Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Избранная. Да сбудется пророчество

Избранная. Да сбудется пророчество
Избранная. Да сбудется пророчество Галина Сергеевна Калинина Эта история произошла волшебной стране Нейлонде. Елена перебирается вместе со своей семьёй в загадочный город под названием Гранада. Ей предстоит поменять школу и завести новые знакомства. Но сумеет ли она противостоять тёмной силе, которая окружает её и этот странный, маленький городок? Глава 1. Начало истории Эта необычная история произошла в волшебной стране Нейлонде, которой управлял ожесточённый колдун Сирг, он ненавидел все расы сказочных существ, также думал что, кроме него самого, могущественнее и лучше никого нет. И была у колдуна дочь. Звали её Катериной. Принцесса была миловидною, и всем без исключения приходилась по душе, но она искала выгоду во всём. У неё были длинные русые волосы, белая кожа, отличительной чертой её лица был заострённый нос и узенькие губы. А также в этой стране жила одна семья обыкновенных людей без сказочных дарований. У них был небольшой дом, в котором помещались пять человек. Отец был сильным и строгим мужчиной. Мать была трудолюбивой и заботливой. Ещё в семье были трое детей. Дерек и Агей были братьями близнецами. Хоть они и были близнецами, но были абсолютно разными. Дерек был немного выше брата, полноват, с чёрными волосами на голове и карими глазами. А Агей, напротив, худощав, белоснежные волнообразные волосы, с небесно-голубым цветом глаз. Была у них младшая сестра, называли её Еленой. Она была весьма добросердечной и прекрасной девочкой. У неё были золотые кудри, пухлые щёчки, кожа была белее снега, а губы были алыми, как кровь. Братья намного старше сестры, поэтому приходили на выручку отцу с хозяйством. А Елена поддерживала порядок в доме: мыла пол, выметала двор, выбивала пыль с ковра. Девочка сильно любила прогуливаться по цветочной полянке и собирать коллекцию из полевых цветов для своей мамы. В один прекрасный день девочка решила собрать прекрасный букет из васильков и ромашек. Елена собирала цветы и клала их аккуратно в свою крошечную корзину. Внезапно подул мощный порывистый ветер, начал капать моросящий дождик, тучи заслонили солнечные лучи. Девочка начала искать, пристанище, для того чтобы спрятаться от дождя. И увидала маленького мальчика, который стоял возле беседки и махал ей рукой, показывая на вход этой беседки. Девочка побежала к ней. Внутри беседки её уже ожидал мальчик. Он был одет в зелёную небольшую куртку, на голове была красная шапка, под которой виднелись пару седых прядей. Его глаза светились и были весьма добрые, в руках он держал малюсенький, но яркий фонарик, который хорошо освещал беседку. – Добрый день! – поздоровалась девочка. – Здравствуй! – промолвил паренёк. – Присядь ты вся промокла, пока мчалась сюда. Елена уселась на лавочку и представилась: – Меня зовут Елена, я человек. А тебя? – Я эльф, Беин,– познакомился мальчишка. Они с Еленой обождали, когда закончится струиться дождь и задувать ветер. Погода угомонилась, только лишь через полчаса, и маленький эльф проводил девочку домой. Возвратившись, домой, где её дожидалась целая семья, девочка предложила парнишке заглянуть к ней домой и поприветствовать её родных. Мальчик согласился, и они зашли в дом. Родители и братья Елены никогда в жизни не встречали настоящих эльфов, так как король станы прогнал их всех. Ему было видение, что в одной из семейств эльфов должен был появиться на свет мальчишка, который захватит его престол. Накормив маленького эльфа, родители Елены предложили ему остаться на ночь, так как на улице уже стемнело. Но Беин уважительно отказался, простился со всеми и ушёл. На следующее утро Елена вновь пошла на цветочную поляну, чтобы нарвать маме ещё раз цветов. Она рассчитывала, что повстречает своего нового знакомого, но, сколько бы она ни прогуливалась по цветочной поляне, он больше не приходил. Девочка бывала каждый день на цветочной поляне и считала, что увидит его, но она так больше не наталкивалась на Беина. Миновало десять лет… Елена повзрослела и расцвела. Из малюсенькой златовласой девочки выросла прекрасная девушка. Её братья служили в гвардии короля. Отец умер от тяжелой болезни. А мать начала отыскивать новые места жительства и работу, заодно новоиспечённых воздыхателей. Девушка без счёта читала и любила проводить своё свободное время за свежими книжками в местной библиотеке. Она обожала любовные романы и сказки. Изучала новые книги, которые доставляли ей братья. Про своего приятеля Беина она совершенно позабыла, так как больше не наталкивалась на него. Когда мать отыскала новую работу и воздыхателя, то Елене вместе с ней опять-таки пришлось перебираться в другой город. На этот раз они перебрались в небольшой городок под названием Гранада. Глава 2. Переезд «Вот опять очередной переезд» – подумала я, выглядывая в заднее окно на извивистую дорогу. Моя одинокая мама постоянно перебирается на новые малонаселённые места жительства, когда её окончательно кидает очередной возлюбленный. В этот раз тоже не был исключением. – Ну, вот мы и приехали! Дорогая! Доченька, ты меня слышишь? – потрепала меня за плечо мама. – А, что? Ах да, я тебя слышу, – произнесла я, захлопывая за собой дверь от машины. Дом находился на юго-западной окраине обычно малого городка под названием Гранада. Из одного огромного открывшегося окна выглянула мужеподобная женщина, и ухмыльнулась нам. Когда она вышла из усадебного дома, я увидела кипу толстых бумаг у неё в мраморных руках. Она была одета в чёрный, характерно строгий наряд, а на голове пепельно-седые волосы были собраны в аккуратный пучок. – Ой, вы уже приехали! – торопливо спускалась женщина по маленьким ступенькам крылечка. – Здравствуйте! Меня зовут Регина. Мы беседовали по телефону насчёт предварительной покупки этого жилья. Нам необходимо будет официально подписать кое-какие бумаги и договор купли-продажи. Но сперва пойдёмте, я вам покажу дом. – Показав на входную дверь, она учтиво пропустила нас вперёд. Дом первоначально выглядел, как и все соседние дома. Он был построен из чёрного дерева. Жилых этажей в доме два. Рядом с домом красовались колючие кусты белых роз. Когда мы зашли, то сразу же оказались в гостиной с огромным камином. А также высокорослая женщина представила нам кухню и большую столовую, которые тоже были на первом этаже. Постепенно поднявшись на второй этаж по большой лестнице, нам были показаны ещё несколько комнат, среди которых я остановила свой выбор. – Вот эта как раз для меня! – заявила я. – Доченька, но эта комната малюсенькая. Да и большей частью она похожа на кладовку, выбери иную комнату. – Мне она нравится, здесь окошко во двор выходит. Решено, она моя! – Ну, хорошо, – согласилась мама. – Миссис Гурелла выйдемте, я покажу задний двор, и мы с вами подпишем бумаги. – Можно просто Надин! – улыбаясь этой женщине, проговорила мама. И они отправились вниз. Моя комната хоть и была крошечной, и было всего-навсего одно маленькое окно, которое выходило во двор, где росли розы, но там уже стояла кровать, рабочий стол, а также книжный шкаф. Комната была светлее, чем другие. Подойдя к столу и выглянув в окно, я увидела, как мама уже прощалась с той женщиной. А на улице внезапно начался моросящий дождик. – Вот и замечательно, ещё мелкого дождя не хватало! Нужно будет как можно скорее занести вещи и красиво украсить комнату! – подумала я, и пошла вниз за своими вещами. Подняв полные коробки в свою комнату, и начав разбирать вещи, я обнаружила Ловец снов, который смастерил мне мой папа. « – Он своевременно будет отпугивать чрезвычайно плохие сновидение…» – промчались в моей голове его слова. – Я тоже тоскую по нему. Резко подскочив, от полной неожиданности, сказанного мамой, я ударилась об угол стола и почесала затылок от удара. – Было хорошее время, когда он был жив… – притягивая к себе единственную сохранившуюся фотографию с папой, продолжала говорить мама, – Но, милая, пора прошлое оставить в прошлом. Пусть даже если и неохота, но необходимо двигаться дальше. Миновало уже пять лет, пришло время целесообразно начинать жить дальше. С этими решающими словами мама протянула фотографию мне в руки. Я еще раз взглянула на неё. Там мы были всей семьёй: я, родители и братья стояли возле нашего старенького дома. Мы с мамой улыбнулись друг другу, и она ушла раскладывать вещи по комнатам. А я еще раз мельком взглянула на фотографию и поставила ее на стол. Так как когда мы приехали, уже была пятница, мне не пришлось шагать в новую школу. В выходные я активно старалась украсить свою комнату. Прошедшие выходные прошли стремительно, и подошло время, идти в школу. В Гранаде в общей сложности четыре школы, две из которых чрезвычайно дорогие лицеи, одна школа с весьма неплохими приведёнными характеристиками, а вторая была совершенно обыкновенною школой, для таких ребят как я. Вследствие этого маме предпочтения особо не составило, которую школу мне предпочесть, чтобы окончить свой последний класс среднем звене. – Елена, детка, ты полностью готова? Нам скоро выезжать! – строго предупредила меня моя мама. – Предоставь, ещё минуту и я выхожу. Одним махом напяливаю на себя свою излюбленную синюю толстовку, легко завязываю волосы в пучок, хватаю школьный портфель и выхожу из дому. Мама дожидалась меня уже в машине. Когда я присела на переднее сиденье и пристегнулась, то заметила, как мама на меня таращит глаза. – Что такое? – поинтересовалась я. – Ты намереваешься так ехать в школу? Это же твой первый день в новой школе! – слово «новой» мама постаралась выделить как можно сильнее. – Мам, мне так комфортнее. И я поеду в школу прямо так! – произнесла я. Мама только тяжело вздохнула, повернула ключ, и мы поехали в новоиспечённую школу, к новым знаниям. Ехать было совершенно немножко, ведь сказочный городок и правда, пребывал преимущественно небольшим. Мы ехали не торопясь, оттого я смогла разглядеть божественную природу и узнаваемые достопримечательности настоящего городка. Уже подъезжая к школе, я заприметила любопытную, готическую церковь, из которой выходили печальные люди. Приехав в школу, я попрощалась с мамой и пошла внутрь здания. Городская школа оказалась многочисленной. В коридоре ученики были разбиты на группы. Кто-то стоял возле своего шкафчика и проверял расписание, кто-то  крутился возле него, приводя себя в порядок. Мне было нелегко пробиться к своему шкафчику, так как все остальные смотрели на меня. Достав подписной лист, я начала осматриваться, где находится методический кабинет. – Новенькая? – спросил меня женский голос. – Эм… – я обернулась и увидела обычную девочку с необычно большими карими глазами, с рыжими, вьющимися волосами, со стопкой книжек в правой руке. – У нас шкафчики рядышком. Меня Марфой зовут! – она протянула одну, временно свободную, руку ко мне. – Меня Елена, и да, я новенькая. – Приветствую тебя, Елена! У нас давненько не пребывало новичков, пойдём я тебе покажу нашу школу. – Мне сначала нужно к секретарю, чтобы она предоставила моё утверждённое расписание, – пояснила я. – Хорошо пошли, я тебя провожу! – предложила мне девочка. Она сложила все свои книжки в шкафчик, неожиданно схватила меня за руку и поволокла к учебно-методическому кабинету. – Миссис Гавра, это новенькая Елена, ей нужно утверждённое расписание, – представила меня Марфа. – Сию минуту, сейчас взгляну. Итак, ты у нас Елена Блес? – спросила меня седовласая женщина. – Да, – ответила я. – Тогда держи! – миловидная женщина протянула мне моё утверждённое расписание и продолжила: – Полагаю, Марфа тебе покажет ученический класс? – Конечно, покажу! – сказав это, Марфа подцепила меня за руку и потянула в основной коридор. – Так, так, что здесь у нас? – девушка с интересом глазеет на моё расписание, – Итак, урок биологии в 215 аудитории, урок геометрии в 306 аудитории. И урок по предпочтению: современная драматургия, музыкальное искусство или художественный класс. Что ты выберешь? Я могу тебе помочь с выбором. Все высококвалифицированные преподаватели дополнительных дисциплин истинные красавцы! Мы захихикали, и не заметили, что подошли к классу. У нас с Марфой были одинаковые основные школьные предметы. – Наверное, я отдам предпочтение, драматургическому классу – заявила я. – И не пожалеешь, молодой мистер Ньютон дьявольски красиво  читает романтические стихи и знаменитые поэмы. Он даже успешно участвовал в литературном конкурсе начинающих поэтов и успешно занял там второе место. – А ты я вижу, наблюдательная, – заметила я,– А какую дисциплину ты предпочла? – Я с младенчества хожу в музыкальную школу, благодаря этому выбор у меня был только лишь один, – усмехаясь, продолжила она – да, и мистер Карновети, тот ещё красавчик. Прозвенел школьный звонок, и мы постепенно заняли свои предполагаемые места. Присев рядом с Марфой, так как в основном никого не знала, я вытащила школьные учебники и положила их на парту. Основные занятия благополучно прошли весьма быстро и оказались не такими уж унылыми. Настал дополнительный урок по предпочтению, мы с Марфой предварительно договорились увидеться после занятий и немножко поболтать. Приближаясь к учебному кабинету драматического класса, я увидела, как какая-то пара парень и девушка, стоят в дальнем углу и о чём-то пререкаются. Не обращая на них особого внимания. Я прошла в класс и присела на первую парту. Класс стремительно начал наполняться, и тут ко мне беспрепятственно подошла девушка. Я её не сразу узнала, но едва лишь она заговорила, я вспомнила её, это та самая девушка, которая о чём-то пререкалась с парнем в общем коридоре. – Это, вообще-то, моё рабочее место! – сообщила она. Девушка была абсолютной красоты. У неё были белоснежные кудряшки, небесный цвет глаз. В цветастом, чрезвычайно коротком желтом платье. Она была, как с обложки женского журнала. – Извини, что? – поинтересовалась я. – Извиняю! Но данное место оно моё! Так что будь учтива! Топай! И отыщи себе другую парту! – заявляла девушка. – Раз есть места, то в чём же причина и ты сама не сядешь за свободные парты? – спросила я. – Ещё раз повторяю, для особо одарённых людей. Это с самого первого занятия моё место! И никто не смеет занимать его! Я попыталась ей возразить, но девушка, всё так и продолжала зудеть, что это её парта, и она в этом месте сидит с самого начала учебного года. Она настолько пристально продолжала таращить глаза на меня, что я взяла свои вещи, и пересела на одну из свободных парт в конце класса. Глава 3. Знакомство Начался урок. Знаменитый учитель и правда оказался истинным красавчиком, как и недавно, сообщала Марфа. Он был одет в довольно строгом, совершенно чёрном смокинге, сравнительно длинные волосы, которые спускались до плеч, были белоснежными, как едва лишь выпавший белый снег. Сверкающие глаза янтарного цвета, а божественный голос был такой бархатистый, что завораживал учеников. Когда он уверенно вошёл в класс, все девчонки в классе ахнули. А класс в основном состоял из девушек и понятно почему. Мальчишки тоже находились, но их пребывало не так уж и много. «Наверное, не все парни, имеют пристрастие к литературе» – подумала я. – Итак, сегодня мы с вами повторно будем анализировать важнейшую тему кратковременной любви и моментальной смерти в повести Шекспира «Ромео и Джульетта». Но вначале я хочу, познакомить всех вас с новым талантливым учеником, который перешёл к нам из соседней муниципальной школы. Все устремились на незапертую дверь, ожидая узреть того самого юношу. Сильный парень первоначально выглядел как рок—звезда из восьмидесятых. Небольшие чёрные волосы, совершенно чёрная кожаная куртка и мешковатые штаны. Даже мальчишеские глаза у него были покрашены чёрными тенями. – Всем салют! Меня зовут, Юрий. Я перешёл из местного лицея, – промолвил парень. – Здравствуй, Юрий. Присаживайся, вон на то незанятое место, рядом с новой ученицей. Кстати, как тебя зовут? – спросил преподаватель. Я встала из-за задней парты и пошла к небольшой доске. Все смотрели на меня, как будто бы я должна прочесть какую-нибудь популярную поэму или маленькую повесть. – Эм… Меня зовут, Елена. Я переехала сюда в прошедшую пятницу. Мы живём вместе с мамой и единственными братьями, правда, они недолго служат в гвардии правящего короля.– Когда я хотела продолжить свою бессодержательную речь, меня прервала та самая платиновая блондинка. – Может, начнём уже наш урок? А то можно слушать её бесконечно, а мне бы этого не хотелось. – Да, Глория, ты умеренно права. Присаживайся на рабочее место, Елена. – С доброй улыбкой произнёс знаменитый учитель. И я прошла к себе и плюхнулась на свой стул, чуть-чуть в расстроенных чувствах. «Я поменяла за последние пять лет несколько школ, но никогда в жизни меня столь не унижали при целом классе» – пронеслись в моей голове мысли. – Хай, я Юрий! – Внезапно прервал меня с моих мыслей сосед по парте. – Уже в курсе! – Откликнулась я, дальше активно стараясь слушать мистера Ньютона. Он прочёл несколько коротких отрывков из повести Шекспира «Ромео и Джульетта» – Даже смерть перед ней бессильна, Губ не тронул тлен могильный. Вот сейчас во сне Улыбнёшься мне. Только склепа сумрак печальный На мольбу отвечает молчаньем. Вот и кончена война с Монтекки - Мы вдвоём в объятьях сна навеки. Вот и всё, прощайте, Я к тебе ухожу вслед за счастьем, Где вдали от земли жизнь осталась, Жизнь короче любви оказалась Жизнь короче любви, жизнь короче любви. Вот и всё, ухожу и не жду я причастья, Любимая, с тобой Мы обретём покой, Вдали от суеты, Где только я и ты. Навстречу судьбе, Джульетта к тебе Я ухожу Вот и всё, прощайте, Никому я не скажу слов проклятья… На этом месте я услышала весьма нежный, красивый голос, который успешно продолжил свободно читать после того, как закончил длинный монолог мистер Ньютон. Я обернулась и уставилась на своего соседа по парте. – По ту сторону зла, Где не врут зеркала. Чтоб покой обрели Мы вдали от земли Жизнь короче любви, Жизнь короче любви Вот и всё, Ухожу. – Неплохо, Юрий, – внезапно прервал мои мысли учитель, – видать, ты неплохо позанимался в литературном загородном лагере? – Похвалил его мистер Ньютон. Юрий лишь благоприятно ему улыбнулся и отпустил глаза. – А ты молодец! Знаешь, это произведение назубок? – спросила я. – Премного благодарен. Я знаю его, потому что хорошо обучался в загородном лагере. – Позже расскажешь? – поинтересовалась я, ведь мне и правда стало интересно узнать у него про этот лагерь. – Идёт! – произнёс он. И мы совместно начали внимательно слушать дальше наше занятие. Прозвенел долгожданный звонок и все стали спешно собирать свои вещи и уже собирались выходить из школьного кабинета, как мистер Ньютон всех временно остановил. – Дорогие ребята, у меня к вам ещё есть одно преимущественно маленькое официальное объявление. Целый класс встали и начали охотно слушать. – На этих выходных у нас будет проходить отборочный конкурс для одноимённой пьесы Шекспира «Ромео и Джульетта». Который поочерёдно будет проходить между отдельными школами в нынешней столице соседнего города Южном Дублине. Я лично хотел бы, чтобы вы тоже официально приняли участие в профессиональном отборе. Глория немедля начала всем говорить, что лучше неё никто не сможет удачно сыграть Джульетту. Пару девочек единогласно поддержали её. Я решительно взяла свой учебник и собиралась выходить из кабинета, как меня остановил преподаватель. – Елена, останьтесь. Я хочу задать вам несколько банальных вопросов. Они стандартные для всех новичков в моём рабочем классе. Я положила учебник на парту, и села перед учителем, тщетно стараясь не таращиться в его янтарные сияющие глаза. – Так почему ты выбрала мой дополнительный предмет? – спросил мистер Ньютон. – А мне особо выбора не находилось. Прекрасно петь я недостаточно умею, да и красиво рисовать тоже. В своих старых школах я нередко играла в нескольких постановках, – ответила я. – В старых школах? – спросил учитель. – Да. Мы с мамой часто переезжаем. – Понятно. И в каких же ты выступала спектаклях? – поинтересовался мистер Ньютон. – Сейчас припомню: «Питер Пэн», «Спящая красавица» и «Алый цветочек»… – Я хотела продолжить список, но мистер Ньютон меня неожиданно остановил. – Крайне неплохо. И кого же ты играла? Рассчитываю, что это была главная героиня? – Я играла основного героя только, лишь когда была маленькой, и это был спектакль в детском садике «Три поросёнка» называется. Учитель захохотал и произнёс: – И кого же? Ниф, Наф или Нуф? – Ниф! – утвердительно ответила я. Мистер Ньютон, закатился ещё больше одобрительным смехом. Его хохот был таким задорным, а белозубая улыбка была ослепительной. Но он радостно смеялся недолго, его внезапно прервал стук в дверь. Он в мгновение ока утихомирился и стал серьёзным. – Войдите! – произнёс он. Дверь раскрылась и в проходе стояла Глория. – Мистер Ньютон, я собиралась поговорить с вами по поводу одной личной темы. – Вымолвила она, однозначно дав понять, что я здесь лишняя. – Сделай одолжение, подожди минуту за дверью. Я отпущу Елену, и мы с тобой поговорим. Глория метнула на меня свой озлобленный взгляд, и вышла из кабинета. – Итак, Елена мы с тобой завершим нашу беседу после следующего занятия. И не забудь, выучить длинный монолог Джульетты. А теперь можешь идти. – Хорошо, – сказала я. Схватив свои вещи, вышла в коридор, споткнувшись, я уронила свой учебник и ещё несколько школьных принадлежностей. Я присела, чтобы собрать всё, как передо мной выросла пара стройных ног на каблуках. Подняв голову, я увидела довольное выражение лица Глории. – И не думай, что роль Джульетты будет твоей! – направляясь в кабинет с гордо поднятой головой, сказала она. Я в недоумении посмотрела на неё, поднялась на ноги и пошла в сторону своего шкафчика, возле которого стоял Юрий, и мило улыбался мне. – Ну, наконец-то, догнала. Я уже думала, что ты решила остаться на дополнительные литературные занятия – подмигнув мне, сказала Марфа. Я обернулась всего на секунду, чтобы посмотреть на Марфу, своим испепеляющим взглядом, а когда взглянула на свой шкафчик, Юрия уже не было. – Странно… – сказала я. – Что странного то? – спросила меня моя новая знакомая. – Да, так ничего, – открывая свой шкафчик, чтобы положить учебник, сказала я. – Глория тебя не сильно достаёт на занятиях? – поинтересовалась Марфа. – Ты знаешь её? – Да, мы вместе с ней ходили на музыкальные занятия в музыкальной школе. Потом её отчим забрал оттуда. Больше она не приходила на занятия по музыке. Противная, выскочка! Всегда и везде хочет быть на первом месте. – А почему же тогда она не записалась, на дополнительные занятия по музыкальному искусству? – поинтересовалась я. – Я путём не знаю, что там произошло. Но говорят, что сам мистер Карноветти не захотел брать её в свой класс. Наши преподаватели дополнительных уроков очень молодые. Они к нам пришли в прошлом году работать. Мистер Карноветти, мистер Ньютон и мистер Свон. Самый молодой из них это твой преподаватель по драматургическому классу, ему всего восемнадцать лет. Он пришёл сразу после колледжа. А остальным уже за двадцать стукнуло. Но всё равно они красавчики. – Вместе с ней мы захохотали. Подходя к выходу из школы, чтобы чуток пройтись, по невероятно странному городку. Мы зашли в кафе, которое находилось рядом со школой, взяли по мороженке и пошли далее. Марфа мне поведала, что городок у них крошечный, вследствие этого все друг друга знали хорошо. И когда мы подошли, к той самой готической церкви, я спросила у неё: – Скажи, что это за церковь? – Это тебе не церквушка, какая-нибудь! Это Кафедральный городской собор Гранады. Он возводился ещё в шестнадцатом, семнадцатом веке, как олицетворение освобождения города от мавров. Говорят, он строился долго. Оттого внутри него картины испанских художников, высокие каменные колонны и серебряный мраморный алтарь. И также болтают, что в 1492 году, город взяли штурмом, войска Католических королей. Период Реконкисты официально закончился, Гранада стала символом победившего католичества. И чтобы увековечить этот триумф, было решено воздвигнуть собор знаменующий начало новой эры. Как-то так всё было. – Ого, а ты хорошо знаешь историю своего маленького городка! – ошеломлённо выговорила я. – Я здесь появилась на свет, оттого историю города я знаю хорошо. Причём мои родители ходят каждые выходные в этот собор. – Понятно – сказала я, и мы пошли дальше. – А отчего вы перебрались именно в этот малолюдный город? Он небольшой, и не так уж много рабочих мест. – Не поверишь, мы ткнули пальцем по мировой карте, в какой город нам ехать на этот раз. Мы с мамой переезжаем всякий раз, как её кидает очередной возлюбленный. – А где твой отец? – спросила Марфа. – Мой папа умер, когда мне было 11 лет. Он очень любил меня, но перед самым отъездом на суточную работу, они с мамой дьявольски поругались. Мама до сих пор не может простить себе того, что наорала на него тогда. Но знаешь, мне всё время, казалось, что он рядом со мной. Какое-то время мы шли молча, каждая из нас находилась в своих глубоких мыслях. Внезапно нашу тишину оборвал уже знакомый мне раздражённый голос: – Ой, девочки смотрите, две дурнушки-подружки топают! – провещала Глория. Я хотела ответить ей, но меня уверенно опередила Марфа: – Тебе, что делать больше нечего? Что ты привязалась ко мне и к Елене? Может, хватит уже? Или мне всё поведать мистеру Нэреллу? «Глория стушевалась, когда Марфа назвала этого человека. Любопытно почему?» – подумала я. – Давай, шагай и расскажи, шавка! – с данными словами Глория и её подружки немедленно ушли прочь. – Ого, а я и не знала, что ты её можешь поставить на место. И кстати, кто этот мистер Нэрелл? – спросила я. – Это её отчим. Он формально правильных правил, и жёстко придерживается того, чтобы всё было по закону. Далее, мы шли и говорили о моих старых школах. Марфа рассказала мне ещё несколько увлекательных историй про этот провинциальный городок. По её словам, этот город немного необычный. Она бегло говорила, что тут был стародавний род, который основал колонию для волков. И ещё много чего занимательного она мне поведала. Мы даже не заметили, как подошли к моему дому. – Ну, вот и он. Мой новый дом! – сообщила я, показывая на входную дверь. – Мы с тобой практически соседки! Мой дом в одном квартале отсюда! – обрадовалась моя новая знакомая. Марфа пошла далее домой, а я отворила дверь, завернула в гостиную и увидела неведомую мне длиннолицую женщину, которая попивает заваренный чай со сгущённым молоком вместе с моей мамой. Женщина явно выглядела намного старше мамы. Её волосы были совершенно убелёнными сединами, а на лице виднелся тонкий шрам под левым глазом. – Наконец-то, дорогая, ты благополучно пришла! – мама ухватила меня за руку и усадила рядом с собой на синий диван. – Елена, познакомься, это миссис Болтон. Она проживает в доме напротив. Она любезно принесла нам вишневый пирог в честь новоселья. – Здравствуйте! Большое спасибо за пирог, – выговорила я. – Не за что, детка. Я подумала, отчего бы мне испечь для вас вишневый пирог и не принести его вам лично. По пути хотелось, взглянуть на таинственную девушку, которая так вдохновила моего младшего сына! – сообщила эта странная женщина. – Ой, у Елены, появился воздыхатель? – спросила моя мама, лукаво улыбаясь мне. – Вдохновила? – переспросила я. – Да. Я его лет сто не видела таковым. Он как воротился со школы, так всё пишет и пишет. Он поведал мне про новенькую девочку в его классе. И ярко описал он тебя весьма подробно, – хихикая, ответила мне эта невероятно странная женщина. – Ну, всё мне пора. Необходимо ещё в магазин за продуктами сходить. Ах да, едва не забыла! Приходите в воскресенье на утреннюю службу в наш местный церковный собор. Я уверенна, вы его уже лицезрели, по пути в школу Елены. Добрый пастырь Дэвид тоже переселился, вместе со своей семьёй, лет так пять назад в наш процветающий город. Он лично проводит такие замечательные службы. Я бы ходила каждый день в собор, но жалко, что он ведёт службы исключительно по выходным. Ой, заболталась! Я пойду. Непременно приходите на службу! – с этими словами женщина вышла за дверь. – Итак, моя дорогая, ничего не хочешь, мне поведать? – потребовала от меня мама, сверля своими зелёными глазами. – Ну, день прошёл, если по десяти балльный шкале, то на шесть баллов точно – заявила я, стараясь успешно удерживать неотступный взгляд мамы. – И кто же любопытно, этот парень? – активно продолжала засыпать меня своими вопросами. – Я не знаю. Сегодня только познакомилась на дополнительном уроке драматургии с одним мальчишкой. Его зовут Юрий, он сосед по парте. Это всё! – Эх, доченька, не успела ты прийти в эту новую школу, как у тебя уже возник воздыхатель! – хлопая меня по пятой точке, изрекла мама: – Пойдём, я на ужин предварительно заказала твою любимую пиццу с грибами. За ужином мы практически ничего не говорили друг другу. Я только лишь подмечала как мама мне замысловато и в то же время приятно улыбается. Глава 4. Отбор Семидневная неделя прошла без происшествий. Мы с Марфой ещё больше подружились. У нас вошло в привычку, всякий безветренный день после занятий забегать в то самое кафе, где мы были в первый день нашего знакомства. Я познакомила её с мамой, они друг друга начали понимать с полуслова, так что я не волновалась, что, сделала верный выбор, познакомившись с ней. Юрия так больше и не видела, после нашего последнего занятия в драматургическом классе. Наступили выходные дни… – Елена, ты скоро? Как долго ты будешь собираться? – поинтересовалась Марфа. – Я уже практически всё, лишь только не могу выбрать, какое платье мне надеть на литературный конкурс. – Вот возьми это синее в жёлтый цветочек, Джульетта, скорее всего, такое носила! – хихикая, предложила мне моя подруга. – Тогда не существовало подобных платьев! – возмутилась я. – И что? Зато оно красивое. Давай натягивай его, и пойдём на отборочный конкурс. Я попросила Марфу сходить со мной, так как страшно переживала, что я могу, как сквозь землю провалиться с сольным выступлением. Когда я собралась, меня и Марфу до школы отвезла моя мама. Подъехав к школе, мы увидели, что на конкурс пришло преимущественно много людей, чем мы полагали. – Не переживай, милая, ты покоришь их сердца. Я слышала, как ты умело читала монолог Джульетты, это было великолепно! И это я тебе говорю, не потому что я твоя мама, а оттого что я прекрасно знаю, как ты ответственно готовилась на эту главную роль. А сейчас иди, покори их сердца, детка! – выговорила мне мама, крепко заключив меня в объятия и прошептав мне на ухо: – Ты моя маленькая принцесса! Я всё время буду рядом с тобой! Эти слова глухим эхом пронеслись у меня в голове, а на глазах навернулись слёзы. Каждую ночь, когда был жив мой папа, он целовал меня в макушку, и произносил эти слова. – Большое спасибо – нежно улыбнувшись маме, произнесла я. Мы с Марфой вылезли из машины, помахали маме и немедленно пошли в актовый зал, где должно было проходить публичное прослушивание. В зале было полно народу, все отведённые места для участников уже были заняты, так что мы с Марфой временно остались, стоять возле входной двери и неизбежно ждать моей очереди на сольное выступление. На сцену вышла весьма приятная девушка и сообщила: – Всем добрый день! Родители и участники конкурса! Сегодняшний день мы с вами будем прослушивать монологи Ромео и Джульетты и узнаем, кто лично поедет в Южный Дублин играть главные роли, а кто будет сидеть дома и смотреть их представление по телевизору. Итак, я первоначально хочу представить вам наше компетентное жюри, которое будет оценивать всех участников и отдадут предпочтение тем счастливчикам, которые окажутся лучшими. Девушка начала перечислять их фамилии, и каждый из них поднимался со своего места и одобрительно, кланяясь, садились обратно. И когда она отчётливо представила всем мистера Ньютона, он встал из своего места и произнес вступительные слова: – Я искренне желаю всем удачи, но пройдут исключительно лучшие! Он взглянул в зал, и наши глаза повстречались друг с другом. Мистер Ньютон едва лишь заметно улыбнулся и кивнул мне. Я почувствовала, как мои щёки одновременно вспыхнули, и я опустила голову. Первоначально прослушивали возможных кандидатов на роль Ромео. Все играли очень хорошо, но когда на сцену вышел Юрий, все разом замолкли и устремили на него свои взгляды. Когда он убедился, что в зале царит полнейшая тишина, он начал свой монолог: – Им по незнанью эта боль смешна. Но что за блеск я вижу на балконе? Там брезжит свет. Джульетта, ты, как день! Стань у окна. Убей луну соседством; Она и так от зависти больна, Что ты ее затмила белизною. Оставь служить богине чистоты. Плат девственницы жалок и невзрачен. Он не к лицу тебе. Сними его. О милая! О жизнь моя! О радость! Стоит, сама не зная, кто она. Губами шевелит, но слов не слышно. Пустое, существует взглядов речь! О, как я глуп! С ней говорят другие. Две самых ярких звездочки, спеша По делу с неба отлучиться, просят Ее глаза покамест посверкать. Ах, если бы глаза ее на деле Переместились на небесный свод! При их сиянье птицы бы запели, Принявши ночь за солнечный восход. Стоит одна, прижав ладонь к щеке. О чем она задумалась украдкой? О, быть бы на ее руке перчаткой, Перчаткой на руке! Он говорил этот монолог, как будто бы сам являлся Ромео. Произнося его без единой запинки. Юрий гордо стоял на сцене, но в его тёмных глазах можно было прочесть всю любовь к Джульетте, и неописуемую боль, что он не может быть рядом с ней. В зале царила долгая тишина, после его монолога, потом зал внезапно взорвался восторженными аплодисментами. Мы с Марфой не оказались в стороне, хлопая в ладоши вместе со всеми. Юрий действительно был достоин этой роли. После его выступления, выступило ещё пару парней, но подобного эффекта больше не было. Наступила очередь выбирать конкурсантку на роль Джульетты. Возможных претендентов на эту роль оказалось больше, чем на роль Ромео. Вследствие этого отбор распределили на две половины сцены, чтобы можно было быстрее всех прослушать. Все девушки весьма старались  читать монолог Джульетты, но эффекта всё так и не было. И тут называют мою фамилию вместе с фамилией Глории. Я только лишь заметила, как она стрельнула на меня своими искрящимися глазами и пошла к сцене. – Давай, ты сможешь! – поддержала меня Марфа. Я посмотрела ей в глаза и проронила: – Я не могу! Я дрожу от страха! – Так, ты, что зря учила всю эту неделю этот монолог. Ты посмотри, как читает Глория свой монолог. Ты его читаешь намного лучше, чем она. Так что давай шевели ногами. Марфа хлопнула меня по плечу, а я взглянула на Глорию и увидела, что она на сцене как «рыба в воде». Её расслабленный голос звучал так мелодически, что я даже позабыла, что мне надо было ступать и тоже читать свой монолог. Тут мою фамилию назвали ещё раз. Я сделала глубокий вдох и выдох и пошла к сцене. Мощный прожектор так ослепительно светил в глаза, что я инстинктивно прикрыла рукой их. Сделала ещё пару шагов и приблизилась к микрофону, который стоял посредине моей половины сцены. Совершила ещё один глубокий вдох и выдох и начала читать монолог: – Все прощайте. Бог весть, когда мы встретимся опять… Меня пронизывает легкий холод И ужас останавливает кровь. Я позову их. Мне без них тоскливо. Кормилица! Нет, здесь ей дела нет. Одна должна сыграть я эту сцену. Где склянка? Что, если не подействует питьё? Тогда я, значит, выйду завтра замуж? Нет! Вот защита. Рядом ляг, кинжал! Что, если это яд? Ведь для монаха Грозит разоблаченьем этот брак. А если я умру, то не узнают, Что он со мной Ромео обвенчал. Да, это так. Нет, это невозможно! Он праведником слыл до этих пор. Что, если я очнусь до появленья Ромео? Вот что может напугать! Не задохнусь ли я тогда в гробнице Без воздуха, задолго до того, Как он придёт ко мне на избавленье? А если и останусь я жива, Смогу ль я целым сохранить рассудок Средь царства смерти и полночной тьмы В соединенье с ужасами места, Под сводами, где долгие века Покоятся останки наших предков И труп Тибальта начинает гнить, Едва зарытый в свежую могилу, Где временами, как передают, Выходят мертвецы в ночную пору? Увы, увы, кто поручится мне, Что ежели я встану слишком рано, То трупный смрад и резкость голосов, Чудовищных, как стоны мандрагоры, Немедля не сведут меня с ума, Как сводят всех, кто слышал эти крики? Как поручусь, что рук не запущу В сыпучий прах и савана с Тибальта Не стану рвать и что, вооружась Берцовой костью предка, как дубиной, Я головы себе не размозжу? Гляди, гляди! Мне кажется, я вижу Двоюродного брата. Он бежит На поиски Ромео. Он кричит, Как смел тот насадить его на шпагу. Остановись, Тибальт! Иду к тебе И за твоё здоровье пью, Ромео! Рассказав свой монолог, я открыла глаза и приметила, улыбающегося ослепительной улыбкой мистера Ньютона. Юрий тоже стоял в стороне и нежно улыбался. Я спустилась со сцены и первоначально хотела подойти к своей лучшей подруге, но меня временно остановил восторженный голос: – А ты неплохо держалась на сцене, Ниф! Я обернулась и увидела перед собой своего преподавателя по драматическому искусству. – Спасибо, мистер Ньютон! – сказала я. – Это ты на занятиях можешь называть меня мистер Ньютон, а тут для тебя я попросту Карл. Я ведь не до такой степени старше тебя. Тебе шестнадцать, а мне восемнадцать лет. Я пойду. Надо ещё выслушать пару выступлений участниц. Промолвил он, наблюдая, как ко мне приближалась Марфа, подмигнув, ушёл далее прослушивать монологи. А я стояла и глядела ему вслед. – Ты выступила замечательно! У меня даже слёзы появились, как ты говорила про неизбежную смерть. Главная роль должна быть твоей! Я едва только улыбнулась ей в ответ. И мы уселись на освободившиеся места, чтобы дождаться решения жюри. На сцене выступило ещё несколько местных девушек, и после завершающей девушки жюри отправились в другой класс, чтобы подвести итоги отборочного конкурса. – Волнуешься? – Донёсся до уха голос позади меня. Обернувшись, я заметила Юрия, который сидел в кресле сзади нас. – Есть немного. А ты я гляжу, не переживаешь? – Нет, я знаю, что выберут меня, и что я буду играть роль Ромео. Кстати, представь мне свою подругу! – попросил Юрий. Марфа, чуточку покраснела, но не подала вида, что стесняется его. Протянув к нему свою правую руку, сказала она: – Я, Марфа Виштырман. Я тебя узнала, ты учился в том ужасном лицее, ведь так? Я видела, как вопрос Марфы поразил Юрия. Он немного отстранился, но тоже не показал вида, что его как-то сконфузил этот вопрос. – Ну, не такой он уж и ужасный, послушай, Елена, давай после того как узнаем результаты сходим с тобой в кино? – У вас тут есть кинотеатр? – спросила я. – Да, есть. Но туда ходят одно отрепье! – поведала мне Марфа. – Эй, поаккуратнее со словами! – чуть раздражённо сказал Юрий. – Хорошо сходим, только убавьте пыл. Вон уже идёт жюри! – заметила я. Жюри поднялись на сцену и начали объявлять результаты: – Дорогие конкурсанты, вы все очень хорошо выступили, но, как и говорилось раньше, пройдут только лучшие. Итак, на роль Ромео мы выбираем Юрия Хайзервиля. – Я же говорил! – Возле уха прошептал мне Юрий. Я только цыкнула ему в ответ. А пожилой мужчина с седой бородой продолжал говорить: – А вот на роль Джульетты у нас с моими товарищами разделились голоса. Это Глория Нэрелла и Елена Блес. Между ними будет проходить ещё один отборочный конкурс, где мы уже решим, кто из них будет играть роль Джульетты. Всем остальным хочется сказать слова благодарности от Высшего комитета искусств, что вы приняли участие в отборочном конкурсе. И ещё я порошу остаться в зале Юрия Хайзервиля, Глорию Нэреллу и Елену Блес, а всех остальных попрошу покинуть актовый зал. Все участники и их родители начали постепенно расходиться. Марфа попрощалась со мной, сказав, что позвонит вечером, чтобы узнать подробности. Мы втроём остались вместе с жюри. И к нам обратился уже совсем другой мужчина, чуть помоложе первого: – Итак, ваша задача, всю эту неделю репетировать ваши роли. Так как конкурсанток на роль Джульетты две, вы мистер Ньютон, будете им помогать. А сейчас нам пора. Ровно через неделю мы приедем и выберем среди вас двоих, ту самую Джульетту. И трое членов жюри ушли, оставив нас. – Посмотрите, и эту Елену взяли, но всё равно выберут меня! Обратилась к парням Глория. Она подошла к Карлу и положила свою руку ему на плечо. Мы с ним посмотрели друг на друга. И это заметила Глория. А мистер Ньютон тем временем потихоньку убрал её руку от своего плеча. – Глория, тебе следует следить за своим поведением! – Карл сказал это как можно мягче, но в голосе слышались нотки раздражения. – Что ты так смотришь на нас? Мы с Карлом, встречаемся! – Сказала она, нежно поглаживая рукой по его щеке. Мистер Ньютон со всей силой схватил её руку и отбросил назад. – Я сказал, что хватит! – Елена, пошли репетировать. Не будем им мешать. – Взяв за руку, потянул меня Юрий. Я немного отшатнулась от него, так как совсем забыла про него. Я кивнула головой, и мы пошли репетировать в другой класс. В моей голове вопросы, что я даже не особо слушала Юрия. – Елена, с тобой всё в порядке? Ты какая-то бледная. Может, воды? – заботливо спрашивал меня Юрий. – Всё хорошо. Спасибо. Давай репетировать времени и так осталось мало. Предложила я, и Юрий только одобрительно кивнул и нежно улыбнулся. И буквально через доли секунды, он поменялся в выражении лица. Его лицо стало грустным, а глаза, были полны тревогой, любовью и заботой. Он начал говорить, чуть шёпотом, как будто боялся, чтобы нас услышали. Его голос был таким нежным и грустным, что у меня начали появляться мурашки, от тембра его голоса. – О Джульетта, Боже мой Я честно счастлив лишь с тобой И жить я буду лишь тогда Когда полюбишь ты меня Знаю я, мы встретится, не можем Но без тебя нет сил, о Боже Люблю тебя я день и ночь Зная, что врага ты дочь Но любовь порвёт все оковы И мы встретимся снова Будем смотреть друг другу в глаза Мы вместе лишь ты да я О Джульетта, Боже мой Прошу, убежишь ли ты со мной Поверь, ты будешь счастливой, Нужной и для меня всегда любимой… Я не знала, что мне нужно было ответить. Над нами нависла тишина. И  тут он наклоняется ко мне, и берёт мои руки в свои ладони. Я слышала его дыхание и стук наших сердец. И когда наши губы чуть соприкасаются друг с другом. Не стуча в дверь, заходит мистер Ньютон. Увидев, что Юрий собирался меня поцеловать, он немного замялся, но уходить не собирался. – Я надеюсь, вам не помешал? – Спросил он, смотря мне прямо в глаза. И только сейчас я понимаю, что Юрий до сих пор стоит надо мной, держа в своих ладонях мои руки. – Что вы мистер Ньютон, мы просто репетировали, – ответил Юрий. Подмигнув мне,  он потихоньку отпустил мои руки и чуть отошёл от меня. – Хорошо. Юрий, ты не мог бы оставить меня с глазу на глаз с Еленой? Я бы хотел с ней поговорить насчёт роли в спектакле. Юрий внимательно посмотрел на меня, с вопросом в глазах: «Мне уйти?». Я ему кивнула в ответ, дав понять, что меня можно оставить, и он вышел за дверь. Внимательно посмотрев на мистера Ньютона, я предложила ему пройти, так как он до сих пор стоял в проходе. Повисла тишина. Нарушил её Карл. – Елена, я хочу с тобой поговорить о том, что было на сцене. Я хочу всё объяснить тебе, ведь ты могла неправильно всё понять. – Вы ничего мне не должны объяснять! Я просто ваша ученица, которая хочет получить роль Джульетты. А на то, что говорит Глория, я стараюсь не обращать внимания. Поэтому мистер Ньютон, всё в порядке – одобрительно улыбнулась я. – Но я хочу объясниться с тобой. Давай я тебя подвезу домой? А по дороге заедем в любое кафе, где я тебе всё расскажу. Он взял мою руку и наклонился лбом к ней. Его рука была такой холодной, что у меня побежали мурашки по всему телу, от его прикосновения. Мне стало, как-то не по себе и я начала аккуратно вытаскивать свою руку из его ладоней. – Мистер Ньютон…– не успела договорить я, как он меня прервал. – Карл, просто Карл! – жалобно застонал он. – Хорошо, Карл. Я обещала Юрию пойти с ним в кино, поэтому как-то нехорошо получится, если я откажу ему, когда дала уже согласие. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/galina-sergeevna-kalinina/izbrannaya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.