Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Тиран Татьяна Дмитриевна Габитова Что делать, если одна неделя способна изменить твою жизнь до неузнаваемости? Что, если тебе осталось жить всего ничего, и ты ничего уже не можешь изменить. Ты попал в ситуацию, в которой лишь один выход – смерть. Остаётся трястись от страха неизвестности, сходить с ума и рыдать от приближения твоего часа. Легче становится лишь тогда, когда любимый человек бросается в эту пропасть за тобой, чтобы тебе не было так страшно…Я живу в мире, где нет никого живого…А он спасает мой мир от вымирания.Мои друзья оказались в десять раз сильнее меня самой, и эта история о них… В оформлении обложки использована фотография с https://pxhere.com/ru/photo/714473 Глава 1, «Корпорация убийц» Ночь накрыла город тёмным-тёмным куполом, словно защитной оболочкой от солнца и света. Почти весь город уснул под воздействием тусклой луны и звёзд, которые закрыл собой устрашающий туман. Людей на улицах почти не осталось, все они сидели дома, на диване, в кресле или в кровати, спали или читали книгу, готовили поздний ужин или укладывали детей спать. Жизнь плавно перетекла с улиц в многоэтажные высокие дома, в окнах один за другим выключался свет. И лишь в безлюдных, тёмных-тёмных дворах и узких переулках казалось, что ты ослеп навсегда и уже не увидишь свет. К темноте глаза привыкали, но всё равно казалось, что ты видишь лишь одну сотую от всего, что таит в себе это место. Маленьких детей с детства родители учат не ходить ночью по таким дворам. А те, кто ослушался, вздрагивали при каждом шорохе, аккуратно ступая на новый участок земли. По одному из таких закоулок города, по переулку в виде "плюса", поглощённому кромешной тьмой, шёл парень шестнадцати-семнадцати лет. Он оглядывался по сторонам, его бледная, светящаяся в темноте кожа покрылась мурашками, а в серых, как застилающий глаза дым, отражался страх. Он дошёл до перекрёстка улиц и посмотрел по сторонам. В левом переулке он ничего не увидел и облегчённо выдохнул. Но, стоило ему повернуть голову вправо, как он застыл на месте, табун мурашек уже затоптал его, носясь туда сюда: от шеи до пояса и обратно. В том тёмном переулке кто-то стоял и смотрел на него. Парень быстро отвернулся и пошёл быстрым шагом прямо, хотя ему нужно было свернуть налево. Но страх одолел его и было бы ещё страшнее, ощущая, как сзади тебя кто-то идёт. Чёрный капюшон парня спал с головы и времени одевать его обратно не было. Пшеничного цвета волосы трепал ветер, словно издеваясь на ним. Весь мир словно издевался над ним. Устрашающе прогремел гром, оповещая о беде. Но парень шёл без оглядки, надеясь, что чёрный силуэт не пойдёт за ним, а он выйдет с другой стороны переулка и пойдёт, куда ему нужно, другим путём. Но мир слишком не справедлив и податлив… В темноте глаза девушки нездорово блеснули, словно небольшая молния. Как она и хотела, парень не свернул, и он даже не думал, что, если он пойдёт прямо, то окажется в лапах талантливой, кровожадной и опытной убийцы. Губы девушки растянулись в такой широкой, безумной улыбке, что сам Джокер позавидовал бы. В совершенной тишине раздался звук чиркнувшего обо что-то металла, и в темноте быстро блеснуло и потухло лезвие ножа. Обычный перочинный нож, но сколько он боли принесёт, окажись он в руках опытного убийцы… Девушка вышла из-за угла бесшумными, маленькими шагами, настигая парня всё быстрее и быстрее, словно фурия. Наконец, до юноши дошло, что он попал в тупик, как только он ближе подошёл к кирпичной стене и разглядел её в темноте. Глаза парня медленно стали округляться и застилаться ужасом. Он сделал медленный шаг назад, и это был его последний шаг… по коже вновь пробежали мурашки, на этот раз от кончиков пальцев на ногах и до кончиков волос… Сверкнула молния, освещая на секунду всё вокруг, но бедный, до смерти напуганный парень не успел ничего увидеть. В его глазах всё вмиг потемнело, как только на плечо легла чья-то рука…маленькая, хрупкая, но такая устрашающая! Он мог умереть в ту же секунду от страха, но тело всего лишь парализовало, а он сам остался в сознании. Лучше бы он упал в обморок… Чей-то силуэт вышел из-за его спины, всё ещё держа руку на плече парня, и перед его лицом оказалось овальное милое лицо девушки. Парень облегчённо выдохнул. Что ему может сделать хрупкая низкая девушка? Вот только губы её как-то устрашающе растянулись в широкой, безумной и кровожадной улыбке, обнажая зубы. Парень вздрогнул и хотел уже попятиться назад, но в тусклом свете луны сверкнул раскладной нож в руках у девушки, и он снова окаменел от ужаса. Этот ужас и застыл в его серых, уже стеклянных глазах навечно… Нож полоснул по горлу юноши, из его рта и раны фонтаном полилась кровь, а сам он безжизненно упал на землю. Девушка продолжала стоять над ним, словно превосходствуя. Эта ночь для всех стала сюрпризом… Для беззаботных жителей – самой тёмной. А для непослушных детей – самой страшной… А для неё, – как и всегда, самой обычной… ****** – Тиран, дай списать анатомию, а? – Опять не выучил, где у человека солнечное сплетение? Но это в последний раз, Кайл. Ясно? – Спасибо, Тир! – Но с тебя та кувалда, которую ты украл на прошлой неделе. По рукам? – Замётано! Думаете, это обычные подростки обсуждают школу? Ох, как же вы ошибаетесь… – Нам пора на теорию. Идёшь? – это мой друг Кайл. Смешной, высокий пацан с чёрными короткими волосами. Он постоянно ходит, как бревно и носит красно-чёрную кофту с капюшоном, который часто одевает на занятиях, и не только… – Да, иду. – а это я. Меня прозвали Тираном, но позже вы узнаете, почему. А на самом деле меня зовут Стеф, и нам по семнадцать лет. – Не понимаю, как ты можешь любить учиться. Это же скучно! – Кайл вытащил из кармана металлический складной нож и стал профессионально крутить в руке между пальцев. – Мне нравится узнавать что-то новое. Правда, этого нового нам не выдавали уже года два. – Тиран, ты реально тиран! – засмеялся парень и вошёл наконец в кабинет. Я лишь самодовольно ухмыльнулась. – А сам-то! Скольких на этот раз? – мы вошли в кабинет, профессора Плата ещё не было, поэтому было шумно, и мы могли спокойно поболтать. – Пф-ф, я практиковался! Подумаешь, троих. Ты можешь в три раза больше, в три раза лучше и качественнее, и в три раза креативнее, Стеф! – Кайл восхищался мной, чем приводил меня в краску и застенчивость. Но сказанное им было правдой. Хотя бы насчёт "в три раза больше". – О, Стеф! Расскажи, как вчера ты выполняла задание! – парень с задних рядов закричал, и в классе наступила тишина. – Да, так, ничего особенного. Просто шла в черном капюшоне, заранее зная, что он пойдёт по тёмному переулку сзади. Уронила из кармана "нечаянно" карточку, которую он поднял и побежал за мной. Он похлопал меня по плечу, а я развернулась и дала ему кастетом в глаз. Ну, в общем-то всё. – Афигеть, ну ты даёшь, Стеф! Это определённо пятёрка! – весь класс, как обычно бывало после рассказа, вздохнули, так как у них были скучные обычные задания. Вы не понимаете о чём я? – И действительно, Стефания. Это пятёрка! – неожиданно раздался голос профессора, и все посмотрели на стоящего мужчину. И давно он тут? Я улыбнулась и стала впитывать новые знания. Если вы до сих пор не поняли, то я учусь не в обычной школе. Я учусь в корпорации убийц. И наша главная задача – убивать. В этом я профессионал и отличница. Правда, у нас нет так называемых "ботаников". У нас отличников называют самыми крутыми и элитой школы. Так что я могу себя так назвать. Но не буду. Я не хочу быть какой-то популярной. Я просто убиваю. И делаю это лучше всех, но это не круто и не хорошо. Мы все делаем это безразлично. Отключаем эмоции и гормоны, идём и колечим жизни. Но не простых людей. У нас война между двух корпораций. Наша – Корпорация Убийц. А наши заклятые враги – Корпорация Зла! Им дают задания либо просто избивать наших, либо убивать, а нам наоборот, – убивать их учеников иди избивать. Но самое важное – это то, что мы подростки. И у нас есть сердце. Нас научили быть сдержанность в эмоциях, но только на заданиях. А в выходные всё, как обычно. Мы живём на территории школы. В двух корпусах, мальчики в одном, девочки в другом. Нас бросили родители. У кого-то они погибли, у кого-то их нет с рождения, как у меня. И нас отправили сюда. Самых смышлёных и самых разбитых. Мы – сумасшедшие. Но так и должно быть. Нормальных сюда не берут. Регулярные споры, драки, выяснения отношений, любовные измены и, конечно, вечеринки в корпусах, – это всё здесь разрешается. Нам не запрещают пить алкоголь и курить, не запрещают спать с кем-то или устраивать вечеринки по выходным. Заплетается лишь принимать наркотики, резать вены и т. д. Это наш Рай, и он нас принял. Это наш Рай, а для кого-то мы – Ад. Ад в Раю, забавно, правда? После занятия мы с Кайлом шли по коридору и спорили насчёт того, что лучше. Он настаивал на ножах, а я на пистолетах. В итоге мы не решили, что лучше. Так как я увидела драку в коридоре. Какая-то крашенная стерва приставала к новенькой. Я поняла, что девушка с вьющимися пустыми волосами была новенькой, потому что знала всех в школе, а её видела впервые. К нам часто приводили новеньких разных возрастов, и я старалась запоминать всех. – Да кто ты такая, чтобы указывать мне, что делать?! Это моё место, и ты не имеешь право вставать со мной рядом! Я тут самая популярная, мои ребята быстро разберутся с такими невежами, как ты, поняла? – это кричала на весь холл бешеная крашенная стерва. – Вот как? – сказала я сзади крашеноголовой. Я не любила хвастаться своей популярностью, но это пригождалось в защите новых людей от таких тварей, что передо мной. Я помнила, какого это, когда все издеваются над тобой. Маленькой, беззащитной, а ты даже не понимаешь, где находишься. – С каких пор ты стала самой популярной, Лия? Тебе показать, что я делаю с такими невежами, как ты? – сказала я, когда девушка со страхом медленно обернулась и увидела меня. – Стеф, я…я больше не буду! Пожалуйста, я не знала, что ты это заметишь, я не хотела, я не буду! – голос бедной напуганной дуры дрожал, и она заикалась от страха. – То есть, если бы я не заметила в следующий раз, ты бы продолжила? – спросила я, цепляясь за брошенную фразу. – Ну…я…, – девушка с фиолетовой головой замялась. Обычно я даже не разговаривала с такими. Но в этот раз мне захотелось посмотреть на их страх. Показать новенькой, что они тоже боятся. Но более высшей силы, чем они сами. И эта высшая сила я. Меня считают на равне с директором. И это правда. Директор не слушает никого, кроме меня. Я добилась высот в этой школе, и не пользуюсь ими так, как это делает крашеноголовая. В общем, поговорили и хватит. С одного прыжка я приземлилась прямо на девушку и начала её бить кулаком по лицу, делая его уже не таким симпатичным как раньше. Она визжала, пыталась отбиваться, но от меня ни один злой и чёрствый человек не уходил в этой школе целым. Каждому из них доставалось, с разговорами или без. Рядом стоящий Кайл молча смотрел. Он знал, что бесполезно меня останавливать. И он понимал, что девушка заслужила расправы. – Иди отсюда, и в следующий раз будет хуже. И кто тебя только привёз сюда, ты даже защищаться не можешь! – крикнула я вслед девушке, которая шла быстрым шагом по коридору, держась за разбитый нос. – Я привёз её сюда, но то, что она не умеет защищаться, чистая правда. Попрошу профессора Ларда поставить ей двойку в боях, – раздался голос директора сбоку. Все, находящиеся в холле и до этого наблюдающие за расправой, стихли. Они ждали, что будет. А по взгляду новеньких я поняла. Им интереснее всего, ведь нужно узнать, что бывает таким, как я. А я без всякого страха подошла к накаченному мужчине в майке и шортах и пожала руку. – Спасибо тебе, Стеф, – сказал он, и все ахнули. А вы думали, он отчислит меня? – благодаря тебе в школе порядок, и нет хаоса. Что бы я делал без тебя, даже не знаю! – Опять спортом занимались, мистер Фелл? – спросила я, улыбнувшись своей похвале. – Да, сходил тряхнуть стариной. – Вам всего сорок пять, а выглядите так, что вон та девушка сейчас уронит челюсть в лужу из собственных слюней, – я пальцем показала на девушку, которая, как и все, внимательно слушала наш разговор и восхищалась нашим отношениям с директором, пуская на его тело слюни. Услышав это, все засмеялись, включая и мистера Фелла, а она покраснела до кончиков ушей. – Ладно, я пошёл дальше заниматься, а ты осторожнее, – думаете, он имел ввиду, чтобы я была осторожнее, мало ли кто-нибудь меня покалечит? – не убей никого, – естественно, нет! Мужчина подмигнул мне, и побежал по коридору в сторону спортзала. – Стефания! – крикнул он уже из глубины коридора, никто из присутствующих всё ещё не осмеливался сказать что-то, – приходи на уроке в спортзал, потренируемся вместе! – вот тут все новенькие раскрыли рты. Да, я дралась с директором. На уроках. Потому что он мне, как отец, не виду в этом ничего такого. А на уроках учат в основном уже взрослых новичков азам, которые я прошла года три назад, сижу на них просто так, надеясь услышать что-то новое. Иногда прогуливаю. А иногда делаю это с мистером Феллом. – Всегда удивлялся вашим отношениям! – сказал Кайл, когда мужчина скрылся из вида в коридоре. – Он мне как отец, – сказала я так легко, будто он и правда им был. В каком-то смысле, да. Он даже хотел удочерить меня, но я отказалась. У него жена и двое детей, а если бы он сделал это, я бы не смогла ходить в эту школу. Все, кто выходит за её пределы, попадают в тюрьму. В независимости от возраста. Это отчисленные или сбежавшие, но если ты попадаешь в семью, это бесполезно. Тюрьма. Так нас учат быть преданным, выполнять все правила школы, в частности не сбегать из неё, если это не из-за задания, на задания нас и так отпускают, и, конечно, нас учат тому, что семья – это плохо. Потому что мы должны думать максимум о парне или девушке, с которым встречаемся, но если помимо этого есть любящие тебя родители или братья и сёстры, то ты отвлекаешься в три раза больше. Уж лучше думать о ком-то одном. Тупая логика, я знаю, но что поделать. Эти правила остались со времён прошлого директора, отца мистера Фелла. Когда он умер, в школу пришёл его сын, и управляет ей уже десять лет. Но правила он оставил прежними. И они мне нравятся. Я могу безнаказанно наказывать тех, кто пользуется безнаказанностью в плохую сторону. Как сказал мистер Фелл, благодаря мне в школе царит порядок, не смотря на правила безнаказанности. – Спасибо тебе! – тихо сказала девочка, которую я только что спасла от какой-то дуры. Было видно, что девочка закомплексованная и замкнутая в себе. – Да не за что! Дам тебе совет, будь дерзкой и бойкой. Не бойся и бей. Это не сложно, это может каждый. Главное, не боятся. Поняла? – сказала я и прозвенел звонок. Кайл попрощался со мной и ушёл по своим делам, тоже прогуливать занятия. А я пошла в спортзал на спарринг с мистером Феллом. – Стефания! – крикнула мне вслед девочка, я обернулась. – Ты здесь самая крутая и добрая, да? – с надеждой в голосе спросила она. – Ну, типа того, – я усмехнулась и пошла дальше. Самая добрая…убийца не может быть добрым в принципе. Или может?.. Глава 2, «Информация» – Что с тобой, Стеф? Бей жёстче, как умеешь. Я, конечно, старый, но силы пока не растерял, не жалей старика. Давай! – мистер Фелл, как всегда подбадривал меня, будто самоубийца нарывается на желаемое. Никогда не понимала его. Ему больно, но ему мало. – Да, я сонная просто. – Ну, да, двенадцать часов, – Джордж ухмыльнулся. Вот паршивец! Через секунду его ухмылка сползла с лица, а сам мужчина уже лежал на полу. Настал мой черёд улыбаться. – Ладно, твоя взяла! – мужчина, смеясь, встал с пола, – закончим на этом. Но завтра продолжим. А сейчас перейдём в кабинет и к делу. Мы с Джорджом ушли из спортзала, и наш тренер с облегчением выдохнул, так как на сегодня разрушений в его прекрасном "кабинете" хватит. В кабинете у директора я быть уже привыкла, поэтому мне было не страшно сидеть там, будто первокурснице, которую должны были ругать. Мы всегда тут пили чай, разговаривали по душам, и я знала здесь каждый угол. На этот раз чай пить мы не собирались. – Ты, наверное, уже знаешь, что перешла на новый уровень и можешь не просто драться, но и добывать информацию о жертвах для юных учеников. – я радостно улыбнулась, ведь ждала этого момента три года! Перейти на новый уровень в нашей школе могли не многие. Добытчиками информации могли стать единицы, а некоторые уже лет десять сидели на заданиях с убийствами и драками. У меня же прошло всего три года. Я могла выполнять задания, более трудные, чем просто кого-нибудь бить и колечить. – Вы даёте мне задание нового уровня?! – с надеждой в глазах спросила я. – Да, – мужчина улыбнулся и протянул мне какие-то бумаги. – Ура! – взвизгнула я, вскочила с кресла, на лету схватив бумаги и двумя шагами оказалась около двери. – Стеф! – я уже открыла дверь, чтобы вылететь из неё окрылённой и счастливой, но мне пришлось обернуться, – на задание тебе два дня, принесёшь мне в кабинет в понедельник, в выходные поработать сможешь же? – сегодня была пятница. – Да, конечно, смогу! К нам на вечеринки часто приходят разведчики "Зла", а сегодня и завтра у нас вечеринка в двух корпусах, – доложила я директору, и не думайте, за это меня никто не побьёт и не скажет, что я их сдала. Я уже говорила, что вечеринки и развлечения у нас разрешены. Иначе, по словам директора, никакой жизни нет. И я с ним согласна. На наших выходных всегда весело. Мужчина просто кивнул мне, и я наконец-то смогла вылететь из "гнезда" навстречу новым заданиям. А в бумагах была фотография, имя, и некоторая информация о человеке, которого мне дали изучить "от и до". На фото был симпатичный парень в очках, которые ему очень шли. На вид он был мои ровесником. Он словно сошёл с обложки журнала, ослепительно улыбаясь на фото: овальное лицо, немного видны были скулы, пухлые губы растянуты в улыбке с милыми ямочками, густые брови, тёмные глаза, словно кофе и чёрные волосы. Я тяжело вздохнула. Его тёмные глаза манили и топили в себе. Настоящий убийца женских сердец! Или это только моё сердце забилось чаще? На фото он был в яркой синей толстовке, и я постаралась запомнить её, чтобы его легче было найти. Но для начала я прочитаю о нём и поищу на вечеринке в корпусе мальчиков. Надеюсь, он будет там. Боже, красавчик…нужно почитать его дело, надеюсь в задании ему нужно будет поставить только маленький фингальчик под глазом? Подумала я с надеждой и облегчением, что бить его буду не я. Но в конце листка было красными буквами написано "Устранить", что значило убить его…сердце с болью сжалось. Я не позволю этому случиться! Я не могу…мне больно от одной мысли, что эти глаза станут невзрачными и пустыми. Но я не могу ничего поделать. Такова наша жизнь. Кто-то выживает, кто-то умирает. И так всегда, не только в корпорациях. В детстве мне говорили, что всегда нужно жертвовать. И жертвовать либо собой, либо отпускать других. Я даже не знаю этого парня. Он просто симпатичный и всё тут. Я почитаю о нём и отправлюсь добывать информацию, отключив эмоции, как меня учили. Словно идти с закрытыми глазами, только видеть силуэты и, как робот, выполнять команды. Я просидела конец этого урока, затем следующий, на лавочке, читая, совсем забыв о еде и учёбе. Как я говорила, там нас ничему новому уже не научат. Нам разрешено прогуливать. Просто в конце года устроят зачёт по пройденным в прошлых годах темам. "Макси Эндрюс, семнадцать лет. Корпорация Зла, корпус номер шесть, комната тринадцать. Общая оценка: "пять". Второй уровень." Это всё, что было написано о нём. Остальное я должна была узнать сама. Я приметила для себя, что он, как и я, отличник, раз общая оценка у него "пять". Значит, он умный и смышлёный, будет трудно подобраться к нему ближе. Если он будет здесь, как разведчик, то может легко меня убить где-нибудь за углом. Хотя здесь часто приглашают на вечеринки знакомых с улицы. Потому что совсем без обычных людей скучно, но это опасно, ведь, кто знает, кем этот "обычный" человек окажется. Может, это разведчик "Зла", который ищет информацию о тебе. Поэтому нас часто параноиками называют, когда мы недоверчиво оглядываемся по сторонам или задаём странные вопросы, выдающие врагов. Тем более Макс на втором уровне, как и я. Он тоже может быть добытчиком. Если его жертвой буду я, это будет смешно и странно. Судьба – злая штука. – Стеф, вот ты где! – услышала я голос Кайла над собой. Я так задумалась и засмотрелась на фотографию, что не заметила, как прошёл второй завтрак и занятия. – О, Кайл! Где ты был? Меня повысили! – Реально?! Это же круто! Я был в кафе недалеко. И кого же тебе дали? – Кайл нагло вырвал лист из моих рук и стал разглядывать. – Правда, он симпатичный? – Эм-м…ну, не знаю…, – Кайл как-то вмиг загрустил и отдал лист мне. – Сегодня вечеринка у вас. Ты же идёшь? – спросила я, надеясь, что не буду шататься по мужскому корпусу одна. На самом деле, когда где-то была вечеринка, то по всей корпорации шастали подростки, включая и женский корпус. А сама вечеринка была в холле между двумя коридорам, ведущими в разные противоположные стороны к комнатам, где проживали мы. В холле стояла аппаратура и диваны со столиками. А на потолке сиял огромный дискошар. В общем, всё было просто афигенно! – Не знаю, наверное…, – Кайл пожал плечами и сделал вид, что ему всё равно. Но я то знала, что он ассоциальный человек и не любит всё это. А я не то, чтобы любила, но часто ходила на них посидеть, послушать музыку, потанцевать одной и выпить чего-нибудь безалкогольного. В общем одна. Но Кайл везде ходил за мной хвостиком. Он не любил людей и чувствовал себя неловко, но в компании знакомых ему было наплевать на всё. – Я сразу говорю, что иду. Я должна найти Макса и подружиться с ним. Хотя бы напоить его. – Ты уже и называешь его по-своему, – как-то обиженно и с упрёком пробурчал Кайл и посмотрел на меня. – Ну, я решила, что… – Не нужно оправдываться, – меня нагло перебили, и друг, схватив с лавочки учебник, ушёл по коридору. Что это сейчас было?! Я решила, что потом с этим разберусь, и снова не смогла не посмотреть на глаза цвета самого тёмного, и я уверена, самого вкусного кофе. Эта улыбка таит в себе загадки. Интересно, о чём он думал в тот момент…вот бы залезть в его голову и застрять там. Чтобы его называли психом и ненормальным, а он везде видел меня, везде, в каждой картинке и в каждом учебнике искал Моё лицо и моё имя. Как это буду делать я, если сейчас же не уберу этот лист подальше. Как говориться, с глаз долой, из сердца вон! Оставшееся время я просидела в комнате, читая книгу о любви больной девушки и парня, которые, не смотря на знание факта их разлуки, всё равно были вместе, и вдвоём им было ничего не страшно. Как это романтично! Но в их жизни тоже есть ирония и драма, как и у всех нас… – Стеф, оторви свою пятую точку от кровати, а глаза от книги. Мы на ужин опаздываем. – сказала моя соседка по комнате Сьюзен, и я с сожалением отложила книгу на комод, сделав закладку на недочитанной странице. Будто от сердца что-то родное отрываю. Так увлекательно её читать, и так трудно воспринимать факт, что герои просто не могут жить долго и счастливо в конце. Ведь героиня смертельно больна… – Сте-еф! – в последний раз протянула Сьюзен и закрыла за собой дверь комнаты. С девушкой мы не были подругами. Просто соседки по комнате. Я даже часто замечала ноты зависти во взгляде девушки, ведь у неё не было ни фантазии, ни особого желания что-то делать, ни умений драться так же хорошо, как остальные. Я удивлялась, как её ещё не отчислили. Как по мне, давно пора. Ведь она получала задания раз в месяц, и они пылились на полке днями и ночами, пока ей не делали сотое предупреждение, и она не поднимала свой ленивый зад с кровати. Вообще Сьюзан была настоящей оторвой. Не пропускала она ни одной вечеринки и ни одного парня мимо своих ушей и глаз, поэтому каждые выходные я практически не приходила ночевать в свою комнату. Не сказать, что соседка была красавицей. У неё были большие зелёные глаза, чёрные дреды и пухлые губы, а сама она была негритянкой. Парней привлекали её откровенные наряды, потому что узнав, что под ними, ни один не разу не вернулся ещё раз заглянуть в глаза. Так, в мыслях и рассуждениях я поужинала, затем вернулась в комнату. На кровати Сьюзен был ужасный беспорядок из кучи одежды, она, видимо, очень торопилась на вечеринку и собралась за каких-то полчаса, хотя обычно могла проводить около зеркала часы. Я могла очень хорошо изучать людей. Поэтому моё повышение на новый уровень было правильным и очень кстати. Сегодня мне захотелось стать по-особому красивой и женственной. Я часто ходила в джинсах и толстовках, как в будни, так и на вечеринки. Но сегодня я достала из гардероба чёрное приталенное платье чуть выше колена, без рукавов, с чёрными паетками, которые должны были переливаться в свете светомузыки. Волосы распустила и оставила легкими и пушистыми. Сделала макияж и сама собой залюбовалась. Думаю, понравится…понравится Кайлу! Кого я обманываю… На ноги я обула туфли, которые не понятно откуда у меня взялись, впрочем, как и всё остальное. В плане средств макияжа и платья. Корпорация неплохо платила каждому учащемуся, и мы могли, накопив, купить всё, что нам было необходимо. Во всей красе я вышла из комнаты и наткнулась носом на свою соседку. Увидев меня, я поняла, что она меня сначала не узнала, затем узнала и находится в шоке от увиденного. Да, мы сегодня сияем. Я захлопнула рукой её челюсть и красивой походкой ушла. В холле уже играла музыка, было темно и лица освещала только светомузыка. Я подошла к уже готовом беру, который в будни убирали. Ха барной стойкой стоял всё тот же Джеймс, мой хороший знакомый, как и многих присутствующих, любящих выпить. – Привет, Джеймс! Налей мне чего-нибудь безалкогольного и побольше! – пыталась я перекричать давящую на уши музыку. – Извини, Стеф! Сегодня только алкогольные напитки! – казалось бы, Джеймс очень легко говорил, но получалось у него громче музыки. Привык уже слушать не музыку, а клиентов и орать научился. – Тогда, что у вас тут с самым низким градусом? – Хм-м…Вино! – я округлила глаза. А пива сегодня не будет? Ну, ладно! Вино, так вино! – Ладно, наливай! – крикнула я и положила купюру на стойку. Парень быстро налил мне полный стакан алой жидкости, и я, не расчитав, залпом его выпила. Через некоторое время в моих глазах всё поплыло, и я уже не понимала, где нахожусь и что делаю. Я, как и обычно, отрывалась на танцполе в толпе людей, чувствую ритм, только мои танцы теперь были немного странными и пьяными. В принципе, я была, как рыба в воде. Тут от всех несло алкоголем, и все двигались, как полудохлые бегемоты. Устав на каблуках прыгать и махать руками, я вышла из толпы немного отдышаться. Зелёный луч света упал на стену, у которой кто-то стоял, и мой взгляд зацепился за синюю толстовку, мелькнувшую перед моими глазами на секунду, и луч куда-то убежал. Я сразу протрезвела, поняв, кто стоит около стены. Это он…сомнений нет. Яркая синяя толстовка и джинсы, насколько я помню по силуэту, чёрные волосы…нужно проверить, он это или нет. Уже трезвой нормальной походкой я пошла к нему. Я в темноте, словно кошка, отчётливо видела его глаза, сливающиеся с мраком, но я видела их и не видела мрак. Я видела, что он смотрит на меня. Он смотрит на меня… Глава 3, «Пьяные и счастливые» – Привет! – я подошла к парню, продолжая смотреть в глаза, которые сливались с мраком, но это был не тот мрак, что царил в холле. Это была особая темнота. Она отличалась, она сияла, и я видела её отчётливо. Его глаза не отрывались от меня, и чем ближе я подходила к нему, тем сильнее меня трясло. Наверное, это всё вино. А уж простое "Привет" мне было сказать очень трудно, голос дрожал, руки тряслись, колени подкашивались и тело не слушалось меня. – Привет, – от его голоса по моему телу пробежали табун мурашек. – Почему ты стоишь один? – мне стало легче говорить второе предложение. Если первое можно назвать таковым. – Не знаю. Меня сюда друзья пригласили, – сказал он, легко пожав плечами. Его враньё я пропустила мимо ушей. Не скажет же он, что разведчик. Интересно, за кем он следит? Но нужно срочно отвести его от объекта, тем самым спасая чью-то задницу и делая себе преимущество. – Меня сюда тоже подруга привела. Правда, её нет где-то…как тебя зовут? – вру и не краснею. Хотя нет, краснею под его взглядом. Слава Богу, в ночи этого не видно. – Макс…а тебя? – ага, приметила для себя, что он не любит своё настоящее имя. – А меня зовут Стеф. Пойдём, выпьем чего-нибудь? – я, не дождавшись ответа, потянула его за руку к барной стойке. У него была холодная большая ладонь и сильная хватка. Будто он поймал добычу и никому не хочет отдавать. Я силком подтащила его к стулу, а сама подошла к Джеймсу и постаралась говорить с ним потише. Всё это время я чувствовала на себе его взгляд. На спине, на затылке и даже на… – Удачи, Тиран, – бармен подмигнул мне, намекая на что-то, чего я делать совершенно не собиралась. Я показала ему мимикой, что он подумал не о том, но тому было всё равно. – Держи, – я отдала стакан текилы парню, и мы залпом выпили всё до дна. Я не могла напоить его, не выпив при этом сама. Иначе я бы выдала себя. Энергия и тепло вернулись в тело, и я потащила пьяную тушу на танцпол. Как человека с одного стакана развозит то! Хотя, я про себя вообще не говорю. Меня после вина то разнесло, а тут добавила и всё. Ой, хоть бы на утро стыдно не было… Мы отжигали на танцполе, пока люди помаленьку расходились кто куда. Кто-то с парнем или девушкой в комнату, кто-то искать приключения на улице, кто-то бродить по школе, самые адекватные в комнату отсыпаться. Но это не про нас с Максом. Мы выпили намного позже остальных, поэтому моё сознание творили что-то без моего контроля… Я иду по тёмному коридору…я знаю, он сзади. Он идёт сзади, я слышу его мягкие, тихие шаги. Но слух убийцы не подводит. Он подходит ближе. Я должна убить его. Я должна сделать это. Но я не могу…я поворачиваюсь и оказываюсь слишком близко к нему, словно он вдавил меня в стену. Мы играем в гляделки, и это невозможно. Невозможно вытерпеть эту близость. Меня опять трясёт. Мне хочется съехать вниз по стене, которая непонятно каким образом оказывается у меня за спиной, и я жмусь в неё. Внезапно он достаёт нож, и всё в замедленной съёмке. Вот он достал нож, его тёмные глаза впиваются в меня. Он подносит нож к моему животу. Лезвие входит в мою плоть, и струя крови плавно течёт по ноге, вот она уже на коленке, и вот она стекла на пол. Я отрываю глаза от линии из крови, которая поделила меня на две части. Словно отделила часть с сердцем, в котором сейчас находится лезвие ножа, и половину с головой…я смотрю в его глаза. Он вырывает нож. В глазах темнеет, и последнее, что я вижу, – он целует меня в висок. Я падаю на пол, изо рта течёт такая же струя крови. Вокруг меня образуется идеальный красный круг крови, стена исчезает, будто её и не было. Но он остаётся. Я вижу его, пока меня не поглощает темнота… М-м-м…как же хреново…всё тело будто избили битами, а по голове вообще кирпичом не один раз прошлись. И как-то на кровать не похоже. Где я вообще? Почему так твёрдо? Я еле смогла открыть глаза и солнечный свет тут же ослепил меня, от него голова разошлась не на шутку, и я зашипела от боли. Но в ту же секунду чуть не умерла от страха, поняв, что кто-то сопит рядом со мной. Не смотря на головную боль, я вскочила на ноги, как ошпаренная. Мы после драк и не такую головную боль испытывали, так что ничего, потерплю. Сначала до меня долго не доходило, кто рядом спокойно посапывает. А потом картинки сами начали появляться в моей голове. Это же…Макс! Неужели я нашла его вчера? Я нервно осмотрелась по сторонам и поняла, что мы с ним спали в нашем школьном бассейне! Точнее, не в самой воде, естественно, а на бордюре. Так, а теперь нужно сопоставить эту загадку. Вчера я выпила на вечеринке вина, ушла на танцпол. Затем…затем я заметила Макса и подошла к нему, уже протрезвев. Так, я спросила его имя…предложила выпить и…а дальше не помню. Чёрт! Я услышала шорох снизу. Спящая красавица проснулась! – Эй, просыпайся! – я попыталась раскачать парня, но по его виду было понятно, что ему ещё хуже, чем мне. Хотя выпил он меньше. Эх, нельзя нам пить… – М-м-м…девушка, вы кто? И как вы попали в мою комнату? – я начала тихо ржать, пока парень не открыл глаза и не вскочил на ноги также, как я пару минут назад. – А…, – кажется, он всё вспомнил. – Что вчера было? – Мы выпили, танцевали, потом все ушли, и мы с тобой пошли в кабинет директора, ты сказала, что нам нужны какие-то бумаги. Мы пришли, увидели сумку. В ней была мужская одежда. Мы стащили оттуда трусы, затем ты сказала, что знаешь, что с ними делать. Потом мы пошли к какой-то девушке, не помню, как она выглядит. Ты отдала их ей и привела меня сюда. А потом всё. Не помню. – хриплым голосом рассказал парень о каких-то слишком странных приключениях, а я всё больше и больше округляла глаза. – Капе-ец…, – сказала я, ошалелыми глазами смотря перед собой и уже представляя, что со мной сделает Джордж, узнав о своей пропаже… – Погоди…ты же сказала, что впервые здесь, тебя же подруга сюда пригласила. Зачем тебе понадобились какие-то бумаги отсюда? – А…я…ну…, – чёрт, чёрт, чёрт!!! – Да, ладно, не парься! Я шучу, – отмахнулся парень, ухмыльнувшись, и я что-то не поняла юмора… – Я и так знаю, что ты здесь учишься. Я из "Зла", кстати, – я раскрыла рот от удивления. Вот так легко взял и признался врагу?.. – Да, кто узнает, что я был здесь, с тобой? – Но по правилам ты должен… – Я должен убить тебя, я знаю. Но я этого делать не буду. Я и так отличник, плюс ко всему на втором уровне. Мне можно делать всё, что захочу, – пояснил парень, перебив меня. Я уже чуть было не ответила, что знаю о нём почти всё, но вовремя прикусила язык. – Ладно, раз мы признались во всём друг другу, то тебе пора идти. Блин, надеюсь все ещё отсыпаются. Нужно вывести тебя отсюда, – сказала я, и парень сам взял меня за руку, отчего по ней прошёлся разряд тока. Я повела его из бассейна по известному только мне и директору выходу, однажды Джордж показывал его мне, и я дала обещание, что никому не расскажу об нашем маленьком секрете. Но Макс не расскажет…я ему верю, хотя знаю всего часа два, если судить по памяти. Правда остальные часа четыре мы пьяные где-то шастали, а потом трезвели во сне. Мы выходим в потайную дверь и идём по тёмному коридору, в котором почти ничего не видно. Что-то этот коридор мне напоминает. Вызывает ощущения, будто не реальные. Спокойствие, непонимание…Макс чуть не врезался в меня, когда я остановилась, поняв, что передо мной дверь. Нащупав ручку, я тяну дверь на себя, но она не открывается. Парень отодвигает меня за спину и сам дёргает дверь. Ему она подчиняется, а в душе я удивляюсь и восхищаюсь его мужской силе. Наконец, коридор освещается ранним утренним светом, и он оборачивается ко мне. – Спасибо за помощь. Мы обязательно ещё увидимся, – он ослепительно улыбается, и я растягиваю губы в улыбке в ответ, а когда он подмигивает мне, так вообще превращаюсь в розовую лужицу. Блин, опять эти странные ощущения… Вновь подняв взгляд на место, не где стоял Макс, вижу, что его больше нет…но его слова о том, что мы ещё увидимся, будоражат моё сердце… Глава 4, «Стекло не умеет боятся» Я ещё долго смотрела в пустоту. В утренний свет, надеясь, что он где-то стоит и смотрит на меня также… Зайдя в комнату, я увидела в зеркале бедную, как смерть, тушу. Мои волосы были слегка растрёпаны, помада размазана по щеке, а тушь немного потекла. В итоге получилось, будто я вампир из фильма ужасов, у которого круги под глазами, бледная кожа, и он только что попил чьей-то крови. Сьюзен в очередной раз спала в обнимку с незнакомым мне парнем. Мне спать уже не было смысла, поэтому я быстро переоделась, смыла макияж и попыталась придать цвету кожи более живой вид. Так, а теперь надо замести следы вчерашнего "веселья". К какой девушке мы могли отнести нижнее бельё Джорджа?! И как мне теперь её найти? Она явно запомнила нас с Максом в лицо. А вот мы, пьянь господня, не помним ничего! Меня отвлёк стук в дверь, и я поскорее вышла из комнаты, аккуратно закрыв её. Сама не люблю, когда будят по утрам, поэтому забочусь о соседке и её благоверном. – Стеф, у меня такие новости! – бодрый голос Кайла меня даже напугал. Насколько я помню, его вчера на вечеринке не было, что странно. – Что там у тебя? – хмуро спросила я, дотронувшись до головы. Она раскалывалась на части, после вчерашнего. Может, мы ещё пили, а я просто не помню? – Короче, мне сказали, что твой объект вчера был здесь с какой-то девушкой! Её правда никто не знает, но его заметила Розали и рассказала мне о каком-то парне. Я вышел лично посмотреть, и это был он! Они с девушкой зашли в комнату напротив моей что-то отдали. Правда, пьяные были в хлам, но это не так важно! – Кайл был такой счастливый, что помог мне, вот только ему ещё предстоит узнать, кто же была та девушка…стоп, мы отдали бельё соседу Кайла?! Но Макс же сказал, что это была девушка… – Стоп, а кто твой сосед? – спросила я и уже готова бежать к этому человеку. Мистеру Феллу нужно всё вернуть! – Дайер Макквин, – сказал Кайл, не понимая, зачем мне его сосед, – в тринадцатой комнате живёт…, – хм, а вот это интересно. Макс тоже в тринадцатой…неужели, мы по пьяни решили, что это его корпорация и пошли к нему?! Я понеслась по коридору вперёд Кайла, чтобы добраться до Макквина быстрее, чем он доберётся до меня или директора. – Стеф, ты куда? – кричал мне Кайл, не успевая за мной. – К Макквину! – успела крикнуть я и скрылась из вида парня за углом. Наши корпуса – это целый лабиринт! Но опытный убийца быстро запомнит все места и углы, где можно спрятаться или сбежать. Поэтому, чтобы ничего не объяснять другу, я быстро свернула в коридор, зачем ещё раз и пошла прямо. В комнате Кайла я была, и не раз, когда мы готовились к сдаче зачётов или смотрели фильмы. Поэтому я быстро нашла тринадцатую комнату Макквина и, не подумав, что парень может спать, громко постучала в дверь. Из комнаты раздались шорохи, шаги и чьё-то ворчание по поводу столь раннего визита. Ну, извините, грехи зализывать нужно! – Чего тебе? Если бить меня пришла, то она сама нарвалась. Нечего было угрожать мне, – не очень дружелюбно встретил меня хмурый Дайер, за одно признавшись во всём, что натворил. Правда, я так и не поняла, что именно, но я запомнила. – Отдай трусы, – быстро сказала я, перебив его, а только потом уже подумала, что что-то не то сказала… – Что?! – Ну…мы с парнем вчера не совсем трезвые были у тебя, и…,– замялась я, но слава богу парень не дослушал мой бред. Он скрылся в комнате, и я успела рассмотреть её. Устроена она была, как и у нас, и лишь мелкие детали и вещи делали её мужской. – На, – быстро подал мне тряпку парень и закрыл перед носом дверь. Нормально? Та-ак, а как же расплата? Я постучала в дверь ещё раз и из комнаты услышала проклятие в свою честь и ругательства. Не, ну, а что? На этот раз я не стала ничего спрашивать, хотя парень уже открыл рот, чтобы послать меня, но я впечатала свой кулак в его лицо. С звуком поломанной челюсти и с криком, он схватился за скулу, не понимая, что произошло. – З-за что? – он посмотрел на меня недоумевающими глазами, спрашивая в голове: "Что ты творишь?!" – За девушку, которую унизил вчера, и которая якобы "сама нарвалась", – равнодушно, но со всей своей ненормальной злостью сказала я и развернулась. Парень всё ещё стоял и смотрел на мой уходящий силуэт в тёмный коридор. Никто не останется безнаказанным. И где я была, что не знаю про этот случай? У меня же везде люди, по всей территории, которые докладывают мне о всех, кто нарушит правило "Новых – не бить, иначе старых не останется от рук Стефании Розеф", конечно, в уставе школы нет такого правила, зато оно есть в головах каждого из агентов. В тёмных коридорах было пусто, потому что была вечеринка мальчиков. На нашей всегда были безалкогольные напитки, так как не все пили алкогольные. Но мальчики считали иначе, и после их вечеринок на утро школа была "спящей", вплоть до директора. Надеюсь, что мне удастся прошмыгнуть незаметно в его кабинет и положить на место следы нашего "знакомства" с Максом Эндрюс. Осторожно открыв дверь кабинета, я заглянула внутрь. – Кто там? Проходите, – раздался голос мистера Фелла из недр его кабинета. Чё-ёрт! Ладно, успокоимся и включим голову. – Это я, мистер Фелл, – робко вошла я, включив актрису заместо головы. – О, Стеф! Что-то ты рано. Неужели не пила вместе с остальными? – мужчина оторвал глаза от каких-то бумаг, которые держал в руках и смотрел на меня, ожидая, что же на этот раз я ему скажу. А что скажу… – Нет, не пила. Я вообще не пью. Но пришла я к вам не за этим. Понимаете…, – я робко подошла и села в кресло напротив Мистера Фелла, – в общем, вчера я ушла с вечеринки погулять по территории школы. Неожиданно я увидела птицу. Она была такой красивой, большой… и она села прямо напротив меня, представляете! – блин, Стеф, что ты несёшь! Охота ударить себя рукой по голове, чтобы вправить мозги…, – и я невольно засмотрелась на эту птицу. И возникло желание убить её! Я прямо представляла, как её кровь на моих руках, на траве, на асфальте! – рассказывая эту чушь, я уже ходила по кабинету туда сюда, изображая высшую степень загадочности, – я представила, как беру нож, подхожу к ней…она смотрит на меня так испуганно, умоляя глазами пощадить её. В моих глазах лёд, – есть, нашла! Сумка стояла прямо напротив меня, тряпка лежала в кармане, самое время…, – но я не добрая. Я никого не щажу. Мне нравилось смотреть на её страх. Но мне было мало лишь его. Не медля, я вонзила нож прямо ей в шею. Кровь хлынула из дыры прямо мне на руки. Вытащив лезвие в алой жидкости, я начала разбрызгивать кровь вокруг жертвы. И мне это нравилось. Я думала, что запечатлила её страх навсегда. Только теперь её глаза были не живыми. Они были стеклянными. А стекло боятся не умеет…это значило, что я сделала её бесстрашной. Птица никогда больше не будет боятся…но, знаете что? – я посмотрела в глаза директора, тот с интересом и недоумением смотрел на меня, самое время. Я продолжила рассказ, а тряпка уже находились в сумке, – я ведь так её и не убила. Это была лишь фантазия, благодаря которой я пришла к интересному выводу, что сделала бы правильно, убив её. – Но…почему не убила? – немного задумавшись спросил мистер Фелл, посмотрев на меня, как на психа. – Она улетела, – я пожала плечами, как будто ничего удивительного тут и нет, и вышла из кабинета, оставив мужчину в полном замешательстве. Чёрт, да мне в театр надо! Такой бред насочинять! Кайлу расскажу, не поверит! Вот этим я и решила заняться, резко развернувшись в сторону мужского корпуса. Глава 5, «Игра на выживание» Не найдя друга в его комнате, я не знала, чем себя занять. Поэтому вышла на улицу подышать свежим воздухом и села на крыльцо. Сейчас, в такую рань, мир будто остановился. Голова больше не раскалывалась на части, ничего не отвлекало. Привычный шум города стих, потому что у всех был выходной, все отдыхали от вечных трудовых будней. Даже птицам надоело петь свои песни. Всё будто уснуло. И мне тоже захотелось уснуть. Просто закрыть глаза и погрузиться в мир мыслей, чувств и видений желаемого, а не действительного. Как всё сложно… Вчера я не знала, как найти загадочного парня, которого мне только предстоит узнать. А потом нашла его, сама того не ожидая. Ведь я не отрицала вариант, что он может быть на вечеринке, как разведчик. Но опять же я ничего о нём не не узнала…любит ли он выпить? Где чаще всего находится? Есть ли у него какие-то увлечения, и что за окружение вокруг него? Ни-че-го… Внезапно мои мысли оборвались, и резкий шум резанул слух. Я не сразу поняла, в чём дело. Сработала сигнализация. Неужели к нам кто-то проник? Или нас просто собирают? Не узнав ответа, я встала с крыльца и стала ждать. Уже через минуту из огромного здания стали выбегать подростки, некоторые даже не оделись, накинули халаты или, оставшись в пижамах, вынеслись из здания, не зная, бомба ли там, горит оно или просто учебная тревога. Главное, как нас и учили, не раздумывая, выбегать из школы. Я увидела Кайла, нервно смотрящего по сторонам. Он уже стоял на ровно стриженной зелёной травке и кого-то искал. Я подошла к нему, и он вздохнул с облегчением. – Я искал тебя. Мало ли, где носит твой зад. – как-то не очень дружелюбно, но с небольшой нотой радости сказал друг и отодвинул меня в сторону, дав места другим людям. – Да я здесь и была, на крыльце. А зачем искал? – не смотря на шум встревоженных подростков, нам удавалось нормально говорить. – Хотел узнать, зачем ты пошла к…, – Кайла перебила маленькая девушка, подбежавшая ко мне и оттянувшая в сторону от парня. С трудом я узнала в ней ту самую новенькую, которую спасла от рук темноволосой девушки недавно. – Привет! Ты меня помнишь? – сейчас её голос был тревожным, и я заметила, что её руки тряслись. Странно, что могло напугать эту девочку… – Помню. Тебя снова кто-то обидел? Тогда ты по адресу, – усмехнулась я, посмотрев на взвинченного ангела. Я не знала её, как личность, но чувствовала, что она хороший человек. Это разделение на хороших и плохих с помощью необыкновенного чувства было во мне с детства. – Нет, меня не обижали, но…в общем, давай поговорим после? – девочка замялась, увидев директора, вышедшего на крыльцо, и я не успела ей ничего ответить. Но маленький ангел уже пропал, вид снова открылся на хмурого Кайла. Сейчас он был темнее тучи, и я не понимала, что его так раздражало. Директор тем временем говорить не спешил, дав нам время успокоится. Красноречиво хмыкнув, он всё-таки начал, и все замолчали. – Я собрал вас здесь не просто так. И заранее предупреждаю, что школа не горит, не заминирована, и с ней всё в порядке. Как некоторые из вас знают, каждый год мы проводим черту между Корпорациями. Эта черта означает, что никто из учеников и студентов вражеской территории не может заходить на соседнюю во время занятий. Только по выходным. Но ежегодно эта черта убирается на месяц, и наши студенты практикуют свои умения, охраняя своих друзей и свой дом от рук убийц. Поэтому сегодня я торжественно объявляю, что черта…, – Мистер Фелл сделал долгую паузу, – убрана! – студенты и ученики загалдели. Кто-то возмущался, что придётся от кого-то отбиваться, а кто-то был а полном восторге. В таком событии я участвую уже два года и привыкла к разделение мнений. А охранять школу…я это и до этого делала, мне не впервой. – А теперь можете идти и отдыхать! – сказал финальные слова мистер Фелл, и я поймала его озадаченный взгляд на себе, потому, сделав вид, что не заметила, отвернулась. Все начали расходится в разные стороны, но я хотела остаться на улице и вновь наслаждаться тишиной. К сожалению, это невозможно. Всех разбудил Джордж, это значит, что сейчас все пойдут одеваться, завтракать, гулять или практиковаться. А я, как всегда, другая…я пойду слушать пение птиц, или меня отправят разведчиком на вражескую территорию. Эх, а так хотелось просто посидеть в тишине… – Пойдём, – я уже и забыла, что рядом стоит Кайл, который сейчас схватил меня за руку и куда-то повёл. Но я же должна поговорить с девочкой! Я обернулась, рыская глазами среди толпы. Но заметила кое-кого другого…чужой! В толпе стояла девушка в чёрных джинсах и кофте с капюшоном на голове. Я увидела её розовую прядь волос и поняла, это не наша студентка! Мои глаза тут же нездорово заблестели и загорелись огнём гнева и ненависти. Я резким движением руки выбралась из хватки Кайла и под его крик направилась к примеченной цели. Все остановились и с ужасом, интересом и неким страхом смотрели на меня. И лишь девушка с розовыми волосами не заметила, как время остановилось. Она смотрела кому-то вслед, ничего не замечая вокруг. Мне самой стало интересно, на что или на кого она смотрит. И лучше бы я не смотрела в ту сторону…по крыльцу быстрым шагом уходила девочка-ангел, не подозревая, что за ней уже начала охоту вражеская разведчица…а ведь девочка только недавно пришла в нашу корпорацию. Я разозлилась ещё больше, и толпа перестала дышать, в ожидании моих дальнейших действий. Медленно повернув голову обратно к цели, я в один рывок оказалась возле неё. Девушка хотела закричать, но не смогла от страха даже раскрыть рта. Она, казалось, вообще перестала дышать и шевелится. Замерла, как статуя, стараясь провалиться под землю. – Кто ты? – громко спросила я, чтобы все слышали. Я не хотела устраивать шоу, но люди его требовали, иначе потом от вопросов не отбиться. – Я-я…я новенькая, – пропищала испуганная девушка с розовыми волосами, так и не сняв капюшон с головы. – Я тебе не верю! – Но это правда…, – казалось, девушка сейчас просто зарыдает от страха. И кого в убийцы набрали… – Докажи, что ты учишься в нашей корпорации! Скажи имя нашего директора, – я ухмыльнулась, зная, что его имя знают только наши студенты, а эта особа явно не из наших. У неё даже крашеные волосы были пропитаны запахом "Зла", однажды мне удалось побывать на одной из их вечеринок, и этот специфический запах корпорации я запомнила. – Я-я…не знаю, – пропищала девушка, и я торжествующе улыбнулась. Сейчас мои глаза смотрели с огненным желанием, в них отражалась схема расправы над врагом, и я улыбалась, словно маньяк. Сейчас его роль я и играла. Молча протянула руку в сторону и, почувствовав в ней холодное, металлическое оружие, с благодарностью забрала. Кто-то подал мне нож, отлично! Он ещё и не раскладной. Обычный нож с кухни. Интересно… – Не-н-не надо…пожалуйста! – девушка с мольбой в глазах смотрела то на меня, то на лезвие. По её бледной от страха щеке потекла слеза, но мне было всё равно. Я тянула время, смотря на глаза, просящие пощады. Но в них я не заметила желания жить. Они просто просили пожалеть жертву. А это разные вещи. Просить пощады – это просто просить второй шанс на смерть. А желать продолжать жить – просить второй шанс на жизнь. Время остановилось для девушки. Но я не желала больше тянуть. Я обошла, словно лев, свою добычу и встала сзади неё. Девушка не дышала, она боялась даже моргать. Я видела, как нервно метаются её глаза по миру, она ищет спасение в том, что видит. Но она не видит меня. Её главное спасение – смерть. Её главное спасение – я… Надоело делать всё медленно и плавно, я резким движением руки прислонила нож к горлу девушки. Ещё одно движение руки, и нож пронзил тонкую кожу. Кровь хлынула по коже, по чёрной кофте, и труп с грохотом упал на зелёную траву. Все испуганно ахнули. В мёртвых, неживых глазах застыл ужас, а по щеке покатилась последняя слеза, которая мгновенно высохла. Вокруг всё было в крови: зелёная весенняя трава, алая струя стекала изо рта девушки, образовывая небольшую лужицу. Даже я сама стояла в небольшой луже крови. Развернувшись, с ножом в испачканных кровью руках, я, опять же, словно вампир, пошла к зданию. Нужно поговорить с девочкой-ангелом, которую я только что спасла. Я, далеко не ангел, спасла ангела. Смешно, правда? Я оставила кровавые следы везде, на траве и на крыльце, в школьном коридоре и в столовой, в которой и нашла девочку. – Привет ещё раз. Ты хотела со мной о чём-то поговорить. – я спокойно села напротив русого ангела с подносом. Увидев меня, она даже испугалась. За мной протягивались красные следы, а я, положив нож в крови на столик, сцепила красные руки в замок. – Да. Просто, я не понимаю, зачем я здесь. – девочка со страхом смотрела то на моё спокойное лицо, то на мои руки, то на следы, которые протягивались по всей школе и до её столика. Я удивилась сказанному. – Как это? Ты здесь для того, чтобы убивать. Мы все здесь это делаем. Кто-то без всякого желания, кто-то очень жестоко, кто-то с ленью, а кто-то и вовсе со страхом, что его поймают. Мы здесь, потому что это наш выбор. Это помогает нам не замыкаться в себе, понимаешь? – Но я не хочу никого убивать…и попав сюда, я постоянно думаю об этом месте, о том, зачем мы все здесь. Зачем нам убивать кого-то? Зачем это мистеру Феллу? В моей голове множество вопросов, и я не могу найти на них ответы. Я подумала, что ты, как самая лучшая из убийц, присутствующих здесь, знаешь, зачем всё это сделано. – Я никогда раньше об этом не думала…как тебя зовут? – Рузефа. Но мне нравится просто Руз. – А я, как ты, наверное, уже знаешь, Стеф, – я улыбнулась, и мы с Руз пожали друг другу руки. Правда, я оставила красный след на её маленькой ладони, на который она не обратила внимание. – Можно, я зайду к тебе вечером, и мы попытаемся хоть что-то выяснить? – с надеждой в глазах спросила девочка-ангел, и я просто не смогла бы отказать ей. – Конечно, можно. Тем более, твои вопросы меня заинтересовали, и мне не терпится открыть эту тайну…но только зайди ко мне не позже девяти. У меня на вечеринке есть кое-какие дела, – я снова тепло улыбнулась девочке. Девушкой её назвать было нельзя, она была такой маленькой и хрупкой, хотя по возрасту ей есть шестнадцать. Для маленьких у нас здание в другом конце города, а здесь учатся от шестнадцати до двадцати пяти лет. И мне семнадцать. – Хорошо! – она засияла от счастья и пододвинула свой поднос поближе, продолжая рассматривать его содержимое. Я встала из-за стола и уже сделала шаг в сторону, как Руз опять меня позвала, – Стеф! – я обернулась, – тебе нравится убивать незнакомых людей? – Я убиваю их не просто так…, – только и сказала я, и а затем развернулась и уже точно пошла в сторону длинного коридора. Теперь мне ничего не хотелось, кроме как выяснить, в чём же загвоздка. Зачем мы это делаем? Зачем мы вообще? Развернувшись, я пошла обратно, чтобы повернуть налево, в сторону кабинета директора… Глава 6, «Фееричный полёт» – Зачем мы здесь? – словно фурия, я залетела в кабинет Джорджа Фелла без стука, с порога ошарашив своим присутствием. – Тир…то есть Стефания, что ты…зачем ты пришла? А как же…стук в дверь? – мистер Фелл от шока не мог подобрать правильных слов. – Зачем мы здесь? – повторила я, садясь на стул напротив директора. За последнее время в его глазах я становлюсь всё страннее в своём поведении. – Что? В каком смысле? – не понял мужчина, нахмурив брови. – Вы всё прекрасно поняли, мистер Фелл. Зачем вам мы, – юные убийцы. Зачем нам это? И, в конце концов, зачем мы здесь находимся? Зачем мы убиваем? Для чего? – множество вопросов полетели, словно пули, в Джорджа, который раскрыл рот скорее от замешательства, чем от желания ответить на них. – Ну-у…давай по порядку, – Джордж начал разделять слова, делая паузы, словно объясняя что-то маленькому нетерпеливому ребёнку, коим я сейчас казалась. Я быстро закивала, словно балванчик, – вы нужны не мне одному. Вы нужны этому миру и нашему государству в первую очередь. Для того, чтобы, когда вы выпуститесь из школы и института, кстати, ты сейчас считаешься студенткой на четвёртом курсе, тебе остался всего год, вы были устроены на работу. Я объясню, – поспешно сказал он, увидев моё удивленное лицо, – вы должны будите, как и сейчас, следить за объектами, заводить знакомства, и выполнять задания по поводу них. Не только убивать, может, только калечить или что-то у них красть. Сейчас вы убиваете для практики. Это что-то вроде тренировки. Теперь поняла? Только никому. Об этом узнают только после окончания института, когда окончательно становятся безэмоциональными, с достаточно прочной психикой и с желанием хотя бы что-то делать в этом мире. – Зачем это государству? – Понимаешь, в этом мире…выживает сильнейший, – сказал мужчина, немного помедлив, отчего-то я напряглась всем телом, желая услышать полное объяснение, – а сильнейшим у нас считается тот, у кого больше денег. Поэтому государство просто избавляется от нищих людей или бездомных, от тех, кого никто жалеть не будет. – я раскрыла рот от…удивления. Понятно, почему это говорят только безэмоциональным совершеннолетним выпускникам. Они уже могут закрыть глаза на всё, потому что их не волнует даже собственное существование. Они как роботы… – Ясно…спасибо за объяснение! – я постаралась сделать вид как можно непринуждённее, чтобы директор поверил, что мне всё равно. Вскочив с кресла, я в два шага оказалась у двери. Джордж не собирался останавливать, поэтому я быстро ушла. И слава богу! Сейчас нужно пойти в комнату и выспаться, потом подготовится к вечеринке и заняться объектом. Ну, а девочке-ангелу я позже расскажу всё, что она должна знать. Чуть перефразирую… Но, к сожалению,  до комнаты я так и не дошла. В холле была какая-то толкучка, она показалась мне подозрительной, потому что холл у нас большой, а людей в нём было столько, что ни пройти! И все они обошли вокруг угла, стоя толпой и высматривая там что-то. Быстро найдя друга в толпе глазами, я подошла к нему, расталкивая людей. Некоторые, которые меня видели, сами уступали. Всё-таки я тиран как никак! – Кайл, а что происходит? – пыталась я перекричать сотни людей. – Кажется, какой-то вражеский разведчик взял в заложники нашего и угрожает нам пистолетом, – с ехидством протараторил парень, смотря на мой грозный вид. Я подумала, что он шутит и решила сама проверить. Чуть протолкнувшись вперёд, я заглянула за плечо какой-то испуганной девушке. Действительно. Стоял парень в чёрном капюшоне. По глазам было видно, что он напуган такой толпы. Он приставил нож к девушке и размахивал пистолетом по толпе с ужасом в голубых глазах, которые излучали только лёд. Я обернулась и пошла обратно, назад. Толпа с восторгом и облегчением смотрела на меня, некоторые с непониманием, некоторые нейтрально. Всё-таки не все меня здесь знали. Зато я знала всех. И девушка, что была заложницей парня, была никем иным, как моей соседкой по комнате Сьюзен. Это поселило в моём сердце очередной порыв гнева. Я убью этого парня! Никто не смеет ступать на мою территорию! Я вышла из толпы. Я знаю один способ подойти к нему… Выбежав из холла, я на всех порах полетела к шкафчикам. Слава богу, ключ у меня всегда был с собой. И не спрашивайте, зачем нам в придачу к комнатам шкафчики. Зная множество местных гуру моды, им и шкафа в придачу с тумбой и шкафчиком не хватит для своих побрякушек. А я в шкафчиках только оружие храню, которое мне особо дорого. Но для Сьюзен, да и вообще для любого, я пожертвую даже отобранным в драке револьвером. И всё равно, что там последняя пуля осталась, а запасных у меня нет. Я в себе уверена. Тем более у меня есть отличный план, как убить врага с одной пули, чтобы он меня не зкметил, и не попасть в Сьюзен. Достав, то, что нужно из шкафа, я побежала дальше по курсу. Нужно было по лестнице на третий этаж, точнее, почти на крышу. Но, по пути туда, прямо посреди коридора стоял Джордж. Чёрт!!! – Стефания, ты куда-то торопишься? – заметил, гад! Конечно, тороплюсь, а то по мне так не видно, я бегу со скоростью пятьдесят километров в час! – Да, если честно да! – поняв, что я не собираюсь останавливаться перед ним, он, наконец, соизволил отойти в сторону, пропустив меня. Резво скача по лестнице, как сайгак, я всё-таки в кого-то врезалась! Но это было не столь важно, чем уронить револьвер! Я, словно в замедленной съёмке, видела, как он вылетает из кармана в воздух и плавно опускается, а я подпрыгиваю и лечу за ним, тоже в воздухе. Подо мной силуэт сбитого человека, который, дурак, отполз в сторону. Есть! Револьвер в руках, целый и живой, всё также блестит, а вот я…падаю-ю!!! Причём из-за сбитого и отползшего человека совсем не мягко падаю! Выставив свободную руку перед собой, падаю на неё, больно ударившись коленями о ступени лестницы. Что-то хрустнуло в руке, и я взвыла от боли. Слёзы полились из глаз. Кто-то резким движением перевернул меня лицом вверх и приподнял, посадив на пятую точку. Наконец, я увидела своего виновника в травмах и одновременно спасителя. Это был парень лет пятнадцати с копной чёрных волос, собранных в хвост. – Ты как? – спросил он, осматривая меня на наличие переломов, словно врач. – Нормально, мне нужно спешить…, – я попыталась встать, но, оперевшись на свободную и покалеченную руку, вновь взвыла от боли. – Может, к врачу? – недоверчиво промямлил он, но всё же подал руку, чтобы я встала. – Нет! Сначала я должна кое-что сделать, а потом к врачу. –  решительно сказала я, – спасибо! – парень кивнул и посмотрел мне вслед. Я уже не могла бежать, ноги болели. Нужно собрать силы в кулак для последнего рывка. поднявшись на второй этаж, я нашла кабинет, где хранились всякие тряпки, вёдра и специальные средства для наведения чистоты и порядка. Когда-то я была здесь и заметила странный на мой взгляд выступ в полу. Любопытство взяло верх, и я решилась по-тихому проверить, что скрывала эта комната. Оказалось, это тайный люк, который вёл прямо в холл. Прямо возле того угла, в котором сейчас находился враг. Главное – открыть люк бесшумно. Крышка уже старая, и петли могут скрипеть, словно кричит птеродактиль. Закрыв за собой дверь, я опустилась на корточки, сдула всю пыль, чтобы, открыв, она не полетела на парня, и меня не вычислили. Подцепив крышку пальцем, я осторожно стала поднимать её. Вроде, не слышно. Наконец, подняв её и поставив в другую сторону, я посмотрела в дыру. Блин, толпа! Люди загородили цель, так как стояли прямо подо мной. Значит, нужно принимать крайние меры, – прыгать! В этой самой толпе стоял и Кайл. Это было хорошо, он намёк точно поймёт! Нервно оглянувшись по сторонам, я увидела клочёк бумаги. Откуда он здесь был, да ещё и на полу, я не знала. Но сейчас он как раз кстати! Бумага была странная…пахла женскими духами, что ещё более странно. Но сейчас не об этом! Нужно было спасать друзей. И зачем парню понадобилось брать в заложники девушку, ещё и в углу. По сути, с пистолетом он давно мог уйти, угрожая убить, если пойдут за ним. Но парень, видимо, оказался не смышлёный и, мягко говоря, туповатый, поэтому просто всё ещё испуганно водил пистолетом по людям, хоть немного дёргающимся. Я, наконец, скинула кусочек бумаги, пытаясь попасть точно в цель, – в Кайла. Но это же бумага, она лёгкая и маленькая, – это, кстати, было хорошо, так как парень её не заметил, насколько я поняла, а вот люди заметили. Правда, клочёк прилетел не совсем туда, но подняли голову и увидели меня. Я жестами показала отступить. И слава богу никакой паники или шумихи не произошло. Люди просто тихо и незаметно отошли, делая круг шире. Парня всё ещё не было видно, но, если бы я прыгнула, я бы не упала на людей. Так, а теперь приготовится и прыгнуть с высоты больше трёх метров! Я знаю, что это глупо, но по-другому я в него не выстрелю! Нужно будет прицелится в полёте! Итак…раз. Приготовилась. Два. Напряглась. Три! Всем телом выпрыгнула, слава богу, квадрат большой. По началу меня никто и не заметил, так резко это было. В ту же секунду раздался громкий выстрел, все закричали, думая, что это парень всё-таки убил кого-то. А это я, словно фурия, как и всегда, вылетела откуда-то сверху, на лету стреляя. Всё произошло так быстро, что я не успела опомниться. Упав, я уже не чувствовала ничего. Видимо, тело настолько болело, что просто онемело. Возможно, я сломала себе что-то. А может и нет. Сейчас трудно было определить. Вокруг меня столпились люди, но я никого не слышала. Все крики и голоса слились в один. Белый потолок казался таким далёким…интересно, это я опускаюсь под землю, или это он улетает куда-то от меня…пистолет уже валялся где-то на полу, рядом, я увидела это, только когда повернула голову в его сторону. Но её тут же кто-то повернул, заставляя смотреть на него. Это был обеспокоенный Кайл. Он кричал мне, чтобы я слушала его. Потом кричал, о чём я думала. А я думала о людях. О соседке. О том, что хочу спасти всех. Но сказала совсем не это… Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43934336&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО