Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Три подарка судьбы, или Все дороги ведут в Рио Вайлери Вайт Её жизнь никогда не станет прежней, как и жизнь её друзей. Благодарить нужно одного любопытного и неугомонного человека.– Что ему не сиделось в своём Лондоне? – кричали её мысли. Элизабет решила, что начинается её новая жизнь, в которой нет места мужчинам. Ведь приход мужчины в сердце женщины – это боль, терзания души, совсем больше не нужные ей. Той достаточно страха, оставшегося от прежних отношений. Второй ошибки не будет. Но Кристофер Кроуфорд решил иначе.Содержит нецензурную брань. Глава первая День первый Самолёт рейса Лондон – Рио-де-Жанейро взлетел в воздух плавно и относительно тихо. Все пассажиры занимались своими делами, кто-то уже успел задремать, кто-то вовсю старался вникнуть в какие-то документы и важные бумаги, кто-то гонял стюардессу по всему салону со своими замашками. В общем, дела были у всех кроме Кристофера Кроуфорда. Он беззвучно сидел и посматривал в окно самолёта, думая о своём. Крис, а именно так звали все его близкие и друзья, до сих пор не понимал, что заставило его полететь в такую даль, конечно, он давно планировал ещё больше расширить свой бизнес, но все не находилось времени. Он имел отель в Лондоне, а так же филиалы в Стокгольме, Берне, Риме, Афинах, Нью-Йорке, Флориде, Москве, Дубае и Джакарте, и это было только началом его списка. Крис очень любил свою работу, еще в шестнадцатилетнем возрасте его интересовали менеджмент и предпринимательская деятельность. А далее последовало окончание школы, поступление в Лондонскую Школу Экономики и Политических наук на факультет «Бизнес и менеджмент». К учёбе Крис подходил ответственно и серьезно, но не всегда, конечно, у него также находилось время для отдыха и развлечений. Ему не нравилось, когда кто-то влазил в его личную жизнь, а именно отец. Генри Кроуфорд сильно любил своего сына и хотел ему счастья, тому хотелось, чтобы сын пошёл по его стопам и поступил на факультет «Актерского мастерства». Крис же противился этому всеми силами и отстоял свою позицию. Отец отступил и понял, что проще стать космонавтом, чем заставить Криса учиться там, где ему не хотелось. Кристофер в десять лет потерял мать и всей его семьей стал отец, ведь братьев и сестёр у него не было, не считая двоюродных, да и те разбрелись по свету, лишь изредка напоминая о себе. Генри Кроуфорд, после смерти жены очень сильно поменял свои приоритеты, ведь когда Мел Кроуфорд была жива, редко бывал дома. Он часто колесил по свету на гастролях, а после ее смерти решил заняться воспитанием своего единственного сына. Ему пришлось отказаться от долгосрочных командировок, но это не мешало Генри продолжать свою актёрскую карьеру. Крис всегда любил и уважал отца, но без ссор, у них конечно не обходилось. Однажды, когда он был ещё подростком, случился жуткий скандал из-за разбитого нового автомобиля, любимого папочки. Конечно, он получил наказание, и целый месяц не получал карманных и именно этот случай научил Криса тому, что мужчина должен сам обеспечивать себя, без чьей либо помощи. Это было низом айсберга их разборок и недопонимания. В данный момент Крис думал совсем о другом, его мысли занимал недавний разговор с отцом, в их загородном доме. Креам Хаус был цвета слоновой кости с большими широкими окнами и небольшим прекрасным садом, наполненным волшебным ароматом нежных роз. Внутри здание включало в себя гостиную, столовую, библиотеку, небольшую кухню и три гостевые комнаты. Этот дом был для отца чем-то особенным, он часто любил засиживаться в библиотеке до поздней ночи. Крис не ощущал такой любви к дому и считал его вполне уютным, но не более того. Позже он понял, что именно заставляет отца, так относиться к обычной недвижимости. В тот уикенд Кристоферу пришла в голову идея, отдохнуть от суетливых будней, в Креам Хаусе. Он приехал туда на закате, когда при касании солнечных лучей, от дома исходило яркое свечение. Крис не думал, что застанет отца здесь, ведь тот собирался на сьёмки нового фильма во Францию. Да, его отец был крепким орешком и на пятьдесят первом году жизни, всё ещё играл более оживленные роли. Все роли, от тяжелой психологической личности и до романтичного художника давались ему с необычайной легкостью. Секрет этого был в том, что Генри считал, что его работа не просто средство для зарабатывания денег, а нечто большее. Он вкладывал в свои роли душу и любовь, которая была чужда ему до некоторого времени. Да он знал счастье, заботу и преданность жены, но настоящую любовь он испытал только к одной женщине. К той, что часто снилась ему в его снах, он видел её везде, именно её… Крис сразу понял, где искать отца и, зайдя в библиотеку, застал его за просмотром фотоальбома, которого раньше никогда не видел. – Привет па, чем это ты здесь занимаешься? – очень заинтересовано, спросил тогда Крис. В этот момент Генри Кроуфорд мгновенно закрыл альбом и виновато улыбнулся сыну. – Привет Крис, как я рад тебя видеть, как хорошо, что ты заехал, по делам или повидать своего старика перед отъездом? – Ой, не драматизируй, никакой ты не старик, ты ещё в самом соку. А на счет дел, я решил отдохнуть от них. И всё же, что ты тут делал?– спросил он снова, думая, почему отец хочет быстренько поменять тему. Ну, нет, этого он не дождется, только не сегодня. Его молчаливостью и отговорками я сыт по горло. – Как на работе дела? Все ли твои отели в порядке? И как вообще на личном фронте? Я уже хочу внуков, когда я их дождусь? Когда ты женишься сын? Как тебе Алиса? Нет ну а что она специалист по компьютерам, почему бы и нет? – забросал его вопросами отец. – Вот это ты, здорово темы меняешь, что касается отелей, то всё прекрасно, скоро ожидается новая сделка. А вот в мою личную жизнь, прошу, не лезьте, пожалуйста. Ты опять взялся за старое, ну, сколько можно сватать меня ко всему противоположному полу, надеюсь сама Алиса не в курсе? Ведь жениться я не собираюсь, дети тоже подождут,– начал уже злиться Крис. Какого черта он меняет тему разговора, не понимаю. – Никого я не сватаю и так ясно, что бесполезно. Ладно, давай не будем ссориться. А что за сделка? – спросил он, лишь бы заболтать сына. – Этот проект, заключается в покупке отеля в Рио-де-Жанейро, если ты помнишь, то это в Бразилии. Хочу вывести отели на новый уровень,– гордо ответил Крис. – О, что это тебя понесло к черту на кулички? – не зная, что ещё сказать спросил отец, идея ему не очень понравилась. Один раз он уже побывал в этой стране, и она не принесла ему ничего хорошего, только страдания. – А почему бы и нет, я никогда не был в Бразилии, а это ещё один повод туда слетать. Нет, я серьезно не могу понять, что это отца, так заинтересовала моя, так называемая им же «скучная работёнка». – О, как уже поздно, Меделин, – а именно так звали их экономку, – давно уже накрыла к столу, так что давай пойдем, поужинаем и спать, завтра рано вставать. – Подожди отец. Ты мне ничего не хочешь рассказать? Или может быть показать? – не теряя надежды на объяснения, спросил Крис. – Не понимаю о чём ты? – скосил тот под дурочка. – В смысле о чем? Мало того, что ты ходишь как зомби, так ещё мой папа, все свои свободные дни проводит здесь в этой библиотеке, а чуть что, меняет тему, как ни в чем не бывало, не странно, а отец? А ещё этот загадочный альбом, откуда-то взялся, не удивлюсь, если ты все это время его гипнотизировал. Разве я не прав? – Прости, что так получилось, я не хотел ссориться. Мне просто стыдно рассказывать тебе то, что тревожит мне душу, ведь ты можешь возненавидеть меня, а я этого не хочу, – опустив глаза, тихо говорил Генри. – Как ты можешь решать за меня. Это моё дело, как к тебе относиться, я чувствую что-то, что нам мешает. Что тебя гложет? Это как-то связанно с этим домом, и тем фотоальбомом, не так ли? – Крис, ты уверен, что хочешь это знать?– все ещё колеблясь, спросил и печально взглянул на сына. – Да, я хочу во всём разобраться раз и навсегда. Даже не вздумай теперь отвертеться от ответов. Итак, я слушаю. Ну, хоть, что-то услышу, как до него достучаться, что мне плевать какие у него секреты, я просто хочу быть к нему ближе и не иметь тайн. – Хорошо раз так, то пойдем в столовую, там удобнее, за одно и поедим. Позже они сидели за широким круглым столом и молча уплетали аппетитный ужин. Когда же с едой было покончено, настало долгое молчание. Крису надоело это ожидание, и он нетерпеливо спросил: – Ну и долго ты будешь молчать, я уже готов тебя послушать, – хотя в душе понимал, что отцу возможно, сложно начать этот разговор, но ничего не мог поделать со своим любопытством. Что стало одной из его основных черт. – Когда мне было двадцать девять лет, произошло одно важное событие, которое полностью изменило мою жизнь, – начал отец свой рассказ. – Тогда я уже был женат на твоей матери, и тебе было шесть лет, я встретил на сьёмках одну женщину. Ее звали Джейзи Эванс, – мило улыбнулся он. – Она работала в массовке в том же фильме, что и я. Джейзи была необыкновенно красивой и умной женщиной, но не это влекло меня к ней, а ее искренность и радость жизни. До того дня я не испытывал ничего подобного. Это были не те эмоции, к которым, я привык, живя с Мел. Наши чувства были взаимными, ну и как ты уже наверно догадался, именно этот дом был местом наших встреч. Наш роман продлился два года. Это было для меня самое счастливое время. Только позже меня начало сжигать чувство вины, перед двумя прекрасными женщинами и тобой. Мне сложно такое говорить, но я уже был готов бросить семью, но Джейзи сказала, если я так поступлю, то она будет ненавидеть меня до конца жизни. А больше всего она будет ненавидеть саму себя, за то, что разрушила, чью-то семью и лишила ребёнка отца. Позже сильно заболела твоя мать, и мы приняли решение расстаться. Это было сложное расставание. После, Джейзи улетела в Бразилию. Я же остался здесь и начал сходить с ума от горя и тоски. Мы больше не общались. Через два года Мел скончалась, как только я перенес и эту боль, я решил отправиться в Бразилию. Джейзи тогда жила в столице. Но я опоздал, она уже была замужем и воспитывала ребёнка. Я узнал это случайно в одной из бразильских газет, ведь ее муженёк был знаменитым майором полиции, и весь город судачил о его достижениях и прекрасной семье. Я вернулся в Англию и занялся твоим воспитанием и больше старался не вспоминать прошлого, что было, то прошло. А в последний год меня опять начали посещать печальные мысли, – тяжело вздохнул он. – У тебя своя жизнь, ты уже взрослый и тебе не нужна нянька, – печально протянул мистер Кроуфорд. Всё это время Крис очень внимательно слушал отца, он был обескуражен, не считал Джейзи Эванс ошибкой прошлого, но всё же в глубине души, сильно злился. Вот, как мне это воспринимать, мой отец рассказал мне о женщине, которая крутила с ним шашни, когда у него была жена. Возможно, это и было что-то особенное, но как мне на это реагировать. Я могу разругаться с ним в пух и прах, но что мне это даст? Ничего, только испортит и так натянутые отношения. Поэтому не следует ругаться, пусть думает, что все хорошо. И он попытался оживленно сказать: – Не переживай отец, ты думал, что я такой черствый человек, что не пойму твоей истории. Так вот говорю, что я не осуждаю тебя, конечно, я не исключаю того, что если бы ты рассказал все это, лет так пять назад, я бы тебя не понял. Сейчас я все понимаю и тебе не нужно стыдиться своих чувств, – и тут Криса опять охватило любопытство, – па, а ты мне покажешь ее фотографию, уж очень интересно. Мистер Кроуфорд ожидал другой реакции и поэтому потерял дар речи, молча смотря на Криса. Как же жалко отца, ведь он не заслужил таких мук, да он изменял моей матери, но как я могу судить его за то, что он просто влюбился. На этом вся злость Криса куда-то испарилась и его даже тронула эта история. – Ну, так покажешь или боишься, что если я встречу ее в Бразилии, то уведу у тебя, – развеселился сын. – О чём ты говоришь, проказник, тебе уже двадцать восемь лет, а все со своими шуточками. И вообще Джейзи замужем у нее семья, а я лишний, – тяжело вздохнул Генри. – Ой, тоже мне нашелся мученик, может быть, она уже много лет в разводе, ведь ты же не знаешь. Сам сказал, что после расставания не связывался с ней. Странный вы человек отец, вот я бы рванул туда, отбил бы ее у «муженька», как вы выразились и жил бы счастливо где-нибудь на островах. Не жизнь, а рай, пальмы, песок, море, солнышко, вот красота. – Мне бы твой оптимизм, и вообще, ты один раз так сделал, и чем это все закончилось, правильно – разводом. – Вот любишь ты мне настроение испортить, ну при чем тут Ванесса, а? Ты же знаешь, я не люблю разговаривать на эту тему. И больше не напоминай мне о ней, пожалуйста. Только забудешь об этой стерве, а папаша тут как тут. Зачем он так, не может умолчать, все время тыкает носом в мои ошибки, а значит, мне этого делать нельзя. Ха, да и не смогу, он мне ничего не говорит, не считая недавно обсуждаемой темы. Вот опять Крис вспомнил свою бывшую жёнушку. Да она была красивой и сногсшибательной телеведущей, когда они встретились. Их сильно тянуло друг к другу. Далее несколько месяцев ухаживаний и они уже в церкви, стоят перед алтарем, дают друг другу клятвы о любви и верности. Любовь, это ещё может быть, а вот насчет верности, скорее всего, нет. Не прошло и двух лет, как муж застукал свою жену в объятьях какого-то мужика. По-моему, это был режиссер. Да какая разница кто, главное она изменила ему. Крис еще мог стерпеть все её «особенности», но только не измену. Не прошло и трёх недель, как развод был подписан. Эти три недели стали для Криса настоящим адом, разгорелся такой скандал, что мало не показалось никому. – Что это ты задумался? Никак бывшую жену вспомнил. Ну, прости меня, я не хотел этого. Я помню, как тебе было тяжело. Ладно, сменим тему, ты хотел увидеть Джейзи, я покажу тебе её. Чтобы ты, наконец, понял каких женщин надо любить, – с гордостью в голосе проговорил он. Крис построил кислую мину, но потом подумал. Почему я должен страдать, вспоминая, каких-то там Ванесс Джонсонс, и дам похожих на неё? Нет, такого не будет, слишком много чести. Хоть и прошёл уже год, Крис все никак не мог собраться. Эта измена сильно ударила по его самолюбию и мужскому эго. Он до сих пор, конечно, не был затворником, но и не был бабником. Крис искал такого человека, перед которым можно было открыть душу и быть настоящим. Чтобы его полюбили такого, каким он был, но пока такого человека, он не встретил. На этом его поток мыслей прервался, вошёл отец. Он нес красивый и большой фотоальбом. В этом альбоме находилось множество фотографий Генри и Джейзи. Видимо они и вправду были счастливы друг с другом. Это было видно по их глазам и улыбке. Мисс Джейзи была очень красивой и привлекательной внешности, а ее глаза были цвета, только что сваренного кофе и светились жизнью. Она было довольно высокого роста с фигурой, как у гибкой лозы. На фото ее длинные волосы были светло-русого оттенка. Крис даже сравнил ее с ангелом. Что сказать, она ему понравилась, и он ещё больше начал понимать отца. Конечно, его мать была лучше, как он считал, на то она и мать. Дети всегда считают своих мам, самыми прекрасными и Крис не был исключением. Шквал воспоминаний прервала, подошедшая к нему стюардесса. – Вам что-нибудь нужно мистер Кроуфорд? Может быть, заварить чая или сварить кофе? Шампанское? – спросила она. – Нет, спасибо прошу вас подать мне обед за два часа до прилета в Рио, ещё раз спасибо, – он мило улыбнулся ей уголками губ. Крис часто летал этой авиакомпанией, где почти все стюардессы знали его и редко пользовался своим частным самолётом, но это только пока, он уже сдал экзамен на право управлять самолетом самому. А сейчас его устраивало летать и в общем салоне первого класса. Молодой мистер Кроуфорд нравился Трейси, так звали эту стюардессу. Она считала его образцом порядочности и добродетели. Так же он был необычайно красив. У него были вечно взлохмаченные темно-каштановые волосы, высокие скулы, чувственные губы, прямой нос, волевой подбородок и прекрасные зелёно-голубые, как у отца глаза. Высокого роста, а именно почти под два метра и атлетического телосложения. В общем, Крис представлял собой идеал мужчины, для женщин. Все женщины смотрели на него с замиранием своих сердечек. Иногда он этим пользовался, если была необходимость, но без фанатизма. Все же он был самодоволен и горд собой. Крис редко мог смотреть с высокомерием и только на тех, кто этого заслуживал. Он был довольно проницательным, всегда мог распознавать в людях добрые или иные мотивы. До Рио ещё оставалось лететь одиннадцать часов, и Крис решил отдохнуть. Сон к нему так и не шёл, тогда он попытался углубиться в документы и отчеты, но всё без толку. Он вдруг подумал: Почему отец предпочитает так мучиться от горя и печали? Почему не может поехать и вернуть свою любовь? Отец все ещё любил Джейзи Эванс, в этом Крис не сомневался. Почему? Почему? Эти вопросы не давали ему покоя. Он очень переживал за отца. Боялся оставлять его, но это закон бизнеса, ничего не поделать. Тем более отец тоже отправился на сьёмки. – Надеюсь, это поможет ему отвлечься от печальных мыслей – тихо сказал Крис, закрывая глаза. Мысленно он начал представлять Францию, отца, как тот счастлив, рядом с ним Джейзи. Позже его мысли перешли в другое русло и покинули Францию. Теперь он нежился на пляже под солнышком и подписывал документы на куплю продажи. Далее Крис провалился в страну морфея. Глава 2 Элизабет Робертс стояла у зеркала в своей комнате, внимательно рассматривая себя с головы до ног. Ее золотистые волосы были собраны в прическу, из которой были выпущены две передние прядки, подчеркивая ее милое и красивое личико. Свои небесно-голубые глаза, она подвела коричневым карандашом, немного провела тушью, по пышным тёмным ресницам, что делало ее глаза еще более выразительными и большими. Полные губы накрасила нежно-розовой помадой и напоследок подрумянила щечки и чуть вздернутый носик. За свою подтянутую фигуру и пышную грудь благодарила мать, длинные ноги и светлая кожа достались ей от отца, как и его аппетит, который советовал своей подопечной, поддерживать форму и часто ходить в фитнес клуб. Бетти – так ее называл в детстве старший брат. Вскоре и друзья начали подражать Дилану. И только родители звали ее малышкой Эли, она выросла, конечно, но привычка осталась, что ее очень раздражало. Элизабет – ее называли только в особых случаях – когда ругали, то есть редко, ведь Бетти была послушной и дисциплинированной. Этим она была обязана матери. Миллагрос Робертс была строгой в отношении своих детей и держала их в ежовых рукавицах. Сама она выросла и воспитывалась в Аргентине и считала, что главное в человеке – это, его умение быть сдержанным и дисциплинированным. Хоть и сама бывало, могла вспылить обидеться или раскричаться. Ее жизнь не была легкой, она всего добилась сама. Перед тем, как стать хорошим кардиохирургом, Миллагрос подрабатывала парикмахером и только потом поступила в медицинскую академию. Милли была очень красивой элегантной женщиной и уроженкой Буэнос-Айреса. Позже переехала в Рио-де-Жанейро и встретила там английского актёра Френсиса Робертса. Френсис всегда помогал и поддерживал ее. Они долго дружили и потом дружба, переросла в любовь, а там уже и свадьба была не за горами. Молодой Френсис, всегда выделялся из толпы, его внешность соответствовала – актёрской. Высокий сероглазый блондин на экране выглядел бесподобно. Правда, он был чуть худощав, но это придавало ему некую изюминку. Милли даже пыталась откармливать его и всё без толку. После свадьбы, тот хотел забрать Миллагрос с собой в Лондон, но передумал. Решил сам остаться в Бразилии, она только начинала свою карьеру, ей было сложно и тем более в солнечном Рио ему нравилось больше, чем в серой Англии. Он так же продолжал сниматься, но уже в бразильских фильмах и сериалах. Стал секс символом бразильского телевидения и вошёл в пятерку самых высокооплачиваемых звёзд. Френсис Робертс в свои пятьдесят четыре года имел всё, о чем можно только желать, он был богат, у него была прекрасная и любящая жена, чудесные дети и уже появились внуки. Двое милых сорванцов Кети и Брайан, это были дети Дилана и его жены Элен. Так же он имел множество друзей по всему свету, особенно в Лондоне, его родном городе. Там жил и его лучший друг Генри Кроуфорд. Они были неразлучными друзьями с университета и все делали вместе. Оба были актёрами, имели семью, правда у Генри все сложилось по другому и жена его умерла, но у него есть сын и он доволен, ну не совсем… Это другая история. Брат Бетти был старшим ребенком в семье Робертс. Он очень любил своих родителей, а сестру просто боготворил. Она была для него милым ангелом, конечно, она уже выросла, но для него всегда останется его маленькой Бетти. Сейчас Дилан обзавелся своей семьёй. Его жизнь сложилась как нельзя лучше, он всегда любил спорт и именно в спортзале, Дил встретил свою судьбу. Тогда, как и на сегодняшний день, он был высоким, крепким качком, с прекрасными серыми глазами. Именно ими он и покорил сердце молодой теннисистки Элен Картер. Элен была сногсшибательной, длинноволосой рыжей бестией с зелеными глазами и не менее, прекрасной фигурой. Сначала их отношения не заладились, они часто ругались, находясь в одном зале, и просто не выносили друг друга. За этим последовали страстные поцелуи в раздевалках, позже опять скандалы и ревностные сцены. Дилану это начинало надоедать и он, схватив Элен в охапку, признался ей в своих чувствах. Как оказалось, она тоже тайно любила его. Они заключили мир и решили пожениться. Как вы уже поняли, семья Бетти была дружной и относительно другой семьи, большой. В ней царила любовь и взаимопонимание. Всё еще рассматривая себя, Элизабет думала. Что не мешало бы и одеться. Стоять у зеркала в одном нижнем белье уже каких-то тридцать минут, в таком темпе можно и опоздать. Опоздать было куда, она собиралась на день рождения своей лучшей подруги Вероники. Сегодня ей исполнялось двадцать лет, и это надо было отметить. Поэтому она должна выглядеть сногсшибательно. Надеть Бетти решила лёгкое бирюзовое платье и переплетенные светло-коричневые босоножки на небольшой платформе. Завешивать себя бижутерией не стала, ее платье итак блестело и переливалось. И вдруг сзади послышался шум. Что-то упало. Бетти повернулась и радостно воскликнула: – Джейк, опять ведешь себя плохо. Ну, зачем ты свалил мою вазу, вообще-то мне ее подарил один хороший человек, – сказала она и покачала головой. В ответ собака громко и игриво залаяла. – Ну ладно, сознаюсь, эта ваза мне никогда не нравилась. Ты захотел поиграть, а здесь этого делать нельзя, вот выйдем на улицу, там и порезвишься, – строго воскликнула хозяйка. Джейкоб – это огромный и лохматый рыжий пес. Эту кавказскую овчарку Бетти подарили ее родные, когда она покидала семейное гнёздышко, после того, как овдовела. Джейк являлся символом её защищенности, хотя на тот период времени сам нуждался в защите и заботе. Но так пожелал отец, чтобы его дочь не оставалась одна. Тогда он купил ей небольшой коттедж на берегу моря, а сейчас Бетти приобрела себе собственную квартиру. В которой Джейку видимо не очень нравится, ну что поделаешь, ей пришлось переехать из-за своей работы. Работала она заместителем своей матери в ее клинике. Изначально в детстве Бетти мечтала стать бизнес леди, но в подростковом возрасте поменяла свои планы. Ее очень привлекла к себе медицина. Элизабет смотрела на мать и восхищалась ею. Такая маленькая на вид леди и такая сильная внутри женщина, и Бетти поставила себе цель, что станет такой же, как она. Воплотить это отнюдь было не просто. Поэтому юная мисс Робертс отправилась покорять Оксфорд. Она поступила в Оксфордский университет на факультет хирургии и закончила его с отличием. Сначала Бетти планировала найти работу в обычной больнице, так как, не хотела зависеть от матери. Она желала добиться своей цели сама, без помощи родителей, чтобы прежде всего доказать себе, что она что-то может. И только после смерти своего мужа, Бетти согласилась на предложение матери, помогать ей в её клинике. Позже Элизабет Робертс станет профессионалом в области кардиохирургии и сможет гордиться собой. Это правда, Бетти была замужем за английским журналистом Коулом Джонсом. Об этом замужестве ей всегда напоминали шрамы. Шрамы на теле и в ее сердце. Коул и Бетти познакомились в Оксфорде во время учебы. У них была сумасшедшая и страстная любовь, но была ли это любовь? Видимо нет. Обычная влюбленность или Бетти так казалось. Точного ответа на этот вопрос так и не нашлось. Хотя трудно сказать, вот мистер Робертс считал, что этот брак не принесёт его дочери ничего хорошего, в тот день они разошлись с Милли во мнениях. Миссис Робертс считала жениха дочери, просто ангелом, как и сама Бетти. Дилан же в день знакомства с «женишком» просто и ясно сказал: – Если ты мою сестру хоть пальцем тронешь или с ее головы упадет хоть один волосок, то не обижайся, тебе мало не покажется, я это тебе обещаю. Конечно, в первый год брака все было как нельзя лучше, но после годовщины, Коул жутко изменился. Он стал часто пить, шататься не понятно с кем и где. Бетти пыталась помочь мужу, но это не помогало. Позже начались побои. Разумеется, ее родные об этом не знали, Бетти умела запудрить им мозги своей фальшивой улыбкой. Она была гордой и не хотела им ничего рассказывать думая, что сама с этим справится. Однажды Элизабет попросила у мужа развод, а Коул в ответ избил её так сильно, что остались шрамы. Их было несколько не сильно глубокие, но заметные белые полосы на коже около нижних оснований рёбер. Тогда Бетти убедилась, что мужу не помочь, она уже не любила его, потому что, это был не тот человек, за которого она выходила замуж. Оставалась только боль и ничего больше. В один прекрасный день к Бетти зашёл брат и увидел ее без сознания на полу. Счастье Коула, что он тогда уехал по заданию в Чили. Ей пришлось все рассказать о своем неудавшемся браке, но уже позже. Это было что-то, Дилан грозился просто убить этого ублюдка. Эти угрозы не были воплощены в жизнь, так как, пришло извещение, что Коул Джонс и его команда попали в автокатастрофу, где-то в пустыне Атакама. В живых остался лишь оператор Пабло Виерра. Бетти взяла слово с брата, что тот не скажет ни слова родителям о ее жизни с Коулом. Далее последовало опознание, потом похороны. Всё, на этом закончились все отношения Бетти с мужчинами, кроме, разумеется, деловых. Она запретила себе приближаться к ним. Со всеми мужчинами она оставалась холодной и неприступной. Для нее существовали только четверо представителей противоположного пола это отец, брат, прелестный племянник Брайан и ее любимый Джейк. Джейкоб опять принялся лаять, привлекая к себе внимание. Как вдруг кто-то позвонил в дверь. Это пришёл курьер. Он принёс, заказанный в магазинах, подарок для Вероники. Бетти долго думала, что подарить своей подруге и в итоге не зная, что выбрать, заказала: набор из раскраски-антистресс с фломастерами к ней, браслет "Пандора" с шармом в виде кисточки и палитры красок и простой белый зонт с комплектом красок, которыми можно его разрисовать, как душе угодно. Вероника училась в Федеральном Университете Рио-де-Жанейро на факультете изобразительного искусства и это ей понравится. Открыв дверь, она забрала заказ и поблагодарила курьера: – Спасибо большое, мистер Бениссьо, – не успела она договорить, как вдруг Джейк выскочил на лестничную площадку и пропал из виду. Бетти кинулась за ним. На глазах ее любимец выскочил из двери подъезда, которую входя, открыл ее сосед мистер Фишер. – Ох, вот хитрец сбежал, где же мне его теперь искать? Кстати здравствуйте, мистер Фишер – резко и раздосадовано, произнесла Элизабет. – О, привет Бетти, прости, что упустил твоего пса, я думал, что вы на прогулку, – виновато сказал сосед. Хотя Бетти переехала всего неделю назад, она уже успела подружиться со своим соседом, он был прекрасным человеком и напоминал ей отца. С его женой она тоже общалась хорошо, несколько раз ходила к ней за кулинарным советом или просто побеседовать. – Нет, конечно, я не виню вас, мистер Фишер. Это просто стечение обстоятельств. Я сама не уследила и не заметила, что он задумал. Ну, попадись он мне, – гневно сказала она. – А вдруг я его никогда не найду, – вдруг опечалилась Бетти. – Но, но полно, сеньорита только не плачьте, я не переношу женских слез, вы обязательно его найдете или он сам вернётся, как нагуляется, – мягким и успокаивающим голосом пролепетал он. – Вы, скорее всего, правы, но он для меня не просто питомец, а верный друг, член семьи, который всегда меня понимает. Как я без него, даже не знаю, – вздохнула она, понимая, что надо взять себя в руки, ещё ничего неизвестно, – Спасибо, что утешили меня мистер Фишер вы настоящий друг, – благодарно сказала Бетти и поцеловала этого милого дедулю в щеку. – А для чего ещё нужны соседи. О, как я заболтался с тобой, – смотря на часы, сказал он. – Если останусь ещё хоть минуту, то сеньора Фишер мне задаст жару. Я пойду, желаю тебе удачи, всего хорошего, – шустро сказал мистер Фишер. – Да, конечно до свидания, и передавайте от меня привет Пилар. – Обязательно, передам и не пропадай, заходи почаще, всегда рады тебя видеть, – сказал он и энергично зашагал по лестнице. Бетти закрыла дверь квартиры на ключ и решила быстренько пробежаться по любимым местам Джейка. А потом сразу же отправиться за Вероникой. Они собирались на какую-то вечеринку, посмотрим, что из этого выйдет. Глава 3 В день своего рождения, Вероника проснулась очень рано. Она немного повалялась на мягкой постели, а позже решила заняться домашними делами. Для начала она умылась, приняла освежающий душ и оделась в рабочую одежду. Вероника была ужасной чистюлей, она считала, что тот человек, который следит за собой и своим домом непременно добьется в жизни всего желаемого. Жила она с матерью, отец ушёл из семьи, когда ей было семь лет. Иногда он навещал её и мать, но сейчас это было невозможно, тот уехал на Карибы и так не вернулся. Видимо нашёл лучшую жизнь, чем здесь. Вероника его не винила, но это не мешало ей злиться на него. Мать была для Рони всем. Она очень любила её и старалась походить на неё, но ей не удавалось. Джейзи Эванс была с мягким и спокойным характером. А ее дочь наоборот была гордой и вредной. Иногда ужасно вредной, даже если была не права. Переубедить ту в чём-то, было невозможно. Джейзи уже смирилась с этим, она любила свою дочь, какой она была и не жаловалась. А внешне Вероника вполне походила на мать, то же лицо, те же светло-карие глаза, те же губы, различить их можно было, только по цвету волос. Светло-русые у матери и черные как смоль у дочери. Фигура Вероники была идеальной и достаточно натренированной в фитнес зале. Спортом ее заставляла заниматься лучшая подруга – Элизабет Робертс. Их первая встреча была вполне забавной, но враждебной. В тот день Рони отправилась по магазинам. Ей сразу понравился тот кружевной и обтягивающий топ. Как гром среди ясного неба, на ее пути встала высокая блондинка. Они начали ругаться и спорить, кому достанется этот топ. Пока были заняты общим делом, топ ускользнул от обеих и его уже успела купить другая «женщина в розовом». Так они её назвали, позже сидя в кафе, смеясь над своей перебранкой. Вдруг они стали подругами по несчастью, и с тех пор были неразлучны. Рони – так прозвал её сосед и друг Александр Бейкер. Алекс был весёлым, позитивным парнем, любил подурачиться и пошутить. Вероника ненавидела, когда над ней смеялись, ну попробуй угомонить этого охламона Алекса. Он вечно её раздражал и одновременно нравился. Ужасно нравился, да что уж там, она была по уши влюблена в него. Стоило только вспомнить о нём или встретить, как девушку пробирала дрожь, сердце бешено стучало и вырывалось из груди. Это была безответная любовь, как она думала. Он был старше её на пять лет. Поэтому Вероника считала, что не может ничем его заинтересовать и привлечь. Начать уборку Рони решила со своей спальни. Эта комната была светлой и уютной. В светло-сиреневых тонах. Повсюду весели рисунки и валялись наброски, которые она сложила в отдельный расписной цветами ящик. Веронику с детства тянуло к искусству и живописи. Она посещала различные кружки по танцам, рукоделию и ходила в художественную школу. Рони решила навсегда связать свою жизнь именно с художественной деятельностью. Везде протерев пыль и помыв все, что только можно Вероника спустилась вниз по широкой дубовой лестнице и прямиком направилась проверять, что и где плохо лежит. Просто удивительно везде было чисто и отдраено до блеска. – Странно, даже очень странно – произнесла она. Обычно ее мать не занимается уборкой по дому, а вечно работает в своём саду. Садоводство было хобби Джейзи. Она жутко любила «ковыряться в земле», как говорила дочь. Одновременно это было и её заработком. Мисс Эванс выращивала редкие виды растений, а так же занималась флористикой. К ней за цветами приходили многие актеры, бизнесмены и другие знаменитости Рио. Она часто устраивала посиделки с подругами и знакомыми в своем доме. Давала уроки начинающим садоводам, а также советы коллегам и друзьям. Недолго думая Вероника направилась в сад, но матери там не нашла. – Всё чудливее и странноватее, – сказала Рони вслух. – Где же она? – А она сзади тебя – бодро и радостно сказала Джейзи. – С днём рождения тебя, дорогая моя!!! – накинулась на дочь с поцелуями она. – Как же я тебя люблю, ты уже такая взрослая, – погладила та, дочь по голове. – Скоро улетишь куда-нибудь со своим принцем, а о мамочке забудешь, – грустно покачала головой мать. – Спасибо мамочка, я тоже тебя сильно люблю, но скажи мне, пожалуйста, ты с утра ничего алкогольного не употребляла, а? – с неким смешком проговорила дочь. – Ну, какие принцы, о чём ты, мне всего двадцать лет, вот окончу университет, а потом можно и о них подумать. Ты, решила, что так быстро избавишься от меня? И не надейся, – весело сказала Рони. – Эх, ну ладно, как скажешь, и я не хочу, чтобы ты уходила, живи здесь хоть всю жизнь. Кстати, твой подарок ждет тебя в твоей комнате, а пока пойду, накрою на стол, – оповестила Джейзи, дочь, направляясь к дому и резко обернувшись, спросила. – А от меня сильно алкоголем пахнет? Это я немного переволновалась, – тихо сказала она и зашагала в дом. Ну, совсем от одиночества тронулась, убирается, бухает, скоро дом снесёт. И когда она успела в моей комнате побывать и подарок оставить? Да-а, сегодня маман явно не в себе, – подумала Рони. Джейзи Эванс была жутко одинока, как разошлась с мужем, ее личная жизнь пошла под откос. За всю свою жизнь она любила только одного мужчину, и это был не муж. Его звали Генри Кроуфорд. Он привлекал её не только своей внешностью, хотя он был красивым и обаятельным актёром, когда они встретились, а его страстью к фильмам, своим ролям, манерой говорить и добротой. Но Джейзи опоздала, он уже был женат и имел маленького сына. Все же у них закрутился роман, который продлился два года, но позже она уже не могла его делить с семьёй и позволить ему бросить семью тоже не могла. Джейзи приняла решение навсегда покинуть его жизнь, родной Дублин и улетела в Бразилию. Она не знала, почему именно Бразилия, видимо хотелось оказаться как можно дальше и отдалённей. Позже Джейзи встретила Фредерика Агилера и быстро выскочила замуж, чтобы скорей забыть обо всём. Конечно, забыть ей так и не удалось, и она всё ещё страдала и печалилась. Вот и с утра она была сама не своя, затеяла уборку, приготовила обед, позволила себе расслабиться и выпить вина. Рони все ещё думала о своей матери, как вдруг ее мысли переменились. Она увидела Алекса, голого по пояс, он мыл свой Chevrolet Camaro Mk5. Опять натирает до блеска свою «развалюху», достал уже, наверное, на свиданку собирается с какой-нибудь моделью. Вот я опять ревную этого придурка, ну, сколько можно, – разозлилась на себя Вероника. Не буду на него смотреть и всё, – мысленно сказала она себе. Поглядывала на всё, что можно, но не на Алекса. Ну, и что такого? Я просто поглазею немного и всё. И вновь повернулась в его сторону, хорошо, что её не видно за этими кустами, в которые она успела бесшумно перебраться. – Вот молодец мама, насажала своих гибискусов или как они называются? Не важно, главное, что меня не видно, – тихо сказала она. Как же он красив, волосы назад зачесал, ну прям вылитый молодой Генри Кроуфорд из фильма «Долг превыше любви». Что за странные сравнения идут мне в голову. Это всё мама, смотрит английские фильмы, и я на них подсела, а почему бы и нет, они вполне милые. Вероника вновь посмотрела на Алекса, с умилением. Да, Алекс Бейкер и в правду был очень привлекателен. Каштановые волосы и бездонные голубые глаза. С безупречным телом и довольно высокого роста, прям как аполлон. Нельзя же быть таким сексуальным. Брр о чем я только думаю, все пора к столу и Бетти скоро придёт, – умоляла себя оторваться от аполлона Вероника. – Рони иди сюда, ну где же ты? – закричала на всю улицу Джейзи. Мама, ну что же ты так орёшь, когда надо и слова не допросишься. Ты же все испортишь, – не успела она, и додумать, как около ее уха баритонистый голос проговорил: – С днём рождения, детка! Что же ты здесь делала в этих кустах, как его гибискуса, да? – довольно спросил Алекс. А в этой одежде она ещё прекрасней, чем обычно, – пронеслось в его голове. От этого голоса у Рони по спине пробежал холодок, но она взяла себя в руки и сказала: – Спасибо за поздравление. И ничего я не делала, просто гуляла, только и всего. А ты чем там занимался? – спросила она. – Это тебе должно быть известно, ты же за мной следила из-за своего гибискуса разве не так? – радостно спросил он. Ну, вот она попалась, наконец-то я поймал эту девчонку с поличным. – Нет не так, это тебе показалось, с чего это вдруг я буду следить за тобой, мне что, больше заняться нечем. С возрастом вы Александр Бейкер, – тыкнула она в него пальцем, – становитесь все самовлюбленней и невозможнее, – упрямо сказала Вероника. И сексуальнее, – чуть не вырвалось у нее, и она поспешила отдернуть от него свою руку. – Что!? Так я, по-твоему, самовлюбленный и невозможный баран? – резко спросил он. – Да, а про барана я не говорила, ты сам придумал, но я соглашусь с тобой. Да что она себе позволяет, она напрашивается на ссору, а я только правду сказал, подсматривать за мной вздумала, не удивлюсь, если она давно так делает. И я ещё и виноват, нет этих женщин, невозможно понять, – яростно подумал Алекс. Он уже хотел что-то возразить, как увидел мисс Эванс и улыбнулся ей. – Здравствуйте, мисс Эванс, вот поздравляю вашу дочь с праздником, – взволнованно сказал он, растягивая губы в улыбке. – Привет Алекс, а мне из кухни слышно, что вы опять ругаетесь, – спокойно сказала она. Джейзи уже привыкла к их вечным ссорам, но что-то они последние четыре месяца зачастили ругаться. – Ладно, разбирайтесь сами, не буду лезть, но не ссорьтесь хотя бы сегодня и желательно завтра, а лучше вообще никогда. Можно же спокойно разговаривать и общаться. Да и пойдемте к столу, уже все готово. Мама, ты просишь невозможного, разве можно разговаривать с этим «животным» ему место в зоопарке, – подумала Вероника, но сказала следующее: – Хорошо мы постараемся, правда «животное» то есть Алекс? – не удержалась она. Теперь я животное, как мило это слышать, по-моему, она меня так уже называла, никакой фантазии, какой из неё художник даже не знаю. – Разумеется, постараемся мисс Эванс, – на улыбке произнес Алекс. – Ой, ну хватит меня так называть, я же не старушка, там какая-нибудь, ну сколько раз говорить, – краснея воскликнула мать Рони. – А до него всегда долго доходит, – съязвила Вероника. – Вот заметьте, я ей ничего плохого, сейчас не сказал, – наигранно обиделся он. – Ох, как вы мне надоели, сделаем так, Вероника пойдем, поможешь мне, а тебе Алекс не мешало бы одеться, – шутливо сказала Джейзи. – Как закончишь, приходи к нам на обед. Ну, вот еще этого бездаря за столом терпеть. Да, он бездарь конечно, но такой симпотяжка. Вот они сидят за столом и спокойно беседуют, в основном говорят Джейзи с Алексом, а Вероника, молча их, слушает и иногда комментирует, а сама думает: Этот обед будет длиться вечно, ну когда уже Бетти придет, я без неё этого долго не выдержу. Кстати уже три часа дня, а её все не видать. На этом её мысли прервались, и Рони втянули в разговор. – Вероника, о чем ты думаешь? – спросила мать. – О том, как в следующий раз не попасться за рассматриванием своего соседа, – весело проговорил Алекс. – Я же сказала, что просто гуляла, что ты ко мне пристал. Он меня уже достал. Мама, вот видишь, кто начинает ссоры? – злобно сказала Рони. Мисс Эванс хотела уже дать оплеуху обоим, как в дверь кто-то позвонил. Джейзи как хозяйка дома пошла открывать. На пороге стояла, разбитая печалью, Элизабет Робертс. Глава 4 – Что же случилось Бетти?– задала вопрос мисс Эванс. Уже после того как проводила ту в дом и усадила на мягкий диван. Все это время Бетти молчала. Она не могла и слова выговорить. Так как пережила такой шок, что никому не пожелаешь. А случилось следующее: Когда Элизабет пошла по городу в поисках Джейка, она набрела на один приют для животных. Зайдя туда, спросила не находили ли они рыжую и большую кавказскую овчарку. Ей ответили, что есть несколько собак похожее под ее описание. Все они не подходили, и именно последний вариант был очень похож. Подойдя ближе, Бетти ощутила ужасную дрожь и шок. – Эта собака поступила к нам час назад. Её сбила машина на перекрестке и пса доставили сюда, – сказала работница приюта. Слава богу, что это был не её Джейк, но Бетти очень сильно испугалась. Она не представляла, что ей делать и как жить без своего любимого Джейка. Теперь, собравшись с силами, Элизабет пересказала все, что сегодня случилось. Первым нарушил молчание Алекс: – Не переживай ты так, он обязательно вернётся, Джейк у тебя умный пёс и не пропадет, – приободряюще сказал тот. – Хотелось бы верить, – вздохнула Бетти. – Так ну хватит, грустных мыслей – оживленно сказала Рони. – Сегодня праздник, так что давай повеселимся и отправимся на какую-нибудь вечеринку. Слышала сегодня на пляже Ипанема, намечена небольшая туса. Вот пойдем, проветримся, и ты повеселеешь. – Да давайте сходим, будет интересно – обрадовался Алекс. – А про тебя никто не говорит, мы пойдем вдвоём, ясно. Чисто женская компания, а ты не женщина или я ошибаюсь? – обломала его Рони. – Нет, не ошибаешься, вот почему ты такая вредная, я же за вас беспокоюсь, мало ли что. Я буду волноваться и не усну, – с иронией сказал он. – Сегодня мой день рождения, а я хочу пойти без тебя, так что, извини, – довольно проговорила Вероника. Хотя ей очень хотелось, чтобы он пошёл с ними, но она не могла принять его правоту. Ой, тоже мне нашлась королева, какое она имеет право мне приказывать, что делать. Я хочу пойти без тебя, ага сейчас. Фиг ей, я все равно пойду с ними, то есть за ними, – подумал Алекс, а вслух сказал: – Да, ты права это тебе решать, ну что ж тогда я пошёл, ещё куча дел. Удачно вам повеселиться, дамы. До свиданья Джейзи, и вам не хворать леди, – сказал он и удалился. В смысле? Он уходит так просто и без войны? Что это с ним? Неужели я его обидела? Ну конечно обидела Рони, наговорила такого, как будто видишь его в первый раз. Что же я наделала, это всё моя гордость, да пропади она пропадом, – мысленно корила себя Вероника. Всё это время мисс Эванс и Элизабет, летали в своих мыслях и ничего не замечали. Джейзи думала о Генри. Бетти же о Джейке. Теперь втроём, они сидели в тишине. И первая отвлеклась от своих дум, молчавшая всё это время Бетти: – Ну и, кто-то хотел меня повеселить и отвести на вечеринку, а сейчас молчит. Передумала? – спросила она у подруги. Надеюсь, я никогда не влюблюсь, так как влюбилась Вероника. Вообще не хочу влюбляться, а зачем, одни проблемы и боль. Взять хотя бы Алекса и Веронику, для него это всё шутки, а она еще слишком молода, чтобы понимать, чем это может закончиться. А ничем хорошим это не заканчивается. Не знаю как она, а я второго раза просто не переживу, – подумала Элизабет. Теперь Бетти не понимает, что это – любовь, для нее этого чувства не существует, его просто нет. – А да, прости подруга, я задумалась, конечно, мы пойдем, но еще рановато. Мне бы ещё не помешало бы переодеться, не хочешь мне помочь, а? – спросила Вероника. – Ну, разумеется, намёк понят, сегодня вечером ты будешь бесподобна. – Гордо сказала Бетти. Она очень любила наводить красоту, как себе, так и другим. Наверное, этим она пошла в свою мать, та обожала шоппинг и всегда следила за своим, внешним видом. – Мама, мы пойдём наверх, у нас там много дел, – сказала та, унося посуду из столовой на кухню, и вернувшись, снова заговорила с матерью. – Так, посуду мы убрали, тебе осталось только надеть на лицо улыбку и радоваться жизни. Почему ты такая грустная? – удивленно спросила дочь. – Все же хорошо? – Да детка, всё прекрасно, я хотела поговорить с тобой, но не сегодня. А пока, иди и развлекись, желаю вам удачи. Только много не выпивать, – строго сказала мать. – Не волнуйтесь, Джейзи я просмотрю за вашей не путевой дочерью. Она в надёжных руках, – подмигивая, сказала Бетти, хозяйке дома. Сидя наверху, и готовясь к вечеру, Бетти слушала свою неугомонную подругу: – Ну и представляешь, заявляет такой, что я думаю о том, как «в следующий раз не попасться за рассматриванием своего соседа». Ты не представляешь, как он меня взбесил, если бы ты не пришла, то я бы ему точно врезала, – возмущенно сказала та. – Почему ты просто не сказала ему, что реально следила за ним, он итак это знает. Ты повела себя как ребёнок. Вы вроде взрослые люди, а в то же время, как малые дети, не можете поговорить и выяснить свои отношения. Из-за этого ваши ссоры и недопонимания. Ведь ты любишь его верно? И не знаешь, ответят ли на твои чувства? Этого никто не гарантирует, но я думаю, что не стоит исключать вариант, что ты ему не безразлична. Это чисто моё мнение, – сказала Бетти, даря подруге надежду, которая так той нужна. – Неужели так видно, что я влюблена? Я не знаю, как с ним разговаривать, он старше меня, вот пусть сам и начинает разговор, – ответила Рони. – Все твои чувства выражены в твоих поступках, только слепой этого не заметит, и мой итог видимо Алекс слепой, – заулыбалась Элизабет. – Он не слепой, может, я просто его не интересую? – Не думаю, что дело в этом, скорее всего, он просто боится и не знает, как к тебе подойти. Не говорить же ей, что в реале все может быть совершенно по-другому. – Он мужчина, вот пусть и думает. Все не хочу больше о нем говорить. – Ну ладно, как знаешь. Кстати, ты так и не просмотрела мои подарки, – обиженно сказала Бетти. – Мне кажется, что один тебе прямо кстати. – Да конечно, как я могла забыть, – легонько стукнула себе по голове она. – В смысле один кстати? – растерянно спросила Вероника. – Ну, посмотри и увидишь. Тут Рони начала вытаскивать подарки из большого разноцветного пакета. – О, Бетти как это мило, – взглянув на браслет, сказала она. – А это, что зонт и я могу его сама расписать, как прикольно. И последнее, что Рони достала из пакета раскраску-антистресс. – Ты всё-таки сделала это? Как ты всё запоминаешь? Мне бы такую память. Ты пьёшь витамины? Дайка мне адрес этой аптеки, пожалуйста, – смеясь, сказала Рони. Дело в том, что как-то раз, после очередной ссоры с Алексом, Вероника была очень нервной и злой. Тогда Бетти пообещала подарить подруге вещь, которая будет отвлекать ту от плохих мыслей. И вот она выполнила своё обещание. – Ну, хватит смеяться, тем более я считаю, что это, тебе прям, ну очень необходимо. В это время Рони кинулась обнимать и целовать свою подругу. – Спасибо тебе большое Бетти, ты не представляешь как я рада, что встретила тебя, тогда в магазине. Если бы не тот топ, у меня бы не было такой лучшей подруги на свете, – шмыгнув носом, проговорила она. – Ну что ты, это мне с тобой повезло, кто бы, если не ты вносила в мою серую жизнь краски, – тоже взгруснула Элизабет. – Так, ну всё, хватит этих соплей, и вообще, кто-то обещал мне супер причесон с макияжем. Глава 5 Вообще Кристофер Кроуфорд, мог спокойно сидеть дома и послать вместо себя доверенное лицо. Крис же считал, что в этом деле может доверять только себе и никому больше. Он не был параноиком, а знал все тонкости бизнеса, гласившие о том, что лишнее доверие это равносильно потере всего, чего ты добился. Вот он идёт в белой легкой рубашке и дорогом черном костюме по международному аэропорту Антонио Карлос Жобим. Такой счастливый и довольный, но это продолжалось недолго, пока он не начал узнавать дорогу до какого-нибудь отеля. Он пытался разговорить местных жителей на английском, испанском, русском, итальянском и французском языках всё бесполезно. Все они говорили на непонятном Крису языке. Позже он понял, что это португальский, на котором и слова не знал. Да, об этом я не подумал, надо же быть таким олухом, отправиться в Бразилию и не знать португальского языка. Но мы это исправим. И вообще, почему здесь нет людей, помогающих иностранцам? Крис собирался не на долгое время остаться здесь и осмотреться. Прежде, чем покупать здесь отель нужно узнать здешний народ и познакомиться с кем-нибудь местным, – думал Крис. Вдруг у него зазвонил телефон, это звонил отец. – Привет сын, ну что, как долетел, без происшествий? – радостно спросил тот. – Привет па, да все хорошо, плохо только, что я не учил португальского. Не могу найти человека, свободно говорящего на английском, – разочарованно сказал Крис. – Вот поэтому, я и звоню. Я сразу понял, что у тебя, возможно, будут проблемы по этому поводу, и я тебе помогу. У меня есть друг Френсис Робертс, он живёт в Рио, я ему позвонил и назначил с тобой встречу. Ты, наверное, его не помнишь. Он уже ждет тебя у выхода. Выход то, ты хоть найдешь? – смеялся над сыном Генри. – Не смешно отец, они тут на меня, как на неандертальца смотрят. Когда это ты успел о встрече договориться? – спросил сын. – Как только ты в самолёт сел, я набрал номерок и договорился, – довольно проговорил отец. – Ну и шустрый, же ты, ну раз так, то я пойду и встречусь с твоим другом. Потом тебе позвоню, кстати, как там Франция? – спросил тот отца. – Позже поговорим, тебя ждут, так что удачи, – сказал мистер Кроуфорд и положил трубку. Ну что, пойду и пообщаюсь с этим другом. Выйдя из аэропорта, его встретил высокий худоватый мужчина, волосы которого уже покрыла седина. Он был вполне хорош собой. Сразу видно, что чувак в высшем свете крутится, – подумал Крис. – Здравствуйте, ээ мистер Робертс? – неуверенно спросил Кристофер. – Да, привет Крис, ничего, что я так сразу буду на ты. И пожалуйста, называй меня просто Френсисом, хорошо? Я ведь не такой уж и старый. У меня уже есть сын, но я буду считать тебя вторым – энергично сказал Френсис Робертс. – Хорошо, как вам, то есть тебе Френсис будет удобно. Ну, раз уж я для вас второй сын, то значит и вы мой второй отец, – улыбнулся Крис. – Ну, разумеется, я буду присматривать за тобой, пока ты здесь. Так что ты не переживай, если все таки решишься на покупку, мы тебя научим португальскому. – Присматривать? – поднял брови в удивлении тот. – В таком случае, я отказываюсь от второго отца и одного такого достаточно. Я вполне взрослый мальчик, мне двадцать восемь лет и могу сам о себе позаботиться, а он до сих пор не понимает этого, – разозлился Крис. – Ну, не злись, я же не о том, что буду контролировать тебя, хотя твой отец именно так и наказал. Но ведь мы ему ничего не скажем, я тебя понимаю мой мальчик, твой отец всегда был немного дотошным. Он ведь любит тебя, желает счастья, его тоже можно понять. Мы отцы всегда переживаем за своих охламонов, а за дочерей особенно. Ох, Бетти, какая же она ранимая раз до сих пор не может оправиться, – подумал о дочери Френсис. Однозначно, мне нравится этот мужик. Четкий дядечка, – позитивно думал Крис. – И давно вы знаете моего отца? – спросил тот. – Я, конечно, понимаю что тебе интересно, но давай не здесь, пойдем, сядем в какое-нибудь кафе и всё обсудим. Спустя некоторое время они сидели в кафе «Испаньола» и Крис не долго, думая продолжил расспросы. – Так сколько вы знаете моего отца? – Уже тридцать три года, мы познакомились в университете, он тогда был на первом курсе, а я на четвёртом, ну и подружились. Видишь ли, я раньше жил в Лондоне, а потом встретил здесь девушку, женился и остался в Бразилии. Сказать, что Крис потерял дар речи, ничего не сказать. И всё это время отец молчал, ничего не говоря, зачем все эти тайны, не понимаю. Ой, ладно, что теперь об этом думать. – Я так и знал, что ты даже не знаешь о моем существовании. Видишь ли, твой отец очень, скрытный человек, он всегда был таким, даже лучший друг узнает случайно, что … ну не важно, – задумался Френсис. – Что у его лучшего друга есть женщина помимо жены. Вы это хотели сказать Френсис? – довольно спросил Кристофер. Видя реакцию друга отца. Тот даже покраснел. Ха, меня не одного держали за идиота. Ну, и папа, я ему удивляюсь. – Ты знаешь о Джейзи? Неужели у твоего отца хватило смелости сказать об этом? – Ну, не без моих усилий, конечно. Я, видите ли, тоже могу быть надоедливым и упрямым, – самодовольно говорил Крис. – Тебе можно памятник поставить, разговорил этого бездаря, что ж респект. И давно ты знаешь? – Уже как четыре дня. Френсис, как ты думаешь, нам удастся притащить этого «бездаря» сюда, а? – заговорчески подмигнул он Френсису. – О, неплохая идея, ты прям мои мысли читаешь. Но это позже сейчас, я хотел поговорить с тобой, о другом. – И о чём же? – Я тут пораскинул мозгами, и подумал, зачем тебе поселяться в отель, у меня на примете есть небольшой коттедж. Можешь жить в нём. – Френсис, сказать вам честно, я не против. А почему бы и нет, зачем отели, когда есть вариант получше, мне даже будет легче освоиться. – Ну и прекрасно, вот тебе адрес, – он протянул ему небольшую папку. – Это на всякий случай, в ней карта города, там отмечено, все, что тебе понадобится и она на английском. Еще сбоку мой номер телефона, так на всякий случай. Можешь не благодарить, – улыбнулся Френсис. – Я не могу вас не поблагодарить, вот где мне найти такого друга? Как же повезло моему отцу с другом, прекрасный дядька. – А зачем искать, вот он, я перед тобой, у меня может быть и сын и друг одновременно, почему нет. Я буду рад ещё одному Кроуфорду в списке друзей, – весело сказал он. – Окей, значит друзья, неплохо для первого дня в новой стране. Я надеюсь, вы научите меня вашему португальскому сленгу? – Ну, разумеется, но не все в один день, тем более у меня уже не получится, пора приниматься за дела. Звони, если понадоблюсь. Они пожали друг другу руки, и Крис отправился покорять Рио-де-Жанейро – большой город пляжей. Глава 6 За то время, как с Крисом попрощался мистер Робертс, тот успел арендовать себе шикарный черный кабриолет и теперь разъезжал по городу. Из-за непредвиденной и неприятной ситуации Крис даже не успел осмотреться. А теперь ему представилась такая возможность. Рио-де-Жанейро представлял собой лучезарный, зелёный и очень живописный город. Со всех трех сторон – горы и тропическая растительность, а с другой стороны бирюзовый океан. Хотя улочки города были не чем не приметны, в воздухе чувствовалась какая-то волшебная и позитивная атмосфера. Весь город бурлил и был полон жизни. Многие люди куда-то спешили, а других можно было встретить спокойно отдыхающих, как местных жителей, так и туристов. Проезжая по улицам нельзя было не заметить, что большинство жителей данного города, очень помешаны на спорте. Различными видами спорта занимались везде, на пляже, парке и улицах. Не удивительно, что бразильцы так отменно играют в футбол, ведь большинство детей здесь, именно этим и занимаются, что гоняют мяч по песку. А это довольно сложно – рассуждал про себя Крис. Кристофер всегда хотел побывать в этом городе. Особенно на ярком и зажигательном Карнавале, который проходил в Рио каждый год. Также этот город манил к себе своей необычностью, здешних достопримечательностей. Крис много слышал об одном из семи новых чудес света – Статуе Искупителя, возвышающейся над городом, вот, именно то место, которое он обязательно посетит, прибывая в Рио. Вообще, его всегда привлекали путешествия по миру, но всё не находилось времени. Работа и ещё раз работа, конечно, сюда он приехал тоже по работе, но сейчас его больше интересовала эта страна, ее обычаи и люди, которые здесь живут. Осматриваясь по сторонам, Крис и не заметил, как подъехал к небольшому отделанному резным деревом коттеджу. В его владения входил сам коттедж, средних размеров сад, а далее его личный пляж. Как и сказал мистер Робертс, этот район представлял собой, виллы различных богачей и местной элиты. Здесь было тихо и спокойно, так как, эта местность находилась за городом. То, что надо для уединения. За все свои поездки Крис побывал во многих дорогущих пятизвездочных отелях, но не один из них, не производил такого впечатления, как этот дом. Снаружи он выглядел довольно просто, но со вкусом. Имелась веранда, где можно было отдохнуть от всей суеты и проблем. В воздухе витали различные запахи цветов и деревьев, не известных Крису. Внутри коттедж представлял собой: небольшую прихожую с всевозможными полочками и вешалками, гостиную со старинной мебелью и в то же время современной техникой, кухня была совмещена со столовой и нескольких спален в разных тонах. Как будто бывший хозяин выбирал комнаты по настроению, весьма забавно, – подумал Крис. Всё бы хорошо, но вдруг во дворе послышался странный шум. Крис, который уже успел отдохнуть и разобрать свои вещи, сидел в гостиной на диване и рассматривал карту, которую дал ему Френсис. Бросив своё занятие, он вышел на улицу, на пороге был разбит горшок с цветами. Так, ну и кто, это сделал? – не успел он подумать, как увидел виновника. Это был большой и лохматый рыжий пёс. Он сидел спокойно, неподвижно и смотрел на Криса печальными глазами. Видимо хотел встретить здесь кого-то другого. Потом, он быстро пробежал мимо Криса в дом. Нет, ну это наглёж. Что, за бессовестная псина. Собака была ухоженной и в ошейнике. Точно не дворовая. – Так, откуда ты вообще взялся? О, да он точно кабель. На твоем ошейнике написано «Д», как я понял, ты не собираешься уходить, да? В ответ послышался лай, и собака посмотрела на мужчину такими глазками, что Крису расхотелось его выгонять. – Ну ладно, я не против, будем жить вдвоем, я буду звать тебя Джей,– взволнованно сказал Крис. Он вспомнил своего первого пса, того звали Рой. Крис очень любил своего лохматого друга и не расставался с ним целыми днями, пока тот не покинул его. Жаль, что я больше не заводил собак, ведь такому другу нужно постоянное внимание и забота. А что, я могу дать, я вечно на работе и нет времени на всё остальное. Эти мысли породили другие, тут Крис понял простую вещь. Возможно, Ванессе тоже хотелось моего внимания, любви, ласки, а я целыми днями пропадал в офисе. Как после этого я могу винить её, в том, что она нашла это внимание и любовь с другим мужчиной. В этом моя вина, но благодаря этому разводу, я, наконец, понял, что никогда её не любил. Это было лучшим решением, без любви, брак бы разрушился рано или поздно. Как гора с плеч упала. Это, этот город смог навести меня на такие мысли, а ещё и дня с моего прибытия не прошло, – подумал Крис. Его раздумья прервал лай собаки. – Прости друг, я задумался, – позитивно сказал Крис. – Ты, что это от хозяев сбежал? Хорошо, я тебя не выгоняю, но вести себя прошу прилично. Иначе верну тебя. Неужели с тобой плохо обращались? Джей подал голос и Крис решил, что это знак согласия. Ну, ничего, я о тебе позабочусь. Ты будешь моим другом. Спустя несколько часов Крис и Джей были лучшими друзьями. Они резвились в саду, и Кристофер вспоминал своё детство, семью и решил позвонить отцу. Генри Кроуфорд мгновенно взял трубку. – Ну и как ты там, сынок? – Сразу спросил отец. – Не звонишь, а я волнуюсь, как ты, – взволнованно сказал тот. – Прости отец, я замотался и забыл тебе позвонить, простишь? А устроился я замечательно, не без помощи мистера Робертса, конечно. Кстати, а почему ты не говорил мне, что у тебя здесь есть друг, тем более лучший друг, как я понял, а? – Ну, а зачем? Что бы это дало? А я погляжу у вас уже один лагерь, да? – Просто я, от тебя ничего не скрываю. Если только иногда и то редко. И ты нам не враг, чтобы быть в другом лагере, как ты сказал. Да, соглашусь, мы с твоим другом подружились, что в этом такого? – удивленно спросил Крис. – В этом нет ничего плохого, просто я сам того не понимая начал ревновать вас друг к другу. – Признался отец. – Это глупо с моей стороны, прости. – Печально сказал он. – Ладно, давай не будем ссориться по телефону, вот приедешь сюда и можно продолжить перепалку, а? – решил свести к шутке Крис. – Тебе все смеяться и шуточки шутить, ты можешь быть серьёзным, ну хоть иногда. Тем более, я не полечу в Бразилию. Ты скоро вернёшься, и в этом нет необходимости. – Нет, необходимость есть, повидаться со своим давним другом и возможно встретиться ну, кое с кем. Скажу так, раз намеками он не понимает. – Нет, не знаю и я же сказал что нет необходимости, ладно мне пора, позвоню, как освобожусь. – Быстро сказал Генри и отключился. Я даже не успел возразить. Вот даёт, всё он прекрасно понял, дураком прикидывается, ну что сделаешь силком же не притащишь. Хотя можно попробовать, но не время об этом думать, сейчас надо пойти проветриться. Сколько можно сидеть, как какой-нибудь старый дедуля. С этими мыслями он быстро принял душ и переоделся. – Ну что Джей, пойдешь со мной, найдем тебе самочку и может быть, она будет с хорошенькой хозяйкой, ну как идея? Он явно никуда не собирается, лежит, чуть двигая хвостом, никакого оптимизма. – Не хочешь, не иди я не заставляю. Вдруг Джей быстро вскочил и помчался к двери. – Ну, вот другое дело. Крис открыл дверь, и собака выбежала в сад и улеглась в траве. – Ясно всё с тобой, домосед, можешь оставаться, только если надумаешь вернуться к хозяевам, дай знать, ладно. Крис посмотрел на Джея, блин я разговариваю с собакой, врятли она мне ответит, я начинаю сходить с ума. – Ну не знаю, вырой ямку или разбей ещё один горшок, договорились? Молчание. – Ну, будем считать, что договорились. Крис решил поехать в центр и развлечься там. На центральной улице города, вечером, было так же оживленно, как и днём, даже слишком. С наступлением темноты этот город становился ещё красивее. Повсюду горели огни, и звучала зажигающая музыка. Крис решил не стоять на месте и ехать дальше. Вот он подъехал к светофору с красным огнем и остановился. Рядом с ним остановился такой же кабриолет только белый. О, типа Инь Ян, круто, – подумал Крис. Загорелся зелёный, и водитель белой машины рванул с места, и Кристофер недолго думая направился следом. Зачем я еду за незнакомым мне человеком? Я, что маньяк какой-то, чтобы следить за людьми. Крис развернул машину и подъехал, к какому-то зданию. Это был ресторан. О, я как раз проголодался. Зайдя в здание, его проводили за столик. Как только Крис сел, ему бросился в глаза, неплохой вид, нет, правильно сказать, потрясающий. Как оказалось, он забрел в ресторан «Апразивел», который славился не только изысканными блюдами, но и самым лучшим видом на город. Крис заказал какое-то национальное блюдо. Он не смог запомнить, как оно называется, для него это слово было набором букв. Зато он сумел запомнить название напитка, который ему посоветовал официант «Кайпиринья». Как сказал Матиас, так звали этого официанта, этот напиток представлял собой кашасу – что-то вроде рома, лайм, две ложки тростникового сахара и лёд. И всё таки Крис остановился на безалкогольном варианте, ведь он был на машине и не понимал тех людей, которые выпившими садились за руль. Эх, если пришел бы пешком, то обязательно бы попробовал, ещё успею напиться – думал он. Матиас оказался неплохим веселым парнем и очень много рассказывал о своем городе и обычаях. От него Крис узнал, что местные жители любят праздники и всегда проводят их на высоте. В пример можно привели знаменитый карнавал, который впервые был проведен в 1835 году. Тогда он представлял собой скромный бал, на котором местные жители танцевали и веселились в красочных костюмах и масках. Сейчас кульминацией карнавала считается выступление школ самбы. Так же существуют другие праздники и фестивали: день святого покровителя Рио являющейся одним из самых важных, не менее важный праздник День Независимости Бразилии и различные фестивали музыки, гастрономии и, конечно же, футбола. – Матиас, а ты мне не посоветуешь, какое-нибудь весёленькое местечко? – Спросил Крис. – Да, в этом городе можно везде развлечься. Я же рекомендую посетить вечеринки на пляже Ипанема. Там проходят более или менее приличные мероприятия, как я понял, вас именно такие интересуют? – вежливо спросил официант. – Ты прав дружище, именно такие, только подскажи, как туда добраться. После получения указаний, Крис оплатил счёт, обменялся номерами с Матиасом и оставил ему хорошие чаевые, за небольшое информирование и помощь. Позже он гнал свою машину уже по окончательно потемневшему городу. Прибыв на место, припарковал свою черную тачку, рядом с белой уже ему знакомой. Вот, что значит, судьба сегодня здесь оказаться. А зачем я вообще сюда пришёл, если пить не буду. Хороший вопрос, ладно пойду и повеселюсь, хотя на трезвую голову вероятно не получится. О, господи я думаю только о выпивке, как будто я алкаш какой-то. Ведь главное в жизни – это здоровье близких людей их счастье, как я считаю. Что я стою здесь и думаю посреди дороги, – с этими мыслями Крис пошёл на громкий звук музыки. Эта вечеринка проходила в клубе, который выходил на пляж. В основном, все присутствующие веселились и танцевали на пляже. Крис решил не идти в эту толпу и остаться около бара. Он сел рядом с очень странным типом, тот видимо за кем то «беспалевно» наблюдал, перекрываясь журналом, который держал вверх ногами. Э, м-да, кто же так делает, вот артист, – смеялся про себя Кристофер. – Это конечно, не мое дело мистер, но вы жутко палетесь, держа журнал не правильно, – тихо прошептал Крис. – Да? Это сильно заметно? – не менее громко спросил незнакомец. – Смотря за кем, вы ведёте наблюдение. Если тот человек далеко от бара, то не заметит слежки. О, а он ответил мне по-английски. Я даже сразу не заметил. – Ну, значит меня не видно. Спасибо за помощь. – Я мог бы вам ещё чем-нибудь помочь? – Думаю, нет, как я понял вы не здешний? – Вы правильно подметили, я приехал сюда по делам, а моей родиной является Англия. А вы тоже англичанин, да? – Как вы догадались? Да, я живу здесь уже двадцать лет. После того, как скончалась моя мать, отец не смог жить там, где все напоминало о ней. После мы переехали в город смеха и радости, с тех пор он так и не изменился. Вы уже наверно успели это заметить? – поинтересовался он. – Что вы мой земляк, я понял по произношению. Мне жаль вас и вашего отца, примите мои соболезнования. – Грустно сказал Крис. – А, что касается города, то я здесь восемь часов и уже успел влюбиться в него, здесь в Рио прекрасная атмосфера, – восхищенно сказал он. – Стоп, мы знакомы всего пять минут, а вы уже знаете о моей жизни больше, чем некоторые мои друзья, а я даже не знаю вашего имени, – быстро проговорил незнакомец с журналом. – Меня зовут Кристофер Кроуфорд, но вы можете называть меня просто Крис, и я думаю, не стоит «выкать» – не стал больше он церемониться. – Я согласен Крис, и мне очень приятно с тобой познакомиться, я Александр Бейкер. – Ответил тот. А он тоже, как и я неплохо выглядит. Интересно, какие же дела его сюда привели, может он актёр или журналист? Нет, на актёра он смахивает больше. – Мне тоже приятно. А если не секрет, за кем это ты шпионишь? Ты, что частный детектив или быть может, полицейский? – сгорал от любопытства Крис. Эта моя черта характера в могилу сведет. Ой, да пофиг, интересно же. – Забавно, я сейчас подумал, зачем тебя сюда занесло, а ты, прям сразу, спрашиваешь, кто я такой. Так вот, я работаю фотографом в журнале Vogue, снимаю всяких знаменитостей, вечно у них какие-то проблемы, поэтому я еще их фотошоплю, – довольно сказал Алекс. – А ты чем занимаешься? Ты случаем не актер? – Неа, не угадал, я бизнесмен, владею отелями и сюда приехал приобрести ещё один. Ну почему, все всегда думают, что я актёр. Уже бесит, сил нет. – Эх, ну это даже лучше, потому что, ещё одного актёра, я не вынесу. Вечно они капризничают, « Ой тут, свет не так упал, с этого ракурса я жирная» и тому подобное, – пытался сказать, как можно писклявее, чтобы быть похожим на недовольную дамочку, тот. – Мне на работе их всех хватает. – Обрадовался он. – И всё же за кем наблюдаешь? Прости, моё любопытство. – Да, точно я же наблюдаю. В мгновение ока, Алекс отвернулся от собеседника и устремил взгляд на танцующих людей, ища, кого-то взглядом. Утвердительно кивнув, он вновь повернулся к Крису. – Фух, ещё не смылась. А, то она может. Вечно с ними проблемы. Кристофер посмотрел с вопросом в глазах, на нового знакомого. Ну, и сколько же он будет тянуть быка за рога. Кто она? Его девушка? Сестра? – Может, уже мне скажешь, о ком ты? – Не смог удержаться от вопроса Крис. – Короче, вон видишь, танцуют две девушки, одна в бардовом платье, а другая в бирюзовом. Вот за ними я и присматриваю, только они не знают об этом, поэтому я сижу здесь и скрываюсь. Теперь понятно? А если хоть одна, меня увидит то я, могу остаться без своего добра. Эх, вечно с ней так, всегда злиться и орёт. Вероника, ну почему ты такая вредная, ведь можно же нормально общаться. Ох… – Черт, кажется, они идут сюда, прикрой меня, сделаем вид, что разговариваем, – разволновался Алекс. – А мы и так разговариваем. Интересно, а какая их них так мечтает его кастрировать. Ладно, посмотрим. – Так сколько говоришь тебе лет? – Громко спросил Алекс. – Мне двадцать восемь, а тебе? – смеясь, отвечал тот. – О, я бы дал тебе не больше двадцати пяти, кстати, мне двадцать пять вот недавно исполнилось. Надеюсь, что после этого вечера, доживу до твоего возраста. – Тревожно воскликнул Алекс, смотря куда-то вдаль. В ответ Крис рассмеялся и похлопал по плечу нового друга. Бедняга, как же его жалко. Подумал он, а вслух улыбаясь, сказал: – Надежда, умирает последней, мой друг. – Это, наверное, были последние мною услышанные слова, – успел сказать Алекс, и Крис услышал громкий визг на португальском языке. То ли это были обычные слова, то ли бранные выражения Кристофер, так и не понял. Одно было ясно точно, брюнетка была очень сильно зла и начала лупасить Алекса, его же журналом. Рядом с брюнеткой спокойно и без всяких всплесков эмоций стояла блондинка. Видимо, привыкшая, к таким перепалкам. Взглянув на нее, у Криса что-то щелкнуло в груди, он увидел ангела в плоти. Как же она прекрасна, светлые волосы, идеальная фигура, длинные стройные ноги, высокого роста, ей не хватает только нимба. Боже, да о чем я думаю, что со мной делает этот город? А лица он увидеть не мог, она стояла к нему спиной. Дело уже дошло до рук, когда Крис взглянул на друга. Хм, а можно ли Алекса назвать другом? Да какая разница? Мужику нужна помощь, он один не справиться. Тут Крис решил вмешаться и встал со своего места. Глава 7 Подойдя поближе, Крис встал рядом с блондинкой и спросил её по-английски: – Hello, do you speak English? От этого голоса у Бетти по спине пробежали мурашки. Голос был властный и мягкий одновременно. Элизабет сильно испугалась своей реакции и мгновенно повернулась к спросившему её мужчине и взглянула на него испуганными глазами. Ей понравилось то, что она увидела. Это был по её мнению атлет огромного роста, с лицом необыкновенной красоты. Его зелёные глаза внимательно и заинтересовано рассматривали её с головы до ног, отчего она покраснела, как школьница. Криса устроила такая реакция девушки на его появление. Лицо оказалось ещё прекрасней, чем фигура. Ее небесно-голубые глаза сводят меня с ума, а какие у нее выразительные и полные губы. Я мечтаю кинуться в её объятья и зацеловать. Ах, какие пошлые мыслишки приходят к вам в голову Кристофер. Тебе должно быть стыдно. – Мысленно корил себя Крис. Бетти вспомнила, что ей задали вопрос, и решила ответить. Глупо как-то молчать. – Здравствуйте, как видите, я говорю по-английски, вас интересует что-то конкретное? – стараясь, унять дрожь в голосе спросила Бетти. – Да, я хотел у вас спросить, говорит ли на английским, вот эта бешеная дама? – Улыбаясь, спросил Крис, показывая на брюнетку. Бетти посмотрела на Веронику и кивнула. Да, он красавчик, но правильно поступает, заинтересовавшись Вероникой, я не для него, и не для кого бы то ни было. Внешность – это не главное, надо учиться на своих ошибках, больше я не обожгусь. Когда Бетти вновь посмотрела на подругу, потом на красивого незнакомца. Тот собирался вмешаться в разборку ее друзей. – Нет, прошу вас не надо, – схватила она руками его руку, ощущая твердость и натренированность мышц незнакомца, на что он, удивленно поднял брови, а она смутилась ещё больше и, отпустив его руку, продолжила, – моя подруга в бешенстве, в такие моменты, она не понимает, что делает. Вы же не хотите стать инвалидом? – Не волнуйтесь, я просто хочу спасти своего друга от этой пигалицы. – Смеясь, заверил ее незнакомец. Какая эмоциональная дама. – Ничего смешного в этом не вижу. Зная, Веронику и ее характер. Можно придумать и что-то похуже. – Не унималась она. Крис снова улыбнулся незнакомке и убедил ее, что всё будет в порядке. И пошёл к «ругающимся голубкам». Ах, какая же у него улыбка, смотрела бы вечно и не только на неё. – Так, прошу вас извинить меня леди, с какой это стати вы напали на моего друга? – со смешинками в голосе спросил Крис. Разъяренная брюнетка быстро развернулась и замахнулась рукой, на человека, который отвлёк её от разбирательств с Алексом. Крис ожидал этого и успел увернуться. Он чуть грубовато схватил девушку за плечи и немного встряхнул. – Вероника, посмотрите на себя, вы красивая и умная девушка, а ведете себя хуже малого ребенка! Что плохого в том, что Алекс оказался на той же вечеринке, что и вы, что плохого? Это я его уговорил пойти сюда и значит, я виноват, что он присутствует здесь, и если кого и надо ругать и бить, то меня. Да, Алекс предупреждал меня, что может встретить вас, и вы накинетесь на него, словно грешника. Я же ответил, что буду стоять за него горой, вот, что я и делаю. Так что, вы накинетесь на бедного парня по моей вине? Можете браниться на меня и бить, просто некоторые люди могут вас не понять, а я этого не хочу. Вероника посмотрела на незнакомого мужчину виноватыми глазами. Я и в правду перегнула палку, как я могу себя так вести, чёрт, как стыдно за себя. – Как я понимаю, вы тоже этого не хотите, поэтому предлагаю мир, и больше не ссорьтесь со своими друзьями, это очень обидно и неправильно, – мягко сказал Крис и ушёл в толпу. Фух, вроде всё сказал. Изначально, он просто хотел немного припугнуть ее полицией или психушкой, но как взглянул этой девушке в лицо, ему захотелось утешать и оберегать эту «пигалицу». Крис не понимал с чего вдруг такой припадок нежности, и всё списывал на этот яркий и загадочный город. Трое друзей стояли и не знали, что сказать друг другу. Алекс думал о новом друге, которого встретил, вообще случайно или нет? Вот Крис жжёт, как все разрулил, что даже Вероника успокоилась. Впервые вижу, чтобы она слушала какого-то постороннего человека, ведь та даже иногда Бетти не слушает, а меня вообще можно сказать – ни-ког-да. Вероника сама себе удивлялась. Яподчинилась левому типу и отступила. Это было для неё в новинку. Только в голове Бетти витали романтические мысли. Ее так впечатлил этот незнакомец, что она была готова разрушить, все построенные собой границы и просто пойти за ним куда угодно. Бетти очнись, о чём ты думаешь, впервые видишь этого мужчину и ведешь себя, как подросток в шестнадцать лет. Создаешь для себя какие-то иллюзии и мечты, которые неосуществимы и невозможны. Посмотри реальности в лицо, любовь это боль, мужчины это зло. Не хочу снова оказаться преданной и побитой. Молчание продолжалось, разумеется, только у этой троицы. Все остальные присутствующие здесь люди, не обратили никакого внимания ни на перепалку и ни на что-то другое, продолжая танцевать и веселиться. Первая нарушила молчание Вероника, которая сказала: – Прости меня Алекс, я набросилась на тебя, не за что, начала бессмысленную перепалку. Сегодня, я вообще веду себя ужасно, мне стыдно за свои утренние высказывания и за то, что я запретила тебе здесь появляться. Ты, свободный человек и имеешь право идти, куда тебе хочется. Простишь? – грустно спросила та. – Бетти, прошу прощения и у тебя, я достала тебя со своими капризами и истериками. Вообще, простите меня оба. Ведь вы мои лучшие друзья, как я без вас? – всхлипывая, проговорила Рони. Алекс не ожидал, таких слов и стоял в оцепенении. Мгновением позже, он уже успокаивал плачущую Веронику, а следом за ней и Бетти. – Дамы, прекратите хныкать, пожалуйста, не то затопите весь Рио, – улыбаясь, сказал он. – У нас сегодня праздник или вы забыли. Кстати Вероника, ты так и не получила от меня подарок, а я кстати, его с утра с собой таскаю. Рони вмиг прибодрилась, а Бетти решила оставить их наедине и ушла, будто в дамскую комнату. Алекс достал из кармана небольшую коробочку и торжественно вручил её Веронике. – Надеюсь тебе понравиться, – смущенно сказал тот. Трясущимися руками Рони развязала, небольшой сиреневый бантик и открыла коробочку. В ней был кулон в форме палитры, а с обратной стороны имелась гравировка «Веронике с любовью от Алекса». – Ах, Алекс, как это красиво, спасибо тебе за то, что ты есть, без тебя моя жизнь была бы очень скучной и неполной, – сказала она, кинувшись ему на шею, и поцеловала в щеку. Конечно, я мечтал немного о другом поцелуе, но и это сгодиться, для начала. – Так ты признаешь, что наблюдала за мной с утра? – Ах, зараза, тебе лишь бы все испортить да? Нет, я извинялась за другое и не думай, что все и впредь будет сходить тебе с рук, ясно? Ты думаешь, я не поняла, что тот парень просто тебя выручил, а тебе должно быть стыдно, что ты все разборки со мной, скинул на него. Вот если бы ты мне в любви признался, то я тебя сразу бы простила. – Вообще-то, я не просил его это делать и если тебе полегчает, то я безмерно благодарен ему за вправку твоих женских мозгов. – Ты, ищешь ссоры, да? – Нет, я говорю как есть. Я не хочу ссориться, поэтому лучше заткнусь, не то этого не избежать. Давай лучше пойдем, потанцуем, а? – Несмело спросил Алекс. – Ладно, пойдем, но позже ты найдешь этого «мать Терезу» и приведешь, мне и перед ним тоже надо извиниться. На самом деле Бетти решила прогуляться по пляжу и ушла подальше от шумной музыки, чтобы побыть в тишине. Тишина, она ждет её дома, а не любимый Джейк. Ну, почему он сбежал от меня. Наверное, ему не нравилось жить в нашей новой квартире. Конечно, его можно понять. Мне тоже иногда там тесно и что-то давит, но я же не могу бросить свою работу. Так, у меня сегодня выходной, значит надо подумать, о чем то другом. Она недолго решала над чем ей следует поразмышлять. Семья, слава Богу, что все хорошо, отец готовиться к новому фильму, мать к предстоящему собранию, брат собирается снимать какую-то рекламу, в своём фитнес клубе. Одна я, не думаю о будущем. Ничего не имею кроме работы и Джейка. Ах, … мой друг, где же ты? Из размышлений, её вывел уже знакомый голос, от которого, вновь побежали мурашки, но уже по всему телу. Все, потому что, мужчина стоял очень близко и шептал ей на ухо: – Почему вы ходите в гордом одиночестве, когда может найтись множество сопровождающих? – спросил Крис. – Что вы здесь делаете, разве вы не должны спасать из передряги остальных мужчин, от так называемых «пигалиц»? – сердито воскликнула Бетти. Сама не зная, что её разозлило. – Вы сердитесь от того, что я назвал так вашу подругу или от того, что помог своему другу? Я и не думал, что вы феминистка, с виду и не скажешь, – удивленно сказал Крис. Как же она мило выглядит, когда сердится. – Я не феминистка, просто вы нарушили моё уединение и мне, это не понравилось, вот и всё. Скорее всего, он прав, потому что я в последнее время не переношу мужчин, а их мужской солидарности друг другу, тем более. Кто этот человек, который за один вечер перевернул всё и нашёл ответы, которые я не могла найти вот уже несколько месяцев? – Вы задумались над моими словами, верно? Бетти посмотрела ему в глаза и потерялась в них. Это может продолжаться до бесконечности, не смотри на него, прекрати. – И решили, что я прав, не надо на меня так смотреть, у вас все на лице написано, но, разумеется, вы не признаетесь в этом? – Читал он ее, как раскрытую книгу. Если она еще, так на меня посмотрит, я могу не сдержаться и поцеловать ее. Крис, этого делать нельзя, если ты не хочешь её упустить. К ней другой подход нужен. – Хорошо, признаю я немного феминистка, но это мое личное дело, а не ваше. Вы записались в психологи? – Улыбаясь, спросила она. Её, уже начинала забавлять эта ситуация. Когда два человека, вроде разговаривают о важном, а в то же время и ни о чем. – Вы правы, не моё, поэтому я предлагаю закрыть эту тему. Согласны? – Да вполне, а вы не разговариваете на португальском языке? – Да, я его просто не знаю, хотелось бы выучить, но с этим можно немного повременить. – Почему же, если вы живете в Бразилии вы должны, хотя бы знать самую малость на местном языке, иначе, как вы здесь выживаете? – спросила она. – Я только сегодня прилетел и не успел зазубрить весь словарь, я же не сверх человек, – саркастично сказал Крис. – Ой, простите меня. Я как-то об этом не подумала, вечно со мной так, делаю поспешные выводы, не думая о последствиях, – раздосадовано говорила она. – Ничего страшного, со всеми бывает, вот, к примеру, я ужасно любопытный человек и мне сложно остановиться в расспросах, хотя уже понимаешь, что человек ничего не обязан тебе рассказывать и объяснять, – грустно вздохнул Крис, ища глазами, её глаза в полумраке. – Ну, все не так уж и плохо, все мы в этой жизни не идеальны. – Мы рассказываем о себе важные вещи, но до сих пор, не знакомы. Я Кристофер Кроуфорд, а вы? – Нашел, за что уцепиться, чтобы познакомиться он. – А с чего вы взяли, что я представлюсь? Самоуверенный какой, долго я не смогу противится, да и не хочется уже, что это у него в глазах смех или это моё воображение? Да он в открытую забавляется. – Потому что, у вас нет выбора, я могу узнать и от Алекса, – улыбнулся тот. – Он точно, не откажется назвать ваше имя, в принципе нет разницы, как я узнаю, так что вы можете и не говорить. – Эх, меня зовут Элизабет, вы всегда такой упёртый? – спросила она. – И я до сих пор не понимаю, как вам удалось усмирить Веронику, – пожала та плечами. – Я упёртый только в исключительных случаях. А вашу подругу я заставил задуматься над своими поступками. Путем призыва её совести, вот и все, – гордо сказал он. – Тогда вы просто волшебник Кристофер, она поменялась на глазах и даже извинилась перед Алексом, от чего я была немного шокирована. – Пожалуйста, называй меня Крисом, Кристофером меня даже бабушка не зовёт, – усмехнулся мужчина. – А мы на «ты» ещё не переходили, – удивленно воскликнула она. Какой же он быстрый, время зря не теряет. – Ну, так давай перейдём, – вновь улыбнулся он. – Ну ладно, я не против, Крис. Ему нельзя улыбаться в моем присутствии, я мгновенно начинаю терять голову, блин я сама его на улыбки провоцирую, всё больше никаких глупостей. Как-то она странно на меня посмотрела, что-то задумала, но мы это выясним. – Тогда, я буду вас называть в уменьшительной ласкательной форме. Как вам больше нравиться Лиззи, Лиз, Эли, Бет, Бетти или быть может Элиза? – начал перечислять тот. – Вот лично мне, нравится два варианта Лиззи, когда ты не сердишься, и Бет в том случае, если очень серьёзна. Он просто офигел, как он смеет, так меня называть, нет, я этого не допущу. Я что собачка, что ли? – Нет, я не хочу, чтобы меня так называли, мне не нравиться. Мне не нужны никакие прозвища, вроде Бет и тому подобное, – грубо сказала, как отрезала, она. – Лучше зови меня просто Бетти или Элизабет, и никак иначе, – уже начинала закипать та. – Ладно, ладно, я постараюсь, так тебя не называть. Но не уверен, что смогу. Какая забавная у нее реакция, ради неё и стоит не стараться. – Вот и отлично, а чем ты занимаешься Крис? – пошла она по берегу, а за ней и собеседник. – Ты ведь англичанин верно? – забросала она его вопросами. Ей очень хотелось знать о нем абсолютно всё. Что её очень удивляло и тревожило. Она давно не общалась с мужчинами, они ей просто были не интересны, но этот свел с ума в первый день знакомства. Да, видимо ты не такая уж и неприступная, как тебе казалось. Ведь можно быть просто друзьями. Надо дать ему понять, что я не заинтересована в какой-нибудь интрижке. – Я бизнесмен и прилетел в Рио по работе. И как ты успела подметить, я из Англии. Неужели это так заметно? Ты тоже оттуда, да? – заинтересованно спросил он. – Тот же вопрос, неужели это так заметно? – Смеясь, сказала Бетти. – Но ты немного ошибся, я на половину англичанка, вторая половина – аргентинская. А что касается, бизнеса я рада за тебя, это очень достойный род занятий. Я тоже хотела быть бизнес леди, но передумала и подалась в медицину, – с гордостью сказала она. Почему мне хочется рассказать ему, обо всём, не понимаю. Я чувствую, что он поймет и поддержит – говорило её сердце. Бетти, это всё глупости – говорил разум, всегда держащий вверх. – Ух, медицина – это сложный и кропотливый труд, помогать людям. Нужно верить в себя и дарить веру другим. Ты, молодец Бет, ээ, Бетти. Я горжусь такими людьми, как ты, жаль, что не все люди такого мнения. Ненавижу таких людей, которые считают, что в этой жизни им все, что-то должны. – Спасибо Крис, мне приятно слышать, такие слова в свой адрес. – Благодарно сказала Бетти. Он думает, я не заметила, как он исковеркал моё имя, ну ладно на первый раз промолчу. Пока они вели беседу, Алекс обежал весь клуб и не смог найти ни Криса, ни Бетти. Они что, сквозь землю провалились, Вероника из меня отбивную сделает, если не найду. С этими мыслями он шёл по пляжу и наткнулся на интересную картину. Вот они где, я их ищу, значит, а они воркуют тут, голубки, блин. Глава 8 Крис и Бетти молча смотрели друг на друга, и у каждого в душе что-то происходило, для них непонятное. Не решаясь заговорить вновь, они вдруг услышали голос Алекса. – Наконец-то, я вас нашёл друзья мои. Бетти, тебя Вероника потеряла, весь толчок перевернула и все напрасно. – Фу, Алекс, кто, так выражается, что за некультурщина, – воскликнула Бетти и пошла к клубу. – Ну, вот славу богу, я уж думал не уйдет, всегда работает, вот угар на их лица смотреть, – смеялся Алекс. – И часто ты так делаешь? – смеясь, спросил Крис. – Почти всегда. – Смотри, а то они могут и вакцинацию провести и позже этот способ не подействует. – Всё ещё ржал Крис. – Так вот, спасибо тебе, ты выручил меня, считай первого встречного, что мне для тебя сделать? – Мне ничего не нужно, я сделал это, потому что не мог тебя бросить в беде, знай, я обычно поступаю так, если вижу родственную душу. Так, что мне взамен будет достаточно друга. Я здесь ничего не знаю, а друг поможет мне освоиться, понимаешь? – У меня мало друзей, я знаю это, звучит странно, мир знаменитостей и все такое, но там не с кем подружиться. Одна фальшивость. Поэтому будем братанами, окей? Крисик Кроуфи, класс погоняло? – Кто? – недоуменно спросил он. Этой кличкой, как сейчас он называл её про себя, называла его жёнушка. Он услышал её вновь, и его передернуло, уж очень оказались неприятными и противными эти воспоминания. – Лучше не надо, давай обойдемся без кличек, ок? Что за странный тип? Опомнись, это было понятно ещё в баре. Так что, посмотрим, что из этой дружбы выйдет. – Как скажешь чувак, пойдем, Вероника хочет тебя видеть, – не стал возражать новому товарищу, тот. – А она что королева, а ты её верный слуга? Прости, конечно, но со стороны выглядит именно так. – Просто, она вечно капает мне на мозги и чтобы избавиться от этого, я немного ей подыгрываю. Иначе будет орать, а иногда тишины хочется. – Ясно всё с вами, бедная Бет, как она это выносит, можно же с ума сойти. И правда, жаль, бедняжку. – Ну, теперь она не одна, будете вдвоем разряжать атмосферу. Я вижу, вы уже поладили, да? – Мы побеседовали немного и все, как я понял, она весьма разумна и тактична, но закрыта в себе. Обожглась один раз и не хочет повторять своей ошибки, как мне это знакомо. Когда весь твой мир перевернулся, нет сил на доверие и любовь к другим людям. Ты думаешь, что никому не нужен, живешь в одиночестве и ходишь как зомби. Вроде жив и одновременно мертв. Ах, Лиззи тебе нужен друг, который поможет выйти из серых будней и я стану им, тебя больше никто не обидит, обещаю. – В этом вся Бетти, спокойная и молчаливая. Такой я её видел всегда. Насколько я знаю, у неё строгая мать и всегда следит за дисциплиной. А я же считаю иначе, мать Бет ни в чем не виновата, существует другая причина такого поведения. Наверное, это для меня более понятно, так как, я сам пережил такое. – Подумал Крис, говоря вслух совсем другое: – Возможно, так и есть, но как ты можешь быть в этом уверен? – Не знаю, меня как-то это не интересовало, она подруга Вероники, а у меня с Бетти не такая уж близкая дружба. Успокойся Крис, мы найдем тебе другую бразильяночку, не унывай, – похлопал Алекс, Криса по плечу. В том то и дело, я не уверен, что мне нужна другая. Стоп. Крис как ты можешь думать о какой-то привязанности, в первый день знакомства? А может, я чувствую за неё ответственность? Что за мысли посещают мою голову? Лучше не думать вообще. – Все пойдем нас заждались уже, – потолкал Криса, в сторону бара новый друг. Несколькими минутами позже они уже подошли к двум разговаривающим дамам. Вероника заметила пришедших и сразу же встала и начала свою тираду: – Спасибо Алекс, что привел своего друга, – поблагодарила она его. – А перед вами, – смотря прямо в глаза Крису, сказала она, – я должна извиниться за своё поведение, мне жаль, что вам пришлось меня успокаивать. Прощаете, эм мистер? Оо, мистер, звучит круто, буду так его звать. – Называйте меня просто Крис, а что касается прощения, если Алекс вас простил, то и я с ним солидарен. – Спокойно сказал он. – Ну и прекрасно, будем друзьями, хорошо? Кстати, мы с моей подругой, так и не представилась, я Вероника, а это Бетти. – Очень приятно с тобой познакомиться Вероника, а с твоей подругой мы уже знакомы, верно, Бет? – подтрунивал над ней Крис. – Верно, Кристофер. – Грубовато ответила Бетти. Как же бесит, когда так называют. Ну, ничего как он, так и я. Будет у меня Кристофером. Вызов принят. Когда она злиться, то просто прелесть. – Вот и хорошо будем дружить вчетвером, а то мне иногда кажется, что Алекс с нами с ума сходит, один одинешенек. – Весело проговорила Рони. У нее вдруг улучшилось настроение, и она даже не заметила растерянности в глазах подруги, из-за её последних слов. Крис же только и делал, что наблюдал за Бетти. Алекс, так же как и Вероника, обрадовался. Спустя некоторое время танцев, Бетти почувствовала себя полностью разбитой и засобиралась домой. По правде причина была в том, что Бетти не хотела здесь находиться, этот взгляд, который она чувствовала на себе всё это время, просто выбешивал и одновременно ей нравился. Почему я не встретила его раньше, сейчас считаю себя какой-тобабусей. Ну, интересую я его физически, ну и что? Нет, зачем я об этом подумала, аж щеки загорелись. Раньше я может быть бы и отозвалась на его зов во взгляде, но не сейчас мне этого не нужно, и так нормально. Лучше бы он обратил свое внимание на кого то другого. – Всё Рони, я выдохлась, мне пора домой. – Устало сказала та. – Так скоро, ну если устала, то я тебя не заставляю. Ты на такси? Я не отпущу тебя одну, – она посмотрела в сторону бара, их двойная охрана была на месте. – Одну минуту, я сейчас. Через мгновение Рони привела за руку Криса и наказала: – Вот, я нашла тебе путеводителя до дома, он отвезёт тебя, и я буду спокойна. – Ну, зачем утруждать человека Рони, может быть у него свои дела, а ты? – запротестовала Бетти. Только этого мне не хватало. – Крис, ну скажи ты ей. И до этого молчавший и внимательно взиравший на девушек Крис, спокойно сказал: – Не волнуйся ты так Рони, я погружу твою подругу и в целости и сохранности доставлю домой. Если Бет будет спокойней, то дела у меня на сегодня закончились. За это недолгое время Крис и Вероника стали чуть ли не лучшими друзьями, конечно, до этого ещё далеко, но начало положено. – Бетти ну хватит ломаться. Иначе, я силой затащу тебя в машину, – уже начала злиться подруга. – Хорошо, хорошо, как скажешь. Опять оставаться с ним наедине. Вот и представилась возможность все разъяснить. – Так и куда вас доставить миледи? – наигранно произнёс Крис, когда они уже сели в машину. – Как будто если я назову адрес, ты поймешь куда ехать. Я помню, что ты здесь один день, и я сомневаюсь, что знаешь дорогу, – съязвила она. – У меня есть карта, навигатор, в конце концов, так что не потеряюсь. И если что, ты ведь со мной, значит, точно не заблудимся, – мягко пролепетал он. Ты со мной, от этого словосочетания у Бетти прихватило дыхание. Она начала представлять, вот они одни на необитаемом острове, нежатся на горячем песке и горячий он, не от лучей солнца, а от их сплетенных вместе тел. Да, что это со мной, это наверно от усталости, ну ничего, буду дома и отдохну. – Давай, я лучше подскажу короткий путь, и доедим без приключений. Остальной путь они провели в молчании. Крис иногда поглядывал не неё, а она делала вид, что многоэтажки интересовали её больше, чем мужчина сидящий рядом. Машина подъехала к большому высокому зданию, и Крис заглушил мотор. Бетти вопросительно и растерянно взглянула на него. – Моя совесть перед Вероникой будет чиста, если я провожу тебя до входа, и мне будет спокойнее, – ответил Крис на немой вопрос в глазах девушки. – Я хотела тебе сказать, что… – Не продолжай, – резко остановил он, её начавшуюся тираду. И так понятно, что ты собиралась сказать. – Я знаю, ты не хочешь никаких романтических отношений, романов или интрижек, называй как удобнее. Я не стремлюсь к этому, хотя признаюсь, ты очень привлекательна, то есть я не это хотел сказать, это так, конечно, но сейчас я не об этом. – Впервые Крис терялся во фразах, эта девушка как-то странно влияла на него. – Тебе не надо бояться оставаться со мной наедине, мне не зачем тебя принуждать к чему либо. Будем просто друзьями. Сегодня я пошёл на вечеринку с одной целью найти друзей, желательно местных, я хотел получше узнать сам город и людей живущих в нём, чтобы быть к ним ближе, понимаешь? И встретил вас троих. Для меня это очень важно, так ты согласна быть моим другом? – искренне сказал Крис. Бетти слушала, завороженно смотря на мужчину и думала: Неужели у меня все на лице написано? Как он это понял? Слишком уж он проницательный, где они этому учатся. Смотрит и видит насквозь. Брр. Но он очень милый. Как приятно слышать из его уст, что я привлекательная, прям поцеловать хочется. Нееет, опять эти мысли. – Так что Бет? Ты согласна? Ты меня вообще слушаешь? – обиженно спросил он. Из ступора Бетти вывело прикосновение Криса, к ее плечу. Она невольно вздрогнула, чем ещё больше заинтересовала Криса. Вот как мне быть ей другом, возможно, она не специально так реагирует, а мне то, что делать. Так и хочется прижать её к себе и не отпускать, никогда. – Да, я согласна быть тебе другом, Крис. Если хочешь, можем завтра прогуляться по городу, – и только спустя несколько секунд, до неё дошёл смысл её же слов. Зачем я это сказала, самоубийца просто. Полдня провести с этим мужчиной, наедине. Черт, Бетти, кто же тебя за язык то тянул. – Заманчивое предложение, почему бы и нет, я заеду за тобой часов в девять, пойдет? – радостно спросил он. Вот не ожидал от неё, да и она, похоже, тоже, – рассмеялся мысленно тот. – Да, будет неплохо. – Ответила та, понимая, что забыла, что такое самосохранение. Крис проводил Бетти до подъезда, попрощавшись, сел в машину и на большой скорости помчался домой. Зайдя в квартиру Бетти, поспешила лечь в свою постель и мечтала забыть про сегодняшний день. Это было нелегко, сон к ней, так и не шёл и во всём был виноват один единственный человек – Кристофер Кроуфорд. Глава 9 День второй Вероника проснулась очень поздно, ведь вернулась она почти под утро. После того, как Рони попрощалась, с Бетти и Крисом, началось, самое интересное. Она танцевала до упада, позже, чуть не подралась с одной «дамочкой», это Алекс вовремя оттащил разъяренную именинницу. Если точнее, то ей было очень хорошо, а сейчас плохо, голова трещала, и ныло всё тело. Зачем же я так набралась, ужас какой, ничего не помню. Внезапно зазвонил её телефон. Она резко вскочила с кровати и, схватившись за голову, поднесла телефон к уху. – Привет, соня ты моя, – раздался из трубки веселый голос Алекса. – Как твоя головка? Болит? – участвующе спросил он. – Здравствуйте, а как вы думаете? Болит или нет. Ты еще вздумал издеваться. Алекс, ну, сколько можно, если ты мне звонишь, чтобы посмеяться, то лучше брось трубку, – сказала она, тихим, но грозным голосом. – Рони, я вовсе не собирался издеваться над тобой, тем более, когда тебе плохо. Я это понимаю и стараюсь воздерживаться от подколов в твой адрес. Ты, что думаешь, что я неответственный и ничего непонимающий мужлан? Я могу быть и серьёзным. – Эмоционально сказал он. Ну вот, опять делает из меня бессердечную стерву. Ой, моя голова, да этот ещё, со своими разборками и вообще, что он мне звонит? Может, догадывается о моих чувствах к нему, я ж вчера могла что-нибудь сболтнуть лишнего. Ничего не помню. Ох, это похмелье. – Ой, ладно не хочу сейчас напрягать свою голову, поэтому не думаю, что ты неответственный и непонимающий мужлан, а теперь можно узнать с чего вдруг ты с утра мне названиваешь? – спросила Вероника. – Я же за тебя волнуюсь, а ты, вечно ищешь в моих словах подвох и какой-то скрытый смысл. Так знай, сейчас я говорю серьезно. Хотел узнать, как ты после вчерашнего, ведь ты с утра еле на ногах стояла, что мне пришлось тебя нести. А еще лезла ко мне с поцелуями и всю дорогу несла бред. Хорошо, что ещё твоя мать не увидела твоего состояния. А то влетело бы мне и Бетти, – возмущенно сказал Алекс. – Ладно, я признаю, что вчера слегка перебрала и мама не увидела, мне несказанно повезло. – Да, она не увидела, но услышала – злостно сказала мисс Эванс, недавно зашедшая в комнату дочери. – Алекс, я позвоню тебе позже, у меня возникла небольшая проблемка, так что до скорого, – испуганно сказала Рони и бросила трубку. – Ты ошибаешься милочка, у тебя большие проблемы, – медленно произнесла мать, готовая убивать взглядом. – Мы же договорились, а ты. Я хотела с тобой поговорить о важных вещах, но вижу, что ты так и не повзрослела и не поймешь, того, что я хочу тебе рассказать. Я очень разочарованна в тебе Вероника Эванс, – устало и печально сказала мать. По фамилии Джейзи называла дочь, только в тех случаях, когда была в бешенстве от поведения неугомонной Рони. Вся в отца пошла, тот вечно был неуправляемым человеком, с ним всегда было сложно. Расстались они по другой причине, известной им одним. – Мама, ну прости свою непутёвую дочь. Этого больше не повториться, я ужасно себя вела, но сейчас я осознаю свои ошибки и раскаиваюсь. Мне очень стыдно перед тобой, Алексом, Бетти и еще одним человеком, который указал на мои ошибки и до меня дошло. Мы с ним познакомились на вечеринке. Он очень хороший, и наконец-то нашелся тот человек, открывший мне глаза на всё. И больше всего мне стыдно перед собой. Я не знаю, как ты терпишь меня все это время, как я научилась говорить и я, я, – недоговорила она и разрыдалась. Какая-то я в последнее время эмоциональная. Джейзи подошла к дочери и обняла её. И всё же она уже выросла и сможет справиться без меня, у неё своя жизнь. Что-то поменялось в ней вчера. Может быть, она нашла того, который будет защищать мою девочку от всех бед? – Ну, как ты можешь думать, что я не люблю тебя, ты смысл моей жизни, я без тебя словно рыба, без воды, – всхлипывая, сказала Джейзи. А разговор придется отложить на другое время. Не хочу её травмировать ещё больше. Они уже немного успокоились, когда Джейзи заговорила снова. – Так вот, ты под домашним арестом, после университета сразу домой, никаких походов на вечеринки и любые другие мероприятия. Ясно тебе, дитятко моё? – строгим и приказным тоном сказала та. – Да мама, я понимаю, что должна понести наказание, за свой проступок. Так, про телефон напоминать не буду, а то и его заберёт. – Ты, так быстро со мной согласишься? Куда ты дела мою дочь? Я уже жду криков и разборок, а в ответ молчок. Так с кем ты там познакомилась, что он тебе наговорил, а? Я жду объяснений. – Нетерпеливо сказала Джейзи. – Ну, разумеется, я тебе расскажу, его зовут Кристофер Кроуфорд. Джейзи выручила глаза и испуганно посмотрела на дочь. Нет, этого не может быть, его сын здесь в Рио, нет, это просто совпадение. – Мам, и не смотри ты на меня так, нет, это не сын твоего любимого актёра, он опроверг мои подозрения и сказал, что не имеет никакого отношения к киноиндустрии. Он бизнесмен и приехал сюда по работе. Так вот мы познакомились, когда я в очередной раз кричала и избивала Алекса. Крис же заступился за него и отчитал меня, будто пятилетнего ребенка, сказал, что я не отвечаю за свои поступки. Мне было ужасно стыдно перед своими друзьями и тогда ещё незнакомцем. – На одном дыхании сказала Рони. Джейзи облегченно вздохнула. Слава Богу, что это не он. Что бы я делала, если это было бы так, не знаю, как себя бы с ним повела? Эх, что же всё так сложно. Мой Генри, как ты там, любимый… Глава 10 Бетти смогла заснуть только к утру, да и сном это не назовёшь. Она вспоминала прошедший день и думала, что может ждать её дальше. Причем думала она об одном и том же. Все её мысли занимал Крис. И это после одной встречи. Что же делать теперь. Нужно держаться от него подальше. Ага, как же, вы собственноручно вырыли себе могилу Элизабет Робертс, пригласив его на прогулку, о чем я только думала? Эх, что теперь-то об этом думать ничего не изменишь. Сны. Снова эти безобразные сны. Опять вечер, балкон в её спальне открыт, и тюль развивается от холодного ветра, дуновения которого доходит до её невинного лица и она мгновенно открывает глаза. Сплошная мгла. Ощущение чьего-то присутствия. Она знает кто это, этот ужасный парфюм, та узнает где угодно. Девушка чувствует жадные и грубые прикосновения к своему телу, но не видит насильника, ей и не за чем, такое разве забудешь. Слезы стекают по светлой и нежной коже лица, но она не может пошевелиться, она, словно застыла. Нападавший начинает рвать её одеяние. Она громко кричит, пытается вырваться во сне, не может, враг уж очень силен, как вдруг пропадает, всё, словно и не было зла. И… Тишина. Я что умерла? – облегченно думает она. Нет, она жива и открыв глаза видит свет из того же окна. Ветер стих, стал легким и тёплым, совсем невесомым. Комната наполняется светом рассвета, нежное доброе утро пришло. Все плохое оно унесло… Прозвенел будильник, это явление говорило о том, что наступило утро. Странно. Мой сон поменялся, он стал другим светлым и тёплым, - сразу спохватилась Бетти. Что бы это могло значить? Она осмотрела комнату в поисках ответов. Ничего, как и всегда, это же было во сне. Элизабет ты просто сумасшедшая героиня своего страшного сна. Спокойствие, только спокойствие, – сделала она глубокий вдох и медленно выдохнула. И вспомнила, как теперь будет тосклива её жизнь. Меня же всегда по утрам будил Джейк, где же он, как он? – Печально подумала Бетти. Так, мыслим позитивно и оптимистично, а то, как типичная царевна Несмеяна, блин. Бетти слегка потянулась и не стала долго валяться в постели. Она немного понежилась в ванне наполненной успокаивающими маслами лаванды и начала перебирать гардероб. Долго решала, что надеть и остановила свой выбор на легком синем комбинезоне в белую полоску, который доходил ей почти до колен. Макияж нанесла нечем не приметный, состоящий из чуть накрашенных тушью ресниц и подведенных блеском губ. Волосы забрала в пучок. В итоге уже в полвосьмого она была готова. Ну вот, чем себя еще занять. О, а может быть, Вероника составит мне с Крисом компанию? Хм, вполне возможно. Взяв телефон в руки, она была счастлива, что будет не наедине со своим новым знакомым. А что Вероника согласиться, она не сомневалась. Стоп, Рони же спит, сто процентов вернулась только под утро. Эх, значит, придется весь день провести наедине с этим очаровашкой. Бетти, что ты так переживаешь, ведь он сказал тебе, что вы просто друзья и больше ничего, а ты уже себе напридумывала непонятно чего. Оставшееся время Элизабет решила потратить на прочитку нового журнала. Она любила просматривать журналы своей родной страны, но в последние годы редко читала их, времени не хватало вообще ни на что. А эти «глянцевые шедевры» продолжали приходить. Ну вот, хоть за несколько лет у неё есть время узнать, что же нового происходит в Англии. Ух, одни актёры и знаменитости, хорошо, что я знаю хоть небольшую их часть.И это все благодаря отцу. Он всегда любит поговорить о театре, кино и о своих друзьях из Лондона. Особенно тот частенько упоминал своего лучшего друга Генри Кроуфорда. Поэтому Бетти много знала о нём, хотя она не разу не видела его в живую, он ей ужасно нравился, как актёр и верный друг. Ну, это конечно, по словам отца. Продолжая, рассматривать журнал и быстро листая страницы Бетти, увидела знакомое лицо. Нет, даже два лица. На нее смотрел уже седой Генри Кроуфорд, и … Она моргнула, чтобы проверить, не ошиблась ли. Неа, я не ошиблась. Со вторым лицом она познакомилась вчера вечером. Красивый и высокий Крис стоял рядом со своим отцом, именно так было подписано ниже фотографии. Зачем он обманул нас вчера и сказал, что не имеет отношения к знаменитой семье Кроуфорд. Это очень даже странно. Вот сегодня и узнаю. Продолжая читать статью Бетти узнала, что эта фотография была сделана на интервью, где вёлся разговор, связанный с каким-то «грандиозным скандалом». И больше никакой информации. Элизабет уже пожалела, что когда переезжала не забрала все остальные выпуски «звёздных бредней», как она их называла. Она, конечно, не сильно любила читать различные сплетни и вечные разборки знаменитостей, но в данный момент ей хотелось узнать о Крисе, как можно больше. Ну, не спрошу же я у него об этом, я его почти не знаю. Мы знакомы всего двенадцать часов. Ладно, Бетти можно и потерпеть чуть-чуть, вот познакомитесь поближе. … О нет, о чём я, ты час назад хотела быть от него подальше, а сейчас готова на него кинуться. Ты противоречишь сама себе, как же всё запутанно. Из размышлений её вывел звук с улицы, ведь окно было открыто. Подойдя к окну, Бетти увидела следующую картину. Ругались два туриста, они громко и оживленно о чем то спорили. Их языка было не понять, тем более, разве расслышишь с восьмого этажа. Но это был точно не английский и ни португальский. Ой, ладно, чем я их успокою и как? Сами прекратят ругаться, ведь взрослые люди. Туристы разорались еще громче и агрессивней. Ээ, наверное, они сами не успокоятся, может выйти. Бетти уже собралась отойти от окна, как к дому подъехала черная тачка, в ней сидел Крис. Неужели уже девять? И правда, без пяти. Бетти надела шляпу, солнцезащитные очки и покинула свою квартиру. Глава 11 Отвезя Бетти, домой, Крис еще долго колесил по городу, рассматривая его ночью. Лондон, конечно, не назовешь, прям городом затворником, в нем тоже имеются районы, которые вечно не спят, а веселятся. И всё же он намного спокойней и тише. Крис бывал во многих странах и городах, у каждого была своя атмосфера и аура. Этот же город он отметил, как самый оживлённый и подвижный, не каждый способен жить здесь всё время. Он направлялся к своему коттеджу, размышляя на эту тему, и не успел оглянуться, как был на месте. Джей все так же лежал в кустах и тихо взвывал. Странная собака, обычно эти животные очень даже невыносимые и гоняются везде, где только можно, а этот пёс что-то уж слишком спокойный. Может с его хозяином что-то случилось? Крис подошел к собаке и почесал за ухом, от чего тот, завилял своим лохматым хвостом и посмотрел на Криса. – Все, хватит унывать, пойдем в дом, поедим и займемся какими-нибудь мужскими делами, – оживлённо сказал Крис. В ответ послышался энергичный лай, и они вдвоем стали гоняться по саду, как дети. Позже Джей улёгся у ног своего нового хозяина, довольно дергая хвостом и сопя своим влажным носом. Время было уже позднее, но спать Крису не хотелось. Он думал о завтрашней прогулке. Куда они поедут. Ой, да какая разница, ведь я буду с чудесной девушкой. Интересно, а все-таки возможно влюбиться с первого взгляда или это простое физическое влечение? А то, что его физически влекло к Бетти, он не сомневался, ведь стоило ей только взглянуть на него своими небесными глазами, как внутри разбушевался костер, потушить который, способна только она. Что ты будешь с этим делать Крис, как ты мог предложить ей только дружбу. Вот ты тупица, конечно, не мог, по ней же было видно, что она не готова к другим отношениям, она сторонится их. Ей нужен друг, и это твои проблемы, что не можешь держать себя в узде. А когда, она влюбится в тебя, у нее уже не будет выбора. Любви не прикажешь. Поэтому придется покорно ждать. Какие дебильные мысли лезут в голову. Далее Крис уснул прямо в гостиной на широком диване. Проснулся он довольно рано, так как, его разбудил Джей. Он прыгал, бегал, короче делал все, чтобы разбудить Криса. На часах было полседьмого утра. – Джей за что ты так со мной? Ну, почему не дал мне поспать хотя бы до семи, – сонно сказал он, вставая с дивана. – Ах, ты засранец тебе гулять захотелось? На самом деле дверь была не закрыта, напрягая мозг, Крис вспомнил, что закрывал её на ночь. Посмотрев на собаку, он понял, чьих рук это дело, точнее лап. – Так ты специально просто так разбудил меня, – щурясь, проговорил Крис. – Ну, ничего я запомню. А Джею было все равно, его уже столько раз предупреждали, но всё мимо ушей. Он просто радостно завилял хвостом и мгновенно смылся на улицу. Нет, ну до чего вреднючая псина. Ой, да ну его. Мне же скоро ехать. С этими мыслями Крис пошел, принял освежающий душ и одел первое, что попало под руку. Свободного времени, осталось много, и он решил покопаться в своих документах и прочих бумажках. Зазвонил телефон, это звонил отец. –Привет па, как ты там в своем Париже? Лягушками тебя уже покормили? Как сьёмки проходят? – быстро спросил Крис отца. Он решил не напоминать ему про поездку в Бразилию и вообще какое-то время забыть эту тему. Считая, что так будет лучше. – Привет Крис, все просто замечательно я, Париж и лягушки нам очень весело. А ты как? Уже решил вернуться домой? – Ну, нет, я пока что останусь здесь. Прекрасный город, правда, жарковато, а так сойдет. Вот нашёл себе хорошего гида и собираюсь на экскурсию, – оживлённо сказал Крис. – Рад за тебя, что ж удачи тебе, – как-то отстраненно сказал мистер Кроуфорд старший. – И тебе отец всего хорошего. Не отравись там не чем. – Генри рассмеялся и положил трубку. Если сказать серьёзно, то Крис был в большой растерянности. Он не понимал поведения и настроения своего отца. И его тон и интонация, тоже не скрылись от беспокоившегося сына. Это очень тревожило его, раньше все было иначе. Отец не был таким сдержанным в своих эмоциях, и Крис знал, о чем тот думает. Все это началось не после того злополучного разговора о Джейзи и прошлом, а гораздо раньше. Или только так казалось? На этот вопрос у Криса не было ответа. Однажды отец, так изменился в поведении, что Крис даже подумал, что того подменили. Уж очень странно тот себя вел и продолжает в том же духе. Удивительно, что он вообще мне о Джейзи рассказал. Может это все от моей вездесущей любопытности и во всём виноват я. Это моя вина, что отец ещё больше закрылся в себе. Зачем я начал расспросы тогда. Да, мне стало легче, зная обо всём, но я только всё испортил. Как знать, если я вмешаюсь в жизнь Элизабет, что не случиться то же самое? Она возненавидит меня. Кто я такой, чтобы лезть не в свое дело и в чужую жизнь? Может отменить всё и уехать отсюда пока не поздно? Крис тебя этим не напугать, незачем бежать от проблем, иногда ты, конечно, их и создаешь, но всё же. Нет, и речи об отъезде быть не может. Ты в первую очередь бизнесмен, ты здесь по работе, не забывай. Крис постарался навести в своих мыслях порядок и принял решение, начать свои трудовые будни с завтрашнего дня. А что на счёт Бетти, то пусть все идёт, как идёт своим чередом. Он взял ключи от машины и направился к двери. Джей радостно виляя хвостом, встретил его у порога. – Прости чувак, у меня типа «свидание». Ага, дружеская встреча, скорее. Я не могу тебя взять с собой. Ты только не обижайся ладно? Поиграем, когда я вернусь, прошу вести себя хорошо и не баловаться. Собака в ответ погавкала, и Крису показалось, что тот всё понял и подмигнул в ответ. У Кристофера было достаточно хорошая память, и он принял решение ехать к дому Бетти по памяти, но карту всё же прихватил. Вот так мало ли что. Он долго разъезжал по городу в поисках необходимой улицы и наконец, нашел её. При свете дня, дома были более милыми и приветливыми. Не успел он остановиться у нужного дома, как услышал бранные выражения прямо напротив своей машины. Это кричали два испанца. Они ругались из-за того, что потерялись, и не могли решить в какую сторону им пойти. А на улице как назло никого не наблюдалось. Придется вмешаться. Крис достал свою карту и вышел из машины, направляясь к туристам, и заговорил с ними по-испански. Он узнал, что они здесь проездом, решили немного погулять и заблудились. – Я вам помогу, вот если смотреть по карте вам нужно идти прямо, а потом налево и прямо, прямо. Так вы выйдите на центральную улицу, – объяснял Крис своим новым знакомым. За этим занятием его и застала Бетти. Ах, как красиво он говорит, наверное, что нельзя ругаться и нужно любить друг друга. Она даже не заметила, что он стоит с картой. Ей было всё равно, Бетти была готова слушать этот голос вечно. Сегодня он выглядел ещё лучше, чем вчера, стильно одет, волосы слегка взъерошены. Вот, как не обращать внимания на его сексуальность, это невозможно. Вдруг он обратился к ней по-английски: – Привет Бет, что стоишь, подошла, я бы тебя познакомил с Роберто и Дамианом. Ээ, ты меня вообще слушаешь? – размахивая рукой перед её глазами, спросил он. Хм, этот наряд ей очень идет, но без него она бы выглядела лучше. Опять эти пошлости, так, не смотри на нее. – Привет, я задумалась. Ты что-то спросил? – Выйдя из ступора, уточнила она. – Да так, неважно. Ну, что может мы, уже отправимся куда-нибудь? – Спросил он, не смотря на собеседницу. – Почему куда-нибудь? Неужели ты не подумал, где хочешь побывать? Почему он не смотрит мне в глаза, хотя нет, так только лучше. Меньше думай об этом, прошу тебя, – просила она себя. – Да, я решил, поэтому поехали, посмотрим на Статую Искупителя. – Хорошо, начнём с экскурсии по городу, а там и до Искупителя доберёмся. Они сели в машину и помчались по городу. Бетти была прекрасным гидом и рассказывала о каждой улице что-то интересное. В рассказах фигурировало множество имён, что не запомнишь. Иногда Крис задавал вопросы, на которые она давала ответ. Ей было приятно, что кто-то её слушает. Слушая девушку, Крис узнал много нового и полезного. Во-первых: город Рио-де-Жанейро важный торгово-финансовый, промышленный и культурный центр страны. Во-вторых: он находится на берегу бухты Гуанабара и его пляжи протянулись на тридцать километров. В третьих: население составляет почти девять с половиной миллионов человек. Это то, что он смог запомнить из её рассказов. Да уж, прям ходячая энциклопедия, как тут можно слушать такую скучную речь, меня спасает от сна только ее мечтательное личико. Что ему нравилось, это смотреть на её выражение лица, когда она говорила про очередной важный факт. Оно выражало много положительных эмоций. Вообще его всё вполне устраивало, ему было хорошо в её компании. Вот Крис посмотрел на нее очень жалобно, что Бетти почувствовала себя училкой географии, и решила сменить метод подачи информации. Я говорю такой бред, потому что очень волнуюсь, а он уже, наверное, подумал, что я какая-то заучка. Эта экскурсия продолжалась еще два часа, после чего они решили пообедать в каком-то ресторанчике. Их отвели к столику у окна, где можно было продолжать рассматривать окрестности улицы. Крис долго не мог определиться с выбором блюда, но потом просто решил не ломать себе голову и заказал то, что и Бетти. А она решила остановить свой выбор на «Ватапа». Когда, официант ушел, Элизабет пояснила: – Ватапа – это блюдо, которое готовиться из рыбы, креветок, лангустов, пальмового масла, кокосового масла и всяких приправ. Я частенько стараюсь приготовить что-то подобное, но, увы, я не так сильна в кулинарии, чтобы приготовить что-то стоящее, – раздосадовано сказала она. – Да ладно тебе, всегда можно научиться, просто у тебя видимо раньше не было повода и особого желания. Если будет время, я могу тебя поучить готовить английские блюда, возможно они дадутся тебе легче. Там ничего сложного то нет. – Ты умеешь готовить? – удивилась она. Ну, нет, он ещё и повар, как я после этого заявления должна себя чувствовать? Если даже мужчина что-то смыслит в кухне. Эх, Бетти смирись, ты просто безрукая. – Да, в Лондоне я живу один, а одинокому мужчине надо как-то питаться. А заказывать еду на дом – эта перспектива меня не устраивает. Это экономка отца Меделин, приучила меня к правильному питанию. А потом пришлось, и готовить научиться. В Англии попроще названия, а здесь по нему и не скажешь, что там присутствует рыба. Я вообще вчера чуть какой-то «кайпириньи» не напился, подумал красивое название, а это ведь алкогольный напиток. Вот представляешь, в первый день и в полицейском участке. Может быть, меня и не поймали бы, но кто знает. И Бетти за долгое время искренне рассмеялась. – Да, сейчас это звучит смешно, а вчера не очень. Хорошо, что официант адекватный попался, а так я никого здесь не знаю, – про папиного друга он решил умолчать, сам не понимая почему. Сейчас вопросы начнутся всякие от них уже тошно. – А что у твоего отца здесь нет знакомых? По-моему здесь живёт один его дружок. Френсис Робертс, разве не знаешь такого? – серьёзно спросила она. Посмотрим, как отвертится. – Узнала, значит, что ж ты права, есть такой «дружок» как ты сказала. Но я бы к нему за помощью не пошёл, мне было бы перед ним стыдно. Ещё одного папаши мне не надо. Соглашусь, он неплохой дядька, понимающий и всё такое, но нет, – оживлённо сказал Крис. Вот не ожидал, что она капнет поглубже, что ж респект, её не надуешь. – Где информацию достала? – Из достоверных источников – журналов, видишь ли, я имею подписку на английские «звёздные сплетники». Вот с утра решила посмотреть и наткнулась на небольшую статейку. Про скандал связанный с вашей семьёй, – довольно сказала она. Крис же, побледнел от её слов. Опять эта тема, им, что больше писать не о чем. Бетти заметила, как Крис изменился в лице и виновато сказала: – Прости, это, наверное, для тебя неприятная тема, и я говорю ещё какую-то чушь. – Ничего Лиззи, ты же не знала, что это изъезженная и запретная для меня тема. – Все равно, могла бы догадаться, скандал это всегда плохо, прости ещё раз. Какая же ты болтушка не видишь, ему не по себе от твоих слов, замолчи. – Ладно, давай закроем эту тему, – резко сказал он. – Хорошо, откроем другую, почему ты вчера нам соврал? – с упреком спросила она. Думал отделаться от ответов, нет, так не пойдет. Быстро переменив свои мысли, подумала она. – Я расскажу тебе, но если об этом не узнают ни Алекс, ни Вероника, вообще никто. Обещаешь? Зачем спрашивать всё равно сболтнет подруге. Ну, а вдруг нет.Надо думать оптимистически. Бетти кивнула. – Но почему нет? – последовал очередной вопрос. – Потому что, я не люблю распространяться об этом, я не хотел быть сыном известного актёра, мне это не нравиться. За тобой постоянно следят, роются в твоей жизни, конечно, я бизнесмен и около меня так и так всегда кто-то крутится. Но одно дело, когда роются по теме бизнес, а другое когда ты стоишь в тени своего отца, и всё делается с оглядкой на него. Везде задают одни и те же вопросы. Почему вы не актёр, вам бы пошло и тому подобное, это надъедает и уже бесит. Понимаешь? – откровенно сказал он. – Мне бы тебя не понимать, я знаю, что это, когда ты хочешь сделать что-то своё, но тебе мешает слава твоих родителей. Ты теряешь уверенность в себе и в своих силах, и начинаешь думать, что без них ты ничто. Конечно, я благодарна им за то, что они воспитали и отучили меня, а иногда это мне мешает. – Бет, ты первая кто понимает меня, – горячо вскликнул Крис и взял её за руку, – Знаешь, я всегда хотел встретить человека, который бы понимал меня, и которому можно было рассказать всё на свете, – говорил он, не отпуская её руки. От этого прикосновения у Бетти заколола рука, но это было приятное покалывание, а его глаза светились таким живым и ярким огнем, что она чуть сознание не потеряла. Крис, я тоже мечтала об этом. Бетти не могла позволить сказать это вслух, она итак подпустила его слишком близко, второй раз она этого не переживет. Элизабет осторожно вынула свою маленькую ручонку из его огромной ручищи, так как пришел официант и принёс их заказ. Она снова ускользает от меня, хорошо Бет, когда-нибудь ты от меня не сбежишь. В одно мгновение Крис, решил ни за что не уезжать отсюда, а если покидать этот город, то только с ней. Они начали свою трапезу, но разговоры на этом не кончились. – И кто же твои родители? Что тоже важные шишки? – любопытно спросил Крис. – Моя мама лучший кардиохирург в нашем городе, именно в её клинике, я и работаю, а с моим отцом ты, как я уже поняла знаком. – В смысле? Я знаю из здешних только двух человек или он живёт не здесь? – удивлённо думал он. – Он же ведь не молодой официант, да? Значит Френсис. – Да, я же не говорила своего полного имени, я Элизабет Роуз Робертс. – Как я сразу не догадался, ну в принципе все даже и понятно. Откуда ты ещё так точно могла узнать о крепкой дружбе наших отцов, как не от него самого. Вот видимо твой, тебе доверяет, раз ты знаешь. А мой, – тяжело вздохнул Кристофер. – Я узнал, что у него здесь живет лучший друг, так как сюда приехал, считай чисто случайно. Останься, я дома, и понятия б об этом не имел, – обиженно и печально рассказывал он. – Крис, мне очень странно это слышать, ведь, насколько я знаю, твой отец очень хороший друг и отец, – не поверила она ему. – Понятно, не веришь мне, так вот я не знал о существовании твоего отца, как друга. Мне кажется, он бы продолжал игнорировать мои попытки сблизиться с ним, теперь я понимаю, что никогда не знал своего отца, чтобы осуждать его в том, что он изменился. И мне от этого не легче, наоборот. Бет, он мой отец, а я про него узнаю больше в разговоре с незнакомым человеком, чем с ним самим. Как бы ты себя чувствовала, на моём месте? – Я бы посчитала это предательством, прости Крис, я снова осуждаю, а потом думаю. Мне очень жаль тебя, я бы не смогла свыкнуться с ещё одним предательством. – Вновь, она вспомнила Коула и все его измены, а их было ни счесть. Так, ещё с одним, значит, я был прав, её предали и с какой горечью были произнесены эти слова, бедная моя Лиззи. – Но ты не я Крис, ты сможешь. В тебе виден сильный характер. Возможно, это только видно Бет, я уже ни в чем не уверен наверняка. Ну, нет, меня к тебе тянет, это сто процентов. – Хорошо, что так хоть, ты считаешь. Я не пропаду, – улыбаясь, сказал Крис. Они закончили свой обед и направились дальше по своему намеченному маршруту. – Итак, как ты хочешь посмотреть на главный символ Рио-де-Жанейро? – спросила Бетти. – А что есть варианты? – заинтересованно спросил он. – Ну, разумеется, есть. Мы можем посмотреть, поднимаясь прямо к его подножью, а можем осмотреть с высоты птичьего полета на вертолёте. Какой из вариантов вас устроит? – Меня устроил бы любой вариант, – последовал краткий ответ. – Весьма оптимистично. Давай сначала мы посмотрим его снизу, а потом сверху и как раз одновременно взглянем на закат в воздухе, а? Ну, пожалуйста, я никогда так не летала, говорят, что очень красиво и погода классная, ну давай. Тем более пешком почти не придется идти. – Хорошо, я же сказал, не важно, как. Почему сразу не сказала? Тем более ты у нас гид тебе и решать. Я, не против. Забавно, в первый раз вижу ее такой. Вылитый ребёнок, требующий новую игрушку. – Правда? Спасибо Крис. Надеюсь, он не подумал, что я чокнутая. – Пожалуйста. Подожди, так ты серьёзно ни разу так не летала? – изумился он. – Нет, для тебя это, наверное, странно слышать, местный житель и не летала, деньги это не проблема, мне просто всегда некогда, целыми днями на работе пропадаю. Что тут ещё скажешь – печально сказала она. – Но знаешь мне нравиться этим заниматься. Помогать людям, и считать, что ты нужный человек и живешь для какой-то цели. – Нет не странно, я тоже не весь Лондон обкатал, работа, ну ты понимаешь. Частые командировки, мне даже иногда кажется, что я свой родной город знаю меньше, чем любой другой. Вообще это хорошо, что у нас работа, которая нам по душе, – бодро произнес Крис. – Да, ты прав и знаешь, что нам надо поспешить, если мы собираемся всё успеть за один день, – вспомнила Бетти о цели приезда к парку. Оставив машину, на парковке около парка, они отправились на поезде, который проходил прямо через джунгли по серпантину. Это было захватывающее зрелище, особенно для Криса. Прямо перед ним открывались горные обрывы, лесные впадины и прекраснейшие виды океана. Это они проезжали парк Тижука, он являлся самым крупным лесным массивом на планете, его площадь составляла четыре города. Выйдя из поезда, они направились к большой очереди. За билетами стояла Бетти, а Криса отправила за водой, в магазинчик находящийся неподалёку. Заверяя его, что продавец точно знает английский язык. Спустя несколько часов, они стояли под статуей и радовались, как дети. Статуя, возвышавшаяся на горе Кариавада, была величественной, белоснежной и приводила в неописуемый восторг. Также была огромной, и Крис, шутя, назвал себя букашкой-таракашкой. Там было очень жарко и много народу, но это им ничуть не мешало, наслаждаться живописным видом на город и, конечно же, на саму статую. Попытаясь, фотографироваться, они поняли, что это бесполезно, но на расстройство не было времени. Крис и Бетти не чувствовали усталости и быстро домчались до вертолётной площадки, являющейся так же горой Урка. Солнце уже начинало опускаться за горизонт, когда они взлетели. Это был самый прекрасный полёт в жизни обоих. Разумеется, они вновь увидели статую Христа Искупителя, с воздуха она была еще чудесней. Лучи заходящего солнца освещали этот прекрасный город, горы вокруг него и уже местами тёмную растительность, это было волшебное мгновение. Крис почувствовал себя самым счастливым человеком на планете. Элизабет же была настолько спокойна и счастлива, что позабыла держать дистанцию и невидимую черту, близко подойдя к Крису, которую сама же и провела между ним и собой. Все бы хорошо, но вдруг время эйфории закончилось. В этот момент они шли по парку и разговаривали о пустяках. И началось всё с ничего не приметной фразы Криса: – Кстати, эта «Ватапа», ничего, была вроде съедобная, – улыбаясь, сказал он. – Ну, спасибо, эти слова были равносильны тому, что ты, Бетти питаешься какой-то дрянью, ну ничего так пойдет, – улыбнулась она в ответ. – Ох, Бет, что за слова, тебя отшлёпать нужно, и на что только смотрит твой отец. А ещё я слышал, что у вас очень строгая матушка, а вы позволяете себе такие выражения. Да вы сами говорите, так же как и Алекс. Не стыдно? – подтрунивал над ней Крис. – Надеюсь, я не найду в вашем плейлисте матных песен? – Ну, хватит смеяться, ты прям как Алекс, он всегда шутит над Вероникой. И они вечно ругаются из-за этой ерунды, иногда даже неделями не разговаривают, – рассказывала Бетти о своих друзьях. – Вот здесь, ты ошиблась, я не такой, как Алекс, и ссорятся они, потому что Алекс трусит. В этом ещё одно различие между нами, если б я полюбил девушку, я не стал бы от неё это скрывать, как он это делает, – возмутился Крис. – Откуда ты знаешь, что он её любит, может он прикидывается, а? С чего ты это взял? – недоумевала она. Разумеется, она догадывалась об этом, но это всего лишь догадки. А он увидел их один раз в жизни и сказал о чём, она только могла подозревать. Бетти боялась за подругу, а что если она доверится Алексу, а он окажется таким же, как Коул? Этого она допустить не могла. – А оттуда, потому что, видно по глазам, вообще я считаю, что человека можно прочитать по глазам. Узнать о его намерениях и характере. Мне всегда помогает это при важных сделках и просто, чтобы узнать человека. – Сделки это одно, как я могу доверять Веронику, Алексу, если не уверена в его намерениях? – упиралась она. – А так, неужели ты не задумывалась, что из-за этой не смелости, страдают двое, – не унимался Крис. – Двое? С чего это? Я не понимаю, откуда такая уверенность в людях, – начинала злиться Бетти. Самоуверенный болван, он ничего не понимает. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vayleri-vayt/tri-podarka-sudby-ili-vse-dorogi-vedut-v-rio/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО