Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь третья

Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь третья
Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь третья Антон Сасковец К системе Курорт приближается межзвездная война. Горстка защитников планеты сможет выстоять, только научив аборигенов строить циклопические сооружения. А первый лейтенант Афра Дита сможет попасть на родину предков, чтобы защитить его от врага… Курорт Запретная история одной планеты. Тетрадь третья Антон Сасковец Иллюстратор Сергей Умаров © Антон Сасковец, 2020 © Сергей Умаров, иллюстрации, 2020 ISBN 978-5-4498-1883-6 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Как рождаются боги Кочимет и Вирак стояли на открытой площадке Платформы, ожидая прибывающий космолет. Впервые за несколько масс местных лет[1 - 3 массы лет – это около 5 тысяч лет. Здесь имеется в виду 4 тысячи] существование Проекта Коатлей находилось под угрозой, поэтому на встречу с Командующим прилетели главные должностные лица Семьи. И хотя каждый из них бывал на Курорте не реже, чем раз в год, поскольку это входило в их прямые обязанности, – оба с удовольствием подставляли лица океанскому ветру, вдыхая соленый воздух, и улыбались солнцу. Год от года климат Курорта теплел, ледники таяли, и уровень океана со времен Рольда Коатля поднялся уже на четверть стадии[2 - 45 метров]. Впрочем, гостей Материка Мо и Острова радости это не беспокоило: до ближайшего берега было далеко, и океанская вода оставалась чистой. Гости ничего не замечали и не жаловались. Конечно, с ростом средней температуры росла и влажность воздуха, усиливались ветра, чаще происходили ураганы. И все же планета Курорт оставалась желанным местом для огромного числа жителей Галактики. Проект Коатлей давно вышел за рамки одной планеты, основывая аналогичные поселения и в других прекрасных местах. Причем не только океанские, часть объектов размещалась и на суше. Для Коатлей было важно, чтобы их гости чувствовали себя хорошо, поправляли здоровье, ели хорошую пищу, вели спортивный образ жизни. Это была империя здорового отдыха, раскинувшая свои объекты по всей Галактике. И все же Курорт был дорог для Семьи. Именно здесь Рольд Коатль когда-то основал их бизнес. Планета была для Коатлей своего рода талисманом. К тому же, она имела уникальное расположение и природные характеристики. Курорт в течение масс лет привлекал к себе и богатеев, и средний класс, и молодежь. Здесь была чистая вода и чистый воздух, а главное – традиционно тщательный отбор гостей. В других местах человек просто покупал путевку. Здесь же каждую кандидатуру утверждал Объединенный управляющий совет системы Курорт. Конечно, теперь это была скорее формальность. И все же невозможность попасть на планету в обход совета была для Коатлей отличной рекламой. У популярности Курорта была и обратная сторона. Иногда, раз в несколько циклов, кому-то удавалось проникнуть на планету незаконно. Конечно, не к Коатлям, а на материки или на острова. Такие случаи происходили до сих пор. В древности одна из гостей Коатлей случайно попала на материк и путешествовала там несколько месяцев, пока ее не забрали обратно дежурные силы. Вернувшись, она страстно защищала аборигенов, создав населению и природе планеты нездоровую рекламу. Со временем дежурные силы стали намного эффективнее. И все же поток беженцев сохранился. Дополнительную сложность шесть циклов[3 - 72 года] назад вызвало создание альтернативного проекта, который организовали змеи, входившие в Объединенный управляющий совет системы Курорт. Жители Плеяд называли их проект Анти-Коатль, поскольку платформа змеев находилась в противоположной точке планеты, в восточной части океана номер три[4 - Атлантический океан], ближе к берегу материка номер два[5 - Евразия]. На самом Курорте эту платформу прозвали «другое море», или Атль-Анти. Змеи, в целом, никому не досаждали: людям уже давно удалось завязать с ними вполне добрососедские отношения, хотя обе нации старались не пересекаться. Установившийся статус-кво, особенно после обмена пленными, который произошел опять-таки в глубокой древности, устраивал всех. Змеи притащили в систему свой Портал, и успешно эксплуатировали Атль-Анти. В первые годы это немного уменьшило спрос на отдых на Материке Мо у ксенофобской части населения Галактики. Коатли тогда потратили значительные средства на рекламу. Ее задачей было объяснить, что наличие змеев в противоположном полушарии планеты никак не влияет на отдых у Коатлей. Их знаменитый сериал, когда один из Вираков с двумя сыновьями был вынужден плыть по океану на плоту, от ближайшего материка до Платформы, несколько месяцев терпя всяческие невзгоды и только чудом оставшись в живых, наделал много шума. Каждый день по галактическому вещанию демонстрировалась очередная серия, причем некоторые из них – в моменты самых сильных штормов – снимались с дрона дежурных сил: люди удерживались на плоту из последних сил и им было не до съемок. Знаменитая фраза Вирака: «и двенадцатой части пути не прошли мы до змеев!» – стала нарицательной, а Материк Мо вернул своих почитателей. И вот теперь мирная жизнь и процветание Курорта были под угрозой. Военные уже два цикла твердили о растущей активности мелкозеленых, которые лишь недавно появились в Приграничье, нарушив установившийся покой людей, змеев и гигантов. Правда, вблизи Курорта их еще не видели. Более того, люди пока вообще не сталкивались с мелкозелеными. Отрывочные вести о них приходили только от змеев, чьи владения с недавних пор стала тревожить эта агрессивная форма жизни. – Прибытие Командующего связано именно с этим, Кочимет, – Вирак прохаживался по посадочной площадке, и жестами помогал своим речам. – Хотя в Объединенном совете пока никто ничего не знает, я проверял. Только это и вселяет надежду, что сегодня все обойдется. – Ты же знаешь, Вирак, мы готовы, – Кочимет улыбнулся. Улыбка вышла несколько натянутой. – Лучше потерять часть денег, чем весь бизнес целиком. Вирак хотел было ответить, но в этот момент система оповестила о приближении военного космолета. На ярко-голубом небе обозначилась темная точка. Вирак и Кочимет переглянулись, подтянулись и встали рядом, пряча волнение и тревогу за улыбками. – Мы пока не встречали мелкозеленых. Мы даже не знаем, на что они способны. Но они отнимают у змеев систему за системой. Курорта это не касается. Пока, – Командующий прошелся по антигалерее, заложив руки за спину, невидящим взглядом посмотрел на освещенные прожектором стаи рыб, и повернулся к Вираку и Кочимету, сидевшим около круглого стола. – Я понимаю, вы представляете бизнес и интересуетесь только бизнесом, но я обязан обеспечить безопасность всех граждан Галактики, находящихся здесь, – Командующий вздохнул. – Мы также озабочены безопасностью гостей, Командующий, – голос Кочимета был спокоен и тверд. Он понимал, что разжалобить военного ему не удастся. С другой стороны, возможности для компромисса существуют всегда. Сильный уважает силу. А силу демонстрирует спокойствие. Недаром Кочимет занимал свою должность! – Если мы поймем, что нашим гостям что-то угрожает, то свернем проект на планете Курорт, – продолжал он. – Однако, это будет стоить огромных денег, и нам для принятия такого решения нужно что-то более весомое, чем опасения змеев. – Это не опасения змеев. Это опасения командования Звездного флота. – На чем же они основаны? У вас есть точные данные? – За минувший год змеи потеряли уже три звездные системы. Курорт, и вы прекрасно это знаете, находится на границе трех секторов. Причем для нас эта система не имеет решительно никакого стратегического значения, кроме возможности отдохнуть у вас. При всем уважении к Проекту Коатлей, Звездный флот не будет защищать систему в случае серьезного кризиса, если он потребует наращивания армейской группировки. – Мы это понимаем, и не требуем никакой дополнительной защиты. Но мы пока не знаем, насколько серьезно положение, – вступил в разговор Вирак. – По нашим расчетам, мелкозеленые доберутся до Курорта в течение одного-двух циклов[6 - От 12 до 24 лет]. Если, конечно, змеи не смогут их остановить. – А союзническое соглашение? Разве мы не обязаны поддержать змеев или гигантов в случае нападения третьей стороны? – Змеи пока не обращались к нам официально, – Командующий нахмурился. – Возможно, они смогут справиться с этим кризисом самостоятельно. – А как насчет Объединенного управляющего совета? – Он также пока не проявлял активности. Мы считаем, что змеи будут тянуть до последнего. – Мы – это Звездный флот? – Да. И поэтому я здесь. – Командующий, мы доверяем вашему опыту, – Кочимет приложил руки к сердцу. – Но пока вы не назвали ни одной весомой причины для немедленного сворачивания Проекта. – А я и не призываю вас сворачивать проект, – улыбнулся Командующий. – Я прилетел сюда, чтобы вы помогли мне организовать здесь встречу. Инкогнито. – Инкогнито? – Да. На платформу змеев сегодня прибывает мой коллега… – Командующий замялся. – От их флота. Мы хотели бы обсудить возможные совместные шаги. Мне нужно, чтобы мы с ним смогли провести встречу с глаза на глаз. На нейтральной территории. – Но мы не имеем права доставлять кого бы то ни было ни на материки, ни на острова! И дежурные силы также не имеют такого права. Только с разрешения Объединенного управляющего совета системы Курорт. А Вы, как я понимаю, не хотите огласки, – Вирак посмотрел на Командующего в упор. Тот улыбнулся и кивнул. – Мы не хотим участия в переговорах ни гражданских лиц, ни гигантов. Первых – потому что обсуждаемая тема весьма чувствительна. Истерика никому не нужна. – Согласен, – Вирак улыбнулся. – Если, конечно, вы исключите из этой группы бизнесменов. – Исключим, – Командующий кивнул. – Что касается гигантов, если подключать их, то переговорный процесс сильно затянется. Мы со змеями понимаем друг друга намного быстрее. А кроме того, климат Курорта для гигантов намного опаснее. Как вы знаете, кислород в больших объемах сильно ухудшает их интеллектуальные способности. Они – дети бедного кислородом мира. Курорт не для них. – Чего же вы хотите от нас? – Придумайте что-нибудь. Нам нужна встреча с глазу на глаз. Вирак и Кочимет переглянулись. Это было неслыханно. С другой стороны, ситуация также не имела аналогов. Оба понимали, что решение придется принять им двоим. Семья недаром выдвинула их на высокие должности. – Сколько по времени будут продолжаться ваши переговоры? Час? Сутки? – Кочимет задумчиво прищурился. – Я думаю, что сутки-двое. Максимум трое суток. – Кто будет присутствовать? – Я и он, – Командующий был решителен. – Больше никто. – Тогда самое простое – совершить небольшое путешествие по внутреннему морю, – улыбнулся Кочимет. – Мы можем обеспечить вас яхтой. Там автоматическое управление, парус ставить необязательно. На яхте есть две каюты, на палубе – шезлонги, в рубке можно комфортно разместиться двоим, если будет плохая погода. – Прекрасно. Что вы предложите нам в это время года? – Экваториальное море к западу от Материка Мо. Недалеко от материка номер один[7 - Австралия, Соломоново море]. – Когда вы сможете забросить туда яхту? – Сегодня к вечеру. – Прекрасно, – Командующий улыбнулся. – Тогда завтра с утра начнем. – Только пусть змей берет еду с собой, – озабоченно покачал головой Кочимет. – Мы не умеем их кормить. – Естественно, – Командующий улыбнулся еще шире. – С вами приятно иметь дело, господа Коатли! Яхта шла на восток, подгоняемая попутным ветром. На горизонте облаком темнел большой остров, который они обходили с юга. Двое сидели в шезлонгах на палубе, подставив тела жаркому солнцу. В держатели на корме были воткнуты спиннинги с опущенной в воду наживкой. Со стороны казалось, что двое богатых друзей ярким солнечным днем отправились на морскую рыбалку. Только одна деталь колола опытный глаз. Один из сидевших не был человеком. Конечно, он не был и змеей. Змеями люди прозвали эту расу за глаза с вертикальным зрачком, вытянутую плоскую голову, похожую на змеиную, и раздвоенный язык. Сверху на голове у лежавшего рос короткий черный мех, это было теплокровное существо с двумя руками и двумя ногами, в глазах его светился разум. Рептилоиды действительно были ближе к ящерам или змеям, чем к млекопитающим, но это был совершенно отдельный биологический вид. Светло-оливковая кожа змея впитывала солнце, он явно наслаждался: на их родной планете излучение звезды было намного более жестким. Змеи любили тепло и воду, поэтому условия Курорта стали подходить им для отдыха лишь недавно. Человек же предусмотрительно намазал открытые участки кожи кремом от загара: солнце Курорта было опасно для непривычной кожи. Конечно, это было нарушение правил. Коатли запрещали использование любых химических реагентов при контакте с океанской водой. Командующий утешал себя тем, что вся ситуация неординарна и больше не повторится. А кроме того, он прекрасно знал, что никто не станет его контролировать. Он держал в руке банку легкого. Легкий алкогольный напиток был и в руке у змея. Прихлебывая по глотку и отставляя банки в холодильник, они лениво травили друг другу байки из армейской жизни, не торопясь приступать к главной теме. Обоим было важно получше узнать друг друга, присмотреться, понять логику и мотивы собеседника. Обычно это было задачей дипломатов, но ситуация с планетой Курорт была уникальной. Кроме того, официальная философия государства змеев не предусматривала обращения за помощью к другим разумным существам, пока ситуация не стала фатальной, и действия их Командующего были похожи на самодеятельность. Впрочем, он дал понять, что представляет не только собственные интересы. Так или иначе, договориться должны были военный с военным. Человек заметил у змея на плече длинный шрам. Показал на него: – Несчастный случай? – Нет. Это в бою. – Ого. Давно? – Да. Я был зеленым выпускником училища. – Но это не здесь, далеко? Змей усмехнулся. Раздвоенный язык молнией вылетел изо рта и втянулся обратно. Вокруг глаз образовались складки кожи. И разгладились. – Мелкозеленые. – Я не знал, что вы давно воюете. – Всегда. Сколько себя помню. И мой отец воевал. И мой дед. – И, конечно, это встречный бой? Истребитель на истребитель? Змей усмехнулся в своей манере снова, на этот раз издав несколько кашляющих звуков. Вероятно, он смеялся. – Вовсе нет. Это я спросонья упал на стоявший у кровати излучатель, когда объявили тревогу. И он сработал. Они ударили в наш крейсер из засады, пока я был в отдыхающей смене. Они всегда бьют подло и внезапно. В лоб эти твари не атакуют никогда. – Мы не знаем их. – Да. Мы прикрываем вас от них уже давно. Они трусливы, они всегда атакуют стаей. И всегда нарушают договоренности. В этом вся их философия. – Невесело. – Просто они такие. Когда узнаешь врага, получаешь возможность его победить. – Это правда. Но вы не просите помощи. – Мы отдали им несколько систем, но не потеряли ни одного корабля, ни одного солдата и ни одного жителя. Особых ресурсов в этих системах нет. Пока нет смысла привлекать чью-то помощь. Мы готовим удар. – Тогда почему мы здесь? – Командующий сел в шезлонге. – Вы и я? – Потому что мы не хотим отдавать им Курорт. – Мы не планировали наращивать здесь свое присутствие. – Этого и не требуется. У нас есть план, – раздвоенный язык снова вылетел изо рта у змея, вокруг глаз и уголов губ кожа собралась в складки. – Если мы договоримся сейчас вдвоем, то гигантов сможем уговорить позже, совместно. – В чем же состоит ваш план? – Обсудим это вечером. Выпьем чего покрепче и поговорим. – Хорошо, – Командующий потянулся в шезлонге. – Кстати, у вас клюет! Кетс Коатль был в ужасе. Военные внесли в Объединенный управляющий совет системы Курорт предложение о строительстве на материках военных баз. На случай внезапного вторжения мелкозеленых. Логика была следующей. Мелкозеленые никогда не нападут на хорошо защищенный флот, или на защищенную планету. Им интересен только необитаемый мир, полный ресурсов и охраняемый слабыми дежурными силами. Чтобы они отступились от Курорта, они должны встретить сопротивление. В космосе это сделать нереально: для этого у людей, змеев и гигантов слишком мало сил. Идея военных состояла в том, чтобы в случае вторжения отступить на планету, закрепившись на заранее подготовленных базах. Как только мелкозеленые обнаружат сопротивление с поверхности, они уберутся из системы. Даже если им будут противостоять те же самые истребители, что были на орбите. Объединенный управляющий совет системы Курорт вынес положительный вердикт: гиганты согласились с доводами людей и змеев. Это был шанс надолго сохранить мир в системе, а значит, сохранить бизнес Семьи. Прекрасный план. Только вот персонально для Кетса он означал необходимость активного общения со змеями. В свое время Юл Коатль радовался и гордился, получив должность Кетса. Однако сейчас его позиция требовала совершенно других действий, нестандартных. Он не был готов к такому повороту. Придется учить язык змеев, а потом осуществлять связь между платформами и координировать строительство на берегу! Не то чтобы он был ксенофобом, но… Просто змеи внушали ему неприятное чувство, что-то среднее между отвращением и страхом. И все же выбора у него не было: он отвечал в Семье за обучение и внешние связи. Кроме него, выполнять эту обязанность было больше некому. Ночь прошла в кошмарах. Ему снились шевелящиеся раздвоенные языки, клубки оливковых тел под кроватью, а потом он медленно падал в яму с ядовитыми оливковыми камнями, пытался затормозить или ухватиться за край, и никак не мог, а дно ямы неумолимо приближалось… Наутро, вздохнув, Кетс погрузился в изучение замысловатого языка и не менее замысловатой истории и философии рептилоидов. Люди знали о змеях немного. В древности их труд эксплуатировали, когда захватывали в плен. Это было запрещено, однако отдельные махинаторы обходили запреты. Правда, их рассказы сообщали немногое. Очевидцы утверждали: змеи больше, чем люди, нуждаются в воде, страдают от холода и при этом способны стоически переносить неприятности. Существовали официальные материалы, которые Командующему Звездного флота удалось получить по своим каналам. Это были различные официальные тексты, несколько статей современных философов-змеев, а также интерактивный обучающий курс языка. На все это богатство Кетс потратил около недели. Теперь он мог более-менее свободно изъясняться на бытовые темы. Однако философия змеев и устройство их общества остались для него полнейшей тайной. Так или иначе, настала пора вылетать на платформу змеев, в другое полушарие, и встречаться там со своим коллегой – Пайналем. На удивление, перелет прошел легко. Кетс не использовал космический транспорт, он с удовольствием взял гидроплан, и долетел до змеев в три приема. Два раза садился на высокогорные озера и спал: суммарное полетное время составило около восемнадцати часов. Наконец, он увидел в туманной дымке над океаном номер три[8 - Атлантический океан] Атль-Анти, а немного южнее нее – небольшую платформу-офис. Эта похожая на плоский диск платформа и была целью его перелета. Пайналь, встретивший его у причала, улыбался. С непривычки высунутый раздвоенный язык, молнией мелькавший туда-сюда, и складки у глаз и в углах рта вызвали у Кетса странные ассоциации. Но рукопожатие у змея было крепким, а голос – дружелюбным. Когда же они прошли в отведенные Кетсу аппартаменты и опрокинули по рюмке крепкого, напряжение человека прошло. Его знаний языка хватало на общий треп, а коллега-змей оказался весьма разумным и деликатным. В тот день он недолго мучал Кетса, понимая, что перелет был непростым. Погода по маршруту выдалась нормальная, обходить грозу пришлось только пару раз, ветер был в основном попутный, и все-таки Кетс устал. Ему нужно было привыкнуть к незнакомой обстановке и к разнице во времени. Они разгрузили самолет, достав продукты, которые Кетс привез с собой, и распрощались. На следующий день после завтрака встречались расширенным составом. К Пайналю присоединились Шолот, Шиу и Мектлан. Должности змеев на Атль-Анти не соответствовали должностям у Коатлей: Шолот отвечал за безопасность, Шиу – за энергетику, Мектлан – за использование ресурсов. Шел мелкий дождик, облака стелились низко над поверхностью океана, но волны почти не было. Расположились в большой переговорной. Для Кетса было слегка жарковато, но в целом терпимо. Поскольку змеи не разбирались в правилах этикета, он решил плюнуть на формальности и явился в переговорную в шортах, легкой открытой рубашке и сланцах. И притащил с собой мини-холодильник с напитками. Конечно, воду у змеев можно было пить без опаски, но они совсем не употребляли любимую Коатлями шипучку. Слово взял Пайналь. – Я приветствую уважаемого Кетса у нас в гостях, – он церемонно поклонился. Его движение повторили трое других змеев. – Предлагаю договориться о целях встречи. В моем понимании, нам нужно построить план работ. И обсудить вопросы координации. Потом готовое решение можно будет показывать гигантам. – А ты уверен, что они согласятся? – Шолот, как и всякий военный, был пессимистом. – Не придется потом убеждать их отдельно? – Гиганты в целом понимают, что обманывать их никто не собирается, – Пайналь пожал плечами. – Они спокойно отнеслись к тому, что наши военные договорились первыми. Переживут и сейчас. Обсуждать с ними неподготовленные решения – себе дороже. Это долго и непродуктивно. Главное принципиально все решить и представить им разумный план. – Я согласен, – Кетс кивнул. – Гиганты долго обдумывают возможные варианты, но готовый разумный план они одобрят. – Тогда я продолжаю, – Пайналь «улыбнулся». – У военных нет для реализации задачи ни техники, ни финансов. Они сделали все, что смогли. Высказали свои пожелания, а также изъявили готовность принять потом законченную работу. – Как всегда, – Мектлан, усмехнувшись, покосился на явно возмущенного Шолота и добавил, положив руку ему на плечо: – Ладно, не кипятись. – Короче говоря, они договорились с бизнесменами, – продолжил речь Пайналь. – Командующий звездного флота людей – с Семьей Коатлей, Командующий флотом змеев – со Старшим Почтли. – Это кто? – Кетс удивленно поднял брови. – Наш главный. Он вложил деньги в Атль-Анти, – Пайналь снова «улыбнулся». – И вы, и мы не хотим закрывать проекты, и вы, и мы понимаем, что расходы неизбежны. Однако траты должны быть разумными. – Это так, – Кетс кивнул. – Проблема в том, что гиганты согласились построить материковые базы, но не одобрили использования строителей, – Пайналь развел руками. – Вы все это знаете, я просто очерчиваю рамку. Это значит, что нам нужно строить все силами персонала Платформ. Это будет нереально долго по срокам – и для вас, и для нас. – Да, – Кетс кивнул. – Свободных рук у нас нет. Бизнес оптимизирован, как и у вас. – Есть второй вариант – использовать местных жителей, – Пайналь снова «улыбнулся». Он явно потешался над участниками совещания. Шолот, напротив, помрачнел. – Это означает, что нам придется их учить. Гигантам проще: при их размерах для постройки одного сооружения за пару дней хватит и десятка солдат. – Это звучит разумно, – медленно сказал Кетс. – Вопрос в том, чему конкретно их учить. – А я считаю, что это глупость, – Шолот был явно зол. – Нельзя давать местным каких-либо знаний! Это опасно! Рано или поздно они используют то, что мы дадим им, против нас! – Но речь ведь идет не об оружии, – Кетс пожал плечами. – Как им помешают знания о строительстве? – Это развитие, – Шолот слегка успокоился, но потом снова разозлился. – Любое развитие аборигенов – зло! Добра они не вспомнят, зато станут сильнее! И придется их усмирять! – Построив базы, они сохранят только общее понимание технологии, – Кетс улыбнулся. – Без инструментов и оборудования сделать сами они не смогут ничего. – Я согласен, – кивнул Пайналь. – Оборудование должно быть завезено, а потом вывезено с планеты, или самоуничтожиться со временем. – Именно так, – кивнул Кетс. – А если среди местного населения появятся талантливые архитекторы, пусть строят на здоровье. Что смогут. Наиболее вероятно, что за пару поколений, не имея возможности строить монументально, они все позабудут. У них же каменный век. – Чем скорее разовьются аборигены, тем скорее придется убирать платформы с Курорта, – сказал Мектлан. – А это не выгодно никому. – Я понимаю, отчего вы так спокойны, – проскрипел Шолот, глядя на Кетса. – Вы же скрещиваетесь! Чем сильнее аборигены, тем слабее наше положение в системе. Вам это льстит! – Вообще говоря, такое скрещивание для нас противозаконно, – покачал головой Кетс. – А объединение цивилизаций – тем более. Семья Коатлей никогда не пойдет на нарушение законов Галактики, вы это прекрасно знаете. – Это правда, – Пайналь кивнул. – Ваша порядочность даже у нас вошла в поговорку. – Спасибо, – Кетс улыбнулся. – Но даже если не говорить о законности, это привело бы к потере уникальных преимуществ проекта Коатлей. То есть к потере бизнеса. Для нас это неприемлемо. – Шолот, они находятся в каменном веке, – примирительно сказал молчавший до того Шиу. – А значит, они не смогут построить ни нормальных океанских кораблей, ни чего-то аналогичного. Им не добраться до океанских платформ. – Действительно, – согласно кивнул Пайналь. – Без кораблей они не представляют для нас угрозы. Шолот промолчал, нахмурившись. Было очевидно, что идея ему не нравится, – но аргументы собеседников были серьезны. – Все это означает, что строить базы нужно из камня, – сказал Мектлан. – И ни при каких обстоятельствах не передавать местному населению технологии обработки металлов. – И твердеющих от химической реакции растворов, – добавил Кетс. – И электричества. – Есть, пожалуй, еще один фактор, – сказал Пайналь. – Нас мало. А значит, постройки должны быть не просто функциональными. Они должны вселять местному населению мысль, что обучившие их пришельцы могучи и опасны. – Это так, – кивнул Кетс. – Нам нужно обеспечить безопасность для военных. И для людей, и для змеев, и для гигантов, ведь солдат на планете будет всего горстка. Особенно если им придется вести боевые действия длительное время. – Войны на два фронта не выдержит ни одно подразделение, – Шолот успокоился, но голос его остался скрипучим, а выражение лица мрачным. – Поражение в таких условиях станет только вопросом времени. Пусть аборигены не имеют технологий, вы правы. Но учатся они быстро и в совершенстве владеют различными способами ведения партизанской войны. – Значит, нам придется обеспечить лояльность местного населения, – сказал Пайналь. – В случае потери связи с метрополией это даст возможность организовать поставки необходимых материалов и продовольствия. – Проще всего сразу же продемонстрировать им наши возможности, – зрачки глаз Шолота стали узкими, как щелки. – Чтобы гарантировать их страх и повиновение. – Я согласен с тем, что провести черту между нами и местным населением необходимо, – сказал Кетс. – Аборигены должны относиться к нам с почтением. И ни в коем случае не считать себя равными людям и змеям, как это было до сих пор, когда к ним попадали отдельные «звездные люди». – Именно так, – Шолот кивнул. – Вопрос в методах, – покачал головой Кетс. – Устраивать силовые акции, запугивать их и тем более убивать – недальновидно. Они будут мстить. – Получается, что постройки должны быть огромными, – сказал Мектлан. – И каменными. – Это же нелепо! – Шолот повернулся к Мектлану. – У нас будут небольшие воинские контингенты с несколькими кораблями и несколькими орудиями. Зачем им огромные постройки? – Ты прав, – кивнул Мектлан. – Камень не способен противостоять современным видам вооружений. И работать с ним хлопотно, будет много возни. Но нам нужно показать аборигенам, что мы сильны. Так, чтобы они это поняли. – Я добавлю, – Кетс посмотрел на змеев. – Планета сейсмически довольно активна, а значит, сооружения нужно делать сейсмоустойчивыми. Полигональная кладка, крупные блоки из твердых пород, замки. Это и вправду хлопотно. Но, пожалуй, другого пути у нас нет. Они прервались на обед. Чтобы не портить друг другу аппетит, разошлись по каютам, а точнее, Кетс ушел к себе. Спустя полчаса встретились снова. – О принципах мы договорились, – сказал Пайналь. – Теперь нужно согласовать места размещения военных баз. – Нам необходим оптимальный охват экваториальной зоны околопланетного пространства, – начал Шолот скучным менторским тоном. – Это наиболее вероятное место появления скоростных или выходящих из подпространства целей. То есть базы нужно размещать недалеко от экватора, причем в различных местах планеты, разделив зоны ответственности. – Три базы, расположенные равномерно, дадут охват 120 градусов каждая, – сказал Кетс. – Это достаточно рискованно. – Рискованно, – Шолот кивнул, соглашаясь. – Немедленное гарантированное обнаружение без «слепой зоны» при таком разбросе достигается только для удаления не меньше радиуса планеты. Шолот небрежно набросал в инфосфере схему. – А наиболее вероятная высота выхода из подпространства будет в 2—3 раза ниже, – добавил он, помолчав, и отметил опасную зону. – Если я правильно понимаю, – Мектлан посмотрел на Шолота, – Идеально было бы расположить вдоль экватора шесть баз, на расстоянии 60 градусов друг от друга. – Именно в этом и состояло пожелание военных, – сказал Пайналь. – Однако материки на планете расположены неравномерно. А островная база в океане слишком уязвима в случае долговременной автономности. – Добавлю, – Кетс посмотрел на Шолота. – Сильно разделять воинские контингенты тоже неправильно. Нам нужен компромиссный вариант. Пайналь вызвал трехмерное изображение Курорта, которое повисло между собеседниками. На нем пока были отмечены только две точки: Материк Мо и платформа змеев. – Логично строить базы в относительной близости платформ, – сказал он. – А гигантам отдавать оставшиеся территории. В конце концов, им действительно все равно, где и как строить. – Я думаю, мы можем создать базу в северной части материка номер три[9 - Африка], недалеко от южного берега внутреннего моря номер пять[10 - Средиземное море], – Мектлан показал место. – Это недалеко от Атль-Анти, и там подходящий для нас климат: влажно и дождливо. – Мы будем строить две базы, – сказал Кетс, подумав. – На материках четыре и пять[11 - Северная Америка и Южная Америка], севернее и южнее экватора. Он поставил на карте соответствующие пометки. Пайналь развернул изображение планеты. – Гигантам остается восточная часть материка номер два[12 - Евразия], – сказал он. – Севернее экватора там горы, причем самые высокие на планете. А значит, там минимальное содержание кислорода. Это больше подходит гигантам по оптимальным условиям обитания. – Охват все равно неполный, – покачал головой Шолот. Нужна еще одна база, на материке номер один[13 - Австралия]. – Давайте предоставим гигантам выбор, – сказал Кетс. – Либо они разместят там вторую базу сами, либо мы первоначально оборудуем базу в океане, на Материке Мо. Строить базу на материке номер один можно позже, в случае необходимости. На изображении планеты, висевшем перед ними, появились условные изображения баз. Пусть и неравномерно расположенные, базы теперь прикрывали планету. – Ну а материк номер шесть[14 - Антарктида] можно исключить, – сказал Пайналь. Он расположен в высоких широтах и покрыт льдом. Для базы он не подходит совсем. – Прекрасно, – сказал Кетс, глядя на Пайналя. – Давайте вернемся к щекотливым вопросам. Во-первых, как и чему учить аборигенов. И во-вторых, что делать потом, когда работы будут завершены. – А что такого щекотливого будет в ситуации после завершения работ? – Шолот посмотрел на Кетса. – Построили и ждем. – Если ситуация в системе Курорт останется спокойной в течение многих лет, на что мы все рассчитываем, – Кетс посмотрел на Шолота, – Солдат на объектах не будет. Они будут нести вахту в космосе. – Обеспечить сохранность построенных баз легко: закрытые помещения останутся закрытыми, а камням ничего не сделается, – Мектлан удивленно посмотрел на Кетса. – В чем проблема? – Часть построек мы закрыть не сможем, – покачал головой Кетс. – Огневые позиции для орудий, стоянки истребителей, места для размещения внешнего оборудования… Все они могут приглянуться аборигенам, и их могут заселить. Выгнать их оттуда потом станет целой проблемой. – Нужно раз и навсегда отбить у них саму мысль, что можно посещать объекты! А тем более оставаться на них! – Шолот опять заволновался. – Аборигенов можно напугать. Так, что они забудут дорогу к базам. – Жестокость порождает только жестокость, – Кетс посмотрел на Пайналя, тот согласно кивнул. – Вместо испуганных рано или поздно вернутся злые. А от аборигенов требуется сотрудничество. – Я добавлю, – Пайналь посмотрел на Шолота. – Если речь будет идти о нескольких циклах лет, то есть о разных поколениях, такие операции придется регулярно повторять. Нужно придумать что-то более простое, универсальное и действенное. – При этом важно наладить с местным населением устойчиво хорошие отношения, – сказад Кетс. – И сохранить их. Шиу, пока все спорили, задумчиво кивал, глядя в потолок. А потом сказал: – Мы в свое время проводили разные исследования в области биологии живых существ. Много циклов лет назад, еще до обнаружения системы Курорт. И у себя, и на нескольких других планетах. Он снова задумчиво замолчал. Все терпеливо ждали. – Так вот, – сказал Шиу после паузы. Он словно пробовал каждое слово на вкус. – Оказалось, что подавляющее большинство высокоорганизованных существ испытывает неприятные ощущения при воздействии на них инфразвука достаточной мощности и низкой частоты. Менее 12 колебаний в секунду. – Неприятные ощущения? – Кетс был заинтересован. – Да, – Шиу кивнул. – Змеи и другие разумные существа, не слыша этого звука, тем не менее испытывают безотчетный страх, даже ужас. Если на аборигенов инфразвук подействует также, защитить построенные базы будет достаточно легко. Скорее всего это так, нужно просто проверить. – Обнаружить базы по звуковым колебаниям тоже будет легко, – возразил Шолот. – Только если знать, что искать, – покачал головой Шиу. – И потом, с орбиты инфразвуковые колебания не засечь. А в атмосферу мелкозеленые вряд ли сунутся. – Это правда, – кивнул Кетс, соглашаясь. – По крайней мере до того, как на базах появится воинский контингент. Вы сможете быстро проверить свою теорию? – Конечно, – Шиу кивнул. – Если это сработает, вопрос защиты баз снимается, – сказал Пайналь. – Местные туда просто сами не пойдут. Наши постройки будут внушать им ужас. Все как хочет коллега Шолот. Шолот посмотрел на него и неожиданно «улыбнулся»: раздвоенный язык вылетел изо рта, около уголков губ и глаз появились складки кожи. – Посмотрим, – проворчал он. – Это, конечно, лучше, чем палить в белый свет или убивать гражданских… Вечером Кетс и Пайналь устроились на открытой террасе, возвышавшейся на полстадии над поверхностью океана. Днем в хорошую погоду отсюда открывался превосходный вид, но сейчас была ночь. Капли дождя сверкали в лучах прожекторов, подсвечивавших платформу снизу. На фоне темноты и под аккомпанемент волн, глухо разбивавшихся об основание платформы внизу, зрелище было впечатляющим. Капли барабанили и по натянутому над столиком козырьку, создавая ощущение безопасности. Было тепло – для Кетса, сидевшего в рубашке, шортах и сланцах. Пайналь же кутался в одеяло, уверяя, что так ему комфортно. Кетс пока не смог понять, где у Пайналя заканчивается дипломатия и начинаются личные чувства. Змей был весьма предупредителен и вежлив. Он дважды отклонил предложение перейти в более теплое помещение. Впрочем, возможно, ему действительно нравилось сидеть вот так – в одеяле на открытом воздухе, рядом с падающим с небес дождем, вдыхая свежий океанский воздух и прихлебывая крепкое из небольшой посудины. – Пайналь, а кто у вас главный? – Кетс задал давно интересующий его вопрос. – У вас есть кто-то, представляющий центральную власть, как у нас – Вирак? – Конечно. Это мой начальник, Уицли Почтли. – Почтли? Он сын старшего? – Нет. Он из клана Почтли. Но он не родственник Старшего. – Объяснишь? – Ты должен был прочесть, что у нас нет семей, как у вас. – Прочел. Но не понял. Вы же цените родственные связи! – Конечно, у каждого из нас есть и отец, и мать. Есть братья и сестры. Мы проводим вместе детство, и родители опекают нас в первые годы жизни. Но социальная ячейка общества, называемая Кланом, и являющаяся основой всей жизни, составляется не по родственному признаку. – То есть твои родители могут быть из разных Кланов? – Не «могут быть». Они обязаны быть из разных Кланов. И все мои братья и сестры тоже обязаны быть в других Кланах. – А бывает так, что родителями становятся, обойдя запрет? Ну, если очень любят друг друга? – Я понимаю, о чем ты. Никогда не спрашивай об этом других змеев – они будут шокированы. Для нас это очень большая беда. Такие личности вычеркивают из Клана. Они становятся отверженными. Раньше они умирали. Сейчас – нет, но они перестают быть членами Клана, а значит, теряют все. – То есть таких историй у вас нет? – Ну почему же. Девиации бывают в любом обществе. Но о них стараются не говорить. Для Клана это всегда сильный удар по репутации. Такие личности как бы выпадают из жизни. Они не могут участвовать в общих делах, не могут творить, ничего не могут. – А если у них рождаются дети? – Все дети проходят обряд инициации, когда вырастают. После этого они становятся членами какого-то Клана, вне зависимости от того, кто были их родители. – То есть потомство от таких родителей уходит? – Конечно. Кому охота всю жизнь ничего не делать и зависеть от подачек? – А Клан Почтли сильный? – Сильный? Не понимаю этого термина. Кланы у нас не воюют друг с другом. Клан Почтли большой, богатый, ответственный. – А твой Клан какой? – Фоти. Тоже большой и богатый, но не такой, как Почтли. Они всегда концентрировались на зарабатывании денег, и еще у них много воинов. Среди змеев из Клана Фоти много деятелей искусства. И дипломатов. Я – дипломат. – Ты хороший дипломат, Пайналь. – Спасибо, Кетс. Я рад, что ты прилетел, и что мы можем общаться. Ты тоже отличный дипломат. – На самом деле, я не дипломат. – А кто ты? – Понимаешь, у нас огромная Семья. Все родственники. Много проектов. И я занимаю должность Кетса. У нас в Семье всего семь верховных должностей. Бизнес большой, но руководящие позиции могут занимать только члены Семьи Коатлей. – То есть Кетс Коатль – не твое имя? – Меня зовут Юл Коатль. А Кетс – это моя должность. Мои обязанности – это управление обучением всего персонала. Наше с тобой общение – не основная моя обязанность, но… Обстоятельства. И я рад, что прилетел сюда. – А какие еще должности? – Вирак Коатль – наш верховный управляющий. Он занимается общим руководством и решает финансовые вопросы. Кочимет Коатль занимается текущим размещением гостей и рекламой проекта. Чику Коатль – организацией питания и разработкой новых стандартов размещения. Ана Коатль – метеорологией и вообще анализом локальных условий. Ишта Коатль – медицинскими вопросами. И наконец, Петс Коатль – биохимией, анализом совместимости биосфер планет, где находятся наши объекты, с биологией гостей. – И вы занимаете должности пожизненно? – Нет конечно, – Кетс глотнул крепкого. – Раньше обязанности переходили от одного члена Семьи к другому. С ростом Семьи стало проще зафиксировать должности по именам ярких личностей, когда-то их занимавших. Работа на этих должностях трудна из-за огромной ответственности. Когда человек стареет или просто теряет силы и желание активно трудиться, его или ее заменяет другой. Это общее решение Семьи. – Интересно. Ваша система отличается от нашей, но она стабильна. – Пайналь, не забывай, что Коатли – это огромная Семья, управляющая большим числом проектов. Это семейный бизнес, который прошел длинный путь развития. – А все общество? – Человеческое общество устроено не так, как ваше. У нас есть самые разные люди. Умные и глупые, работящие и ленивые, честные и подлые. Есть законы, которые нужно исполнять. Есть механизмы принуждения. Есть и те, кто старается убежать от законов. Например, эти беженцы на материки Курорта. А в целом, конечно, наше общество тоже стабильно. На свой лад. – Ну хорошо. Я рад, что мы сотрудничаем. – Я тоже. Они чокнулись, выпили, а потом долго смотрели на падающий дождь. Нарушил молчание Пайналь. – Ты позволишь мне называть тебя Юл? – Ну конечно. – Спасибо. Так вот, Юл. У меня есть одна мысль – как защитить наши базы. – Слушаю тебя. – Скажи, вы верите в высших существ? – В высших существ? Более развитые цивилизации? – Нет. Именно в высших. До уровня которых вам никогда не развиться. Кетс покачал головой. – Это противоречит всей нашей философии. Человек остается человеком, только пока разивается. Остановка в развитии, деградация – это противно всей нашей сущности. И тем более – невозможность чего-то достичь! – Тогда позволь мне начать свой рассказ издалека. На одной из планет, где мы нашли местную разумную расу, нас приняли именно за высших существ. У них есть такое понятие. Боги. Это даже нечто большее, чем высшие существа. Они совершенны. И до них не дотянуться. Никогда. – Своего рода абстракция Высшего разума? – Кетс налил себе еще и отхлебнул, с удовольствием крякнув. – Да. Но по местным представлениям эти существа не абстрактные. У них есть имена, тела, функции – почти как ваши должности. Они живут вечно и все могут. – Интересно. Хотя для меня это очень странная философия. Получается, те, кто верит в этих существ, понимают, что сами никогда не будут совершенными? – Именно так. – Тогда какой им смысл развиваться? Стремиться к чему-то? – Ты смотришь глубоко. Риск консервации развития и последующей деградации в таком случае действительно существует. Но это необязательно, если они все же стараются совершенствоваться. – Пайналь, для меня все это слишком абстрактно, – Кетс откинулся на стуле и посмотрел наверх, на капли дождя, сверкавшие в лучах прожекторов. – К чему ты клонишь? – Понимаешь, Юл. Конечно, это хорошая идея защитить наши базы генераторами инфразвука. Но если вдруг начнется война, и базы придется использовать, солдаты их отключат. Что тогда помешает местным агрессивным дикарям напасть на них, если вдруг нам не удастся с ними договориться? – Ты прав, риск здесь есть. Что ты предлагаешь? – Предлагаю внушить им, что мы не просто намного сильнее их. Предлагаю внушить им, что мы – именно высшие существа. Боги. Не «люди со звезд», такие же в целом, как и они сами. А те, кто пришел повелевать ими. Помогать, когда нужно. Наказывать, если они ведут себя плохо. – Плохо? То есть ты предлагаешь взять какую-то систему ценностей, шкалу «хорошо-плохо», и навязать им? – Да. Именно так. – Но мы же так изменим ход их истории! – Юл, мы его и так уже изменили. А точнее, не мы, а вы. Сколько ваших попало к аборигенам за время работы проекта Коатлей? А ты не задавал себе вопрос, почему у них родились дети? – Откуда ты знаешь, что у них родились дети? Я же говорил сегодня: скрещивание с местными для нас – нарушение закона. – А ты слышал историю про Афродиту? – Но это же сказка! – Нет, Юл. Это не сказка. Мы специально изучали этот вопрос. Гражданка Галактики Афра Дита родила ребенка в Плеядах. Но этот ребенок был зачат от местного мужчины, пока она путешествовала по планете Курорт. Отец ребенка, кстати, обладал очень высоким интеллектом – результат его тестирования существенно превышает средний уровень. И ваш, и наш. К несчастью, его убили на Курорте соплеменники. Но у его сына в Плеядах родились дети. Многие из них стали выдающимися деятелями вашего общества. Мы проверили. – Ну хорошо, я верю тебе. Хотя для меня это звучит фантастично. И что это значит? – Это значит, что давным-давно – не сейчас, и не когда вы запустили здесь свой проект, а гораздо раньше, – кто-то вмешался в биологию местных видов. И в какой-то момент скрещивание вашей расы с местными разумными стало возможным. – А кто это мог быть? – Я не знаю, Юл. Мы не мониторили историю Курорта до создания Объединенного управляющего совета, также, как и вы. Да и вас самих здесь не было. А все-таки, на планете что-то произошло. – Ну хорошо. Предположим, кто-то когда-то изменил биологию местных видов. И что? – А то, что они уже тогда пошли другим путем. И если начнется война с мелкозелеными, они многое увидят и многое поймут. Так что волноваться о последствиях внедрения идеи высших существ в их общество не стоит. Их развитие уже сейчас синтетическое. – Мне нужно обдумать это, Пайналь. Давай выпьем. Они снова чокнулись и долго молчали, глядя на дождь. – Скажи мне, только честно, – Юл посмотрел на Пайналя. – Тебе приятна мысль, что кто-то будет считать тебя высшим существом? Богом? В воздухе мелькнул раздвоенный язык, вокруг рта и глаз Пайналя появились складки. – Нет, Юл, я давно отработал детские проблемы и не стремлюсь возвышать себя за счет других. Хотя могу допустить, что среди змеев найдутся желающие возвыситься. – Мне кажется, это очень опасная практика. Легко натворить бед. – Юл, предложи что-то другое, мы же пока просто обсуждаем! – Пайналь поднял вверх свой бокал и стал смотреть на падающие капли сквозь него. Потом в воздухе опять мелькнул раздвоенный язык. – Или возьми идею и усовершенствуй ее. Юл Коатль молчал очень долго. Потом ответил: – Пайналь, я понимаю, что ты прав и нам, вероятно, придется идти этим путем. Хотя он мне и не нравится. Значит, нужно постараться дать им такую шкалу ценностей, чтобы они стремились быть лучше… Они снова чокнулись и долго молча смотрели на падающие капли, а дождь все шел и шел, и океанские волны глухо разбивались о подножие Атль-Анти. Гидроплан швыряло из стороны в сторону, вверх и вниз. Кетс, затянув ремни, максимально усилив чувствительность управления и закусив губу, старался удерживать аппарат на курсе, с которого его постоянно сбивал усиливающийся ветер. На обратном пути он решил завершить кругосветный перелет и пройти над возможными районами размещения будущих баз. Однако ураган, о котором предупреждали Пайналь и дежурные силы, и который Кетс рассчитывал обойти с севера, двигался все быстрее, набирая силу. Кетс понимал, что сесть на поверхность океана он не сможет, а значит, нужно менять курс, уходя на северо-запад. Он развернул гидроплан, испытывая невольное облегчение. Решение было принято вовремя: уже развернувшись, Кетс увидел на метеорадаре, как буквально в получасе полета по старому курсу на глазах формируется грозовой очаг. Это было необычно, такого он не видел никогда. Вероятно, сказывалось общее потепление климата и поднятие уровня океана. Однако сейчас Кетсу было не до философии. У любого механизма есть предел прочности. У его гидроплана он тоже имелся. Если будет так швырять, аппарат может просто развалиться в воздухе. Его, конечно, найдут и выловят из воды… Если он переживет падение с высоты, а потом многочасовое купание в штормовом океане! Кетс облизнул пересохшие губы и обратил внимание, как напряглись его пальцы, лежавшие на панели управления. Так не пойдет. Кетс расслабился, довернул еще к северу и включил автопилот. Выпил горячего «чая Коатлей», повышавшего внимание. Вроде бы стало поспокойнее? Да. Гидроплан постепенно выбирался в район, где влияние урагана еще не чувствовалось. Кетс посмотрел влево и назад, туда, куда исходно собирался лететь. Там клубились мощные черные тучи. Вот тебе и Курорт. Наконец, вдали появился берег. Кетс взглянул на карту. Если сейчас повернуть на запад, пролететь над материком по прямой, а потом свернуть резко к югу, он достигнет места назначения: юго-восточного берега внутреннего моря номер один[15 - Мексиканский залив] материка номер четыре[16 - Северная Америка], где был огромный мыс, пролегавший от материка на северо-восток[17 - Мыс Юкатан]. При этом, ураган его не достанет. Но лететь туда еще долго. Сначала нужно отдохнуть. Придерживаясь тактики остановок на горных озерах, Кетс стал искать на карте подходящее место. Не тут-то было. Прямо по курсу были сравнительно высокие горы, но там не обнаруживалось ни одного озера. Крупные озера были намного севернее, причем далеко, расстояние получалось сравнимым с расстоянием до цели. Помучиться и долететь? Далековато. Кетс не хотел уставать слишком сильно. Время у него было, а перелет предстоял дальний. Тогда он решил сесть на какую-нибудь крупную реку в широком месте подальше от океана, бросить якорь и так отдохнуть. Прямо по курсу подходящая река была, так что план выглядел разумным. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=50435467&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 3 массы лет – это около 5 тысяч лет. Здесь имеется в виду 4 тысячи 2 45 метров 3 72 года 4 Атлантический океан 5 Евразия 6 От 12 до 24 лет 7 Австралия, Соломоново море 8 Атлантический океан 9 Африка 10 Средиземное море 11 Северная Америка и Южная Америка 12 Евразия 13 Австралия 14 Антарктида 15 Мексиканский залив 16 Северная Америка 17 Мыс Юкатан
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 40.00 руб.