Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь четвертая

Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь четвертая
Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь четвертая Антон Сасковец Война – это всегда боль, кровь, лишения и смерть. Но даже там есть место и любви, и радости, и подвигу, и горячке боя, и пламени погребального костра. В памяти аборигенов планеты Курорт на долгие века запечатлеются события Войны Богов – ужасной и прекрасной одновременно… Курорт Запретная история одной планеты. Тетрадь четвертая Антон Сасковец Иллюстратор Сергей Умаров © Антон Сасковец, 2020 © Сергей Умаров, иллюстрации, 2020 ISBN 978-5-4498-1884-3 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Великий Потоп Ждать пришлось всего несколько часов. Меше вырвал из сна сигнал тревоги. Пока они бежали к своим драконам, взлетело первое звено. А орудия базы уже вовсю стреляли. Вызвав общий обзор на внутренний экран инфосферы, Меше увидел, что оставшиеся корабли мелкозеленых совершили крайне рискованный маневр. Они прыгнули все разом, причем на низкую орбиту, оказавшись ниже орбитальных баз и порталов защитников планеты. Оттуда они открыли по порталам огонь, причем бомбардировщики держались точно на осях, соединявших орбитальные базы с планетарными. Стреляя по ним, артиллеристы неминуемо попадали бы по орбитальной базе. Это была выгодная позиция на первые несколько минут, пока с планеты не прибыли первые истребители. К сожалению, эта тактика дала свои результаты. Ни защитные поля, ни оставшиеся на орбите корабли не смогли противостоять такой интенсивности огня. Все три портала были уничтожены. Теперь огонь перенесли на орбитальные базы. Четверка Меше врезалась в строй мелкозеленых, огонь с планеты очищал им дорогу. Схватка была яростной и кровопролитной. Базы, огрызаясь огнем и закрывшись щитами, отбивали большую часть залпов, тем не менее, повреждения были уже значительными. К тому моменту, когда корабли очистили пространство вокруг баз, они уже не вели огня и не поддерживали связь. Были видны значительные повреждения, во многих помещениях явно была нарушена герметичность. Однако бой не закончился. Мелкозеленые продолжали атаковать флот, а бомбардировщики рассредоточились, заняв позиции над полюсами. Наземные орудия их не доставали, и Меше, соединившись с Кау Тек, отправил туда две группы кораблей. Оставшиеся старались держаться в строю, уничтожая небольшие и юркие истребители мелкозеленых. Те пытались огрызаться и вели себя удивительно нагло. Несколько таких кораблей было подбито в атмосфере и, беспорядочно кувыркаясь, упали в океан. Меше зафиксировал координаты, чтобы исследовать их, если это окажется возможно. Пока же он решил проверить, остался ли кто-то в живых на орбитальной базе. Связь с Командующим прервалась сразу же после начала атаки и до сих пор не возобновилась. Возможно, он находился на одном из двух вылетевших с базы драконов. В любом случае проверить состояние базы было необходимо. Дракон Меше подлетел к посадочной палубе, но сесть там было невозможно: взрыв одного из боеприпасов мелкозеленых все разворотил. Около базы не было заметно ни людей в скафандрах, ни спасательных шлюпок. И сигналы аварийных маяков также не фиксировались. Осторожно подведя дракона к командному модулю, Меше пристыковал его к уцелевшему стыковочному узлу и приказал всем одеть скафандры, взяв с собой запасные баллоны и кислородные маски. Они перешли в шлюз и открыли люк. В метре от них на броне станции дрожали и блестели в свете ламп капли конденсации от замерзшей, а потом растаявшей влаги. Люк должен был открыться автоматически, но, вероятно, там не было питания. Попытки открыть люк вручную тоже ничего не дали. Тогда они сбросили в шлюзе давление и стали резать броню станции. Так и есть: с той стороны в шлюзе был вакуум, автоматика не работала. Гравитации не было тоже, приходилось идти аккуратно. В стенах в нескольких местах были пробоины, зачастую огромные, улетать туда не было ни желания, ни, что важнее, времени. Наконец они добрались до входа в рубку, который был задраен герметичной переборкой. Открывать ее было опасно: если внутри воздух, они убьют тех, кто находится там без скафандра. К счастью, база была оборудована внутренними шлюзами, и в этом месте такой шлюз был цел. Задвигать переборку пришлось вручную, но закрылась она герметично. Даже воздух в аварийном баллоне был. Когда давление сравнялось, они открыли внутреннюю дверь. В креслах лежало несколько человек. Судя по состоянию стен, что-то взорвалось внутри, но герметичность помещения не была нарушена, или мгновенно восстановилась. Только вот люди… Командующий еще дышал, но он был без сознания. Комбинезон взмок от крови: он был буквально нашпигован осколками. Двое других людей были мертвы. – Командир! – на инфосфере Меше возникло встревоженное лицо второго пилота с корабля Ицы. – Мы наблюдаем разогрев части корпуса станции. Скорее всего, скоро будет мощный взрыв. – Спасибо, – Меше лихорадочно думал, как поступить. – Где-то здесь должны быть скафандры. Кто-нибудь знает, где? – Может за креслами? – бортинженер нажал на неприметный выступ, и в полу открылся лючок. – Вот он. Втроем они одели так и не пришедшего в сознание Командующего в скафандр и потащили к выходу. Переборку просто сдвинули в сторону, зацепившись за поручни, времени стравливать воздух не было. Мгновенный вихрь – и воздух вырвался из помещения. Они дотащились до шлюза, вошли внутрь, Меше сразу же скомандовал расстыковку и побежал в рубку, пока стрелок и бортинженер несли Командующего в медотсек. База взорвалась, когда они были уже далеко. Бой практически прекратился. Оставшиеся истребители мелкозеленых вместе с бомбардировщиками ушли к границам системы. Их было мало, очень мало. Любой нападающий давно прекратил бы сопротивение. Это была очень странная тактика, особенно для трусливого противника. Передав управление второму пилоту, Меше прошел в помещение медотсека. Прогноз автодоктора был неутешительный: Командующий умирал… Весь день в деревне рыбаков было столпотворение: весть о прибытии Афродиты разнеслась мгновенно. Деревня стояла на небольшом уступе над морем, неуклюжие домики лепились друг к другу, поднимаясь по склону холма. Похоже было, что они сделаны из переплетенных веток, облепленных глиной и сверху чем-то покрытых. Впрочем, Афра не очень разбиралась в древнем строительстве. А вот вид с уступа на морскую даль тронул ее: это было очень красиво. Сейчас вся центральная часть деревни была заполнена народом. Люди, особо не стесняясь, разглядывали гостью. Впрочем, праздное любопытство у них не поощрялось, во всяком случае – на словах, и они старались найти себе какое-то применение, помогая хозяевам. Или делалали вид, что помогают. В центре деревни у навеса, под которым стояли грубо сколоченные скамьи и стол, готовили пиршество. Адонис был, похоже, скорее охотником, чем рыбаком: приведя Афродиту в деревню и представив пожилому и статному мужчине, вероятно, старейшине, он на пару часов отлучился в лес. Анхис сразу после ухода Адониса тоже ушел, улыбнувшись Афре на прощание. Все время до трапезы она провела со старейшиной, который пытался с ней объясниться. Лингвистического блока у Афры на поясе не было, поэтому объясниться на местном языке она не могла, и рисовала палочкой на песке, помогая себе жестами. Довольно быстро девушка поняла, что в этой деревне знают о ее родственнице из далекого прошлого. Это было настолько странно и необъяснимо, что у Афры слегка закружилась голова. Но мужчину, с которым в древности путешествовала красавица Афра, действительно звали Этес. Рассказ дальней родственницы подтверждался все новыми и новыми деталями. А главное, в речи мужчины проскользнуло несколько слов на галактическом наречии, – искаженных, но вполне узнаваемых. Выходило, что детские мечты Афры, в которых она боялась признаваться даже самой себе, сбылись. Мечты не просто попасть на планету Курорт, но и побывать в тех самых диких местах, описанных в древнем дневнике, познакомиться с теми самыми людьми. И сбылись эти мечты естественным и грозным образом: она по-настоящему упала с неба. Правда, как и в прошлый раз, старейшина решительно отверг утверждения Афры о небесном происхождении. Она вышла из морской пены на рассвете. Это видели тогда, давно, и видели сейчас. Афродита, пеннорожденая. Мужчина качал головой и присматривался к Афре, особенно часто его взгляд останавливался на широком поясе девушки, хотя ее молодость и красота, конечно же, не укрылись от его спокойного и проницательного взгляда. Он все время задавал один и тот же вопрос, и девушка наконец поняла: он спрашивал, она ли была здесь в древности или кто-то другой. Расшалившись в душе (а отчасти вспоминая инструктаж по безопасности, проводившийся Атлем), Афра важно кивнула, – мол, да, я самая и есть. Только язык забыла. За ненадобностью. На самом же деле она была на два года моложе своей предшественницы, когда та попала на планету, и прошла совершенно другой жизненный путь. Афра никогда бы не призналась (да в это никто и не поверил бы), но у нее еще никогда не было мужчины, потому что не было сильного чувства. У недоступности и умения свалить в единоборстве любого мужчину есть и свои отрицательные особенности. Если бы Ар Эс… Но он был далеко, в госпитале на Ахернаре. Зато Афра была пилотом. Воином. А мужчины… Девушка чувствовала, что открыта для сильного чувства и оно вот-вот проснется в ней. Но на войне лучше всего думать о войне. Афра покачала головой и вернулась к реальности. Наверняка их скоро начнут искать. После боя прошло больше восьми часов. Она проверила настройки датчиков на поясе. Аварийный маяк исправно работал, ключ доступа в инфосферу был задействован, но пока никаких откликов она не получала. Это означало, кроме всего прочего, что никого из ее экипажа поблизости нет. Афра еще раз внимательно посмотрела на старейшину. У него были такие же глаза, как и у Адониса, теплые и лучистые, только вокруг них были морщины. Вероятно, они родственники, догадалась Афра. Адонис вернулся, нагруженный добычей, – кроликами и небольшим животным с загнутыми рогами. Афра с интересом смотрела, как он уверенными и точными движениями каменного ножа с рукоятью, отделанной кожей, легко отделяет мясо от шкуры и костей. Словно бы почувствовав взгляд Афры, парень посмотрел на нее, улыбнулся, подмигнул и снова сосредоточился на работе. Афра с интересом смотрела на его руки, – сильные и чуткие. Невольно она представила, как эти руки обнимают ее, тут же внутренне смутилась, вспыхнула и прогнала от себя эту мысль. Не хватало еще повторять похождения той, древней Афры, до конца! И все же, взгляд Адониса не выходил у нее из головы до самого вечера. Чтобы как-то отвлечься, Афра после легкого перекуса отправилась гулять и купаться. Она, как дельфин, плескалась в волнах. Наверное, кто-то смотрел на нее, – это было привычно и естественно. Она просто наслаждалась солнцем и ласковым морем. Несколько раз мелькнула мысль, что ее не ищут уж слишком долго, однако потом она отринула ее. Она была в отпуске. В конце концов, девушка изнурила себя купанием, и улеглась на песок в тени, отдыхая. Никаких мужских взглядов. Даже теплых. Трапеза началась перед закатом. На столах, за которыми расселись жители деревни, стояла вареная и жареная рыба, жареное мясо, лежали овощи и фрукты. В неуклюже сделанные глиняные чаши разливали вино. Афра понюхала вино с опаской, но запах был приятный. Сделав несколько глотков, девушка удивилась: вино было не просто приличным. Оно было отменным, легким, с едва заметным привкусом фруктов. Афра пила редко и понемногу, но сегодня был особенный день и она с удовольствием выпила чашу, которую кто-то немедленно наполнил вновь. Афра сидела по левую руку от старейшины, занимавшего почетное место в торце стола. Напротив нее сидел Адонис, и девушка еще раз убедилась в том, что они со старейшиной родственники. Скорее всего, Адонис был его сыном. Потом она обратила внимание, что рядом с ней нет ни одной девушки, – женщины сидели за другим столом. Вероятно, гостье была оказана особая честь, она сидела с мужчинами. Все-таки они совсем дикие, – подумала Афра с легкой грустью. Вокруг оживленно болтали, но Афра не понимала ничего. Ей было просто тепло, весело и комфортно. Закат был удивительно красив, небо расвечено невероятными красками. Море было совсем синим, ветра практически не было. Воздух был тих, запахи еды и дыма от костра вселяли в сердце уют, а вино – веселило. Прошедший день был жарким, и сейчас легкая прохлада оказалась желанной. На небе загорались первые звезды, а напротив нее сидел симпатичный сильный парень, который тепло и весело смотрел на нее своими лучистыми глазами… Когда совсем стемнело, посреди ровной площадки над обрывом разожгли большой костер. Две девушки играли на духовых инструментах, – подобиях флейт. Мужчины вперемежку с женщинами стали в большой круг вокруг костра, положив руки друг другу на плечи. Адонис поманил Афру, и они тоже встали в круг. Танец был простым, и девушка легко освоила его движения. Ей было удивительно хорошо и спокойно. Здесь мешалось все: и неожиданная пауза в полетах и подготовке к ним; и падение на разваливающемся драконе, плавание в незнакомом море, а потом открытия этого дня; и мягкий вечер; и вино, кружившее голову; и твердая рука молодого мужчины, лежавшая у нее на плече и вызывавшая смутное волнение. А потом они вдвоем ушли по узкой тропинке наверх, за селение, потому что им обоим хотелось побыть вдвоем. Здесь не было похоти, – это было просто тепло и притяжение, а еще над головой раскинулся великолепный звездный полог, такой мирный и прекрасный, особенно когда на него не проецируются данные инфосферы и тем более полетные формуляры боевого корабля. Наверху, над деревней, была площадка, они сидели рядом, потом Адонис обнял ее и Афра не отстранилась. Они целовались, долго и нежно, и крепкие теплые руки обнимали ее плечи, даря ощущение защищенности… Трудно предсказать, как развивались бы события дальше, но тут на поясе Афры проснулся индикатор инфосферы. Девушка остановила Адониса, отстранилась, подняла руку, показывая, что ей нельзя мешать, и ответила на вызов. Это был патрульный истребитель змеев, который вылетел на их поиски с Атль-Анти около часу назад. Афра не знала пилота, но была рада услышать, что он уже засек еще двоих членов ее экипажа: второго пилота, маленькую и веселую конопатую Эхо, и стрелка Потоса. Не отвечал пока только бортинженер Пан, хотя его аварийный маяк работал. Все они были на том же острове, что и Афра. – Мне нужно улетать, – Афра показала на небо. Адонис явно не понимал ее, тогда она улыбнулась, погладила его по щеке, нежно поцеловала, а потом резко отстранилась и встала. – Иди. Иди к своим, – ее голос стал резок и повелителен. Свои слова Афра сопроводила характерным жестом, показывая Адонису на деревню. Видя, что парень не понимает ее, она приложила ладонь к груди: – Афра, – и указала на небо. Потом указала на Адониса: – Адонис, – и указала на деревню. Парень покачал головой, но тут в небе появились позиционные огни истребителя. Загорелся прожектор, выискивая на площадке Афру. – Иди. Ну иди же! – Афра легонько толкнула Адониса в грудь, а сама отвернулась и пошла к центру площадки. Потом повернулась к нему, и в этот момент прожектор истребителя облил ее фигуру светом. Казалось, вокруг девушки вспыхнул божественный ореол. – Я вернусь, – Афра улыбнулась, а потом побежала навстречу садившемуся кораблю. Адонис видел, как перед Афродитой с неба спустилась огромная лодка, освещавшая ее огнем, как она вошла в открывшуюся дверь, как лодка погасила яркий огонь и стремительно рванулась в небо, – только теплый ветер ударил ему в лицо, покалывая мелкими песчинками и пригибая траву, и быстро пропали среди звезд красная и зеленая точки, горевшие у лодки по бокам. – Значит, это не мелкозеленые? – Не совсем. – Что значит не совсем? – Вирак нахмурился. – Объяснись. В антигалерее их было шестеро. Меше сидел боком к круглому столу, положив на него руку. Рядом с ним сидели Петс, болтавший ногами и рассеянно глазевший на рыб, и смуглянка Ильтон, уже несколько лет как получившая должность Ишты. Вирак стоял у стекла аквариума, Кетс и Кочимет сидели на диване, глядя то на Вирака, то на Меше. Вирак, который после смерти Командующего стал руководителем обороны со стороны людей, заметно постарел под грузом ответственности. Его лицо осунулось, на плечи словно кто-то навалил тяжестей. – Оче, тела пилотов, скорее всего, имеют искусственный характер. – Это роботы? – Нет, но… Биологически это живые существа во всем, кроме мозга. То есть мозг тоже от живого существа, но он имеет дополнительные органы. – Дополнительные органы? Нана, Ильтон, поясните. Петс и Ишта переглянулись. Петс сказал, тщательно подбирая слова: – У нас с Ильтон есть пока только предположения. Похоже, что каким-то образом мелкозеленые поддерживают с ними связь. То есть телом пилота управляет разум мелкозеленого. Дистанционно. – По радио? Телепатически? Через подпространство? – Через подпространство. Иначе были бы слишком большие задержки по времени, а полноценный искусственный интеллект там явно не задействован. – То есть эти корабли на периферии не просто глушили порталы? – Да. Ни один мелкозеленый с начала операции не погиб. Они все – там. На кораблях у краев системы. И управляют боевыми кораблями дистанционно. Меше задумчиво протянул: – Тогда по крайней мере понятна их смелость. Они рискуют не своей жизнью, это сродни полетам на симуляторе. Даже если тебя сбили, ты сам ничего не теряешь. – Ильтон, ты согласна? Это возможно? Ишта кивнула, ее длинные волосы качнулись вперед: – Да. Мы не владеем этой технологией, но это вполне возможно. – Но как биологическое тело ловит сигналы из подпространства? – Эти сигналы ловит аппаратура корабля. Управление телом пилота конечно электромагнитное, – телепатическое. Кетс хмыкнул: – А идея стоящая. Это лучше роя дронов. Хотя и дороже. – Да, – кивнул Меше. – Жаль, что мы не знали об этом раньше. Тактика была бы другой. И Командующий… – он не закончил фразу. Все было понятно и так. Вирак обвел всех тяжелым взглядом. – Ну что же. Теперь мы это знаем. Что нам это дает? Как мы можем это использовать? Кетс посмотрел на Петса с Иштой: – Как думаете, сколько времени у них займет восстановление тел? – Скорее всего, часы. У них наверняка есть своего рода запас заготовок. Нужно просто распределить новые тела по пилотам и проверить связь. Им должно быть сложнее перебросить сюда новые корабли: транспорта в составе флота нет. – Тогда у меня есть предложение, – Меше посмотрел на Вирака. – Нужно напасть на них немедленно. Прямо сейчас. – Напасть на них? – Вирак словно пробовал мысль Меше на вкус. – Если они ждут технику, а на борту кораблей полно безлошадных пилотов, нужно ударить по ним, пока не подошло подкрепление. Истребителей у них мало. – Но они начнут убегать от вас. – Естественно. Только если мы договоримся со змеями и с гигантами, убегать им будет особенно некуда. Разве что уходить из системы. А это будет означать прорыв блокады в подпространстве. И тогда мы сможем связаться с Плеядами. Кетс и Вирак переглянулись. Кетс сказал: – Оче, я думаю Меше прав. Нам терять особенно нечего: когда они восстановят флот, мы вернемся на исходные позиции, но уже без орбитальных баз. С каждым столкновением наши силы будут таять. И еще одно, очень важное замечание: эту информацию о дистанционном управлении нужно передать в Плеяды. И змеям тоже. И гигантам. Вирак задумался, глядя на рыб за стеклом. Потом повернулся к сидевшим и снова обвел их взглядом, одного за другим: – Все согласны? – ответом ему были кивки всех пятерых. – Хорошо. Меше, Атль, организуйте общую атаку. Первым они забрали Потоса. Тот, как и Афра, окунулся в море, причем до рассвета он не мог обнаружить земли вокруг и бесцельно качался на волнах. На рассвете увидел землю стадиях в восемнадцати[1 - 3240 метров], деактивировал скафандр и долго плыл к ней. Доплыв до острова и никого не встретив на пустынном берегу, Потос напился воды из ручья, съел энергетический батончик из НЗ и завалился спать в небольшой пещере около моря. Проснулся на закате, напился, искупался, поел и пару часов сидел на камне у воды, размышляя, чего ему хочется меньше: продолжить сон в пещере или побыстрее найтись. От этих размышлений его оторвал обнаруживший их истребитель, вот и вся нехитрая история. Эхо повезло намного меньше: ее парашют запутался в кроне дерева в горах центральной части острова. До рассвета она предпочла провисеть, не отстегивая строп, поскольку было непонятно, на какой высоте над землей она висит. Вокруг не было никого: ни крупных зверей, ни аборигенов, но раскачиваться на стропах от легких порывов ветра все равно было неприятно. Когда начало светать, Эхо поняла, что ее положение весьма неприятно: прямо под ней была бездна. Парашют зацепился за какое-то особенно выносливое дерево на краю обрыва. Его ветви нависали над девушкой сверху, до вертикальной стены сбоку было далеко – около шестой части плетра[2 - 5 метров]. А до каменной осыпи внизу было не меньше стадии[3 - 180 метров]. Сорваться туда – верная гибель. Отцепить парашют, не порвав его, вряд ли удалось бы. Реактивного ранца у девушки не было. Нужно было что-то придумывать, – или продолжать висеть, пока ее не найдут. Если корни дерева выдержат… Должен быть другой выход, подумала Эхо, стала осматриваться вокруг и думать. Наконец, у нее созрел план. Часть строп, на которых она висела, оставалась натянутой, однако другая часть провисла. Девушка подумала, что если срезать несколько строп и связать их, можно попробовать сделать себе страховку. Потом… Либо лезть по натянутым стропам вверх, что будет очень опасно, либо попытаться дотянуться до края гребня сбоку, который был совсем рядом. Если склон там будет пологим, можно влезть по нему наверх, если же нет – она сможет привязаться к камням и ждать. Это было рискованно, но все же безопаснее, чем просто болтаться над пропастью. Первая часть плана ей удалась. Универсальный нож отрезал свободно свисавший край парашюта, не задев спасительное дерево и камни вокруг. Несколько строп, прикрепленных к отрезанному куску, упали вниз. Эхо подтянула их к поясу и по очереди освободила. Затем одну из строп отрезала от основания и связала с другой. Сделала петлю. Раскрутила и бросила вверх… Петля ударилась о скалу рядом с деревом и соскользнула вниз. Эхо облизнула пересохшие губы, расслабила мышцы и попробовала снова. Тот же результат. Наконец, с третьего раза, петля захватила дерево и после нескольких аккуратных подергиваний соскользнула по стволу к корням. Прекрасно. Страховка у нее есть. Теперь нужно подтянуться вбок, к гребню. Она сделала еще одну петлю из свисавших вниз строп. Чуть выше ее был гранитный выступ, если петля зацепится… После двенадцатой попытки девушка поняла, что ее план нужно как-то модифицировать. Пришлось перенастроить нож и тщательно прицелиться. Руки дрожали, а до нужного камня тоже было около шестой части плетра. Она снова расслабилась, отдохнула, подняла нож… После нескольких аккуратных движений она добилась нужного эффекта: на скале на месте бесформенного валуна появился своего рода каменный крюк, расширявшийся к основанию, потом снова сужавшийся и затем становившийся совсем широким. Петля легко захватила его и затянулась в самом узком месте. Эхо подергала ее – держит. Она стала тихонько подтягивать себя к гребню. Оставалось совсем немного, когда стало ясно: стропы натянуты и, если она хочет дотянуться до гребня, придется отстегиваться. Страховку она давно закрепила на поясе, так что в целом операция не должна была вызвать совсем уж фатальных последствий. И девушка нажала на защелку. В следующее мгновение ее мотнуло к гребню, она схватила его, но не удержала, больно ударилась плечом, перелетела через гребень и заскользила вниз по пологой, но крутой поверхности. Почувствовала острую боль в ноге и одновременно резкий рывок у пояса. Итак, она остановилась. Под ней была твердая скала, руки ободраны до крови, а нога, судя по всему, либо вывихнута, либо сломана. Все же это было лучше висения над пропастью. Она вколола себе обезболивающее, подтянулась по веревке вверх и наконец зафиксировала свое положение на скале. Выпила воды из НЗ, поела, и забылась сном. К вечеру Эхо проснулась, снова вколола обезболивающее, и, вырезая в скале ступеньки универсальным ножом, поползла вверх. Когда истребитель змеев пролетел над ней, она была уже наверху и в полузабытьи смотрела на звезды. Она ждала, что сейчас над ней загорится прожектор и ее заберут, но корабль ушел ниже, на дно пропасти, и кружил там. Девушка недоуменно смотрела на происходящее, а потом хлопнула себя по поясу. Ну конечно. Аварийный маяк, который был на поясе, сорвало при толчке. И теперь он валялся где-то внизу. Надо было что-то предпринять. Вероятно, ключ доступа от удара о скалу тоже сломался. Тогда она прибегла к старому и эффективному способу: стала громко кричать. И, включив фонарик в рукояти ножа, светить им вниз. Кричала Эхо довольно долго и уже охрипла, когда ее, наконец, заметили. Истребитель завис над ней, к ней спустился Потос и затащил в шлюз, а потом в медотсек. Конечно, змеи не были людьми, но кое-что можно было предпринять и с их оборудованием. Пана они искали долго. Аварийный маяк работал в лощине рядом с деревней, которая, как и деревня Адониса, стояла на обрыве над морем. Но видно его не было, коммуникатор не отвечал. Вероятно, он спал в какой-то пещере. Они решили посадить корабль и дождаться рассвета, до которого оставалось около пары часов. Афра, навестив в медотсеке Эхо, забылась глубоким сном, как только закрыла глаза. Потос, выспавшийся днем, беседовал с пилотом-змеем, выясняя подробности первого боя, из которого они выпали в самом начале, и второго, в котором были уничтожены орбитальные станции. Змея звали Хух. В этих боях он сбил несколько кораблей мелкозеленых и очень переживал, что вместо следующего боя его отправили на поиски людей. – То есть они не убегали? – Потос был удивлен. – Убегали, конечно. Но не очень активно. Ты знаешь, я уже встречался с ними в других местах. И впервые видел такой напор. Они здесь ничего не боятся. Я вообще не верил, что это они. Бились так, как бьются в последний раз. Это не их тактика. – А это точно они? – Да. Во всяком случае, матчасть та самая. Я слышал, там вскрыли несколько упавших кораблей и что-то нашли. Но результатов пока не оглашали. – Интересно. Могли они как-то настроить своих пилотов? – Как? Они – захватчики, трусы, жадные и подлые. Открытый бой – это вообще не для мелкозеленых. Скорее всего, в кораблях находился кто-то другой. – Кто? – Вернемся на базу, узнаем. – У тебя нет связи? – Похоже, что-то назревает. Они обрубили общий канал, оставили только индивидуальные шифрованые. – Давно? – Час назад. – А ты можешь включить какой-то обзор? – глаза Потоса загорелись. – Активно сканировать пространство сейчас запрещено. Погоди, вот оно. Хух немного поколдовал с аппаратурой истребителя, и они увидели в инфосфере корабля информацию с базы. Сначала шли цифры и кодированные сигналы, означавшие массовый старт кораблей. Потом появилось видеоизображение. Видно было, как после прыжка внезапно приблизились корабли врага, как драконы вперемежку с истребителями змеев и кораблями гигантов уничтожают мелкозеленых, как те гибнут и спасаются бегством. После того, как крупные корабли были частью уничтожены, а частью ушли в подпространство, оставшиеся истребители и бомбардировщики мелкозеленых пассивно застыли, словно одновременно потеряли ход. В их уничтожении было что-то дикое, звериное, – но Хух и Потос, прошедшие не один бой, прекрасно понимали своих собратьев по оружию. Наконец, бой закончился, трансляция прервалась. За бортом стало светать, скоро должно было встать солнце. Можно было идти. Потос разбудил Афру, которая встала сразу, словно и не спала. Она быстро умылась, отказалась от еды и они вышли наружу. Было прохладно, особенно после теплой атмосферы корабля змеев, и Афру спросонья била мелкая дрожь. Впрочем, девушка быстро согрелась, перескакивая с камня на камень и поднимаясь вверх по узкой расщелине, откуда шел сигнал маяка Пана. По дороге Потос наскоро пересказал ей события только что происшедшего боя, и Афра закусила губу: пока другие занимаются делом, они прохлаждаются. Впрочем, девушка понимала, что этот бой – не последний. Пана они нашли довольно быстро. Он лежал в неглубокой пещере на груде сухой травы и храпел, обнимая двух местных девиц. Вся троица была без одежды, и, судя по всему, в стельку пьяна. Афра краснела и бледнела, поначалу ей очень хотелось пнуть Пана ногой. Впрочем, она быстро опомнилась, вспомнив собственную вечеринку, прерванную нашедшим ее Хухом. Девушка вспыхнула и отвернулась, пока Потос, отчаявшийся разбудить бортинженера, вытаскивал его из объятий любовниц. Они кое-как одели Пана, взяли его пояс с оружием и Потос, который был довольно крупным мужчиной, взвалил бортинженера на плечи. Пан так и не проснулся до самого корабля, и в медотсеке пришлось сделать ему укол. Наконец Пан, сидя на полу и схватившись за голову, которая, вероятно, раскалывалась, увидел стоявших около него Афру и Потоса. Некоторое время он силился что-то сказать, тряся головой, но смог издать только невнятные звуки, разводя руками и глупо улыбаясь. Афра не выдержала и ушла: видеть слюнявую и полубессмысленную физиономию обычно сдержанного и немного ироничного Пана было неприятно. Она прошла в рубку и поняла, что Хух не терял времени даром: они уже подлетали к Атль-Анти. Впрочем, еще пару дюжин минут они ждали, пока сядут корабли, вернувшиеся от границ системы. Афра наскоро просмотрела запись боя, – все было ясно без слов. Режим радиомолчания был наконец снят, и Афра соединилась с Меше. – Все целы? – Меше был весел и бодр. – Да. Мы подлетаем к Атль-Анти. Куда нам двигаться потом? – На северную базу. Я пришлю за вами корабль. Как вы? Афра улыбнулась: – Местные оказали нам отличный прием, а точнее, мне и Пану. Потос просто отдохнул на берегу, Эхо в горах сломала ногу. Но в целом все хорошо, готовы к бою. Был бы дракон. – Драконы найдутся, не волнуйся. И кстати, для тебя есть еще одно поручение. Впрочем, об этом пока рано говорить. Главное возвращайтесь. Мелкозеленые, скорее всего, контратаки не ожидали. Во всяком случае, их истребители почти не оказали сопротивления, когда три группы кораблей поднялись над атмосферой Курорта и начали прыгать к границам системы. Бой продолжался около двенадцати минут. За это время было уничтожено несколько бомбардировщиков, а главное, – несколько кораблей, блокировавших подпространство и, вероятно, имевших на борту пилотов-операторов и технику для дистанционного управления. К концу боя стало понятно, что мелкозеленые покидают систему Курорт: один за другим их корабли уходили в подпространство, бросая обездвиженные истребители и бомбардировщики. Змеи, люди и гиганты уничтожали эти корабли, ставшие безопасными. Наконец, вся система была очищена и флот победителей вернулся на планету. На этот раз они не потеряли никого. Меше ликовал: мало того, что в этой атаке не было потерь, змеи нашли Афру Диту и еще троих членов экипажа дракона, развалившегося в атмосфере Курорта в прошлый раз. Как только связь с Плеядами восстановилась, он доложил командованию Звездного флота о гибели Командующего, расстреле орбитальных баз и снятии блокады, а также о новой тактике мелкозеленых. Все понимали, что те, скорее всего, вернутся, и вернутся с более мощными силами, но им потребуется для этого какое-то время. Время на развертывание в системе, однако, требовалось и Звездному флоту. Когда все корабли вернулись на планету, Кетс организовал конференцию между руководством гигантов, змеев и людей. Мнение у всех было одно: мелкозеленые еще вернутся. Надо усиливать оборону. Поскольку они наверняка будут бомбить планету сильнее, чем раньше, нужно строить новые оборонительные сооружения, новые площадки, желательно скрытые в горах или в джунглях, чтобы их было труднее обнаружить с орбиты. – Хорошо бы нам наладить здесь систему порталов, – задумчиво сказал руководитель змеев Цило Почтли. – Связать основные базы постоянными коридорами, чтобы не терять бойцов при переброске космолетами. Если уж мы зарываемся в грунт планеты, это логично. – Согласен, – Кетс просиял. – Это очень хорошая мысль. Но порталы громоздки. Их нужно будет как минимум двенадцать, – скорее даже больше. Доставлять сюда их придется транспортом. Это рискованно. Транспорт на орбите под обстрелом мелкозеленых долго не протянет. А сесть на планету он не сможет. – Если бы мы могли забросить их на планету в одно место, и уже оттуда развозить под защитой орудий планетарных баз, это решило бы вопрос? – Пайналь, уже немолодой, с поседевшей щетиной редких волос на затылке, был по-прежнему оптимистом. – Давайте подумаем, как это осуществить. – Сбросить их на парашютах не получится, – иронично проскрипел также постаревший Шолот. За прошедшие годы его желчный и жесткий характер нисколько не смягчился. – Это вам не десантирование молодых парней куда угодно: высота не та, и оборудование, как я понимаю, нежное. – Я думаю, решение имеется, – Меше поднялся со своего места в знак уважения к присутствующим. – С транспорта можно сбросить одноразовый посадочный модуль, после чего транспорт сразу же уйдет. – Для одноразового модуля нужна система наведения и длинная полоса! Восемнадцать стадий[4 - 3,2 км] минимум! И хотя бы полстадии в ширину. У нас нет такой полосы, – Шолот насупился, вертикальные зрачки его золотистых, уже начавших выгорать глаз, сузились до тонких щелочек. – Так давайте построим ее! – Кетс посмотрел на Пайналя, и тот кивнул. – Это займет неделю. Максимум – дней двенадцать. – Если постараемся и объединим силы, управимся дня за четыре, – вступила в разговор Малин, которая после успешной постройки баз до сих пор отвечала у змеев за строительство. За годы она не потеряла ни своей мрачной решимости, ни остроты ума. – Мы согласны, – Вирак посмотрел на Цило Почтли. – По рукам? – По рукам, – змей утвердительно кивнул. Где будем строить полосу? Меше снова встал: – Я предлагаю рассматривать самую западную часть материка номер три[5 - Африка]. В районе дюжины с небольшим градусов северной широты наверняка найдется ровное место, защищенное от океанских волн, где такую полосу можно будет построить. Достаточно просто положить в ряд обработанные каменные плиты большого веса. Это расположение даст более-менее равное расстояние до вашей северной базы и до обеих наших. А для гигантов мы сможем перебросить порталы космопланами. – Мы согласны, – сказал Цило Почтли. Он посмотрел на Малин: – запускайте стройку. – И мы согласны, – Вирак кивнул. Руководитель гигантов, а на совещании от гигантов присутствовал только он, кивнул. За всю встречу он не произнес ни единого слова. Меше вылез из воды и блаженно растянулся на песке. Впервые за эти дни он мог позволить себе расслабиться. Полоса на материке номер три[6 - Гамбия, Юндум] была построена, они были готовы к приему транспорта с порталами. Мелкозеленые не появлялись, хотя судя по качеству связи с Плеядами, которое день ото дня ухудшалось, они расставляли аппараты постановки помех где-то за границами системы Курорт. Строительство запасных площадок и подготовка мест размещения порталов шли полным ходом. Люди осваивали материк номер четыре[7 - Мексика] западнее северной базы, Кетс стал там основным божеством у местного населения. Как-то раз услышав его имя, – Атль Коатль, – жрецы назвали его Кетсалькоатлем. Кетс объяснял, что его следует называть просто Кетс, а Атль Коатль – имя его нынешнего воплощения. Его слушали, кивали, но продолжали называть непроизносимым именем. В конце концов, поняв бесполезность объяснений, Кетс махнул рукой и смирился.     Мексика, Мехико. Пирамида Чичен-Ица На юге в горах оборудовали несколько новых скрытых площадок, а также начали создавать систему подземных тоннелей. Здесь аборигены уже не могли помочь, работала команда волонтеров-строителей с Материка Мо под управлением Чику и ее заместительницы Миры. Вирак считал, что если мелкозеленые нападут серьезными силами и начнут массовую бомбардировку, потребуется надежное укрытие. Его могли построить и оборудовать только сами люди.     Перу. Ольянтайтамбо     Координаты -13.2568799, -72.2683822 У змеев работа тоже кипела. Они создали несколько площадок северо-восточнее базы с пирамидами, а также стали использовать старую площадку с зондом Объединенного управляющего совета севернее внутреннего моря номер пять[8 - Греция, гора Олимп], с которой в древности забрали Афру Диту. Вокруг полосы на материке номер три[9 - Африка, Гамбия, Юндум] базировался временный контингент, которым управляли Кау Тек от змеев и Меше Коатль от людей. Связи с гигантами не было уже несколько дней и это начинало всех беспокоить. Что происходило на востоке континента номер два[10 - Евразия] никто не знал, все попытки вызовов они с некоторого момента стали блокировать. Дроны запускать было слишком далеко, и Меше с Кау Тек стали планировать обзорный полет в эту часть планеты. В конце концов, если где-то там нужно размещать порталы, следует найти для них места и подготовить их. Однако поскольку транспорт должен был прибыть уже скоро, полет решили пока отложить. В итоге Меше дал себе и подчиненным сутки отдыха. Все понимали, что это затишье перед бурей, что впереди их ждет тяжелая борьба, которую переживут не все, и оттого предавались развлечениям с особенным наслаждением. Змеи научили людей играть в мяч не руками, а ногами, и по этим новым правилам сегодня устроили целый турнир. Чтобы уравнять шансы, отделили мужчин от женщин, а потом перемешали змеев с людьми. Таким образом, за два приза, – от Меше и от Кау Тек, – боролись четыре мужские и четыре женские команды смешанного состава. Длинная ровная полоса позволяла проводить несколько матчей одновременно. В перерывах все дружно летали купаться: до океана было совсем недалеко. Только в четырех кораблях, стоявших на юго-восточном и на северо-западном концах полосы, раз в четыре часа сменялись дежурные экипажи людей и змеев: нападение мелкозеленых могло произойти в любой момент. Рядом с Меше улеглась на песок Ица Пала, вынырнувшая из океанских волн. – Как ты, милый? – Прекрасно. Даже не думал, что простое купание может доставить столько удовольствия, – Меше потянулся. – А ты скучаешь по подружке? – Напротив. Я рада, что она за океаном и я могу побыть только с тобой, – Ица лукаво взглянула на возлюбленного. – Кто знает, когда мы будем вот так купаться снова. Есть какие-то новости? – Нет. И связь хуже день ото дня. Но наши прорвутся обязательно. – Конечно. – Знаешь, меня намного больше беспокоят гиганты. – Думаешь, они нападут на нас? – Нет, конечно нет. Но судя по тому, что они блокируют связь, они могут не оказать сопротивления мелкозеленым. – И тогда весь восток материка номер два[11 - Евразия] будет без прикрытия? – Хуже. Еще и материк номер один[12 - Австралия]. – Я слышала, Кетс и там развернул строительство? – Да. Но мы можем не успеть перебросить туда людей. А потом, нас не так много на Курорте. Без гигантов нам будет туго. – Когда мы туда полетим? – Как только сможем. Порталы важнее. Если, конечно, мелкозеленые не ударят первыми. – Тогда купайся и ни о чем не думай. Нам всем нужно набраться сил. – Да, моя красавица, – Меше обнял еще мокрую девушку, и губы их сошлись в страстном поцелуе. Атль проснулся от плохого предчувствия. Мира тихонько спала рядом, свернувшись уютным калачиком. В эти недели супруги редко бывали вместе и очень тосковали друг по другу. А еще больше они тосковали по детям, которых перед осадой отправили в Плеяды. Правда, недавно выяснилось, что Мира снова ждет ребенка. Она наотрез отказалась оставлять мужа одного и улетать с Курорта. Атль практически не сопротивлялся: жена была для него надежной опорой, тылом, и в минуты сомнений часто помогала преодолеть нерешительность. Он, вероятно, все же настоял бы на ее отправке, но Мира, которая была правой рукой Чику, управляла постройкой оборонительных сооружений и готовила убежища на материке номер пять[13 - Южная Америка]. Атль понимал, что лучше его маленькой и энергичной супруги этого не сделает никто. Они решили держать информацию втайне, пока это будет возможно. А Мира клятвенно обещала проводить максимум возможного времени, отдыхая на Материке Мо, купаясь, дыша океанским воздухом, в меру возможности загорая на солнце и употребляя здоровую пищу, богатую витаминами. Атль не очень поверил этим клятвам, и потому старался следить, чтобы обещанное исполнялось. Это было не очень просто, ведь он постоянно мотался по планете. Но оба понимали, что иначе нельзя. Эта пара за все время ни разу не поссорилась, и, когда их не сковывали официальные рамки, они часто держались за руки или ходили в обнимку. Атль старался думать о хорошем, но внутреннее напряжение не проходило. Что-то было не так, – он это чувствовал. Он тихонько вылез из кровати, оделся, стараясь не разбудить жену, на цыпочках вышел из спальни, аккуратно притворил дверь, и только тогда вызвал инфосферу. Все было тихо и спокойно. Что же? Атль доверял своей интуиции, на Курорте она ни разу не подводила его. Атль вышел на балкон. Над головой мирно светили звезды. Ночь клонилась к рассвету. Он вызвал рубку управления, – дежурный был спокоен. Связь с Плеядами пропала полностью уже два дня назад. Оттуда сообщили, что транспорт загружен и почти готов к вылету, они ждали крупный боевой корабль, который должен был прибыть буквально через день-два. После этого сообщений не поступало. Уже вот-вот. Но и мелкозеленые должны вот-вот напасть, не зря же они поставили помехи. Атль вызвал Меше. Тот ответил почти сразу. – Слушаю тебя, о Кетсалькоатль, – он склонился в шутливом поклоне. Атль шутки не принял: – Слушай, у вас все в порядке? – В полном порядке. Почему спрашиваешь? – Меше посерьезнел. – Предчувствие дурацкое. Нигде ничего? – Нигде ничего. Но я, пожалуй, понимаю, что с тобой. Так бывает. – Что именно? – Затишье перед бурей. Напряжение нарастает. Вот ты и нервничаешь. – Думаешь, вот-вот ударят? – Если они не дураки, а они не дураки, они знают, что мы вот-вот получим помощь. Они могут не знать конкретики, но то, что мы ждем подмогу, очевидно. Окружение завершено, – связи нет. – А эти помехи могут помешать нашим кораблям прыгнуть сюда? – Помешать не могут. Но мелкозеленые об этом сразу же узнают. Впрочем, они должны бить на опережение. – То есть они атакуют вот-вот? – Ну конечно. Атль, сразу видно, что ты не военный. Иди спи. – Не могу. – А настоящий солдат спит, как только ему предоставляется такая возможность, – Меше деланно зевнул и потянулся. Потом он посмотрел куда-то в сторону и усмехнулся, было видно, что сонливость у него сразу же исчезла. Он посмотрел Атлю прямо в глаза. – Ну вот, накаркал. Беги в рубку. Разрываю связь. Атль побежал, вызвав в инфосферу показания из рубки. Да, вот почему он проснулся. В систему вошел крупный военный корабль мелкозеленых. И этот корабль медленно выходил на орбиту планеты, не делая пока ни единого выстрела. Зазвучал сигнал тревоги. Меше и Кау Тек внимательно смотрели за подходящим к планете крейсером. Он был один, но величина его была значительной. Это был корабль большого тоннажа, с огромной огневой мощью, наверняка с мощным флотом сопровождения, до поры до времени спрятанным на летных палубах. Краткое совещание, проведенное с участием Цило Почтли, Шолота, Вирака и Кетса (гиганты на связь не вышли), ни к чему дельному не привело. Все понимали, что первый ход сделают мелкозеленые и нужно ждать. До появления кораблей из Плеяд ничего другого защитникам Курорта не оставалось. До тех пор, пока мелкозеленые не поймут, что в обороне планеты на востоке континента номер два образовалась дыра, они будут действовать осторожно. Но куда придется первый удар? Люди и змеи знали, что любую атаку нужно отражать совместно. Иначе их просто перебьют поодиночке. А дальше придется действовать по ситуации и надеяться, что помехи не остановят корабли из Плеяд и те подоспеют вовремя. Все экипажи находились в кабинах, корабли по всей планете были готовы к взлету. Текли минуты, крейсер приближался к орбите оптимального удара, – круговой орбите на высоте, равной половине диаметра планеты. Наконец, он занял позицию. Меше и Кау Тек, которые держали связь постоянно, переглянулись. Меше чувствовал, как потеют руки, и старался расслабиться. Все будет хорошо, им повезет. Они ждали залпов с орбиты, но их все не было. Вместо этого с крейсера вдруг вылетело две группы бомбардировщиков без сопровождения, они направились к полюсам. Будут бомбить ледники, понял Меше. Но зачем? Внезапно он вспомнил, как ледники бомбили в прошлый раз. Были ли там разрывы? Меше вызвал в инфосферу автоматическую запись предыдущего боя и подключил Кау Тек. – Посмотри. В прошлый раз только часть залпов сопровождалась взрывами. Что они делали? – Меше лихорадочно анализировал ситуацию. – Они пробивали во льду отверстия, а потом, похоже, что-то туда забрасывали, – Кау Тек явно была встревожена. – Но что? Меше до предела увеличил разрешение. Действительно. Было видно, что после залпов бомбардировщики отправляли туда какие-то небольшие предметы. Сравнительно небольшие. Бомбы? – Это же печи! Атомные печи! – Меше хлопнул себя по лбу. – Мы мониторим температуру ледника, но снаружи он остался ледяным. А внутри там… – Меше похолодел. – Ты хочешь сказать, что ледник внутри жидкий?! – Не весь ледник, иначе его уже прорвало бы. Но воды там много. И сейчас они пробьют воде путь, – Меше почувствовал, как под ложечкой похолодело. – Они сейчас создадут две огромные волны. Одну с севера, вторую с юга. И эти волны сметут все на побережьях. На всех побережьях планеты. Если бы ледники таяли сами, средний уровень воды поднялся бы еще на четверть стадии. Но это происходило бы медленно. А сейчас высота волны будет в несколько раз выше! Меше срочно вызвал Кетса и Вирака. Кау Тек одновременно вызвала руководителей змеев. Они объявили тревогу и общую эвакуацию всех объектов на побережье, уже понимая, что северная база людей и база змеев находятся в угрожаемой зоне. Все, что находится ниже стадии над уровнем моря[14 - 180 метров], будет смыто. И полоса, которую они только что построили, тоже может пострадать. Технический состав необходимо было немедленно вывезти в безопасные районы (или хотя бы поднять повыше), флот, правда, был готов к взлету в любой момент. На Материке Мо и Атль-Анти шли экстренные работы по герметизации и креплению всего, что можно было закрепить. Все мелкие вспомогательные платформы были погружены на глубину около стадии – это должно было их спасти. Что касается крупных сооружений… Оставалось надеяться, что они выдержат. Тем не менее, Вирак объявил эвакуацию персонала Материка Мо, оставив только дежурные корабли, которые должны были забрать техников, взлетая. Весь остальной персонал нужно было перевезти на южную базу на материке номер пять[15 - Южная Америка, Ольянтайтамбо]. Кораблей не хватало, приходилось отправлять людей по очереди. Кетс, метаясь по северной базе, загонял все местное население на вершины пирамид, а оттуда отправлял на материк. Местность там была выше, и всех местных «боги» старались разместить на площадках на вершинах пирамид, требуя от остальных немедленно уходить в горы. Техсостав он также отправил, все оборудование было герметично укрыто в помещениях базы. Перед приходом волны Кетс собирался переместить ее: предвидев, что базе может угрожать цунами, они встроили в нее механизм аварийной телепортации. База должна оказаться в центре острова. Но операция опасна, ее нужно проводить без людей. И только в последний момент, когда отступать будет уже некуда. По всей планете в эти часы «боги» пытались спасти как можно больше аборигенов, чувствуя свою беспомощность и понимая, что спасти всех они не в состоянии. К сожалению, «богам» поверили далеко не все: в этом сезоне ураганов не бывает, беды ждать не приходится. А потом, с интервалом не более получаса, ледники не выдержали. Огромная, превосходящая все возможные фантазии масса холодной воды хлынула на беззащитную планету Курорт, сначала с севера, потом – с юга… Афра, как всегда, встала рано и побежала на пляж. До инструктажа, который Меше собирался проводить дистанционно, оставалось чуть больше получаса, а что будет потом, девушка по армейской привычке не загадывала. Нужно ловить минуты счастья, пока есть такая возможность. И она с радостью ныряла и плескалась в прозрачной воде, вспоминая, как однажды смутила сидящего на берегу Атля. Сейчас на пляже не было никого. Она пришла в помещение для инструктажа с еще влажными волосами, бодрая и в прекрасном настроении, но, посмотрев на Меше, тут же внутренне собралась. Дело предстояло, судя по всему, нешуточное: такого взгляда у командира она просто не помнила. – В систему вошел крейсер мелкозеленых. Как вы знаете, мы тоже ждем крейсер из Плеяд и транспорт с порталами. Их пока нет. Это значит, что обороняться нам придется самим. Всем экипажам занять места по боевому расписанию. В бой идем все, кроме резерва. Через четыре часа третья смена идет отдыхать. Вы знаете порядок. Дополнительные инструкции получите на борту. По кораблям. Все некоторое время сидели в оцепенении, и тогда Афра, которая стала командиром пилотов северной базы, прикрикнула на них. Люди бросились в рассыпную, – к драконам. Двенадцать минут база напоминала кипящий муравейник, а потом наступила тишина. Грозные корабли были готовы к немедленному взлету, все остальные очистили посадочные площадки, заняв свои посты. Только техники драконов ждали старта, сидя в тени кораблей. Потекли минуты ожидания. По внутренней трансляции Афра видела, как крейсер занимает выгодную позицию, как начинается бомбежка ледников… Это не имело смысла, и девушка нахмурилась. Потом ее вызвал Меше. Поняв, что случится в ближайшие часы, а может быть даже минуты, Афра поразилась эффективности и одновременно подлости действий мелкозеленых. Они не могли не знать, что нанося урон защитникам планеты, уничтожают все живое в прибрежной полосе. Впрочем, вряд ли их интересовали такие мелочи. И тут она подумала об Адонисе. Их же сметет. Всех. Там далеко до базы, змеи не предупредят их. Афра колебалась недолго. – Меше. Те люди, что меня спасли. Дай мне час. Пожалуйста. Я поднимусь над атмосферой, прыгну туда, сяду, – это займет минут двенадцать. Вряд ли по мне начнут палить. Я предупрежу, кого смогу. И вернусь. Только час. Ты же знаешь, за это время мы не понадобимся. Если что, я смогу занять мето в строю и оттуда. А взлетят все и по дистанционной команде. Прошу. – Афра, ты не можешь спасти всех людей на планете, – Меше сурово покачал головой. В глазах девушки было столько мольбы и боли, что он понимал: отпустить ее придется. Но нужно было максимально отрезвить ее. – Всех не смогу, – Афра кивнула. – Но я хотя бы спасу тех, кто спас меня. Прошу тебя. – Хорошо. У тебя час. Афра начала запускать двигатели, когда Меше еще не кончил говорить. Техник понял ее без слов и вопросов, и она рванула корабль вверх, как только двигатели вышли на режим. Эхо, сидевшая в правом кресле, не задавала вопросов. Она знала, что с командиром спорить не стоит, особенно когда Афра такая. Они вышли за пределы атмосферы, прыгнули и стали снижаться. Мелкозеленые не отреагировали: одиночный корабль не мог быть опасен крейсеру, и шел он явно не на базу. Найдя деревню, Афра еще в воздухе запустила громкоговорители, подключила лингвистический блок, и жители деревни с ужасом услышали «голос Бога», который среди ночи грозил им с неба бедами и смертью, если они сейчас же не уйдут в горы. Люди высыпали из построек кто в чем был и увидели, как на центральную площадь приземляется огромная небесная лодка с тремя головами, освещая все вокруг ярко-белым светом, от которого резало глаза. А потом откуда-то из-под лодки выскочила Афродита в диковинном одеянии, ее было легко узнать по волосам и поясу, а также по жестам, только голос ее был громок и она говорила на их языке. – Уходите! Немедленно уходите в горы! Вверх! Прямо сейчас уходите! Уводите скот! А главное уходите сами все, берите детей и больных. Берите еду сколько сможете унести! Кто останется здесь, может не увидеть рассвета! У вас несколько часов! Уходите немедленно! К Афре подбежал Адонис, с тревогой глядя на полюбившуюся ему девушку. У него и раньше не было сомнений, что она – «звездный человек», но сейчас это было очевидно. Увидев его, Афродита метнулась навстречу. – Уводи всех в горы. Немедленно. – Что случилось? – Война богов, – Афра понимала, что объяснять некогда, нужно просто быть убедительной, чтобы он поверил. – Идет огромная волна. Выше этого холма, – Афра показала на невидимый в темноте обрыв. – Намного выше. Все смоет. Это хуже зимних штормов! Вам нужно подняться хотя бы на стадию вверх! Лучше еще выше. Все, кто останутся внизу, умрут. У вас несколько часов. Ты понял меня?! – Афра шагнула к Адонису, и тот от неожиданности отшатнулся, а потом посмотрел Афре прямо в глаза. Адонис, несмотря на молодость, бывал в разных переделках, смотрел он и в лицо смерти. Сейчас на него смотрели прекрасные глаза девушки, губы которой он целовал несколько дней назад. Но это были глаза воина, холодные и беспощадные. – Несколько часов, – он беспомощно оглянулся, начиная думать, как поступить. – Да. Не медли. Мне нужно улетать. – Я увижу тебя еще? – Я прилечу, если смогу. Сделай как я сказала, – повинуясь неясному порыву, Афра быстро поцеловала остолбеневшего Адониса на глазах у молчаливой толпы, а потом легко побежала к дракону. Минута – и он поднялся вверх, растаяв в ночном небе. В деревне, где напоили Пана, все повторилось, только теперь вместо Афродиты для аборигенов говорил Пан. Корабль там настолько напугал местных, а может быть, их напугал серьезный вид бортинженера, который в прошлый раз с удовольствием веселился с ними, что они начали собирать вещи, когда Пан еще объяснялся со старейшиной. – Две деревни, – Афра, судорожно сжав руки на органах управления, вела дракон вверх. – Только две деревни. – Целых две деревни, командир, – поправила ее Эхо. – Ты спасла много жизней. – Осталось уцелеть самим, – Афра усмехнулась и они прыгнули к северной базе. Кетс, находившийся на взлетевшем с базы головном драконе, попросил Афру зависнуть точно над главной пирамидой. Первая волна, которая по сообщению с Атль-Анти не превышала двенадцатой части стадии[16 - 15 метров], и которую змеи пережили сравнительно легко, отделавшись небольшими повреждениями, двигалась со скоростью дозвукового гидроплана. Ближе к берегу, там, где океан становился мельче, ее скорость падала, но высота увеличивалась катастрофически. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=50437776&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 3240 метров 2 5 метров 3 180 метров 4 3,2 км 5 Африка 6 Гамбия, Юндум 7 Мексика 8 Греция, гора Олимп 9 Африка, Гамбия, Юндум 10 Евразия 11 Евразия 12 Австралия 13 Южная Америка 14 180 метров 15 Южная Америка, Ольянтайтамбо 16 15 метров
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 40.00 руб.