Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Про двух волчат. Верного и вольного Фома Лось История коснётся волчьей стаи, а точнее, волчицы и её волчат. К сожалению, у многих из нас сложилось устойчивое мнение о волках, как о злобных существах, не ведающих ни жалости, ни сочувствия. Что ж, с этим не поспорить! Однако ни одна война в мире не была развязана волком либо медведем или ещё каким зверем. Нет! Самые кровопролитные войны развязывают люди. Ну а волки, несмотря на закрепившуюся за ними репутацию, в жизни очень дружелюбны. Разумеется, по отношению к соплеменникам. Ведь именно от их слаженности и зависит результат охоты, во время которой они действуют дружно и организованно… Волчица Случилось это ранней весной, в марте. Снег ещё не сошёл, но проталины грязными ажурными кольцами всё чаще обнимали стволы деревьев. Весенний воздух был напитан надеждой и отчасти берёзовым соком, этой живительной влагой, что уже проступала сквозь молодую кору. Радостно звенели птичьи голоса. Ещё бы! Лютая стужа осталась позади, и всякая живность в преддверии брачного периода зашевелилась в берлогах, гнёздах, норах и иных укромных местах. Исключение составляли, пожалуй, лишь волки, в чьей нелёгкой судьбине было зимовать в вечном поиске пропитания. Лютуя на безжизненных белоснежных просторах, стая рыскала озлобленной и измождённой бандой. Холодной зимой волки наводили ужас на окрестные хозяйства! От голода они нередко нападали на домашний скот, а случалось – и дворовых собак. Бывало всякое. Длинные зимние ночи волки пережидали, тесно прижавшись друг к дружке, воя на луну где-нибудь неподалёку от леса – в роще, где они пытались укрыться от колючего ветра, что так и норовил забраться в самые потаённые места волчьей шубы. Спрятавшись за редкими деревьями, стая наблюдала за вьюгой, что регулярно выходила на охоту в поисках заплутавших путников. Кружа над ними, она окончательно их изматывала, навевая сладкий сон от обморожения – желанное избавление от пронизывающих безжалостных и неотступных холодов. Наша история коснётся волчьей стаи, а точнее волчицы и её волчат. Матёрая самка, о которой пойдёт речь, вот уже некоторое время вынашивала во чреве потомство. Сколько числом, она не ведала. Да и к чему ей это? Сколько ни есть, все её будут. Вот уже недели две с лишком волчица не участвовала в охоте, а кормилась тем, что добывали волки. Ведь она была единственной брюхатой сукой в стае. Что неудивительно, у волков так заведено, что спариваться имеет право только доминантный самец. Он выбирает себе волчицу. Как правило, на всю оставшуюся жизнь. Те же самки, кому не повезло быть избранными, остаются нетронутыми, девственными, до лучших времён, выступая в качестве нянек для родившихся несмышлёнышей своей более удачливой сестры. Несмотря на голодные времена, волчица радовалась тому, что беременность протекает нормально. Щенки вели себя сносно, не взбрыкивая и не лягаясь в утробе матери, как зачастую бывает. Нужно сказать, что это был не первый помёт у волчицы, и она хорошо знала, как должна проходить беременность. Потому особо и не волновалась. К сожалению, у многих из нас сложилось устойчивое мнение о волках как о злобных существах, не ведающих ни жалости, ни сочувствия. Что ж, с этим не поспорить! Однако ни одна война в мире не была развязана волком либо медведем или ещё каким зверем. Нет! Самые кровопролитные войны развязывают люди. Ну а волки, несмотря на закрепившуюся за ними нелестную репутацию, в жизни очень дружелюбны. Разумеется, по отношению к соплеменникам. Ведь именно от их слаженности и зависит результат коллективной охоты, во время которой они действуют на диво дружно и организованно. Одним словом, сообща. Кроме того, взрослые волки души не чают в малышах и все без исключения трогательно заботятся о них. Возятся с ними, относятся к волчатам с лаской и нежностью. Разумеется, есть в каждой стае и свой волк-изгой. Обязательно. Тот, кто занимает низшую ступеньку в иерархии и служит в качестве громоотвода. Но, даже несмотря на такое незавидное положение, о нём тоже заботятся. Ведь выжить в стае гораздо легче, нежели в одиночку, отшельником, что тоже случается, о чём мы обязательно упомянем, но несколько позже. Шли дни. Добродушный и улыбчивый апрель вступил в свои права. Солнце стало припекать не на шутку. Воздух быстро прогревался. Снег практически везде сошёл, обнажив маслянистую, взбухшую от влаги почву. День стремительно увеличивался. Приближалась Масленица. Благодатное тепло выманило из своих убежищ обитателей лесов и полей, и всё, от мала до велика, пришло в движение! Зверюшки запрыгали, засуетились, стали знакомиться и, разумеется, охотиться друг на друга. Куда ж без того. Ну а что поделать? Кормиться-то надо. В общем, жизнь шла своим чередом. С приходом весны волчья стая вздохнула с облегчением. И всё бы ничего, не случись одно происшествие, которое послужило поводом для серьёзного отстрела волков, нанесения им значительного урона. Дело в том, что по негласной договорённости между хищниками и людьми волки не нападали на домашний скот в тёплый период. Да, бывало, они наведывались в хлева, но только в лихую годину. Когда на дворе стояла лютая стужа и голод делал хищников смелее. Порой до безрассудства! Разумеется, никому не понравится терпеть ущерб. Но все понимали, что подобная агрессия – исключение, а не правило. Хоть и неохотно, но мирились местные жители с потерями. Однако когда молодая травка уже позволила привязывать скот на поле, никто не опасался, что волки настолько осмелеют, что отважатся близко подойти к людям. Никому и в голову не могло прийти подобное! Так было до недавнего времени, пока несколько дней назад волк-одиночка, случайно забредши на чужую территорию, не задрал молодого козлёнка. Да не напугал мальца, который пас того козлёнка. Что тут началось! Охотники со всех окрестных деревень вышли на облаву и организовали безжалостный отстрел поголовья волков. Им ведь было невдомёк, что виной случившемуся пришлый чужак. Который, кстати говоря, преспокойно ушёл целёхонек. На своих ногах. Убрался, даже не ведая, что натворил, какую беду накликал на серых собратьев. Но ничего поделать уже было нельзя. Для охотников все волки на одну морду. В один ранжир. Вот и стали они наводить порядок теми способами и средствами, которые всегда были под рукой. Капканами да ружьями! Разного калибра. Заряженными как пулями, так и картечью. В общем, не свезло волкам. Потеряли они нескольких собратьев, чьи шкуры теперь украшают стены домов наиболее удачливых стрелков. Учитывая, что каждая боевая единица в стае на счету, как никогда стало актуально ожидание приплода. А потому единственную беременную суку берегли как зеницу ока, не подвергая её ни малейшему риску. Для этой цели волчицу сопроводили в глубь леса, подальше, в самую чащу, куда почувствовавшие кровавый кураж охотники никогда бы не добрались. Потому как в дремучем лесу не то чтобы волка – друг дружку пострелять немудрено. Вот и оставили волчицу в безопасности, приставив к ней охрану в виде двух сестёр-нянек, которым не повезло в своё время быть выбранными вожаком. В такой напряжённой обстановке, да с присматривающими за ней сёстрами волчица принесла приплод. Трёх крупных волчат: одного чёрного, двух других – серых. Однако молодняк, как ему и положено, ещё несколько недель находился на удалении от стаи – до тех пор, пока у щенков не открылись глаза. К тому моменту кровожадность охотников сошла на нет. Решив, что кровавую жатву они собрали сполна, мужики оставили волков в покое, преподав основательный урок, суть которого заключалась в том, что незачем пускать на свою территорию чужаков. Всё и всегда нужно контролировать. Чужак – он и есть чужак. Игры Зализывая раны как в прямом, так и в переносном смысле, стая приняла пополнение. И весьма тому обрадовалась. После беспощадной бойни, устроенной обозлёнными охотниками, она нуждалась в самцах. Тех, на кого ляжет основная тяжесть добывать пищу и охранять территорию. Потому и не скрывали волки радость при виде молодняка, который смело трусил им навстречу в сопровождении волчицы матери и двух тёток. Однако, не добегая несколько метров, волчата в нерешительности остановились, как бы испрашивая разрешения приблизиться к старшим. Что ж, им простительна эта робость, ведь грозную мощь представляли сплотившиеся возле вожака волки. Плечом к плечу стояли они, и угроза таилась в пристальных взглядах, угадывалась в волчьих повадках. Волчата неуклюже уселись на землю и не двинулись далее. Тогда первым к сыновьям подошёл вожак-отец. Он придирчиво обнюхал каждого и, судя по всему, остался доволен. Волчата поочерёдно ткнулись ему в морду, а чёрный даже попытался укусить, за что мощной лапой был тут же свален наземь. Но не сильно, так чтобы не зашибить зарвавшегося отпрыска, но в то же время преподать ему урок. Дескать, знай своё место. После чего и остальные получили возможность проявить своё дружелюбие к вновь прибывшим. Нужно сказать, что волки по своей натуре долгое время остаются щенками. Причём в любом возрасте. Это тут же проявилось с появлением в стае малышей. Те, кто был помоложе, уделяли волчатам всё свободное от охоты время. Они играли с ними. Кувыркались через головы, гонялись за собственными и чужими хвостами. В общем, крутились волчками и выказали все те способности, коими обзавелись в детстве, давно, но нечасто их демонстрировали. Теперь же подобное дуракаваляние было к месту. Ведь именно в игрищах и забавах формируются охотничьи навыки подрастающих зверёнышей, тяжёлыми, упорными тренировками закладывая основу на многие годы вперёд. Однако был к малышам приставлен и учитель. Строгий, матёрый волчище, которому вменялось в кратчайшие сроки обучить их всему, что приличествует знать взрослому волку. Показать все премудрости охоты – разумеется, сообразуясь с возрастом молодняка, – а также намотать каркас из мышц на молодые кости быстро набирающих вес щенков. Ибо выносливость волков давно стала притчей во языцех. Ежедневно с восходом солнца и до самых сумерек молодые волчата на собственном опыте познавали мудрость пословицы «волка ноги кормят»! Длительные изнуряющие забеги их безжалостно изматывали. Они стирали в кровь подушечки лап, в изнеможении падали на траву, жадно лакали из первой попавшейся лужи! Порой волчата с ненавистью смотрели на учителя, седого волка, за требовательность, с которой тот подходил к учёбе. Воистину «тяжело в учении – легко в бою!». Этой присказкой, словно кнутом, он частенько подстёгивал их, видя, как ученики из последних сил взбираются на крутой склон или отлогий косогор, подбадривая и помогая друг дружке. «Что ж, это неплохо», – думал седой наставник, видя, как они вдвоём волокут ослабшего брата за шиворот, упираясь в скользкую землю всеми восьмью уставшими лапами. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=44619570&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 129.00 руб.