Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Краткая история религии Ричард Холлоуэй Краткая история Перед вами история религии от ее самого раннего становления до современных времен от Ричарда Холлоуэя, в прошлом шотландского священника, одного из самых откровенных и противоречивых авторов современной церкви. Автор анализирует истоки веры, религиозного насилия и вражды и дальнейшую судьбу мировой религии. Ричард Холлоуэй Краткая история религии Richard Holloway A LITTLE HISTORY OF RELIGION © 2012 by Richard Holloway. Originally published by Yale University Press © Колкунова К.А., перевод на русский язык, 2018 © Корнев А.А., перевод на русский язык, 2018 © Красовицкий П.И., перевод на русский язык, 2018 © Пантелеева А.В., перевод на русский язык, 2018 ISBN 978-5-04-091706-8 © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020 Глава 1 Есть кто-нибудь? Что такое религия и откуда она берется? Религия появляется в разуме животного под названием человек. Прочие звери в ней, по всей видимости, не нуждаются. Во всяком случае, насколько можно судить, они (животные) до сих пор ее не придумали. Все потому, что, очевидно, они находятся в большем ладу с собой, чем мы. Их жизнь подчинена инстинктам. Они просто следуют в потоке жизни без постоянных размышлений о ней. Человек же утратил эту способность. Наш мозг научился мыслить абстрактно. Мы интересны себе, и не перестаем размышлять об окружающем мире. Мы не можем не думать. Наиболее глобальный предмет размышлений – Вселенная: откуда она появилась и есть ли у нее создатель. Коротко это возможное нечто или некто именуется «Богом», по-гречески – theos. Люди, верящие в существование бога, называются теистами. Те же, кто считает, что никакого бога нет, и мы существуем сами по себе, зовутся атеистами. А дисциплина, изучающая бога и что ему от нас надо, именуется теологией. Другой, не менее важный вопрос, который мы задаем себе постоянно – что происходит с нами после смерти? Умрем ли мы окончательно или нас ожидает какое-то продолжение? И если да, каким будет это продолжение? То, что мы называем религией, стало первой попыткой ответить на эти вопросы. С первым разобраться легко. Вселенная была создана силой, существовавшей до нее. Некоторые называют ее богом, и она продолжает принимать активное участие в жизни своего творения. Различные религиозные учения предлагают свои толкования бога, но все они так или иначе проповедуют его существование. И утверждают, что мы не одиноки во Вселенной, что существуют и другие миры, измерения, которые мы называем сверхъестественными, поскольку они расположены за пределами природы, доступной нашим органам чувств. Если для религии наиважнейшей оказывается вера в существование реальности вне этого мира, которую мы называем богом, то, когда и почему возникли такие представления? История эта настолько давняя, что, кажется, не существовало эпохи, когда бы люди не верили в сверхъестественное. Предпосылкой к этому могло стать любопытство к происходящему с людьми после смерти. Все животные смертны, но, в отличие от других видов, люди не оставляют своих умерших близких разлагаться где придется. С древнейших времен, о которых нам достоверно известно, человек устраивал для мертвых похороны – и описание подобных церемоний дает нам подсказки о самых ранних верованиях. Конечно, было бы неверно утверждать, что животные не тоскуют об умерших сородичах – этому есть немало примеров. Так, в Эдинбурге даже установлена знаменитая статуя маленькой собачки Грейфрайерс Бобби – памятник скорби животных по тем, к кому они привязаны. Бобби умер в 1872 году, проведя последние 14 лет жизни, не сходя с могилы своего хозяина, Джона Грея. Нет сомнений, что пес тосковал по своему другу, но именно человеческая семья Джона Грея устроила собаке похороны на кладбище Грейфрайерс. Поступив так, она проявила одну из отличительных черт человека. Что же побуждает людей хоронить своих умерших? Наиболее очевидная особенность мертвых состоит в прекращении процессов жизнедеятельности. Они больше не дышат. От осознания этого недалеко до идеи о том, что внутри человека находится нечто, не привязанное к физической оболочке, но дающее ей жизнь. По-гречески это называлось psyche, на латыни – spiritus, причем оба слова означают «дыхание» или «дуновение». Дух или душа – вот что давало телу жизнь и дыхание, на время поселяясь в нем. А когда тело умирало, душа покидала его. Но куда она переходила? Одно из объяснений как раз заключается в том, что дух отправлялся обратно в потусторонний мир. То, что мы знаем о ранних погребальных обрядах, подтверждает эту гипотезу, Хотя все, что древние предки оставили нам – лишь безмолвные следы того, о чем они, должно быть, могли думать. Письменность еще не была изобретена, так что они не могли оставить свои мысли или описать свои верования в форме, которую мы могли бы прочесть, Но мы нашли ключи к разгадке их мыслей, Так давайте же изучим их. Для этого нам следует отправиться в прошлое на тысячи лет до нашей эры. Давайте определимся с термином «эра», прежде чем пойдем дальше. Для изучения произошедших в прошлом событий есть смысл пользоваться общим летоисчислением. То, которое мы используем, было изобретено христианством в VI веке н. э. – вот насколько влиятельна религия в нашей истории! Тысячи лет католическая церковь была настолько сильна, что утвердила календарь, широко использующийся до сих пор. Родился Иисус Христос. Год его рождения стал считаться первым. Все, что случилось ранее, было до Рождества Христова. Все, что произошло позже, стало anno Domini – Летом Господним, после года Господа. В наше время «до Р.Х.» и «Л.Г.» заменили на «до н. э.» и «н. э.» – терминами, которые могут быть истолкованы как в религиозном ключе, так и без него: до нашей эры и наша эра. В этой книге для обозначения событий, произошедших до рождения Христа или до нашей эры, я буду использовать «до н. э.». Но, избегая засорения текста, буду осторожен и стану употреблять эти буквы только в том случае, если посчитаю это необходимым. Так что, столкнувшись с датой без указания эры, вы поймете, что речь идет о наших днях. В любом случае мы нашли свидетельства о религиозных воззрениях, проявленных в том, как наши предки хоронили своих усопших примерно за 130 тысяч лет до н. э. В обнаруженных могилах были найдены еда, инструменты и украшения, что предполагает убеждения, согласно которым умершие отправляются в какую-то загробную жизнь и им все это может понадобиться. Другой практикой было разрисовывание тел усопших красной охрой, что, возможно, символизировало продолжающуюся жизнь. Такой пример – мать и ребенок – был обнаружен в одном из древнейших известных захоронений в Кафзехе, Израиль (100 тысяч лет до н. э.). Аналогичная усыпальница нашлась в другом конце света – в Австралии (42 тысячи лет до н. э), на озере Мунго, где тело также было покрыто красной охрой. Разрисовывание умерших означает возникновение одной из сложнейших идей человечества – образного мышления. Его много в религии, так что давайте разберемся. Как и многие полезные слова, термин «символ» пришло к нам из греческого языка. Оно означает соединение разделенных вещей – тем же способом, которым вы можете склеить осколки разбитой тарелки. Позже символ становится объектом, замещающим что-то или обозначающим что-то еще. Он все еще несет идею соединения вещей, но это превращается в более сложное понятие, чем просто склеивание кусков. Хороший пример символа – национальный флаг. Когда вы видите звездно-полосатый флаг, в мыслях возникают Соединенные Штаты Америки. Он символизирует, представляет их. Символы становятся сакральными для людей, потому что представляют связи, более глубокие, чем могут выразить слова. Вот почему люди ненавидят, когда их символы попираются. Нет ничего плохого в том, чтобы сжечь кусок старой ткани, но, если ей довелось символизировать нацию, это может кого-то рассердить. Когда символы являются религиозными, священными для конкретного сообщества, они еще более могущественны. И оскорбление их может спровоцировать убийственную ярость. Постоянно помните об идее символа: она будет появляться в этой книге снова и снова. Идею о том, что одна вещь (например красная охра) означает другую – веру в то, что мертвые продолжают жить в другом месте. Другой пример образного мышления – то, как место упокоения умерших становится важным, особенно, если они были могущественными или значимыми фигурами. Иногда их хоронили под гигантскими валунами; иногда в старательно выстроенных каменных камерах, называемых дольменами и состоящих из двух вертикально стоящих камней, поддерживающих большую крышку. Наиболее впечатляющие постройки для умерших – пирамиды в Гизе, в Египте. Будучи гробницами по сути, точно так же пирамиды могут быть осмыслены как пусковые площадки, с которых души их царственных обитателей устремляются к бессмертию. Со временем погребальные обряды стали не только более сложными, но в некоторых местах и ужасающе жестокими, включая жертвоприношения жен и слуг, которых отправляли с умершими для комфорта в загробной жизни, Стоит заметить, что с самого начала в религии обнаруживалась беспощадная сторона, абсолютно не ценившая жизни индивидов. Правильное понимание этих сюжетов – то, что наши предки видели в смерти выход в новую фазу существования, схожую с реальным миром. И мы ловим отзвук их веры в мир за пределами нашего, но связанный с ним, а смерть – это дверь между ними. До сих пор казалось, что религиозные верования – это результат вдохновенной игры в отгадки. Наши предки спрашивали себя, откуда появился мир, и заключали, что он должен был быть создан высшей силой, находящейся где-то за его пределами. Глядя на бездыханных мертвых, они решили, что души, должно быть, покинули тела, в которых обитали, и отправились куда-то еще. Другая группа не гадала, существует ли иной мир или куда отправляются души умерших. Ее представители утверждали, что посещали этот мир либо посещал их. Они слышали требования, которые он предъявляет этот мир к нам. Им было велено рассказать остальным о том, что они видели и слышали. И они оглашали полученное сообщение, привлекали последователей, которые верили их словам и начинали жить в соответствии с их учениями. Мы называем таких людей пророками или мудрецами. Именно через них и рождаются новые религии. А затем происходит нечто. Последователи запоминают историю, которую рассказывают эти люди. Сперва она распространяется изустно, но со временем записывается – и становится тем, что мы называем Священным Писанием или священными книгами. Библией! Гой самой Книгой! И превращается в мощный религиозный символ. Эта книга существует физически, она написана людьми. Мы можем проследить ее историю. Но через ее слова сообщение от мира запредельного привнесено в наш мир. Книга становится мостом, связывающим вечность со временем, соединяющим человеческое с божественным. Вот почему на Библию взирают с трепетом и изучают пристально. И вот почему верующие ненавидят, когда кто-то высмеивает ее или уничтожает. История религии – история этих пророков и мудрецов; движений, которые они основали, и писаний, которые были написаны о них. Но этот предмет полон противоречий и несогласованностей. Скептики предполагают, что некоторые из этих пророков вовсе не существовали. И сомневаются в утверждениях, высказанных после их видений. Это достаточно справедливо, но не стоит упускать из виду главное. Бесспорно, что означенные мудрецы существуют в сюжетах, которые для миллиардов людей сегодня все еще имеют значение. В этой книге мы прочтем истории, которые различные религии рассказывают о себе самих, не задаваясь постоянно вопросом, действительно ли события происходили именно так. Но, поскольку было бы неправильно игнорировать этот вопрос полностью, мы посвятим следующую главу размышлениям о том, что происходит, когда пророки и мудрецы видят видения и слышат голоса. Одного из них звали Моисеем. Глава 2 Двери Допустим, однажды утром вы обнаружите, что находитесь в Синайской пустыне, в Египте, в 1300 году до н. э. Вы случайно наткнетесь на босого бородатого мужчину, склонившего колени перед кустом терновника. Вы увидите, как он внимательно прислушивается к кусту, а затем отвечает ему. И слушает снова. Наконец, он поднимается на ноги и целеустремленно удаляется прочь. Человека зовут Моисеем, он один из самых известных пророков в истории религии и основатель иудаизма. История, которую однажды напишут о нем, будет повествовать о том дне, когда бог говорил с ним из пылающего куста и повелел ему вывести группу рабов из Египта на свободу на Землю обетованную Палестины. Для вас, наблюдателя, куст не объят бесконечным пламенем. Если он и пылает, то лишь цветом красных ягод. И когда вы наблюдаете, насколько внимательно вслушивается Моисей, и можете расслышать его ответы, куст для вас все равно безмолвен. Вы не удивлены. Ваша младшая сестра разыгрывает диалоги со своими куклами, а для вашего младшего кузена воображаемый друг, с которым он общается, так же реален, как и родители. Вы, возможно, слышали о психически нездоровых людях, ведущих оживленные дискуссии с незримыми слушателями. Так что для вас вполне обыденна информация о людях, слышащих голоса, недоступные чьему-либо еще слуху. Но давайте отвлечемся на минутку от Моисея и поразмыслим об обращающемся к нему незримом ораторе. Сосредоточьтесь на мысли о невидимой реальности вне времени и пространства, которая может напрямую контактировать с человеческим разумом. Это и есть базовая идея религии. Во Вселенной существует сила, находящаяся за пределами доступного нам круга физических ощущений и являющая себя особенным людям, которые разносят ее сообщения остальным. Пока мы и не соглашаемся с этим утверждением, и не отрицаем его. Мы просто пытаемся прояснить ситуацию, которую можно сформулировать следующим образом: существует некая невидимая сила, которую мы называем Богом, и она поддерживает с нами связь. По мере исследования, мы узнаем, что религии совершенно по-разному трактуют эту связь и ее содержание, но все принимают ее как данность, а также считают их форму верования лучшей реакцией на существование этой силы. Вернемся к Моисею. Давайте поразмышляем об этой его роли в пустыне. Для вас куст не был объят огнем, и вы не слышали божественного голоса. Как же так вышло, что Моисей ощущал жар пламени и улавливал, что голос приказывал ему сделать? Происходило ли это лишь в его голове, и потому вы не могли понять, что происходит? Или его сознание было связано с чем-то за пределами вашего понимания? Если религии начинаются с изменений в разуме пророков и мудрецов, и если вы хотите принять их во внимание, а не отмахнуться, как от глупых фантазий, значит, придется допустить возможность: некоторым людям открыто нечто, к чему остальные глухи и слепы. Вероятное объяснение кроется в том, что наш разум функционирует на двух разных уровнях – примерно, как дом с подвалом. Мы ощущаем разницу, когда спим. Днем сознательное живет своей размеренной и распланированной жизнью на первом этаже. Но ночью, едва свет тухнет, и все идет ко сну, дверь из подвала открывается, и наш спящий разум наполняется беспорядочными фрагментами невысказанных желаний и забытых страхов. Получается, если мы на время отложим вопрос о существовании во Вселенной чего-то, недоступного нашему взгляду, то, по крайней мере, признаем, что в нас самих таится нечто большее, чем обыденная осознанная жизнь. В человеческом сознании имеется некий «подвал», который называется подсознанием – когда мы спим, дверь в него открывается, и через нее сознание захватывает поток образов и голосов, который мы называем сновидениями. В истории религии мы встречаем людей, наяву видевших то, что многим даже не снилось, Мы называем их провидцами и мечтателями, Хотя можно представить их и художниками, которые, вместо того, чтобы изливать свои видения в виде полотен и сюжетов, стремятся облекать их в повествования, которые убеждают миллионы верить тому, что они видели и слышали. Моисей – известнейший представитель этого таинственного искусства, Нечто явилось неизвестно откуда, и эта встреча навеки изменила историю иудейского народа. Но чем же было это нечто и откуда оно появилось? Было ли оно внутри Моисея или снаружи? Или же одновременно и там, и там? Рассматривая произошедшее в Синайской пустыне в качестве примера и используя метафору двери между нашими сознательным и бессознательным, позвольте мне предложить подход, который предполагает три различные точки зрения на религиозный опыт. При таком опыте дверь между подсознанием и сознанием открыта. Происходящее дальше можно назвать сном наяву. Пророки верят, что голоса – вокруг них. Но на самом деле те звучат из их собственного подсознания. Слышимый ими голос реален, он обращается к ним, но это лишь их собственный голос, исходящий из глубин их подсознания. Вот почему никто его не слышит. Или, быть может, это две двери, открытые в пророческом экстазе, Подсознательное (или дремлющий разум) может иметь доступ к сверхъестественному миру. Если и существует некая иная реальность или же разум, превосходящий наш, есть вероятность, что он попытается войти с нами в контакт, Пророки в момент откровений сталкиваются с иной сущностью, сознание которой общается с их сознанием. И они передают миру это послание. Есть и срединный путь между Теорией Одной Двери и Теорией Двух Дверей. Возможно, в подсознательном существуют две двери. И человеческий разум действительно мог контактировать с тем, что там сокрыто. Но мы знаем, насколько ненадежно понимание человеком других людей, поэтому следует с осторожностью подходить к рассказам о контактах с божественным. Быть может, эти две двери и существуют, но только ведущая в другой мир вряд ли открыта – поэтому мы не можем быть уверены в правдивости того, что пророки видели и слышали. Давайте используем эту «дверную» метафору, чтобы снова обратиться к случаю с Моисеем. Если рассматривать вариант Одной Двери, ему было видение, давшее силу и твердость духа, чтобы стать освободителем своего народа из египетского рабства. Этот сюжет мы рассмотрим более подробно в следующей главе. Переживание было подлинным. Оно произошло, но источником стало исключительно его подсознательное. Такой подход можно проиллюстрировать примером старых кинотеатров, которые я так любил в детстве. В то время киноленты записывались на целлулоидной пленке. В задней части зала, над балконом, находилась будка киномеханика, из которой изображения проецировались на экран на противоположной стене. То, что мы видели с наших мест, являлось прямо перед нами, но на самом деле источником изображения была машина позади нас. Первый из вариантов интерпретации религии предлагает считать ее проецированием страхов и желаний из нашего подсознания на экран жизни. Религия, казалось бы, существует сама по себе, но в действительности оказывается плодом нашего собственного воображения. Она целиком придумана человеком. Можно остановиться на этом варианте, а можно сделать следующий шаг и приблизиться к идее Второй Двери. Точно так же, трактуя религиозный опыт человека, есть резон считать, что опыт исходит и от бога. Мы не могли бы слышать божественный голос, разговаривающий с Моисеем, поскольку его сознание в этот момент находилось в режиме «прямого диалога с богом». Хоть для стороннего наблюдателя тот был невидим и неслышим, для Моисея открылся иной мир. И пусть мы не способны полностью понять произошедшее, нам вполне доступны его последствия. Можно развить идею Второй Двери еще больше. Учитывая, как легко человек ошибается в трактовке повседневных контактов с другими людьми, важно помнить: заблуждения не исключены и в интерпретации встреч с божественным, поэтому такие случаи следует воспринимать с долей скепсиса. Итак, мы можем выбирать между ролями атеиста, истинно верующего или скептика. Размышляя об этом, вы, вероятно, даже обнаружите, что в разные годы придерживались разных точек зрения – как и многие люди. Я предоставлю вам самим определиться с наилучшим способом трактовать приведенные в этой книге примеры или же оставить вопрос их природы без ответа. Возможно, вы даже решите воздержаться от каких-либо суждений, примкнув к позиции агностицизма (от греч. «непознаваемое»). Пока что мы размышляли о религии лишь в общих чертах. Настало время присмотреться к отдельным традициям. С чего начать – весьма интересный вопрос. Как и то, в каком порядке мы будем двигаться. В отличие от истории науки или философии, строго хронологический подход в отношении религии не работает. Разные события происходили в разных местах в одно и то же время, так что мы просто не можем придерживаться последовательной линии развития. Нам придется выписывать как хронологические, так и географические зигзаги. Преимущества такого подхода в наглядной демонстрации того, насколько разнились ответы, предлагаемые разными религиозными учениями, на важнейшие вопросы, которыми задавалось человечество с самого начала. Вопросы могли быть одинаковыми – например: «Есть ли кто-нибудь там?» или «Что произойдет с нами после смерти?» Но вот ответы на них разнообразны. Именно поэтому история религии столь восхитительна. По счастью, есть очевидная точка для начала нашего путешествия. Это древнейшая и во многом наиболее сложная из существующих ныне религий – индуизм. Отправляемся в Индию. Глава 3 Колесо В научной фантастике популярны истории о возвращении героя в прошлое, чтобы изменить событие, повлекшее за собой катастрофические последствия для человечества. В самом начале такого сюжета поезд с безумным террористом несется по путям. В тот момент, когда состав проезжает по гигантской дамбе, происходит взрыв, вызывающий затопление всего города. К счастью, секретный правительственный отдел разработал способ отправлять людей назад во времени. С помощью инновационного оборудования на поезд перед отправлением со станции попадает агент, у которого есть два часа на то, чтобы вычислить террориста и обезвредить взрывное устройство. В последний момент он спасает город. Большинство из нас мечтают о целенаправленном возвращении в прошлое, чтобы стереть сообщение или удержаться от действия, причинившего боль окружающим и сделавшего нас несчастными. Но закон причины и следствия (одно ведет к другому) оказывается сильнее, и мы остаемся с последствиями своих действий. В индуизме это называется кармой или законом воздаяния. Но он простирается не только на жизнь, которой вы живете сейчас. Согласно учению этой религии, душа или дух проживают множество жизней до той, через которую вы проходите в данный момент. И вы проживете еще больше жизней в будущем, когда эта окончится. Каждая из них предопределена тем, как вы поступали в предыдущей жизни. И в той, что была перед ней. И в предшествовавшей ей – и так далее, до глубокой древности. Таким же образом ваши нынешние действия повлияют на то, какая жизнь вам будет предопределена при следующем обороте колеса. Когда индийские пророки и мудрецы гадали, что происходит с людьми после смерти, они пришли к примечательному ответу. Люди не умирали. В том смысле, что они не прекращали существование насовсем и не продолжали жить после смерти в другой форме. Нет, они возвращались на Землю в другом обличье, определенном их кармой – причем совершенно необязательно как люди. Все сущее было колоссальным перерабатывающим заводом, где характер прожитой жизни, проходящей через дверь с табличкой «Смерть», влияет на то, что появится на другой стороне из-за двери, обозначенной «Перерождением». Завод этот называется сансара, что означает «странствование»: души блуждают, принимая форму за формой. Неважно, благое или злое, каждое совершенное действие оказывало влияние на их следующий облик. Не только человеческие существа были заперты в сансаре. Мир сам по себе подчинен тому же закону смерти и перерождения. В конце текущего цикла существования он переходил в состояние покоя, из которого вновь призвался к существованию. Так что колесо вращалось снова и снова. Но индуисты не считали карму наказанием, назначенным неким сверхъестественным инспектором душ. Карма – это беспристрастный закон, такой же, как гравитация. Согласно ему, одно следует за другим – подобно тому, как за причиной следует результат, как падение первой костяшки домино роняет все остальные. В своих странствиях через сансару душа может пройти не менее восьми миллионов жизней, прежде чем достигнет мокши и высвободится из существования, растворившись в вечности, как капля дождя в океане. Основной же смысл индуизма заключается в обретении знания о том, как разорвать бесконечный цикл вращения колеса существования. Технический термин для описания происходящего с нами после смерти – «реинкарнация». В нее верят множество сообществ по всему миру, но самые рьяные ее сторонники исповедуют индуизм. Все термины, которые я использовал, чтобы определить реинкарнацию – карма, закон воздаяния, сансара, блуждания души в поисках мокши или освобождения, – происходят из древнего языка, который называется санскрит. Его принесли дикие захватчики с севера. Именно их вторжением в Индию около 2000 года до н. э. мы можем датировать появление индуизма. Далеко за северными пределами Индии широко растянулись пастбища, именуемые центрально-азиатскими степями. Это край нехоженых прерий, идеальный для конных кочевников, искавших своим стадам лучшего выпаса. По ряду причин, относительно которых мы не совсем уверены, в начале второго тысячелетия до н. э. эти люди начали мигрировать из степей в поисках лучшей жизни. Многие отправились на юг, в Индию. Они называли себя соотечественниками или – на их собственном языке – ариями. Это был воинственный народ, использовавший быстрые колесницы. Волнами накатывались они на северо-западные рубежи долины Инда. А там уже существовала развитая цивилизация. Она освоила сложные формы искусства, архитектуры и религии. В ней встречались как пороки, так и добродетели, присущие всем продвинутым обществам. Именно сюда устремились арийские захватчики, взявшие напором и отвагой там, где им недоставало мастерства. Другой фактор, отличавший пришельцев от туземцев, – более светлый оттенок кожи. В это внешнее различие много будет вложено на протяжении всей истории вплоть до наших дней, что придаст отвратительный дополнительный смысл слову «арийцы». Однако Индия приобрела не только светлокожих всадников. Они привезли с собой своих богов и основы замечательного течения религиозной литературы под названием Веды. Веды были записаны между 1200 и 1000 годами до н. э., когда арийцы освоились в Индии и подчинили себе все вокруг. Известные как Шрути (shruti) или «услышанные», Веды понимались в двух различных, но связанных смыслах. Самая их суть была постигнута мудрецами прошлого, ожидавшими, что смысл существования будет открыт им извне. Они были теми, кто услышал изначальную версию, теми, с кем говорили голоса. И то, что они услышали, было снова и снова выслушано их учениками. Таким образом содержание Вед передавалось веками. Чтение их вслух до сих пор является предпочтительным методом изучения индуистских текстов. На полке в индуистском монастыре вы не найдете своих «Библии» или «Корана», но сможете услышать их устные версии на проводимых здесь церемониях. Веда значит «знание». Слово это однокоренное с английскими словами wit («ум») и wisdom («мудрость»)[1 - Ср. русское «ведать». – Прим. пер.]. Существуют четыре Веды – Ригведа, Яджурведа, Самаведа и Атхартхарваведа. Каждая разделена на четыре части: Самхиту, Брахманы, Араньяки и Упанишады. Самхита Ригведы – старейшая из всех. В ней содержатся более тысячи гимнов, восславляющих богов. В религии это называется «поклонением». Поклонение – один из видов лести, которому подвержены власть имущие. Подобным образом к Британской королеве обращаются «Ваше Величество», и от людей ожидается, что при встрече с ней они поклонятся или сделают книксен. Вот пример из Ригведы: «Создатель всего сущего! Безмерно мудрый, безмерно могучий, Творец, Святитель, высший образец…» Ну, вы поняли. Грубая лесть! Богам точно так же, как и земным монархам, доставляет удовольствие получать подарки и утопать в комплиментах. Если гимны – это лесть богам, то жертвоприношения – это подарки, ей сопутствующие. Они должны быть преподнесены в ходе выверенных церемоний, ведущихся профессионалами. В индуистской традиции жрецы, которые осуществляли жертвоприношения, назывались браминами, а накопленные ими справочные руководства – Брахманами. Справочники такого сорта довольно скучны для большинства людей, но они могут вызывать практически одержимость у определенного вида религиозного сознания. Будучи юношей и учась на священника, я был восхищен литургическими пособиями и руководствами к таинствам в различных христианских традициях. Среди них был толстенный фолиант под названием «Церемонии латинского обряда с комментариями», а также англиканская версия в бледно-розовой обложке, называвшаяся «Указания к ритуалу». Я часто с головой погружался в них, представляя, как процессии епископов медлительно проплывают по залам огромных соборов, окутанным клубами сладких благовоний. Эти книги были Брахманами католицизма. Но не только служители культов имеют тягу к переодеванию в церемониальные одежды и исполнению замысловатых ритуалов. Во многих закрытых клубах и студенческих братствах также есть собственные тайные традиции, напоминающие о человеческой жажде символизма и церемониал ьности. Если, подобно мне, вы более заинтересованы не во внешней стороне религии, а в ее внутренних верованиях, то финальная точка развития Вед – как раз то, что вам нужно. Она наступает в Упанишадах, написанных в период времени, охватывающий примерно три столетия и завершившийся около 300 года до н. э. Упанишады – в переводе, «сидящий у ног учителя» – смещают акцент с ритуальной части индуизма к его философским и теологическим проблемам. Здесь мы впервые встречаем учение о карме и сансаре, о которых узнали в начале главы. В следующей главе мы подробно рассмотрим, как появились некоторые из специфических учений индуизма и как именно были обоснованы их положения. Но я хотел бы закончить эту главу возвращением к ответу, который дает индуизм на другой важный вопрос, поставленный перед религией. Мы уже знаем, что, согласно индуизму, происходит после смерти. Ответ, предлагаемый Упанишадами – это незаурядная теория реинкарнации. Другой же вопрос, на который религия всегда пытается ответить: существует ли что-либо за пределами Вселенной и что именно. Иные религиозные идеи называют в качестве этого чего-то имя того пророка, который дал им ответы на все эти вопросы и чьим именем они зачастую называются. Но с индуизмом все не так. У него нет основателя. Ни одна конкретная личность не стояла у его истоков. Он происходит от безымянных индийских сновидцев далекого прошлого. И, хотя их имена стерлись из истории, индуизм сохранил то, что ими было поведано. Именно в Ригведе раскрывается ответ на вопрос о том, что же там, вне нашего мира. Представим себя у костра под усыпанным звездами североиндийским небом, когда один из безымянных мудрецов взирает сквозь время и пространство на момент сотворения мира и даже дальше. Он скорее распевает, нежели говорит, уставившись в ночную мглу: «Не было не-сущего, и не было сущего тогда. Не было ни воздуха, ни небосвода за его пределами.. Дышало, не колебля воздуха, по своему закону Нечто Одно. И не было ничего другого, кроме него. …Далее боги (появились) посредством сотворения этого (мира). Так кто же знает, откуда он возник? Кто воистину знает, кто здесь провозгласит, Откуда это творение возникло? Было ли оно создано или же нет? Кто надзирает за этим (миром) на высшем небе? Только он знает или же не знает»[2 - Ригведа. Гимны творения, Мандала X. Гимн 129. Пер. Т. Я. Елизаренковой.]. То, что мы слышим, весьма неожиданно. Нам говорят о «богах», но они появились после сотворения мира. Значит они, как и мы, были созданы – и так же подвержены движению колеса времени. Они приходят и уходят – так же, как и все мы. Но сновидец уточняет, что за всеми этими переменчивыми сущностями есть нечто неизменное. Он называет это «Нечто Одно». Как будто история и все ее персонажи были лишь дымкой, которая укрывает и искажает очертания исполинской горы, называемой «Нечто одно»! Но что это такое? И кто эти боги, выступающие ее посредниками? Глава 4 От одного ко множеству Однажды вы узнаете, что ваша любимая писательница приезжает в ваш город с презентацией своей книги. Вы идете в книжный магазин, где она выступает, и слышите, как она зачитывает фрагмент из своего нового произведения, посвященного приключениям давно знакомых вам персонажей. Вы спрашиваете ее, откуда они все взялись. Настоящие ли они? Существуют ли они где-либо еще? Она смеется и отвечает: «Только в моем воображении». Она придумала их всех, и поэтому может делать с ними все, что захочет. Что, если по дороге домой вас посетит озарение: а вдруг вы тоже не реальны? Вдруг вы, на самом деле, чье-то творение, персонаж сюжета, которого кто-то придумал? Случись подобное, это было бы будто персонаж книги осознал, что он не хозяин своей жизни, а просто продукт чьего-то воображения. Примерно так и выглядела идея, ошарашившая индийских мудрецов в откровении. Они сами не были реальны! Абсолютно реальным было только одно: мировая душа или дух, которого они называли Брахманом, выражающий себя множеством способов. Все, что кажется существующим в реальности, на самом деле было одной стороной Брахмана из множества его обличий и форм. Все было, как написано в Упанишадах: «Единый бог, скрытый во всех существах, всепроникающий, Атман внутри всех существ, надзирающий за действиями, обитающий во всех существах, свидетель, мыслитель, единственный и лишенный свойств»[3 - Шветашватара Упанишада 6:11.]. Все они есть в Брахмане и Брахман есть в них. История из Упанишад дает четкое описание такого мироощущения. Отец говорит сыну: «Эта тонкая сущность – основа всего существующего, То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету»[4 - Чхандогья-упанишада 6.8.7.]. Люди могут считать, что имеют собственное, отдельное бытие, но это суть иллюзия. Они все персонажи, которые появляются снова и снова в разворачивающемся повествовании Брахмана. Их роли в следующих эпизодах предопределены кармой. Предопределены они не только для индивидуумов. Организованность общества в разные касты и классы также предопределена. Каждый раз, когда человеческая душа перерождается, она обнаруживает себя в одной из этих групп и вынуждена жить в ней всю свою жизнь – вплоть до смерти и следующей реинкарнации. Поскольку между каждой кастой и ее внешним видом существовала четкая связь, следует помнить: арийские захватчики, принесшие в долину Инда свои язык и религию, были светлокожими и, скорее всего, свысока смотрели на более смуглые этносы, которых встретили по прибытии. Некоторое подобие деления на касты могло существовать в Индии и до ариев, но последние узаконили кастовую систему как порядок, установленный Высшей Сущностью. Существовал текст, описывавший происхождение этого порядка. Брахман поручил сотворение мира богу-творцу с приводящим в замешательство именем Брахма. Тот создал первого человека, Ману, и первую женщину, Шатарупу. От них пошел человеческий род. Но люди не были созданы равными. Существовали четыре касты с нисходящей иерархией. На первом месте были брахманы – жрецы и учителя. Следом за ними шли кшатрии – правители, аристократы, воины. После них следовали вайшьи – торговцы, купцы, ремесленники. И в самом низу иерархии были шудры – слуги и чернорабочие. Брахманы одевались в белое, кшатрии в красное, вайшья в желтое, шудры носили черное. Ниже всех располагался класс, чей вид занятий (например, ассенизация и другая грязная работа) делал их перманентно «нечистыми». Даже тени этих «неприкасаемых» оскверняли все, на что падали. Это была строгая и неизменная система, отчаяния в которой убавляли лишь вера в карму и сансару. Люди всегда могли надеяться, что, прожив эту жизнь хорошо, они могут исправить свое положение в следующей. Тем не менее мир с его кастами и разделениями, полный жизни в разных ее формах, не был единственным способом выражения Брахмана. Существовали миллионы богов, бывших еще одним путем для Не Имеющего Формы принимать разные обличья. Но размышляя об этих богах, следует соблюдать осторожность. На первый взгляд, индуизм – это то, что мы называем политеизмом. Другими словами, вера во множество богов. Вместе с тем, эту религию настолько же точно можно классифицировать как монотеизм, ибо считается, что все его боги – суть аспекты или самовыражение единственного Бога. Но даже с идеей «одного бога» не все в порядке. В индуизме за всеми изменяющимися и иллюзорными персонажами, наводняющими жизнь (включая и «богов»), кроется Высшая Сущность, «Нечто Одно», как повествуется в Упанишадах. Если вас интересует научное обозначение этого понятия, то данное верование известно, как «монизм», что значит скорее «единая вещь», нежели «единый бог». Поскольку не всякий разум способен представить себе настолько глобальную мысль, в качестве символической формы «Единого» среди людей распространили изображения богов, чтобы образ стал более понятным. Запомните: символ – это объект, олицетворяющий собой более емкую идею и соединяющий нас с ней. В индуизме тысячи божеств, из которых можно выбирать – и тысячи их образов. Все они призваны направлять мысли молящегося Тому, от кого происходит все сущее. Если вы хотите знать, как выглядят индуистские боги, их стоит поискать в храмах, так что давайте зайдем в ближайший. Мы поднимаемся по ступеням ко входу в храм, оставляем обувь на пороге и входим босиком. Доходим до центрального зала и в его дальнем конце, поднявшись на несколько ступенек, находим святилище одного или нескольких богов, которые тут обитают. Большие храмы в Индии полны богов. Тот храм, который выбрали мы, является пристанищем лишь трех, но они весьма популярны и значимы. Вот статуя танцующего человека с тремя глазами и четырьмя руками, из головы которого течет крупнейшая река Индии – Ганг. Вот большая человеческая фигура с круглым животом и головой слона. Но более всего нас сбивает с толку изображение женщины с высунутым на всю длину языком. У нее четыре руки, в одной из которых она держит острый клинок, а еще в одной – отрубленную голову, из которой капает кровь. Танцующая фигура с тремя глазами и четырьмя руками – Шива-Разрушитель. Божество с головой слона – Ганеша, один из сыновей Шивы, рожденный от богини Парвати. А четырехрукая женщина, держащая отрубленную голову – Кали, другая жена Шивы. Ганеша имеет голову слона, поскольку однажды его отец не узнал его и отрубил ему голову. Осознав свою ошибку, он пообещал дать сыну взамен голову первого существа, которое встретит на пути – им оказался слон. Ганеша, выдержавший столь суровое испытание – популярное и отзывчивое божество, помогающее своим последователям справляться с жизненными трудностями. История Кали менее отрадна. Индуистские боги весьма искусны в изменении форм, и Кали – одна из множества форм богини-матери, женской ипостаси бога. В одной из своих битв против зла Кали так увлеклась сражением, что убивала все на своем пути. Чтобы остановить ее, Шива бросился ей в ноги. Кали была столь поражена его поступком, что язык ее высунулся от удивления. И Ганеша, и Кали – красочные персонажи, но Шива занимает более важное место. Он – вместе с Брахмой-Творцом, о котором мы уже упоминали, и Вишну-Хранителем – наиболее запоминающийся из триады божеств, стоящих на вершине индуистского пантеона. Чтобы разобраться, почему эти три фигуры – самые значимые боги индуизма, нам нужно понять два разных взгляда той эпохи на мир. На Западе время осмысляется как пущенная в цель стрела, ее можно изобразить как стрелку: —В Индии же оно осмысляется как колесо, поэтому лучшее его изображение – круг: О. Точно так же, как карма цикл за циклом отправляет индивидуумов по пути перерождения, Вселенная подчиняется схожему закону. В конце цикла своего существования она увядает и превращается в пустоту абсолютного ничто до тех пор, пока Нечто Одно не раскрутит колесо времени, и Брахма не сотворит еще одну Вселенную. Его долг выполнен до следующего оборота колеса: Брахма отходит на покой, и у руля встает Вишну. Обычно изображаемый с булавой, как символом власти, в правой руке, он заботится о мире, как любящий родитель, и упорно трудится, чтобы оградить его от опасностей. Вишну – утешающий и ободряющий, возможно, даже несколько скучный. Шива, наоборот, совсем не скучен. Он олицетворяет воинственную сторону человеческой натуры. Он – завершитель, заканчивающий то, что начинает Брахма и поддерживает Вишну. Его наиболее судьбоносное деяние – Танец Смерти, в котором он втаптывает время и мир назад в забытье, до начала следующего поворота колеса. Глядя на изображения богов, набожные индуисты осознают, что они представляют собой. Это напоминает им о вращении великого колеса времени, которое несет их цикл за циклом, жизнь за жизнью. Это вращающаяся сцена, куда они все приходят и уходят, появляются и исчезают, готовят свои входы и свои выходы. Великолепный, но утомительный спектакль. Есть ли способ уйти со сцены насовсем, выйти в отставку? Возможно ли окончательно прекратить круговорот сансары? Есть специальные практики, с помощью которых душа может покинуть вращающуюся сцену времени. Но чтобы понять их, следует помнить, в сколь затруднительном положении люди обнаруживают себя. Они сами не реальны, но попали в ловушку иллюзии существования. Спастись – значит достичь освобождения от этой иллюзии и позволить самости окончательно исчезнуть. Простоты ради можно разделить практики, приближающие освобождение, на две группы. Их можно называть внутренним и внешним путями; путем концентрации на чем-то и концентрации ни на чем. Следуя внешнему пути, также известному как путь любящей преданности, верующие используют форму или образ бога, дабы достичь соединения с Тем, что не имеет Формы. Они приносят дары своему богу в храм и ухаживают за ним. Совершая ритуалы, они выходят за пределы самих себя в Единое. Это проповедь самоотречения, которое постепенно вырывает людей из когтей человеческой природы, удерживающих их в иллюзии. Но это небыстрая работа: может потребоваться бессчетное множество жизней, пока не будет достигнуто окончательное освобождение от колеса постоянного возвращения. Второй путь к спасению требует противоположного подхода. Он не использует образы, чтобы выйти за рамки видимого. Он пытается освободить человека от иллюзии самости с помощью медитации. Учась сидеть неподвижно и игнорировать телесное неудобство и волнение сознания, верующие пытаются освободиться от иллюзии своей личности и достичь единства с высшей реальностью. Но медитация – тоже не быстрый способ. Чувство единства, которое она приносит, мимолетно. И опустошенное сознание вскоре снова переполняется прежними желаниями и смятениями. Вот почему в погоне за перманентным состоянием самозабвения и слияния с Единым некоторые рвут все земные привязанности и становятся бродячими попрошайками, живущими в полном самоотречении. Они подавляют привязывающие их к этой жизни потребности своего тела, чтобы потерять себя в Едином, которое единственное и есть реальность. Индуизм обещает освобождение от колеса времени. Однако от мысли о бесконечном количестве жизней, которые может занять путь к освобождению, захватывает дух. Около 500 года до н. э. некоторые начали задумываться над вопросом, нет ли более краткого пути к столь желанному освобождению? Ответ был найден одним из наиболее привлекательных религиозных гениев, о котором мы подробнее поговорим далее. Его звали Сиддхартха Гаутама и он был принцем. Но более известен как Будда. Глава 5 От принца к Будде Через 15 столетий после того, как всадники-арийцы ворвались в Индию и запустили эволюцию сложной и яркой религии, которую мы теперь зовем индуизмом, один человек в ужасе размышлял над доктриной бесконечных перерождений. Он задавался вопросом, что значит для души быть прикованной к колесу сансары. И из его ответа возникло новое духовное движение. Он родился около 580 года до н. э. у подножья Гималайских гор на северо-востоке Индии. Его имя было Сиддхартха Гаутама, и вот его история. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=50288355&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Ср. русское «ведать». – Прим. пер. 2 Ригведа. Гимны творения, Мандала X. Гимн 129. Пер. Т. Я. Елизаренковой. 3 Шветашватара Упанишада 6:11. 4 Чхандогья-упанишада 6.8.7.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.