Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Пятая колонна. Made in USA Евгений Александрович Толстых Лауреат премии ФСБ РФ в области литературы 2006 года и член Союза писателей России Евгений Толстых в своей новой книге начинает и выигрывает дискуссию с либеральной пятой колонной, проводящей в России политику ЦРУ и Госдепа. Доказательно, с фактами и цитатами, с «явками и паролями», автор разоблачает тайную войну США против СССР и современной России с начала Холодной войны и по наш день. Существует ли на самом деле «план Даллеса»? Какие документы подтверждают связь российских либералов и ЦРУ? Сколько Госдеп платит «грантоедам» за продажу Родины? Кто из высших должностных лиц в России воспитывает своих отпрысков на Западе? Ответ на эти и другие вопросы вы найдете под обложкой этой книги. После Сербии, Ирака, Ливии и Сирии вы все еще верите в демократию и миролюбивые намерения дядюшки Сэма? Тогда читайте эту книгу и избавляйтесь от смертельно опасных политических иллюзий. Евгений Толстых Пятая колонна. Made in USA Римляне поступали так, как надлежит поступать всем мудрым правителям, то есть думали не только о сегодняшнем дне, но и о завтрашнем и старались всеми силами предотвратить возможные беды, что нетрудно сделать, если вовремя принять необходимые меры, но если дожидаться, пока беда грянет, то никакие меры не помогут, ибо недуг станет неизлечимым. Здесь происходит то же самое, что с чахоткой: врачи говорят, что вначале эту болезнь трудно распознать, но легко излечить; если же она запущена, то ее легко распознать, но излечить трудно. Так же и в делах государства: если своевременно обнаружить зарождающийся недуг, что дано лишь мудрым правителям, то избавиться от него нетрудно, но если он запущен так, что всякому виден, то никакое снадобье уже не поможет.     Никколо МАКИАВЕЛЛИ, «Государь» Вместо предисловия …Хочется быть современным. Стараться не отстать хотя бы в лексике от «продвинутых» детей, изъясняющихся на жутком сленге, склеенном из остатков «великого и могучего», густо замешанных на вульгарных американизмах, приправленных малопонятным жаргоном «Всемирной паутины». Когда имя Даль воспринимается как расстояние… …А ведь надо еще и читать. Хоть что-то, отражающее «дыхание эпохи». В книжных магазинах рябит в глазах от ярких обложек, «засиженных» именами литературных авториц, только вчера ощутивших радость знакомства с букварем (судя по первым строкам «карманных романов» с чуть ли не миллионными тиражами). И неведомой для «инженеров человеческих душ» с Рублевки осталась «Родная речь», не говоря уже о Бианки, Пушкине, Достоевском и Толстом. Некогда читать… некогда… надо писать: издатель торопит, читатель ждет, доллар дорожает… …Кино, как и прежде, является «важнейшим из всех искусств». Классик не ошибся. И Канны до сих пор помнят 1958-й, «Летят журавли» Калатозова с блистательными Самойловой и Баталовым. Потом Самойлова вспоминала: «Поначалу во время конкурсного просмотра в зале стояла тишина, никакой реакции. Мы напряглись. Во время сцены проводов Бориса на фронт раздались первые аплодисменты. Потом они вспыхивали уже постоянно: бомбежка, смерть Бориса, мои пробеги. В глазах членов жюри появились слезы, хотя им и не положено проявлять свои чувства. Когда показ завершился, была долгая, долгая овация. Мы поднялись, кланялись. Потом был яркий свет, масса восторженных слов в наш адрес. Нас все время фотографировали, журналисты не давали нам выйти из зала. Интервью следовали одно за другим». Триумф нашего кино! Вот и в 2015-м замахнулись на «Оскар». «Левиафаном» Звягинцева. «…Прежде всего, библейское название никак не соответствует банальной бытовой истории, рассказанной в фильме. Вот романы Кафки или его великая новелла «В исправительной колонии», или творения Габриэля Маркеса – вот это действительно «Левиафаны»… Но забавно, что даже эта маломощная новелла взята у американцев… Поистине, мы стали страной тотального «секонд-хенда», обезьяньей колонией… О, Боже!.. Но таких историй – множество в постсоветской жизни, если её можно назвать этим святым словом «жизнь»… Говорят, что фильм весьма глубоко действует на сознание человека… Но если перед нами в течение двух часов будет уныло маячить сборище пьющих, жрущих, бесконечно болтливых, совокупляющихся, дерущихся, ненавидящих, убивающих друг друга людей – то это богомерзкое зрелище – да еще протекающее на фоне дикой природы и под унылую долбёжную псевдомузыку – неминуемо врежется в нежную, беззащитную, вечно распахнутую душу русского всё ещё наивного зрителя… Но груда камней – это еще не храм и даже не убогий дом… Конечно, в эпоху всемирного блефа, когда заспиртованная акула объявлена великим актом живописи, и груда разбросанных камней может быть названа шедевром скульптуры… Всемирная компания богачей издевается над Человечеством, а, заодно, и над Культурой… И это может кончиться весёлой Третьей мировой войной… Эти строки написал автор многих фильмов, 4 из которых получили мировое признание – Тимур Зульфикаров. Зульфикарову ответили: «… захотелось очень громко, сильно, во весь голос крикнуть. Очень хочется, чтобы человечество поняло, что все мы находимся на грани крупнейшей гуманитарной катастрофы – идет активный процесс дечеловечивания. Огромное мировое пространство охвачено полным безумием и аморальностью. Страшно то, что окружающие начинают к этому привыкать. Начинается война цивилизаций, крупнейшее за всю историю духовное противостояние континентов»… Попрание НРАВСТВЕННОСТИ, ДУХА, КУЛЬТУРЫ может повлечь глобальный конфликт с миллионами жертв? Куда уж «веселее»? Значит, надо остерегаться шагов, способных нарушить весьма зыбкий баланс идей, пристрастий, догм и норм, определяющих способ существования разных территорий и народов. Не надо лезть в чужой монастырь со своим уставом, как советует русская пословица. Но если «монастырь» и является целью, а одолеть его или разрушить силой не получается, то, может, попробовать поправить что-то в «уставе»? Меморандум Даллеса Текст, который мы предложим читательскому вниманию, скорее всего, широко известен. Мы сознательно не называем эти несколько абзацев «документом», так как, спустя некоторое время после его появления в общественном обороте, нашлись эксперты, которые стали настойчиво опровергать именно «документальные» корни монолога. Не будем испытывать терпение читателя. Вот текст. Окончится война, все утрясется и устроится. И мы бросим все, что имеем: все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного и необратимого угасания его самосознания. Например, из искусства и литературы мы постепенно вытравим его социальную сущность; отучим художников и писателей – отобьем у них охоту заниматься изображением и исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой БЕЗНРАВСТВЕННОСТИ. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, процветанию взяточников и беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов – прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, и главную ставку всегда будем делать НА МОЛОДЕЖЬ – станем разлагать, развращать и растлевать ее. Мы сделаем из нее циников, пошляков и космополитов. Вот так мы это сделаем!     А. Даллес.     «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР», 1945 г. Ну и чем это не новая редакция «устава»? Она уже принята за океаном и в Европе, по этим правилам живут миллионы людей. Россия осталась последним бастионом, где еще теплится дух людской, правда, обезображенный во многом прикосновением Золотого Тельца… Прежде чем приступить к анализу комментариев текста (сам текст мы будем время от времени исследовать на протяжение всей книги), напомним читателю биографию Алена Даллеса. Она довольна насыщена и интересна. Не мудрствуя, откроем всезнающую Википедию. Аллен Уэлш Даллес – американский дипломат и разведчик, руководитель резидентуры Управления стратегических служб в Берне (Швейцария) во время Второй мировой войны, директор ЦРУ (1953-1961 гг.) Даллес родился 7 апреля 1893 года в городке Уотертаун, штат Нью-Йорк, в семье, многие представители которой занимали важные посты в американской дипломатической службе. Дед по отцовской линии был миссионером, долгое время провел в Индии. Его дед по материнской линии генерал Джон Уотсон Фостер – участник гражданской войны, был Государственным секретарём при президенте Бенджамине Гаррисоне, позднее был послом США в Мексике, России и Испании. Муж его тёти, Роберт Лансинг, был Государственным секретарём в администрации Вудро Вильсона. Старший брат Аллена Уэлша, Джон Фостер Даллес, впоследствии был назначен Государственным секретарём при президенте Дуайте Эйзенхауэре. Мать выросла в Европе, отец получил европейское образование. По воспоминаниям Даллеса, он рос в атмосфере семейных споров по поводу происходящих в мире событий. В 1901 году, когда Аллену было 8 лет, под влиянием споров между его дедом и Лансингом об англо-бурской войне, изложил собственные мысли на этот счет на бумаге. Где в решительной форме выступил на стороне «обиженных». Записки ребёнка были замечены взрослыми и изданы в виде брошюры, которая стала «бестселлером» в районе Вашингтона. Отметив, что политика интересовала Даллеса чуть ли не с момента отрыва от горшка (заранее просим прощения, если кому-то это сравнение показалось некорректным), опустим некоторые биографические детали и заглянем в 30-е годы. Именно тогда в соавторстве с Хамильтоном Фиш Армстронгом Аллен написал две книги – «Можем ли мы быть нейтральными» (1936) и «Может ли Америка оставаться нейтральной» (1939). С началом войны наступает резкий поворот в карьере Даллеса. Он поступает на службу в только что созданное Управление стратегических служб (прообраз будущего ЦРУ), и с конца 1942 года по 1945 год возглавляет его разведывательный центр в Берне. С окончанием войны Управление стратегических служб было расформировано, и в 1947 году его создатель, Уильям Донован, добивается от президента Трумэна создания нового разведывательного органа, ЦРУ, подчинённого непосредственно президенту и проводящего как открытую разведывательную деятельность, так и тайные операции. В 1950 году Даллес назначается заместителем директора по планированию, становясь ответственным как раз за тайные операции ЦРУ. В 1951 году он – второй по значимости человек в организации. Сменивший Трумэна Дуайт Эйзенхауэр назначает Даллеса главой ЦРУ, и в этой должности последний остаётся с 1953 по 1961 годы. Во время его руководства ЦРУ занималось как сбором и анализом секретной информации, так и скрытыми операциями. Что касается секретных операций, то тут у ЦРУ удачи чередовались с провалами. К числу успешных операций ЦРУ стоит отнести свержение премьер-министра Ирана Моссадыка в 1953 году, свержение президента Гватемалы Арбенса в 1954 году. После неудачной попытки вторжения на Кубу в 1961 году Даллес вынужден был уйти в отставку с поста главы ЦРУ. Сам Даллес впоследствии возлагал вину в провале вторжения на президента, утверждая, что Кеннеди не выделил достаточно сил на проведение операции. Но вернемся к приведенному выше тексту, автором которого принято считать именно Даллеса. В такой редакции он был опубликован 20 января 2005 г. в «Московском комсомольце». Но лишь для того, чтобы предупредить: это фальшивка! В доказательство сотрудник московской службы «Радио «Свобода» Марк Дейч приводит лексический и источниковедческий анализ этого текста. И, не обнаружив «первоисточника», делает безапелляционный вывод: ФАЛЬШЬ! Осенью 2011 года журналист Олег Хлобустов провел свое расследование, которое показалось нам заслуживающим внимания. Вот оно с некоторыми сокращениями. «Надо сказать, что доводы Дейча выглядят убедительным. План этот – не совсем план в прямом смысле слова. В нем не указываются конкретные исполнители, формы и методы их деятельности, сроки и т.д. В этом смысле «зловещий план Даллеса» представляет собой ни что иное, как проект, в то время не утвержденный руководством США и не принятый на доктринальном уровне. Он представляет собой не более чем оперативный замысел, в свою очередь, предполагавший разработку и осуществление соответствующих действий… Прежде чем ответить на кажущийся Дейчу самым главным вопрос – об источнике появления анализируемого документа, а его мы дадим и в узком, и в широком смысле слова, – сформулируем, как это полагается в историковедческой экспертизе, вопросы, требующие определенного ответа. Этих вопросов четыре: 1. Мог ли этот документ появиться в указанное время – в апреле 1945 г.? 2. Мог ли этот документ в то время стать достоянием советского руководства? 3. Есть ли свидетельства идентичности содержания документа взглядам приписываемого ему автора? 4. И, наконец, реализовался ли он на практике? Мы представляем на суд читателя развёрнутые ответы на каждый из этих вопросов. Поскольку после кончины президента Рузвельта вопрос о будущем мира внезапно встал перед недостаточно компетентным и информированным вице-президентом США Гарри Трумэном, естественно, что он вызвал оживленные дебаты и в политической элите Америки, Естественно также, что было запрошено мнение и главного резидента Управления стратегических служб (УСС) разведки США в Европе Аллена Даллеса. Мнением резидента УСС мог поинтересоваться и Конгресс, перед которым Даллес не счел нужным скрывать свои взгляды, тем более, надеясь найти им поддержку со стороны законодателей. Таким образом, цитируемое Дейчем выступление Даллеса в Конгрессе США представляется вполне вероятным. Но могло ли оно, в этом случае, стать достоянием советской разведки? Это тоже весьма вероятно. Одним из возможных источников информации об этом документе мог, например, быть Элджер Хисс, высокопоставленный сотрудник администрации президентов США Рузвельта и Трумэна. По крайней мере, выдача государственных секретов инкриминировалась ему в вину в 1950 г. (Сотрудничество Хисса с советской разведкой тогда доказано не было. См.: Разведка и контрразведка в лицах. Энциклопедический словарь российских спецслужб. М., 2002, с. 526). Мы не случайно упомянули лексический анализ, проделанный Марком Дейчем, на основании которого он делал вывод о том, что авторство документа не могло принадлежать Даллесу. В частности, в виду различия трактовок понятия космополитизма в США и в СССР в то время. На наш взгляд, как раз известная кампания конца 1940-х годов по «борьбе с безродными космополитами», со значительной степенью вероятности свидетельствует о том, что Сталину был известен этот план. А сама кампания являлась завуалированным сигналом Западу о том, что ситуация в СССР находится под контролем. При этом, исторической правды ради, мы отнюдь не будем утверждать, что «план Даллеса» начал немедленно осуществляться с апреля 1945 г. Наоборот, слишком многие факты свидетельствуют о том, что он был до поры до времени положен под сукно. И именно поэтому конфиденциальное высказывание Даллеса могло «не отложиться» в официальной историографии США. В этой связи не вполне корректна ссылка М. Дейча и на американский документальный сборник «Сдерживание», тем более, что большинство американских историков и политологов относят формулирование концепции «Сдерживания коммунизма» к 1947 г. Самый сильный – для неосведомленного читателя, – аргумент Дейча – отсутствие, или незнание им «первоисточника» появления этого документа. Откроем, однако, и эту тайну. Содержащуюся в «Записках начальника нелегальной разведки» генерал-майора Ю.И. Дроздова (М., 1999, Русский биографический институт.), хотя он упоминался и в более ранних газетных публикациях. Что ж делать – организованные «утечки информации» – один из известных и широко распространенных приемов политической и дипломатической борьбы. Действительно, в тексте книги Юрия Ивановича нет ссылки на «первоисточник» его осведомленности. Но не будем задавать неуместных вопросов бывшему резиденту КГБ в Нью-Йорке. В конце концов, никто же не спрашивал Аллена Даллеса, откуда он получил текст «секретного» доклада Н.С.Хрущева XX съезду КПСС (сам директор ЦРУ позднее писал: «Я всегда рассматривал это дело как одну из самых крупных разведывательных операций за время моей службы в разведке. Поскольку доклад был полностью опубликован госдепартаментом, добывание его текста было также одним из тех немногих подвигов, о которых можно было сказать открыто, лишь бы источники и методы приобретении документа продолжали оставаться тайной»). Прежде чем поставить точку в этой истории, обратимся, однако, к третьему и четвертому из сформулированных нами вопросов экспертизы. А именно: есть ли свидетельства идентичности содержания документа взглядам самого Аллен Даллеса и реализовался ли он на практике? Для этого в свидетели вызываются… Аллен Даллес и его заместитель в ЦРУ Рэй Клайн. Для удобства читателя мы будем пользоваться книгой Даллеса «ЦРУ против КГБ: Искусство шпионажа» 2000 года издания. В специальной главе «Разведка в “холодной войне”» Даллес писал в 1963 г., что главным ее орудием является разложение населения стран противника: «Неудачи, которые потерпели коммунисты, произошли не в последнюю очередь в результате применения специальных средств разведки, и не только нашей, но и наших друзей и союзников». Даллес подробно описывает то, что получило в дальнейшем название «экспорта контрреволюций». Обратимся к заключительным строкам указанной главы сочинения Аллена Даллеса: «Стратегия и тактика государства… должны определяться дальнозоркой политикой, учитывающей в первую очередь коренные национальные интересы, а не абстрактные принципы, какие высокие цели они бы ни преследовали… Мы сами должны определить, когда, где и каким образом нам действовать, по возможности, вместе с другими ведущими государствами свободного мира, готовыми оказать такую поддержку…». (Даллес А. ЦРУ против КГБ: Искусство шпионажа. М.: Центр-полиграф, 2000, С. 357, 373-375, 381). Заместитель директора ЦРУ Клайн писал: «Ученым известно, что судьбы народов формируются комплексом трудноулавливаемых социальных, психологических и бюрократических сил. Обычные люди, чья жизнь – к худу ли, к добру ли, – зависит от игры этих сил, редко понимают это, разве что смутно и весьма поверхностно. Одной из таких сил – с начала 40-х годов – стала разведка». При Трумэне – мы цитируем русскоязычное издание книги Клайна «ЦРУ от Рузвельта до Рейгана», выпущенное в Нью-Йорке в 1988 г., – Совет национальной безопасности в декабре 1947 г. возложил на ЦРУ проведение тайных операций и акций психологической войны, хотя этой задачи ЦРУ и не было указано в законе о его образовании, принятом двумя месяцами ранее. В мае 1948 г. для проведения тайных операций в ЦРУ создаётся Управление координации политики (УКП). Интересная деталь: если в 1949 г. в УКП были 302 сотрудника, то в 1952 г. 2812 человек трудились только в его вашингтонской штаб-квартире, не считая 3142 сотрудников, работавших за границей. Бюджет УКП увеличился с 5 млн. долларов в 1949 г. до 82 млн. долларов в 1952 г., поглощая львиную часть средств, ассигнованных для работы ЦРУ. К февралю 1953 г., подчеркивает Клайн, «ЦРУ располагало материальными ресурсами и прочими возможностями для реализации большей части планов, вынашивавшихся Даллесом задолго до этого». (Клайн Р. «ЦРУ от Рузвельта до Рейгана». New-York, Liberty Publishing House, 1988. С. 15, 166, 186). Человек знающий, в прошлом главный офицер связи Пентагона с ЦРУ Ф. Праути, в середине семидесятых годов, читая мемуары Даллеса, признался: «Заключительное, итоговое положение книги старого хозяина – лучший пример того, как разведывательное сообщество считает нужным жить в ядерный век. Они хотят, чтобы мы располагали самой дорогой и разветвленной разведкой, имеющей возможности автоматически парировать все, что представляется им угрозой. Хотя Аллен Даллес не сказал этого в своей книге, его концепция разведки предусматривает: 10 процентов обычной разведки и 90 процентов тайной подрывной работы. Другими словами, мы должны, по мысли Даллеса, быть круглосуточно заняты по всему миру, противодействуя по «всем аспектам тайной войны». Под этим он имеет в виду вмешательство во внутренние дела других стран независимо от того, знают или разрешают они это. Именно этим и занимались Соединенные Штаты во всевозрастающей степени, начиная от вмешательства в Берлине и Иране в сороковые годы. Кульминационной точкой этого образа действия была страшная катастрофа во Вьетнаме, где дело началось с крупной операции силами разведки, затем наступила стадия тайной подрывной работы, неизбежно перешедшая в открытую войну в эру Джонсона». А некто Марк Михайлович Дейч, работавший далеко от центрального аппарата ЦРУ, бездоказательно категоричен в своих утверждениях». Авторство «доктрины Даллеса», по мнению некоторых «экспертов» принадлежит двум советским писателям: Ю. Дольд-Михайлику и А. Иванову. Не удивлюсь, если «аналитики» вроде приснопамятного Марка Дейча с «Радио «Свобода», припишут фантазиям «Старика Хоттабыча» из одноименной повести Лазаря Лагина, «Закон о порабощенных нациях», подписанный президентом США Дуайтом Эйзенхауэром в июле 1959 года и заложивший запал «цветных революций», рванувший через 30 лет. Но если уж задаться целью отыскать коварного и неуловимого автора «Доктрины Даллеса», исключая самого Даллеса, то ВОТ ОН! Почти 2500 лет назад китайский полководец и философ Сунь Цзы писал по поводу организации психологической войны: «Разлагайте все хорошее, что имеется в стране вашего противника. Вовлекайте видных представителей вашего противника в преступные предприятия. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан вражеской страны. Подстрекайте молодежь против стариков. Мешайте всеми средствами деятельности правительства… Будьте щедры на предложения и подарки для покупки информации и сообщников. Вообще не экономьте ни на деньгах, ни на обещаниях, так как они приносят богатые дивиденды». Так-то! Мы не навязываем аудитории своего видения проблемы. Сегодня читателю достаточно еще раз пробежать глазами «текст Даллеса» и выглянуть в окно, зайти в ЖЭК или включить телевизор. Но для того, чтобы нашему собеседнику было проще ориентироваться в современном ему информационном потоке, вырабатывая способность различать «фальшивки», задержим ненадолго его внимание. Время стремительно и беспощадно. Оно стирает из памяти имена, лица, поступки, порой игриво меняя оценки событий с «минуса» на «плюс» и наоборот. И вот уже общественное мнение открывает чуть ли не кран со слезами «всенародной скорби» по случайно «почившему в бозе», порядком подзабытому политику, которого при жизни и должности добрым словом-то мало кто и поминал. Не злопамятный у нас народ. Это его отчасти и губит… Поэтому не лишним будет напомнить о Марке Дейче, «разоблачителе» «Доктрины Даллеса». Буквально в двух строках. В феврале 2009 г. независимая организация с филиалами в Нью-Йорке и Москве, следящая за соблюдением принципов свободы слова и профессиональной честности российских СМИ, «Russia Media Watch» составила список из 10 самых коррумпированных российских журналистов. На 7-м месте в этом рейтинге фигурирует Марк Михайлович Дейч. Вот такой «разоблачитель»…Ну, да земля ему пухом… Вернее, вода. В 2012-м утонул Марк Дейч на Бали то ли по неосторожности, то ли хватив лишнего… Глашатаи войны Процессы, которые мы рассматриваем в нашей книге, можно назвать осколками «холодной войны». Датой ее начала историки считают 5 марта 1946 года. В тот день в Фултоне (США), в Вестминстерском колледже, в присутствии президента США Г.Трумэна, сэр Уинстон Черчилль произнес свою знаменитую речь, заложившую основу многолетнего противостояния двух мировых систем, Востока и Запада. Не будем утомлять читателя стенограммой программного спича британского политика, ограничимся несколькими, интересными нам фрагментами выступления. Раскланявшись перед американскими военными, как носителями «великой мудрости»… м-м-да… вчерашний глава правительства Великобритании (в 1945-м его партия проиграла парламентские выборы) приступил к изложению некой «генеральной стратегической концепции», которую предложил тут же в колледже, не мудрствуя лукаво и принять. Почему вот так сразу, в узком, даже в чем-то родственном кругу (мама сэра Уинстона Дженн была дочерью известного американского миллионера Леонарда Джерома)? А почему бы и нет? Как говорил один киногерой в исполнении Андрея Миронова: «Вы – привлекательны… Я – чертовски привлекателен… Не вижу препон для мезальянса». «Соединенные Штаты Америки находятся сегодня на вершине могущества, являясь самой мощной в мире державой, и это можно расценить как своего рода испытательный момент для американской демократии, ибо превосходство в силе означает и огромную ответственность перед будущим… Мы не можем закрывать глаза на тот факт, что демократические свободы, которыми пользуются граждане на всех территориях Британской империи, не обеспечиваются во многих других государствах, в том числе и весьма могущественных… В чем же заключается наша генеральная стратегическая концепция, которую нам с вами нужно принять сегодня? Ни в чем ином, как в обеспечении безопасности и благоденствия, свободы и процветания всех мужчин и всех женщин во всех домах и во всех семьях на всей земле. Но прежде всего я имею в виду бесчисленное множество домов, как частных, так и многоквартирных, обитатели которых, зарабатывая на жизнь наемным трудом, умудряются, несмотря на все превратности и трудности жизни, ограждать своих домочадцев от невзгод и лишений и воспитывать своих детей в духе почитания Бога, то есть в соответствии с теми высокими нравственными принципами, которые играют, столь важную роль в жизни человека». Какой слог! Какой пафос!.. «Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания – она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой. И те, и другие спят в своих постелях, и укрываются теплыми одеялами. Одни лишь маленькие дети, беспризорные дети, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь. И мы, господа присяжные заседатели, им поможем» А это уже не Черчилль в Фултоне. Это Бендер. Остап. В Старгороде. На сходке учредителей «Союза меча и орала». Но как похоже! Порой кажется, что сэр Уинстон Черчилль писал свою историческую речь, открыв «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова… «Не наше дело – особенно сейчас, когда у нас самих столько трудностей,– насильственно вмешиваться во внутренние дела стран, с которыми мы не воевали и которые не могут быть отнесены к числу побежденных. Но в то же время мы должны неустанно и бескомпромиссно провозглашать великие принципы демократических прав и свобод человека, являющихся совместным достоянием всех англоязычных народов и нашедших наиболее яркое выражение в американской Декларации независимости, вместившей в себя традиции таких основополагающих актов, как Великая хартия вольностей, Билль о правах, Хабеас Корпус, положение о суде присяжных и, наконец, английское общее право… …В этом заключаются основополагающие принципы демократических свобод, о которых должны помнить в каждом доме и в каждой семье. В этом же состоит и суть воззвания английского и американского народов, с которым они обращаются ко всему человечеству. Пусть же слово у нас никогда не расходится с делом, а дело – со словом». Это – Черчилль. «Нужна немедленная помощь. Мы должны вырвать детей из цепких лап улицы, и мы вырвем их оттуда. Поможем детям. Будем помнить, что дети – цветы жизни. Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям, только детям и никому другому. Вы меня понимаете?» А это – Бендер! В схожем чуть ли не до мелочей припадке настойчивого «благородства»! Но мы не ограничимся ироничным комментарием, потому что речь идет отнюдь не о литературном персонаже и буффонадном сборище. В Фултоне «делали взносы» на войну. И укрытая дипломатической медоточивостью воинственная агрессия Черчилля опиралась на уже опробованный на безответной Японии атомный кулак США. Советский Союз находился в состоянии ядерной уязвимости. Маховик «атомного проекта» под началом Лаврентия Берия только начинал раскручиваться. Тем не менее, Иосиф Виссарионович Сталин спустя неделю, 14 марта 1946 года, в интервью газете «Правда» года жестко оценил демарш вчерашних союзников: «Вопрос. Как Вы расцениваете последнюю речь господина Черчилля, произнесенную им в Соединенных Штатах Америки? Ответ. Я расцениваю ее как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и затруднить их сотрудничество. Вопрос. Можно ли считать, что речь господина Черчилля причиняет ущерб делу мира и безопасности? Ответ. Безусловно, да. По сути дела, господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не одинок, – у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки. Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира. По сути дела, господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, – в противном случае неизбежна война. Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство Гитлеров господством Черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство. Трагедия господина Черчилля состоит в том, что он как закоренелый тори не понимает этой простой и очевидной истины. Несомненно, что установка господина Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР. Ясно также и то, что такая установка господина Черчилля несовместима с существующим союзным договором между Англией и СССР. Вопрос. Как Вы расцениваете ту часть речи господина Черчилля, где он нападает на демократический строй соседних с нами европейских государств и где он критикует добрососедские взаимоотношения, установившиеся между этими государствами и Советским Союзом? Ответ. Господин Черчилль иногда вспоминает в своих речах о «простых людях из небольших домов», по-барски похлопывая их по плечу и прикидываясь их другом. Но эти люди не такие уж простые, как может показаться на первый взгляд. У них, у «простых людей», есть свои взгляды, своя политика, и они умеют постоять за себя. Это они, миллионы этих «простых людей», забаллотировали в Англии господина Черчилля и его партию, отдав свои голоса лейбористам. Это они, миллионы этих «простых людей», изолировали в Европе реакционеров, сторонников сотрудничества с фашизмом и отдали предпочтение левым демократическим партиям. Это они, миллионы этих «простых людей», испытав коммунистов в огне борьбы и сопротивления фашизму, решили, что коммунисты вполне заслуживают доверия народа. Так выросло влияние коммунистов в Европе. Таков закон исторического развития. Конечно, господину Черчиллю не нравится такое развитие событий, и он бьет тревогу, апеллируя к силе. Но ему также не нравилось появление советского режима в России после Первой мировой войны. Он также бил тогда тревогу и организовал военный поход «14 государств» против России, поставив себе целью повернуть назад колесо истории. Но история оказалась сильнее черчиллевской интервенции, и донкихотские замашки господина Черчилля привели к тому, что он потерпел тогда полное поражение. Я не знаю, удастся ли господину Черчиллю и его друзьям организовать после Второй мировой войны новый поход против «Восточной Европы». Но если им это удастся, – что маловероятно, ибо миллионы «простых людей» стоят на страже дела мира, – то можно с уверенностью сказать, что они будут биты так же, как они были биты в прошлом». Это потом, десять лет спустя, после 20 съезда КПСС, на Сталина можно было безбоязненно вылить ушаты политической грязи, не стесняясь покопаться в белье, заглянуть в наспех сшитое белыми нитками «досье тирана». А тогда, в 46-м, отповедь главы Советского государства Запад принял «стоя» и… продолжил начатую подготовку к ядерному шантажу. Атомная бомба В ноябре 1945 года был опубликован доклад главнокомандующего американскими ВВС генерала Арнольда военному министру, в котором указывалось, что США должны «указать потенциальному агрессору – за нападением на США немедленно последует всесокрушающий атомный удар по нему с воздуха». Гораздо дальше пошел Комитет начальников штабов, который в секретном докладе взвесил желательность нанесения атомных ударов по Советскому Союзу как в виде возмездия, так и первыми. Объединенный разведывательный комитет наметил двадцать советских городов, подходивших для атомной бомбардировки… Этот комитет рекомендовал атомное нападение не только в случае неминуемого выступления СССР, но и тогда, когда успехи врага в области экономики и науки укажут на создание возможностей «в конечном итоге напасть на США или создать оборону против нашего нападения». Комитет советовал «предоставить приоритет стратегической авиации» в любых усилиях пресечь продвижение России к созданию возможностей для нападения. Комитет добавил, что атомные бомбардировки относительно малоэффективны против обычных вооруженных сил и транспортной системы, то есть признал: атомная бомба будет пригодна только для массового истребления (населения) городов». Такой вывод озадачивал американских «стратегов»: города-то сгорят, а вот Красная Армия… Немцы в 41-м тоже думали, что танковыми клиньями выбили из-под Советов способность к выживанию, а в 45-м русские их из берлинских подвалов выкуривали… И – в Сибирь! По приказанию Комитета начальников штабов к середине 1948 года был составлен план «Чариотир». Война должна была начаться «с концентрированных налетов с использованием атомных бомб против правительственных, политических и административных центров, промышленных городов и избранных предприятий нефтеочистительной промышленности с баз в западном полушарии и Англии». В первый период войны – тридцать дней – намечалось сбросить 133 атомные бомбы на 70 советских городов. Из них 8 атомных бомб на Москву с разрушением примерно 40 квадратных миль города и 7 атомных бомб на Ленинград с соответствующим разрушением 35 квадратных миль. В последующие за этим два года войны предполагалось сбросить еще 200 атомных бомб и 250 тысяч тонн обычных бомб. Командование стратегической авиации предполагало, что где-то в ходе этих бомбардировок или после них Советский Союз капитулирует. Но!.. К 1 сентября 1948 года по штабам соединений вооруженных сил США был разослан план «Флитвуд» – руководство к составлению соответствующих оперативных планов. Как в наметках «Чариотира», так и в плане «Флитвуд» признавалось, что с началом войны Советский Союз сможет занять Европу. Как было, например, отмечено в плане «Флитвуд» применительно к Средиземноморью: «К исходу шестого месяца боевых действий Советы смогут оккупировать и укрепиться на всем северном побережье Средиземного моря, от Пиренеев до Сирии, и подвергнуть линии коммуникаций в море сосредоточенным ударам с воздуха. Кроме того, СССР через шесть месяцев после начала войны сможет оккупировать Испанию и подвергнуть артиллерийскому обстрелу коммуникации (через Гибралтарский пролив)». Объединенный разведывательный комитет в приложении к плану «Флитвуд» заключил: «СССР в борьбе с вероятными противниками – США, Англией и союзными с ними странами – сможет овладеть ключевыми районами Европы и Азии». И какому «Дяде Сэму» она нужна, такая «победная война»?.. Командование американской стратегической авиацией предлагало временно закрыть на это глаза, ибо, пока Красная Армия будет продвигаться по Европе и Азии, атомные бомбардировки территории Советского Союза якобы подорвут основной элемент советской мощи – политический, каковой, по заключению объединенного разведывательного комитета в приложении к плану «Флитвуд», состоял в следующем… ВНИМАНИЕ! Это цитата из официального документа американского военного командования, отнестись к которому надо со всей серьезность. Итак, что сдерживало заокеанскую военщину, обладавшую бесспорным, по тем временам, преимуществом в летальных вооружениях: «1) прирожденное мужество, выдержка и патриотизм русского населения; 2) отлаженный и четкий механизм централизованного контроля Кремля в советской орбите; 3) доказанная способность советского режима мобилизовать прирожденный русский патриотизм в поддержку советских военных усилий; 4) способность русского народа и правительства вести войну в условиях крайней дезорганизации, как случилось в первые годы Второй мировой войны». (Было бы ошибкой ставить знак равенства, сопоставляя эти 4 пункта плана «Флитвуд» с оценкой состояния современного российского общества и его управленческого потенциала.) И поспорить с этим в те годы было трудно! Это политики и проплаченные историки втолковывали доверчивому американскому налогоплательщику легенду о триумфальном шествии экспедиционного корпуса Эйзенхауэра, высадившегося в Нормандии летом 1944. А люди в погонах на своей шкуре испытали мощь ударов закаленного Восточным фронтом вермахта, едва не похоронившего зимой в Арденнах и Северном Эльзасе англо-американских «победителей» во Второй мировой войне вместе с их «виллисами», «шерманами» и «студебеккерами». Если бы не советский солдат… 6 января 1945 года английский премьер-министр У. Черчилль обратился к И. Сталину с просьбой о том, чтобы Красная Армия предприняла крупное наступление и тем самым оказала помощь союзникам. Верный союзническим обязательствам, СССР пришёл на помощь США и Англии. 12 января советские войска на 8 дней раньше намеченного срока перешли в наступление в Восточной Пруссии и Польше, которое сорвало все планы немцев на Западном фронте. Потери союзников в Арденнах составили около 77 тысяч человек, в том числе почти 9 тысяч убитыми, 47 тысяч ранеными и 21 тысяча – пропавшими без вести. За время боев в Арденнах союзники потеряли 783 танка и истребителя танков, большое количество техники и снаряжения. В 1948 году эта память еще была жива. Поэтому в плане «Флитвуд», в разделе «Психологическое воздействие» американские штабисты откровенно указали: «Атомное наступление само по себе не вызовет капитуляции, не уничтожит корней коммунизма и фатально не ослабит советское руководство народом. Для большинства советского народа атомные бомбардировки подтвердят правильность советской пропаганды против иностранных держав, вызовут гнев против Соединенных Штатов, объединят народ и приумножат его волю к борьбе». В 1978 году в США вышла из печати книга Г. Брауна «Дропшот. Американский план атомной войны против СССР в 1957 г.» На страницах издания автор размышлял: ««План «Дропшот», американский план мировой войны против Советского Союза, был подготовлен комитетом в рамках Комитета начальников штабов в 1949 г. по указанию и с ведома президента Гарри С. Трумэна… Военная география не изменяется. А обычное вооружение меняется только по степени своей разрушительной силы. Поля сражений 1949-1957 гг. могут прекрасно стать полями сражений будущей войны. Эти очевидные соображения ведут к постановке важнейшего вопроса: разве не глупость предавать гласности план «Дропшот»? Я много размышлял над этим и вынужден заключить: да, предание гласности этого документа – глупость. Его нужно было сжечь, закопать или хранить в самом тайном сейфе, ибо он отнюдь не придает Америке привлекательности в глазах России. «Дропшот» был не только планом атомизации России, предусматривал оккупацию громадной страны американскими войсками и уничтожение корней большевизма. Несомненно, в наше критическое время, когда «холодная война» прекратилась, пусть временно, а политическая и идеологическая война бушует с неослабевающей силой, русские укажут: «Дропшот» – пример продолжающейся враждебности Америки к России, и поэтому Россия должна иметь и расширять вооруженные силы. Тогда почему стала возможной публикация плана «Дропшот»? Нет законов, требующих от Комитета начальников штабов его рассекречивания… Документ с сопутствующими ему материалами в совокупности показывает: 1) Соединенные Штаты вполне могли проиграть Третью мировую войну; 2) Россия, вероятно, смогла бы занять Западную Европу за 20 дней; 3) командование ВВС США считало, что Россия сумеет вывести из строя за 60 дней тогдашнего главного американского союзника Англию с ее базами, имевшими первостепенное значение для нанесения атомных ударов; 4) русские атомные бомбардировки и коммунистическая партизанская война в США значительно подорвали бы способность и волю Америки к продолжению войны; 5) Америка не смогла бы защитить свои собственные города; 6) США потребовалось бы два года, чтобы ее промышленность и вооруженные силы достигли бы такого уровня, который позволил бы американское военное возвращение в Европу и 7) США намеревались оккупировать Россию, идя на риск неутихающей там партизанской войны…» А вот это, как говорят у нас, уже другой коленкор…Не всесильна атомная бомба!.. И тогда откуда-то из запасников, похоже, был извлечен тот самый «план Даллеса», достоверность которого вот уже много лет оспаривают либеральные «аналитики». Он не был воспроизведен дословно, но его дух и суть насквозь пронизывали документ, в подлинности которого сомневаться не приходится. Речь идет о «Директиве СНБ-68». В марте 1948 г. Великобритания, Франция, Бельгия, Голландия и Люксембург подписали в Брюсселе соглашение о коллективной обороне на случай «русской агрессии». Это соглашение было встречено Президентом США Трумэном с большим энтузиазмом. Он подчеркнул важность шага, предпринятого членами содружества стран Запада, и призвал Конгресс США поддержать эту инициативу. 20 января 1949 г. Трумэн объявил конгрессу о своем намерении подписать Североатлантический договор. 4 апреля 1949 г. двенадцать стран, включая участников Брюссельского договора 1948 г., подписали Североатлантический договор, предусматривавший создание военно-политического блока – НАТО. Через три месяца этот договор был ратифицирован Сенатом США. Заявление ТАСС от 25 сентября 1949 г. об успешном испытании в СССР атомного оружия вызвало смятение в политических и деловых кругах США. Атомной монополии США, лежавшей в основе послевоенного американского внешнеполитического курса, наступил конец. Администрация Трумэна предприняла шаги по установлению контроля за развитием ядерных исследований в СССР, предложив создать под эгидой ООН международный контрольный орган. Спустя годы США удалось «провернуть» подобную операцию: взять под «международный» присмотр осуществление иранской ядерной программы и поиск химического оружия в Ираке. Оружия не нашли, но лидера суверенного государства отправили на виселицу. Со Сталиным этот «трюк» не прошел. Американское предложение было отвергнуто СССР. В 1950 г. Соединенные Штаты приступили к реализации обширной программы испытаний ядерного оружия, включая водородную бомбу. 31 января 1950 г. президент Трумэн направил секретное указание в Совет национальной безопасности США, поручив ему разработать директиву, которая содержала бы всесторонний анализ политических, стратегических, экономических и психологических целей США и их возможного влияния на американскую внешнюю политику «с учетом появления у Советского Союза атомной бомбы и возможного появления термоядерной бомбы». Эта директива, принятая 14 апреля 1950 г. и ставшая известной как директива СНБ-68, вошла в историю как один из основных документов «холодной войны». Директива СНБ-68 указывала выход из тупика, который отметил, анализируя «Дропшот», Г. Браун: с одной стороны, «резко увеличить военные приготовления США и их союзников», с другой – «в целом сеять семена разрушения внутри советской системы, с тем чтобы заставить Кремль по крайней мере изменить его политику… Но без превосходящей наличной и легко мобилизуемой военной составляющей, политика «сдерживания», которая, по существу, политика рассчитанного и постепенного принуждения – не больше чем блеф». Следовательно: «Нам нужно вести открытую психологическую войну с целью вызвать массовое предательство в отношении Советов и разрушать иные замыслы Кремля. Усилить позитивные и своевременные меры и операции тайными средствами в области экономической, политической и психологической войны с целью вызвать и поддержать волнения и восстания в избранных стратегически важных странах-сателлитах». Так что «свободолюбивый салат», предшествующий горячему блюду «суверенитета» на рубеже 80-90-х в той же советской Прибалтике или Грузии был заложен в геостратегическое меню США еще до появления на свет Божий лидеров «Саюдиса» и прочих «народных фронтов»! Но вернемся к «Директиве». Конечные цели этого образа действия по директиве СНБ-68: «Цели свободного общества определяются его основными ценностями и необходимостью поддерживать материальное окружение, в котором они процветают… 1. Мы должны быть сильными в утверждении наших ценностей в нашей национальной жизни и в развитии нашей военной и экономической мощи. 2. Мы должны руководить строительством успешно функционирующей политической и экономической системы свободного мира… 3. Но, помимо утверждения наших ценностей, наша политика и действия должны быть таковы, чтобы вызвать коренные изменения в характере советской системы, срыв замыслов Кремля – первый и важнейший шаг к этим изменениям. Совершенно очевидно, это обойдется дешевле, но более эффективно, если эти изменения явятся в максимальной степени результатом действия внутренних сил советского общества… Победу наверняка обеспечит срыв замыслов Кремля постепенным увеличением моральной и материальной силы свободного мира и перенесением ее в советский мир таким образом, чтобы осуществить внутренние изменения советской системы». 7 апреля 1950 года директива СНБ-68 была представлена президенту Трумэну. Она немедленно начала претворяться в жизнь. Официальное утверждение директивы Трумэна последовало 30 сентября 1950 года. СНБ-68 послужила основой американской политики в отношении СССР на многие годы, а в своих важнейших аспектах действует по сей день. Но, что ни говори, и «Директива», и план «Дропшот» – инструменты достижения цели. А какова ЦЕЛЬ? Разрушить СССР-Россию? Зачем? Ради удовлетворения корпоративных инстинктов военных? Конечно, нет! Хотим сослаться на анализ доктора исторических наук, профессора Александра Ивановича Вдовина. Американские претензии на мировую гегемонию обозначились после Первой мировой войны. «Мы, – любил повторять президент Вудро Вильсон, – пришли спасти мир, дав ему свободу и справедливость». После Второй мировой войны вопрос стоял уже не о моральном наставничестве, а о прямой политической гегемонии США в мире. Готовность смириться с такой гегемонией демонстрировалась в Европе. Известный английский философ Б. Рассел считал (сентябрь 1948 г.), что «кошмар мира, разделенного на два враждующих лагеря», может кончиться только с организацией «мирового правительства». Он полагал, что оно будет создано под эгидой Америки и «только путем применения силы». Борьба за «единую всемирную федерацию» представлялась философу «наилучшим желанным выходом в условиях людского безумия». В 1947 году в городе Монтрё была собрана конференция мондиалистов. В ее резолюции выражалось убеждение, что «человечество может избавить себя навсегда от войны при условии создания мондиалистской конфедерации… Основание мирового федерального правительства является самой насущной проблемой современности… Только федерализм способен гарантировать выживание человека». В СССР были знакомы с такими идеями. В июне 1946 года журнал «Новое время» писал о сборнике статей крупнейших американских ученых-атомщиков, в котором обосновывалась идея превращения ООН в «мировое государство», призванное спасти мир от атомной войны и осуществлять контроль над атомной энергией. В сентябре 1948 года «Литературная газета» давала представление о «движении мировых федералистов» в США, возглавляемых представителем крупного бизнеса К. Мейером. Под давлением этой организации, насчитывающей 34 тыс. членов, законодательные собрания 17 штатов США приняли резолюции, предлагающие конгрессу внести решение о пересмотре устава ООН, а на случай неприятия предложения Советским Союзом действовать без него. Был разработан проект «Конституции мира», известной под названием «Чикагский план». Над его созданием особый комитет «федералистов» трудился два года. В преамбуле документа провозглашалось: «Эпоха наций приходит к концу, начинается эра человечества». Будущего «всемирного президента» предлагалось наделить огромными полномочиями, он должен возглавлять все вооруженные силы в мире, стать главным судьей, председателем «всемирного суда». На Западе продолжали рассчитывать на принятие Советским Союзом предложений о создании «мировой федерации» и «привитие» западного понимания культуры «русским коммунистам», поскольку коммунистическое учение выросло «из западной философии». В 1948 году группа американских ученых, называющих себя «гражданами мира» и представителями «единой мировой науки», вновь обращалась к ученым всех стран с предложением поддержать создание «Соединенных Штатов Мира». По представлениям многих приверженцев этой космополитической идеи, образцом мирового государства являлись США, и дело оставалось лишь за тем, чтобы «все независимые народы и страны были сведены к положению штатов Техас или Юта». Тогда, в преддверии 50-х, идея не сработала, но 30 лет спустя ее снова подняли «на щит». Журнал «Пентхаус» в декабре 1977 года писал, конечно, с определенным оттенком сенсационности: «В 1972 г. Дэвид Рокфеллер решил стать фактическим правителем некоммунистического мира. Его орудие для этого – Трехсторонняя комиссия… В 1973 г. Дэвид Рокфеллер попросил Збигнева Бжезинского создать Трехстороннюю комиссию, закрытый клуб мультимиллионеров и их советников, для правления миром». Конечно, авторов и редакторов этой книги обязательно упрекнут в излишней конспирологии: дескать, то у вас «Даллес с доктриной», то Рокфеллер с претензией на мировое господство. Где факты? Мы не будем вступать в дискуссию, придерживаясь определенного правила, подсказанного нам одним экспертом: Писатель Моисей Меттер признался: «Фактов мне хватает, фактами я сыт по горло, но я нищ методологически… И это тот рубеж, на котором я буду отстреливаться до последнего патрона». В современном мире мы утоплены в фактах, на нас со всех сторон обрушивается поток информации, где любой человек, не имеющий методологического фильтра, неизбежно утонет. И один из самых эффективных способов помешать людям построить целостную картину мира – забросать их миллионом разнообразных фактов, в которых они будут копаться до конца жизни. Можно потратить неделю на изучение вопроса: а существовал ли так называемый «План Даллеса» и чем он отличается от директивы СНБ США 20/1? Это и есть фактологический подход. Получив ответ на первый вопрос, вы займётесь поиском подтверждения подлинности, к примеру… «Протоколов Сионских мудрецов». А потом сопоставлением статистики: сколько миллионов жертв было у «кровавого сталинского режима» – 100, 50, 20, или 640 тысяч? И обязательно – был ли Горбачёв прямым агентом «закулисья» или просто дураком? И потребуете бумагу с печатью и подписью: или всех членов этого самого «закулисья», или специальной медицинской комиссии. А после того, как вы найдёте справку о 640 тысячах расстрелянных за годы правления Вождя, обязательно отыщется человек, который оспорит ваши данные и скажет, что их было не 640, а 642 тысячи, и будет писать об этом статьи и спорить с вами до хрипоты. Это есть путь в никуда. Существует другой подход. Методологический. Нужно просто подняться над совокупностью деталей. И тогда, даже если какой-то факт либо ложен, либо вам не доступен, вы всё равно получите в общем правильную картину. «Великие умы Совета национальной безопасности озаботились сочинить для ЦРУ 18 июня 1948 года директиву СНБ 10/2 по поводу проведения «специальных операций». Впервые опубликованная в 1978 году, эта директива беспримерна по цинизму. В ней упорядочивалось ведение ЦРУ подрывной работы, для чего учреждалось специальное управление. Дабы руководство ЦРУ точно знало, чего от него ждут, в директиву СНБ 10/2 вписали пункт, дававший исчерпывающее определение указанной деятельности: «Под термином «тайные операции», употребляющимся в этой директиве, следует иметь в виду все виды деятельности (за исключением оговоренных ниже), которые проводятся или одобряются правительством США против враждебных иностранных государств или групп, или в поддержку дружественных иностранных государств или групп. Однако эта деятельность планируется и проводится так, что внешне никак не проявляется ее источник – правительство США, а в случае ее разоблачения правительство США может правдоподобно отрицать до конца всю ответственность за нее. Эти тайные операции включают: пропаганду; экономическую войну; превентивные прямые действия, включая саботаж, противодействие саботажу, разрушения и эвакуацию; подрывную работу против иностранных государств, включая помощь подпольному движению Сопротивления, партизанам и эмигрантским группам освобождения, – поддержку антикоммунистических групп в странах свободного мира, находящихся под угрозой. В число таких действий не входит вооруженный конфликт с участием регулярных вооруженных сил, шпионаж и контршпионаж, прикрытие и обман в интересах ведения военных операций» (Н. Яковлев). Положения, сформулированные в директиве СНБ 10/2, окончательно определили роль ЦРУ как орудия для подрыва государственного строя других стран, в первую очередь Советского Союза. Эта директива, отмечено в официальной истории ЦРУ, «уполномочивала гигантское увеличение размаха тайных операций против Советского Союза, включая политическую и экономическую войну, квазивоенные операции». Один из инициаторов директивы СНБ 10/2, Дж. Кеннан, давая показания в комиссии Черча в 1975 году, прослеживая меры, принятые в ее исполнение, заметил: «Дело пришло к созданию внутри ЦРУ управления для ведения этой деятельности, в котором занято очень много народу. Развитие пошло не так, как полагал я и мои коллеги в государственном департаменте. Мы-то думали, что этот орган будет действовать только в случае необходимости». Помимо чисто оперативных задач, директива СНБ 10/2 ввела в обиход официальной американской политики доктрину «правдоподобного отрицания». Решением Совета национальной безопасности ложь отныне становилась инструментом государственной политики, о чем официально доводилось до сведения американских спецслужб как руководящий принцип их работы. Выдвинутая первоначально для обслуживания нужд ЦРУ, доктрина «правдоподобного отрицания» завела Соединенные Штаты очень далеко. Как заметил Г. Розицкий, «тайные операции при президенте Трумэне редко становились предметом общественного внимания, и для правдоподобного отрицания требовалось немногим больше, чем заявление «никаких комментариев». При президенте Эйзенхауэре тайные операции достигли своего расцвета, пятидесятые годы – десятилетие широких тайных программ. Эйзенхауэр санкционировал операции в Иране, Гватемале и против Кубы, расширил механизм тайной пропаганды, созданной при президенте Трумэне, и бесконечно вмешивался во внутренние дела других стран». В результате «правдоподобные отрицания» нарастали как снежный ком». Что уж говорить о размахе «тайных операций», санкционированных Рейганом, семьей Бушей, Клинтоном, Обамой?.. А «правдоподобные отрицания», доведенные до абсурда «крошкой Псаки» из государственного Департамента США? Хранящийся в архиве Г. Трумэна документ «Психологическое наступление против СССР» от 10 апреля 1951 года был рассекречен в 1976 году. Эти рекомендации не потеряли своей практической ценности: «При определении … целей и задач, безусловно, предполагается указать советскому народу, что есть альтернатива существующему режиму. В задачу Соединенных Штатов не входит указывать ее конкретно. Следовательно, мы не будем выдвигать предложений по определенным вопросам (коллективизация, демократические выборы и т. д.) без получения на это особых политических указаний. Однако во всей нашей пропаганде должно подразумеваться, что конечное решение лежит в восстановлении прав человека, являющихся наследием русского народа», которых-де лишил нас советский строй. Речь шла об усилиях, направленных на реставрацию в нашей стране капиталистических порядков. Основная цель американской «психологической войны» в этих интересах ставилась, исходя, конечно, из искаженного представления в США о Советском Союзе: «Нужно расширить разрыв, существующий между советским народом и его правителями». Единственное ограничение, о котором следовало помнить исполнителям, занятым на этом участке «психологической войны»: «Предостережение. Эту задачу легче всего выполнить. Но не перестарайтесь. Речь идет о том, чтобы вызвать ощущение тирании у тех, кто привык к ней или не видит дальше собственного носа». Против идейного стержня, определяющего внутреннюю политику СССР, а потом и России, рекомендовалось мобилизовать следующее: «Задача №1.Вскрыть и развивать духовные ценности, моральные и этические концепции советского народа, особенно русских, и установить идентичность этих ценностей с ценностями свободного мира. Предлагаемая тематика: а) Правдивость, сострадание, щедрость, любовь к семье, гостеприимство – вот некоторые ценности, дорогие советскому народу, все это производное от их духовной жизни. Это общее достояние с народами свободного мира, но оно презирается правителями СССР. б) Исторический вклад русских в различных творческих сферах свободного мира: философии, искусстве и науке – всегда признавался и уважался. в) Изучение классической русской литературы, политической философии и этики показывает: Россия разделяла и находилась под влиянием творческих социальных и культурных сил, которые развивал Запад. Политические и этические идеалы русского народа в основе такие же, как на Западе, ибо они проистекают из тех же духовных источников, они извращены в коммунистическом государстве, но не умерли. Предостережение. Мы не должны перебарщивать, говоря о западном влиянии, и не производить впечатления говорящих свысока. г) Русская семья основывается на любви, доверии, взаимопомощи и уважении к правам других. Это ценности, общие со свободным миром. д) То, за что советские люди сражались в годы революции, – мир, свобода и хорошая жизнь для всех, является основными концепциями, общими со свободным миром. Эти концепции ежедневно осуществляются в политической жизни свободного мира. е) Заверить русский народ, что свободный мир не вынашивает никаких замыслов ни против них, ни против их страны, а лишь добивается для них свободы и процветания в дружественном и сотрудничающем мире». А как же детальные планы атомных бомбардировок десятков городов СССР? Причем, в качестве «упреждающего удара»? Ведь «Дропшот» никто не отменял! Вместо этого в разделе «предлагаемая тематика» нам подсовывают пасхальные рассказы о бесподобных Соединенных Штатах: «а) США миролюбивы, уважают суверенитет и независимость народов и государств; б) американцы проводят различие между советским народом и его правительством; в) США никогда не воевали с Россией; г) США помогали советскому народу во Второй мировой войне еще до вступления США в войну с Германией; д) США продолжали помогать народу СССР даже после завершения боевых действий во Второй мировой войне (оказывали помощь и после революции, АРА); е) американцы предоставили свои знания и опыт при строительстве промышленности в СССР; ж) любовь к технике и науке в повседневной жизни общи для народов СССР и США; з) наши страны велики, и мы строим смелые планы; и) у нас общий дух пионеров; к) в США живут многие тысячи людей русского и украинского происхождения, которые оказывают существенное влияние на американскую жизнь; л) русская народная музыка и музыка композиторов (включая советских) очень часто исполняются в США; многие наши выдающиеся музыканты русского происхождения; м) романы и рассказы русских писателей очень популярны в США и в свободном мире. Во всех главных университетах изучают русскую литературу. Примечание. Нужно рецензировать новые биографии русских писателей и исследования по русской литературе, даже если в них нет политического содержания; н) народы США и свободного мира знают о мужестве, энергии и чаяниях советских людей, многие американцы выражали публично восхищение этими качествами; о) США помогают всем народам где только могут, независимо от того, согласны они или нет с политикой США; п) в американском театре все еще изучают систему Станиславского, и не делается никаких попыток скрыть ее русское происхождение; р) правительство США, многие частные организации и отдельные лица пытались установить культурные, научные и технические обмены с СССР; с) о сущности Америки и свободного мира, об основных идеалах, которые мы разделяем с советским народом, дает представление американская и другая западная литература, имеющаяся в СССР: Стейнбек, Эптон Синклер, Марк Твен, Джек Лондон, Диккенс и т.д. Хотя некоторые из этих книг принадлежат к направлению «социального протеста», они показывают демократическую веру в социальный прогресс в действии». Такая вот детальная расшифровка «даллесовой директивы»! Прочтите еще раз пункты записки из сейфа Трумэна, удерживая в памяти один из главных тезисов «наставления Даллеса» – и «пасьянс» сойдется. В свое время отец-основатель ЦРУ Уильям Донован говорил: «Пропаганда на заграницу должна использоваться как инструмент войны – искусная смесь слухов и обмана, правда – лишь приманка, чтобы подорвать единство и сеять смятение… В сущности, пропаганда – острие первоначального проникновения, подготовка населения территории, избранной для вторжения. Это первый шаг, затем вступает в действие пятая колонна, за ними диверсионно-десантные части, или «коммандос», и, наконец, выступают дивизии вторжения». Кто придумал «перестройку»? Трехсторонняя комиссия возникла из «бильдербергеров». После прочтения в 1970 году книги «Между двумя эпохами», Дэвид Рокфеллер пригласил ее автора, профессора Збигнева Бжезинского в Бильдербергский клуб. Так, в стороне от Колумбийского университета, где Бжезинский преподавал, профессор занял в 1973 году пост председателя и соучредителя Трехсторонней комиссии (ТК; Trilateral Commission). Бжезинский, ставший впоследствии вдохновителем нового курса в сфере иностранных дел и национальной безопасности в аппарате президента США Джимми Картера, является по-прежнему признанным гуру политики. Используя те же принципы коллективистского мышления, цели и посылки, что и при формировании Совета по международным отношениям, (СМО; “Council on Foreign Relations, или CFR), Рокфеллер финансировал и создал базирующуюся в Нью-Йорке Трехстороннюю комиссию во главе со Збигневом Бжезинским как ее интеллектуальным архитектором. Об этом писал Бжезинский в своей книге. Вместе с Бжезинским и некоторыми другими основателями структуры, в том числе Брукингским институтом[1 - Исследовательский институт в США, основанный в 1916 году. Находится в г. Вашингтон. Один из важнейших аналитических центров (think tank), специализируется на общественных науках, муниципальном управлении, внешней политике и мировой экономике.], Советом по международным отношениям и Фондом Форда, Рокфеллер созвал совещание и провел первое заседание Исполнительного комитета в Токио в октябре 1973 года. В число членов ТК входят представители корпораций, политические деятели всех основных партий, выдающиеся ученые, президенты университетов, лидеры профсоюзов и руководство некоммерческих организаций и фондов, участвующих в филантропических программах. Трехсторонняя комиссия была основана для того, чтобы согласовать интересы «свободного мира» с коммунистическими государствами и организовать мировое правительство. Члены Трехсторонней комиссии сыграли важную роль в создании Европейского Союза. ЕС является прототипом глобального управления и использует свое влияние, чтобы манипулировать международными отношениями всего мира. Вот некоторые лица, которые являются или являлись членами ТК: Дэвид Рокфеллер (Rockefeller David): основатель Комиссии; председатель правления «Чейз Манхэттен банк» в 1969-1981 годах; председатель Совета по международным отношениям с 1970 по 1985 год, сейчас почетный председатель; пожизненный член Бильдербергской группы. Экс-президенты Джордж Буш-мл, Уильям Джефферсон Клинтон, Джимми Картер. Дик Чейни, Уильям Коэн, Диана Файнштайн, Дэвид Герген, Генри Киссинджер. Председатели Федеральной резервной системы Алан Гринспен и Пол Волкер, Каспар Уайнбергер, министр обороны при Рейгане, Йотаро Кобаяси, председатель компании Fuji Xerox, Джон Х. Брайан (бывший генеральный директор корпорации «Хлебозаводы Сара Ли», Генри Полсон, член правления Goldman Sachs, Джеймс E. Берк («Джонсон и Джонсон»), Хэнк Гринберг, бывший председатель и исполнительный директор «Американской международной группы» (AIG), корпорации крупнейших мировых страховых и финансовых услуг, Ли Реймонд, бывший генеральный директор и председатель правления Exxon Mobil, заместитель председателя Совета попечителей американского института предпринимательства, директор «Джи Пи Морган Чейз», директор и член исполнительного комитета и комитета по вопросам политики «Американского института нефти». И даже где-то в конце списка – Григорий Явлинский, председатель и один из основателей Российской Демократической партии «Яблоко», бывший член Государственной думы; председатель Центра экономических и политических исследований, Москва. Кстати, один из создателей (как настойчиво рекламируют СМИ) программы «500 дней» – проекта экономической реформы СССР. Экономический хаос в мире сегодня является прямым результатом политики поощрения нового международного экономического порядка (New International Economic Order, NIEO), по словам эксперта Патрика Вуда. Переводчик материалов, использованных в этой главе, Сергей Иванович Каменский признался: «Уже в процессе перевода мне даже стало не по себе от осознания того, какие могучие силы противостоят делу мира. Одержимыми «схвачено» практически все – но бороться с ними можно. Против них сама логика исторического развития, не говоря уже о гуманистических принципах, выстраданных в кровавой истории человечества». Ну что ж, поборемся. Просвещением. «Знание – сила», – как говаривал Фрэнсис Бэкон, английский философ, историк, политический деятель, основоположник эмпиризма, правда, попавшийся в 1621 году на взятке и чуть не угодивший на эшафот. Итак, Даллес: «Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить». Полагаем, что не погрешим против истины, если скажем, что ощущение искусственно создаваемого в СССР «хаоса» пришло вместе с Михаилом Горбачевым в середине 80-х. Управленческая неразбериха (вспомните Даллеса: «В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху»), и последовавшие за ней разрушительные процессы в экономике, межнациональных отношениях, международной политике мы рассмотрели в нашей первой книге «Кулисы приоткрылись». Но всему этому предшествовал «хаос сознания». Миллионы населявших Советский Союз людей охватила оторопь от внезапно отрывшихся «истин», еще вчера считавшихся образчиками лжи, предательства, низости и подлости. Но с высоких трибун людей убеждали, что это естественный процесс. ПЕРЕСТРОЙКА. На февральском (1988) Пленуме ЦК КПСС М.С. Горбачев произнес концептуальную речь: «Революционной перестройке – идеологию обновления». Впервые было заявлено с партийной трибуны о необходимости «свободного соревнования умов», «социалистического плюрализма мнений», который «впервые за многие десятилетия мы реально ощущаем». О «соревновании умов» и долгожданном «плюрализме» поговорим позже, а сначала полистаем философские словари. Революцией именуется радикальный переворот в каком-либо явлении. Если переворот касается глубинных онтологических, то есть духовных, оснований – это духовная революция. Вполне революцией – то есть радикальным изменением – является революция духа. В формальном аспекте революция, как резкая смена значений и смыслов, разрыв традиции, крутой поворот, противоположна эволюции. Так о чем рассуждал на Пленуме ЦК Генеральный секретарь? О необходимости «резкой смены значений и смыслов, и разрыве традиций»? А о чем же еще? В соответствии с ключевым строительно-политическим термином момента – перестройка. То есть, слом с последующим возведением. Правда, что хотели «возводить», так и не сказали. То ли не знали, что сказать, то ли не знали, где окажутся, если скажут правду. А про слом – на каждом шагу. Настоящие «прорабы». Спросите у специалистов – самая вороватая профессия… А что пропало? Общепринято стереотипное утверждение, что СССР потерпел крах из-за кризиса его экономической системы, которую измотала гонка вооружений. Это мнение ошибочно. Кризиса не было, были катастрофические последствия перестройки конца 80-х годов. С гонкой вооружений экономика справлялась – по оценкам ЦРУ доля советских военных расходов в валовом национальном продукте (ВНП) постоянно снижалась. В начале 50-х годов СССР тратил на военные цели 15% ВНП, в 1960 г. – 10%, в 1975 г. – всего 6%. Но даже если исходить, как Рейган, из вдвое большей оценки (которая теперь признана в США «абсурдно завышенной»), то выходит, что на закупки вооружений до перестройки расходовалось в пределах 5-10% от уровня конечного потребления населения СССР. Это никак не могло быть причиной краха системы. Не сыграли большой роли и колебания цен на нефть – прирост ВВП в СССР стабилизировался с середины 70-х годов на уровне 3-4% в год. В технологическом укладе тех лет рост был ограничен резервами рабочей силы. И это стабильное развитие было более быстрым, чем в США. Утрачен был способ мышления, позволявший узнать и понять… свою страну. Вспомните откровение Ю. Андропова: «Мы не знаем страны, в которой мы живем». Об этом пишет один из лучших отечественных политических экспертов С. Кара-Мурза в работе, посвященной анализу причин краха СССР. Смерть Сталина стала концом важного этапа. Уходило поколение руководителей партии, которое выросло в «гуще народной жизни». Оно «знало общество, в котором мы живем» не из учебников марксизма, а из личного опыта и опыта своих близких. Новое поколение номенклатуры уже не было детьми общинных крестьян, носителей и творцов самого духа советского проекта. В массе своей это уже были дети партийной интеллигенции первого поколения. Но и те, кто рекрутировался через комсомол из детей рабочих и крестьян, с детства воспитывался в школе, вузе, а потом партийных школах и академиях так, что формальное знание вытесняло у них то неявное интуитивное знание о советском обществе, которое они еще могли получить в семье. Инерция развития, набранная советским обществом в 30-50-е годы, еще два десятилетия тащила страну вперед по накатанному и в целом правильному пути. И партийная верхушка питала иллюзию, что она управляет этим процессом. В действительности те интеллектуальные инструменты, которыми ее снабдило обществоведение, не позволяли даже увидеть процессов, происходящих в обществе. Тем более не позволяли их понять и овладеть ими. Первым осознал приближение катастрофы Андропов, и, похоже, это осознание его потрясло. Он предпринимал импульсивные действия и не оставил даже наметок какой-то программы исправления ситуации. Было уже поздно. Ситуацию держали кадры низшего звена – районные и городские комитеты, а также хозяйственные руководители. Как только Горбачев в 1989-1990 гг. нанес удар по партийному аппарату и по всей системе хозяйственного управления, разрушение приобрело лавинообразный характер. Неважно даже, почему он это сделал – по незнанию или действительно с целью ликвидации советского строя. Русский религиозный философ Розанов сказал, что российскую монархию убила русская литература. Это гипербола, но в ней есть зерно истины. По аналогии можно сказать, что советский строй убила Академия общественных наук при ЦК КПСС и сеть ее партийных школ. Марксистское и буржуазное обществоведение говорит на языке, которым нельзя описать «неправильное» идеократическое общество. Это обществоведение его не понимает и просто игнорирует. Гражданское общество Запада укреплено «молекулярной» поддержкой интересов – миллионы индивидов непрерывно считают и пересчитывают свои интересы и никогда не позволят политикам ломать и перестраивать их жизнеустройство, если это им невыгодно. В идеократическом обществе достаточно, чтобы в массовом сознании возникла мысль «живем не по правде», и политический режим рушится. Так рухнула монархическая Российская империя в феврале 1917 г., так же рухнуло советское государство в 1991 г. Мысль «живем не по правде» может быть ложной, внедренной противником в ходе информационно-психологической войны, если внутри страны возникла влиятельная группа пособников противника. Для такой манипуляции сознанием есть эффективные технологии. Так оно и было в 80-е годы в СССР. Но это – фактор второго порядка. Ведь всегда есть противник, почти всегда в обществе есть внутренние враги существующего строя, всегда ведется информационно-психологическая война. Однако манипуляция сознанием бессильна, если для разрушительных идей нет благоприятной почвы. Если же значительная часть образованного слоя жадно ловит эти идеи, слушая «Голос Америки», значит, для этого есть предпосылки. Значит, защитные силы общественного организма ослабли и поражение в информационно-психологической войне возможно. Поскольку именно интеллигенция, восприняв разрушительные идеи, затем через личные контакты доведет их до массового сознания: инженер – рабочим, врач – пациентам, офицер – солдатам. Это фактор первого порядка. О нем будем говорить. В 60-70-е годы советское общество изменилось кардинально. Объективно это заключалось в том, что произошла очень быстрая урбанизация, и 70% населения стали жить в городах. В то же время основную активную часть общества стали составлять те, кто родился в 30-40-е годы. Это было принципиально новое для СССР поколение, во многих смыслах уникальное для всего мира. Это были люди, не только не испытавшие сами, но даже не видевшие зрелища массовых социальных страданий. Капиталистический Запад – «общество двух третей». Страдания бедной трети очень наглядны и сплачивают «средний класс». В этом смысле Запад поддерживает коллективную память о социальных страданиях, а СССР 70-х годов эту память утратил. Молодежь уже не верила, что такие страдания вообще существуют. Возникло первое в истории, неизвестное по своим свойствам сытое общество. О том, как оно себя поведет, не могли сказать интуиция и опыт стариков, не могли сказать и общественные науки. Кое-что верно подметил, наблюдая западный «средний класс», реакционный философ Ортега-и-Гассет в книге «Восстание масс», но мы тогда реакционных философов не читали. (Вот урок для всех коммунистов: главные опасности ждут социализм не в периоды трудностей и нехватки, а именно тогда, когда сытое общество утрачивает память об этих трудностях. Абстрактное знание о них не действует. Здесь есть нерешенная теоретическая проблема.) Слабость сознания – оборотная сторона избыточного патернализма. Она ведет к инфантилизации общественного сознания в благополучный период жизни. Люди отучаются ценить блага, созданные усилиями предыдущих поколений, рассматривают эти блага как неуничтожаемые, «данные свыше». Социальные условия воспринимаются как явления природы, как воздух, который не может исчезнуть. Они как будто не зависят от твоей общественной позиции. Общество утрачивает собственную политическую волю, необходимую для стабилизации общественных отношений, оно подчиняется власти как капризный ребенок умелым родителям. В то же время, относясь к государству как капризный ребенок к родителям, граждане наращивают свои претензии к государству. По мере расхождения этих претензий с реальностью, широкие слои граждан начинают культивировать неадекватные обиды и недовольство, резко облегчающие подрыв легитимности государства. Разрушительная критика общественного строя СССР в конце 80-х годов шла «от социализма» – критиковались отступления от социалистических принципов социальной справедливости. Например, преувеличенную враждебность вызывали «привилегии номенклатуры». Реально они были очень невелики, образ жизни в СССР был очень уравнительным, но в восприятии людей был создан призрак нестерпимой несправедливости. На деле эти настроения массы стали лишь бульдозером, которым крушили советский строй, а за рычагами бульдозера сидели профессиональные манипуляторы. Но никак нельзя сказать, что эти массы «желали капитализма». Самым крупным международным исследованием установок и мнений граждан бывших социалистических стран СССР и Восточной Европы, является программа «Барометры новых демократий». В России с 1993 г. работает в рамках совместного исследовательского проекта «Новый российский барометр» большая группа зарубежных социологов. В докладе руководителей этого проекта Р. Роуза и Кр. Харпфера в 1996 г. сказано: «В бывших советских республиках практически все опрошенные положительно оценивают прошлое и никто не дает положительных оценок нынешней экономической системе». Если точнее, то положительные оценки советской экономической системе дали в России 72%, в Белоруссии 88% и на Украине 90%. Оценки нынешней политической системы еще хуже. Активный антисоветский идеолог академик Т.И. Заславская на Международной конференции «Россия в поисках будущего» в 1995 г.: «На прямой вопрос о том, как, по их мнению, в целом идут дела в России, только 10% выбирают ответ, что „дела идут в правильном направлении“, в то время как по мнению 2/3, „события ведут нас в тупик“. Именно те же 2/3 россиян при возможности выбора предпочли бы вернуться в доперестроечное время, в то время как жить как сейчас предпочел бы один из шести». В начале 1996 г. ВЦИОМ провел опрос жителей трех областей (включая областной центр), в котором выяснялось отношение к советскому прошлому. Антисоветским был такой вариант ответа: «Это были тяжелые и бесполезные годы». Его выбрали 6% в Ленинградской области, 5% в Красноярском крае и 5% в Воронежской области. Таков размер социальной базы убежденного антисоветизма. Согласно опросам ВЦИОМ, за первый срок правления В.В.Путина антилиберальные установки усилились. Вот данные опроса 9-13 января 2004 г. (опрошено 1584 человека), а в скобках – данные января 2000 г. Из списка вариантов ответа на вопрос «Что, в первую очередь, Вы ждете от Президента, за которого Вы могли бы проголосовать?» люди на первые места поставили такие: «Вернуть России статус великой державы» – 58% (55%); «Обеспечить справедливое распределение доходов в интересах простых людей» – 48% (43%); «Вернуть простым людям средства, которые были ими утеряны в ходе реформ» – 41% (38%); «Усилить роль государства в экономике» – 39% (37%). Тогда в чем же коренная причина катастрофы? Человек живет в мире вещей и мире образов. В сельской жизни сам тип труда и общения удовлетворяет потребность в образах. В городе не то. В 60-е годы быстpая урбанизация породила, особенно у молодежи, голод на образы. На Западе этот голод утолялся вещами («общество потребления»), витринами, индустрией развлечений, а потом и виртуально – рекламой. На потребности нового, городского общества советское руководство «из стариков» ответило неправильно. Новые потребности были объявлены ненужными, а то и порочными. Было забыто даже пpедупpеждение Маркса: «Животное хочет того, в чем нуждается, человек нуждается в том, чего хочет». Сегодня философы пеpефpазиpуют эту мысль: «Ненужные вещи для человека важнее нужных». Никак не ответив на жизненные, хотя и неосознанные, потребности целых поколений молодежи, родившейся и воспитанной в условиях крупного города, советский строй буквально создал своего могильщика – массы обездоленных. Крамольное недовольство общественным строем стало массовым. Хотя это недовольство не означало антисоветизма и требований сменить общественный строй, его смогли эффективно использовать те социальные группы, которые были заинтересованы именно в ликвидации советского строя. Так был создан социальный конфликт. Потом он был искусственно преувеличен в массовом сознании, осознанно превращен в разлом и стал важным тараном, разрушившим гегемонию советского строя. Этот конфликт не был фундаментальным, и кризис мог быть преодолен, если бы не холодная война. Когда ломали СССР, большие усилия приложили, чтобы убедить массы, будто мы плохо питаемся. Это убеждение было ложное – на деле-то как раз в СССР, даже при дефектах его распределительной системы, полноценное и сбалансированное питание было обеспечено практически всему населению, всем социальным группам. По совокупности показателей, которыми оперирует ФАО (Всемирная организация продовольствия), СССР занимал 7-е место в мире. Тем не менее, в СССР сложилось устойчивое убеждение, что мы недоедаем. В 1988 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 356 кг в год на человека (в США – 260), но при опросах 44% ответили, что потребляют недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, 62% населения было недовольно своим уровнем потребления молока. А между тем его поедалось там в 1989 г. 480 кг. И самый красноречивый случай – сахар. Его потребление составляло в СССР 47,2 кг в год на человека – свыше оптимальных медицинских норм (в США – 28 кг), но 52% опрошенных считали, что едят слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67%). «Общественное мнение» не отражало реальности. Таково было массовое восприятие реальности, а оно было создано методами манипуляции сознанием. Ощущение дефицита в 80-е годы было доведено до уровня психической подавленности из-за постоянного воздействия этого фактора. Результатом было сужение сознания – почти все внимание сосредоточивается именно на неудовлетворенной потребности, восприятие действительности резко искажается. Это порождает такое упорство и упрямство, которое со стороны кажется патологической тупостью. При этом неважно, является ли неудовлетворенная потребность фундаментальной или второстепенной, а то и «искусственно возбужденной». В любом обществе круг потребностей расширяется и усложняется. Это всегда создает противоречия, конфликты, разрешение которых требует развития и хозяйства, и культуры. Ритм этого процесса в здоровом обществе задается ритмом развития всей этой системы. Но, как писал Маркс, «потребности производятся точно так же, как и продукты». И потребности стали производить в СССР по образцу западного общества потребления. К чему это привело? К сильнейшему стрессу и расщеплению массового сознания. Говорят даже об «искусственной шизофренизации» населения. Люди не могут сосредоточиться на простом вопросе – чего они хотят? Их запросы включают в себя взаимоисключающие вещи. Это – не какая-то особенная проблема России, хотя нигде она не создавалась с помощью такой мощной технологии. Начиная с середины ХХ века потребности стали интенсивно экспортироваться Западом в незападные страны через механизмы культуры. Разные страны по-разному закрывались от этого экспорта, сохраняя баланс между структурой потребностей и реально доступными ресурсами. При ослаблении этих защит происходит, по выражению Маркса, «ускользание национальной почвы» из-под производства потребностей, и они начинают полностью формироваться в центрах мирового капитализма. По замечанию Маркса, такие общества, утратившие свой культурный железный занавес, можно «сравнить с идолопоклонником, чахнущим от болезней христианства» – западных источников дохода нет, западного образа жизни создать невозможно, а потребности западные. Процесс внедрения «невозможных» потребностей протекал в СССР начиная с 60-х годов, когда ослабевала защита против внешнего идеологического воздействия. Эта защита была обрушена в годы Перестройки под ударами всей государственной идеологической машины. В первую очередь культ личного потребления был воспринят элитой, в том числе интеллигенцией (подавляющее большинство «новых русских» имеют высшее образование). Это уже само по себе говорит о поражении сознания. При этом новая система потребностей, которая вслед за элитой была освоена населением, была воспринята не на подъеме хозяйства, а при резком сокращении местной ресурсной базы для их удовлетворения. Это породило массовое шизофреническое сознание и быстрый регресс хозяйства – с одновременным культурным кризисом и распадом системы солидарных связей. Монолит народа рассыпался на кучу песка, зыбучий конгломерат мельчайших человеческих образований – семей, кланов, шаек. В таком состоянии общество не могло оказать сопротивления антисоветской революции. Портрет на долларе Это мы о Бенджамине Франклине, чей портрет украшает стодолларовую купюру. Великий ученый, выдающийся политический деятель. Помимо неоценимого вклада в теорию электричества, Франклин разработал и пытался претворять в жизнь план по достижению морального совершенства и искоренению вредных привычек, который основывался на выработке навыка в 13 перечисляемых им добродетелях. Вот они: • Воздержание: есть не до пресыщения, пить не до опьянения. • Молчание: говорить только то, что может принести пользу мне или другому; избегать пустых разговоров. • Порядок: держать все свои вещи на их местах; для каждого занятия иметь своё время. • Решительность: решаться выполнять то, что должно сделать; неукоснительно выполнять то, что решено. • Бережливость: тратить деньги только на то, что приносит благо мне или другим, то есть ничего не расточать. • Трудолюбие: не терять времени попусту; быть всегда занятым чем-либо полезным; отказываться от всех ненужных действий. • Искренность: не причинять вредного обмана, иметь чистые и справедливые мысли; в разговоре также придерживаться этого правила. • Справедливость: не причинять никому вреда; не совершать несправедливостей и не опускать добрых дел, которые входят в число твоих обязанностей. • Умеренность: избегать крайностей; сдерживать, насколько ты считаешь это уместным, чувство обиды от несправедливостей. • Чистота: не допускать телесной нечистоты; соблюдать опрятность в одежде и в жилище. • Спокойствие: не волноваться по пустякам и по поводу обычных или неизбежных случаев. • Целомудрие: похоти предавайся редко, единственно для здоровья или для продления рода; не допускай, чтобы она привела к отупению, или к слабости, либо лишила душевного покоя или бросила тень на доброе имя твоё или чьё-либо ещё. • Скромность: подражать Иисусу и Сократу. Жаль, что Америка не приняла принципы великого соотечественника в качестве Кодекса как политического, так и социального поведения. Штатам ближе оказалось другое наблюдение ученого, заметившего: «Большая империя, как и большой пирог, легче всего объедается с краев». Весна 2015-го. Прокручиваем информационную ленту. Прибалтика. Дороги бывших советских городов утюжат танки НАТО… Авиация Североатлантического альянса выполняет тренировочные полеты вдоль границ с Россией… Современные ракетные системы, способные участвовать в наступательных операциях, размещенные на прибалтийском плацдарме, нацелены на Москву… отставной генерал-майор армии Соединенных Штатов Роберт Скейлз, в прямом эфире американского телеканала Fox News призывает помочь Киеву «убивать русских»… Президент одной из прибалтийских карликовых стран, бывшая осведомитель КГБ СССР, заходится в антироссийской истерике… Как говорится – дальше некуда. Приехали! Впрочем, стоит прислушаться к одиннадцатой «добродетели Франклина»: «Не волноваться по пустякам и по поводу обычных или неизбежных случаев». И в самом деле, «прибалтийская неизбежность» была очевидна уже в середине 80-х. А с чего начиналось «объедание империи» СССР? Вячеслав Широнин – генерал госбезопасности, многие годы прослуживший на Лубянке, имевший доступ как к отечественным, так и к зарубежным документальным базам, проанализировал события тех лет и предшествовавшие им решения в своей увлекательной книге «Агенты перестройки. Рассекреченное досье КГБ». «Даллес опирался на конкретные научные разработки и секретные инструкции, утвержденные на правительственном уровне. Для достижения поставленных целей, как полагали американские специалисты, необходимо было прежде всего разрушить в умах советских людей так называемый «комплекс Ленина». Атаке на него предшествовал ряд специальных научных проектов, щедро финансируемых ЦРУ США. Один из таких самых засекреченных спецпроектов носил название “Гарвардский”». С.П. Новиков, профессор Стратфордского университета, составил его довольно подробное описание: «Об этом Гарвардском проекте известно, что в нем содержится обширное психологическое исследование новой эмиграции из СССР, так сказать, гомо советикус, что над ним работали лучшие американские советологи, что на этот проект было ассигновано несколько миллионов долларов, и что он был подготовлен в 1949-1951 годах в основном в Мюнхене». Инициатором использования беженцев из СССР в рамках Гарвардского проекта был Джон Патон Дэвис (John Paton Davies), член группы политического планирования Госдепартамента США, возглавляемой известным советологом, будущим послом США в СССР Джорджем Кеннаном. В итоге американские эксперты в начале 1950-х годов сумели обработать в 67 лагерях беженцев и в некоторых городах Германии более 13 тысяч устных интервью и письменных вопросников. Это дало основания американским ученым для выводов, которые вызвали у американских политиков «шоковую» реакцию. Обнаружилось, что неприятие советского строя беженцами из СССР вовсе не означало, что в нем отвергалось буквально всё. Недовольство советских «невозвращенцев», как оказалось, вызывала не столько сама советская политическая система, сколько коммунистическое руководство страны. В ответ на вопрос, что следовало бы сохранить из советской системы в случае, если бы режим пал, буквально все поставили на первое место образование, а затем здравоохранение и социальную защиту населения. Более того, «невозвращенцы» гордились успехами индустриализации и теми позициями, которые Советский Союз занимал на международной арене. Большинство приветствовали целеустремленность режима, его активность и уверенность в будущем страны. Подчеркивались очень серьезные достижения Советского Союза в области культуры. Откровением для гарвардских ученых стала положительная оценка бывшими советскими людьми роли государства в экономике страны. Называлось немало негативных моментов в советской системе, в том числе чрезмерная бюрократизация и недостатки в планировании, но в целом «бывшие советские» люди были убеждены: государство всеобщего благоденствия не может быть построено на основе частнокапиталистического предпринимательства. Около двух третей опрошенных выступали за государственное планирование и государственную собственность в экономике. Необходимо иметь в виду, что это было мнение людей, которые были недовольны советской системой и сознательно не захотели возвращаться в СССР. Заметим, что «хрущевская реформация» была впереди. На октябрьском пленуме 1952 г. Сталин высказал мнение, что примерно в 1962-1965 гг., при сохранении нынешних темпов развития народного хозяйства, станет возможным переход СССР от социализма к коммунизму.(Хрущев озвучит украденную у Сталина идею на ХХI съезде КПСС). И начнётся этот переход с ликвидацией в Союзе денег. Они останутся только для внешней торговли. Понятно, что для значительной части номенклатуры это был сильный удар. К этому времени уже фактически сформировался особый чиновничий класс, который имел круглые суммы в рублях. Несомненно, у многих скопились значительные суммы и на счетах иностранных банков. Если через 10-15 лет в СССР наступит коммунизм, то что будет с этими деньгами? Бежать за границу? Значит, потерять свой высокий статус, все награды, титулы будут аннулированы. Единственный выход – как можно скорее избавиться от Сталина и его последователей. Избавиться от Сталина надо было и ещё по одной важной причине – Иосиф Виссарионович выдвинул идею постепенного преобразования компартии: она должна была потерять роль «управленца» государством, став кузницей управленческих кадров, воспитательная функция партии должна была выйти на первый план. Естественно, что многие партийные функционеры не хотели терять рычаги управления государством, отдать реальную власть выборным советским органам (СССР шёл по пути установления настоящей народной власти). Эти и другие мероприятия были задуманы на среднесрочную перспективу, но заставили многих высших деятелей партии испугаться. Именно поэтому никто из старой ленинской гвардии не попытался остановить ликвидацию Сталина и Берии, или самим продолжить их дело. Их устраивало сложившееся положение. «По сути, первый шаг в направлении, которое, в конечном счете, привело к разрушению СССР, был сделан 26 июня 1953 года, когда Хрущев при поддержке Жукова организовал государственный переворот со свержением и убийством фактического преемника Сталина Лаврентия Павловича Берии. Даже если его убили, оформив это приговором, это все равно было именно убийство – хотя бы потому, что по действовавшему тогда закону ни Хрущев, ни кто бы то ни было из военных просто не имел полномочий на смещение первого заместителя председателя Совета министров. Более того, Хрущев попытался в дальнейшем сделать вид, что решение было принято на заседании правительства, тогда как фактически правительство в тот день не заседало. Если кто и заседал, так это Президиум ЦК КПСС, не уполномоченный принимать такие решения». Такую оценку одному из ключевых моментов отечественной истории дал в очередную годовщину событий 1991 года известный интеллектуал, писатель Анатолий Вассерман, отвечая на вопросы КМ.RU. «…В любом случае юридически эти действия (Хрущева и Жукова. – Ред.) были абсолютно недопустимы и несостоятельны. Дело было даже не в том, что это был государственный переворот, а прежде всего в том, что переворот был совершен в интересах партийной и управленческой номенклатуры. Первым его следствием стал запрет спецслужбам наблюдать за управленцами. А во что способны превратиться управленцы без надзора, мы видим на примере современных «эффективных менеджеров». Понятно, что большинство высших партийных функционеров не имело отношения к заговору – их можно условно назвать «болотом». Некоторые знали о нём, другие догадывались, но их бездействие помогло активной группе заговорщиков (Хрущёв был вершиной «айсберга»). Это был первый и самый важный шаг на пути к предстоящей «перестройке» Советского Союза. Вторым шагом, который нанёс страшный удар делу Сталина и образу СССР во всём мире, стал доклад Хрущёва о культе личности Сталина в феврале 1956 года на XX съезде компартии. Фактически этот доклад стал своего рода точкой отсчёта начала антисоциалистических, антинародных реформ и экспериментов Хрущёва. Этим актом был подорван фундамент всей советской государственности. Миллионы людей, как в СССР, так и за рубежом, искренне принявшие идеалы коммунизма, были разочарованы. Сильно упал престиж СССР и авторитет советской власти. Произошёл и определённый раскол в партии, многие коммунисты, возмущённые нападками на Сталина, стали выражать своё возмущение. В сердцах людей было посеяно недоверие к власти. В Чехословакии, Венгрии и Польше началось опасное брожение. Раз курс Сталина был «преступным», зачем оставаться в социалистическом лагере? Западный мир получил прекрасный инструмент для информационной войны с СССР и соцблоком, стал умело подогревать «реформаторские», либеральные настроения. Все происходившее было созвучно «директиве СНБ-68» и … «Плану Даллеса»! Хрущёв, очевидно, не был гением разрушения, за него хорошо поработали другие люди. Так, очень «умным» шагом стало нарушение принципа: «каждому по труду». Повсеместно в СССР ввели уравниловку. Теперь и «стахановцы», и лентяи получали одинаково. Этот удар имел долгосрочные перспективы – люди постепенно стали разочаровываться в социализме, его пользе, стали присматриваться к жизни в западных странах. Ещё один сильный удар по социализму в СССР Хрущёв нанёс повышением роста трудовых норм: рост зарплаты-пайка был заморожен (при Сталине, после ликвидации последствий войны, ежегодно зарплаты повышались, а цены на наиболее значимые товары сокращались, что символизировало уровень качества управления в СССР), а нормы выработки стали расти. Производственные отношения при Хрущёве стали напоминать лагерные. Стоит напомнить, что при Сталине материальная, денежная стимуляция была в почёте. Даже на фронте военным платили за сбитый самолёт или подбитый танк противника. Понятно, что многие фронтовики не принимали этих денег, считали это неприемлемым в такое тяжёлое время, но сама система существовала. Нормы выработки при Сталине поднимались в связи с внедрением на производстве новых мощностей, передовых технологий. В результате при Хрущёве стал оформляться «социалистический» вариант толпо-элитарной модели управления, характерный для западной цивилизации. Народ должен был служить партийно-чиновничьей номенклатуре («элите»), которая создавала для себя особый мирок. Понятно, что в первую очередь это касалось партийной верхушки. Традиционно СССР считали социалистическим, но базовые принципы были уже нарушены. Хрущёвский социализм можно смело называть госкапитализмом. Один из главных признаков капиталистического общества – это постоянный рост цен, причём в первую очередь на товары первой необходимости. При Хрущёве цены поползли вверх. Но вернемся к «Гарвардскому проекту». При проведении специализированных опросов особое внимание уделялось выявлению, систематизации, группировке личностных и психофизических качеств человека, прежде всего, таких, которые делают его ЛИДЕРОМ в коллективе и обществе. Для этого в распоряжение экспертов, занимавшихся «Гарвардским проектом», американские спецслужбы предоставили огромный материал, касающийся личностных характеристик выдающихся мировых политических деятелей, гениев науки, техники, культуры. Выяснилось, что большинство мировых вождей имели ярко выраженный врождённый комплекс власти. В борьбе за власть люди с таким комплексом, как правило, побеждают, особенно если они не следуют общепринятым нормам морали. Если в помощь им придать хорошо организованную группу специалистов (так называемых кукловодов), обладающих знаниями человеческой психологии в рамках Гарвардского проекта, то у соперников просто не остаётся шансов на победу. Забегая вперед, скажем, что примерами успешной деятельности кукловодов на постсоветском пространстве являются президентские выборы Саакашвили, Ющенко и др. Не возражаем, если читатель вместо обобщающего «и др.» впишет до боли знакомые имена… Программа-минимум Гарвардского проекта состояла в том, чтобы посеять в грядущих поколениях сомнения в ленинизме, который является-де «ошибкой истории», временным и непрочным общественным состоянием части человечества. Программа-максимум включала еще более широкие цели. Она ставила задачу разрушения любви к Родине. Патриотизм она жаждала заменить так называемыми «общечеловеческими ценностями»». (Что мы и получили при Горбачеве.) Небезынтересно вспомнить, как шел этот процесс в нашей стране. Первоначально в полном соответствии с программой-минимум Гарвардского проекта нам был навязан лозунг так называемой деидеологизации. В действительности, никакой деидеологизации не было, под этим лозунгом происходила замена одной идеологии на другую. «Гарвардский спецпроект» каждый год дополнялся новыми научными разработками. Для них была характерна четко просматривавшаяся линия – разжигание в СССР национализма и вражды народов. В этой связи уместно вспомнить Збигнева Бжезинского. На чем профессор строил свои выводы и расчеты? Прежде всего на демографических тенденциях, которые показывали ослабление главенствующей роли великороссов. В семидесятых годах статистика свидетельствовала, что русские перестали составлять большинство советского народа. Дальнейшее уменьшение процентной доли русских неизбежно, считал Бжезинский. В 1980 г. среди восемнадцатилетних в СССР было 48% русских, 19% других славян, 13% мусульман, 20% – «прочих». По его прогнозам, на 1990 год русские составят 43%. По заключению Бжезинского, в долгосрочном плане политические амбиции нерусских народов будут представлять собой «ахиллесову пяту» Советского Союза. Потому, – рекомендовал он уже в тот период, – с течением времени надо сделать нерусские народы политически более активными и всячески поощрять это из-за рубежа. Интересный анализ на примере Литвы. Так, до 1960-х годов дикторы «Свободной Европы» и «Голоса Америки» призывали литовцев противостоять советской власти и ждать, когда объединенные силы Запада освободят страны Балтии. Но в середине 1960-х годов тон изменился. Появились призывы вступать в комсомол, партию, поступать в вузы, хорошо работать, добиваться высокого положения в советском обществе и занимать руководящие посты. Этой темой в начале 1970-х годов в ЦК комсомола Литвы занимался замзав. отделом пропаганды Валерий П. Систематизированные им результаты исследований тематики и направленности вещания западных радиостанций на Литву впечатляли. Налицо было изменение не тактики, а стратегии нашего основного идеологического противника – США. С этими материалами П. направился в ЦК Компартии Литвы. Однако там, после ознакомления с ними, сказали, что они не представляют особого интереса и предложили этой темой больше не заниматься. Объяснялось это, как впоследствии выяснилось, просто. В случае признания объективности результатов исследований П. под подозрение попадала значительная часть литовской интеллектуальной элиты, пришедшая на высокие партийные и хозяйственные должности в 1960-1970-е годы. «Где в действительности можно провести разграничительную линию между великороссами и другими нациями, учитывая, что в последние десятилетия происходило интенсивное смешение наций?» – задал однажды вопрос Совету политического планирования Государственного департамента США Бжезинский. И сам ответил на него, прямо указав те регионы СССР, которые станут ареной предстоящих национальных конфликтов: «Реальные конфликты прежде всего могут разразиться в Прибалтийских республиках, густо заселенных непрошеными великороссами, в близких России в культурном отношении Белоруссии и на Украине, и особенно на Кавказе и в среднеазиатских республиках». Но все началось не там и не так… Об этом со знанием дела рассказывает генерал контрразведки Широнин. В начале 70-х годов американская и израильская разведки разработали специальную операцию под условным названием «Кей Кей маунтин». Основной ее целью являлось создание в СССР разветвленной агентурной сети, перед которой ставилась крайне циничная задача. Речь шла о том, чтобы искусственно разжечь эмигрантские настроения среди еврейского населения страны. Были даже намечены и «очаги» для ведения такого рода деятельности. Среди «очагов» были Москва, Ленинград, Киев, Минск, Рига, Вильнюс, Кишинев, Черновцы и другие города со значительной концентрацией еврейского населения. Для реализации этого плана американская разведка переправила в Израиль миллиарды долларов. Пик операции пришелся на 1980-е годы. В тот период в службу ОВИР МВД СССР хлынул поток заявлений о получении виз для выезда на постоянное место жительства в Израиль. Тем лицам, кто по роду своей работы не располагал сведениями, составлявшими государственную тайну, такие визы выдавались. Но в ОВИРы обращались и те люди, которые были очень полезны американо-израильским спецслужбам, так называемые «носители» государственных секретов, в первую очередь секретов оборонных. Их выезд за границу мог нанести серьезный ущерб интересам и безопасности СССР, а потому им выездных виз не давали. Такие лица становились так называемыми «отказниками». Именно в тот период разведывательно-подрывная операция «Кей Кей маунтин» и в Израиле, и в США была возведена в ранг государственной политики. В Израиле ее реализацию возложили на специально созданный разведывательный орган «Натив-Бар», который был «прикрыт», иначе говоря, работал как бы «под крышей» Русского отдела МИД Израиля. Правительство направило в «Натив-Бар» профессиональных разведчиков, выделило средства на их содержание, техническое оснащение. Важно заметить при этом, что «Натив-Бар» подчинялся только самому премьер-министру. Сегодня, по прошествии многих лет, когда остыли страсти вокруг проблемы эмиграции в целом и «отказников» в частности, окончательно прояснилась ее сугубо политическая подоплека. По сути, это был первый пробный удар по целостности СССР, первая серьезная попытка расшатать его изнутри. Одно из подтверждений этой точки зрения принадлежит бывшему агенту израильской внешней разведки «Моссад» Виктору Островскому, который опубликовал книгу под названием «С другой стороны обмана». Она вышла в свет в октябре 1994 года и стала настоящей сенсацией. Вот что писал бывший израильский разведчик: «Американцы поняли, что Израиль, полагавшийся на обманутых им евреев, сможет добиться больше, чем любая антисоветская организация, и заключили союз разведок Запада с сионизмом против России. С тех пор сила и влияние «Моссад» лишь росли. К 1991 году «Моссад» могла распоряжаться целой армией саянов (пособников) – так называют местных евреев, сотрудничающих с сионистской разведкой». Еще одно свидетельство, подтверждающее планы западных спецслужб, принадлежит небезызвестной «демократической особе» Валерии Новодворской. В июле 1994 года она написала в приложении к газете «Московская правда» («Новый взгляд»): «Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое, и хватит врать про права человека и про правозащитников. А то как бы не срубить сук, на котором мы все сидим». Видимо, для кого-то, кто следит за надежностью «сука», мнение «бабы Леры» оказалось далеко не последним… Сегодня разглагольствования о «правах человека», чем были переполнены дискуссионные площадки в перестроечных либеральных СМИ, парламентских и неформальных аудиториях, практически сошли на нет. «Мавр» сделал свое дело… Ну, а что же Прибалтика? Обратимся к запискам генерала КГБ. «КГБ своевременно и на основе достоверных материалов информировал тогдашнее руководство, что странам Балтии на Западе предназначена роль детонатора для развала СССР. Наряду с американской, здесь не менее активно действовала немецкая разведка (БНД). Не без участия немецких спецслужб, в ФРГ была разработана и уже реализуется программа поэтапного восстановления границ германского государства за счет возвращения в его состав территорий, отошедших в результате 2-й мировой войны к другим странам. По замыслам немецких стратегов, этот вопрос должен быть решен в Польше, Чехословакии и Прибалтике с помощью таких направлений деятельности: – целенаправленный экспорт германских капиталов и рабочей силы, а также концентрация их в потенциально вероятных для присоединения районах; расширение процессов демократизации и создание рыночной экономики западного образца в странах Восточной Европы, устранение ограничений на иммиграцию рабочей силы и ввоз иностранных капиталов; возрождение и укрепление исторически сложившихся взаимосвязей немецкой диаспоры за рубежом с общегерманским отечеством; умелое использование национального фактора. Эти планы уже в тот период начали приобретать конкретные черты, воплотившиеся, в частности, в программу создания так называемого «Ганзейского региона Прибалтики». Она была разработана группой германских экспертов, которые провели по просьбе Балтийского Совета (центр в Таллине) предварительное исследование возможного экономического развития стран Балтии и Калининградской области. По заключению экспертов, Латвия, Литва, Эстония и российский регион бывшего Кенигсберга для интеграции в ЕС должны в качестве предварительного этапа образовать «Ганзейский регион Прибалтики». В экспертном докладе, раскрываются цели и условия создания такого региона: «Создание «Ганзейского региона Прибалтики» должно стать необходимым этапом, подготавливающим интегрирование трех прибалтийских государств и «еврорегиона Кенигсберга» в Европейское Сообщество. После 2000 года все страны-члены европейской ассоциации свободной торговли, а также все скандинавские страны, Польша, Чехословакия, Румыния, Эстония, Латвия, Литва и «еврорегион Кенигсберга» могли бы стать членами Европейского Сообщества. Балтийское море стало бы внутренним морем Европейского Сообщества с исключительно тесными связями между государствами Балтики…» Далее читаем: «Кенигсберг, Рига, Клайпеда и Ревель должны стать «вольными» гаванями. В центре этой экономической зоны должен появиться новый крупный международный аэропорт (Ганзейский аэропорт). Силами международного консорциума необходимо построить автотранспортный путь из 6 магистралей, который через Данциг, Кенигсберг и Ревель связал бы Гамбург с Ленинградом. По этой «Ганзейской автостраде» должен курсировать грузовой и пассажирский транспорт между Западной и Восточной Европой. Платные дороги имели бы важное значение для экономического развития Польши и Прибалтийских государств». И вдруг на память приходят «пикейные жилеты» из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова: «…что бы ни происходило на свете, старики рассматривали как прелюдию к объявлению Черноморска вольным городом». Поневоле начинаешь сомневаться, что доверенная мсье Фунту инсайдерская информация старика Валиадиса о тайных намерениях министра иностранных дел Чехословакии Эдуарда Бенеша – всего лишь плод авторской фантазии великих советских сатириков. А роман был написан в 1931 году… И как тут опять не вспомнить «авторов» меморандума Даллеса, советских романистов Иванова и Дольд-Михайлика, «предсказавших» разрушение советской цивилизации задолго до «перестройки»! Но вернемся к деталям нашего исследования. Обычная практика любой разведки состоит в том, что, на случай провала активно действующей резидентуры, подготовлены одна или две запасных, работающих в автономном режиме и использующих собственные агентурные и иные возможности. Одна из таких основных резидентур в тридцатые годы обосновалась при Германском посольстве в Таллине, и ее руководителем был барон фон Дорнберг, работавший в Эстонии под крышей военного атташе. Почерк разведывательной деятельности у него был таков: создание автономных резидентских звеньев из числа немцев, проживающих в Прибалтике, организация через эти звенья работы среди местных националистов с целью подстрекательства к провозглашению «независимости». Однако под тайным или явным протекторатом Германии. В августе 1988 года в Литву прибыл с визитом член Политбюро секретарь ЦК КПСС по идеологии Яковлев. Он встретился с лидерами нарождавшихся «народных фронтов» и, убедился, что их основной целью является отделение от Советского Союза. Публично Яковлев произносил речи о дружбе народов. Выключив микрофон, растолковывал ученикам стратегию и тактику достижения поставленной цели. После визита Яковлева в Литву «Саюдис», положение которого было весьма неопределенным, почувствовал, что его делают главной политической силой. Лидеры «Саюдиса» взбодрились и открыто объявили, что их цель – разрушение советской империи. С подачи и благословения Яковлева саюдистами в Литве был развязан моральный террор против всех пророссийски настроенных граждан. Антисоветские организации Прибалтики и раньше, и на рубеже девяностых годов были очень тесно связаны с западными спецслужбами. Основательно подзабытый сегодня Стасис Лозарайтис, рассуждавший об уничтожении Советского Союза, знал, что говорил, поскольку в те годы милитаристские круги Запада еще вынашивали бредовые планы ядерного удара по СССР. А литовским чекистам была хорошо известна подноготная Лозарайтиса, его тайная и давняя связь с ЦРУ США. Лозарайтис являлся директором литовской секции «Радио Ватикан». Свою римскую квартиру он использовал для вербовки приезжавших в Италию литовских граждан, давал им пароли и телефоны связи, налаживал передачу разведывательной информации по почтовым каналам на подставные адреса. В его резидентуре числились некие Тринин и Черкелюснас – оба сотрудники радиостанции «Свобода». Впоследствии этот человек, по сути, кадровый разведчик ЦРУ, участвовал в Вильнюсе в выборах и чуть было не стал президентом Литвы, проиграв Бразаускасу. Ситуация в Латвии и Эстонии была схожа с вильнюсской почти до мелочей. А разве она могла чем-то отличаться, когда приводные ремни, запускающие разрушительную машину, были в одних руках? Бывший член бюро ЦК Компартии Литвы Юозас Ермолавичюс вспоминал: «В январе 1990 года, когда Горбачев приезжал к нам и встречался с членами бюро ЦК Компартии Литвы, я понял, что он отлично знает механизмы разрушения Советского Союза. И чем дальше, тем больше я убеждался, что он ведет себя таким образом, чтобы не помешать действию этих механизмов. Более того, сам действует в соответствии с той же реакционной логикой международного антикоммунизма, под управлением тех же зарубежных сил. Нам, в Литве, особенно хорошо была видна вся эта игра. Как в кукольном театре: артисты и режиссеры за океаном дергают за ниточки, а марионетки у нас дома повторяют все их замыслы по разрушению государства». В Грузии, Армении, Азербайджане работали по тем же самым сценариям, что и в Прибалтике или Средней Азии. Все начиналось со стихов и песен, как в «Обществе Ильи Чавчавадзе» в Тбилиси, а заканчивалось… «объеданием империи по краям», по выражению Б. Франклина. Впрочем, пока рано говорить о завершении дезинтеграционных процессов на территории бывшего СССР, очертания которой отчетливо напоминают контуры великой Империи, а тень, нависшая над страной – абрис США. Под «занавес» главы проведем одну параллель. Буквально в первых числах апреля 2015 года Президент Белоруссии Александр Григорьевич Лукашенко «приятно» удивил: «Недавно, при встрече с представителями Соединенных Штатов, которые официально посетили страну, я твердо заявил о своей позиции, сказав, что я не знаю, чего американцы добиваются здесь, в Восточной Европе, особенно в Украине, однако если они желают мира и стабильных дружественных отношений, то они должны быть сами непосредственно вовлечены в этот процесс», – сказал президент. Иными словам, нам без вас никак, дорогие наши заокеанские друзья. Так, что ли? И тут само собой напрашивается продолжение: …как не смогли без вас обойтись в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии, а еще раньше – в Корее, во Вьетнаме, на Кубе… Далее – везде, куда без устали несли «мир и демократию» Соединенные Штаты Америки. Интересно, что бы сказал «Батька», если бы ему напомнили эпизод из биографии одного его коллеги. В марте 1994 года Эдуард Шеварднадзе совершил поездку в США и во время визита убеждал Б. Клинтона в необходимости международного военного присутствия в Грузии. Газета «Вашингтон пост» привела слова Шеварднадзе о том, что международные вооруженные силы должны быть введены в Абхазию, «чтобы обеспечить мирное возвращение беженцев». «Без решающего участия Соединенных Штатов… очень трудно увидеть урегулирование конфликта», – заявил он редакторам «Вашингтон пост». Похоже? Но есть еще кое-что. Шеварднадзе в свое время заложил основы для развития военного сотрудничества Грузии с США, подписав с министром обороны Уильямом Дерри совместное заявление. Оно предусматривало открытие военных представительств двух стран и осуществление «программы военного сотрудничества», включающего в себя американскую помощь и финансовое содействие перестройке вооруженных сил Грузии, а Центральное разведывательное управление осуществляет секретную программу закупок самых современных вооружений в бывших советских республиках, сообщила газета «Бостон глоб», ссылаясь на «высокопоставленное официальное лицо США». По его утверждению, «усилия ЦРУ в этом направлении впечатляют по своим результатам – США уже имеют в своем распоряжении бывшие советские баллистические ракеты и новейшие боевые самолеты». Осуществляя эту программу, пишет газета, ЦРУ преследует три основные цели: «получить доказательства того, что США в плане военной техники превосходят Россию; обеспечить возможность использования советских технологических новинок в американских вооружениях; обеспечить американские вооруженные силы ценной информацией о возможностях советской боевой техники, которая находится в странах «третьего мира». Большая часть вооружений, пишет «Бостон глоб», попадает в США через «южные республики бывшего СССР, имеющие современную боевую наземную и противовоздушную технику, через Азербайджан и Грузию, руководитель которой Эдуард Шеварднадзе является другом двух последних госсекретарей США». Это к слову о том, как бывшая партийная элита СССР не только предавала, но и продавала Союз. В знак «дружбы с госсекретарями США». Сначала незаметно, да разве скроешься от глаз людских! Хотя Шеварднадзе каким-то образом долго удавалось оставаться в тени. «Белый лис»! Но тайное стало явным в результате случайности. В августе 1993 года под Тбилиси одиночным выстрелом был убит 45-летний американец Фред Вудрафф, числившийся иностранным советником главы Грузии. Тут-то и выяснилось, что американец являлся кадровым офицером Центрального разведывательного управления США. Канадская газета «Торонто стар» 1 августа 1993 г. под заголовком «Смерть агента выявляет экзотические связи разведки» сообщила подробности этой сенсации: впервые правительством США не отрицается факт, что убитый действительно – агент разведки и что он, находясь в чужой стране, выполнял задание ЦРУ. Таким образом, смерть Вудраффа, констатировала «Торонто стар», подтверждает сообщение прессы о том, что президент США Билл Клинтон секретным распоряжением поручил ЦРУ и специальным вооруженным силам – коммандос – выполнять специальную программу, подразумевающую намерение удержать Эдуарда Шеварднадзе у власти. Сегодня Шеварднадзе уже нет среди нас. Но, как говорят, на Шеварднадзе свет клином не сошелся… Да и там, за океаном, есть, кому последовать примеру Билла Клинтона… Подмастерья ЦРУ По словам бывшего главы управления ЦРУ по делам СССР Гарри Розицкого, первые связи с диссидентскими группами в Москве были установлены на Московском международном фестивале молодежи в 1957 году. Спустя два года, во время выставки ЮСИА в Москве, в руки американских разведчиков попали и первые экземпляры диссидентской литературы. Это, по словам Г. Розицкого, «ознаменовало начало публикации советских подпольных материалов на Западе». Отметим, что издание «нужных» книг являлось (и является) важной составляющей психологической войны. В докладе сенатской комиссии Ф. Черча, занимавшейся в 1975 году расследованием деятельности ЦРУ, приводятся слова одного из начальников управления специальных операций ЦРУ. Еще в 1961 году он заявил: «Книги отличаются от всех иных средств массовой пропаганды прежде всего тем, что даже одна книга может значительно изменить отношение и поведение читателя в такой степени, на которую не могут подняться ни газеты, ни радио, ни телевидение или кино… Это, конечно, верно не для всех книг, и не всегда, и не в отношении всех читателей, но это случается достаточно часто. Поэтому книги являются самым важным орудием стратегической (долговременной) пропаганды». По словам компетентного, но не названного в официальной американской публикации лица, ЦРУ широко использовало книги в «специальных операциях»: а) организовывало публикацию и распространение книг за рубежом, не раскрывая при этом американского влияния, тайно субсидируя иностранных издателей и продавцов книг; б) публиковало книги, которые «не заражены» любыми открытыми связями с правительством США, особенно если положение автора «деликатно»; в) книги публиковались по оперативным причинам независимо от их коммерческой ценности; г) создавало национальные и международные организации для издания и распространения книг; д) поощряло написание политически значимых книг неизвестными иностранными авторами, либо прямо субсидируя автора, если возможны тайные контакты, либо косвенно – через литературных агентов или издательства. По оглашенным комиссией в 1976 году данным, до 1967 года ЦРУ было подготовлено, субсидировано или одобрено издание более тысячи наименований книг. Заметим, что все эти положения актуальны и по сей день. Достаточно приглядеться к ассортименту книжных магазинов. Помимо заполонившего стеллажи литературного хлама, состряпанного невесть откуда появившимися «авторами» преимущественно женского пола (результат житейской неустроенности?) и пригодного лишь для «замусоривания» сознания в метро и электричках, появились и печатные препараты для «промывания» мозгов с псевдоисторической начинкой. Примером тому нашумевшая в «перестроечный период» в России книга бывшего сотрудника советской разведки, перебежавшего на Запад – В. Резуна (псевдоним – В. Суворов) «Ледокол». Сегодня сочинениями беглого и плодовитого писателя-разоблачителя (почти Дейч!) буквально завалены отделы исторической и политической литературы. Тиражи – астрономические! Но почему, если множество экспертов, проанализировав писания Резуна-Суворова, пришли к выводу, что его «труды» – не более чем «лохотрон от истории»? Кто там «обманываться рад»? Кто только ни «отметился» в анналах, не ординарно рассуждая о лжи? Начиная с итальянца Алессандро Мандзони, заметившего еще в начале XIX века: «На одного плута, который врет, приходится тысяча легковерных, которые за ним эту ложь повторяют». До Адольфа Гитлера, изрекшего: «Чем грандиознее ложь, тем легче ей готовы поверить». Но, пожалуй, наиболее близок к теме нашего исследования оказался почти наш современник, англичанин Сэмюел Батлер. Это его перу принадлежит наблюдение: «Лучший лжец тот, кто способен растянуть минимальное количество лжи на максимально долгое время». «Доктрина Даллеса», являясь некой отправной точкой на пути поиска истоков современного крушения идеалов, если покопаться в нашем «далеке», не такая уж и оригинальная, как и Директива СНБ 10/2. Путь России к своему величию был нелегким. Эта дорога пропитана реками крови, которую наши праотцы пролили в сражениях, отстаивая свое право на существование, и потоками пота, удобрившими огромные просторы, чтобы превратить их в плодородную пашню. Но с первого победного шага, утвердившего место Руси в этом суровом, не прощающем ошибок и слабости мире, за нами увязался враг, разгромить которого оказалось труднее, чем рати тевтонов, Тохтамыша, Наполеона или Гитлера. Этот враг – многолик, он сочетает в себе черты коварства и подлости, укрытые притворной улыбкой товарищества и соседской озабоченности. Имя ему – ЛОЖЬ. Масштабы исторической лжи, охватившей биографию России, начиная чуть ли не с летописных сообщений о зарождении на этой территории государственности, поражают! Но только людей, которым не лень вникнуть в суть и причины происходившего. Остальных, не любопытных, поражает сама по себе ЛОЖЬ. Вспомните арию Дона Базилио из оперы Россини «Севильской цирюльник» И, как бомба, разрываясь. Клевета все потрясает и колеблет шар земной. Тот же, кто был тень гоненья, претерпев все униженья. погибает в общем мнении, пораженный клеветой! В Древнем Риме бытовало изречение Qui gladioferit, gladio perit, которое советские кинематографисты (из лучших побуждений) вложили в уста Александра Невского – «Кто к нам с мечом придет – от меча и погибнет». Если Рим с годами утратил право на это утверждение, то Русь-Россия, как говорят, «от Гостомысла до наших дней», могла, не греша против истины, смело ставить подпись под этой фразой. Поэтому «доброжелатели Руси» мечом старались пользоваться в крайнем случае. Себе дороже. А вот ЛОЖЬ!.. Или, как принято говорить сегодня – «информационная война»… Исследуя динамику реформации России, ученые пришли к выводу, что, в силу своих природно-климатических особенностей, общество и экономика страны имеют скачкообразный путь развития, движение «рывками». Таких рывков в истории России случалось не так много и были они разной амплитуды. Но крупных за последние 500 лет было три. Первый, во времена Ивана Грозного, в момент становления централизованного Русского государства. Второй – при Петре Первом, при становлении Российской империи. Третий – во времена Сталина, при становлении СССР как индустриальной державы. Все три периода были связаны с деятельностью выдающихся правителей нашей страны, имена которых занимают три первых места в условном пантеоне творцов Державы. И два из них «удостоились» наибольшего очернения в анналах истории. Это – первый русский царь Иван Васильевич Грозный и Генералиссимус Иосиф Виссарионович Сталин. Почему «полководцы информационной войны» обошли вниманием фигуру Петра – тема отдельного исследования, где, поверьте, читателя ждут поразительные открытия. Книга, которую Вы держите в руках, помимо анализа геополитических истоков разрушения Империи, рассказывает о судьбах и делах наших древних и не очень древних предков, поэтому сегодня хотим смыть пятна информационной грязи, налипшие за столетия на лик Ивана Грозного. Где-то в начале 80-х годов ХХ века одна социологическая служба провела исследование, пытаясь выяснить роль искусства в формировании мировоззренческого поля в среде студенческой молодежи. Один из вопросов звучал примерно так: «Какие зрительные образы связаны с именем Ивана Грозного?» Надо сказать, что живописцы не обошли своим вниманием противоречивую и яркую фигуру первого русского царя: вот он, волевой и решительный на картине В. Васнецова «Царь Иван Грозный»; задумчивый у портретиста К. Лебедева; властный среди «Опричников» работы Н. Неврева; достоверный на портретной реконструкции скульптора М. Герасимова. Но 90% респондентов назвали знаменитую картину И. Репина «Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года». Причем, все, выбравшие именно это изображение Царя, сделали общую ошибку: они назвали произведение И. Репина «Иван Грозный убивает своего сына»! В сознании современной, просвещенной (?) молодежи первый русский самодержец, создавший из разрозненных и враждующих между собой княжеств могучее государство, «прорубивший» окна на юг и восток, присоединив к Московии Астраханское и Казанское ханства, освободив из плена тысячи христиан, занял место на полке сыноубийц! Поневоле задаешь себе вопрос: а знал ли Илья Репин, задумывая полотно с историческим сюжетом, что Иван не убивал своего сына? Не мог не знать! Увидев в 1885 году в Санкт-Петербурге на выставке новую картину Ильи Репина «Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года», которая потом стала известна под упрощенным названием «Иван Грозный убивает своего сына», обер-прокурор Святейшего Синода и выдающийся русский мыслитель Константин Петрович Победоносцев был крайне возмущен ее сюжетом, в котором вымысел выдавался за факт, и написал императору Александру III: «Нельзя назвать картину исторической, так как этот момент… чисто фантастический». Отметим, что этой репликой все и ограничилось. Александр картину не запретил, полотно жандармы не изъяли, оно продолжало «украшать» вернисаж, с каждым посетителем умножая ЛОЖЬ. Работа художника, пусть гениального и всеми признанного, мало того, что искажала национальную историю, бросала тень на царствующую фамилию, но и наносила политический вред Отечеству, в котором творил художник! Но автором фальшивки был, конечно, не Репин, и даже не масон Н. Карамзин, популяризатор написанной иностранцами истории России, по «мотивам» которой ваял свое полотно Репин. Корни уходили вглубь, ко временам царствования Ивана IV. В 1581 году в Москву прибыл папский нунций (посол) Антоний Поссевино (некоторые историки убирают из окончания букву «О» и фамилия приобретает русское звучание, зачем?). Цель визита была весьма деликатна и в то же время проста: используя внешнеполитические сложности, связанные с неудачами Москвы в войне с польским королем Баторием, под видом примирения враждующих сторон, склонить Ивана Грозного к подчинению Русской Церкви папскому престолу. Потеряв надежду добиться желаемого военным путем (крестовые походы), папа Григорий XIII пустил в ход испытанное оружие – ложь и обман. Ивану было обещано «нарезать» часть территорий, принадлежавших ранее Византии. Грозный на эту уловку не поддался и на личной встрече с легатом Поссевино был тверд и категоричен: «Ты говоришь, Антоний, что ваша вера римская – одна с греческою вера? И мы носим веру истинно христианскую, но не греческую. Греки нам не евангелие. У нас не греческая, а русская вера». На том и «посольству» был конец. Но легат закусил удила. В результате из-под его пера вышла версия, которую поддержал Генрих Штаден (германский шпион, затесавшийся в ряды опричников), добавив в семейный конфликт колорит государственной измены. В итоге она выглядела примерно так: «…царевич, исполненный благородного порыва обратился к отцу с просьбой дать ему войска, чтобы изгнать неприятеля, освободить Псков, восстановить честь России. Иоанн в волнении гнева закричал: «Мятежник! Ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола», – и поднял руку. Борис Годунов хотел удержать ее: Царь дал ему несколько ран острым жезлом своим и сильно ударил им царевича в голову. Сей несчастный упал, обливаясь кровью!» Примерно в таком виде история сыноубийства пошла гулять по Европе, не обходя и Россию. Почти 400 лет она разлагала поколение за поколением, отравляя человеческую память ЛОЖЬЮ. О том, что именно Иван Грозный завоевал Западную часть Сибири, присоединив ее к России, что им основаны Саратов, Самара, Царицын, Уфа и Чебоксары, что именно Иван Грозный стал собирать Земские Соборы, при нем составлен Судебник, а в государстве осуществлены прогрессивные новые реформы, что Иван Грозный известен как талантливый писатель, что, в конце концов, Храм Василия Блаженного на Красной площади построен при Иване Грозном, вспоминали при случае, а то, что он своей рукой убил родного сына, помнили всегда! В 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля были вскрыты четыре гробницы: Иоанна Грозного, царевича Иоанна, царя Феодора Иоанновича и полководца Скопина-Шуйского. При исследовании останков была проверена версия об отравлении царя Иоанна Грозного. Ученые обнаружили, что содержание мышьяка примерно одинаково во всех четырех скелетах и не превышает нормы. Но в костях царя Иоанна и царевича Иоанна было обнаружено наличие ртути, более чем в 30 раз превышающее допустимую норму. Некоторые историки пытались утверждать, что это вовсе не отравление, а последствие лечения сифилиса ртутными мазями. Однако исследования показали, что сифилитических изменений в останках царя и царевича не обнаружено. После того как в 1990-х годах провели исследование захоронений московских великих княгинь и цариц, был выявлен факт отравления той же сулемой матери Иоанна Васильевича, Елены Васильевны Глинской (умерла в 1538 году), и его первой жены Анастасии Романовой (умерла в 1560 году). Это свидетельствует о том, что царская семья на протяжении нескольких десятилетий была жертвой отравителей. А следов от удара тяжелым посохом на черепе наследника Ивана так и не нашли. Вот такая «история». «Начиная с Карамзина, – писал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, – русские историки воспроизводили в своих сочинениях всю ту мерзость и грязь, которыми обливали Россию заграничные «гости», и творческое «наследие» таких, как Штаден и Поссевин, долгое время воспринималось в качестве свидетельства о жизни и нравах русского народа». А уж о «нравах» первого русского царя не уставали говорить на всех перекрестках «просвещенной» Европы. В 1945 году на экраны вышел фильм, которому, по замыслу, была предначертана эпохальная судьба, – «Иван Грозный». Идею о необходимости создания фильма об Иване Грозном высказал на пике схватки с гитлеровской Германией И.В. Сталин. Появление в то военное лихолетье на экранах исторической ленты, в центре которой была фигура царя-патриота, объединителя, могло способствовать духовному подъему народа, ведущего борьбу с немецким фашизмом. А. Жданов, курировавший в Политбюро вопросы идеологии и внешней политики и И. Большаков – в то время председатель Комитета по делам кинематографии, – предложили поручить работу над фильмом С. Эйзенштейну. Консультируя Эйзенштейна и исполнителя роли царя – Черкасова, Сталин сказал: «Иоанн Грозный был очень жестким. Показывать, что он был жестким, можно. Но нужно показать, почему нужно быть жестким. Одна из ошибок Иоанна Грозного состояла в том, что он не уничтожил пять крупных феодальных семейств. Если он эти пять крупных семейств уничтожил бы, то вообще не было бы Смутного времени». Иоанна Грозного называли тираном, приписывали ему непомерные жестокости, а между тем Сталин, который внимательно изучил политику царя, сделал вывод, что тот даже проявил излишнюю мягкость к враждебным боярским семействам, помиловав их, и тем самым позволил ввергнуть Россию в Смутное время, унесшее почти половину населения Московии. Получив за первую серию фильма овации и Сталинскую премию, Эйзенштейн во второй серии ленты пошел по пути сформированных Западом стереотипов: Иван Грозный – тиран и человеконенавистник, безоглядно уничтожавший нацию. Сам ли Эйзенштейн выбрал эту трактовку, или ему «помогли»? Опять Н. Карамзин или современники?.. 9 августа 1946 года на Оргбюро ЦК ВКП(б) обсуждался вопрос об искажении правды об Иване Грозном во второй серии фильма «Иван Грозный». Стенограмма заседания сохранила слова Сталина: «Вторая серия Ивана Грозного Эйзенштейна – омерзительная штука. Исказив историю, он изобразил прогрессивные войска Грозного – опричников – идиотами, дегенератами, чем-то вроде Ку-клукс-клана, не понимая того, что Иван Грозный опирался на эти войска для того, чтобы укрепить государство. Старое отношение к опричникам было плохое, потому что бояре боялись репрессий и клеветали на опричнину. Иван Грозный – человек с волей и характером, но в картине играет какого-то безвольного Гамлета». Заметьте, даже в те годы, которые потом, столетия спустя, последователи папского легата Антонио Поссевино назовут «эпохой сталинских репрессий», кинодеятель, пусть даже такой величины, как С. Эйзенштейн (вспомните И. Репина!) позволил себе игнорировать мнение главы государства и, выполняя государственный заказ, за государственные деньги тиражировал ЛОЖЬ, предлагая ее миллионам зрителей, верящим ИСКУССТВУ (еще раз вспомните И. Репина!) И ничего, благополучно дожил до инфаркта, от которого скончался в 1948 году, с почестями похоронен на Новодевичьем кладбище. А после смерти Вождя, в 1958-м вышла в прокат та самая, лживая вторая серия «Грозного»! Или Эйзенштейн, работавший на агитпроп большевиков (фильмы «Броненосец Потемкин», «Октябрь»), как и И. Репин, писавший портреты царской семьи, не знал, что за 50 лет правления Грозного царя к смертной казни были приговорены не более 4-5 тысяч человек? Вот уж, как говорят на Руси – свежо предание, но верится с трудом. Во времена царствования Иоанна IV смертной казнью карали за убийство, изнасилование, содомию, похищение людей, поджог жилого дома с людьми, ограбление храма, государственную измену. Для сравнения: во время правления царя Алексея Михайловича смертной казнью карались уже 80 видов преступлений, а при Петре I – более 120! Каждый смертный приговор при Иоанне IV выносился только в Москве и утверждался лично царем! В этом случае даже у отпетого душегуба был шанс вымолить прощение. «Часто бывало, что едва только начиналась казнь приговоренных по суду злостных преступников, как прибывал гонец с царской грамотой и те, кто еще не был казнен, отпускались под крестное целование. Но что безбожному слуге бесовскому до этого целования? В благодарность за милосердие царя отравили сулемой», – писал И. Солоневич. А в то время как на Руси «поштучно» казнили насильников и содомитов, на Западе «гуманные современники» русского «тирана» занимались только благим промыслом. В 1572 году во время Варфоломеевской ночи во Франции было перебито свыше 80 тысяч протестантов. В Англии за первую половину XVI века повешено только за бродяжничество 70 тысяч человек. В Германии при подавлении крестьянского восстания 1525 года казнили более 100 тысяч человек. Герцог Альба уничтожил при взятии Антверпена 8 тысяч и в Гарлеме 20 тысяч человек, а всего в Нидерландах испанцы убили около 100 тысяч человек. Итак, в «просвещенной» и «милосердной» Европе примерно за те же полвека казнили более 378 тысяч человек, большей частью безвинных. Но это лишь одна сторона европейского «быта», о которой время от времени на Западе вспоминают, чтобы картинно покаяться: да, и мы не святые, но куда нам, просвещенным, до русской дикости! А тем временем, клеймом «изверга» жгли и жгут русского царя Ивана. Советский писатель Вадим Кожинов отмечал: «Главным виновником подобных представлений об Иване Грозном, наряду с русскими общественными деятелями, историками и публицистами, является сам Иван IV, обвинявший себя (уже после отмены опричнины) “в скверне, во убийстве… в ненависти, во всяком злодействе”, в том, что он – “нечистый и скверный душегубец”. Естественно, что раз он сам себя признает непревзойдённым душегубцем, то значит, так оно и есть. Никакому королю в Европе и в голову бы не пришло так каяться». Но кто знает об этом? Ученый мир знает! Когорты исследователей, написавших сотни томов диссертаций, повторяя, что Иван Грозный – тиран и изверг. Конечно, этот «мир» мог бы встать на защиту истины, но тогда, не исключено, возникнут проблемы в работе. Да и в заграничный университет почитать лекции с оплатой в евро о зверствах русских тиранов не пригласят. «Любовь к отеческим гробам» – это хорошо, но, как говорят циники, «любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда». Вот только горстка неуёмных патриотов крутится под ногами, то и дело вытаскивая на свет Божий оболганные или умело забытые факты отечественной истории. Ведь «забыть» – это стереть, вычеркнуть из памяти народной события, имена, лица. Зачем очернять? Забыть – проще и дешевле. Сегодня имя преподобного Сергия Радонежского стараются упомянуть и к месту, и к слову, и в суете, и в праздник, чтобы современно выглядеть. Мода на святых пошла! Может быть, греха большого в этом и нет, пусть уж лучше на святых, чем на бесноватых. Еще профессор В. Ключевский, размышляя в своих исторических этюдах конца XIX века о личности Сергия Радонежского у монастырской гробницы святого, подметил: «Спросите любого из этих простых людей, с посохом и котомкой пришедших сюда издалека: когда жил преподобный Сергий и что сделал для Руси XIV века, чем он был для своего времени? И редкий из них даст вам удовлетворительный ответ; но на вопрос, что он есть для них, далеких потомков людей XIV века, и зачем они теперь пришли к нему, каждый ответит твердо и вразумительно». Если тверскому крестьянину, московскому разночинному прихожанину, современникам профессора истории, достаточно было поклониться праху, приложиться к святым мощам великого подвижника, укрепившись верой и духом, то сегодня этого мало! Сегодня к ВЕРЕ должны приходить люди, ОСОЗНАННО выбравшие для себя примером подвиг самоотречения во имя высоко идеала того же преподобного Сергия Радонежского. А что, кроме популярной легенды о благословении Сергием князя московского Дмитрия на Куликовскую битву мы можем узнать, не прикладывая особых усилий для поиска? Да, да, именно так, потому что наш современник, развращенный благами цивилизации, ленив и не любознателен! И преодолеть эту апатию, культивируемую легким нажатием кнопки на пульте телевизора, пока не под силу! Да ничего мы и не узнаем. Только лишь академическую версию. «Получив от преподобного Сергия благословение, великий князь «ушел из монастыря и быстро отправился в путь», – как пишут энциклопедии. А дальше открываем профессора В.Ключевского: «…народ, привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашел в себе мужество встать, но и пошел искать татарских полчищ в открытой степи и там повалился на врагов несокрушимой стеной похоронив их под своими многотысячными костями». Про кости как наступательное оружие, это, конечно, впечатляет… Правда, по другим источникам, встретив татарские полки, «народ» призадумался – а не повернуть ли ему обратно… Отметим тот факт, что Сергий, согласно Епифанию (биографу преподобного), своим ответом (вопреки распространенному мнению) не предрёк великому князю безусловную победу и спасение от смерти, поскольку этот ответ содержал слова «если Бог поможет тебе» и по этой причине не был пророчеством. Лишь позже, когда русские воины, выступившие в поход, увидели войско «татарское весьма многочисленное» и «остановились в сомнении», «размышляя, что же делать», неожиданно «появился гонец с посланием от святого», в котором говорилось: «Без всякого сомнения, господин, смело вступай против свирепости их, нисколько не устрашаясь, – обязательно поможет тебе Бог». Движущие силы, мотивы, обстоятельства, участники и даже место Куликовской битвы до сих пор остаются предметом спора подлинных ученых. Но напутствие Сергия Радонежского сомнений не вызывает. А ведь житие преподобного наполнено событиями, пусть уступающими по размаху историческому сражению, но не менее значимыми для становления Русского государства и общества. Деяниями, существо и способ свершения которых смогли бы в наши дни послужить поучительны примером и лечь в основу некоего духовно-нравственного Кодекса современной России. За свою праведную жизнь Сергий Радонежский основал без малого 40 монастырей. Чем был монастырь в XIV веке? Прежде всего, культурно-просветительским центром. В монастырях писали и переписывали летописи и хроники, именно странствующие монахи пополняли информационную копилку государства, в монастырях концентрировались обретенные в паломничестве естественнонаучные и гуманитарные знания, цивилизация приходила в мир обывателя через монастыри. Но и это не все. Обратимся к профессору Ключевскому, который проявлял живой исследовательский интерес к описаниям монастырской жизни в обителях, устроенных по правилам Сергия Радонежского: «Читая эти рассказы, видишь пред собою практическую школу благонравия, в которой сверх религиозно-иноческого воспитания главными житейскими науками были уменье отдавать всего себя на общее дело, навык к усиленному труду и привычка к строгому порядку в занятиях, помыслах и чувствах. Наставник вел ежедневную дробную терпеливую работу над каждым отдельным братом, над отдельными особенностями каждого брата, приспособляя их к целям всего братства. По последующей самостоятельной деятельности учеников преподобного Сергия видно, что под его воспитательным руководством лица не обезличивались, личные свойства не стирались, каждый оставался сам собой и, становясь на свое место, входил в состав сложного и стройного целого, как в мозаической иконе различные по величине и цвету камешки укладываются под рукой мастера в гармоническое выразительное изображение». Ну, чем не руководство по воспитанию молодого поколения? Где они, заветы единственного русского святого, признанного, кстати, и католической церковью? Оно, конечно, пустячок, у нас, как говаривал Иван Грозный, своя вера, русская, но все равно приятно. Размышляя о Сергии Радонежском, трудно обойти стороной вывод: надо скорее развеять стереотип восприятия молодым сознанием образа православного монаха. Мальчишки пялятся в экран, стремясь подражать «крутым парням» из Шаолиня? Да снимите фильм о юных годах Сергия Радонежского. (Об «Антихристе» – по Мережковскому – Петре Первом-то, распахнувшем русские двери Западу, есть. И не один!) О том, как молодой, крепкий парень 2 года провел в одиночестве в глухих среднерусских лесах, обустроив быт, заложив основы будущей Троицкой обители, да просто прокормив себя, в конце концов! Какой там Шаолинь!.. Какие «коммандос»!.. Какой спецназ!.. Вот на чем воспитывать надо завтрашнее поколение! А о Сергии только в храмах поют. И вот что интересно. Личность преподобного восхищала многих современников. Князья не стесняясь шли на поклон, доверяя только Сергию быть арбитром в спорных делах. Иностранцы!.. Цареградский епископ, который, по рассказу Сергиева жизнеописателя, приехав в Москву и слыша всюду толки о великом русском подвижнике, с удивлением восклицал: «Како может в сих странах таков светильник явитися». Житие преподобного Сергия написано спустя 26 лет после его кончины учеником его, Епифанием Премудрым. В самом начале написанного Епифанием мы находим такие слова: «Удивляюсь я тому, сколько лет минуло, а житие Сергия не написано». Как бы посмотрел средневековый Епифаний на то, что вместо Сергея Радонежского, как исторической, политической фигуры, в XX веке нашли сюжеты «поинтереснее». Что-то вроде «Гарри Поттера». И даже в школьную программу внесли. Вот и мы сегодня удивляемся. Русская история изобилует образами сильных, мудрых, справедливых людей, имена которых теряются в сонме чужих героев. Да и не героев вовсе, а выдуманных фантомов, стирающих в памяти дыхание подлинных вершителей судеб нашей Родины. Наш выдающийся историк Иван Егорович Забелин писал: «Всем известно, что древние, в особенности греки и римляне, умели воспитывать героев… Это умение заключалось лишь в том, что они умели изображать в своей истории лучших передовых своих деятелей, не только в исторической, но и в поэтической правде. Они умели ценить заслуги героев, умели различать золотую правду и истину этих заслуг от житейской лжи и грязи, в которой марается. Они умели отличать в этих заслугах не только реальную и, так сказать, полезную их сущность, но и сущность идеальную, то есть историческую идею исполненного дела и подвига, что необходимо и возвышало характер героя до степени идеала». Трудно сделать шаг, переступив через тернии лжи к возвышающей нас правде. Этот шаг стоит немалых трудов, наверное, и отказа от призрачных, но легко доступных удовольствий. Но его надо сделать! А не получается! Как в басне – «Уж сколько раз твердили миру…» Изучение творчества М.Ю. Лермонтова в школе часто начинается и заканчивается стихотворением «Прощай немытая Россия». К тому же, изучение его наизусть обязательно для школьников уже нескольких поколений. Это привело к тому, что если и не все восемь строк, то слова «немытая Россия, страна рабов, страна господ», ставшие мощным идеологическим штампом, знают практически все. У Лермонтова не счесть гениальных творений, просто не сравнимых по уровню с упомянутым «шедевром», но в школьную программу включены вовсе не они, а именно этот! Кривоватый слог, убогие образы и полное отсутствие глубины, столь характерной для Лермонтова. Хуже произведения для представления его творчества подобрать сложно. Поэтому есть основания полагать, что основной целью появления сего стишка в учебниках и его массового тиражирования были не литературные достоинства, а его откровенная русофобия. А это – акт грамотной идеологической войны. Это, с позволения сказать, произведение разительно отличается от прочих стихотворений Лермонтова тем, что не существует никаких прямых доказательств, что оно принадлежит именно ему, а не другому человеку. То есть вообще никаких! Есть только тысячи раз произнесенное утверждение, которое от многократных повторений приобретает в массовом сознании статус истины. Поэтому, согласно требованиям научности, сторонники «лермонтовской версии» должны доказать принадлежность сомнительного произведения именно Михаилу Юрьевичу. Но они этого делать не хотят, ссылаясь на… научную и литературную традицию, которую сами же создают. За аргумент обычно выдаются истерики и доводы вроде ссылки на мнение Короленко где-то от 1890 г (полвека после смерти Лермонтова). Кому-то зачем-то очень нужно, чтобы дети с малых лет считали Родину «немытой» и убогой. А что мытое-то, то есть, чистое? Может быть Персия, Индия или Китай? Ни в коем случае. Чистое и прогрессивное – Запад, ясное дело, с него пример надо брать, а то и молиться на него. В таком случае цель изучения произведения – вовсе не познакомить детей с лучшим образцами великой русской литературы, а совершенно другая – утвердить в сознании молодого поколения русофобский штамп. К тому же, если гениальный литератор так отзывался о России, она, наверное, и в самом деле убогая, омерзительная и дурно пахнущая?! А ведь напиши честно: «стихотворение неизвестного поэта конца XIX в.» – и весь ореол величия с фальшивки слетит моментально. Кому он нужен, стишок, не будь он приписан Лермонтову? Литературоведами давно с весьма высокой вероятностью установлено, что стихотворение “Прощай немытая Россия» не принадлежит Лермонтову и его автором является совершено другой человек. Вот основные признаки этого: • нет автографа автора (оригинала); • произведение впервые «обнаружилось» через 32 года после гибели поэта, а в печати появилось только 1887 году; • анализ стиля показывает полное несоответствие стилю Лермонтова. Так кривые образы «голубые мундиры», «паши» не встречаются нигде более; • определён наиболее вероятный истинный автор – поэт-пародист Дмитрий Минаев, ярый антипатриот и антигосударственник, русофоб, активно писавший свои пародии и эпиграммы как раз в тот период, когда «стихотворение нашлось». Именно для него характерны подобные стилистические обороты. Склочник и алкоголик Минаев не скрывал своей ненависти к русским классикам – сам он не мог тягаться с ними талантом, собственные стихи его были безнадёжно слабы, но амбиции непомерны. Этого литературного клоуна уже никто и не помнит. И не вспомнил бы, если бы не его старая фальсификация, пригодившаяся… политическим шарлатанам. Якобы была попытка ввести стихотворение в школьную программу в 20-е годы, но в начале 30-х, когда Сталин стал набирать силу, оно исчезло оттуда вместе с многими другими русофобскими виршами. Первый массовый «вброс» произошел в 1961 году, при Хрущёве. В среде литературоведов ходят слухи, что публикацию «продавили» из ЦК КПСС через Академию наук. Конечно, кто именно стоял за идеей этой «операции», кто заставил ввести стихотворение в полный сборник сочинений, сделав, таким образом, его литературным каноном, до сих пор неясно. Однако, есть подозрение, что составители школьной программы, как, впрочем, и «лоббисты» из ЦК… как бы это поделикатнее сказать… были не совсем самостоятельны в принятии решения. «Нужно рецензировать новые биографии русских писателей и исследования по русской литературе, даже если в них нет политического содержания»… Помните, откуда этот… «стишок»? Это один из пунктов хранившегося в архиве Г. Трумэна документа «Психологическое наступление против СССР» от 10 апреля 1951 года. Работает! И еще как. Об этом мы расскажем в отдельной главе, посвященной управлению школьным и высшим образованием по заветам… Ленина – Сталина? НЕТ! Ушинского – Макаренко? НЕТ! Даллеса – Донована. А пока – к «истокам». Книжечки[2 - Название рубрики на радио «Эхо Москвы».] и картинки Начнем с литературы. Николай Яковлев в своей знаменитой книге «ЦРУ против СССР» приводит замечательный пример того, с чего начиналось идеологическое вторжение в СССР в рамках объявленной «холодной войны». «Ныне, когда от начала описываемых событий нас отделяет более двадцати лет (уже почти 40. – Авт.), истоки «инакомыслия» в СССР выразители настроений этой ничтожной кучки изображают в лирических тонах освобождения от «идеологии». В 1978 году Синявский, давно отбывший наказание за антигосударственную деятельность и выехавший из СССР, затеял издание в Париже крошечного журнальчика «Синтаксис». Первый номер он посвятил Гинзбургу, который, если верить Синявскому, невинно пострадал. И в нем указал генезис «самиздата» – нелегальные пасквили, которые «инакомыслящие» распространяли среди своих. По «Синтаксису», дело начиналось неожиданным открытием «того простого факта, что поэзия, существующая без разрешения, может быть без разрешения напечатана. Так начинался „самиздат“, хотя еще и не было в ходу это слово. Книжки стихов, собранных Александром Гинзбургом, остались памятником поэтического опьянения конца пятидесятых годов. Александр Гинзбург – судьба его известна – от поэтических сборников перешел к составлению и изданию „Белой книги“. „Самиздат“ пророс „Хроникой“. Но начинался он со стихов». Здесь уместен небольшой экскурс в историю. Американский исследователь Дж. Гэддис в 1978 году обнародовал открытие: оказывается, основателем «самиздата» является Дж. Кеннан-старший, приходящийся дядей нынешнему. В конце XIX столетия дядя немало путешествовал по России, особенно интересуясь царской каторгой и ссылкой. По возвращении в США он «разъезжал по всей стране, зачаровывая аудитории своими лекциями о русских тюрьмах, которые он часто читал, одетый каторжанином и позванивая кандалами. Его многочисленные работы вызвали негодование в значительной части мира, включая Россию, где их передавали тайком из рук в руки – то была ранняя форма „самиздата“». Но вернемся к современности. Сборники Гинзбурга именовались «Синтаксисом», но воспроизвести их содержание как по соображениям соблюдения нравственности, так и по причине соразмерного порнографии грязного политического содержания, совершенно невозможно. Синявский примерно в те годы начал печатать на Западе свои «самиздатовские» антисоветские пасквили, спрятавшись под псевдонимом Абрам Терц. Совершенно естественно, что ему тогда и по сей день рифмоплетство, подбиравшееся Гинзбургом, было милее всего. Главное – «свобода творчества», а вот на Руси ее никогда не было. Ни теперь, ни прежде. Взять хотя бы Пушкина. В самом деле, разъяснил Абрам Терц в книге «Прогулки с Пушкиным», выпущенной на Западе в 1975 году, разве мог внести что-либо приметное великий русский поэт по сравнению с тем, что одобряли Гинзбург и Синявский?! Пушкинское наследие – любовь к родине, гражданственность – бесценный дар нашего народа! С этим Пушкин вошел на века в отечественную и мировую литературу. Об этом ни слова. Вот каким оказывается Пушкин по Абраму Терцу: «Если… искать прототипа Пушкину в современной ему среде, то лучший кандидат окажется Хлестаков, человеческое alter ego поэта… Как тот – толпится и французит; так Пушкин – юрок и болтлив, развязен, пуст». «Кто еще этаким „дуриком“ входил в литературу?» «Пушкин, сколотивши на женщинах состояние, имел у них и стол, и дом». «Жил, шутя и играя, и… умер, заигравшись чересчур далеко». «Мальчишка – и погиб по-мальчишески, в ореоле скандала». «Ошалелый поэт». Роман «Евгений Онегин»? Абрам Терц бросает: «Пушкин писал роман ни о чем»… сближал произведения Пушкина с адрес-календарем, с телефонной книгой. «Вместо описания жизни он учинил ей поголовную перепись». А в чем же цель творчества Пушкина? Абрам Терц: «Без цели. Просто так, подменяя одни мотивы другими: служение обществу – женщинами, женщин – деньгами, высокие заботы – забавой, забаву – предпринимательством». «Что ни придумал Пушкин, позорься на веки вечные – все идет напрокат искусству». Глумление над Пушкиным Абрама Терца не самоцель, а приступ к главной цели: «С Пушкиным в литературе начался прогресс… О, эта лишенная стати, оголтелая описательность XIX столетия… Эта смертная жажда заприходовать каждую пядь ускользающего бытия… в горы протоколов с тусклыми заголовками: „Бедные люди“, „Мертвые души“, „Обыкновенная история“, „Скучная история“ (если скучная, то надо ли рассказывать?), пока не осталось в мире неописанного угла… Написал „Войну и мир“ (сразу вся война и весь мир!)». Бойкий Абрам Терц единым махом мазнул по всей великой русской литературе, все выброшены – Пушкин, Достоевский, Гоголь, Гончаров, Чехов, Толстой. Не выдержали, значит, «самиздатовских» критериев. Сделано это не только ввиду мании величия Абрама Терца, ведь он тоже претендует на высокое звание «писателя», а с очевидной гаденькой мыслишкой – хоть как-то расчистить плацдарм, на котором возвысятся некие литературные столпы, свободные от «идеологии», угодные ЦРУ и Абраму Терцу. Дабы новоявленные «гении» выглядели рельефнее. Давайте перешагнем через исторический этап, обозначенный «хрущевской оттепелью» и «брежневским застоем». «Перестройка» – вот тот самый событийно-временной отрезок, на котором процесс замены существовавших веками культурных основ на «заморские обновки» приобрел беззастенчивый размах. И даже в художественной литературе – жанре громоздком, неповоротливом и где-то консервативном. Впрочем, почему «даже»? В первую очередь! Но для начала оговоримся: писателей в нашей стране власть… любила? Нет, гораздо больше! Власть… ЧИТАЛА то, что выходило из-под пера «властителей дум», и делилась своими впечатлениями с народом. Конечно, делилась по-своему, но читали все – от Бенкендорфа до Сталина. Надо сказать, что Иосиф Виссарионович очень много времени посвящал именно «инженерам человеческих душ». По сравнению с другими правителями – непропорционально много времени. О том, какое внимание уделялось писателям показывает хотя бы то, что принимались постановления ЦК ВКП(б) (!), на тот момент – высшего органа власти, направленные на анализ творений отдельных авторов. Так в постановлении «О журналах “Звезда” и “Ленинград”» (1946) критиковалось творчество А.А.Ахматовой и М.М.Зощенко. Но С. Михалков, А. Твардовский, В. Панова, А. Толстой трижды становились лауреатами самой почетной награды того времени – Сталинской премии. А Константин Симонов получал этот знак отличия шесть раз! Вряд ли писатели других стран могли похвастать таким вниманием к своей личности со стороны власти. Ну скажите, в какой стране, в какую эпоху литературный персонаж получал государственную награду? И не на страницах книги! Сталинской премией третьей степени был награжден один из героев повести Всеволода Кочетова «Журбины» – модельщик Виктор Журбин, за изобретение станка «Жускив-1». Руководители СССР искренне верили в силу литературы, в силу искусства. Это была национальная традиция! Так или иначе, тогдашняя власть воспринимала художников всерьёз. А для художника нет ничего страшнее равнодушия! Похвала – хорошо. Критика – плохо. Равнодушие – просто смертельно. Уместно отметить, что не только в строгости держали писательский цех за исключением небольшой группы приближенных. Писателей награждали премиями, они получали большие гонорары, да и в творческом плане не были так зажаты, как принято думать сейчас. Ведь именно Сталин освободил писателей от оголтелого преследования со стороны всяких ЛЕФов и Пролеткультов. И если мы вспомним произведения, вышедшие в 1920-е – 1950-е годы, вспомним имена творивших тогда авторов, поймём, что не всё было так уж плачевно на «литературном фронте», как хотят показать нынешние критики, предпочитающие видеть мир исключительно в оплаченных тонах. Сегодня это – оттенки зеленого. Регулярно печатавшемуся писателю, являвшемуся членом творческого Союза, помимо весомых гонораров, были доступны и другие социальные и символические отличия – особая очередь на жилье, предоставляемое как правило в престижных городских районах, летние дачи и право пользования многочисленными Домами творчества, поездки за границу, вообще, чрезвычайно высокий социальный статус, которые делал фигуру литератора – фигурой власти, и потому привлекательной для подражания; фигурой, имевшей право транслировать собственные взгляды и ценности. Престиж писательской профессии в советском обществе был настолько велик, что буквально по пальцам можно перечислить тех, кто, обладая всеми льготами и привилегиями официального писателя, отказывался от них, не имея на то достаточных причин. К началу перестройки число бывших членов Союза писателей, решившихся на эмиграцию или (что было, правда, куда реже) перешедших в андеграунд, несомненно росло. (Напомним: андеграунд – течение в современном искусстве, характеризующееся неприятием господствующих эстетических норм и идеологий, социальных и художественных традиций, нередко эпатажем публики и бунтарством). Росло еще и потому, что пространство советской литературы, как пространство потенциального успеха, неуклонно теряло свою привлекательность. Сам успех на советском социальном поле с появлением «ветров перемен» приобрел отчетливо двусмысленный характер – репутация заслуженного советского писателя была неотделима от клейма… идеолога репрессивного режима. О чем бы он ни писал: от хроники революционных походов до рекомендаций по разведению аквариумных рыбок. Поэтому те, кто не желал попасть в «обслугу тоталитаризма», оказывалось перед выбором: не отказываясь от общих привилегий писательского цеха (квартиры, дачи, гонорары), шагать под флагом той или иной группы, символические ценности которой объявлялись на сегодня особенно востребованиями. Как на бирже: какие взгляды нынче в цене? Либеральные? Заверните! Как говорится, хочешь жить – умей втереться! В начале «гласность», а затем и полная отмена политической цензуры, «демократизация», «плюрализм», провозглашенные сверху в качестве новых норм общественного и культурного быта, привели к смене икон и образов как в жизни, так и в литературе. Толстые журналы начали активную публикацию произведений советских писателей, созданных в семидесятые годы и ранее, но по идеологическим соображениям тогда не напечатанных. Так были опубликованы романы: «Дети Арбата» А. Рыбакова, «Новое назначение» А. Бека, «Белые одежды» В. Дудинцева, «Жизнь и судьба» В. Гроссмана и другие. Лагерная тема, тема сталинских репрессий – рассказы В. Шаламова, проза Ю. Домбровского широко публикуются в периодике. «Новый мир» напечатал и «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицына. Поднятая в те годы на вершину литературной славы, сегодня, через призму произошедшего со страной, эта «тема» оценивается иначе. «Шаламов, Солженицын – писатели, которые получили сроки, в которых сами виноваты …Описывать быт лагерей – много ума не надо? Эти люди вылезли в писатели на самой грязной теме. Каюсь, мне попалась книжка про «Гулаг», кто-то выбросил в подъезде. Я этот позор Солженицына бросил читать уже на 21 странице. Что-то не известно, чтобы какой-нибудь немец прославился на описаниях фашистских лагерей. И никто там не ставит подобные фильмы. А наша лагерная мразь выволокла на весь белый свет всю грязь и измазала свою собственную страну так, что весь мир на нас смотрит ненавистными глазами. За создание такого образа страны нужно без суда вешать» (info@post.km.ru. Спецпроекты 29.08 2013). Такие «рецензии» сегодня в Интернете – не редкость. Почему сегодня? Да потому что, во-первых, тогда Сеть только зарождалась, а опубликовать подобное мнение не отважилось бы ни одно печатное издание. Хотя «мнения» были уже тогда. «Брандт постоянно напоминал Брежневу: «Не представляю, как будут строиться наши отношения, если с писателем Солженицыным произойдет трагедия». Андропов же, озабоченный деструктивной ролью писателя, тем не менее, всячески стремился избежать репрессивного решения проблемы, надеясь, что Брежнев найдет способ заставить партийных идеологов искать компромисс с писателем. Он знал, что в противном случае решение проблемы будет переложено на КГБ и неизбежно столкнет его с интеллигенцией. С этим он не мог согласиться, так как в его плане преобразований интеллигенции отводилась главная роль. К тому же он читал произведения писателя и считал, что патологического антисоветизма у него нет» (Синицин И. Андропов вблизи. М., 2004. С. 225). Насколько был прав Андропов, трудно сказать. Скорее всего, он исходил не из «антисоветизма» писателя, а из политических соображений. Вот как оценивал солженицынский «Архипелаг ГУЛАГ» заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС Черняев: «На примере Солженицына реально чувствуешь, что такое классовая ненависть и что опять (как в 1919–1921 и 1929–1931 гг.) может произойти, если дать ей возродиться в массе. Ведь он дошел до того, что объявил власовцев – действительно, самое отвратительное и мерзкое явление войны, и не только войны – идейными героями, превозносит их службу нацизму, преклоняется перед их «подвигами» и проч.» (Черняев… С. 83). При этом надо учесть, что Черняев, кстати, добровольцем ушедший на фронт, относился к либеральному крылу аппарата и впоследствии стал помощником Горбачева. Как решить проблему Солженицына, не знал никто. Приближался визит Брежнева в ФРГ, что еще больше обостряло проблему. Солженицын. Участник Великой Отечественной войны, офицер-артиллерист. За критические отзывы о Сталине в письмах товарищу был осужден как противник советского строя. Стал печататься при Хрущеве, его повесть «Один день Ивана Денисовича» как символ «оттепели» выдвигалась на Ленинскую премию в области литературы. Был связан с либеральными писателями, группировавшимися вокруг редакции журнала «Новый мир», который редактировал поэт Александр Твардовский. Через писателя Илью Эренбурга и его секретаря Наталию Столярову познакомился с Наталией Светловой, ставшей его женой. Столярова была дочерью Натальи Сергеевны Климовой, которая состояла членом террористической партии эсеров-максималистов, участвовала в покушении на премьер-министра России Столыпина (взрыв дачи на Аптекарском острове; погибло 25 человек, десятки ранено). Она была осуждена на каторгу, откуда бежала за границу, вышла замуж. Ее дочь, Наталья Ивановна родилась в 1912 году в Италии. В молодости жила в Париже, встречалась с И.А. Буниным, Н.А. Бердяевым, А.Ф. Керенским, Д.С. Мережковским, П.Н. Милюковым, Б.В. Савинковым. Была подругой сына Савинкова, потом – поэта Бориса Поплавского. Закончила Сорбонский университет. В 1934 году уехала в СССР, через три года была арестована, провела в заключении девять лет. Дочь Эренбурга, учившаяся в университете вместе со Столяровой, порекомендовала ее отцу в качестве секретаря. Летом 1968 года Столярова познакомила Солженицына с Натальей Дмитриевной Светловой (как с его будущей «молодой энергичной помощницей»). Светловой было 29 лет; закончила механико-математический факультет МГУ, училась в аспирантуре МГУ, была спортсменкой, альпинисткой, победительницей двух юношеских чемпионатов СССР по гребле. Ее мать была дочерью Фердинанда Юрьевича Шенфельда (Светлов – псевдоним). До революции был эсером, в 1918 году вступил в партию большевиков. Перед арестом в 1938 году занимал значительный пост в системе советской пропаганды – заместитель директора ТАСС. Умер в заключении. Эта историческая линия (эсеры были люди идейные, героические, разрушительные), неслучайна в судьбе Солженицына. Как и масонская – через Игоря Кривошеина, сына Александра Васильевича Кривошеина, министра в правительствах Столыпина, В.Н. Коковцева и генерала Врангеля. И.А. Кривошеин имел несчастье вернуться после войны в СССР, был арестован, оказался в марфинской «шарашке». Он был масон высоких степеней. Также был масоном Вадим Андреев, сын известного писателя Вадима Андреева. Его дочь Ольга Карлайл содействовала изданию за рубежом романа «В круге первом», а его сын Александр вывез из СССР за границу рукопись «Архипелага ГУЛАГ». Также О. Карлайл активно содействовала присуждению Солженицыну Нобелевской премии. Посредством ряда представителей русской интеллигенции первой волны (почти все – масоны), а некоторые – французские дипломаты в Москве, Солженицын получал разностороннюю поддержку. Далее надо принять во внимание, что все русские эмигрантские издательства, выпускавшие книги Солженицына, финансировались американскими спецслужбами как боевые площадки «холодной войны». При помощи Вильяма Одона, помощника военного атташе посольства США (впоследствии консультант советника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского, директор Национального агентства безопасности США), была вывезена важная часть архива Солженицына. В 1964 году Солженицын предложил писателю и бывшему зэку Варламу Шаламову совместно написать «Архипелаг ГУЛАГ», но тот потребовал гарантий, что «это не провокация КГБ и не заказ ЦРУ». Солженицын ничего не ответил. Потом Шаламов сказал: «Пешкой в игре двух разведок я быть не хочу». В 1988 г. тот же «Новый мир», спустя тридцать лет после создания, напечатал опальный роман Б. Пастернака «Доктор Живаго». Внимание критиков и читателей было приковано исключительно к ним. Журнальные тиражи достигали небывалых размеров, приближаясь к миллионным отметкам. Анонсы и обсуждения «новинок из архивов» заполонили страницы газет и журналов. Сегодня газеты более откровенны и содержательны. Как пишет The Washington Post, роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго» был одним из инструментов пропаганды, которую США вели против Советского Союза. Литературным агентом Пастернака было Центральное разведывательное управление США, которое открыло широкой публике этого автора и этот роман, да к тому же еще поспособствовало присуждению Пастернаку Нобелевской премии. Более того, «Доктор Живаго» стал одним из пунктов масштабной секретной программы ЦРУ по распространению книг «План Маршала для ума». В ее рамках в странах Варшавского договора с 1958 по 1991 год были распространены порядка 10 миллионов книг и периодических изданий. «Публикации дают представление о продуманном плане по достижению цели без причинения вреда иностранным партнерам и Пастернаку, – говорится в пресс-релизе американского ведомства по случаю опубликования секретных файлов. – После публикации «Доктора Живаго» на русском языке в 1958 году Пастернаку была присуждена Нобелевская премия по литературе, популярность книги достигла небес, а бедственное положение Пастернака в Советском Союзе привлекло внимание мировых СМИ». Это сотни страниц документов, большинство из которых носили гриф «секретно». Объем этих бумаг куда больше, чем сам роман. Из их анализа следует, что в этой отнюдь не рядовой операции американской разведки были задействованы все силы и средства ЦРУ. Ее курировал сам директор ЦРУ Ален Даллес. Сотни страниц донесений, справок, указаний, докладов, резолюций. Несмотря на то, что имена, клички, фамилии и «явки» старательно вымараны, чтение довольно любопытное, – пишет исследователь Рыбас в книге «Громыко» из серии ЖЗЛ. Из документов следует, что «литературоведы в штатском» из Лэнгли очень быстро не только получили информацию о романе и его содержании, но поняли, какой эффект может дать его издание, прежде всего на русском языке. Здесь стоит напомнить, что основной задачей ЦРУ в то время в отношении СССР являлась работа по подрыву общественных устоев. В одном из секретных документов, озаглавленном «История рукописи «Доктора Живаго», говорится о том, что в июне 1956 года Пастернак «передал манускрипт представителю итальянского коммунистического издателя Джанджакомо Фертлинелли и еще двум гостям из-за рубежа». Представителем издателя был итальянский коммунист-журналист Серджио д`Анжело, который появился в Москве в 1956 году, когда уже возникли сложности с публикацией романа в СССР. Не исключено, что этот итальянский коммивояжер был также связан с ЦРУ. Сам он утверждал, что был у Пастернака с русским коллегой, и автор сразу отдал им рукопись романа. Так или иначе, манускрипт вскоре оказался в Лэнгли, и там принялись разрабатывать план издания романа. Причем руководство ЦРУ требовало от своих агентов, чтобы первое издание «Доктора Живаго» увидело свет именно в Европе и только затем – в США. Впрочем, ЦРУ ставило отнюдь не камерные задачи. «Доктор Живаго» должен быть опубликован максимальным тиражом, в максимальном количестве редакций для последующего активного обсуждения мировой общественностью, а также представлен к Нобелевской премии», – говорится в одной из директив Лэнгли. Подробные инструкции руководство ЦРУ выдавало своим агентам и по такому щекотливому вопросу, как выбор и поиск первого русского издателя. Указано, каким критериям он должен удовлетворять. Отдельная тема – как продвигать книгу к русскому читателю, как доставлять? Поездами или самолетами? Агенты ЦРУ, не исключая все возможные способы, отдают предпочтение самолету, поскольку, по их мнению, там досмотр при пересечении границы менее строг. Рекомендовано вручать книгу командированным советским гражданам, чтобы они везли ее в Союз. «Доктор Живаго» должен был, по мысли экспертов ЦРУ, не только раскрыть глаза советским людям на их жизнь, но и познакомить с этой жизнью европейского, а затем и американского читателя. Говорят, многие русисты за рубежом открывали СССР по этой книге. «Я еще был школьником, когда великий роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго» произвёл сенсацию в мире после его классической экранизации Давидом Лином в 1965 году. Именно тогда я впервые прочел эту книгу… Когда я приехал в Москву в качестве посла, одно из первых мест, которые мы посетили с моей супругой Мариэллой, стала могила Пастернака в Переделкино… Тишина и покой этих мест заставили меня задуматься о великих литературных традициях России и о важной роли писателей и других представителей интеллигенции в жизни этой страны», – это пишет не литературовед, а нынешний посол США в России Джон Теффт, автор двух цветных революций – в Грузии и на Украине. Не надо быть литературоведом, чтобы понять, почему именно «Доктор Живаго» полюбился ЦРУ. Надо полагать, что позже мы узнаем и о других литературных пристрастиях «рыцарей плаща и кинжала», и тогда их вкусы проявятся в полной мере к неудовольствию нашей либеральной тусовки». Об этом в феврале 2015 года писал к «Комсомолке» Михаил Морозов. Еще один поток литературного промысла второй половины восьмидесятых годов составили произведения русских писателей 20-30-х годов. Впервые в России именно в это время были опубликованы «большие вещи»: А. Платонова – роман «Чевенгур», повести «Котлован», «Ювенильное море», другие произведения писателя. Тогда же наши журналы перепечатывали ходившие в самиздате и опубликованные на Западе такие произведения 60-70-х годов, как «Пушкинский дом» А. Битова, «Москва – Петушки» Вен. Ерофеева, «Ожог» В. Аксенова и др. Произведения В. Набокова, И. Шмелева, Б. Зайцева, А. Ремизова, М. Алданова, А. Аверченко, Вл. Ходасевича и многих других русских писателей возвратились на родину. Конечно, как и в «Докторе Живаго», и «Архипелаге…», в этих романах не было и тени созидательной идеи. Но мы сейчас даже не об этом. Именно «задержанная» и «возвращенная» литература определяла характер духовной пищи, выставленной на книжные полки магазинов и библиотек (они тогда еще существовали). Не представляя грамотному обывателю опыт современного писательского творчества, именно эта продукция влияла на читателя в наибольшей степени, определяя его вкусы и пристрастия, формируя эстетические и политические взгляды. Критика, отвязавшаяся от идеологии, демонстрировала безудержно широкий диапазон суждений и оценок. На волне неореволюционизма издавались русские философы-идеалисты, но «задвигались» на задние полки библиотек книги русских философов-материалистов. Свобода «по-российски» была довольно категорична: или В.В. Маяковский и А.Т. Твардовский – или О.Э. Мандельштам и И.А. Бродский, или А.И. Солженицын – или М.А. Шолохов. Культура превращалась в инструмент политических экспериментов, весьма изощренно использовался интерес народа к возрождаемым ценностям. Заглянем еще разок в сейф Г.Трумэна: «б) Исторический вклад русских в различных творческих сферах свободного мира: философии, искусстве и науке – всегда признавался и уважался». Это – из директивы «Психологическое наступление против СССР» от 10 апреля 1951 года. Все – по пунктам… Ну, разве что нет списка будущих лауреатов престижных премий за еще ненаписанные произведения, которые обязательно понравятся на Западе. Хотя бюджет уже верстается… Это не авторская фантазия, не литературный образ. Это почти документальное утверждение. В «перестройку» мы впервые оказались свидетелями редкого феномена, когда понятия «современный литературный процесс» и «современная литература» не совпадали. В пятилетие с 1986 по 1990 год, когда общество оказалось в идейном вакууме, литературный процесс составляли произведения прошлого, давнего и не столь отдаленного. Собственно же современная литература оказалась вытесненной на периферию глобальных катаклизмов! «Писательская ватага», по сути, предала читателя, оставив его один на один с малопонятными явлениями общественной и политической жизни. Литературовед А. Немзера признается: «Литературная политика перестройки имела ярко выраженный компенсаторный характер. Надо было наверстывать упущенное – догонять, возвращать, ликвидировать лакуны, встраиваться в мировой контекст». Мы стремились компенсировать упущенное, отдать давние долги. Как видится это время из дня сегодняшнего, публикаторский бум перестроечных лет, при несомненной значительности вновь открытых произведений, невольно отвлек общественное сознание от драматичной современности». Отвлек, сыграв на стороне разрушителей многовекового мировоззрения, цивилизации! На столичных кухнях «интеллигенция» вместе с Пастернаком, Дудинцевым, Набоковым плакала по утраченному недалекому прошлому или смеялась над талантливым осмеянием эпохи зарождения нового государства, а в это время у страны отнимали будущее. Об опасности «духовной деградации нации и оскудении российской культуры» неоднократно предупреждал академик Д.С. Лихачев. В 1990 г. в адрес делегатов XXVIII съезда КПСС было направлено письмо известных деятелей культуры и искусства СССР, в котором высказывалось твердое убеждение в неразрывной связи между результатами экономических реформ и условиями развития культуры: «Политику и экономику творят люди, от того, в какой системе они воспитаны, в системе культуры или антикультуры, зависит многое». Верное предостережение. Но вот одна деталь. Именно Д.С. Лихачев написал предисловие к роману Б. Пастернака «Доктор Живаго», высоко оцененного с помощью ЦРУ на Западе, но который трудно назвать результатом труда «писателя земли русской», «пророка», «защитник народных интересов». Пришедшая к власти, подготовленная Западом когорта «реформаторов» «отблагодарила» академика. Сомнительным по своей корректности был указ президента России Б. Ельцина об установлении «пожизненного материального обеспечения» в размерах десяти минимальных зарплат И.С. Козловскому, Б.А. Покровскому, С.Т. Рихтеру, Г.С. Улановой, Г.В. Свиридову, Д.С. Лихачеву и другим выдающимся деятелям культуры, которое уравнивало их с водителем троллейбуса, парикмахером, начинающим министерским чиновником. Но этот факт можно отнести к категории «казусов бюрократического бумеранга». Гораздо серьезнее другое. Государство, которое должно являться гарантом культурного развития народа, не в состоянии было выполнять свои обязательства. Средства, выделяемые на развитие культуры, составили менее 2% госбюджета, то есть значительно ниже, чем в ведущих странах мира. К примеру, во Франции. По данным Европейского Совета и экспертным оценкам 2005 г. государственные культурные учреждения получают во Франции из бюджета государства 100% финансирование, что составляет 80% бюджета на культуру вообще. Другими словами, финансируются под ключ все государственные учреждения культуры, и еще остается 20% бюджета, которые могут распределяться на конкурсной основе среди негосударственных организаций и проектов. Такое положение дел объективно характеризует Францию как государство, которое считает культуру своим национальным достоянием и берет на себя ответственность за ее дальнейшее развитие. Франция, как демократичное рыночное государство (так и у нас все пекутся о «демократии и рынке»), поддерживает инициативность граждан по созданию новых культурных организаций и проектов. Именно им были адресованы 20% средств, которые оставались в казне от финансирования государственных культурных учреждений. Но этих 20% не стало хватать для полноценного развития национальной культуры. Что же сделали во Франции? В 2003 г. Франция приняла закон «О меценатстве». Это уникальный закон, который дает возможность привлекать к культуре новые финансовые средства и в то же самое время не ограничивает свободу творчества. Согласно закону, все, кто вкладывает средства в культуру, получают уникальные налоговые льготы. По мнению специалистов агентства «Admical» во Франции сложилась очень благоприятная обстановка для сотрудничества культуры и бизнеса. Это обусловлено тем, что налоговые льготы распространяются как на юридические лица, так и на отдельных граждан. Финансовые средства аккумулируются различными фондами, которые затем адресно перераспределяются. Французская статистика весьма красноречива: до 2003 г. в стране было 120 подобных фондов, за два последних года количество фондов увеличилось до 153, что составляет рост более чем на 30%. Знакомясь с этим материалом, мы не нашли сообщений о банкротстве таких фондов или хищениях из них. Особенности французского законодательства таковы, что каждая компания может создать свой фонд в поддержку социальной и культурной сферы. Приведем цитату из аналитической работы, непосредственно касающейся данного вопроса: «Закон от 1 августа 2003 года создал необычайно выгодные условия для корпоративной филантропии. Он позволяет компании вычитать до 60% от суммы взноса в пользу социальной сферы, включая культуру, непосредственно из суммы подоходного налога (а не из налогооблагаемой базы) – в общей сумме до 5% от оборота компании. Размер взноса, превышающий указанную сумму, может также быть вычтен из налогов в течение пяти последующих лет (для сравнения: прежде суммы пожертвований могли вычитаться только из налогооблагаемой прибыли, с ограничением в 3,25% от оборота)». Французы не остановились на достигнутом и пошли дальше. В декабре 2004 г. был предложен новый законопроект, в соответствии с которым предлагается увеличить сумму, вычитаемую из налогов, до 66 % от суммы пожертвований. А вот как было предложено восполнить недостаток средств в нашей культурной сфере. С целью решения финансовых проблем Министерство культуры СССР в 1988 г. приняло постановление «О переводе ряда учреждений культуры на условия самофинансирования и хозрасчета». В результате многие театры, библиотеки, клубы и дворцы культуры вынуждены были искать внебюджетные источники финансирования, сдавать свои помещения в аренду коммерческим организациям. Это привело к разрушению культурной инфраструктуры, сокращению численности традиционных объектов культуры и появлению «прибыльных» видеосалонов и видеопрокатов. Произошел, мягко говоря, государственный грабеж интеллекта. А вместо «украденного» подсунули то, что предлагал Даллес: «…низменные человеческие чувства». А вы видели в репертуаре видеосалонов, заполонивших в конце 80-х «культурное пространство», произведения из сокровищниц мирового искусства? В нашем распоряжении оказался один, весьма характерный для «эпохи перестройки» документ. Его стоит привести полностью.     г. Краснодар     06 июня 1995 года     № 6-КЗ Пояснительная записка к законопроекту «Об ограничении приватизации и перепрофилирования учреждений культуры, искусства, кинематографии, памятников истории и культуры в Краснодарском крае» На территории края сложилась определенная структура учреждений культуры и искусства, включающая 6 театров, 12 концертных организаций, 1000 учреждений клубного типа, 991 библиотеку, 24 государственных, 30 народных и около 200 музейных учреждений на общественных началах, 177 музыкальных, художественных и школ искусства, 33 парка культуры и отдыха. Кроме государственных учреждений культуры в крае функционирует сеть ведомственных, насчитывающая более 300 клубных учреждений и 230 библиотек. В связи с процессами перехода к рыночным отношениям в последние годы четко наметилась тенденция сокращения сети учреждений культуры за счет ликвидации ведомственных клубов, библиотек, музеев. Так за 3 года закрыты 81 клубное учреждение, 107 библиотек, 13 автоклубов и агиткультбригад, 7 картинных галерей. Руководители органов местного самоуправления, хозяйственные руководители идут на сокращение сети учреждений культуры с целью высвобождения помещений с последующей передачей их коммерческим структурам или под другие учреждения и организации. Только за 1994 год в г. Армавире помещения 5 профсоюзных учреждений культуры переданы коммерческим структурам. Такие факты имели место и в городах Сочи, Туапсе, Ейске, Горячий Ключ, Кореновском, Староминском, Новокубанском и ряде других районов края. Около 50% библиотек в целом по краю и 40% клубных учреждений в сельской местности расположены в арендуемых помещениях. Таким образом, если не переломить складывающиеся тенденции, то в ближайшее время многие населенные пункты в сельской местности и микрорайоны в городах могут остаться без учреждений культуры. Не лучшее положение в настоящее время сложилось и с памятниками истории и культуры. На территории края расположены более 10 тыс. памятников археологии, истории, культуры, архитектуры и градостроительства, 6 тыс. из них находятся на государственной охране. Большую часть составляют памятники археологии, некоторые известны далеко за пределами края и России: античный город Горгиппия, городище Гермонасса – Тмутаракань, мегалитический комплекс Псынако, Ильская палеолитическая стоянка и многие другие. Двухсотлетняя история края представлена значительным собранием памятников архитектуры, неповторимым своеобразием южного купеческого градостроительства. Процессы современных экономических реформ, необеспеченных законодательным механизмом, приводят к вопиющим фактам утраты бесценного историко-культурного наследия. Так за 1993-1994 годы в крае приватизировано 172 государственных предприятия, где в уставные фонды были внесены здания – памятники и памятники монументальной архитектуры, а также произведено закрепление земель, на которых расположены памятники археологии. Только, в городах Новороссийске, Сочи, Ейске, Краснодаре акционировано 92 памятника, выкуплено 22. Памятники истории и культуры акционируются, приватизируются без согласия с комитетом по охране, реставрации и эксплуатации памятников. Самовольные действия новых хозяев по ремонту и реставрации объектов приводят к утрате облика памятников, а порою к их полному разрушению. Всесторонне проанализировав возможные последствия осуществления приватизации и перепрофилирования учреждений культуры, искусства, кинематографии, памятников истории, культуры в крае, комитет Законодательного Собрания края по вопросам образования, науки, культуры, делам молодежи и спорта считает необходимым внести на рассмотрение сессии Законодательного Собрания Краснодарского края законопроект «Об ограничении приватизации и перепрофилирования учреждений культуры, искусства, кинематографии, памятников истории и культуры в Краснодарском крае».     Председатель комитета… Следом был принят соответствующий закон, уже первая статья которого, вроде, все расставила по своим местам. Закон Краснодарского края Об ограничении приватизации и перепрофилирования учреждений культуры, искусства, кинематографии, памятников истории и культуры в Краснодарском крае     Принят Законодательным Собранием     Краснодарского края     25 мая 1995 года Статья 1. Запрещается на территории Краснодарского края разгосударствление и перепрофилирование государственных и муниципальных библиотек, музеев, картинных галерей, включая их фонды, здания и помещения, где они расположены. Таких законов в 90-е годы было принято по 2-3 в каждом регионе, так что Кубань – не пример для подражания и не объект публичной порки. Как тонко подметил один польский юморист – «Закон не гарантирует обеда, хотя гарантирует обеденный перерыв». В точку! Законы сурово запрещали уничтожать культурные объекты, но не гарантировали им средств к существованию! И поди найди «злоумышленника», «культурного вредителя»! Как пелось в одной задорной песне: «…и говорят глаза – никто не против, все – за!» В поисках материалов для этой книги мы наткнулись еще на один красноречивый документ. Извините за длинное название. Письмо Министерства культуры РФ от 07.03.2013 № 24-01-39/13-ГИ и прилагаемые к нему «Методические рекомендации по выполнению Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. №597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» и плана мероприятий («дорожной карты») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности сферы культуры», утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2012 г. № 2606-р, для учета при подготовке и утверждении органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации соответствующих планов мероприятий («дорожных карт»). Вот фрагмент этого циркулярного документа. Некоторые фразы выделены нами. «…по состоянию на 2012 год не выявлено ни одного субъекта Российской Федерации, в котором размер средней заработной платы работников учреждений культуры доведен или превышает размер средней заработной платы в соответствующем регионе. Средняя зарплата в учреждениях культуры субъектов за 2011 год составила 11149,1 рублей или 47,06% от средней зарплаты по экономике региона. При этом особенно сложная ситуация наблюдается в учреждениях, расположенных в сельской местности. Вызывает тревогу, что оптимизационные меры, призванные обеспечить наиболее эффективные пути развития учреждений культуры, сводятся к механическому сокращению не только штатной численности отдельных организаций, но и сокращению сетевых единиц. По данным Главного информационно-вычислительного центра Минкультуры России численность культурно-досуговых учреждений, подведомственных Минкультуры России, сократилась с 2001 года по 2011 год на 20%, а количество специалистов в указанной сфере – на 50%. Дальнейшее сокращение числа учреждений культуры, особенно на муниципальном уровне, приведет к угрожающему ухудшению инфраструктурной обеспеченности и как следствие – качества жизни россиян. Не следует забывать, что приоритетной задачей Государственной программы «Развитие культуры и туризма» на 2013-2020 годы определено повышение доступности и качества услуг в сфере культуры, а также рост уровня удовлетворенности граждан качеством предоставления государственных и муниципальных услуг в сфере культуры от 70 до 90% к 2020 году, который нельзя будет обеспечить за счет сокращения сети учреждений культуры». Какие «фигуры речи»! «Оптимизационные меры…», «эффективные пути развития культуры…» Но годом позже в правительственном акте под названием Государственная программа Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013-2020 годы, прозвучало, ни много, ни мало – историческое признание: «Российская Федерация обладает огромным культурным потенциалом, но этот потенциал до сих пор используется не в полной мере. Реализуемый комплекс государственных мер при положительной динамике отдельных показателей, отмеченной за последние 10 лет, пока не оказал решающего позитивного влияния на ситуацию в культуре, позиции которой были серьезно подорваны в 90-е годы. В соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. №537, главными угрозами национальной безопасности в сфере культуры являются засилье продукции массовой культуры, ориентированной на духовные потребности маргинальных слоев общества, а также противоправные посягательства на объекты культуры». Наконец-то в высоких кругах решались признать: то, что натворили и творят «реформаторы» в области нравственности, духа и культуры, составляет угрозу суверенитету! Но между признанием негативного факта и действиями, направленными на то, чтобы его, ну, если не устранить, то хотя бы свести к минимуму, как говаривал полковник Скалозуб – «дистанция огромного размера». Вот просто «горячая» новость конца апреля 2015-го: Минфин предложил правительству России вернуться к идее оптимизации государственных расходов на школы, университеты, больницы, театры, музеи и социальные учреждения. Об этом сообщает газета «Коммерсантъ» со ссылкой на соответствующий документ. Ожидается, что он будет представлен 23 апреля правительственной комиссии под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова. В министерстве финансов считают, что в бюджетном секторе России слишком низкая производительность труда: там работают очень много людей и их труд неэффективен. В документе сказано, что численность работников бюджетной сферы в стране превышает аналогичные показатели развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). При этом количество специалистов в образовании и здравоохранении – «превышает значительно». Вам будет небезынтересно узнать, а что же это за организация, под стандарты которой старательно подстраиваемся. Организация экономического сотрудничества и развития (сокр. ОЭСР, англ. Organisation for Economic Co-operation and Development, OECD) – международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики. Создана в 1948 году под названием Организация европейского экономического сотрудничества (англ. Organisation for European Economic Co-operation, OEEC) для координации проектов экономической реконструкции Европы в рамках плана Маршалла. Между тем, и план Маршала, и принятая США несколькими месяцами раньше в том же 1947 году доктрина Трумэна были составными частями программы «сдерживания», направленной против СССР в рамках начавшейся «холодной войны». О плане Маршала мы еще упомянем через пару страниц. В июле 2005 генеральный секретарь ОЭСР Дональд Джонсон призвал исключить политические характеристики государств из рассмотрения при решении вопросов расширения ОЭСР: «Мы являемся экономической организацией, и мы должны иметь дело с экономическими вопросами». Замечательно! Никакой политики? Неужели? В январе 2014 генеральный секретарь ОЭСР Хосе Анхель Гурриа сказал, что при выполнении всех необходимых условий Россия может вступить в организацию уже в 2015 году. Однако 13 марта 2014 года ОЭСР приостановила принятие России в члены на неопределенный срок. При этом британский еженедельник The Economist высказал мнение о нежелательности приема России в ОЭСР до тех пор, пока будет сохраняться антизападная направленность политики Кремля. Ну вот, все и встало на свои места. В том числе и в Минфине РФ… «…Несмотря на рост расходов государства, качество услуг в бюджетном секторе повышается недостаточно, констатировали в Минфине. В ведомстве полагают, что проходящая сейчас реформа отрасли «идет медленно»: количество бюджетников за пять лет сократилось лишь на 8 процентов, а доля казенных учреждений в некоторых регионах «необъяснимо высока» – до 95 процентов. В ведомстве предлагают сливать небольшие государственные учреждения, загруженные менее чем на 50 процентов, с крупными. Образовавшееся после укрупнения «излишнее имущество» предлагается распродавать. Кроме того, Минфин планирует перейти на оказание госуслуг на конкурентной основе, то есть передать их в частные руки. Также с 2017 года министерство хочет отказаться от частичной оплаты коммунальных счетов за государственное имущество». Иными словами, через пару лет культура, образование, не способные сами прокормить себя, то есть, коммерчески несостоятельные, будут просто выброшены на улицу. Впрочем, все идет по плану. Даллеса. По мнению современного американского философа С. Лаперуза, «Россия могла бы помочь Америке своим духовным потенциалом». Однако массовая эйфория от обещанной свободы и стремление к западному качеству жизни наоборот привела к напористой и широкомасштабной вестернизации духовной жизни России. Американизация телевидения и радио, киноэкрана, книгоиздательской деятельности, образования, языка, одежды была направлена на то, чтобы устранить в россиянине «совка» и носителя национальной культурной традиции, снять духовные и психологические препятствия для присоединения к Западу. В условиях неразвитой российской демократии свобода обернулась очередной «культурной революцией», уничтожением «старой» культуры и созданием культуры «новой». Но культуры ли? Перед тем, как перейти ко второй части главы «Книжечки и картинки», мы предлагаем один весьма любопытный текст. * * * Сравнительно недавно вышла из печати книга английского историка и журналистки Френсис Стонор Сондерс «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны», в которой автор впервые раскрывает подробности того, как Соединенные Штаты выстраивали свою «мягкую силу» в 1950-1960-е годы. Предисловие к этой работе написала Вероника Крашенинникова – Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив. Вот предисловие с некоторыми сокращениями. Френсис Стонор Сондерс на протяжении нескольких лет штудировала документы более чем 30 американских и британских архивных собраний, проанализировав огромный массив информации. На основе этих первоисточников автору удалось сложить уникальную картину одной из самых амбициозных секретных операций «холодной войны» – избавления западноевропейской интеллигенции от марксизма и привлечения ее к реализации американских интересов. После Второй мировой войны европейские коммунисты, мужественно защищавшие свои страны от фашизма, пользовались огромной популярностью среди населения, и во многих государствах, судя по всему, могли прийти к власти. Вашингтон не мог допустить этого. Наряду с прямым вмешательством в избирательные кампании в Италии и во Франции в 1948 году, американские стратеги разработали долгосрочные программы культурного и интеллектуального воздействия на элиты этих стран. Цель работы над умом и сознанием европейской интеллигенции была двоякая. Во-первых, требовалось сделать левых «некоммунистическими», то есть сдвинуть их ближе к центру – поскольку избавиться от подобных взглядов не представлялось возможным. Во-вторых, необходимо было «оторвать» их от Советского Союза, сделать их антисоветскими. В сфере культуры СССР представлял настолько убедительные аргументы, что американский истеблишмент мучился неспособностью сформулировать контраргументы и предложить свою мораль и духовную силу. Огромный успех советского Дома культуры в Берлине, открытого в 1947 году, вселил в американских «рыцарей холодной войны» настоящую панику. Ведь для Европы американской культуры как таковой не существовало. С европейской точки зрения, Америка была «культурной пустыней», нацией жующих жвачку обывателей, чьим национальным девизом могло быть, как говаривал американский журналист и критик Дуайт Макдональд: «Я получил свое, и пошел ты, Джек!». Основным инструментом культурного фронта «холодной войны» США служил Конгресс за свободу культуры с отделениями в 35 государствах, десятками изданий и программ. Возглавлял его агент ЦРУ Майкл Джоссельсон, эмигрант из Эстонии, чья семья переехала в Германию после революции 1917 года. Конгресс работал в тесной связке с Центральным разведывательным управлением, Советом по психологической стратегии, созданным в Государственном департаменте, и другими американскими и британскими специальными службами. Многочисленные издания, симпозиумы, выставки, концерты и программы конгресса должны были убедить европейцев, что «Америка и американцы достигли полного триумфа во всех сферах человеческого духа, общих и Старому и Новому Свету». В деятельности конгресса активно участвовали такие известные писатели и философы как Джордж Оруэлл, Бертран Рассел, Артур Кестлер, Раймонд Арон, Андре Мальро и многие другие. Генеральным секретарем Конгресса за свободу культуры служил русский иммигрант композитор Николай Набоков, кузен писателя. Вот как это описывает Френсис Стонор Сондерс: «На должность генерального секретаря Джоссельсон активно лоббировал своего любимого кандидата, Николая Набокова, который уже пробовался на главную роль, когда декламировал на Берлинской конференции: «Из этого Конгресса мы должны создать организацию для войны. У нас должен быть постоянный комитет. Мы должны сделать так, чтобы он вовлек в работу всех людей, все боевые организации и использовал все методы борьбы с перспективой на действие. Если мы этого не сделаем, то, рано или поздно, нас всех повесят. Часы давно уже пробили двенадцать». На «культурном фронте» американские спецслужбы охватили все сферы искусства и интеллектуальной деятельности. Утверждение музыкальных произведений и книг для послевоенной Германии находилось в компетенции Подразделения психологической войны американской военной администрации. По книге Джорджа Оруэлла «Скотный двор» был сделан мультипликационный фильм – его производство и распространение по всему миру финансировало ЦРУ. Когда в марте 1953 года продюсер «Голоса Америки» запросил в музыкальной фонотеке запись «Песни индийского гостя» из оперы «Садко», сотрудник фонотеки сообщил ему, что это невозможно, поскольку «это Римский-Корсаков, а все русское запрещено для использования». Артур Кёстлер высмеивал научные конференции и симпозиумы конгресса как «разъезды международных академических девочек по вызову», но, тем не менее, принимал в них участие. Для сокрытия финансирования и участия в деятельности Конгресса за свободу культуры ЦРУ создало разветвленную систему фондов, служивших каналами для проведения средств. В Управлении работала отдельная служба, которая занималась только созданием организаций прикрытия. Благодаря содействию «осведомленных» людей – то есть осознанно сотрудничающих с ЦРУ – средства из Лэнгли проходили более чем через 170 фондов. «Настоящие» фонды, такие, как фонды Форда, Рокфеллера и Карнеги, считались «оптимальным и наиболее приемлемым инструментом финансового прикрытия», рассказывает один из операторов системы, но создавались также десятки фондов-пустышек, служивших только для проведения финансирования, то есть для «отмывания» денег ЦРУ. Помимо множества внедренных агентов американской разведки, в борьбе на «культурном фронте» участвовали бизнесмены и юристы, представители рекламного бизнеса и медиамагнаты, кинорежиссеры и журналисты, члены профсоюзов – они назывались «тихими каналами». Эта система позволяла ЦРУ финансировать неограниченное количество тайных программ в отношении молодежных групп, профсоюзов, университетов, издательских домов и других организаций с начала 1950-х годов. Появилась шутка: если какая-то американская благотворительная или культурная организация внесла слова «независимая» или «частная» в свои документы, она, скорее всего, является прикрытием ЦРУ. В 1976 году специальный комитет, созданный для изучения разведывательной деятельности США, представил следующие данные о проникновении ЦРУ в общественные организации: в течение только 4 лет, с 1963 по 1966 год, американские фонды выдали не менее 108 грантов, полностью или частично профинансированных ЦРУ. Каналы финансирования часто менялись. Так, например, ежемесячный журнал на немецком языке «Монат», основанный в октябре 1948 года для «проведения интересов внешней политики США в Германии», сначала финансировался из секретного фонда «плана Маршалла», потом из казны Центрального разведывательного управления, затем из Фонда Форда, позже – снова долларами ЦРУ. Скандал разразился в 1967 году, когда репортеры журнала издания «Рэмпартс» раскрыли факт финансирования ЦРУ организаций, кичившихся своей «независимостью». Публичная порка ЦРУ не изменила практик управления – они стали лишь более изощренными. Кроме того, в 1970-е годы шла разработка дополнительных, «открытых» источников финансирования из «настоящих» фондов. Крупнейшие из них – Фонд Форда, Фонд Макартуров, Фонд Рокфеллеров, многочисленные организации Карнеги стали ничем иным, как продолжением мероприятий правительства в сфере международной деятельности. Книга Френсис Стонор Сондерс чрезвычайно актуальна для России сегодня. Для понимания текущих событий необходимо знать, как был отстроен фундамент той системы, которая действует в наши дни. Многие из упомянутых фондов по-прежнему работают над проектами в отношении России, а методология и подходы сохраняются без существенных изменений. Книга также очень четко показывает, кто стоит за так называемой «неполитической» деятельностью, к которой апеллируют сегодняшние получатели западных грантов. Очевидным образом, планы по использованию «мягкой силы» во внешней политике России требуют глубокого понимания практики этой концепции в США.     Вероника Крашенинникова. Формат книги не позволяет широко процитировать работу британского исследователя Френсис Сондерс, поэтому ограничимся коротким фрагментом главы из книги «Холодная война в культуре: ЦРУ и мир искусства и литературы». Обыватели одержали в 1947 году легкую победу, добившись отмены выставки Государственного департамента, названной «Авангардное американское искусство» – подборки, состоящей из семидесяти девяти «прогрессивных» работ, в том числе картины Джорджа О'Киффа, Адольфа Гольбейна и Аршиля Горки, которые предполагалось повезти на показ в Европу и Латинскую Америку. Выставка приехала в Париж, потом отправилась в Прагу, где имела такой успех, что русские немедленно организовали ответную выставку. Официальным объяснением этого события было «опровергнуть любые замечания иностранной публики об академическом и подражательном характере современного американского искусства». «Сейчас мы экспортируем не доморощенное бренди в поддельных коньячных бутылках и не безалкогольный виноградный сок, а настоящий бурбон, выдержанный в деревянной бочке – и его справедливо можно назвать вином нашей страны», – возносил похвалу один критик. Выставка не только не продемонстрировала авангардные истоки американского искусства, а, скорее, показала всем его постыдное отступление. Энергично осужденная в Конгрессе, она была объявлена разрушительной и «не американской». Один выступающий усмотрел вредное намерение «показать иностранцам, что американцы подавлены, сломлены и находятся в жутком состоянии – полностью неудовлетворены своей судьбой и жаждут смены правительства. Коммунисты и их попутчики – сторонники «нового курса» – выбрали искусство как один из способов своей пропаганды». «Я всего лишь тупой американец, налоги которого идут на подобный хлам – кричал другой достойный предшественник Джесса Хелмса. – Если в этом Конгрессе есть хотя бы один человек, который верит в то, что эта чушь дает лучшее понимание американской жизни, то он должен быть отправлен в тот самый сумасшедший дом, откуда явился». Выставка была отменена, картины проданы со скидкой 95% как излишки государственной собственности. Отвечая на обвинения, что многие художники, участвовавшие в выставке, заигрывали с левой политикой (участие в которой было совершенно необходимо для любого уважающего себя авангардиста), Государственный департамент издал малодушный указ, запрещавший впредь всем американским художникам с коммунистическими или сочувствующими взглядами, выставляться за государственный счет. И вместе с этим «в официальной прессе должно культивироваться отношение к авангардному искусству как к не американскому». Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43641635&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes 1 Исследовательский институт в США, основанный в 1916 году. Находится в г. Вашингтон. Один из важнейших аналитических центров (think tank), специализируется на общественных науках, муниципальном управлении, внешней политике и мировой экономике. 2 Название рубрики на радио «Эхо Москвы».
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 350.00 руб.