Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Последний шанс Антон Гурко Именитый колдун Арен отправляется в забытый всеми богами замок Кованирунд, чтобы найти загадочный источник необъятной магической силы. Но еще на подходе к крепости с волшебником начинают происходить странные метаморфозы… Для подготовки обложки и в тексте издания использованы художественные работы автора. Арен открыл глаза – кругом был все тот же хвойный лес, щедро присыпанный ранним ноябрьским снегом. Единственное, что изменилось вокруг, так это небо – вместо полуденной белизны в высоте гордо расстилался алый стяг заката. Человек мгновенно вскочил на ноги, едва осознал, что провалялся в снегу несколько часов. Ох уж этот снег! Второй год он выпадает в ноябре, отнимая у осени один месяц и даря его зиме. Незадачливый путник отряхнулся от снежного пуха и проверил амуницию. Все было на месте: тройной колчан для обычных, противодраконьих и серебряных стрел от нечисти и демонов; два зачарованных ножа и один меч с выгравированными на нем рунами самого разного действия. Видимо, девчонка была права: если долго находиться рядом с драконом, можно захворать, надышавшись его испарениями. Девушка-алхимик утверждала, что от этого могут быть головные боли, жар, потеря сознания. Судя по всему, Арен как раз потерял сознание. Эх, а ведь не верил стошестидесятилетний боевой маг словам молодой колдуньи. Да-да, именно стошестидесятилетний, несмотря на то что выглядел он лишь на двадцать пять – тридцать лет! Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ибо маги такого уровня мастерства, как у Арена, давно побороли и старость, и смерть. Их тела вечно молоды, как эльфийские. Волшебник, вновь бросив взор на небо, пылающее яркими красками заходящего светила, спешно зашагал на север, дабы успеть в замок Кованирунд до наступления темноты, иначе придется спать в снегу под рев еще более пронзительного и ледяного ночного ветра, то и дело доносящего до ушей вой голодных волков. Мысль о перспективе столь «комфортабельной» ночевки заставляла Арена лишь еще больше бранить себя. Зачем было лезть осматривать тело дракона?! Достаточно было того, что стрела мага сразила гигантского ящера с одного выстрела. Это и без того означало, что порядок и действие рун, нанесенных на лук и наконечники стрел, рассчитаны верно. Так нет же! Любопытному воину нужно было рассмотреть останки чудища, дабы убедиться, что заклятие верно сработало. Вот и надышался драконьими парами, кои извергает все тело этих раскаленных тварей, не остывающих даже после смерти. За эдакую небрежность колдун расплачивался теперь какой-то непонятной хворью, потерей сознания и опозданием в пункт назначения – замок Кованирунд. Хотя что уж там опоздание! После того как он провалялся в снегу без чувств несколько часов, стоило ждать сильного воспаления, от которого Арен не смог бы избавиться без помощи лекаря, ибо этот волшебник был несилен в целительстве. Да уж, нечего и сказать, повезло Арену! * * * Арена, как и дюжину других лучших боевых магов Единого Королевства, призвал хозяин замка Кованирунд, весьма посредственный чародей Лучи. В письмах-приглашениях этот лорд указал крайне мало информации о причинах вызова именитых воинов. Было сказано лишь, что в пределах замка найден сильный источник магической энергии и его нужно защищать в течение некоторого времени от опасности, угрожающей с запада. Едва прочитав это странное послание, Арен хотел было его тут же выкинуть – из-за столь неясных причин ни одному воину-колдуну не стоило отрываться от своих дел и забот по защите добра и справедливости в Королевстве. Но треклятое любопытство быстро дало о себе знать. Что это за источник магической энергии? Наверняка он внесет свои существенные коррективы в столь простую формулировку задания, как «защитить». И почему защищать объект надлежало лишь в течение определенного времени? Он что, иссякнет, исчезнет или кто-то переместить его куда-то собирается? В общем, крайне любопытно было узнать, что это за источник и кому он может быть интересен. Самым понятным в письме было указание на то, что объект надлежало защищать от «опасности, угрожающей с запада». Эта опасность возникла двадцать семь лет назад. До этого во всем Араде мирно сосуществовали республики людей, эльфов, гномов и ящеров. Крестьяне использовали дарованную им природой и богами магию в честном труде. Наделенные особыми способностями к волшбе личности становились чародеями-архитекторами, астрономами, математиками, лекарями, жрецами – в общем, использовали свои таланты во имя всеобщего процветания. Лишь единицы становились воинами. Они защищали мирный люд от разбойников и диких тварей. Всего-то. Затем с целью изучения того, что было залогом процветания всего Арада – магии, – возникли школы колдовства. Эльфы основали школу природы, гномы – рун, люди – света, ящеры – алхимии. Единственное, что изучалось всеми школами, так это магия стихий. И именно тогда начали появляться первые ростки раздора. Находились волшебники, которые не соглашались с доктринами колдовских школ и обращались к запретным темным аспектам магии – некрологии и демонологии. Они уходили в Западные Топи – земли ящеров, – ибо эти территории были заселены менее всего и там магов-отступников долго никто не искал. Со временем чародеи-отщепенцы окрепли и решили заявить о себе – захватить власть в Араде. Они вызвали огромный коллапс – с помощью своего колдовства эти идиоты в одночасье чуть не превратили весь мир в пастбище для живых мертвецов, вампиров, оборотней, драконов и демонов. Лишь объединение республик в Единое Королевство позволило одолеть силы тьмы в трехлетней войне, окончившейся двадцать четыре года назад. Но со скверной в те годы не было покончено. Чернокнижники и все их злобные приспешники и прихлебатели были всего-навсего загнаны туда, откуда они высунулись, – на родину алхимии, в Западные Топи, которые с тех пор представляют собой не что иное, как «живой могильник», в коем, словно в муравейнике, копошатся толпы нечестивых тварей. Собственно говоря, это и было той самой «угрожающей с запада опасностью» (ее еще называли проклятием болот), и такова ее предыстория. Замок Кованирунд, чьи огоньки уже заплясали в ночной дали, располагался на высоком холме посреди небольшой лесистой долинки, со всех сторон окруженной невысокими горными хребтами. На расстоянии одного дневного перехода от крепости за чередой гор начинались Мертвые Топи (так теперь зовутся Западные Топи). По правде говоря, эта незначительная твердыня была почти беззащитной. Эти две причины явились поводом для вызова лучших боевых магов Королевства в эту ничем не примечательную дыру. Если хозяин замка не лгал насчет наличия в крепости сильного источника магической энергии, то, скорее всего, защищать смехотворную крепость все-таки придется, ибо чернокнижники наверняка прознают (если уже не прознали) про эдакое чудо и возжелают им завладеть, тем более что оно находится у них под боком. * * * Арен подошел к воротам замка и нахмурил брови в недобром предчувствии – замок оказался еще хуже укреплен, чем ожидал маг. Невысокие деревянные стены с пятью башенками окружали небольшой двор. Внутри крепости не было ни одной постройки, кроме массивного донжона[1 - Донжон – главная часть средневекового замка, являющаяся жилищем феодала и последним рубежом обороны. Чаще всего представляла собой высокое прямоугольное здание с башнями по углам.], сложенного из дубовых бревен. Судя по всему, он служил одновременно и палатами господина, и казармой для немногочисленной стражи, и общинным домом. Эх, ситуация оставляла желать лучшего! Радовало лишь то, что, несмотря на похолодание, Арен вовсе не замерз. Он даже не чувствовал холода, хотя знал, что погода ухудшилась. А также душу грело осознание того, что его уже совсем скоро досыта накормят, напоят темным душистым пивом и предоставят теплую кровать. * * * Арен вошел в достаточно просторную главную залу, которая с первого взгляда вселяла в сердца гостей ощущение домашнего комфорта и уюта. В дальнем конце помещения полыхал исполинский костер, который, тем не менее, не мог выхватить из сумрака все углы залы. Спиной к кострищу за массивным дубовым столом сидели хозяин замка Лучи и члены его семьи. В центре комнаты торцом ко входу стоял стол для гостей – колдунов-воинов. По обе стороны от гостевого стола располагались скамейки, а напротив них были расставлены дубовые пни, на которых пировали прочие жители замка. И стражей, и тружеников было не более трех десятков. Новый гость приметил себе место за столом для призванных магов (свободным как раз оставалось лишь одно; видимо, Арен, как всегда, прибыл последним) и уже было направился к нему, как вдруг воину преградила путь черная фигура, незаметно выплывшая из охваченного сумраком угла залы. Арен с секунду всматривался в лицо незнакомца, а затем сердце волшебника наполнилось неимоверной радостью. – Дарон! – воскликнул Арен и протянул руку старому другу и товарищу. Но, вместо того чтобы радостно поприветствовать друга, Дарон ошарашенно отшатнулся, как громом пораженный, судорожно пожал руку бывшему соратнику и молниеносно удалился, невнятно промямлив: «Арен…» Арен же недоуменно пожал плечами и направился к своему месту. * * * Арен и Дарон были давними друзьями и бывалыми боевыми товарищами. В возрасте двадцати лет они поступили в школу света и сразу же подружились. Семь лет они постигали магические науки вместе, пока Арен не решил перейти в школу рун, а Дарон не подался в алхимики. Затем судьба сводила их лишь изредка, и то ненадолго. Затем вспыхнула трехлетняя война с чернокнижниками. И по воле неизвестно кого давние друзья оказались в одном из двух элитных отрядов, сформированных сразу же после образования Единого Королевства. Каждый из тех отрядов состоял из сотни лучших боевых магов-ветеранов. Отряд, в котором служили Арен и Дарон, прошел самые жестокие битвы той войны. От рук воинов того соединения полегли тысячи чернокнижников и их слуг. Но и сам отряд был изрядно потрепан – до конца войны дошли лишь тринадцать колдунов. И все они разошлись после войны кто куда. Арен не слышал никаких вестей ни о ком из них двадцать четыре года. Кто где, кто жив, кто мертв? Это было ему неведомо, и оттого порой становилось грустно. И вот теперь Арен встретил вновь после стольких лет своего лучшего друга, того, за судьбу которого после роспуска отряда маг больше всего беспокоился! Вот только вместо радости сердце переполнялось еще большей грустью, нежели раньше, ибо друг не признал друга. Арена уже не волновал никто в зале, даже те шесть знакомых чародеев, ради встречи с которыми воин раньше отдал бы целое состояние, стали ему безразличны в одночасье. * * * Судя по всему, Лучи уже объяснился перед гостями, и начальный этап пиршества уже прошел. Довольные и умиротворенные лица магов говорили Арену, что первое блюдо уже давно съедено и гости ожидают главное блюдо. Арен без особого энтузиазма рассматривал прочих волшебников. Всего их было четырнадцать вместе с ним самим. Шестеро воинов-магов были ему знакомы. То были искуснейшие целители людского рода Дейра и Харн; руночет Вилерик, как всегда, закованный в прекрасную гномью броню с ног до головы; эльфийская лучница Ингли, которая крайне искусно призывала магией природы диких животных себе в помощь, дабы они держали врагов на расстоянии, покуда эта воительница осыпает их смертоносными стрелами; человек по имени Рейр, чьи светлая магия ближнего боя и зачарованные клинки разили отродий тьмы, как коса пшеницу; и Тулима – дева-ящер, благодаря своему дару алхимика забрасывающая врагов колбами с горючими, морозящими или ядовитыми зельями. Дарон, как ни странно, не присутствовал за гостевым столом. Впрочем, как заметил Арен, для него и не было уготовано места. Поэтому колдун и не посчитал друга пятнадцатым гостем. Прочих семерых волшебников Арен видел впервые. Были они из второго элитного отряда. Среди них было двое эльфов, облаченных в посеребренные доспехи и вооруженных изогнутыми клинками. Луков за их спинами не было видно, отчего напрашивался вывод, что эти двое были магами ближнего боя. Рядом сидел ящер удивительно беззащитного вида, что могло говорить лишь о том, что он либо целитель, либо призыватель элементалей, ибо эти колдуны никогда (ну, почти никогда) не идут в бой самолично. Напротив них сидели две девушки людского рода. Одна была облачена в тяжелые доспехи, значит, вне всяких сомнений, была колдуньей-амазонкой. По внешнему виду второй леди, облаченной в белоснежные одежды, никак нельзя было сказать, к какой школе магии она относится и как предпочитает действовать в бою. Вместе с этими двумя девицами восседала пышненькая гномесса, к поясу которой были прикреплены разнообразные склянки, – алхимик. А вот еще одного человека, сидящего по правую руку от него, Арен никак не мог рассмотреть подробнее. Странно, но он то и дело ловил себя на мысли, что непривычно себя чувствует. Некое ощущение отсутствия ощущений. Нечто вроде оцепенения периодически овладевало им. Ему казалось, что он отрешен от всего вокруг, словно в невесомости, будто завис где-то, где нет ни пространства, ни времени. Крайне необычное ощущение! Неужели это тоже симптомы той самой драконьей хвори?! В момент, когда Арен вновь задумался о своем странном самочувствии, человек, что сидел правее него, обернулся, прервав раздумья чародея. – Отец-Громовержец! Арен, мой мальчик! – воскликнул колдун, в котором боец с приятным удивлением узнал своего первого учителя магии. – Господин Вернер, как я рад вас видеть! Какими судьбами вы тут оказались?! – Я теперь являюсь магистром Королевской Школы Всеобщей Магии, изучающей и стихии, и свет, и руны, и природу, и алхимию одновременно, – хвастался Вернер сквозь свою короткую седую бороду. – Я должен буду выяснить, что за магический источник здесь обнаружился, каковы его природа и сила. – В смысле «выяснить»? – не понял Арен. – Подожди, так это ты опоздал на встречу, когда Лучи объяснял всем суть дела? – Да. Это я опоздал, – кивнул Арен. – Узнаю все того же необязательного, но очень талантливого Арена, которого я учил семь лет, – усмехнулся учитель. – Видишь ли, Лучи узнал, что где-то в замке есть источник огромной силы, а вот узнать, что это за источник и какова его сила, он не смог. Поэтому он и призвал меня как магистра Королевской Академии, дабы я все разузнал. Вас же пригласили, чтобы вы обеспечивали безопасность этого места на время моих исследований и до того, пока Король не решит, что делать с этим источником. – При этих словах Арен кивнул. Слова послания «защищать в течение некоторого времени» сразу стали понятными. – Все ясно. Вот только скажите, учитель, Лучи ведь – весьма посредственный маг. Как же он тогда нашел этот источник? Может, он что-то напутал, может, он его выдумал, быть может, что-то он и нашел, но, вполне вероятно, значительно все приукрасил? Просто… мне кажется, что мы все лишь тратим время на наверняка бессмысленную прихоть неумелого волшебника. – Сначала я тоже так подумал, мой мальчик. Я даже не хотел сюда ехать, но мой долг, долг магистра, обязал меня явиться и все проверить. Я не верил, что Лучи прав, до самого последнего момента, когда он показал всем Скрижаль Богов… – и Вернер задумчиво замолчал. – А разве они существуют? – засомневался Арен. – Конечно! Неизвестно, кто их создал – боги, записавшие на них слова пророчеств и даровавшие мудрецам древности, либо пожелавшие увековечить свои видения древние маги, перед которыми открылась завеса будущего. Главное то, что Скрижали Богов существуют, и это вне всяких сомнений! И они всегда откликаются на близость магии великой силы золотистым сиянием. Как раз одну такую вещицу нам и показал Лучи, и она была объята тем самым золотым сиянием. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anton-gurko-19004743/posledniy-shans/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Донжон – главная часть средневекового замка, являющаяся жилищем феодала и последним рубежом обороны. Чаще всего представляла собой высокое прямоугольное здание с башнями по углам.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО