Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Сокровища моей души

Сокровища моей души
Сокровища моей души Алексей Маркович Гросман С огромной благодарностью всем тем, кто помогал мне мыслить, жить и творить в рифму. Басни о каратэ Басня: каратист и теоретик. (о пользе тренировок и вреде споров) Поспорили как-то три каратэка, Как лучше ударить ногой человека. И способов множество разных нашли, Но всё же к единству они не пришли. Друг к другу глухи, Каратэги сухи. Увидели парня чудного, что в сквере Часами подряд бил ногой маэ гэри, Нога, рассекавшая воздух со свистом, Явилась интригой лихим каратистам. Героям обидно - Удара не видно. И первый из спорщиков громко спросил: "Да, скорость видна, но достаточно ль силы?" Нога, словно молния, в небо взлетела, И рухнуло на земь бездвижное тело. Получен урок, Но будет ли прок? Но вот отозвался второй каратэка: "Смотри, как коряво убил человека, Ужасно в ударе работает голень…", - И тут же упал, кривляясь от боли. Что ж третий герой? Он такой же дурной? Но тот очень быстро усвоил урок, Пристроился рядом, и рот на замок. И вот, уже двое в полуночном сквере Часами подряд бьют ногой маэ гэри. мораль: от практики будет нога крепче стали, А то теоретики просто достали. Басня: Каратист и Бык (о вреде фанатизма) Однажды, уверовав в силу недюжинную, Одел каратист кимоно отутюженное. Пустился в дорогу, чтоб, встретив врага, Тому обломать в поединке рога. Крошит черепицу ладони ребро, Ему все подвластно – и зло, и добро. Он множество лет проведя в медитации, Прошел сквозь турниры, бои, аттестации. "Где встретить противника силой подстать, Где равного мне на Земле отыскать?" И в дальних краях, на чужих берегах Увидел Быка о двух дивных рогах. "Вот силой мне равный зверь удивительный, Вступлю в поединок с ним незамедлительно. «Эй, Бык, ты мой враг, я иду на врага, Тебе в поединке сломаю рога" Но Бык, продолжая спокойно жевать, Не стал в этом случае переживать: "Какой ты мне враг? Мы ж с тобою родня. Смотри же какие рога у меня. А ты, как покинул родную страну, То дома оставил красотку жену. Скитания ратные годы продлились, Рога у тебя самого появились”. Путь к мастерству (басня-притча) Однажды, в круг собрав учеников, Учитель молвил непривычно строго: "Избавьтесь от сомнения оков, И к мастерству откроется дорога. Я много раз ее преодолел, Путь труден – нет числа преградам. Он покорится лишь тому, кто смел, Но ваш учитель будет с вами рядом.” Все поднялись, но тут один сказал: "Я думал никуда ходить не надо. Я вам признаюсь честно, ожидал, Что мастерство само придёт к нам на дом". В ответ учитель дал ему свой зонт, Чтобы комфортней было ожиданье, И остальных увел за горизонт, Не проронив ни слова в назиданье. Но вот, пред ними выросла скала Отвесной, страшной, каменной стеною. Как будто сотни лет она ждала, Чтоб испугать подъемов крутизною. "Я знаю путь!” – учитель восклицал - “Я проведу вас тайною тропой". Но вот ещё один из них отстал, Из гордости своей покинув строй. "Пожалуй сам я отыщу пути, Ведь я идти могу быстрее многих!" Но как же мастерство ему найти, Не ведая таинственной дороги? А те, кто шёл учителю во след, Пришли к повисшему над пропастью мосту. Учитель рёк: "Другой дороги нет! Но я и здесь вас без опаски проведу”. “Ну, нет!“ – ещё один сказал - “Я не готов над пропастью идти. Я путь другой открою среди скал, Он безопасней этого пути". А учитель оставшихся смело ведёт, Он уже на мосту, он прошёл половину. Но под чьей-то ногой громко скрипнул пролёт, И остался недвижим здоровый детина. Обернулся учитель: "Иди, не робей. Мост прочней, чем тебе показался. Я провёл по нему уже сотни людей”. Но верзила на месте остался. Им осталось пройти до конца лишь чуть-чуть - Мастерство на другой стороне, Но туман вдруг густой преградил группе путь, Скрыв дорогу от них в пелене. “Я не вижу пути! – ученик закричал. - Я в тумане идти не смогу. – Так всегда здесь бывает, – коснувшись плеча, Молвил тихо наставник ему. – Дай мне руку, и я проведу сквозь туман. Уж не раз этот путь мной проверен. – Я не верю,а может все это обман? Я вслепую идти не намерен! – Оставайся, – и дальше учитель побрел, Уводя за собой остальных. Тех кто духом окреп, тех, кто веру обрел, Силу мышц, крепость нервов стальных. мораль: К мастерству не добраться окольным путем, И его не пройти одному - Лишь с учителем вместе его мы пройдем, Без сомнений поверив ему. Был среди них ещё один, Он вечно вопрошал. – А точно мы туда идем, Куда ты обещал? А нам сейчас туда идти? А за горой свернуть? Он к мастерству пришел, как все, Но не запомнил путь. Басня: каратист и медведь. Медведь, едва растаял снег, Нос высунул прочь из берлоги, И видит – в белом человек Бежит к опушке по дороге. Был грамотным зверюгой Мишка, Был в курсе новостей и дел - Раскинув быстренько умишком, В нем каратиста разглядел. Едва медведя увидав, Опешил было, но испуга Не показал, и в стойку встав, Сэнсэй стал двигаться по кругу. Медведь вдруг начал хохотать: – Расслабься, я своих не трону. – А чем я свой, позволь узнать? - Спросил уже спокойным тоном. – Известно всем давно в лесу, И ты, сэнсэй, меня поймешь, Что лапу я зимой сосу, А летом ты ее сосешь!… Басня: каратист и моль Моль, вылетев из шкафа, как-то На каратиста нарвалась. И тот поставил перед фактом: – Всё, жизнь твоя оборвалась. Я в миг расправлюсь с паразитом, Я мастер спорта, чемпион!" И перед боем нарочито Глубокий выполнил поклон. Летели в воздух гяку дзуки, Маваси гэри, матюки, Но эта тварь, зевнув от скуки, Жива угрозам вопреки. Процесс продлился два часа И начал раздражать. – Попробуй,– моль произнесла - Ты кулаки разжать. Скажи, где глупости людской Находится предел? Ты чтоб поймать меня ещё Накладки бы одел. А коль хватательный рефлекс Ты потерял совсем, Я в шкаф пойду и кимоно Твоё, и пояс съем… Басня: каратист и улитка (о принципе растяжения и сжатия) Однажды, на сборах в сосновом лесу, Учил каратэка основы Унсу. Вокруг живота завязав чёрный пояс, Он ката учил не на жизнь, а на совесть. Движенье, вращение, стойка, удар, И, вдруг, он улитку в траве увидал. Подумал: “Ну что тут такого? Улитка…” И выполнить ката предпринял попытку. На завтрашний день тренировка опять, И тренер гоняет детей, как котят. Движения сложные делают прытко, И ползает в травке все та же улитка. В пылу тренировки, во время Хэйана Открылась в ноге у инструктора рана - Не видел улитку, сэнсэй наступая, И молвил ей вслед, раздраженье скрывая: – Смотри, как мы бегаем быстро по кругу, Ударами резкими метим друг в друга. Ты б ползать быстрей научилась сначала - Улитка же мастеру так отвечала: – Сжимаясь, растягиваясь понемногу, Я верно свою ощущаю дорогу. А ты, чёрной лентой сверкая в листве, Насколько в своем преуспел мастерстве? Философия 2014 Нас разделили берегами лжи, Заставив на секунду усомниться. И вот уже не сон кошмарный снится, А наяву размеренная жизнь Разбита на мельчайшие крупицы. Крупицы боли, ненависти, зла, Что обрекают семьи на разлуку. Отца к ребёнку, братьев, деда к внуку, Как быстро эта злоба разрослась, Вложив ружьё в мозолистую руку. Рука шахтёра, токаря, врача, Привыкшая к кирке, станку, пинцету, Берет взаймы кровавую монету. И вот, по наущенью палача Ведут безумцы к пропасти планету. Мой мир жесток Мой мир жесток, жестокость в каждом сердце. Добро не в моде и порой в бегах. И каждый раз, приоткрывая дверцу В душе, я вижу ненависть и страх. Какому преклоняетесь пророку Иль славите из золота тельца? И не благим делам, а лишь пороку Спешите предаваться без конца. Богатство, власть, другие искушенья, Кто в мир принес, зачем они в чести? Одним игра, другим судеб крушенье. Как души ваши Господу спасти? Как мог так пасть тот полный мир чудес? Как род людской стал в одночасье жалок? Как быстро, отказавшись от Небес, Мы греемся от адского пожара? Опомнитесь, избавьте мир от слез, Сейчас, не ждите окончанья века. Или Земля, словно промокший пес, Стряхнет с себя однажды Человека.... Крик души Машина времени мне вовсе не нужна. Я без неё минувшее с грядущим Не различу, и гласом вопиющим Хочу орать, но лишь кажусь орущим. Мой голос слаб, надеюсь, боль слышна. Кричал бы я, что мир скатился вновь В эпоху темню крестового похода, Где человеческого не жадея рода Два разделившихся религией народа На зелень трав рекой пролили кровь. О том, что словно в средние века, Отгородившись от простого люда Стенами замков, предаваясь блуду, Вкушая пищу с золотого блюда Князья сжимают крепко власть в руках. Каретами в три сотни лошадей, Стирая чернь с дороги и из жизни, На должности служителя Отчизне Ликуют после на кровавой тризне От безнаказанности пред лицом властей. Инакомыслящих преследуют, как прежде, С экранов ложь, в газетах, на устах. Повсюду сеют ненависть и страх, И правда в инквизиторских кострах - Лишь пепел исчезающей надежды. Мне прошлого безумные грехи Видны, как на ладони в настоящем, И сердцем своим, искренне скорбящим Пред будущим, грехами вновь грозящим Пишу потомкам эти вот стихи. Чтобы они учились дорожить Свободой, правдой, равенством и братством. Чтоб чтили их единственным богатсвом. В подобном мире им желаю жить. Неужто Неужто мне хватило полувека, Чтоб разум с чувствами договориться смог, Чтоб тысячи исхоженных дорог Явили мне родного человека. Неужто мне хватило этих лет, Чтоб различить врага под маской друга, И вырваться из замкнутого круга, Не потеряв внутри горящий свет. Неужто мне хватило этих дней, Чтоб в жизни разобраться хоть немного, Чтоб знать, куда ведет меня дорога, И двигаться уверенно по ней. Неужто мне достанет сил еще? Хотел бы я удвоить этот счёт. Осенняя тема * * * Будни своими лапищами когтистыми Вцепились в горло – давай работай. А как тут работать, когда листами златистыми Осень осыпалась к моим ботам? Я за порог – делов не переделать, А она мне в глаз лучом отточенным. И главное, метко так, словно прицелом Оптическим, точно в очи мне. И ослеплённый, по городу рыщущий, Жду выходных как небесной манны, А там уж предамся любимым игрищам Телевизионно-диванным. * * * Листья падают кроваво-красные, Душу и тело мои леденя. Предпринимаю попытки напрасные Спрятаться, скрыться от октября. Стылые руки – горячим чаем, Грустные мысли – вином холодным. Время застыло немом отчаянии. Осень заставит кого-угодно Пледом твидовым ноги укутать. А мне лишь объятья помогут согреться. Не чьи угодно, прошу не путать, А только лишь той , в чьих руках мое сердце. * * * Дыхание осени в лужах остывших, Дыхание осени в листьях опавших, Дыхание осени в том, что простывший, Дыхание осени в том, что уставший. Птицы на юг в когтистых лапах, В клювах, крыльях и перепонках Уносят лета цветочный запах, Уносят тепло сердец влюбленных. Низкое небо тучами пасмурными Нависло, над крышами ноги свесило. Дыхание осени в моем насморке, Дыхание осени в моей депрессии. * * * Деревья еще листы не сбросили, Стоят разноцветные, ждут поэта. Смотри, рифмоплет, как в разгаре осени Буйству красок завидует лето. Смотри, как в небе стрелою птицы Тебе, словно компас, на юг укажут. И в тёплой постели так сладко спится, Но утро будильником выставит стражу. Кофе горячий, чтоб пробудиться, Блокнот и ручка для вдохновенья. А я смотрю, тебе не смириться, Что осенью лето сменилось в мгновенье. Еще вчера загорелый, в плавках Ты грелся у моря Адриатического, А нынче в пальто на холодной лавке Платком утираешь насморк хронический. * * * Осень – транжира, мот ужасный. Красок, каких в магазине не купишь, Сколько ежедневно тратишь напрасно, Покуда место зиме не уступишь. Земля в миллионов оттенков одежде И дождь прохладный октябрьский даже Немного грустью, немного надеждой, Немного осенней простудой окрашен. Что салютом красочным праздновать? К чему листопад фейерверком ярким? Нынче даже поэта обрадовать Можно лишь морем и солнцем жарким. Бабье лето В мой город, работой загруженный, Дождем, как непрошеным гостем. В окно сквозняком, в ботинки лужами Лезет и лезет осень: – Что ж потерпеть тебе мочи нет Народу морозить гланды? Видишь? Бегут от тебя рабочие В Египты и Таиланды. Зачем укутала в куртки кожаные Прохожих, о лете мечтающих, Из рук отняла у ребенка мороженое, В руках у него не тающее?… Еще неделю или месяц мы бы При бабьем лете пожили, Но в этот раз, видимо, бабы Лето не заслужили… Одиноко… Одиноко, холодно, грустно В этом городе из дождя, И октябрь весьма искусно В безысходность поверг меня. Одиноко в своей постели Просыпаться в осенний рассвет, Одиноко в конце недели Понимать, что тебя рядом нет. Холодно дышит вечерний ветер, Утром корни деревьев в инее. Холодно, будто на белом свете Все остыло, уснуло, вымерло. Грустно видеть природы усталость, Засыпающие города. Грустно даже самую малость Душ смятение наблюдать. Ворох листьев опавших кружит, Забивая рты водостоков, И в преддверии зимней стужи Грустно, холодно, одиноко. Гость На пороге гость нежданный. Знал же, что придёт, но всё же, Грея ноги в теплой ванной, Думал – опоздает может. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=48649622&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.