Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь-2

Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь-2
Курорт. Запретная история одной планеты. Тетрадь-2 Антон Сасковец Две светские львицы отдыхают на Острове радости, предаваясь неге и прелестям комфортного отдыха. Глупая случайность заставляет их познакомиться с аборигенами планеты Курорт. Каждая из подруг окажется перед непростым выбором, который полностью перевернет их дальнейшую жизнь. Курорт Запретная история одной планеты. Тетрадь-2 Антон Сасковец © Антон Сасковец, 2019 ISBN 978-5-0050-8940-3 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Беглянки …в полумраке парной притягивал внимание потолок. Искусно продуманное освещение создавало иллюзию облачного неба. Его то затягивал туман, так, что видно было не дальше вытянутой руки, то оно представало во всем великолепии подсвеченных с разных сторон облаков. Играла тихая расслабляющая музыка. Где-то мягко журчала вода, иногда в щелях под скамьями, стоявшими вдоль стен, шипело, следом снова появлялся пар Посреди помещения стояли два каменных постамента, сейчас они оба были заняты. Над каждой из лежавших фигур склонилось по две массажистки, разминавших блестящие от масла и влаги тела, и по служительнице, умащавшей и очищавшей кожу лица. Чтобы лежавшим не было очень жарко, служительницы иногда смачивали им головы прохладной водой. Одна из лежавших женщин была блондинкой, во всяком случае светловолосой, вторая – яркой брюнеткой. Обеих отличали идеальные пропорции фигур, и выглядели они как два воплощения зрелой женской красоты – ее дневной и ночной ипостасей. Правда, сейчас обеих дам заволакивал туман. Тихо звучала музыка, журчала вода, шипел пар… Чуть погодя обе красавицы отдыхали в шезлонгах, запахнув легкие халаты. Блондинка маленькими глотками потягивала через соломинку ледяной напиток из запотевшего прозрачного стакана изящной формы, брюнетка прихлебывала травяной чай из небольшой резной каменной чаши. Служительницы, готовые по первому требованию явиться и удовлетворить любое желание госпожи, прятались за колоннами. В зале отдыха элитного СПА-курорта стояла тишина. Подруги (а молодые женщины были подругами детства) любили приходить сюда рано утром, когда мужчины уже уходили на свою работу, отнимавшую время и нервы, но зато делавшую их баснословно богатыми, а жены «фитов» – высшего финансового сословия Галактики – еще нежились в кроватях. Эти квохчущие курицы придут сюда позже, к полудню. А сейчас было их время – время волчиц. Впрочем, манерами обе женщины напоминали скорее крупных отдыхающих кошачьих из джунглей планеты Курорт – самку снежного барса и черную пантеру. Такими они и были, выпускницы женской школы в Кассиопее, известной на всю Галактику. Они редко выходили замуж – разве что в особых обстоятельствах – но мужчинами вертели, как хотели. Они не продавали тело. О нет, купить это тело за деньги было невозможно. Даже за очень большие деньги «фитов». После школы пути девушек разошлись. Блондинке Афре повезло сразу: она неплохо пела, и один из престарелых «фидов» Айдера стал ее бескорыстным меценатом. Афра добилась популярности, но шоу-бизнес показался ей слишком пустым. Она искала себя в разных сферах, занималась модой и наукой красоты, была пылка и влюбчива, но всегда очень четко разделяла меценатов и возлюбленных. По характеру Афра была покладистой и веселой, беспечной и живой. Это действительно была дневная красавица, тянувшаяся к солнцу, и при этом твердо стоявшая на собственных ногах. Путь Ишты был более тернистым и темным. О первых годах своей жизни после школы она молчала, а когда беспечная Афра донимала ее вопросами слишком настойчиво, в глазах Ишты загорался такой мрачный огонь, что она действительно становилась похожей на пантеру. Афра отступала, понимая, что прошлое подруги хранит немало темных тайн, также, как ночь скрывает своим незримым пологом многое, не предназначенное для чужих глаз. Так или иначе, сейчас Ишта была хозяйкой сети салонов удовольствия, где в рамках закона и мужчины, и женщины могли испытать удивительные ощущения, незнакомые им в обычной жизни. А также хозяйкой школы, готовившей для этих салонов персонал. Безусловно, и начинания Афры, и бизнес Ишты приносили немалый доход. Иначе они никогда не смогли бы сами – а не на средства поклонников – оплачивать годовые абонементы в самом дорогом СПА-салоне финансовой столицы Галактики. Здесь они и встретились как-то утром, обрадовались, проговорили весь день и всю ночь, как раньше в школе, и с тех пор регулярно встречались по утрам, строя планы и «натачивая когти», как любила говорить Ишта. Утренний ветер бодро трепал флаг, рвавшийся с флагштока на вершине. Отсюда не был виден весь остров – только его южная оконечность – но это была самая высокая точка, и видно было далеко. Сегодня купаться в океане было невозможно из-за высоких волн, которые с шумом разбивались о прибрежные скалы на юго-востоке. Иногда шум доносился даже сюда, на вершину, хотя его почти все время заглушал шум ветра. Группа во главе с гидом взобралась по верхнему, самому узкому пролету лестницы, шедшей сюда от площадки в трех стадиях ниже, и остановилась перевести дух. Они вышли еще до рассвета, чтобы успеть подняться сюда не в самое пекло. Побывать на Материке Мо и не достигнуть его вершины – недостойно отважных и любознательных, а ведь таких, и только таких ребят отбирали в лагерь Молодежи на планете Курорт. Попасть сюда само по себе было везением: когда еще получишь возможность плавать в бассейне каждый день! Для тех, кто не умел плавать – а таких было большинство – существовали тренировки, а также джакузи, водные горки и прочие радости жизни. А кроме того чистейший воздух, насыщенный океанской солью, и ласковое солнце, смягченное невидимыми фильтрами. Конечно же, важны были и связи, которые можно было здесь завязать. Отбор в лагерь был многоэтапным. Тут не было детей из богатых семей, если они не обладали серьезными способностями и одновременно низким уровнем агрессивности, не было и детей из криминальных сообществ и совсем уже опустившихся слоев общества. В остальном попасть сюда мог любой молодой парень или молодая девушка, достаточно талантливые и целеустремленные. Именно такие люди через дюжину с небольшим лет в массе своей достигали социального успеха, и, конечно, иметь таких друзей всегда было полезно. Наконец, часть занятий, а также все экскурсии, вели представители Дома Коатлей. Конечно, они не обязательно носили громкую фамилию. Но это были люди, постоянно жившие и работавшие на Платформе или на Материке Мо, на метеостанциях, фермах и прочих объектах инфраструктуры. Именно они отбирали себе будущих преемников и вообще рабочую силу из числа обитателей лагеря Молодежи. Конечно, выпускники элитных заведений тоже могли сюда попасть, – если в них была нужда, и если специальность совпадала с требуемой. Но основную массу будущих сотрудников Дом Коатлей набирал именно среди уже знакомых с планетой молодых людей. А что такое работа на Курорте? Это всегда чистый воздух, здоровый образ жизни, здоровая еда, обеспеченная старость, даже если на пенсии не будешь жить на Острове мудрых, а улетишь куда-нибудь еще. А для твоих детей – это опять-таки преференции при поступлении в лагерь, вода и водные виды спорта с детства. И, конечно, возможность связать жизнь с членом Семьи Коатлей. Такие случаи редко, но случались. Кто же не захочет оказаться причастным к одной из богатейших фамилий Галактики? Курорт давал своим приверженцам прекрасный отдых, а обитателям – кроме всего прочего, еще и титаническое здоровье. Здесь редко болели, долго жили, и вся жизнь с детства и до глубокой старости была связана с океаном. – Ну что, пришли в себя? – экскурсовод, молодая загорелая женщина, улыбнулась. – Теперь смотрите. Вот там, на юго-востоке, где самые высокие брызги, находится основная приливно-генерационная установка. Я уже говорила вам, что весь Материк Мо – это огромный искусственный остров. Мы используем все способы получения энергии: и ветер, и солнце служат нам. Но значительную долю несет именно приливная энергия. Ведь океанские волны редко затихают! – А откуда в основном дует ветер? – рыжий веснушчатый худой парень, благоговевший перед экскурсоводом, покраснел, когда она весело взглянула на него. – Основные ветра у нас дуют с востока, а точнее, с юго-востока. Оттуда же идут и волны, и океанское течение. Материк Мо фиксирован в своих координатах, – поэтому волна постоянно набегает на южный берег, особенно на его юго-восточную оконечность. За горизонтом, примерно в гроссе стадий[1 - 25 километров], расположена Платформа Коатлей, с которой начался весь проект около тридцати двух дюжин[2 - 384 года] лет тому назад. Так что многие из вас наверняка доживут до ее юбилея – тридцати шести циклов[3 - 432 года]! – А что там сейчас? – Там живет сама Семья. Богачей уже около шести циклов[4 - 72 года] принимает новый остров. Он называется Остров радости. Теперь смотрите дальше. К югу вы видите наш лагерь, потом ближе к горизонту на южном берегу – поля солнечных и ветровых электростанций. А на северном берегу расположены курорты. Если посмотреть на западный склон горы, можно увидеть технический космодром. Пассажирский, как вы, конечно, помните, находится на северном плоскогорье. – Сколько всего отдыхающих на Курорте? – спросила полненькая брюнетка с ямочками на щеках. – Это коммерческая информация, – мило улыбнулась экскурсовод. – Но вам я скажу. По секрету. Одновременно, в зависимости от сезона, – от полутора до двух с половиной дюжин масс[5 - От 31 до 52 тысяч]. Это очень много, и работы по доставке и обслуживанию гостей масштабные. Мы гордимся тем, что за многие циклы у нас не было ни одного несчастного случая! – Совсем ни одного? – юноша удивленно развел руками. – Ни одного. Конечно, дело в глубоко проработанном Контракте, который подписывает каждый отдыхающий, а также в точной организации и увязке всех деталей. Их множество. Талантливому человеку на Курорте всегда найдется работа. А теперь смотрите внимательно, – экскурсовод сверилась с инфосферой и поднесла руку к зениту. Небо было голубым, солнце светило празднично, только несколько перистых облаков на большой высоте подчеркивали огромность окружавшего их пространства. Потом на нем обозначилась черная точка, которая постепенно росла и наконец превратилась в огромный по местным меркам космолет. Он уменьшал скорость, снижаясь, причем совершенно бесшумно. С горы было видно, как часть склона северного плоскогорья сдвинулась, открывая доступ к посадочной площадке, и корабль скользнул туда. Люки закрылись. Глазам группы снова предстал безмятежный пейзаж восточной части Материка Мо. Заседание в Форуме сегодня проходило бурно. Представитель Плеяд выступал в комиссии по этике: его вызвали по подозрению в конфликте интересов. Поскольку сектор был богатый, статус Представителя – высоким, а вопрос – щекотливым, Форум бурлил. Если Представителю Ауги удастся доказать, что его обвинения имеют под собой почву, будет не просто большой шум. Возможна отставка, а значит – передел власти. Это не могло не возбуждать присутствующих. Комиссия собралась за закрытыми дверями, однако из помещения велась односторонняя трансляция. Таким образом, находившимся в соседнем помещении Представителям, не участвовавшим в заседании, а также аккредитованным при Форуме журналистам, все было прекрасно видно и слышно. – Итак, Представитель Плеяд, – голос Председателя был торжественным. – Мы вызвали Вас, чтобы разобрать дело о возможном конфликте интересов. Прошу Вас отвечать на мои вопросы, не отвлекаясь на посторонние рассуждения. Вы готовы отвечать? – Да. – Вы входите в Объединенный управляющий совет планеты Курорт? – Да. – На каком основании? – Как Представитель Плеяд. – Вы бывали на самой планете? – Да. – На каком основании? – Как частное лицо. – Вы находились на общем курорте? – Нет. – Вы знаете, сколько стоит путевка на Остров радости планеты Курорт? – Нет. – Вы оплачивали свое пребывание на планете Курорт? – Нет. – Обращаю внимание Представителя Ауги и всех собравшихся на то, что Представитель Плеяд подтвердил изложенные в аналитической записке факты. Прошу занести это в протокол. Фраза была ритуальной: поскольку все заседание записывалось, причем с десятка пространственных камер, вести протокол как таковой просто не было смысла. Однако секретарь комиссии многозначительно склонился к блокноту. – Представитель Плеяд, – продолжил Председатель. – Вы согласны с выдвинутым вам обвинением? – Я не слышал обвинения, уважаемый Председатель. – Вы обвиняетесь в конфликте интересов, поскольку являетесь членом Объединенного управляющего совета планеты Курорт, и при этом находились на ней с частным визитом, не заплатив за пребывание. – Председатель, уточните, в чем Вы усмотрели конфликт интересов? – Представитель Плеяд, вы ведете себя вызывающе, это не способствует положительному для вас решению комиссии. – Председатель, я глубоко уважаю комиссию. Тем не менее, я настаиваю на отсутствии конфликта интересов. – Представитель Плеяд, но вы же подтверили факты, изложенные представителем Ауги! – Уважаемый Председатель. Позвольте мне изложить дополнительные факты, которые объяснят мою позицию. – Хорошо, Представитель Плеяд, у Вас тридцать шесть секунд. – Действительно, в прошлом месяце я побывал на планете Курорт с частным визитом. Однако я не находился ни на Материке Мо, ни на Острове радости. Я находился на Платформе Коатлей, присутствуя в качестве гостя на свадьбе. – Это только усугубляет ваше положение, Представитель Плеяд. Всем известно, что условия на Платформе еще лучше, чем на Острове радости. Мы предполагаем, что Вас пригласили туда с целью добиться лояльности в решении вопроса о дальнейшей судьбе проекта Коатлей на планете Курорт, который будет рассматриваться в следующем году. – Уважаемый Председатель, в докладе Представителя Ауги отсутствует важная деталь. Позвольте мне указать на нее. – Извольте. – Я присутствовал на Платформе Коатлей в качестве гостя на свадьбе собственной дочери. В прошлом месяце она вышла замуж за Вирака Коатля-пятого, с которым училась в одном Университете. Что касается конфликта интересов, то я уведомил о свадьбе Объединенный управляющий совет планеты Курорт и получил специальное разрешение с условием протокольной записи всего моего пребывания на Платформе. Такая запись была сделана и находится в распоряжении Объединенного управляющего совета. У них нет претензий по моему пребыванию на Платформе. Комиссия может получить эту запись по отдельному запросу. – Представитель Плеяд, почему Вы сразу не изложили все обстоятельства и тратили наше время? – Председатель понимал, что он проиграл и вопрос исчерпан, но ему очень хотелось хотя бы в чем-то насолить вывернувшемуся из ловушки Представителю Плеяд. – Вы сами попросили меня отвечать на Ваши прямые вопросы, Председатель, и ни на что не отвлекаться. Я рассказал о них, как только Вы мне разрешили, – по залу пронесся смех. – Пользуясь случаем, хочу сказать, что благодарен Вам за терпение и за принципиальную позицию в отслеживании возможных конфликтов интересов Представителей. – Он, наверное, был в бешенстве? – Да, говорят, на нем лица не было. – А что, девушка красива? – Я не видела ее. Думаю, скорее умна. – Ты ревнуешь. – Афра, Мард мне не любовник и не покровитель. Мы просто друзья. Почему я должна испытывать ревность к его дочери? – Она моложе, Ишта. – Смешно. – Ну хорошо. Значит, он позвал тебя на Курорт? – Нас, дорогая, нас. – Только не говори, что он мой тайный поклонник! – Он знает, что ты моя ближайшая подруга. Знает, что одна я не полечу. И уж точно, что я не полечу туда с мужчиной! – Но у меня нет столько свободных денег прямо сейчас! – Коатли предоставят рассрочку. Отдадим в течение трех лет. – Ишта, и после этого он говорит, что беспристрастен? – Нет, но он теперь член Семьи. Конечно, де-юре он не может влиять на решения. Но Коатли прислушиваются к его слову. А кроме того… – Тут Ишта замялась. – Что-то в тени? – Как раз наоборот. Что-то на свету. Точнее, не что-то, а кто-то. Мы с тобой. – Но мы же не рекламные модели! – Нет. Но сам факт того, что мы отдыхали на Острове радости, послужит Коатлям отличной рекламой. – Это при нашей-то репутации? – Дорогая, жены «фитов» и прочих важных личностей не любят нас, потому что их мужья на нас заглядываются. Они нам завидуют. Но именно поэтому они вывернутся наизнанку, но заставят потом мужей отвезти их на Курорт. Небольшой скандал только подогреет к нему интерес, тут Коатли правы. – Это Мард Дук тебе сказал? – Не совсем. – А кто? – Кочимет шестой. – Он говорил с тобой? – Мы были втроем. Он, я и Мард. – С ума сойти. – Коатли готовы ради нас подвинуть очередь. Раньше это было невозможно. Но теперь у них есть так называемые резервные аппартаменты. О них мало кто знает, ведь на Остров радости все попадают индивидуально. И точное число аппартаментов не разглашается. – Ишта, ты умеешь уговаривать. Но у меня остались сомнения. – В чем? В их порядочности? Мы же подпишем Контракт. Коатли всегда строго соблюдают все пункты. – Нет. В том, что они не воспользуются нашим пребыванием там сверх оговоренного в Контракте. Можешь себе представить, сколько будет стоить запись твоего купания нагишом в их бассейне? – Это исключено. – Почему? Ты веришь на слово этому Коатлю? – Нет. Потому что я внесла в Контракт соответствующий пункт. Если что-то такое случится, мы сможем отсудить у Коатлей половину острова. – Ты серьезно? – Про остров я шучу. А вот в остальном – абсолютно серьезно. Впрочем, я уверена, что Коатли никогда не пойдут на это. Для них репутация – это все. Это основа их бизнеса. Конечно, сейчас у них есть Материк Мо и две дюжины масс отдыхающих. Но Остров радости приносит им не просто доход. Он приносит им влияние. Иначе их проект уже прикрыли бы. – Ну хорошо. Считай, что ты меня уговорила. И когда? – Через полторы дюжины дней. – Меньше месяца? Ты с ума сошла! – Афра, ну ты же уже согласилась. – Да, но так скоро… Я не успею собраться! – Туда и не нужно ничего собирать. Мы будем купаться, загорать и лениться. – Ушам своим не верю. – Готовься, милая. Полторы дюжины дней! – И ты их позвал?! – жена Кочимета Арта была возмущена. – Но это же ударит по нашей репутации! – Нисколько, моя дорогая. Наоборот, это привлечет к нам новых гостей. – Что такого напела тебе эта Ишта Рэй, что ты согласился? – Арта, родная, для меня в мире есть только одна женщина, и эта женщина – ты, – Кочимет подошел к жене и обнял ее. Вдохнул запах волос, ощутил тепло ее тела. Постепенно Арта расслабилась в его объятиях. – Нам сейчас нужна дополнительная реклама. Богатые не очень любят отдыхать там, где нет полного эксклюзива. Мы знали это и пошли на риск, запуская в эксплуатацию Материк Мо. Бизнес должен расти. Продажи на Остров радости стали меньше, продвигать его теперь тяжелее. Небольшой скандал привлечет внимание жен «фидов». А мы подготовим для них отдельное предложение. Не для жен. Для мужей. – Это ты придумал? – Не только я. Это предложили молодой Вирак и его юная жена. Они обсудили это со мной. И я подумал, что идея неплоха. – Ну да, она ведь дочь Марда Дука. Понятно. Все равно мне не по душе, что на Острове радости появятся эти… Хищницы. – Дорогая моя, там почти все отдыхающие – хищники и хищницы. Таких людей, как Эльг с Чимой, среди наших гостей – единицы. Именно благодаря деньгам таких людей Семья процветает. Тем более, что у нас они ведут себя тихо. Контракт держит их в узде. – Посмотрим. Все равно мне это не нравится. – Чтобы наши дамы были спокойны, мы договорились, что встречать, обслуживать и провожать их будут только женщины. Ни один мужчина из Семьи не будет с ними общаться на Курорте. – Мы это кто? – Мы с Вираком. Ваше спокойствие для нас значит намного больше, тем более, что самые красивые женщины на свете – это наши жены! – Кочимет, знаешь кто ты? – Арта засмеялась. – Ты льстец! Всегда был льстецом, льстецом и остался. Ну хорошо. Если их будет обслуживать женский персонал службы размещения, я спокойна. – И прекрасно. – И когда все это случится? – Через дюжину дней. – А где вы их поселите? – На северном побережье. На Острове радости вообще все аппартаменты находятся далеко друг от друга, а там просто отдельный участок, с бухтой и посадочной площадкой. И все подходы контролируются. Их никто не потревожит. Кстати, они тоже не смогут потревожить никого из гостей. Впрочем, думаю, они там будут просто отдыхать. – Ну хорошо. А что с планами расширения Материка Мо? – А вот посмотри, – Кочимет включил над столиком трехмерное изображение Материка Мо. – Мы хотим пристыковать с запада вот такой фрагмент. – Он же больше существующего! – В три раза больше, Арта. – А откуда мы возьмем столько гостей? – Гостей как раз больше, чем мы можем обслужить, дорогая. Нам нужно срочно учить людей – вот об этом я и говорил с Вираком. И с Кетсом-старшим. Персонала нужно будет примерно в шесть раз больше, чем сейчас. – Это будет строиться в кредит? – Нет. Все эти годы мы твердо следуем заветам Рольда и Эльга. Никаких заемных денег. Мы, конечно, очень интересны «фитам». Но это они оставляют у нас свои деньги. А не наоборот. Так было и так будет. – Прекрасно! – Мы все просчитали. Даже если нам поднимут аренду еще в двенадцать раз, – а со времен Рольда ее подняли уже в сто сорок четыре раза, я не шучу, – денег нам хватит все равно. Основная проблема – именно персонал. – Как же мы будем обслуживать гостей во время строительства? – Продолжение материка будет строиться во многих дюжинах стадий к западу – так, что его гора не будет видна. – А там будет гора? – Да, имитация вулкана. Представляешь, иногда даже будут легкие землетрясения и дым из жерла. И в шесть раз выше нынешней горы. – Это потрясающе, Кочимет! – Да, Арта. Но мы должны оставить детям развивающийся бизнес, как его в свое время оставили нам. – Я очень люблю тебя, милый, – Арта прижалась к Кочимету. – Пусть у нас все получится… В окна бунгало заглянуло солнце. Значит, жара миновала, до заката оставалось около часа. Афра проснулась и лежала, глядя в потолок. На потолке солнечные зайчики, отражавшиеся от ряби на воде, устроили веселую игру. Было тихо – вероятно, Ишта еще спала. Они обе пережидали самые жаркие часы в помещении, выходя на улицу ранним утром и вечером, а иногда – ночью, любоваться на звезды. Небо здесь было совсем не такое, как в Плеядах: с одной стороны, звезд намного меньше, с другой – их было видно намного лучше на фоне черного, почти как в космосе, неба. Афра за неделю пребывания на Острове радости полюбила эти моменты, когда над ее кроватью разыгрывалось световое представление. Было в нем что-то веселое, бесшабашное, легкое – эта пляска отзывалась у Афры внутри. Молодая женщина сама была подобна солнечному зайчику, когда обстановка позволяла и ей не нужно было становиться хищной, чтобы защитить себя. По утрам они с Иштой, жившей за стенкой, вставали рано, с зарей, и купались в отгороженной от океана сетью лагуне. Потом для них накрывали легкий завтрак и они опять купались или загорали на нежарком солнце под ультрафиолетовым фильтром. Когда солнце подходило ближе к зениту, шли обедать. Потом был сон, вечернее купание, ужин, ночное купание. Они долго сидели под звездами: Остров радости находился не очень далеко от экватора, ночь наступала быстро. А утром они с новыми силами вставали, радуясь свежему океанскому воздуху, солнцу и воде. Их обслуживали две молчаливые, но улыбчивые и предупредительные служанки. По расписанию, согласованному заранее, приходили массажистки. Больше подруг никто не тревожил. За бунгало начинались самые настоящие джунгли, и, хотя там не было ни опасных насекомых, ни хищных зверей, гулять обеим женщинам не хотелось. Им было хорошо, они отдыхали и расслаблялись. Курорт действительно был замечательным местом. Коатли не появлялись – ими занимались только девушки из службы размещения. После встречи и заселения они предложили Афре и Иште экскурсии и подводную охоту, но обеим больше нравилось просто валяться на мелком ярко-белом песке, купаться в прозрачной ласковой воде и наслаждаться отдыхом. Еда также была отменной, здоровой и легкой. Ничего привозного здесь не было – все выращивалось на вспомогательных платформах или вылавливалось в океане, окружавшем Остров радости со всех сторон на многие массы стадий[6 - Масса стадий – 311 км]. До ближайшей земли было не очень далеко – к востоку лежала гряда островов. Туда можно было слетать на экскурсию и поплавать в прибрежной воде, любуясь рыбками и кораллами. Но выходить на берег запрещалось: это было условием аренды океана и Коатли строго соблюдали его, фиксируя в Контракте с каждым гостем. Острова окружал бескрайний океан, глубина в этих местах превышала две дюжины стадий[7 - 4,3 км]. Афра старалась не думать о том, что всего в полустадии у нее под ногами нет ничего, кроме воды. Остров был надежно закреплен на своей позиции, никакое волнение и даже шторм не были способны сместить или раскачать его. И все равно… Лучше считать, что под тобой не океанские глубины, а твердая скала до самого центра планеты. Афра услышала снаружи шаги – значит, Ишта не спала. Было слышно, как открылась дверь бунгало, потом что-то упало у Ишты в комнате. Странно. Может быть, ей плохо? Афра обеспокоенно встала, одела легкий халат, застегнула золотой пояс – на этой планете она неизменно носила пояс с меткой. Ишта подтрунивала над ней: ну куда можно деться на острове, где за каждым твоим шагом за пределами бунгало следят? Афра же предпочитала спокойствие логике. Так она точно не потеряется. Молодая женщина уже собралась постучать к подруге, как вдруг та появилась сама, ввалившись в дверь. Покачиваясь, некоторое время смотрела на Афру, потом грузно села в тростниковое кресло. Ишта, судя по всему, была сильно пьяна. Афра нечасто видела ее пьяной, а сама вообще редко выпивала больше пары бокалов легкого вина. Здесь же явно не обошлось без солидной порции крепкого. Это было настолько непохоже на Ишту, что Афра забеспокоилась еще сильнее. – Что с тобой? Напекло голову? – Все… хорошо… – Ишта говорила медленно, старательно выговаривая слова. – Просто я немного… выпила… – Тут она улыбнулась и повела в воздухе рукой. Другой рукой она облокотилась на стол, но рука подломилась, и Ишта чуть не упала с кресла. – Немного… выпила. – Что-то случилось? – Случилось… не случилось… Какая раз… нца – язык у Ишты заплетался. – У меня есть… идея… – Дорогая, тебе нужно немедленно лечь. – Подожди. Я хочу посмотреть закат! – Ишта вызывающе посмотрела на Афру, слегка покачиваясь при этом. – Закат? Ну… Пойдем, сядем на веранду! – Неееет… Мы будем смотреть… Закат… С горы. – С какой горы? – Афра задумалась, ни дать ли подруге снотворного: ту явно тянуло на подвиги. – С горы… на Материке… Мо… Там… Должно быть красиво! – Но мы не предупредили, и они же не летают по ночам! Как мы вернемся? Давай поговорим с ними завтра, – тараторила Афра, пытаясь вспомнить, где в ее багаже находится аптечка. – А мы никому не скажем, – Ишта громко захихикала. – Ишта, о чем ты говоришь? – Афра вспомнила, в какой сумке лежит снотворное и направилась туда. – Мы сейчас с тобой опробуем одну… Штучку. – Какую штучку?! – Вот эту. Афра обернулась и увидела в руках у Ишты странный предмет. Больше всего он был похож на шарик диаметром с половину ладони, вокруг которого шел толстый бублик. Шарик был темно-голубым и по бокам отливал сиреневым. У Афры возникло нехорошее предчувствие. – Что это? – Маш… машинка. Мы сейчас туда слетаем. – Ишта, ты с ума сошла! Где ты ее взяла? – Ма… – Ишта икнула – Мардик подарил. – Здесь же нельзя это использовать! Ты Контракт читала? – А никто… не… заметит… – Ишта улыбнулась, опять попыталась положить голову на ладонь, и опять ее рука подломилась. – Он сказал у нее… защита… она маломо… маломош… маломощная. – Ишта, давай ты ляжешь! – Афра в ужасе увидела, как Ишта что-то повернула и на шарике загорелось три красных огонька. – Не волнуйся, подруга, щас слетаем, вот смотри, щас мы найдем гору. – На вершине шарика загорелся зеленый огонек, красные погасли. – Нашли. Теперь только осталось нажать. – Ишта!!! – Афра рванулась к подруге, но та уже нажала на шарик, наведя его на Афру. Афра исчезла. – Ну вот, – удовлетворенно сказала Ишта самой себе. – А теперь я иду к тебе, – сказала она, нажимая контакт. В этот момент шарик выскользнул из ее пальцев, Ишта исчезла, и устройство упало на пол. Огни на нем погасли. В пустую комнату светило предзакатное солнце, слышался слабый ветер и плеск легких волн, мягко набегающих на песок пляжа… – Тревога. Срабатывание системы перемещения в подпространстве. Координаты – северная бухта Острова радости. – Дежурный удивленно вскинул голову, вглядываясь в информацию на интерфейсе дополненной реальности. – Что за чушь! – за три с лишним дюжины циклов ничего подобного на планете не происходило. – Повторное срабатывание, координаты те же, – голос, сообщивший информацию, был бесстрастен. Говорил робот. – Что там происходит? – Дежурный оторопело искал информацию. – Есть подробности? – Сигнал на пределе уровня досягаемости. Два переброса небольшого веса на расстояние около диаметра планеты. Предположительно по одному человеку без дополнительного груза. Выполнены одним устройством. Устройство деактивировано. В этот момент дежурный получил вызов с планеты. Он увидел взволнованного Кочимета шестого. – Капрал, у нас ЧП. Две гостьи нарушили Контракт. Они только что переместились с Острова радости при помощи контрабандного миниатюрного устройства. – Куда? – Мы еще не добрались до бунгало, я решил сразу предупредить вас. Я не знаю, куда они отправились, и что это за устройство. Но оно осталось в бунгало. Будет лучше, если сюда прилетит кто-то от вас. – Хорошо. Отправляю к вам дежурный корабль. – Еще раз прошу принять подтверждение: перемещения с нами не согласованы, устройство провезено контрабандой. Они прошли входной контроль – вероятно, устройство миниатюрное и с экранированием, иначе их не пропустили бы. – Принято. Ждите. Через двенадцать минут возле бунгало стало людно. С Платформы Коатлей прилетел вертолет, а из космоса – истребитель дежурных сил. Зайдя в бунгало, они обнаружили в одной спальне почти пустую бутылку крепкого на столе и развороченный чемодан на кровати, в другой – полный порядок, только кровать была не застелена, и на полу лежал… – Это новейшая модель для микропрыжков, – один из офицеров осторожно поднял с пола шарик размером с половину ладони, окруженный своего рода бубликом. – Дальность у него невелика. В пределах двух диаметров планеты. Они прыгнули без него, значит вернуться не смогут. – Вы сможете найти их? – Если в памяти устройства остались записи координат. И если они в море и живы. – А на суше? – Вы знаете порядок. Нужно в любом случае оповещать Объединенный управляющий совет. Получать разрешение на поиск. Если у них есть что-то при себе, я имею в виду метки или ключи доступа, – шансы есть. Если, конечно, они переживут три-четыре дня. А кто эти гости? – Афра Дита и Ишта Рэй. – Те самые? – Да. – Не повезло им, – офицер хмыкнул. – Как минимум одна напилась в стельку. Вероятно, ее потянуло на подвиги. Не стоит запускать устройство перемещения трясущимися руками… Ну что же, посмотрим. Если их найдут, то будут жить, хотя неприятности их ждут крупные. – С нашей стороны – тоже. Нарушение Контракта, – Кочимет был явно очень зол и взволнован. – И все же лучше бы найти их живыми. Потерять на Курорте двух женщин, даже по их собственной вине, – слишком неприятный удар для нашей репутации. – Хорошо, мы сделаем, что сможем. Если у вас появится информация – свяжитесь с нами. – Конечно. Афра бросилась к Иште, понимая, что уже не успеет остановить подругу. В следующее мгновение она почувствовала, что падает. Вода была рядом, она едва успела вдохнуть и задержать дыхание. Удар, вода сомкнулась над ней, Афра вынырнула на поверхность… Вокруг были волны. Синие, а не зеленые, как около Острова радости. Может быть дело в освещении? Женщина огляделась – ничего похожего на их залив или на Материк Мо. Куда же забросила ее пьяная рука Ишты? Впрочем, она увидела невдалеке землю. Гора, поросшая лесом, совсем рядом. Три-четыре стадии. Афра удивилась: солнце стояло почти над горизонтом, вода была ощутимо холоднее, хотя все равно достаточно теплой. Где же она? Впрочем, сейчас это неважно. Она в открытом океане, а значит… Значит просто нужно быстрее доплыть до берега, осадила она мелькнувшую было паническую мысль о морских хищниках. Афра хорошо плавала – это было преимуществом состоятельных людей Галактики, имевших постоянный доступ к бассейнам. Сберегая силы, и тем не менее достаточно быстро, она поплыла к земле. Одежда не сковывала ее, ведь это был просто легкий халатик и пояс. Она решила оставить его: неизвестно, когда ее подберут, обгорать на солнце было совсем некстати. Кстати о солнце. Оно и не думало садиться. Оно явно поднималось. У Афры возникло неприятное предчувствие… Так или иначе, сделать ничего было нельзя. Нужно доплыть до берега. Она плыла, отдыхала на спине – над ней было голубое небо, птицы и солнце, встававшее все выше. Наконец, берег оказался совсем рядом. Он был сильно изрезан, в море вдавались скалы, лес возвышался над обрывами. Впрочем, совсем рядом, между двумя мысами, Афра увидела широкую полосу пляжа, на которую накатывались ленивые волны. Усталая, вышла она из воды. Волны, пенясь, лизали ее стопы и отбегали назад. Солнце светило в спину… Афра остановилась. Перед ней, совсем недалеко, стояли двое мужчин. Чуть в стороне на берегу лежала небольшая лодка – похоже, эти двое только что вернулись с рыбалки. Лодка была убогая: выдолбленная из ствола дерева и кое-как обработанная. Мужчины – не выше Афры, коренастые, с развитой мускулатурой. Афра очень устала, а мужчины – ну что же, они везде всего лишь мужчины. Женщина подошла к лодке, села на ее борт и жестом показала, что хочет пить. Один из мужчин что-то сказал другому, выходя из ступора: вероятно, фигура Афры, плотно облепленная мокрым халатом и подсвеченная сзади солнцем, произвела на них впечатление. Второй сорвал с пояса какую-то меховую вещь и подал Афре, подходя ближе. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=48819612&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 25 километров 2 384 года 3 432 года 4 72 года 5 От 31 до 52 тысяч 6 Масса стадий – 311 км 7 4,3 км
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 60.00 руб.