Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Свой Чужой Алла Полански Кирилл думал, что два года жизни в Сибири – и всё наладится. Полина считала, что всего один вечер – и он будет принадлежать ей. У него – большие перспективы и, как выяснилось, такие же обязательства, а у неё – большие проблемы и внезапно открывающиеся возможности. И всему виной всего лишь одно свидание, которое так круто изменило жизнь девушки, и всего лишь один звонок, ставший для Кирилла роковым. Их жизнь вывернется наизнанку, и каждый увидит, как СВОЙ становится ЧУЖИМ, а ЧУЖОЙ – СВОИМ… #мать-одиночка #дети #мужчина-друг #вынужденный брак. Первая книга цикла!Содержит нецензурную брань. Пролог Дорогие читатели! Я рада приветствовать вас на странице этой книги! Надеюсь, что она (книга) вам понравится. Буду рада, если вы будете участвовать в обсуждении книги, а я, в свою очередь, также с удовольствием отвечу на интересующие вас вопросы! Отдельная благодарность за лайки и репосты! Они поднимают настроение! Приятного чтения! Поехали! Горло сдавливали спазмы. Все без толку: пустой желудок напрягался, но не мог облегчить ее состояние – ничего, одна кислота. Полина подошла к умывальнику и открыла кран с холодной водой. Умывшись под ледяной струёй, она почувствовала, что ей стало существенно лучше, но противная тошнота все равно не прошла. – Что с тобой случилось? Ты, наверное, заболела? – допытывалась Тася. – Не знаю, – угнетенно всхлипнула Полина, утирая на щеках слезы. – Сегодня что-то очень сильно тошнит. Плохо мне… – Может, отравилась? – волнуясь за подругу, спросила Тася. – Скажи, что ты ела вчера? – Голубцы, – вспоминая вчерашний ужин, ответила Полина. – И морс пила. – А голубцы точно были свежие? Там же капуста – она вызывает брожение, и мясо – оно испортиться может. – Нет, еда точно была свежей. Мать их ближе к вечеру потушила, – протянула Полина. – А что? – Да, нет, подруга моя… ничего… Хм… интересно, а вчера утром как было? – тоном представителя закона допрашивала Тася. Полину это напрягало, даже более того, ей это абсолютно не понравилось. – Чего ты ко мне пристала. Да! Да, блин! Мне третий день плохо! – неожиданно завопила Полина и с неприятием взглянула на подругу. – И вчера утром тоже тошнило… – деловито подперев пальцем правую щеку и закатив глаза под потолок, задумчиво промолвила Ася; затем она пристально посмотрела на Полину и добавила: – Скачки настроения… Хм… А у тебя еще и секс с ним был… – Ну, да… И что такого, – потерянно промолвила Полина. Она была потрясена прямолинейностью подруги. Девушка привалилась плечом к стене. Плохо, очень плохо… Нужна прохлада, чтобы прийти в себя. Лоб на холодном кафеле – самое то. Ее щеки полыхали от стыда. Тот раз, один лишь только раз так вклинился в ее память, что она до сих пор вспоминает его. Мысль о том, что он уехал, толком ничего ей не объяснив, гложила и не давала покоя. А вдруг в его будущем ей на самом деле нет места? Ну да, Кирилл ей ничего не обещал, но она все равно мечтала, что он возьмет ее с собой или останется в ее городе навсегда. Господи, какая глупость! Вот дура! – А вы точно предохранялись? – Тася резко пресекла начавшееся самобичевание подруги. – В смысле? – рассеянно пробубнила Поля. – Ой, бли-и-и-ин, – девушка закатила свои большие темные глаза и глубоко вздохнула. – Ну ты как с Луны свалилась, ей-Богу! Презик надевали? – Первый раз – да, – кивнув головой, выдохнула Полина. – А второй? – понизив тон, Тася буквально заглянула в заплаканное лицо Полины. – Я не помню, – отрицательно покачала она головой. До нее постепенно стало доходить то, к чему так непреклонно гнула Таська. Сердце стало набирать свой ритм. В душе все сильнее возрастала тревога. – Ой, бля-я-я… – вырвалось у Таси. – Ты на свечках? Гормонах? Прерванный половой акт? Да вы хоть что-то делали? –ее глаза становились все больше с каждым отрицательным жестом головы Полины. – Нет, я не принимаю таблетки и свечи тоже не использовала, – пролепетала Поля и стыдливо отвела в сторону взгляд. – Нет?! – скептично сделала выдох Тася. – НЕ-Е-Е-ЕТ?! НЕ-Е-Е-ЕТ!!! – Не ори, – недовольно шикнула Полина и хмуро посмотрела на деревянные двери уборной. – Сейчас все услышат. – Ни хера себе! – гневно произнесла Тася. – Мужик называется! Ему и дела нет до этого! Цветочки сунуть в руки он умеет, а вот надеть презик и только потом куда надо су… – Хватит! – не выдержала Полина. – Тась, это я виновата, – краснея, заливаясь краской, пробормотала она. – Второй раз получился спонтанно. Я сама предложила. Тася неодобрительно посмотрела на подругу и, прикрыв на момент, глаза, обреченно кивнула головой: – Ясно. Что я могу сказать? Ты, похоже, беременна. Эти слова прозвучали не иначе, как приговор. Жестокий и непоколебимый. Глава 1 – Ну почему я?! – он вспыхнул тут же, лишь услышал неожиданную новость; захотелось тут же послать всё и всех к чертовой матери – и пусть сами разбираются в этой ситуации как хотят. – Савченко, кто ещё, как не ты? – Пётр Алексеевич спокойно сел в рабочее кресло и, деловито откинувшись на его мягкую спинку, победно закрутился вокруг своей оси. – Ты – лучший. У меня не было другого выхода. Китайской компании нужны наши хорошие специалисты, а нам – их хорошие зарплаты. – Но у меня же обстоятельства… – сжав кулаки, он растерянно застыл на месте. – Никаких "но", Кирилл. Твои обстоятельства могут подождать. Как и всегда. У всех нас. Вот, держи, – Петр Алексеевич пододвинул на столе поближе к мужчине несколько листов, скрепленных скобой степлера. – Что это? – Допсоглашение к трудовому договору. Подписывай. Вот ручка… – седой начальник в дорогом сером костюме резко положил ее поверх бумаг, слегка стукнув по деревянной столешнице. – Давай-давай! Не тяни, время – деньги. Ознакомься со своей ежемесячной оплатой, графиком работы и сроками контракта. Там много интересного. – Не сомневаюсь, – недовольно пробурчал Кирилл, ради интереса взяв в руки документы. Он ухмыльнулся: – Отдаленное место ссылки каторжников. – Что? – Петр Алексеевич приподнял бровь, оторвавшись от мобильного телефона. – Я говорю: Омск! Отдаленное место ссылки каторжников, – повторил молодой человек. – Господи, Кирилл, ну ты как маленький! Это давным-давно современный город с развитой инфраструктурой. Между прочим, миллионник. И климат там лучше, чем в нашем хмуром Питере. – Мороз минус тридцать… – Сейчас весна. – Там выпал снег. Я смотрел новости, – Кирилл хотел найти хоть одну причину не ехать в другой город, но тут его глаза расширились, заметив одну строчку: – Два года?! Вы с ума сошли?! – Ты сможешь приезжать на несколько дней домой за счёт организации. Тебе все оплатят, так что это не проблема, – отмахнулся Петр Алексеевич, пытаясь остудить пыл парня. Он встал со своего места и похлопал Кирилла по плечу. – Ты сможешь купить квартиру. Ты же вроде бы этого хотел добиться. А сейчас, – его тон стал чуть более мягким, – у тебя появилась прекрасная возможность сделать это. Ну?.. Ты как? В деле? Кирилл вздохнул. Да, он мечтал о своем собственном жилье, а не о съемной, пусть и приличной, квартире недалеко от офиса компании, где он работал уже несколько лет. – Я подумаю, – кивнул он. – А вот это уже лучше! – довольно ответил его шеф. – Только мне нужен твой ответ не позднее завтрашнего утра. Надеюсь, ты примешь правильное решение. Кирилл ушел в свой рабочий кабинет, закрыл за собой дверь на замок, достал пепельницу из выдвижного ящика стола и пачку сигарет. Проклятая привычка, от которой он уже почти избавился. Возможно, в Омске у него не будет времени на эту дурь. Всё-таки реконструкция самого крупного за Уралом нефтезавода – это трудозатратно, ответственно и, в то же время, интересно с точки зрения его профессиональной деятельности. И потом… Заработная плата, прописанная в договоре, красиво звучала из его уст, как только он произнес ее, оставшись наедине с самим собой. Очень заманчиво. В конце концов, это ведь не на всю жизнь, многие так работают – и пустяки,  все счастливы. Ну, наверное… Почти все… Затушив сигарету, Кирилл подумал, что от него самого в данном случае уже практически ничего не зависит, все и так решено, без его участия. Осталось только поставить подпись под всеми условиями и отчалить в далёкий Омск. – Можно? – стук в дверь и угрюмая физиономия молодого парня заставили Петра Алексеевича отодвинуть материалы очередного проекта. – Что, уже небось решил? – улыбнулся он, направив зоркий взгляд на своего сотрудника и по совместительству лучшего инженера их компании. – Я хочу выдвинуть свои условия, – Кирилл зашёл в кабинет директора и, отодвинув стул, сел напротив него. – Хм, интересно… Я слушаю, – сцепив пальцы в замок, проговорил мужчина. – После возвращения я получаю должность начальника своего отраслевого отдела – ни на грамм не смущаясь от своей наглости, отчеканил Кирилл. – А ты не промах! – усмехнулся Петр Алексеевич, моментально взяв со стола ручку. – Хорошо. Ты давно этого заслуживаешь, а теперь подпиши здесь и во-о-от здесь. А дела свои ты уладишь, я уверен, особенно после того, как поймёшь, какие перспективы перед тобой открываются. Глава 2 Всю ночь он сидел в питерском аэропорту, клевав носом, зато утром, когда объявили рейс на омское направление, от усталости не осталось ни следа. Поднимаясь по трапу, Кирилл оглянулся на здание аэропорта. Суета внутри самолёта заставила его поморщится. Отыскав свое место, он стал заталкивать вещи на полку. Затем, заняв свое кресло, безразлично начал разглядывать, как одеты стюардессы, и как они себя ведут. Он посмотрел на часы. Без пяти минут восемь. Скоро наступит особенное "наслаждение" – момент взлета, погашенный свет в салоне, огоньки, горящие вдоль прохода. Вот самолет разгоняется и отрывается от земли. В этот момент сердце екнуло в груди, подсказывая, что все будет хорошо. Это всего лишь на два года, и он привыкнет к новой жизни. И пока эти ощущения ничем не убиты, надо просто расслабиться и получать удовольствие от смены  обстановки. Хотя настроение было омрачено дискомфортом в виде задержек, плохих погодных условий, технических неполадок и всяких мелочей вроде забытой бритвы и портативного зарядного устройства. Омск встретил его порывистым ветром, моросящим противным дождем и температурой ниже питерской отметки. Как он и думал: здесь невозможно жить. Единственное, что его теперь здесь держит – это деньги, которых даже в родном городе ему не заработать. А если это и случится, то уж точно не в такие рекордно короткие сроки. Представители китайской компании и собственно самого нефтезавода любезно предоставили Кириллу уютную, вполне комфортабельную квартиру в городке Нефтяников, что совсем недалеко от его нового места работы. "Надо врубить телефон. Все уже, наверное, переживают, куда я запропастился с выключенным мобильником", – спохватился молодой человек, сначала порывшись в кармане куртки, а затем бросая спортивные сумки и чемоданы, набитые вещами, около двери в прихожей. *** Год спустя. Время летело незаметно, и каждый его день был похож на остальные: три раза в неделю утренняя пробежка в парке напротив его дома, затем кофе с овсяной кашей или зернистым творогом, завод, стройка, ужин, планшет или ноутбук с парой статей в интернете и отбой. Так продолжалось изо дня в день, до тех пор, пока однажды Кирилл не изменил свой привычный маршрут от дома до места работы. – Черт, да что за хрень?! – выругался он, ударив крепкой ладонью по рулю. – Теперь из-за ремонта дороги пробка! Затор и правда был внушительный, и парень решил свернуть в небольшой переулок, сократив свой путь и сэкономив тем самым время. Его служебная машина резко затормозила, когда вдруг в памяти сверкнула мысль, что сегодня день рождения Анечки, любимицы всего коллектива – девчушки (именно так ее можно было охарактеризовать) из отдела логистики. "Надо ей что-нибудь купить", – пробормотал себе под нос Кирилл, паркуясь у черного входа небольшого торгового комплекса. Первой идеей, которая пришла в его голову, оказалась плитка горького шоколада, который Анечка так обожала, и небольшой букетик цветов. И то и другое можно было найти на первом этаже супермаркета, куда уже быстрым шагом направлялся Кирилл. Несмотря на ранее утро, людей, решивших что-либо купить, было достаточно много. Все в основном покупали себе продукты на завтрак или обед: йогурты, сдобу, сыры или копчёное мясо. Поддавшись искушению, молодой мужчина тоже достал с полки кофе, который, кстати говоря, дома почти закончился. Зная, что вечером времени на покупки не будет, Кирилл все же решил взять корзинку и накидать туда непортящихся продуктов, которые бы смогли пролежать в машине до самого вечера. – Вы мне не поможете? – приятный голосок окликнул его из отдела с печеньем. – Не могу достать упаковку. Эти, что ниже, раскрошились… Напротив него стояла тоненькая фигурка в аккуратном клетчатом платье до колен и расстёгнутом пальто. По плечам рассыпались яркие рыжие локоны, а из-под выбивающихся прядей, спадающих на лоб, выглядывали большие зелёные глаза. Для большей наглядности девушка ещё раз встала на цыпочки и потянула руку к пачке со сладостями. – Конечно, – несмотря на то, что ее красота потрясла Кирилла, и он готов был теперь часами рассматривать ее миловидное личико, парень все же не растерялся и подошёл ближе. – Это? – спросил он, протягивая девушке аппетитную выпечку. – Да, оно самое! Спасибо! – смутилась она, и на ее молочных щеках показался лёгкий румянец. Похожа она была не более, чем на студентку-третьекурсницу, которая не только прилежно учится, но и помогает по дому родителям как образцовая дочь. – С девчонками на переменах погрызем, – улыбнулась она, обходя Кирилла и направляясь к кассе. – Ещё и делится, – вслух подумал он – Вы что-то сказали? – обернулась она. "Я что, это не про себя сказал? – мысленно обругал себя Кирилл. – Вот идиот!" – Нет-нет… Это я не Вам… – Понятно. Ещё раз спасибо за помощь, – он видел, как ее красиво очерченные губки произносят эти слова. Заметив, что девушка уже стоит у кассы, Кирилл, абсолютно забыв, зачем сам сюда пришел, оказался рядом с ней и уже протягивал купюру женщине с яркими ногтями и бейджем с надписью "Татьяна, кассир". – Вы позволите? – он взглядом предупредил девушку, что отказ не принимается. – Хочу угостить Вас и Ваших подруг. "Ой, придурок! Ничего другого придумать не смог, как познакомиться с женщиной. Болван". – Меня зовут Кирилл, – не обращая внимания на удивленную женщину за кассой, уверенно сказал он. – А Вас? – Полина, – раздался мелодичный голос пока парень думал, как поступить дальше. – Полина, значит, – тепло улыбнулся он. – Приятно познакомиться. Может быть Вас подвезти? Я на машине. "На работе выкручусь. Скажу, что в пробке стоял из-за ремонта дороги", – прокручивая варианты развития событий, размышлял Кирилл. – Спасибо за то, что подсластили мне жизнь, – кивнула Полина, закидывая сумку на плечо, – но к малознакомым мужчинам я не сажусь в машину. Да и вообще… стараюсь не заводить разговор по всяким пустякам. – Не сомневался в этом, – засунув руки в карманы джинсов, покачал головой Кирилл. – О Вас ничего плохого сказать нельзя. Тогда осмелюсь попросить номер Вашего телефона. Секунду подумав, Полина отчётливо начала диктовать молодому человеку цифры своего мобильного. – Только я не всегда могу ответить на звонок. У меня пары. Но после четырех со мной точно можно поговорить. И можно на "ты", – в радужке ее глаз вспыхнул яркий огонек. – Я понял, – кивнул Кирилл, не отрываясь от лица девушки и рассматривая его красивые черты, будто пытался запомнить их на ближайшие дни, до выходных дней. – Беспокоить в это время не буду. Извини, Полина, мне пора на работу. Опаздывать никак нельзя. До встречи? – Да, до встречи! – сделав шаг назад, тихо попрощалась она. Кирилл оглянулся, чтобы ещё раз увидеть ее отдаляющуюся фигуру, как вдруг их взгляды вновь встретились, и даже через расстояние в несколько метров они оба поняли, что будут с нетерпением ждать первого свидания. – Я учусь в педагогическом! – крикнула она и помахала на прощание своему новому знакомому рукой. Затем забежала в первое попавшееся маршрутное такси, даже не посмотрев на номер, приклеенный на тонированное стекло. Глава 3 На большой перемене Полина и ее подруги с удовольствием хрустели печеньем, запивая его горячим чаем в университетском кафетерии. – М… Мась, – промычала с полным ртом  Тася, – ты пойдешь с ним на свидание? – Даже не знаю… – пожала плечами Полина. – И я сколько раз тебя просила не называть меня так… – Всего несколько раз, – улыбнулась подруга, – но ты такая милая, что именно так и хочется тебя величать. Ты посмотри на себя: конфетка – да и только! Спортсменка, комсомолка, красавица, а сидишь дома за учебниками. Парня у тебя нет. Ты как целоваться-то ещё не забыла? Полина густо покраснела и отвела взгляд: – Тебе-то что? Умею я… – И хорошо, а то так и старой девой недолго остаться, – сказала Тася под общее хихиканье остальных девчонок, сидящих за столиком. – Заканчивается третий курс. Многие после учебы выходят замуж. А ты… – А что я?.. – пролепетала Поля, сьежившись на стуле. – А ты даже знакомиться ни с кем не хочешь, – подытожила подруга. – Поближе… Что теперь, один раз обожглась – так всю оставшуюся жизнь взаперти сидеть? Тебе этот Кирилл хоть понравился? – Угу… очень, – поджав губы, кивнула девушка. – Наверное ты права. Если он мне позвонит, я соглашусь пойти с ним погулять. – А сколько ему лет? – перебила Аня, высокая блондинка, всегда пользующаяся популярностью у мужского пола. – На вид где-то около 26-27, – призадумавшись и вспоминая образ нового знакомого, ответила Полина. – Не думаю, что больше. – Короче, в самом прекрасном возрасте, особенно для таких, как ты: и защитит, и научит, и обеспечит, если что… – Аня! Я никогда не стану содержанкой! – воскликнула она. – И всего добьюсь сама. Чего бы мне это ни стоило. – Эх, Горская, глупая ты. Надо брать от жизни все, и не упустить тот момент, когда счастье само плывет к тебе в руки. *** Кирилл в жизни столько не писал смс-сообщений, сколько после знакомства с рыжеволосой девушкой из супермаркета. По крайней мере, он это заметил, отсылая стотысячное "привет, Полина, как твои дела" во время работы на подряде. Впервые ему делали замечания за просроченную документацию и зависания с телефоном на рабочем месте. Полина уже знала, что Кирилл пока не может отлучаться в будние дни, практически круглосуточно находясь на объекте. Поэтому ждала выходных и потихоньку узнавала своего нового знакомого через общение по мобильному телефону. – Ты с ним не расстанешься, – кивнув головой на телефон в руках дочери, осуждала ее Зинаида Васильевна, женщина очень строгих правил. – Мама, тебе кажется, – отмахнулась Полина, пытаясь улизнуть от разговора в свою комнату. – Нет. Я ещё не знаю, почему ты так много времени проводишь с этим постоянно светящимся гаджетом, но мне это уже не нравится. – категорично покачала головой женщина, перевесив через плечо кухонное полотенце. – У тебя появился молодой человек? – Это просто мой знакомый, – унимая дрожь, Полина постаралась сделать непринуждённый вид. – И как долго вы знаете друг друга? – Зинаида Васильевна прищурилась своим холодным взглядом, от чего сердце девушки забилось чаще. – Достаточно, мама, для того, чтобы нормально общаться. – М-м-м… – женщина смерила строгим взглядом свою дочь и продолжила говорить: – Только домой если его приведешь, то на мою снисходительность не рассчитывай. Я имею право знать, с кем встречается моя дочь, так что придется провести с ним беседу об отношениях между мужчиной и женщиной. – Не волнуйся, я избавлю его от этого "счастья". Кроме того, он взрослый человек, и него есть своя голова на плечах. Да и с чего ты взяла, что я синим встречаюсь? У меня другие планы – сначала надо закончить учёбу, а уж потом думать обо всем остальном. – Недеюсь, так оно и есть. Мы с отцом столько сил вложили в твое воспитание и образование, что было бы очень глупо с твоей стороны похоронить все свои труды ради одного мужика. У тебя же губернаторская стипендия… Ты ведь не хочешь ее терять?.. – Да, я все знаю, мама. Не нужно мне напоминать. Я пойду… Ещё формулы учить… Полина закрылась в своей небольшой спальне, плюхнулась на кровать, но к учебникам так и не притронулась. Растянув улыбку до ушей, она представляла себе первое свидание с Кириллом. Глава 4 – Девушка, а можно я буду Вашим парнем? – низкий мужской голос, прозвучавший совсем близко, вплотную к ней, и аромат фрезий, тут же невесомо окутавший фигуру Полины, заставил ее обернуться. Перед ней стоял Кирилл, держа в руках букет цветов. – Как ты угадал, что мне нравятся эти цветы? – она вздохнула аромат свежих бутонов. – Не знаю, – пожал плечами он, – просто захотелось купить именно их. Рад, что угадал с выбором. – Спасибо! – Полина с нежностью притянула к себе подаренный букет, вдыхая источающий от них вкусный запах. – Я не очень хорошо знаю эту местность, – согнув в локте руку и предложив ухватиться за нее девушке, сказал Кирилл. – Ты покажешь мне парк? – С удовольствием, – улыбнулась Полина, взяв под руку парня. – Он – лучший для прогулок как пешком, так и на велосипеде. Я часто бываю здесь одна или с подругами. Неспеша двигаясь по дорожкам, оглядывая весенний пейзаж, девушка слушала рассказ о том, что Кирилл работает инженером на реконструируемом совместно с китайской компанией нефтезаводе. Что он приехал из Питера и ему, к ее большому сожалению, уже совсем скоро придется уехать обратно, так как его контракт заканчивается. – Тебе тоже нравится  Scorpions и Depeche mode? – удивлялась она. – Я их обожаю! Да и вообще, я редко слушаю современную музыку – сейчас записывают всякую ерунду. Немного омрачало то, что Кириллу приходилось часто отвечать на входящие звонки по мобильному телефону, а иногда даже отходить в сторону. Ей нравилось, что у них оказалось много общего: она – студентка математического факультета, он – инженер; она любила пить латте по утрам вприкуску с жареным адыгейским сыром, а он варил себе этот же напиток сорта "Арабика", добавляя в чашку взбитые в капучинаторе сливки. Он выглядел идеальным, самым что ни на есть подходящим мужчиной на место в ее сердце. Хорошо, что есть ещё целый год, чтобы узнать его поближе. Всего лишь год, чтобы потом понять, что никуда не хочется отпускать. Интересно, как он целуется?.. Как прижимает к себе?.. Каков он… Ох, нет, до этого ещё слишком далеко! А сейчас… Свежий весенний ветер заставил содрогнуться от вечерней прохлады. Фонари двора горели тусклым светом, заливая придомовую площадку скупыми бликами. – До встречи? – ломая все девичьи стереотипы, он вторгся в ее личное пространство, приблизившись так близко, что чувствовался запах его мятной жвачки, смешанной с терпким ароматом его парфюмерии. – Да… – с придыханием ответила девушка, и ее губы раскрылись от сладкого ожидания влажного и теплого поцелуя. Несколько секунд молчания длились вечность, пока они не встретились в нежном прикосновении, согреваясь горячим дыханием и осторожно пробуя друг друга на вкус. Язык мужчины мягко завладел ее языком, играя с ним и возбуждая самые смелые фантазии. – Мне пора, – прошептала Полина, все ещё тая в объятиях Кирилла и предугадывая, что день знакомства – и  она готова идти за ним хоть на край света. *** Залетев в квартиру, Полина, спотыкаясь, сбросила с ног свои любимые серые сапоги, наспех повесила пальто на крючок вешалки в прихожей, стянула шапку и, открыв дверцу шкафа, бросила ее на полку. – Привет, мам! Я дома! Я не голодная! – крикнула она, удаляясь в свою комнату. – Ты где была? Мы с отцом уже начали переживать, – серьезный тон родительницы и строгий взгляд не оставляли никакого шанса на ложь. – С Кириллом была, – не глядя в глаза, бросила Полина. Зинаида Васильевна вздохнула, но запретить дочери встречаться с парнями не могла, понимая, что она все равно будет это делать где-то за пределами дома, после занятий в университете или во время них. – Борщ налить? – Нет, я потом чай попью. Спасибо, мам, – облегченно закрыла глаза девушка, к счастью не получив от матери дозу очередной критики. Взяв в руки мобильный и открыв программу мессенджера, она уже вовсю строчила сообщение в групповой чат подруг. Полина: Боже, девочки, мы целовались!!! )))))))))) Ответы посыпались практически сразу же. Тася: Он круто целуется? С языком? Аня: Взасос? Кристина: О, май гад! Женя: Блин, я тоже так хочу! Аня: Чего ты хочешь? Женя: Парня хочууу!!! Аня: Гормонотоксикоз? )))) Полина: Девчонки, все супер! Я до сих пор еле на ногах стою! Растекаюсь… Тася: На второе свидание пойдёшь? Женя: Возьми меня с собой. Для его друга. А? Аня: Женька, уйми свою яйцеклетку! Полина: Пойду. Только он только по выходным может. Аня: Чегоооо? Прям занятой такой? Женя: Анька, не бухти, не ломай идиллию человеку! ;-/ Полина: Он работает на реконструкции нефтезавода. Завтра расскажу все подробности. Я спать. Всех чмок!!! Тася: И чё, нам теперь всю ночь не спать-гадать? ;-) Женя: А у меня даже кота нет… Не то что парня. Всё, ушла реветь в подушку! Глава 5 – Мы встречаемся уже месяц! – восторженно закатила глаза Полина. – На эти выходные он пригласил меня в "Парк Хутор". – И что там делать? – скривилась Тася. – Тася, ну ты и тёмный лес! – прыснула девушка. – Конечно же развлекаться! Там много всего интересного, например, аквапарк, зоопарк, аквариум, красивый хвойный лес,  ресторанный… – И гостиничный комплекс, – закончила Тася. – Все ясно! Готовит тебя к интиму! – Кирилл – взрослый парень, – потупила взгляд Полина, – и я слышала, что без секса мужчине жить сложно. – А женщине? – хитро посмотрела на подругу Тася. – И женщине тоже, – тревожно вздохнула Поля. – Ты вон на Женьку посмотри… У нее же нехватка мужского внимания. И все из-за этой ее лабуды в голове, что ей срочно нужно выйти замуж до окончания университета. Иначе она останется старой девой. Полина посмотрела в большое окно, выходящее на закрытый двор учебного корпуса. – Думаешь, он понял, что я ещё… Ну, это… Ни с кем не была?… – Не знаю, – пожала плечами Тася, – но, судя по тому, как ты неуверенно себя ведёшь с парнями, наверное да. Подруга перешла на шёпот, чтобы их никто не услышал: – А ты сама-то этого хочешь? – Хочу, только мне немного страшно, -потеребив рукав бордовой водолазки, пробормотала Полина. – Каково это?.. Когда он… внутри?.. – О чем секретничаем? – их разговор прервал звонкий голос Ани. – Она едет в "Парк Хутор" с Кириллом, – моментально указав большим пальцем руки на Полину, отрапортовала Тася. – Круто-о-о! – протянула Аня. – Тогда тебе нужен личный стилист, визажист и психолог! – А психолог-то зачем? – удивилась Полина, во все глаза уставившись на подругу. – Как – зачем? Подготовить тебя! – К чему? – Э-э-э… Ну, я так понимаю, вы же не просто так туда едете? Кстати, а ты подумала, чем будешь предохраняться? – прищурившись, Аня смотрела на Полину, как прокурор на допросе подозреваемого. – Ещё нет, – густо покраснела Полина, – но я обязательно изучу этот вопрос! – Держи, – и Аня достала из сумки пачку дорогих презервативов. – Я сегодня добрая. Эти точно не подведут! *** Улизнуть из дома незамеченной оказалось не так уж сложно, а особенно под предлогом девичника у Таси. Родители, особенно мама Зинаида Васильевна, недоверчиво отнеслись к заявлению дочери, но запирать дома на выходные, когда весеннее солнце вовсю грело свежую зелёную листву и вкусно пахнущие ветки деревьев, все же не стали. Мама лишь попросила звонить ей почаще, чтобы она знала, что с Полиной все в порядке. Хотя нельзя сказать, что она не догадывалась о планах девушки быть в субботу не с подругами, а с ее новым знакомым мужчиной, с которым она даже толком не была знакома. Однако не доверять взрослой двадцатилетней дочери, имеющей свою голову на плечах и отвечающей за свои поступки, было бы, как могло показатьмя другим людям, по меньшей мере, совершенно нелепым. Глава 6 Первый раз – это как прыгнуть с парашютом или впервые дать интервью известному телеканалу. Полина была одной из самых привлекательных девушек на потоке, с красивым, мелодичным голоском и милым смехом. Одевалась она не ярко, но со вкусом. В комплекте с обтягивающими джинсами классического цвета предпочитала слегка свободные вещи в пастельных тонах, скрывая талию такими балахонами. Среднего роста, с прекрасной фигурой, блестящими  волосами и выразительными, широко распахнутыми глазами, которые слегка смеялись даже без улыбки на губах. Полина решила прислушаться к настойчивому совету Ани и надела под плотное пальто довольно многообещающую кофточку с декольте типа «на грани фола». Многие могли бы ей позавидовать: Бог наградил ее шикарными формами, мечтой и женщин, и мужчин. Кириллу очень сложно было смотреть только в глаза девушки. Его взгляд не соблюдал ни нормы приличия, ни ограничения силы воли – так и скользил ниже, к манящему вырезу, обещающему сладкую ложбинку. Ее, к тому же, ещё обрамляла смелая окантовка ажурного бюстгальтера, совсем невзначай выскользнувшего из-под одежды. И тут же не совсем приличные мысли и взбунтовавшаяся  фантазия уносили сознание от бесполезной болтовни в воздушные замки страсти и желания. Что уж скрывать, в голове парня витали смутные сомнения: уж слишком существенной была доля риска отхватить конкретный «отбривающий» ответ хотя бы на малейшую попытку избавиться от одежды на красивом и  молодом теле. "Но кто не рискует, тот не пьет шампанского", – подумал Кирилл, старательно выгоняя из себя "хорошего мальчика". Этот весенний день выдался теплым и безоблачным. Тяжёлых портьер в ресторане не было, поэтому на стене напротив французского окна хитрый солнечный луч остановился на цифрах больших часов. Всего-то половина шестого. Надевая пальто Полины на "плечики" в гардеробе, он оценивающим взглядом скользнул по виктимной кофточке с глубоким вырезом, в то время как сама Полина жутко стеснялась своего внешнего вида. Сидя за столиком и ожидая заказ, они болтали о всякой всячине. Девушка расположилась на мягком диванчике у окна, облокотившись спиной на его спинку и изредка наклоняясь вперёд. В эти секунды у Кирилла совершенно терялся самоконтроль следить за стаканом воды в своей руке – глаза то и дело устремлялись к привлекательной и соблазнительной ложбинке. Слова путались, мозг напрочь отказывался воспринимать ситуацию иначе. В который раз наклонившись, Полина, будто читая егг мысли, замолкала и снова скрывала свою улыбку за чашкой чая, отпивая небольшое количество ароматного черного чая. Постоянно меняя темы разговора, уже доедая свой салат с королевскими креветками, он все-же решился. Нескладно, путаясь в поисках нужных слов, как-то не так, как задумывал,  попытался издалека, корректно и двусмысленно  намекнуть на свой интерес к более «близким» отношениям, вновь и вновь невзначай бросая взгляд на декольте. Она какое-то время, сдвинув брови и будто обдумывая его предложение, пыталась уловить в его словах потайной смысл. – Чем дальше займёмся? – она вскинула брови, наконец нарушив свое молчание. – Если ты устала, то я могу отвезти тебя домой, – с надеждой на отказ от этой идеи, осторожно спросил Кирилл. – Если честно, то у меня разболелась голова. Наверное это от крепкого чая. Надо было лучше выпить привычное мне кофе. – Здесь есть тихие номера в зоне отдыха. Можешь отдохнуть там, – ему пришлось приложить немало усилий, чтобы в этот момент не смотреть на ее красиво очерченную грудь. – Хорошо, пойдём… – несмело пробормотала Полина. – Только ненадолго. Такое неожиданное, стремительное и определенно простое  развитие событий аж пришило его к кожаному дивану, на котором он сидел. В номере, мягко освещенным вечерним заходящим за горизонт солнцем, он лежал на широкой кровати с высокой спинкой, пряча свою «боевую готовность» под невесомым одеялом, и чувствовал себя настоящей скотиной. Почему-то теперь Кириллу казалось, что он не должен вмешиваться в ее невинность, что она должна сама прийти к этому решению без всяческих уловок и хитростей с его стороны. Из ванной комнаты тем временем доносились еле слышные звуки плещущейся воды, а минуты ожидания тянулись мучительно долго. Она появилась уже обнаженная, плотно укутанная в белое махровое полотенце. То, что еще полчаса назад слегка выглядывало из ее откровенного декольте, теперь было надёжно скрыто и упаковано, но так хорошо подчёркивалось округлыми формами, что его сердце отчаянно вырывалось из твердой и мускулистой мужской груди. Потяжелевший воздух буквально разрезал свисающий краешек махровой ткани, который выглядел гораздо эротичнее самой вызывающей в мире мини-юбки. Полотенце обволакивало ее фигуру таким образом, что с трудом сходилось в очень ненадежный узел. Кирилл отчётливо мог рассмотреть безумные линии талии, переходящие в округлые бедра.  Она, смущённо улыбнувшись, оказалась рядом с кроватью, поставила на ее край стройную ножку, без сожаления сломав геометрию азартного разреза и, переходя на так несвойственный ей сексуальный шепот, повергла мужчину в окончательный ступор удивительным вопросом: – Ты обещаешь, что будет хорошо? *** Моментально позади неё, за обнажённой спиной, его воображение  нарисовало крепких мужчин в медицинской одежде и защитных тканевых масках. Один из них явно приходился хирургом и уже вертел в жилистых руках пилу для трепанации черепа, а анестезиолог показушно сунул руки в карманы светло-зеленых брюк, тем самым демонстрируя, что наркоза нет и не будет. Всего одной секунды его горе-фантазии было достаточно, чтобы в туманной голове появились следующие декорации: он  отступается от своих бесстыжих планов, она возвращает на ковёр свою безукоризненно отточенную ножку с края кровати и отходит немного поодаль, открывая мужчинам в зелёном путь к его полуголому телу, бессильно лежащему на кровати… – Обещаю, – мысленно трижды перекрестившись, чтобы не навредить девчонке, прохрипел Кирилл пересохшими от желания и одновременно страха губами. Полина, аккруратно сбросив себе под ноги полотенце, тут же юркнула к нему под одеяло – и он моментально позабыл, как нужно произносить слова… Суровые парни в спец одежде, передумав, стараясь быть незаметными, отправились туда, откуда они пришли – наверное, они вернутся тиранить его после того, как все произойдет. Сволочи… *** – Я рядом, малышка, – низким голосом прошептал он. – Ты дрожишь… Ты уверена, что хочешь этого? – Не хочу больше тянуть время, – немного успокоившись, сбивчиво ответила Полина и сильнее притянула его к себе. Облизав влажным языком свои пересохшие от волнения губы, девушка осознала то, что это будет ее первый раз. – Покажи мне, что и как нужно делать, –  тихо произнесла она ему на ухо. – Я ещё ни разу ни с ке… – Тщ-щ-щ… – остановил ее Кирилл, подхватывая девушку под левое колено, – доверься мне. И просто слушай себя – это главное. Он отстранился, получив в ответ удивленный взгляд. – Нам нуж… Но Полина оборвала его на полуслове: – У меня есть. Откуда-то в ее тонких руках оказался маленький тёмно-синий пакетик, который она повертела в своих пальчиках, а затем вызывающе подбросила его, кинув прямо в ладони Кирилла. – Да я бы и сам об этом бы позаботился, – сказал он, раскрывая упаковку по запаянному шву. – Предосторожность не помешает, – улыбнулась Полина, к тому времени уже набравшись немного смелости. Она наблюдала, как он аккуратно и неспешно сначала примеривал презерватив, а затем плавными движениями надевал его на свой внушительного размера мужской орган. – Я еще никогда не видела его так близко, – призналась она. Он улыбнулся краешком рта, но глаза выдавали его с головой – в них плескался огонь страсти и желания, вспыхивая, когда она буквально подливала туда масла, то и дело играя ножками на кровати и расписывая по простыне витиеватые узоры. – Все хорошо? – выдохнул он, вмиг оказавшись над ее ухом. Она кивнула, разрешая ему тем самым переходить к более активным действиям. Ждать больше не было сил, дикое сексуальное желание захлестнуло его, перекрыв кислород, подступающий к горлу. Захлёбываясь от собственных эмоций, глубоко дыша и стараясь выровнять работу лёгких, Кирилл нежно укусил Полину за ушко, рисуя на шее девушки своим горячим и настойчивым языком различные извилистые линии. Спускаясь все ниже, его губы исследовали каждый сантиметр ее тела, оставляя в своей памяти выжженный страстью след, подобно клейму, от которого уже ни за что не избавиться. Ухоженные пальчики Полины прошлись по его твердой спине, слегка царапая кожу короткими ноготками. – Скажи, что хочешь меня, – со сбивчивым дыханием негромко произнесла она, обхватывая руками его плечи и расположив свои ноги на его ягодицах. – Я хочу тебя, – подтвердил он, с трудом сдерживая себя, чтобы резко не проникнуть внутрь нее. – Ещё… – застонала она. – Ты такая вкусная, – выдохнул он, чувствуя, как его накрывает волна неистового желания. – Иди ко мне… Руки мужчины блуждали по всему телу девушки, обжигая его, желая его, все больше подминая под себя с каждым мгновением, с каждым движением. Его клетки питались дурной кровью, разносившейся по венам с бешеной скоростью. Ее сердце быстро стучало, не оставляя ни одной надежды на то, что все ещё можно повернуть вспять. – Расслабься, котенок, – тихим шепотом сказал он, и она даже не успела ему что-либо ответить, как его твёрдая и напряженная часть тела оказалась у самого входа в ее лоно. Полина приготовилась к тому, что вот сейчас он войдёт в неё, и она ощутит, и каково это быть, настоящей взрослой женщиной. Но вдруг его умелые пальцы незаметно пробрались между ее ног и дотронулись до влажной и нежной кожи, поглаживая ее медленными и плавными круговыми движениями, словно разжигая в девушке ещё большую страсть и предвкушение от предстоящего события. Она почувствовала, как ее губы накрыли губы жестковатые, мужские, неумолимые. Следующее мгновение – и Полина ощутила осторожный толчок, а затем пронщившую ее острую боль. – М-м-м… – застонала она, впившись ногтями в кожу на его спине, но снова услышала от Кирилла его уверенное и успокоительное "тщ-щ-щ". Чем глубже он проникал внутрь нее, тем более полно она ощущала весь спектр чувств, испытываемый при занятии сексом. Постепенно боль стала утихать, сменяясь сладким наслаждением, от которого хотелось кричать от счастья, кусать Кирилла за его сильные плечи, оставляя на них след от своих зубов, хотелось просто быть, не думая о том, что будет дальше. Тяжело дыша, он еле сдерживался, чтобы не зарычать от удовольствия быть первым и единственным, тем, кому она отдала свою чистоту и невинность. Пытаясь унять дрожь, распространяющуюся по его накаченному торсу и твердым ягодицам от приближающегося взрывного оргазма, Кирилл стал двигаться быстрее, проталкиваясь внутрь неё всё глубже. Поймав одну частоту, они скользили в такт друг другу, не стесняясь в выражении своих эмоций и чувств. Пульсирующая нега разливалась теплом внизу живота, и мужчина, рыкнув,  излился стремительной струёй в плотно надетый презерватив. Вдох. Выдох. Стало легко и хорошо. – Ты как? – спросил он после нежного поцелуя. – Все в порядке, – она, вставая с кровати, ловким движением снова укуталась в полотенце и скрылась в ванной. Глядя на мир сквозь окно гостиничного номера, Кирилл слушал, как снова шумит вода из крана и неспешно затягивался табачным дымом. Хотелось курить. Припасенная на такие непредвиденные случаи пачка сигарет всегда лежала  в его кармане. Очень противоречивые мысли в эти минуты разрывали его мозг буквально на части. С одной стороны, выпуская кольцо дыма, он думал – случилось. С другой – зачем он это сделал? Все эти красивые, чувственные и эмоциональные киношные постельные сцены, рассказы друзей, или просто невольно подслушанные «отчеты о подвигах» коллег по работе – всё стало такой медочью по сравнению с тем, какие чувства сейчас испытывает Полина, закрывшись в ванной. Звук открывающегомя дверного замка в ванной вернул его обратно в реальность. Она вышла улыбающейся, вместо полотенца – завёрнутая в покрывало, которое прихватила с собой после того, как он отпустил ее. Затем босыми ножками прошлепала к журнальному столику, устроилась поудобнее на рядом стоящее кресло, двумя кулачками подперев свой подбородок, и спросила: – Может быть попробуем ещё раз? От удивления он даже поперхнулся табачным дымом, закашлялся, на что та тихонько захихикала, а затем разразилась громким и заливистым смехом. – Курить вредно, герой-любовник… Ну так что? – Ну… вообще-то… я бы… а ты серьезно? – А почему бы и нет… Выскользнув из душа и заматываясь во второе чистое полотенце, путаясь в собственных мыслях, эмоциях, местами в их отсутствии, Полина окончательно для себя решила, что Кирилл – именно тот мужчина, который ей нужен. Глава 7 Наступившую эйфорию прервал звонок на мобильный телефон. – Кто тебя так добивается? – спросил Кирилл, сладко потягиваясь на кровати и крепче прижимая к себе Полину. Она села на край расправленной и смятой постели, прикрыв наготу одеялом, и потянулась рукой к звенящему аппарату. – Тася… – рассеянно пробормотала она. – Тася? А кто это? – спросил он, играя с ее локонами волос и поглаживая обнаженную спину. – Моя подруга, – она повернулась к нему лицом и улыбнулась. – Извини, мне нужно ответить. Наверняка что-то серьезное, раз она так настойчиво звонит мне вот уже вторую минуту подряд. Полина, натягивая на себя одеяло, которое старательно стаскивал с нее Кирилл, подошла к окну и нажала на кнопку принятия вызова. – Поля, тебя родители ищут! – не поздоровавшись, выпалила Тася. – И? Я ведь у тебя, не так ли? – непонимающе задала риторический вопрос девушка. – Так, так… – недовольно пробормотала подруга. – Только твоя мама не может до тебя дозвониться и теперь трезвонит мне, требуя, чтобы ты взяла трубку. А я всё вру и вру, что ты то в туалете, то помогаешь мне на кухне резать рыбу, и у тебя грязные руки… Короче, это уже выглядит глупо и смешно. – И что мне делать теперь? – голос Полины поник, и в нём даже послышались тревожные нотки. – Езжай домой. И причём срочно! – из динамика раздался громкий голос Таси. – Я тебя уже прикрывать не могу. Ты бы сама позвонила матери и всё объяснила. Иначе из дома больше не выйдешь – не выпустят. – Ты права… Но мне еще доехать обратно нужно. Тасечка, пожалуйста, прикрой меня еще разок, а? – Я скажу, что ты приедешь на такси, о`кей? А ты пока бери ноги в руки – и марш домой, пока не попалась на своем вранье! Когда Кирилл подвез Полину к ее подъезду, уже совсем стемнело. Окна ее квартиры светились, родители явно не спали и ждали блудную дочь. Девушка автоматически бросила взгляд на часы – почти одиннадцать вечера. Дома её ждёт хорошая взбучка за то, что не отвечала на звонки и приехала домой так поздно. – Что-то не так? – обеспокоенно спросил Кирилл. – Даже не знаю, – тихо произнесла Полина, сжимая пальцы в кулачки. – Я немного боюсь за реакцию родителей на мой поздний приезд. – Котёнок, не переживай. Ты всегда можешь сказать, что была со мной. Я не против, чтобы твоя мама знала о том, с кем проводит время ее дочь. – Спасибо! Но ты пока не в почете у моих родителей, – осторожно промолвила Полина, чувствуя, как волна возбуждения снова накатывает на ее тело при одном лишь его прикосновении. – О-о-о-у-у-у… – протянул он, ухмыльнувшись. – Ну, раз так, то я не стану лезть в ваши внутрисемейные отношения. Но знай, что я всегда готов помочь, если что… Полина улыбнулась и, ничего не отвечая, обхватила теплыми руками его лицо и прижалась своими губами к его мужским, немного сухим губам. Воздушное касание губ пары переросло в жадный и страстный поцелуй. Кирилл, глубоко и часто дыша, отстранился от Полины: – Беги… Проблемы будут. Девушка сконфужено кивнула. Она не очень-то хотела быть пойманной врасплох матерью, поэтому поспешно вынырнула из автомобиля и убежала в подъезд. Кирилл внимательно проследил своим серо-голубым взглядом точеную фигурку и, удовлетворенно хмыкнув, тронул свою машину. Полина отворила своим ключом входную дверь квартиры. Дома было тихо, лишь из гостиной доносился звук работающего телевизора. Прихватив на всякий случай мобильный телефон, она, надев на ноги домашние тапочки, прошла на кухню. Затем, немного промочив горло стаканом воды, решила объясниться с Зинаидой Васильевной, но она ее опередила, преградив дорогу к комнате. – Страсти улеглись, да? – спросила мать девушки, недовольно подперев бока руками. – О чем ты? – краснея, отвела взгляд Полина. – О том, что ты была не с подругами, а где-то еще. С ним, да? – лицо Зинаиды Васильевны вдруг вспыхнуло, и ее щеки вмиг покрылись пунцовыми пятнами. Полине пришлось молча кивать на укоры и призывы к совести со стороны матери, соглашаться со всеми словами, сказанные в ее адрес как нерадивой и непутевой дочери. Что ж, ее мама сама виновата – ведь Кирилла она принимать не хочет. Глава 8 – Привет, Полюндра! – за спиной у девушки послышался знакомый мужской голос. В груди непроизвольно застучало при звучании потешного детского прозвища. Только один человек мог ее так назвать. Она даже вздрогнула, удивленно повернулась и недоверчиво вонзилась взглядом в улыбающегося молодого мужчину. В нем Полина едва узнала друга детства. – Дима?! – распахнув глаза, вскрикнула она. Мужчина с характерной ему хитрой улыбкой – ее старый друг, товарищ по казакам разбойникам, догонялкам и прочим шалостям. Полина не могла поверить своим глазам – Димка, пожизненный заучка, дохляк и спокойный мальчуган, стал абсолютно другим. Она хорошо знала, как его обижали дворовые пацаны, зато сейчас он внезапно превратился в крепкого, статного, широкоплечего, завидного мужчину. Девушка, замяв нижнюю губу, загорелась от смущения. Куда исчез тот забитый подросток? Перед ней предстал абсолютно иной Димка – уверенный в себе, властолюбивый и располагающий к своей персоне, будто он и есть хозяин этой жизни. Кроме того, она чувствовала в нем невероятную притягательность. Он определённо был обаятелен во всех смыслах, и даже можно было предположить, что за ним толпами бегают девушки, претендуя на место в его сердце. Видимо, прочитав ее мысли, Димка хитро усмехнулся, заметив задумчивый и восхищенный взгляд Полины. Только лишь на минуту он снова оказался тем самым мальчишкой, с которым она проводила дни напролет. – Угу – я, – беззаботно засмеялся парень. – Ты меня вспомнила, Полюндра. Откуда-то взялось волнение в ее голосе, чего она совсем не ожидала. В его карих глазах блестела искренняя радость непредвиденной встречи. Полину одолело смущение. Такое, что она тут же забыла о том, что мама утроила ей взбучку за вчерашнее позднее появление дома. А утром, спозаранку подоспела тётя Таня с третьего этажа под предлогом позаимствовать соль и, нашептывая, рассказала о том, что Полину привезли к дому на красивой белой иномарке. Когда соседка, хихикая, захлопнула за собой дверь, Зинаида Васильевна закатила Полине еще больший скандал. Девушка перекосила губы при мысли о том, как ее мать выспрашивала подробности вчерашнего вечера. Эти моменты мгновенно ушли на второй план, когда Полина узнала сияющее, идеально выбритое лицо Димы. – Димка! – она широко улыбнулась. – Боже мой! Это ты! – Конечно, я, а кто же еще! – самоуверенно сказал парень. – Давай-ка, Полюндра, с тобой обнимемся! Дима широко раскинул руки, и Полина с ликующим криком ринулась к нему, прильнув к твердой мужской груди. Он, будто перышко, поднял ее ввысь, крепко обнял ее за талию и закружил на месте. А что Полина? Полина просто запрокинула голову, распустив по плечам волосы, и радостно рассмеялась. «Как будто этого времени и не было», – пролепетала Полина. Сердце защемило от старых воспоминаний. Когда-то он был ее лучшим другом, нет, даже кем-то больше. К горлу подкатил ком, когда девушка вспомнила горькие моменты их расставания. Полина вдруг сама для себя поняла, что их неожиданное столкновение возобновило в ее душе давние обиды. Дима был старше ее на семь лет, но, несмотря на это, они крепко дружили. Полина легко вливалась в компанию подростков, будучи еще совсем ребенком, и наблюдала за тем, как мальчишки постарше строили шалаши из веток и прутьев, бегали с самодельными пистолетами и автоматами, пили на скамейке «Колу» и «Байкал». Когда компания Димки повзрослела, то он уже не приглашал ее бегать с ними за компанию во дворе – у них были свои интересы. Хотя сам Димка относился к Полине с прежней теплотой и заботой. Он оберегал ее, защищал, давал дельные советы с «высоты своих лет», провожал из школы до дома, а когда отгремел его выпускной, то по пятницам, в малозагруженный занятиями в университете день, он встречал ее у старых школьных железных ворот, покрашенных зеленой краской. Так шли годы. Димка поступил в университет, но учиться не захотел и бросил его на третьем курсе, решив, что свою жизнь лучше связать с работой на вахте. С тех пор Полина чувствовала себя одинокой и брошенной. Ей было обидно, что старый друг почти не звонит и не пишет ей писем. Она уже совсем свыклась с мыслью, что, видимо, больше никогда его не увидит, что у Димки началась совсем другая жизнь – без нее. – Надо же, прямо дежавю… Да, Полюндрик? – усмехнувшись, отметил Дима. Парень вернул девушку на землю, но, лишь опустив ее на ноги, у Полины закружилась голова, и она рассеянно ухватилась за широкие мужские плечи. Приходя в себя, она не могла насмотреться на друга – как же он изменился за последние пять лет. Полина выразительно распахнула глаза и рассматривала каждую черточку его лица, мысленно ставя галочку напротив каждого пункта из общего списка под названием «Вот это мужчина». Первое, что она сама для себя отметила – это то, что Дима стал мужественным и взрослым. Парень? Нет! Мужчина! Взрослый не по годам, обаятельный, привлекательный, холёный. Улыбка снова показалась на ее лице. – Чему улыбаешься, Полюндрик? – с ленцой отозвался Димка. – Боже, я не верю, что ты здесь, – удивленно, медленно, по слогам произнесла Полина. – Ведь ты так неожиданно исчез из моей жизни! Димка ухмыльнулся краешком губ, так хитро и именно так, как это делают только родные люди, что у девушки тоскливо заныло в груди. Она стояла как вкопанная, не могла насытиться его образом, вдруг появившемся не во сне, а наяву. Возникло такое чувство, что вот-вот все повторится снова, как тогда: он стоит напротив нее, прижимая к себе, кружа вокруг себя, так, что сносит крышу от тепла и ощущения защищенности, будто они не на земле, а в розовых облаках вечернего неба; она снова смотрит в его лицо и видит привычную улыбку, но вдруг его губы раскрываются, и он произносит то, что повергает ее в шок: «Я уезжаю». С трудом сдержав слезы, Полина вынырнула из будоражащих мемуаров своей памяти. Она полагала, что выбросила из своей головы все, что было связано с ним, но это оказалось не так… – Полюндрик, – с какой-то необычной пронзительной лаской и нежностью бросил Дима, но моментально сменил свой тон на более беспечный. – Я здесь, вернулся! – Не надо меня так называть, – упорствовала девушка, уткнувшись носиком в кожаную куртку темно-кофейного цвета. – Я уже не мелкая! – Да-да, я заметил, – немного напряженно выдохнул Дима, внимательно посмотрев на сконфуженную Полину. – Меня не было пять лет, а золушка обернулась в настоящую принцессу. – Не болтай ерунду, Димка, – махнула рукой Полина. – Я какой была, такой и осталась. Ничуть не изменилась. – Нет, ты не права. Ты выросла, превратилась из простушки в прекрасного лебедя, – важно сказал он и подмигнул ей. – Ой, ну тебя, – стесняясь, пробубнила Полина. К подобному поведению Димы девушка не привыкла. Полина не понимала, как отвечать на такие фразы и комплименты. Парень с растленной усмешкой любовался давней знакомой. Внешне она выглядела совсем иначе – так, что он не мог сопоставить две картинки: ту, что хранилась в его памяти все эти годы разлуки, и ту, которую запечатлел только что, увидев ее спустя пять лет. Рыжие непослушные завитки фантастически преобразовались в яркие локоны, отливающие дорогим золотом. Нескладная, худосочная дурнушка неожиданно превратилась в сражающую наповал девушку с идеальной фигурой. Не изменились только ее глаза. Взгляд – открытый, изумрудный, чарующий, опущенный пушистыми и густыми ресницами. – Полинка, а ты куда собиралась? – игриво заглянув сверху вниз в смущенное лицо, спросил Дима. Обратиться к ней еще раз по ее нелепому имени, придуманному в их далекой юности, было бы просто издевательством. Это неловкую девчурку с растрепанными завитками волос можно было обозвать – «Полюндрик», а восхитительной красоты девушку с роскошной гривой и потрясающей фигурой нельзя было величать как-то иначе – только Полина. Глава 9 – На учебу в универ, – опомнилась Полина, вернувшись от своих воспоминаний в реальность. Дима добродушно улыбнулся, просиял добродушной улыбкой и вдруг понял, что ему совсем не хочется прощаться с Полиной. – Вот это да! – беззаботно выдал он. – А знаешь, мне ведь тоже туда нужно! Девушка ошеломлено посмотрела на него, на ее лице отчетливо читалось удивление – зрачки расширились, а правая бровь от изумления приподнялась. Дима немного замялся, подумав, что Полина догадалась о его лукавстве, хотя заново поступить в университет и получить высшее образование – не такая уж плохая идея. – В смысле? – поморщившись, поинтересовалась она. – Ну а что… Может быть я хочу получить образование, – понизив голос, ответил Димка, деловито засунув руки в карманы джинсов. – То я не окончил, так, возможно, на это хватит сил. Без высшего образования сейчас никуда. – Ты – и в педагогический? – недоверчиво покосилась она. – Ты себя-то видел? Секс-машина, красавчик, мечта женщин – вот что ты услышишь, едва окажешься в аудитории. Тебе нельзя быть в большом женском коллективе – разорвут на части как самый желаемых объект. – Не переживай, – усмехнулся Дима, – я хочу поступить на заочное отделение. – Тогда я за тебя спокойна, – с иронией заметила Полина. – Хотя было бы круто, если бы мы с тобой чаще виделись. Парень довольно обнажил свои белые зубы, при этом с небольшим смущением пригладил на щеке свою отросшую щетину. – Ну что? Идем? Покажешь мне, где находится приемная комиссия, – проведя своей широкой ладонью по спине Полины, спросил Димка, чем вызвал у девушки мелкую дрожь по коже, хотя его рука даже не коснулась ее кожи. Передернув плечами, она инстинктивно тихонько помотала головой, прогоняя из головы навязчивые мысли о его отнюдь недетском к ней интересе. *** – А почему ты принял решение уехать из грода? – с любопытством поинтересовалась Полина, сама того не замечая, как постоянно поправляет выбившиеся локоны в копну массу волос. – Были на то очень веские обстоятельства, – туманно отозвался он. Девушка сморщила лицо, надула губы и гордо подняла подбородок, скрыв за свои эмоции. – Поля, не надо обижаться, – смягчился Дима, притянув ее к себе за талию. – Не дуйся на меня, хорошо? – Да какой там… – с каменным лицом проговорила она, увернувшись от его рук. – Какой может быть вообще разговор? Ты просто уехал, даже ничего не объяснив. – Я не хочу причинить тебе боль, – твердо сообщил Димка. – Правда, Полина. – Уже… Уже причинил! Ты ранил меня! – проронила она, захлёбываясь от накативших слез. – Поверь мне, – мужчина развернул Полину к себе, взяв за хрупкие плечи, и внимательно посмотрел в ее глаза. – Прекрати плакать. – Хотелось бы верить…– смахнув скатившуюся слезу, всхлипнула девушка. – Отпусти меня, крепко держишь… Разреветься перед университетом, где незадолго до начала занятий собиралась толпа однокурсников, было бы, по меньшей мере, неумно с ее стороны. Тем более, что Тася уже заметила ее и теперь точно не отстанет, пока не выяснит все подробности того, что только что увидела. – Котенок, – от этого милого прозвища Полину ударило током, – поверь мне, – сипло выдохнул Дима, сокращая расстояние между ними и входя в ее личное пространство так нагло и бесцеремонно, как это можно себе представить. Со вкусом подобранный аромат парфюмерии, частое глубокое дыхание, низкий голос, крепкое и сильное мужское тело – это то, что должно взволновать женщину, особенно рядом с таким, как Дмитрий. Девушка поняла, что сейчас именно с ней это и происходит, но, тем не менее, это было не настолько волнующе, как быть в объятиях Кирилла, как держать его за руку, как уткнуться носом в его твердую грудь или зарыться пальцами в его волосы. – Я стараюсь, но пока у меня это плохо получается, – безнадежно промолвила Полина. – Долго ты будешь скрывать, почему оставил мать одну и смотался отсюда? – Полин, я же сказал, что мне нужно было уехать, – терпеливо поджав губы, сказал он, зная, насколько эта девушка может быть упорной. – То есть я не узнаю правду? – едко бросила она. Дима развел руки, он заметил, как на милом лице Полины появилась грусть и разочарование. Он мог бы ей сказать, но как? Как ей доказать, что нельзя выдавать секрет, который он пообещал навсегда закрыть внутри себя и никому его не выдавать. Дима наблюдал, как Полина оторопело водит по нему глазами снизу вверх, надеясь разгадать его тайну. Забавная такая. Как и пять лет назад, вот только никто не мог и предположить, что внешне она так изменится и станет для него такой волшебной и желанной. – Извини, давай потом, – тихо ответил Димка. – Ну ладно, – сердито выдала Полина и отошла поодаль от него. Но это было для него уже слишком – упускать из своих рук такую девушку, как эта рыжая маленькая бестия. Парень быстро притянул Полину за талию и заключил ее в стальное кольцо своих крепких рук. За этой картиной ошарашено наблюдали блестящие удивленные глаза Таси, которая от потрясения даже приоткрыла рот и быстро хлопала ресницами. – Да отпусти ты! – взвизгнула Полина, ведь ее идеальный образ пошатнулся в глазах ее знакомых и подруг. Самым ужасным могло стать то, что кто-нибудь при удобном случае расскажет Кириллу о том, что видел ее в объятиях другого мужчины, который так крепко прижимал ее к себе, как прижимают ту, к которой испытывают как минимум очень сильную симпатию. От этой мысли ей стало вдруг тяжело дышать, хотя набирать воздух в легкие и так было сложно – Димка крепко обхватил ее своими сильными руками, как кот беспомощную мышь Она нервными рывками безрезультатно пыталась освободиться: – Убери руки! У меня уже давно есть мужчина! – Еще бы у такой девушки никого не было, – хмыкнул Димка, нехотя освобождая Полину. – В следующий раз контролируй свои желания и не распускай руки! – нервно процедила Полина и, поправляя на своих бедрах юбку, ускользнула от парня. Дмитрий совершенно не смутился ее поведению, наоборот – в нем пробуждался настоящий мужской инстинкт – заполучить свою добычу любой ценой. Главный трофей улизнул от него, зато у него в кармане лежала козырная карта – быть снова другом для Полины – значит быть к ней еще ближе. Она непременно будет его! Крепкий парень удовлетворенно улыбнулся и устремился к входным дверям учебного корпуса, в котором училась Полина. Девушка внимательно следила за старым знакомым и, в конце концов, потеряла его из вида – его хорошо сложенная фигура уже скрылась в потоке шумных студентов. – Блин, Полина… Я в шоке! – восторженно, едва сдерживая шквал эмоций, шипела Тася. – Днем раньше ты встречалась с первым мужиком, а нынче – появляешься со вторым. И это два разных человека! Я тебя не узнаю, Поля! Подруги перекинулись взглядами и громко захохотали. Правда за смехом Полина пыталась скрыть угрызения своей совести – только бы Кирилл ничего не узнал. Она надеялась, что сегодня Дима ей уже не встретится – необходимо было расставить все на свои места и взвесить все «за» и «против» дружбы с этим мужчиной. Однако ее желания не совпали с действительностью, и после пар к ней снова подошел Димка. – Ну как? Отдал документы? – вопросительно посмотрела она на него, застенчиво убирая прядь волос за покрасневшее ухо. – Отдал, – широко улыбнулся он, спрятав руки за спиной. – А ты не рада? – Почему же? – возразила девушка, наблюдая за тем, как он демонстративно показал этот жест. – Было бы здорово, если бы мы как раньше… дружили. – Так может, попробуем снова… дружить? – нарочито, через паузу повторил он. – Я хотел спросить тебя о твоих планах на сегодня. Ты свободна? – М-м-м… – неуверенно начала Полина, но Дмитрий прервал ее дальнейшую речь. – Если ты скажешь, что занята, то я пойму. Тем более ты сказала, что у тебя есть парень, – сделал невозмутимый вид Димка. – Ну-у-у… если хочешь, то можешь помочь мне выбрать подарок для моей подруги Таськи. Скоро у нее день рождения, а я все еще не придумала что ей купить. – Отлично. Это по моей части! – приободрился мужчина. – Люблю делать подарки женщинам. Но дальше замолчал, так как наткнулся на пытливый взгляд Полины. – Это видно, – с иронией кивнула она. – Дамский угодник. – С чего ты взяла? – он прошелся своей рукой по густым темным волосам. – Да так… Просто мое наблюдение. Ладно, пойдем, герой-любовник, будешь помогать мне своими мужскими советами *** Солнце близилось к закату, и на улице установилась приятная и тихая погода. Ветер раскидал мелкий песок по дорогам, так что можно было спокойно гулять, не опасаясь постоянно попадающих в глаза мелких песчинок. Кирилл накинул на шею тонкое кашне и быстрым шагом отправился к гипермаркету бытовой техники – сломался чайник, чинить который не было ни времени, ни желания – проще купить новый. Большое здание торгового комплекса располагалось совсем недалеко от нефтезавода, где он работал. Провернув ключ зажигания своего автомобиля, он плавно вывернул из парковки на широкую магистраль. Он включил свою любимую музыку и на красных светофорах позволял себе расслабиться и думать о Полине. Он вспоминал ее мягкие волосы и шелковистую кожу, которую ему нескончаемо хотелось гладить и целовать; вспоминал ее мелодичный голос и искристые зеленые глаза. Жаль, что судьба свела их так поздно – он не находил себе места при мысли, что вскоре он будет снова жить в родном городе, а она останется здесь – совсем в другом. Он сунул руку в карман куртки, чтобы позвонить ей, но загорелся зеленый свет, и машину пришлось тронуть – водители громко сигналили зазевавшемуся Кириллу вслед. Глава 10 Поставив машину на сигнализацию, он размеренным шагом направился к большим дверям магазина. Кирилл скрылся в массе людей, как в шебутном муравейнике. Только теперь он понял, что выбрал неправильное время для покупок – вечером было особенно много народа, хотя сегодня у него выдался короткий день, так как руководство в полном составе уехало на дачу по случаю юбилея одного из шефов. Парень неторопливо шел по торговым рядам и изучал представленные товары. Иногда он мог взять в руки какой-то чайник и тщательно изучать приклеенную на полку карточку с его техническими характеристиками. И на все предложения консультанта помочь с выбором, отрицательно мотал головой и бубнил: «Нет, спасибо, я пока сам» – Инженер я или кто, – сам себе сказал Кирилл и вернул свой взгляд на очередную коробку с электроприбором. Все товары были просмотрены, но ничего не подошло. То ли он был слишком требователен по роду своей деятельности, то ли просто слишком разборчив. Пройдя по периметру торгового зала, мужчина остановился, замерев на месте как истукан. Неподалеку от него, около полок с фенами, стояла Полина. Кирилл, тихонько затаившись, не мог насмотреться на девушку, буквально поедая глазами ее роскошную фигуру, облаченную в короткую кожаную косуху и узкую бордовую юбку. К щекам прилила кровь при одном лишь взгляде на обтянутые тканью бедра и ягодицы. Она что-то внимательно читала на ценнике товара, а вежливая девушка-консультант пыталась увлечь ее своими разговорами. Отовсюду в торговом зале слышались звуки работающих телевизоров и музыкальных центров, поэтому, Кирилл повелся на свое собственное неугомонное любопытство и стал приближаться к ней. Полина не обращала внимания ни на что, кроме как самих фенов, которые она по очереди вертела в руках. Кирилл даже не пытался прятаться, нежно улыбаясь на то, как Полина увлеченно занята своими делами, при этом абсолютно не замечая его присутствия. Лишь Кирилл рискнул тихонько позвать девушку, чтобы она заметила его, как рядом с ней внезапно оказался высокий брюнет. Пронзительные карие глаза мужчины сверкали при взгляде на его Полину. Ошеломленный Кирилл следил за тем, как этот парень положил свою мощную руку на талию Полины и тихо шепчет ей на ушко какие-то слова. Она усмехнулась и что-то ему сказала в ответ, но его руку, которая уже вовсю поглаживала ее спину, так и не убрала. Кирилл мог рассмотреть лишь профиль девушки, и для него все выглядело так, будто они с лаской смотрят друг на друга. К горлу подкатил ком, на глаза опустилась пелена, а его грудь перехватили спазм и жгучая боль. Кирилл ощущал, как неприятная для него ситуация становится источником неудержимого гнева. Как этот утырок осмелился прикасаться к его женщине? Он с хрустом сжал кулаки, представляя, что сейчас он свернет шею этому наглецу. Сдерживая бешеное дыхание, Кирилл наблюдал, как Полина вежливо общается с брюнетом. В висках пульсировало, в полыхающем огне его зрачков танцевали черти, готовые в эту же минуту придушить соперника. Когда он опомнился, то Полина уже отошла от полки с приборами, держа в руках коробку с выбранным товаром. Она и ее спутник о чем-то беззаботно разговаривали, и Кирилл, судя по их манере общения, сделал вывод, что пара давно знакома, и потому Полина так непринужденно щебечет с ним. Он стал прислушиваться к их разговору, но до него доносилось только лишь неразборчивое звучание их голосов. Сумасшедшее воображение показывало ему черно-белые картинки их совместного времяпрепровождения, добавляло то, чего они не делали и то, чего они не говорили. Его заблудившийся разум вернул на место трезвонящий мобильный телефон. Застыв как вкопанный, он поначалу не обращал на него внимания, но навязчивая мелодия все же заставила его залезть в карман и посмотреть на экран. Скривившись и еще немного поколебавшись, он принял входящий вызов: – Чего? – вместо приветствия недобро ответил он. Его заблудившийся разум вернул на место трезвонящий мобильный телефон. Застыв как вкопанный, он поначалу не обращал на него внимания, но навязчивая мелодия всё же заставила его залезть в карман и посмотреть на экран. Скривившись и еще немного поколебавшись, он принял входящий вызов: – Чего? – вместо приветствия недобро ответил он. – Кир, тебе нужно приехать, – из динамика мобильного громко верещал женский голос. – Зачем?… – он сделал секундную паузу. – Ксюша, мы с тобой уже все решили. Давай не будем ворошить прошлое. Мы целый год отдыхали друг от друга, но склеить наши отношения у нас так и не получилось. Так чего ты хочешь сейчас? – Савченко, ты упёртый, как баран! Ты нисколько не изменился! – голос девушки переходил на истерический тон. – Так зачем я тогда тебе такой нужен? – сохраняя спокойствие, поговорил Кирилл. – Послушай меня: я честно, не хотела тебя оповещать раньше времени, но прошло два месяца с тех пор, как мы были вместе, и мне кажется… – но ее речь была прервана возмущением мужчины. – Что тебе кажется? Что я снова должен к тебе вернуться? Терпеть твое безразличие пока я впахиваю в командировках, чтобы купить нам новую квартиру? – Кир… – Нет, это ты послушай, Ксюша, – негодовал он, – скажи, сколько раз я приезжал домой и натыкался на твое равнодушие? Я работал, как проклятый, чтобы исполнить любой твой каприз! Хочешь новую шубу – пожалуйста! Хочешь заграницей побывать – на тебе путёвочку! Хочешь ресторан – я заказываю столик. Машину новую нам я купил, или тебя уже и кроссовер за тридцать тысяч долларов не устраивает? Ему было все равно, что рядом стоит продавец-консультант магазина и, приподняв бровь, удивленно его слушает. – Кирилл, пожалуйста, остановись! – крикнула в трубку Ксюша и выпалила как на духу: – Я беременна!.. Слышишь?.. – В смысле? – опешил он. – Как беременна? – Ну как женщина может забеременеть? Что за глупые вопросы? Кир?… – окликнула она его в тишине. – Ты здесь? – Этого не может быть, – промолвил он, подвергнутый в шок. – Когда? Мы же предохранялись… – Мы не предохранялись,милый. Ты был встельку пьян! Ты разве не помнишь? *** В тот вечер он изрядно выпил вместе со своими друзьями в баре неподалеку от дома. – Киря, я так рад тебя видеть! – обнимал его за плечи друг Степка. – Давай выпьем за нашу дружбу?! – Давай, друг! – согласно кивнул Кирилл, наливая очередную порцию крепкого алкоголя в рюмку. Выпив залпом жгучую жидкость, он предложил: – А может мы в стриптиз-бар рванем, а? –А что, клеевая идея! – поддержали его остальные парни. – Поехали в «Чику», там сегодня Варька работает. – Какая Варька? – спросил Кирилл, смутно перебирая в голове всех стриптизерш, которые работают в этом заведении. – Ну, та, которая Степку любит обслуживать, – загоготал Влад, еще один мужчина их компании, отчего Степка грозно показал ему кулак. – А-а-а, э-э-э-та, – нетрезво протянул Кирилл. – Ну поехали. Стриптиз-клуб был, как и всегда, переполнен мужчинами разных возрастов. Компания Кирилла и его друзей иногда наведывалась туда по пятницам или субботам, но особенно тогда, когда Кирилл возвращался из очередной командировки домой. Так он старался заглушить в себе обиду на невнимание Ксении и подавить свою душевную боль. Он предавался ласкам и мнимой платонической любви, стараясь компенсировать то, чего ему не хватало с его женщиной. Ксюша не была его законной женой, её устраивали ставшие обыденными вещами для нашего времени гражданские отношения. Как-то у нее все было не так, как у всех женщин. Наверное именно этим она и зацепила Кирилла три года назад, когда он настойчиво добивался ее, а она по-прежнему оставалась холодной и неприступной, как скала. Как только компания расположилась за столиком, откинувшись на мягкие диваны из красной кожи, к ним тут же подошла та самая Варя, о которой с таким наслаждением отзывался Влад. – Привет, мальчики! – подмигнув им, прокричала сквозь громкую музыку девушка. – Что заказывать будем? – Нам все как обычно, детка! – хлопнул ее по ягодицам Степка. – Водку, пиво и девочек! – Полегче, малыш! – игриво зарычала, как дикая кошка, Варя. – Я сегодня не настроена на жесткие игры, – а потом с придыханием прошептала ему на ушко: – Сегодня я хочу нежности… – О-о-о-у… – удивился Степка. – Я всегда готов. Музыка, алкоголь, нагие танцовщицы и умелые Варины уговоры выпить еще, сделали свое дело – Кирилл приехал домой таким, каким себя давно не помнил. Вернее, он не помнил вообще ничего из того, что произошло в тот вечер. Совсем. Утром Кирилл с острой головной болью резко отпрянул от рядом лежащей Ксюши, усилием воли раскрыл глаза и наблюдал за тем, как она удовлетворенно улыбается. Ксения расслабленно расположилась на второй половине кровати. Ее светлые волосы разметались на подушке, подчеркивая ее золотистый загар из солярия. Ее большие карие глаза блестели каким-то триумфом, будто она отхватила самый лакомый кусок в этой жизни. Солидно выпирающий бугор в паху Кирилла притягивал ее возбужденный взгляд. Ее рука проказливо пробежалась по подтянутому торсу мужчины, двигаясь все ниже и ниже. Кирилл словно оцепенел. Он совершенно не мог узнать Ксению. Она ли это? Та, которая все время была отстраненной, холодной и сдержанной. Но сейчас в нее как будто вселилась сама Афродита. – Ты?! – ошеломлено выдохнул Кирилл сиплым спросонья голосом. У него раскалывалась голова, и он с трудом унимал странную щемящую боль в груди, смешанную еще с каким-то чувством. Напряженный мужской член ломило от неудовлетворенного вожделения. – Конечно, милый. А почему ты спрашиваешь? Ты ожидал увидеть кого-то другого на моем месте? – уверенно принялась читать нотации Ксения, при этом растягивая пухлые губки в красивой улыбке. Кирилл моментально вскочил с кровати. В висках шумело, мысли спутались, он не помнил ничего, что произошло прошлым вечером: как добрался до дома, как оказался в постели, да еще и абсолютно раздетым. Его штормило и шатало из стороны в сторону. – Что вчера произошло? – спросил мужчина, устало ложась на скользкие шелковые простыни. – Котик, разве ты не помнишь? – пикантно промурлыкала она, рисуя линии длинными ногтями на простыне. – Вчера был такой умопомрачительный секс! Нам было так классно вдвоём… Кирилл насупился, пытаясь вспомнить события, при этом смешно закусив нижнюю губу. Бар, стриптиз-клуб, Варя, Света, а дальше… темнота и пьяный угар. Его жизнь превращалась в рутину. Дни сменяли друг друга. Ранний подъем, пробежка по парку, каша или жареные яйца в сковороде и крепкий кофе. Кирилл уже который день не на шутку задумывался о том, чтобы разорвать отношения с Ксенией. Ему надоело ее бесполезное присутствие, он буквально задыхался от нелюбви к этой девушке, небрежно закинувшую свою ножку на его оголенное бедро. – Кири-и-и-и-ил, – протянула Ксения, прижимаясь к задумчивому парню. Он нахмурился и неловко отодвинулся от девушки. – Ми-и-и-лы-ы-ый, – снова проворковала она, потягиваясь гибким стройным телом. – Мне так жаль, что ты не помнишь нашу с тобой ночь… Это было потрясающе… – Ага, – рассеянно проговорил Кирилл, прикрыв ладонью глаза. Ее белокурые локоны рассыпались по вздернутой груди. Одеяло, которым сначала робко прикрывалась Ксения, скатилось вниз, оголяя ее стройное, как у модели, тело. Кирилл не заметил, что на внутренней стороне бедра девушки виднелись светлые потеки его спермы. Ксения, наблюдая за его отрешенным взглядом, усмехнулась: – Я в душ, а потом пожарю тебе яичницу. Над спальней нависло молчание. – Ксюш, давай расстанемся? – Что ты сказал? – Давай расстанемся? – Я не отпущу тебя! Слышишь? – вдруг истерично заорала она. – Тише, у меня болит голова, – прохрипел Кирилл, с трудом подавляя в себе злобу и бешенство. Он простонал и обхватил голову руками. – Зачем? Зачем мы вместе, Ксюша? Девушка подскочила в постели, сжимая кулачки. – Нет! Ты не посмеешь меня бросить! – Ксюша-а-а! – прорычал мужчина. – Не провоцируй меня. Твою мать! Глава 11 Бр-р-р-р! Вновь реальность. – Нет, не помню, – процедил Кирилл. – Вернее, я помню, что был пьян, а всё остальное… Знаешь, я уже вообще ни на что не рассчитывал, приходя домой. А если и мог, то это всегда происходило под твоим контролем: резина и все такое… Это нельзя, то нельзя… Собственно, кому я рассказываю… – Савченко, я что-то не слышу радости в твоем голосе,– язвительно заметила Ксения. – Ты не рад, что скоро станешь папочкой? – А ты уверена, что беременна и что этот ребенок мой? – строго спросил он. – Да как ты вообще мог подумать, что я нагуляла его? С тобой был секс два месяца назад. Все. Че еще надо? – начала раздражаться девушка. – И вообще… Если ты мужик, то соберешься и приедешь в Питер. А если… – Я не хочу слушать очередной бред, – прервал ее Кирилл, сжав мобильный в руке, так, что раздался треск его корпуса. – Я постараюсь приехать в ближайшее дни. До встречи. Он нажал на кнопку отбоя. Только этого сейчас не хватало. Он давно не любил Ксению и прекрасно понимал, что еще в его последний недолгий приезд домой, она уже понимала, что между ними выросла огромная пропасть, через которую перешагнуть, заново не выстроив крепкий и надежный мост, будет практически невозможно. Слишком много отделяло их друг от друга. Они были слишком разными: она – зацикленная на шмотках и отдыхе менеджер по рекламе на полставки, он – прагматичный и читающий техническую литературу инженер со стремлением сделать убойную карьеру. Его все устраивало, и он даже готов был терпеть, если бы не ворвавшаяся в его жизнь Полина. Была ли Полина его девушкой? Всего один раз бурного секса без обязательств порой абсолютно ничего не значит в современном мире. Поцелуи, комплименты, прогулки, цветы – это всего лишь красивая мишура, без которой невозможно перейти на вторую стадию отношений. «И вообще, кто сказал, что после этого она моя? – уныло размышлял Кирилл, кусая от досады губы. – Она, оказывается, со многими умеет быть ласковой и приветливой». Полина, гордо расправив плечи, маневрировала в толпе, а Дмитрий не оставлял девушку ни на секунду одну. Кирилл проводил их пристальным взглядом, пока они не скрылись среди людей. Он усмехнулся: пара хорошо смотрелась вместе. Сердце стиснула тупая боль. Полина и тот парень казались счастливыми и, если бы он ее не знал, то подумал бы, что они – настоящая семья. Мужчина замер, стоя посреди торгового зала, и взвешивал все факты последнего времени. Он и Полина знакомы всего лишь месяц. Полина была невинна, но сама отдалась ему, несмотря на то, что обещаний никаких он ей не давал. У нее есть какой-то друг, с которым она готова приятно проводить время, а что у него?.. Три года гражданского брака с Ксенией, которая беременна (от кого и беременна ли она вообще – это ещё нужно выяснить, но факт остается ПОКА фактом) и ждет его дома. Только дом его не здесь, а в Питере… – Что стоишь как истукан на дороге, – недовольно проворчала какая-то старушка, неповоротливо пытаясь обогнуть Кирилла. – Иди уже куда-нибудь! Не пройти – не проехать! Кирилла словно по голове ударили. Он вздрогнул, решив не отвечать грубостью пожилой женщине, и медленно пошел в сторону выхода из торгового центра. Было такое чувство, точно он с большой скоростью падает вниз в дымящемся самолете, который затем потерпевает крушение и разлетается на множество мелких осколков. «М-да… А если бы наши отношения с Полиной зашли дальше, если бы я познакомился с ней чуть раньше, в то время как Ксения оказалась бы беременна, к примеру, от меня? Тогда наши встречи не могли бы тянуться еще дольше. Рано или поздно, я должен был бы рассказать Полине об этой беременности, и тогда она бы все равно ушла от меня. Ведь ей явно не нужен женатый и имеющий детей мужик», – Кирилл старался подбодрить себя, но выходило это у него совсем плохо. Когда мужчина вышел на улицу из торгового центра, у него окончательно спутались мысли. Он решил, что сейчас ему необходим лишь отдых: нужно было еще раз все обдумать и решить для себя – чего он хочет от этой жизни. Глава 12 – Я тебе в тысячный раз говорю, – вздохнув, сказала Полина. – Димка, не надо меня провожать! – Да уж конечно! Полинка, на улице вон какая темень! Ты спятила – идти одна? – ласково промурлыкал Дима, обняв девушку за талию. Его волнующие карие глаза рассматривали снизу вверх фигуру девушки, освещенную светом прожекторов автомобильной парковки. Полина пробыла в его окружении всего один короткий вечер, но уже изнемогала от его слащавой опеки над собой. Все началось, когда она сегодня сдуру согласилась на его предложение провести с ним время. Хотя девушку не раз посещали мысли, что в этом же торговом центре она видела Кирилла. Красивого, серьезного вида брюнета невозможно было не заметить или перепутать с кем-то другим. – И что такого? Я часто хожу домой одна. И ранним вечером, и довольно поздно. Как видишь – жива и здорова, – угрюмо ответила она. Настроение у девушки было скверное. У нее было предчувствие, что Кирилл находится где-то рядом с ней, что он ее увидел – а она его – нет. Она на себе чувствовала его пристальный взгляд, но это ощущение довольно быстро прошло, когда рядом с ней стал ворковать Димка. Полина еле стерпела, чтобы не нахамить давнему, но такому назойливому другу. – А если встретятся бандиты, воры или убийцы? – с валуевой ухмылкой вообразил Димка. – Сам ты бандит. Маньяк, – ответила, показав зубы Полина. – Да ладно?! – скептично понизил голос он, аккуратно поправляя золотистую прядь девушки. – Я – и маньяк? Полина насупилась и так же хмуро промолвила: – Сексуальный. – Ты считаешь меня сексуальным? – смеясь и пытаясь разрядить обстановку, хитро уточнил Димка. Полина сдвинула брови. Ну, только этого не хватало! – Нет, просто обыкновенным маньяком! – усмехаясь, произнесла девушка. –Обыкновенным?! – прыснул от смеха. – Да, просто маньяком, – снова нахмурившись, кивнула она. – Почему? – нисколько не расстроился и не обратил внимание на обиду Димка. Наоборот, его чрезвычайно веселила эта шуточная стычка с Полиной. – А как иначе? – Полина, как ни в чем не бывало, выразительно смотрела на Дмитрия снизу вверх. – Ты попался мне на глаза утром, потом после занятий да еще и уговорил разделить с тобой мои планы на вечер. Не я, но другие бы точно подумали, что ты следишь за мной! – На самом деле ты просто сразила меня своим видом, – обстоятельно и даже чуточку философски выдал Димка. – Разве тебе никогда не говорили, что ты немыслимо, просто фантастически привлекательная и сексапильная девушка? – Господи, Дима, ты совсем спятил! – остановила она его и от волнения обхватила ладонями свое лицо. – Поля, это ведь правда! – вновь попытался начать Дмитрий, приближаясь к девушке и незаметно протягивая руку к ее талии, чтобы обнять ее и прижать к себе. – Хм… Чувствую, что у меня крупные проблемы, – усмехнувшись, вновь добавил он. – Какие? – непонимающе посмотрела на него Полина, пошатнувшись и сделав попытку шагнуть назад. – Мои мысли уже заняты только тобой, – прошептал он, но затем осекся. – Как другом, разумеется. – Дим, мне пора домой, – сделав вид, что не расслышала его слов, сказала Полина и покрепче обхватила рукой коробку с подарком для Таси. – А как же проводить? – упорствовал парень, но Полина категорически обрубила все его стремления проводить ее домой. – Извини, Дим, но у меня есть парень. – Давно встречаетесь? – прищурился Дмитрий. – Не очень, если честно, но он мне очень нравится, понимаешь? -шепотом произнесла Полина, и ее щеки загорелись даже от одной мимолетной мысли о Кирилле. Дмитрий отчетливо ощутил, как пламя зависти и чувство соперничества вспыхнуло в его сердце. Парень поморщился. Какой же он был идиот, раз думал, что через столько времени его Полюндра с большими изумрудными глазами и огненными вьющимися волосами будет все еще его любить и ждать, когда он вернется обратно. – До встречи, – негромко, почти шепотом промолвила Полина и быстро выскользнула из рук Димы. Мужчина оцепенел там же, где и стоял, крепко сдавливая пальцы в кулаки. Красивое, мужественное лицо перекосил гнев. Он хрипло набирал воздух в легкие, и ему сложно было контролировать свои подступающие к самому горлу эмоции. Но, до боли прикусив нижнюю губу и скрипнув зубами, Дмитрию все же удалось справиться с свои негодованием. Когда он совладал с собой, Полины уже рядом не было. Всю ночь Кирилл не мог уснуть, он даже попытался полностью абстрагироваться от внешнего мира, отключив мобильный телефон и задернув поплотнее тяжёлые атласные шторы, в то время как Полина безрезультатно посылала ему смс-сообщения и переживала, почему он вдруг исчез из ее поля зрения. В конце концов, смирившись с возникшим положением, она провалилась в сон, с головой укрывшись одеялом. Ее разбудила не мелодия будильника, а короткая трель входящего сообщения на мобильный мессенджер. Вскочив с постели и моментально проснувшись, девушка подхватила телефон и, часто моргая, старалась правильно прочитать послание: Кирилл: "Доброе утро. Полина, я сегодня подъеду к твоему университету до начала занятий. Нам нужно поговорить. Напиши, во сколько ты будешь у корпуса. До встречи". Полина: "Доброе утро! Я себе места не находила, куда ты пропал? Буду в 8.40. Что случилось?" Кирилл: "Понял. Буду". Она ровным счётом ничего не понимала, но в голове засела мысль, что он всё-таки видел ее вчера с Димой в том торговом центре. Но они же не переступали черту их приятельских отношений! За что на нее можно держать обиду? Если это на самом деле так, то она непременно все объяснит ему, и он, выслушав ее, обязательно поверит, что между ней и Дмитрием ничего, кроме дружбы, нет. Что же делать? Необходимо было срочно привести себя в порядок. Несмотря на короткие и довольно холодные сообщения, девушка была бодра и беззаботна от ожидания предстоящено свидания с Кириллом. Полина даже не могла предугадать, что только что разливающаяся в душе радость вскоре вытеснится острой и нескончаемой болью. Казалось, что погода сама сгущает краски, навешивая над их головами хмурые серые тучи и устраивая ветру настоящий марафон, который со свистом срывал головные уборы и швырял песок под ноги. "У природы нет плохой погоды, каждая погода – благодать", –  трындела Полина себе под нос. Когда она представляла себе, как он обнимет ее при встрече, у нее начинали порхать маленькие яркие бабочки  в животе. Ради него она красиво причесала волосы и сделала макияж чуть ярче обычного. В отражении зеркала она видела привлекательную девушку с гладкой кожей и выразительными и глазами, чем осталась очень довольна. Полина буквально летела в университет, не обращая внимания на начинающийся моросящий дождь.  Она, переминаясь с  ноги на ногу, в черных капроновых колготках и короткой юбке с трепетом ждала, когда к крыльцу здания плавно подрулит его белая иномарка, он выйдет из передней двери – такой любимый… самый лучший, а затем прижмёт ее на глазах у всех ее однокурсников, жадно целуя в ее пухлые губы. Сердце громко колотилось от предвкушения, готовое выскочить из груди. Ее отрезвил раздавшийся звонок на ее мобильный. – Полин, не жди на улице. Заходи в корпус, я туда подойду, – приятный  мужской, но, в то же время,  напряженный, голос раздался в трубке. – Я не замёрзла, Кирилл, – выпалила она. – И дождь уже заканчивается. К тому же, я взяла с собой зонт. Клокочащий звук шин по мокрому асфальту заставил ее обернуться. Сглотнув, она почувствовала сладкое ожидание того, как Кирилл выйдет из своей машины и подойдет к ней… Он не знал, что ей сказать, хотя несколько раз продумывал разговор в голове и даже репетировал его утром перед зеркалом в ванной. Ему честно хотелось сейчас просто ударить по газам и скрыться прочь от манящих его зелёных глаз, но сделать он этого не мог. Тогда он будет окончательно считать себя последним из моральных уродов и подлецов, каких ещё поискать. Но мужчина прекрасно понимал, что игнорирование и молчание еще никому не приносило пользу. – Привет, Кирилл! – не отрывая от него глаз, обрадовалась Полина. Кирилл открыл дверцу автомобиля и шагнул под мелкий дождь. Он был сегодня нехарактерно для него уж через чур хмурым и серьезным. Усталое выражение лица говорило о проведенной бессонной ночи. На его кожаную куртку капали маленькие капли дождя, волосы стали слегка влажными, что придавало ему ещё более  мужественный и привлекательный вид, а на его крепкой шее выступали напряжённые канаты вен. Его, казалось, больше нисколько не волновало то, что они стоят прямо посреди университетского крыльца, и их пытаются обойти опаздывающие на пары студенты. – Привет, Полина, – сдавленно вымолвил он. Его сердце невольно стало сильнее биться еще тогда, когда он вырулил на улицу, ведущую к педагогическому университету. Душа дрогнула при виде  стоящей на мокрых ступьках фигурки под сиреневым зонтом. Увидев радостное личико девушки, он выдохнул со всей силы поток воздуха из своих легких, набираясь смелости и настраивая самого себя на нелегкий разговор и ожидаемое разочарование в ее малахитовых  глазах. Затаив дыхание, с замиранием сердца Полина ждала, что вот сейчас он подойдёт, притянет ее своей сильной рукой к своей широкой груди и  обхватит ее жаждущие губы своими губами: волевыми, мужскими, требовательными. Но ничего из того, что она себе представляла, не произошло. Кирилл стоял перед ней, спрятав руки в передние карманы модных серых брюк, и внимательно смотрел на нее, будто выжидая  подходящий момент. Его взгляд не излучал удовлетворение, спокойствие и хорошее настроение. В нем отчётливо читалось отчуждение, пустота, тревога и беспокойство. Полину передернуло от этого оотстраненного вида мужчины, тело тут же покрылось мелкой дрожью. – Привет, – дрожащим голосом вновь поздоровалась она. Она беспомощно посмотрела на него и ждала его дальнейших действий. – Как ты доехал? – девушка попыталась завести разговор. – Сегодня неважная погода… – Полиночка, – вкрадчиво начал мужчина и почувствовал, как его виски пульсировали от адской боли: каждое слово, произнесенное девушкой, отдавалось силтным звоном в ушах. Кирилл я уже как можно скорее сказать все то, что запланировал, и избавиться от этого навязчивого чувства совести и дурацкой сентиментальности. – Я хотел с тобой поговорить, – прошептал он, на момент опустив глаза вниз. Полина внутренне напряглась и продолжала ждать его следующих слов. Она не могла определить, почему вдруг так  стала нервничать, а сердце дернулось от неприятного предчувствия. Ощущение того, что сейчас все пойдет не так, нарастало с каждой секундой. – Я уезжаю, – наконец выдохнул он. – Обратно. В Питер. – Но ты же вернёшься? – на глаза навернулись слезы, которые стояли солёными лужицами на нижних веках. – Полина… Я не знаю… – поджал губы он. – Мой контракт здесь, наверное, будет разорван. – Но почему? – с отчаянием вырвалось у нее, грудь сдавило от щемящей боли. – Я должен вернуться домой. У меня появились неотложные дела, – он вдруг подошёл к ней ближе и взял в свои ладони ее промокшее под дождем лицо. – Пойми… Я не могу тебе ничего обещать, потому что это будет неправильно с моей стороны. Полина попятилась назад. Губы задрожали от нахлынувших эмоций. – Но, я думала, что мы… – задыхаясь и, сама того не замечая, кусая губы до крови, прошептала она. Второй раз… Второй раз в жизни она чувствует себя такой раздавленной. Первый – когда, ничего не объяснив,  уехал Дмитрий, а второй – сейчас, когда ей тоже не даёт никаких пояснений, Кирилл… уже, как она сама думала, ее любимый Кирилл. Девушка осознавала то, что сейчас она должна сохранить достоинство, показать свою крепость и твердость, и что если она в данный момент моргнет, то накопившаяся соленая вода хлынет и ручьями заструится по щекам. – Уезжай! – сжав со всей силы кулаки, чтобы продержаться эти  ужасные, раздирающие душу минуты, проговорила она. – Давай возьмём себя в руки… Без сцен, – опустошенно вздохнул Кирилл и отступил к машине. – Ты должна меня понять… «Слышишь, не реви, только не реви», – приказывала сама себе Полина. Она не могла понять и принять повода для такого внезапного поворота на другую дорогу. Ведь все складывалось так гладко и хорошо: он был нежен и заботлив, а их прогулки, их задушевные разговоры на закатах солнца, их первый секс… Неужели он разлюбил ее? А может никогда и не любил? – Извини, мне пора на занятия, – дрожащим голосом, будто не своим, чужим, сказала она и отстранилась от него ещё на шаг, наткнувшись спиной на большую ручку дверей учебного корпуса. – Счастливо…го… пути. Девушка, находясь в шоковом состоянии, наблюдала за тем, как парень сел в машину, завел мотор и резко сорвался с места. Глава 13 – Полюша, вот возьми, – с внимательностью и заботой сказала Тася, помещая в побелевшие пальцы Полины бумажный стаканчик с горячим чаем. – Тебе нужно прийти в себя, попей чаю. Станет лучше. Тасю буквально покоробило от пронизывающего малахитового взора подруги. Некогда сияющие глаза Полины омрачились и угасли от стоящих слез. Девушка залезла на широкий подоконник и, не шелохнувшись, смотрела на дырку в стене, пробитую для провода от кондиционера. Звонок давным-давно прозвенел, но девушки все еще сидели в укромном углу пустого коридора. Тася сочувственно смотрела на подругу и даже предположила, что ей не стоит в таком заплаканном виде идти на занятие. – Тась, – скуля, промолвила Полина, утирая под носом влагу. – Я что-то ничего не понимаю… – А уж я тем более, – откликнулась Тася, пожав плечами. – Кириллу нужно уехать, а он не говорит – почему, а я-то, дурочка, думала, что у нас с ним доверительные отношения…– она не смогла сказать больше ни слова – от слез из груди вырвался жуткий кашель, мешающий говорить. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/alla-polanski/svoy-chuzhoy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 139.00 руб.