по пусканию пыли в глаза. –Тут у Серого походу облом вышел. Нашла коса на камень! Хрен он от них толку добьётся. Пробормотал он себе под нос, провожая глазами невысокого мужичка толкающего пустую тележку из одного конца двора в другой. Причём не далее как пять минут назад он толкал её в противоположную сторону. Отсюда со стены было хорошо видно почти весь внутренний двор. И наблюдая за мечущимися внизу фигурками, он впадал во всё большее недоумение. Те бегали по натоптанным дорожкам не по прямой из точки 'А' в точку 'В', а совершая повороты как будто обходили невидимые препятствия. Да и сами дорожки изгибались как змеи. В то же время он готов был поклясться что тропинка, на которую он сейчас смотрел, вела прямо, никуда не отклоняясь. Он сам по ней проходил всего минут десять назад. Ещё он припомнил, что из подвала наружу было окно, закрытое непонятным отталкивающим полем, из которого он видел ноги перемещающихся по двору аборигенов. Но после того как вышел из подвала никаких отверстий, в стенах замка невысоко над землёй, не обнаружил. –Значит, часть замка невидима, или же другим образом скрыта! Он попытался вспомнить формулы из геометрии что помогли бы ему, проведя расчёты, обнаружить 'тайную комнату'. Голова на эту попытку откликнулась пока ещё слабой пульсирующей болью в висках. Намекая что не стоит от раненой головы требовать слишком многого. Ещё раз оглядев сверху весь замок Лом для себя решил что он ему не нравится. Тем временем внизу появилось новое действующее лицо. Это был переодевшийся и выглядевший уже не таким доходягой давешний пленник, которого очевидно Серый всё же выпустил из подвала. Тот к некоторому удивлению Лома принялся, в меру своего разумения, помогать Серому, доводить его приказы до местного населения. Во всяком случае, откровенного дуракаваляния стало меньше. Так же он озаботился, что бы наконец закрыли ворота в крепость до того так и стоявшие распахнутыми, Лом их специально бросил раскрытыми. Его всё ещё не оставляла надежда что если не все то хотя бы большая часть населения замка решит убраться отсюда подобру-поздорову. Такое количество потенциальных предателей за спиной, его раздражало и тянуло решить вопрос наиболее простым и быстрым способом. Отвлечься от навязчивого желания всех перестрелять помог вкусный запах, который донёсся снизу. Очевидно, там варился супчик. В животе заурчало, намекая, что прошлый перекус был давно и вообще не считается. Помочившись со стены и на ходу застёгивая ширинку, Лом бодро потопал в поисках здешней кухни. Чавкая сидя за столом, как он не так давно обнаружил, так гораздо вкуснее есть, если чавкать, видимо это как то связано с тем что больше кислорода взаимодействует непосредственно с пищей участвуя в процессе окисления. Мысль стоила того чтобы её обдумать после, более обстоятельно. Пока же он поедая то ли жидкую кашу то ли густой суп решил сперва подумать, как ему всё же выпутаться из той ситуации, когда в ворота замка постучится противник. А что такое произойдёт, не далее чем через сутки, он не сомневался. Конечно, можно было не заморачиваться а просто свалить, бросив всё и всех, уж одному уйти от возможной погони было бы намного легче. Но тогда бы он перестал уважать самого себя. Трус всё равно умрёт, как бы он не выгадывал, стремясь отсрочить свой конец, но перед этим предав всех друзей и потеряв все, что у него есть. Так не лучше, если конец всё равно будет один, жить, не оглядываясь на обстоятельства, вообще не реагируя на внешние причины и навязываемое мнение, а подчиняясь, лишь своим внутренним надобностям и желаниям. Такая вот псевдофилосовская система сложилась у него в его раненой и заштопанной башке, после демобилизации из армии. Принеся ему 'на гражданке' репутацию долбанутого отморозка, которого лучше не трогать. – Так, чему нас учит народная мудрость? Спросил он сам себя, отложив ложку и решив порассуждать вслух, благо, что одна находившаяся в этом же помещение растрёпанная, похожая на бабу Ягу, старуха не обращала на него не малейшего внимания, возясь со своими чугунками и сковородками. –Удивил, значит победил! Так говорил Суворов. Ну, или, по крайней мере, эти слова ему приписывают. Лао Цзы в своей книжке ' Искусство войны' говорит '…предсказуемые действия ведут к конфликту, и лишь не предсказанные противником действия – ведут к победе…'. Не очень отличалось от обеих этих сентенций, так же и то, чему его учили в разведбате: 'Бей в спину, даже если уверен, что сильнее именно ты, мало ли, что за фокусы у него в рукаве спрятаны, не дай своему врагу шанса их использовать'. Как один человек, ну пусть с незначительной помощью десятка гражданских, может отбить нападение на некий объект, превосходящей группы противника? Серого он так же, как боевую единицу, ставил не выше уровня местного населения. Только организовав засаду! Её воплощением он и занялся. Провозившись около часа. После чего отправился спать, предупредив перед этим Серого что если тот 'пролюбит' палево пусть тогда лучше сам о стену убьётся. Глава 10 Мародёрство (от фр. maraudeur – 'грабитель') – незаконное присвоение чужого имущества в атмосфере безнаказанности, обычно в бедственных ситуациях – например, во время боевых действий. Мародёрство во время военных действий рассматривается международным правом как военное преступление международного характера. Однако в уголовный кодекс Российской Федерации статья о мародёрстве не вошла. -'…Они воткнутся в лёгкие от никатинаа чёоорные, по руккоооятки лёгкия, трёхцветные набоорныя…' Фальшиво напевал Серый перебирая сваленные в кучу местные 'свинорезы'. –'Вели дела отменныя сапливые острожникиии, на стройках…Орки! Пленные на хлеб меняли ножики…' Слегка изменил он текст в песне, как ему казалось, в соответствие с местными реалиями. (примеч. авт. в оригинале песня В.С. Высоцкого 'Баллада о детстве') -Интересно есть тут Орки? Вот найти бы одного… и убить. Мертвецы живые тут есть, маги есть, хотя нет, маг был ещё на Земле, но магия один хрен тут есть, вон какие у меня когти выросли. Да ладно бы ещё только когти, он заметил, что и с зубами у него не всё в порядке, но Лому он об этом не говорил. Не сложно представить реакцию того на подобные сведенья. –Чё, клыки растут? Да ты брат в обезьяну превращаешься! Гы гы гы. У тя ещё ни чё больше не растёт, ну хвост там к примеру? Гы гы гы. Так значит магия есть, почему бы и оркам не быть? Он подобрал уже не ножик, а короткий, но довольно тяжелый меч. –О, цветмет! Бронзявка. Наверно тут ещё медный век. Или такого не было?! Тогда бронзовый. Интересно, что было раньше железный век или бронзовый? Надо у Лома будет спросить. Если вспомнит, то расскажет. Он как ромашка то помню, то не помню. То начнёт рассуждать, что твой 'профэссор', то не может вспомнить как жопу подтереть. Ыы –Хотя не, какой-то он уж больно короткий, это надо будет к орку слишком близко подойти, что бы его этой хренью по башке ударить или в пузо тыкнуть. Я лучше копьё возьму. Где у нас там копья были? Поозиравшись, поблизости копий не увидел, а идти обшаривать внутри зданий, ему было лениво. –Ладно, потом найду. И орка потом, всё потом, а сейчас я тоже спать пойду. –Солдат спит – служба идёт! А то Лом хитрожопый больно, сам дрыхнет, а я его значит охраняй. Вон пусть местный военный стережет, ему это привычно и вообще в радость. – Эй ты, как тебя там, подь сюды! Фельдмаршал, твою мать! Ну во услышал, давай давай шевели булками. Айда я тебе фронт работ определю, и смотри у меня! Если чё, я те глаз на жопу натяну и моргать заставлю. Отведя бывшего капитана замковой стражи, а теперь с лёгкой руки произведённого Серым в звание фельдмаршала, на стену он мимикой жестами и с помощью такой-то матери объяснил тому, что бы следил за окрестностями, а он мол спать идёт. И если что, его надо будить причём в первую очередь, прежде чем будить Лома. С сомнением поглядев на аборигена, хрен его поймешь, понял ли тот, а если понял то всё ли. Он, тем не менее, пошёл на боковую, спать тянуло уже довольно сильно. Пошарившись по комнатам, выбирая посимпатичнее, он заглянул в ту, где до сих пор спала девчонка. Суета во дворе её не разбудила. Присев рядом с ней на топчан, Серый потянул за краешек одеяла, вытягивая его из под неё. Она в него закуталась как бабочка в кокон. И не говорите, что в кокон только гусеницы закутываются, она походила не на них, а именно на бабочку. Вытащив, наконец одеяло, скользнул рукой под него, девчонка под ним, как он отлично помнил, была абсолютно голой. Задержал руку на бедре, та беспокойно завозилась, Серый замер, но руку не убрал. Дождавшись пока она снова затихнет, погладил по попке, и скользнул рукой вверх по спине к плечам. Та снова беспокойно заёрзала, Серый испуганно отдёрнул руку, когда понял что девчонка уже не спит. Она, перевернувшись на спину, взглянула на него и, очевидно узнав, улыбнулась. После чего привстав на топчане, доверчиво прижалась к нему. Серый подтащил спавшее одеяло поближе и, накрывшись им с девчонкой ещё её немного под ним потискал. Под одеялом он меньше смущался, чем, если бы та просто была без ничего. До этого его небогатый опыт общения с противоположным полом заключался в не очень удачных, для него, встречах с откровенными стервами. Ну и ещё были профессионалки, но для тех заняться сексом было всё равно, что почистить зубы, что не очень-то вдохновляло вообще к встречам с ними. Маструбация приносит не меньше удовольствия, но гораздо дешевле. Но эта девочка не походила не на одну из ранее им виденных особей противоположного пола, мило краснеющая, от его прикосновений и в тоже время доверчиво льнущая к нему, как котёнок. Серый осторожно приподняв голову девчонки, так что бы она глядела на него и поцеловал её в губы. Спать ему уже не хотелось, а хотелось вот так сидеть, иногда целуясь и прижимая к себе ставшего вдруг очень дорогим человечка. Уже на рассвете он всё же сбегал проверить, как там дела обстоят с караулом. Если оставленный им часовой напортачит, то отвечать-то будет всё равно он, Серый. Успел он как раз вовремя. Нет, часовой не спал и так сказать бдил, и хотел уже сам идти за Серым. Поскольку в пределах видимости уже наблюдалось, какое-то подозрительное шевеление. Глава 11 И вечный бой! Покой нам только снится. Сквозь кровь и пыль… Летит летит степная кобылица И мнет ковыль… А.А. Блок. -Рота подъём!!! Лом открыл глаза, огляделся, после чего встал и с хрустом потянулся. –Чёт ты неправильно реагируешь, как-то. Ты должен вскакивать и с криками носиться, ища ключи от танка. Гы. –Кому должен? Те, кто вскакивает, не разобравшись в обстановке, не живёт долго, как правило. Да и причём тут танк? У танка ключи только гаечные, а я ни разу не механик. –Скучно с тобой. –Ты чё орал то …весельчак? –Да там возня какая то подозрительная на дороге что сюда ведёт, ты бы глянул, возможно, к нам 'гости'. –Да и эта, ты не можешь вон ей платье какое-нибудь достать, а то я твой балахон разорвал ей на накидку. Всё равно он тебе не нужен уже. Серый завистливо глядел, как Лом одевается в городской камуфляж, до этого тот лежал на ближайшем стуле, видимо с вечера приготовленный. –Кому 'ей'? А, привет, Мелкая! Увидел он, выглянувшую из за спины Серого, давешнюю девчонку. Та, что-то пропищала в ответ. –Какой у неё там размер ноги? Примерно двадцать девятый плюс минус, если что две портянки пусть намотает. Сказал он, протягивая Серому пару ботинок на высокой платформе. После чего последовательно вынул из портала головной платок, изрисованный синими матрёшками, трусики стринги, бюстгальтер на пятый размер груди и белое платье в оранжевый горошек. – Какого… ты это вытащил вообще? У неё размер груди нулевой, ты эти пупЫрышки видел? И стринги зачем они? – Ну извини, чё снимал то и достаю, а детских трусиков я в руках не держал. А лифчик на вырост пойдёт. Ха ха. Немного подумав он извлёк ещё большую безразмерную футболку. –На, заместо пижамы будет. А чё, у неё местной одежды нету? –Да понимаешь, я ей принес какое-то платье, а она как увидела его так в слёзы. И вообще туда идти не хочет. –Ну не хочет и не надо, пусть в этом ходит. –Да и это, Лом мне бы тоже какую нить одёжку ну хотя бы как у тебя 'шкуру – дохлого – омоновца' ыыы. –Некогда мне, так пока походишь, подумаешь, стоит ли портить чужие вещи. Мне может быть тот балахон ещё нужен был?! Это, между прочим, настоящий шёлк был. –Айда, показывай, где ты там кого увидел. Вздохнув Серый уныло потащился за бодро зашагавшим Ломом. За стенами обстановка уже разительно поменялась. Теперь уже ясно различалась в отступающих сумерках бодро шагающая сюда толпа численностью, навскидку, человек в пятьдесят. –Куда ж вас стока прётся то, где мы вас всех хоронить то будем. Прокомментировал это зрелище высунувшийся из-за зубца на стене Лом. Вглядываясь в извлечённый монокуляр, он пристально следил за обстановкой в ближайших окрестностях замка. К сожалению подзорной трубы он в руках не держал как и бинокля, по крайней мере не помнил об этом, так что ему пришлось довольствоваться прицелом от СВД. –Так и что мы тут видим? Трое арбалетчиков, не много но неприятностей тоже доставить могут немало, мужичёк с интеллигентской бородкой похож на моего декана, наверное такая же сука. 'Тыловая крыса в павлиньих перьях', вон как морщатся слушая его указания та кучка вояк что выглядит поприличнее основной массы, которая явно просто крестьяне, ну или там пейзане, взятые на роль пушечного мяса. Но и среди крестьян пятеро с луками, наверное, охотники, это тоже не очень хорошо. Если они тут на белок охотятся, то такой стрелок и в меня легко попадёт. –И какой же мы можем сделать вывод из всего увиденного? –Какой? Стоявший рядом Серый, заинтересованно на него уставился. –Такой! Что они либо полные лохи, которые нас собрались пугать милицией и гаагским трибуналом и просить убраться отсюда по-хорошему, поскольку штурмовать им стены нечем. У них нет ни лестниц, ни тарана, ни даже просто длинных палок ухватившись за один конец которой можно взбежать по стене если товарищи толкают другой конец. Но последнее это так пустые умствования, не с теми брюхами, что у этих бойцов, по стенам бегать. Так вот либо там внизу полные лохи, либо же… –Что либо же? –У них есть чем взорвать ворота. –У них нет с собой никакого обоза, значит, затягивать штурм не будут. Нет больших щитов чтобы, прикрывая стрелков засыпать нас стрелами, те круглые недоразумения в количестве трёх штук, в которые ты сейчас тыкаешь пальцем, я заметил, но ими себя-то с трудом можно закрыть, не говоря уже о ком-то ещё. Короче так сгоняй всех в то здание, из которого мы вылезли, как всё закончится, я вас позову. Ну а если совсем кисло станет, в подвале спрячетесь. –Нет здесь вы мне не помощники. Давай вали уже, пока те на штурм не пошли. 'Те' и правда уже перестраивались, подтягиваясь ближе к воротам. Потом тот мужик, что напомнил бывшему абитуриенту Игнатьеву его преподавателя, смешно замахал руками что-то выкрикнул и запулил в сторону ворот натуральный файербол. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=51616052&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО