Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Со вкусом карамели Анастасия Андреевна Толстикова Как вы думаете, мечты сбываются? Возможно, отвечу я вам. Эта история посвящена одной девушке с голубыми волосами. Нет, это не "Мальвина". Девушку зовут Маргарита, а мечтает она стать великим кондитером. Все ничего, но в первый же день после отпуска ее клиентами становятся два весьма странных парня. К тому же стали пропадать девушки, которые почему-то очень сильно похожи на Марго, из-за чего исполнение ее мечты будет под угрозой. Кто поможет ей распутать это дело? Сбудется ли в конце концов ее желание? Вот только вопрос, а желание у нее одно? А как же любовь?!…Содержит нецензурную брань. – АААА! Что ты сделала?! – закричала Ленка на меня, когда я вышла из ванны, расчесывая мокрые волосы. – Почему они у тебя голубого цвета?! – тыча пальцем в мои волосы, не унималась подруга. – Еще неделю назад, перед тем как я уехала в командировку, они были черные, – скрестив руки у себя на груди, продолжала ругаться Лена. – Ну что ты так кричишь, ничего страшного и сверхъестественного не произошло. И к тому же волосы всегда можно перекрасить обратно в черный цвет. А вообще мне это нужно для дела, – сказала я спокойным голосом, разворачиваясь к зеркалу лицом для того, чтобы посмотреть на себя и еще раз убедиться в том, что мне чертовски идет этот цвет. Лена не унималась, она пыхтела как паровоз, ее можно понять, ведь она по приезду из командировки совсем не ожидала застать меня с неординарным цветом волос. – Для какого еще дела, Марго?! Зачем? Объясни, пожалуйста! – возмущалась подруга, барабаня при этом ногой по полу. Она вообще очень бурно реагировала на мои, как она говорит, «странности». Лена не признавала ни татуировки, ни пирсинги, а теперь еще и ко всему прочему прибавился яркий цвет волос. Зато, когда недавно я возвращалась из продуктового магазина, одна девочка во дворе сказала мне, что я похожа со своими сказочными волосами на русалку. Хотя я всегда считала, что у русалки должны быть рыжие волосы, как в диснеевском мультфильме про русалочку Ариэль. Но, наверное, я безбожно отстала от современных детей и совсем ничего не знаю о нынешних мультипликационных героях. А главное, меня очень удивило то, что она не сравнила меня с девочкой с голубыми волосами из сказки про Буратино – Мальвиной. Но дело было, скорее всего, в том, что-либо цвет не тот, либо я не та, но сравнения не последовало. А может, все дело в том, что в той сказке Мальвина была одета в милое платье с рюшем и красивым большим бантом, а у меня, как ни крути, ни платья, ни банта, а только джинсы и черная кожанка. А вот, кстати, моя подруга Лена как раз-таки похожа на ту самую русалку из моего детства, так как является обладательницей тех самых ярко рыжих волос. При этом почему-то мой цвет волос казался для нее более ярким, чем ее собственный. Улыбнувшись, я подошла к тумбочке и положила расческу, которой во время Ленкиных нотаций все же успела расчесать мокрые волосы, а они у меня знатной длины – ниже талии. Когда же пришло время их сушить, я поняла, что просто ужасно опаздываю на работу. Пока Лена отходила от возмущения и попутно раскладывала свои вещи, привезенные из командировки, я схватила свои джинсы «бойфренды» и молниеносно надела их. Так как они достаточно свободного кроя, когда ты их надеваешь, создается впечатление, что ты стянула данные джинсы с какого-то хипстера, а так как они укороченные, то из-под них я спокойно могла полюбоваться своими ногами в ярко зеленых носках, на которых были изображены веселые улыбающееся мордочки Микки Мауса. Как оказалась, когда я уже стояла на пороге и попутно надевала широкую кофту крупной вязки, я поняла, посмотрев на свои носки, что забыла их переодеть. Махнув на это рукой, я обулась в свои новые беленькие сникерсы. А так как на улице уже середина мая, но еще достаточно прохладно, я решила, ничего страшного не будет, если одену еще и шапку-чулок голубого цвета. Как говорится, смех продлевает жизнь, поэтому поведу на прогулку своего клоуна в лице себя, сделаю доброе дело, получу плюсик в карму и продлю прохожим жизнь. Но самое главное, подхватить ангину мне совершенно не хотелось. Заправив волосы в шапку, и надев на правое плечо рюкзак, я попутно схватила мобильник с тумбы, после чего крикнула Ленке: – Ленусь, не дуйся, а то ты на бабку Агафью становишься похожа, которая всегда сидит в родительском дворе, только тебе не хватает, как у нее, платка на голове и рыжего толстого кота, – рассмеявшись в голос, как истинная лошадь, я выбежала на лестничную площадку подъезда. И, надо сказать, сделала это вовремя, так как в закрывающуюся дверь прилетело что-то очень тяжелое, то, что предназначалось моей легкомысленной, как считает Лена, голове. Про Ленку я могу сказать то, что она является уже на протяжении долгих лет моей лучшей подругой, с которой мы знакомы с самого детства. Она высокая, стройная рыжеволосая девушка, ее яркие волосы полностью соответствуют ее внутреннему миру, потому что она очень вспыльчивая, будто бы огонек, который такой же, как и она обжигающий, взрывной, но в то же время теплый, заботливый, ласковый. Потому в нужный момент Ленка может быть не только очень жесткой и напористой, но и доброй, и можно даже сказать ранимой. С ней мы вместе ходили в один садик, потом в одну школу и даже сидели за одной партой до самого одиннадцатого класса. Наши с Леной родители мечтали, что так же слаженно мы отправимся покорять вершины Университета Экономики и Управления города N. Но судьба в дальнейшем распорядилась по-иному, хотя мой папа ну уж очень сильно настаивал засунуть эту самую судьбу куда подальше, так как мечтал, что я пойду по его стопам и тоже буду судьей нашего города, ну или хотя бы прокурором. Но его мечтам не было суждено сбыться, так как я была с самого детства влюблена в процесс приготовления пищи. Меня покорило то, как из простых на вид продуктов можно приготовить шедевральное блюдо, от которого не только по внешнему виду и запаху человек мог исходить на слюну, но и с помощью вкуса его можно было довести до поистине райского наслаждения. Мне нравилось не просто помогать людям утолять голод с помощью еды, но и улучшать этим настроение. Жили мы с Ленкой раньше в районе, который находился очень далеко от города, из-за чего было решено, что мы с ней будем снимать квартиру в центре города. Считай, для нас студенток это не так затратно будет – снимать квартиру вдвоем, и вдобавок с подругой намного лучше, чем одной или, например, с кем-то малознакомым, мне кажется я не настолько экстремальная особа, чтобы позволить себе так опрометчиво поступать. Спустя пять лет мы обе закончили обучение, каждая нашла достойное место работы, но спустя годы мы так и продолжаем жить вместе, и нас это устраивает, парней ни у меня, ни у нее нет. Ну как нет, у меня, может, и нет, а у Ленки парень есть, но пока у них очень уж все нестабильно. Я так вообще настроена на карьерный рост, но, конечно же, как и все нормальные девушки мечтаю о настоящей и чистой любви, куда ж без этого. И только если будут чувства к парню, когда душа будет кричать «вот это он, тот, без кого мне трудно дышать», тогда я буду готова на отношения, смешно, не правда ли, но только так и никак иначе. Возможно, все дело в том, что у меня есть один индивидуум, от вида которого меня воротит, и что бы я ему ни говорила, он ни в какую не хочет меня слышать и понимать. На что надеется глупец?! Ведь однажды растоптав мои чувства к нему, он не сможет их снова разжечь, юношеская любовь так и осталась где-то там, в юности. Но сейчас не об этом. Да, порой мы с Леной спорим, но без этого никуда, так как без споров жизнь невозможна, тем более у нас разное мировоззрение на окружающий мир. Лена считает, что я уродую свое тело татуировками и пирсингами, и поэтому она была шокирована моей выходкой по поводу цвета волос. Но такова моя натура, я всегда была неординарной личностью, всегда пыталась как-то выделиться из общей массы, порой даже спонтанно. А перед тем как сделать себе ту или иную татуировку, она мне снилась, то, как она должна выглядеть, и на какой части моего тела должна располагаться, после чего я зарисовывала ее и уж потом приходила к тату-мастеру для ее реализации. Поэтому у меня имеется несколько татуировок в виде космоса на руках и ногах, а также имеются пиктограммы на спине и не только. Уж не буду говорить про то, где у меня на теле находятся пирсинги. Как же родители относились к этому? Да они, в общем–то, относительно спокойно воспринимали мои внешние изменения, папа всегда говорил: «Пусть лучше так над собой издевается, чем была бы наркоманкой или еще кем, непонятно, татуировки я переживу, но не наркотики, упаси Боже». На что мама всегда возмущалась: «Лучше бы давно нашла себе парня, чем голову забивала глупостями. Вон ведь какая симпатичная девушка, невысокий рост метр пятьдесят шесть, фигуристая, и попа, и тити, все есть, пусть не тонкая, как трость, есть, как говорится, за что подержать, но ведь мужики не собаки, чтобы на кости бросаться. А глаза–то какие у неё – карие, выразительные, а губки – пухленькие, целуй не хочу. Вот если бы она всем этим пользовалась так, как надо, глядишь у нас, и внуки бы уже были, а то двадцать пять лет, а все в девках. А все твой отец, вот скажи, Валь, зачем он девочку просил о таком, и ведь исполнила Рита его просьбу. Хотя все еще можно списать на то, что одни только татуировки на уме. Вон Петька в школьные годы как заглядывался на нашу Ритку. А сейчас что, только увидит её, ажно шарахается, как будто она его съест. Явно виной всему ее татуировки». Ну что я могу сказать, конечно просьба дедушки Игната была странная, а просил он меня о том, чтобы я сохранила свою чистоту только для того мужчины, которого по–настоящему полюблю. Многие скажут, глупость какая–то, но я почему–то до сих пор считаю, что делаю правильно, что сохраняю свою чистоту так, как и просил дедушка. Про него могу сказать то, что дедушку я любила и очень тяжело перенесла его смерть. А что касается перемены с Петькой, то они были на лицо. Ведь не буду же я родителей расстраивать и рассказывать причину такого его поведения. Конечно, я бы и сама обходила стороной человека, который чуть не лишил меня языка. А нечего было меня подкарауливать и целовать против моей воли, и совать свой противный язык мне в рот, вот я его ему и прикусила нежно так пару раз. Петька, конечно, парень не плохой, но, как говорится, «только ссытся и глухой». Кстати, по поводу моего сравнения подруги и некой бабки. Есть у нас одна знакомая бабка. И, когда я приезжаю в гости к родителям, то постоянно наталкиваюсь на нашу местную достопримечательность в лице бабки Агафьи, которой, по-моему, больше ста лет, и она не только Ленина видела в мавзолее, но и лично была с ним знакома, и поэтому странно было, что она своего жирного рыжего кота Лениным не назвала ну или на худой конец Владимиром. Но по какой-то причине, известной только ей, бабка Агафья назвала своего кота Игорем. С виду она была симпатичная старушка, но немножко похожая на бабу-ягу. Кстати, порой при виде меня она говорит странные слова, слова моего дедушки Игната: «Эта жизнь лишь подготовка к следующей, и единственное, о чем нам дано мечтать, это о том, как обрести любовь и пронести ее до конца вместе». А когда я пыталась разузнать у нее, к чему это она, так эта старая женщина выдавала следующие: «Ходют тут всякие, Сталина на вас не хватает, вся в наколках, сидела, наверное, наркоманка». Ну что с нее взять, старость – не радость, а маразм – это страшное дело. А еще, порой меня пугает ее кот, так как мне кажется, что ее рыжий толстый кот в этот момент улыбается мне… брр, однажды даже показалось, что он мне подмигнул, бывает же привидится чёрте что… Что-то я отвлеклась… В общем, что я хотела сказать – самое главное, мои родители пока что не в курсе по поводу моих волос, но в ближайшие дни мне нужно к ним наведаться, ведь мой старший брат Матвей так просто не оставит меня в покое, да и пари есть пари. А то, что касаемо Лены и ее реакции, так я к этому привыкла. Выйдя из подъезда на улицу и улыбнувшись майскому солнышку, которое чуть–чуть, но лизнуло меня своими теплыми лучами по лицу, я поправила рюкзак на плече и включила музыку на смартфоне. Услышав знакомые мотивы любимого британского фолк исполнителя Ben Howard, я помчала на работу. На улице было так хорошо и солнечно, что моему позитивному настроению и глупой улыбке мог позавидовать даже клоун из цирка. Я мчалась вприпрыжку, так как время поджимало, а получать выговор в первый рабочий день после отпуска категорически не хотелось, меня и так начальство не особо–то жалуют, так что, перепрыгнув лужу после дождя, я побежала дальше. Прохожие, завидев мое счастливое лицо, начинали оглядываться и улыбаться в ответ, думая, наверное, не им ли я случайно улыбаюсь. Оставалось практически пятнадцать минут до места работы, и, переходя дорогу на зеленый свет светофора, меня неожиданно оглушил сигнальный гудок автомобиля. Оглянувшись, я осознала, насколько большую ошибку сейчас совершила, так как за рулем красного CADILLAC Escalade сидел никто иной, как Алекс. Кстати, это именно тот индивидуум, который меня бесит, и к тому же это был практически единственный человек, который сто процентов мог испортить мне настроение. Это даже не Петька с травмированным языком, пусть мне было противно от того поцелуя, но ненависти я к Петьке не испытывала, как к этому Алексу. Он продолжал сигналить мне вслед, а после того как я сделала вид, будто он ошибся, Алекс опустил стекло машины и крикнул: – Риту-у-уляя, сладкая моя, – от услышанного я тут же припустила как ошпаренная кипятком газель. – Ну уж нет, глаза бы мои тебя не видели, – произнесла я шёпотом, себе под нос. Как же здорово, что именно на этом участке дороги был запрещающий знак поворота направо, и Алексу пришлось ехать дальше, так как мест для парковки автомобиля там тоже не было предусмотрено. Хвала небесам! Вопрос, в чем причина такого внимания со стороны Алекс, почему он решил, что мы обязаны быть вместе, ведь то, что наши отцы лучшие друзья не может сойти за причину. Да, наши отцы были знакомы еще в студенческие годы, и по долгу службы достаточно часто видятся. Но я еще раз повторюсь – это не причина доставать меня. А самое ужасное – наши родители живут в одном доме, а самое печальное – в одном подъезде, а самое чудовищное – на одной лестничной площадке, и порой наши встречи просто неизбежны. Отец Алекса, Юрий Павлович Гиев, является главным прокурором города N, а мой отец Валентин Игнатьевич Жук – мировой судья нашего города N. И только по этой причине Алекс возомнил себе, что это и есть тот самый знак свыше, и мы-таки обязаны быть вместе как «Ромео и Джульетта», но со счастливым концом этой истории, там, где они жили долго и счастливо. Я всегда поражалась этому сравнению, потому как наши родители – не враждующие кланы, а, наоборот, дружат, можно сказать, семьями. Но я уже устала ему об этом напоминать, мысленно его обзываю «тупицей», и мне не стыдно, ведь его приставания перешли все виданные и невиданные рамки моего терпения. И вообще, с чего такая любовь, и когда он успел ею ко мне воспылать?! Неизвестно. Ведь еще каких-то десять лет назад он насмехался над тем, что я возомнила себе, будто могу стать его девушкой. В моем кармане завибрировал мобильный. Как все-таки здорово, что я с утра забыла убрать режим «вибро», и сейчас я больше чем уверена, что Алекс проверяет, не ошибся ли он. Ну уж нет, обойдется, у меня нет ни малейшего желания даже лицезреть его на экране своего мобильного телефона, пусть даже с рогами, которые я вставила с помощью фотошопа. Ну а что, рога ему в самый раз, выглядят как родные и как будто всю жизнь там находились. Да, грешна, не смогла удержаться от этой маленькой прихоти. Делая дальше вид, что я не я и рожа не моя, продолжаю скакать на работу. Все же здорово, что до отеля «МОРМОНТ», напротив которого находится ресторан, где я работаю, было уже недалеко. Как же мне не хочется, чтобы Алекс узнал, где я работаю, при том, что это его излюбленное место. Ладно, буду надеяться на лучшее, все же мне уже столько лет удается от него это скрывать, надеюсь и на дальнейшую удачу сокрытия данного факта о неведении моего трудового местонахождения. Обернувшись на свой страх и риск, я увидела, что машина Алекса скрылась за поворотом, зуб даю на отсечение, что он сейчас постарается поскорее сделать крюк и вывернуть мне на встречу на следующем перекрестке. Но нет, не сегодня, потому как я была уже возле черного входа, ведущего в ресторан французской кухни «КАРАМЕЛЬ» – Жук, Жук! Ты что так долго?! – закричал Саша, выглядывая из-за двери, ведущей к черному входу ресторана. – Я уже не знаю, как тебя отмазать, шеф уже три раза про тебя спрашивал. Я сказал, что ты на складе продуктов, с бананов этикетки отклеиваешь, благо он не пошел проверять, но попросил тебя поторопиться. А ещё просил меня проверить, нет ли на твоей спине панциря, как у черепахи, а то, может, все дело в нем, и поэтому ты все никак не можешь дойти до его кабинета. – Что это Шеф сегодня хочет меня так сильно видеть, неужто за месяц моего отпуска он успел по мне соскучиться?! – искренне удивилась я. – Ведь шефу я нужна только в одном случае… – От догадки и удивления у меня даже открылся рот, который тут же подобрал Саша где-то с полу и попытался его закрыть, но тщетно. – Саня, неужели мне сегодня можно будет лично приготовить десерт от и до?! – Да-да, Рита, сегодня точно твой день, потому как опять придет важный гость, который все время пока ты была в отпуске, просит приготовить ему какой-то десерт, о котором никто не в курсе, Валентина в панике. А все, в том числе и шеф, знают, что именно твои десерты в твоем исполнении пользуются большим спросом у гостей, особенно когда Валентины нет на месте. – Ага, хоть бы раз он мне об этом сказал, а то в таких случаях он обычно говорит: «Жук, сегодня царь дозволяет тебе приготовление десерта, цени мою доброту», – передразнила я Рената Анатольевича. – Ты же сама знаешь, пусть он и строгий мужик, но справедливый, один минус – это то, что Валентина его держит в ежовых рукавицах, и лишняя похвала кому-то, кроме ее персоны, выходит ему боком. И уже шёпотом, боясь быть услышанным, Саня добавил: – Я как-то был свидетелем того, как шеф ей сказал о своем решении, о том, что ты будешь сегодня готовить для важного гостя, так там столько визга было, как будто поросёнка резали. Да-да, я и сама как-то была случайным свидетелем подобной сцены. Тогда Ренат Анатольевич тоже хотел, чтобы я готовила, а не только подготавливала нужные ингредиенты и заготовки для десертов. Я даже от воспоминаний визга Валентины поморщилась, настолько это было ужасно. Ушки мои ушки. Смеясь, мы с Сашей прошли к раздевалке, где, похлопав своего друга по плечу, который был так же, как и я, небольшого роста, но при этом спортивного телосложения, попросила: – Ладно, Сашуль, иди, скажи шефу, что я медленная сегодня, потому что пока отклеивала от бананов наклейки, превратилась в один из бананов, так что сейчас хлебну живой водицы, превращусь в «Чип и Дейла, которые спешат на помощь» и отправлюсь к нему. Произнеся все эти слова, я попутно сняла шапку, а когда волосы показались белому свету, мою речь прервал восторженный голос друга. – Рита, неужели ты все-таки решилась на это?! Ты покрасила волосы?! А что на это сказали твои родители? – вопросил мой верный друг, он знал, как родители относятся к каким-либо переменам в моей внешности. – А они пока не в курсе, – улыбнулась я, видя удивление на его лице. – Но как же тогда пари?! Ведь Матвей сказал, что ты выиграешь лишь в одном случае, если покажешься родителям, только тогда он выполнить свою часть уговора. – Ну так они и увидят. И для того, чтобы у Моти не было вопросов, он должен при этом присутствовать, ну или, как вариант, я должна буду предоставить, к примеру, в качестве доказательства, фотографию со мной, родителями и моими голубыми волосами. А вообще, хватит меня отвлекать, Саня, все остальное потом. Дай переодеться, а то шеф разорвет меня в клочья! – Хорошо, – донеслось мне вслед закрывающейся двери раздевалки. Переодевшись в форму и заплетя волосы в косу, которые после я спрятала под головной убор, чтобы их не было видно, ведь они могли бы попасть в еду, готовящуюся на кухне, а это ой как не хорошо, посмотрев на себя в зеркало напоследок, я вышла из раздевалки. Утро на работе – это всегда что-то новое: розыгрыши, подколы, порой жестокие шутки. Иногда такое ощущение, что не в ресторане работаем, а в детском саду. Но всё это не со зла, все эти розыгрыши. Вообще, работая на кухне, понимаешь, что уважение к сотруднику не имеет ничего общего с тем, как с ним общаются. Жестокий юмор – это то, что позволяет быстро снять стресс и не сойти с ума в режиме постоянной нехватки времени. Еще у нас есть закон, что если появляется привередливый гость, которому никак не можем угодить, то для того, чтобы не посрамить наш лучший в городе французский ресторан, мы просто обязаны удовлетворить его желания, например, как сегодня… Зайдя на кухню, я закрыла глаза. Как это восхитительно: запахи пряностей, свежей выпечки, божественный запах печеного мяса, и, конечно, запах горячего свежезаваренного кофе. Втянув еще раз аромат бодрящего напитка, я взяла чашку, принесенную заботливым другом Сашей, и когда уже намеревалась сделать глоток кофе, вздрогнула от крика. – Жук! Не прошло и года, как ты решила почтить нас своим присутствием! – произнес крупный, можно сказать тучный мужчина с закрученными усами, на голове которого был классический цилиндр с высокой тульей, который скрывала то, что лысина вступила в борьбу с волосами и вовсю одерживает безоговорочную победу над ними. – Шеф, я же была в отпуске, а не… Остановив мою речь рукой, на которой, казалось, вместо пальцев были сосиски, Ренат Анатольевич хмуро произнес: – Черепахи и то расторопнее. Ты пока прохлаждалась целый месяц в отпуске, у нас… – подняв одну из сосисок, именуемую как палец, вверх, продолжил: – У нас появился новый гость, и ему, как оказалось, очень трудно угодить в плане десерта. Все требует что-то несусветное от нас, того, что мы в нашем ресторане никогда не готовили. Притом он утверждает обратное, что именно здесь он отведал какое-то знатное лакомство, которое ему пришлось ох как любо. Так что, Царевна, снизойди до нас до смертных и угоди данному индивидууму. – А как же Валентина?! Неужто великая кондитерша не может справиться с поставленной задачей?! – решила я уколоть данную особу, ибо нечего ко мне вечно придираться. – И вообще, что там за гость такой, сластена-гурман, – усмехнувшись, произнесла скептическим тоном. Ренат Анатольевич одарил меня строгим тяжелым взглядом, ну очень он не любил, когда кто-то задевал его горячо любимую Валентину, все-таки жена, а больше всего он не любил, когда она начинала его пилить. Поэтому я приготовилась к тому, что меня сейчас буду за хамство отчитывать. Но вздохнув, он сказал совсем другое: – В том-то и проблема, что она не может угодить гостю, так как он все ее десерты после дегустации отправлял обратно на кухню со словами «спасибо, но не то». – Фи, какой ханжа, – нахмурившись, констатировала я факт, так как часто встречала подобных гостей, которым ну невозможно было угодить потому, как они просто относятся с пренебрежением к людям, которые ниже их по рангу, и неважно, какое блюдо ему подали, даже если это будет шедевр кулинарного искусства. – Ох, Рита спасибо хоть на том, что он их оплачивает, ты и сама знаешь, какие порой гости у нас бывают. Ну да ладно, самое главное, я не хочу посрамить наш горячо любимый ресторан, – обведя вокруг нас руками, произнес шеф. – Не для того мы здесь потом и кровью заработали мишленовские звезды, и вообще, вдруг он ресторанный критик… – Ага, который решил довести нас до белого каления, – засмеялась я в голос. Шеф погрозил мне пальцем и добавил: – Неважно, главное угодить гостю, который получил статус ВАЖНЫЙ, поэтому, Рита, я на тебя очень надеюсь, ты у нас порой очень креативна в решениях, и еще ни разу я не видел гостя, которого бы твой десерт не привел в восторг. Так что на тебе флаг в руку, – протягивая мне полотенце, он произнес с надеждой, – иди, спасай наше положение. Взяв из рук шефа полотенце, я подняла на него взгляд и удивленно сказала: – А как же насчет того чтобы, например, спросить у гостя, или хотя бы уточнить его предпочтения, как я приготовлю ему то, не знаю что, если гость такой привередливый, где вероятность того, что он не отправит и мой десерт обратно на кухню! Ну а что, ведь действительно, все может быть. – Согласен с тобой, Рита, но хочу сразу предупредить тебя, когда пойдешь к нему. Понимаешь, когда я лично с ним разговаривал, понял, что гость не из местных и не так прост, уж очень представительная внешность, интеллект в глазах. Дорогая одежда, ухоженность, подтянутая фигура, осанка, определенный темп речи, внутреннее достоинство, чего стоило кинуть взгляд на его перстни, камни явно эксклюзивные. Даже когда гость сидя смотрит на тебя, во взгляде читается такая власть, что хочется припасть на колени и молить о прощении за то, что мы не можем выполнить его такую простую просьбу. Так что будь готова ко всему. – Шеф! – подмигнула я ему. – Где наша не пропадала, и вообще русские не сдаются. Но лучше я все-таки схожу и спрошу, может, неожиданно добьюсь какого-нибудь результата, а его взгляд, – отмахнулась я, – Пусть хоть молнии из глаз пускает этот «непростой человек», в общем, буду как кремень. Ренат Анатольевич прищурил один и без того узкий глаз из-за толстых щек. И, погрозив в очередной раз мне пальцем, засмеялся: – Ой, Жу-у-ук, кремень ты наш, метр в кепке, вот кто ты. Ладно, хуже от этого все равно не будет, – произнес шеф, подкручивая пальцами себе уголок усов, и уже отойдя от меня, посоветовал, – Но ты подумай пока что над примерами в десертах. Я же в свою очередь подошла к столу, на котором оставила чашку кофе, и намеревалась его выпить, как оказалось, чашки на столе уже не было. То ли Богигул, наша уборщица, уже забрала и вымыла мою чашку, то ли кто-то забрал и выпил, но в любом случае чашки уже нет. Вздохнув, подошла к зеркалу для того, чтобы хотя бы поправить форму, раз с кофе я обломалась. Поправив на голове берет, в очередной раз порадовалась, что у нас на кухне нет четких рамок по поводу головного убора и цвета формы. Ну уж очень не любила я классические белоснежные цилиндры с высокой тульей и манжетами складок, хотя, к слову сказать, когда-то количество складок определяло мастерство повара. Помню, как нам в универе рассказывали, что самым престижным считался колпак с сотней складок. Их число совпадало с количеством блюд, которые может приготовить повар из яиц. И вообще, надевать высокий колпак была прерогатива только шеф-повара, чем и пользовался Ренат Анатольевич. Нашего су-шефа Сергея чаще всего можно было увидеть в повязке на голове или в бандане. В то время как стажер Вадим готовит всегда в колпаке, который драпируется на бок. Пилотки чаще всего носят у нас большинство кухонных работников. Повара и помощники носят колпаки или же береты, чем в данном случае я и пользуюсь, поправляя на своей голове серый берет. А самое главное, мне нравилось, что у нас в форме преобладает черный и серый цвет. Лично у меня – черный фартук и серая форма с логотипом нашего ресторана «Карамель», плюс шефу в том, что он не против такого сочетания цветов. Я напомнила себе уже в который раз мантру, каждодневно произносимую на планерке нашим шефом, в которой говорилось то, что повар может не справиться только в том случае: а) если умер, б) попал в тюрьму или же, в) лежит в больнице. Так как других оправданий у нас быть не может, повар должен выполнить свои обязательства безупречно, даже если он болен, пришел на работу с похмелья или разбитым сердцем. У нас не существует оправданий неправильно приготовленных блюд. Вот по этой причине и переживает Ренат Анатольевич, и поэтому он так взвинчен, ведь он хочет исправить положение нашего ресторана. Так как неспособность угодить гостю будет говорит о том, что мы не достойны мишленовских звезд. А потеря звезд для нас самое страшное, так как это знак престижного заведения, и отговорка «не беда, всем не угодишь» здесь не поможет, когда будут их лишать. И для того, чтобы этого избежать, я буду стараться добиться положительного результата. А пока важный гость еще не явился, и до ланча еще есть время, я могу потратить это самое время с пользой. Подойдя к рабочему месту, перебрала в памяти все десерты, которые готовит Валентина. Тем временем на рабочей поверхности стола у меня уже лежал список десертов, которые подавали гостю, и которые он забраковал. Ознакомившись со списком, у меня появилась одна идея, и я хотела воплотить ее, но дело в том, что я так и не смогла сообщить об этом шефу для того, чтобы он смог сказать свое мнение, потому как ушла в отпуск. Поэтому сегодня самое подходящее время для ее реализации. В духовом шкафу уже подходил небольшой шоколадный бисквит, на водяной бане таял черный и белый шоколад, также я приготовила полусферические формы, которые покрыла растопленным черным шоколадом и отправила в холодильную установку для того, чтобы они застыли. Из рабочего процесса меня вывел голос Рената Анатольевича: – Катя! – это наш администратор в зале гостей, которая следит за работой официантов и контролирует их, а также периодически передает персоналу зала просьбы шефа. – Катя! Скажи своим охламонам, чтобы они предлагали гостям сибас с пятнадцатью процентной скидкой, уж больно его много, нельзя чтобы он испортился. Обычный рабочий день. Когда я уже хотела вернуться к приготовлению, меня кто-то сильно толкнул, повернувшись, я встретилась с полным ненависти и презрения взглядом Валентины. Вот что она пристала ко мне с самого первого рабочего дня, это просто ужас столько лет меня достает. Разве я виновата, что готовлю лучше этой статной, высокой пепельной блондинки. Просто в десерт, да и в любое блюдо нужно душу вкладывать, а не свою ненависть. Не дождавшись от меня никакой реакции, Валентина, скрестив руки на груди, произнесла хриплым голосом, который ну никак не соответствовал ее внешности: – Здравствуй, здравствуй, Рита, что делала в отпуске, в Таиланд летала поди? – Ну что вы, Валентина, Таиланд – это исключительно ваша прерогатива, как я могу летать туда на отдых с зарплатой простого помощника кондитера. Нет, я всего-навсего ходила на мастер-класс Кристофера Боссе. – После этого я спокойно стала ждать реакцию Валентины, и она незамедлительно последовала – ЧТО?!!! – завопила она. – Как тебе удалось попасть на мастер класс к Боссе?!!! Я уже пять лет пытаюсь к нему пробиться, столько заявок подано на участие, и ничего, слышишь, ничего не получилось, так почему тебе удалось это? – Оказывается, когда она кричит, то действительно ее голос похож на визжание поросенка. Прищурившись, она произнесла ядовито, тыкая в меня пальцем. – Да тебе поди папочка помог?! – Ах-ха-ха! – засмеялась я. – Валентина, вы что-то путаете, сами подумайте, где Кристофер Боссе и где мой папа, это разные люди, у которых сферы деятельности ну совсем не совместимы. Одно могу сказать, это было простое стечение обстоятельств, которое решило мое дальнейшее присутствие на мастер-классе. С этими словами я отвернулась от Валентины, показывая тем, что продолжение разговора не имеет смысла. Никогда не поверю, что ее просто интересовало то, как я провела отпуск, ну, не такой она человек, явно есть какая-то причина в такой заинтересованности моей персоной. И Валентина таки все же раскрыла истинную причину, по которой подошла ко мне. Впившись своими пальцами мне в локоть, развернула к себе лицом и прошипела: – На мое место метишь, тварь, хочешь стать главным кондитером? – практически выплюнув эти слова мне в лицо. Я демонстративно сделала вид, что как будто вытираю рукой оплёванное ею лицо, после чего мило ответила ей: – Фи! Валентина, ну что за моветон. Ну, разве я виновата, что в данном случае ваши десерты не пришлись ко двору?! – Дерзишь мне, деточка, – все не унималась она, – Я еще добьюсь того, чтобы Ренат тебя уволил. О–хо–хо, какая вредная особа, ну истинный банный лист, прилипла и не хочет отлипать от меня. – Я всего лишь постараюсь исправить положение дел нашего ресторана. Заметьте, не я это предложила, а именно Шеф. Я с голливудской улыбкой отодрала пальцы Валентины от своего локтя и опять отвернулась. На этот раз она от меня отстала. С пыхтением разъяренного быка, она ушла в кабинет к шефу, поди, жаловаться как обычно будет, а я чё, я ни чё. Разве есть в том моя вина, что мне улыбнулась удача в виде бампера с капотом, который меня чуть не сбил, и благодаря этой же странной удаче я попала на мастер-класс знаменитого французского кондитера Кристофера Боссе, ведь все происходящее было действительно одной большой случайностью. Ведь в тот момент, когда черный BMW решил на меня наехать, я как раз по эмайлу получила уведомление, что не попадаю уже в четвертый раз на мастер-класс. Разве я виновата, что от переизбытка чувств встала как вкопанная посреди проезжей дороги, прямо перед машиной, которая еле-еле успела затормозить, чуть-чуть задев мое бедро. И уж тем более никак я не могла ожидать, что именно из этого автомобиля выбежит обеспокоенный Кристофе Боссе, и с сильным акцентом произнес: «О! Бедный мадемуазель, ви цели, ми мёзим вас довисти до госпиталь?» Но от больницы я отказалась, ничего ведь страшного не произошло, но зато не отказалась от предложения подвезти. Так, а что теряться, нужно брать быка за рога, раз есть такая возможность лично пообщаться с великим и ужасным Боссе. Поэтому я не постеснялась попросить у него одно приглашение на свое имя для участия в мастер-классе. На что он сказал: «Это такёй пюстяк, для милёи мадемуазель». При мне он тут же набрал номер организаторов мероприятия и назвал мои данные для регистрации, после чего мне скинули пропуск по все той же электронной почте. Из-за воспоминаний я не услышала, как меня зовет администратор Катенька, а так как я все еще не откликалась, она подошла ко мне, и в тот момент, когда мне нужно было повернуться для того, чтобы вытащить готовый бисквит из духового шкафа, я наткнулась носом на наманикюренный красным лаком пальчик Кати. Вот почему интересно многие блондинки модельной внешности любят ярко красить ногти, хотя, скорее всего, это мои предрассудки. Переведя взгляд на ее огромные голубые глаза, которые смеялись, она ткнула мне пальцем в нос и произнесла: – Дзинь-дзинь, Рита, проснись! – и засмеялась, ну прям как колокольчик. – Опять вся в работе, зайка, что, как обычно, ничего не замечаешь вокруг себя? А, между прочим, меня шеф просил предупредить тебя, если придут важные гости. – Последнее слово она протянула. – Так вот они пришли, и еще, когда я лично принимала у них заказ, то предупредила, что к ним подойдет кондитер для уточнения некоторых деталей по поводу десерта. При этих словах Катенька начала накручивать свой белокурый локон себе на пальчик. А я в свою очередь спросила: – А гость что, не один? – Да! – вздохнула Катя и мечтательно продолжила: – С этим, которому не могут угодить, всегда его друг ходит, ну или не друг… В общем, неважно, но факт в том, что этот второй такой славный на лицо, потому как он так мило улыбается… Ммм, я бы не отказалась с ним встретиться в неформальной обстановке. После ее слов раздался резкий удар сковороды об пол, и когда я повернула голову на шум, поняла, кто являлся причиной данного шума, это был мой друг Саня, ох, он явно был свидетелем слов Катеньки, а ведь он тайно влюблен в нее. От мыслей о друге меня отвлек крик: – Катерина! – это был Шеф. – Ты что, все еще на кухне, марш в зал, а то гости столпятся, как стадо, и не буду знать куда им садиться, будут только блеять. – И погрозил ей пальцем. Катя, взвизгнув, помчалась на своей шпильке в зал, вот как она не устает на ней целый день ходить. Я же в свою очередь подошла к зеркалу поправить и проверить форму на наличие грязи, после чего вытащила косу наружу, ну а почему бы и нет. Вздохнув поглубже, вышла в зал. Ох, и нравится мне наш ресторан! Этот дом, пожалуй, самое романтичное здание нашего города, ведь он не только очаровательная частичка старого города N, но еще и архитектурный памятник любви, возведенный аристократами девятнадцатого века в честь возлюбленных, которые там жили. А еще он просто уютный, хоть и на тридцать столиков рассчитан. Вдобавок, и самое главное, наш ресторан завораживает своей роскошью. Вся мебель отделана лучшими тканями шоколадного и молочного цвета, необычный декор заставляет посетителей чувствовать себя в центре чего-то грандиозного. У меня порой складывается впечатление, когда выхожу в зал к гостям, что я нахожусь в сказке. Кроме столиков, размещающихся посередине зала, параллельно линии окон находятся кабинки, они отделены между собой аквариумами с настоящими рыбками. Стены и пол отделаны в шоколадно-золотом цвете, а каждый вечер у нас поет профессиональная группа, которая удачно сочетает в себе электронные инструменты и саксофон. Пока я шла к гостям, то мысленно обдумывала все, что буду им говорить. Ну, не люблю я распинаться. Главное, улыбку по шире, глаза пожалостливее, авось, бить не будут. Подходя ближе к гостям, мне сначала показалось, что сидящие за этим столиком симпатичные парни, которым с первого взгляда можно предположительно дать по двадцать пять лет, разговаривают между собой на иностранном языке, причем на неизвестном мне ранее языке. Слегка растерявшись, я чуть замедлила шаг, но смысла останавливаться уж не было, так как находилась напротив их столика, и сделав последний шаг, парни резко замолчали, после чего повернулись в мою сторону и для того, чтобы не тянуть кота за хвост, стараясь не сильно пялиться на них, я произнесла: – Добрый день, господа! Для начала посмотрела на блондина, который понравился Катерине. В ответ он мне улыбнулся. А он ничего: зеленые глаза, прямой нос, волосы длинные, явно ниже плеч, прибранные в хвост, в зеленой рубашке с расстегнутым воротом, у него, можно сказать, утонченные черты лица. И когда я повернулась ко второму гостю, то наткнулась на холодный и, можно сказать, тяжелый, изучающий взгляд серых глаз. Парень пристально смотрел на меня, а я на него, а посмотреть-то было на что. Хоть он и был, как мне показалось сперва, худощав, но его это совсем не портило. В его пронзительном взгляде чувствовалась и сила, и властность, такое ощущение, что он может как будто увидеть всю твою подноготную. Его длинные иссиня-чёрные волнистые волосы были по подбородок, слегка смазанные гелем, от чего завитки его волос были отчетливо видны. Лицо было гладко выбрито. Прямой нос, пухлые губы, в общем, правильные черты лица. Одет брюнет был в голубую рубашку с длинными рукавами, которые были закатаны до локтя и открывали вид на сложенные в замок руки, которые лежали на столе. А еще я заметила, что таки да, перстни там присутствовали, и огранка камней действительно была необычна. И если блондин так и лучился как солнышко, то брюнет был грознее тучи. Из раздумий меня вывело тихое покашливание с последующими словами: – Я Вас слушаю! – Вот это да! Какой голос! От него по моей спине даже мурашки пошли, потому как говорил брюнет, низким бархатным голосом, я практически никогда не встречала мужчин с таким тембром. А когда, опомнившись, мои щеки покраснели, от того что так пристально рассматривала брюнета, я постаралась не обращать на это внимание, после чего улыбнулась как можно шире, как будто бы причина покраснений моих щек была натянутая улыбка. От брюнета данный факт не укрылся, и поэтому на его каменном лице ожила левая бровь, которая в свою очередь изогнулась, и уже настала очередь брюнета изучать меня, но при этом его взгляд серых глаз был все еще достаточно холодными как лед. Я же повторила ранее сказанное: – Добрый день, господа! Меня зовут Маргарита, и сегодня я буду вашим кондитером. При этих словах я хотела перевести свой взгляд на блондина, который все так же улыбался, но мне не дал продолжить начатое предложение брюнет, холодным голосом он язвительно произнес: – Это конечно замечательно, но для чего нам нужно знать ваше имя, Маргарита? Не думаю, что данная информация нам нужна для того, чтобы получить десерт. Так для чего же вы почтили нас своим присутствием? Посмотреть брюнету прямо в глаза и выдержать его, как мне показалось, надменный взгляд было, конечно, тяжело, не отвернуть и не посмотреть куда-нибудь в другую сторону, например, в пол, потому как взгляд его стал жестким властным, сразу стало понятно – человек явно привык командовать, а не подчиняться. Но есть одно маленькое «но», я бы боялась всего этого, если бы не моя горячо любимая маман, Зоя Михайловна Жук. Все дело в том, что ее взгляд ничуть не уступал взгляду гостя, а что хотите, она у меня в морге работает, так что, как говорил Шарик из Простоквашино, вот вам индейская национальная народная изба, «фиг-вам» называется. Поэтому в очередной раз блеснув своими белыми зубами, я невозмутимо ответила: – А вся сказанная мной информация была для того, чтобы я могла у вас, господа, осведомиться о ваших предпочтениях относительно десерта. Ну, уж очень шеф-повар нашего горячо любимого ресторана, – обведя руками вокруг, продолжила говорить, – Хочет вам угодить с десертом. И поэтому я здесь и очень жажду быть в курсе данного аспекта для того, чтобы вы остались довольны. И, пока я произносила свою пламенную речь с язвительными нотками, брюнет как-то расслабился что ли и в позе, и во взгляде, потому что пока я говорила, он сменил позу, поставив локоть на стол, а подбородком упершись в ладонь. И, по-моему, он начал скользить по мне взглядом снизу-вверх, переходя от ног к глазам. Такое ощущение, что сейчас он меня оценивает. Ну а я что, внимание симпатичного парня, от которого меня не тянет блевать, всегда приятно. Поэтому пусть смотрит на здоровье. Когда же я закончила говорить, брюнет выпрямился со словами: – Даже так! Как интересно! А скажите, пожалуйста, Маргарита, – как бы смакуя мое имя, произнес он. – Можно ли у вас узнать, как давно вы работаете в данном ресторане кондитером? Ну а почему бы не ответить: – Примерно четыре года. – Да?! – удивленно произнес парень, переглядываясь со своим другом. – Тогда скажите, пожалуйста, признаюсь вам сразу, я не привередливый в плане десертов человек, – окончательно оттаявший, он произнес спокойным голосом, не сводя с меня взгляда. – Но вот однажды, в конце прошлого месяца, мне удалось у вас отведать один десерт, и он был великолепен, никогда подобного я не пробовал, да что там говорить, он запал мне в душу. И когда в следующий раз я пришел опять к вам в ресторан, на мою просьбу принести этот десерт обслуживающий персонал уставился на меня с выпученными глазами, как будто я нес какую-то чушь. А все мои попытки объяснить им, увенчались крахом, и тогда я понял одну простую истину, что о данном десерте просто никто не слышал, – разведя руки в разные стороны, вопросил брюнет. – А девушка, которая нас обслуживала в тот день, как мне сказали, больше уже не работает здесь, разве Маргарита такое возможно? Где вероятность того что вы в курсе? И тут меня начали терзать смутные сомнения, что вероятно-таки я действительно знаю, что это был за десерт. – В тот день, я намеривался лично поблагодарить кондитера и выразить ему свое восхищение, но не смог, было много важных дел. Теперь понимаю, какую ошибку я допустил. – с сожалением произнес брюнет, облокотившись на бархатную спинку шоколадно-молочного диванчика, все так же следя за мной своим пронзительным взглядом. Но увидев мое выражение лица, брюнет вопросил: – Чему вы так радуетесь, Маргарита? – нахмурившись, ледяным голосом потребовал ответа парень. Я в свою очередь поспешила его успокоить: – Я просто хотела сказать, господа, что сегодня вы получите заветное угощение, которое вам так пришлось по вкусу. И надеюсь на то, что вы так же останетесь довольны, – я постаралась улыбнуться достаточно теплой, можно сказать доброй улыбкой брюнету, чтобы он понял, я не хотела как-то обидеть его. Тут меня отвлек голос блондина, наклонившегося в мою сторону, который промурлыкал: – Маргарита, ну неужели вы сможете наконец-то осчастливить моего друга, хочу сказать, если вам, дорогая, удастся это сделать, я расцелую ваши милые ручки. После чего блондин подмигнул и уже намеревался встать из-за стола, чтобы взять меня за руки, как его резко остановил все тот же холодный голос брюнета: – Кстати, – заполучив мое внимание обратно на себя и уже более мягко он продолжил, – Прошу прощения, Маргарита, за грубость, я имею в виду то, что вы нам представились, а я так грубо себя повел. Простите за то, что проявил неуважение по отношению к вам и не ответили тем же. Так что, позвольте представиться, меня зовут Эрик, а это мой друг Урик, не удивляйтесь нашим именам, просто мы здесь проездом из далекой страны. Пока я удивленно смотрела на брюнета, он привстал и, подойдя, взял мою руку в свою и поцеловал ее горячими губами, проделывая все это, он смотрел мне прямо в глаза. Я аж оторопела от его действий… О Божечки, кто-нибудь остановите мурашки, они сейчас сведут меня с ума! Когда же Эрик выпрямился, я смогла рассмотреть, что помимо рубашки одет он был в черные джинсы, которым я не особо придавала значения, ведь только сейчас я поняла, что, ох, как я ошиблась, описав его как худощавый. О нет, он не худощавый, а достаточно стройный сильный парень, с узкими бедрами, и вдобавок он высокого роста, я ему еле доставала до плеча, а что с меня взять, когда мой рост метр с кепкой в прыжке. Еле выдавив из себя слова, смущенно и как-то тихо я произнесла: – Очень приятно познакомиться, – при этом облизнув вмиг пересохшие губы. По вновь ожившему заинтересованному взгляду Эрика можно было понять то, что ему понравилась моя реакция, но не понравилось то, что я попыталась вырвать руку из его захвата, потому как он тут же нахмурился. – Маргарита, что вас смутило? – все так же хмуро спросил он, отпуская мою руку и усаживаясь обратно за столик. – Извините меня за такую реакцию, господин Эрик, просто я не привыкла к подобной манере знакомства. Гости не утруждают себя тем, чтобы представиться обслуживающему персоналу, а тем более ваш поцелуй руки, он просто меня смутил, – и искренне добавила, – Но не подумайте ничего такого, мне действительно очень приятно с вами познакомиться, господа. – Можно просто по имени к нам обращаться, Маргарита, мы будем только рады. – Да, и я тоже рад знакомству, – произнес Урик, тем самым напоминая о своем присутствии. – А теперь разрешите мне откланяться на кухню и приступить к работе. Получив одобрительные кивки от парней, я поспешила уйти из зала, при этом чувствуя на себе чей-то пристальный взгляд. Мама дорогая, так я еще никогда не краснела, по-моему, сейчас я истинный сеньор помидор. Зайдя на кухню, я поспешила в душевую, где мы после работы часто моемся. Умыв лицо, я закусила губу, так как перед взглядом до сих пор стоял Эрик с его серыми как грозовое небо глазами. «Всё, Марго, приходи в себя и иди – готовь», – напутствовала я сама себя, приводя свои мысли в кучу, тем более что сегодня все складывается так удачно. В ресторане за седьмым стариком Эрэлим и Аурик – Эрэлим! Эрл! Что это сейчас было?! – помахав перед лицом друга, Аурик окликнул его еще раз, – Эрл, очнись и отвлекись от девушки, у нее сейчас по твоей вине дыра в спине образуется, хватить ее сверлить, – усмехнувшись, произнес Аурик, ведь он впервые был свидетелем странной реакции друга на девушку. – Рик, ты не понимаешь, она… она, не могу подобрать правильные слова, необычная что ли, я таких никогда не встречал, – как-то растерянно произнес он. – Ага, необычная, у нее же синие волосы, если ты, конечно, это заметил, – смеясь произнес Рик. Эрл нахмурился: – Для начала не синие, а голубые. И вообще, не перебивай! – грозно произнес он и продолжил дальше свою речь, после того как Рик поднял в примирительном жесте руки. – Многие при разговоре со мной, особенно девушки, стараются опустить и спрятать взгляд, а в этом мире людей очень легко прочесть, даже не пользуясь ментальной магией, чтобы узнать, о чем они думают. От них ощутимо пахнет страхом, ты и сам понимаешь, что маги это очень хорошо чувствуют. Но Маргарита, она не так проста, как кажется. Увидев вопросительный взгляд друга, Эрл пояснил: – Во-первых, мне не удалось проникнуть ментально в ее голову, во-вторых, при разговоре, а впоследствии при поцелуе руки, она ни разу не отвела от меня взгляда и прямо смотрела мне в глаза. И знаешь, в ее карих глазах я не заметил ни страха, ни отвращения, вообще ничего, да она была удивлена, и даже пару раз смущена, и в основном только из-за поцелуя, – усмехнувшись, произнес Эрл, вспоминая реакцию девушки, после провел рукой по волосам, тем самым взъерошив их. Ведь еще такого никогда не было, чтобы он – Эрэлим Пуриэль, будущий глава тайной императорской службы, не мог ментально воздействовать на любое живое существо и узнать все, о чем оно думает. – Знаешь, у меня такое ощущение, – продолжил он задумчиво, – Будто мы с ней еще не раз встретимся, но это произойдет не сегодня и не завтра, но это точно произойдет. Только вот почему, а, самое главное, какова причина возможной встречи… И пока Эрл думал о причинах таких мыслей, хлопок по плечу вывел его из раздумья. Он вопросительно посмотрел на Рика, и тот не заставил себя долго ждать и сказал с улыбкой: – Эрл, а, может, все-таки в тебе проснулся матушкин дар?! – Стой, нет Рик, только не нужно говорить об этом, дар предвидения – это не дар, а какая-то обуза, я даже сказал бы, что это проклятие. Тяжело видеть будущее, а тем более будущее родных, видеть причину их смерти, наблюдать, как они умрут и не в силах помочь им, так как Серый бог не допустит вмешательств в ход событий, которые предначертаны. Если ему самому нужно что-то изменить, только тогда он соизволит сообщить о возможности все исправить и предотвратить трагедию. А самостоятельно нам это сделать не дано. Аурик пожалел о сказанном, увидев тут же помрачневшего друга, для которого тема про дар матушки до сих пор была тяжелой. Но ведь вероятность того, что Эрл все же этот дар унаследовал, оставалась. И вообще, Эрэлим очень сильный маг, но пока с нераскрывшимся еще в полной мере потенциалом по причине своей молодости. Поэтому Рик решил сменить тему разговора и, потирая запястья рук, на которых были два массивных накопителя магической силы, произнес: – Эрл, знаешь, что хочу тебе сказать, я до сих пор не могу привыкнуть, что в этом мире так мало магии, как они здесь живут, тут только одни магически крохи, которые с трудом впитываются в наши накопители. Мы так долго будем накапливать энергию для возврата домой… Кстати, вопрос на засыпку, когда мы уже отправимся домой? Тут, конечно, интересно, не только технологии, но и очень красивые и раскрепощенные девушки, но все-таки сдерживать себя в магии я не привык. И, Эрл, я повторю сейчас свой любимый вопрос, которым мучаю тебя уже около месяца, если не больше. – Рик уже без тени улыбки, вмиг собравшись и посерьёзнев, произнес, – Скажи, пожалуйста, для чего мы отправились в этот странный мир, какова была причина такого скоропалительного отбытия? – скрестив руки на груди, он тем самым показывал, что настроен решительно и добьется ответа на поставленный им вопрос. Эрл вздохнул, так как знал, что рано или поздно ему придется рассказать о причине нахождения их здесь. Он подождал, пока официантка поставит принесенный им кофе, называемый «эспрессо», который очень ценится здешними жителями. Как только официантка с веснушками удалилась, Эрэлим поставил магическую защиту вокруг их столика, чтобы они могли быть спокойны, что их никто не услышит. – Рик, для начала я постараюсь сообщить, когда же мы все-таки отправимся домой. По моим подсчетам это произойдет приблизительно через два месяца. Но как ты уже понял, для того, чтобы наше отбытие было реальным, нам нужно наполнить кристаллы артефакта магией. А что касаемо причины нашего здесь нахождения, могу сказать, что наша задача заключается в том, чтобы разузнать обстановку, а самое важное, где же все-таки находятся места с сильной магической энергетикой, так как переход сюда был действительно достаточно энергозатратным. Но к огромному нашему всеобщему сожалению в поисках этих мест мы пока что не очень-то и преуспели. А причина тому, что этот мир намного больше, чем наш, к тому же мы ничего о нем не знаем, информации у нас ноль, особенно, что касаемо нужных нам мест. Поэтому приходится бывать в разных уголках этого мира, чтобы хоть что-нибудь разыскать. – О, мы вроде первооткрывателей! – усмехнувшись, сказал Рик. – Ведь до нас, я так понимаю, здесь еще никто не бывал. – Да, можно и так сказать. Кстати, ты выполнил просьбу по поводу сбора информации о местах скопления магической энергии для того, чтобы я смог переместиться и проверить их? Времени все меньше, та информация, что мы добыли, не оправдала ожидания, – сощурив глаза, Эрл лукаво произнес, – Или ты занят только тем, что девушек местных соблазняешь? Ты все-таки не забывай о том, кто из нас больше просится домой. – Что ты! Эрл, как ты мог подумать такое обо мне?! – Рик, увидев скептический взгляд друга, поскорее решил продемонстрировать папку с имеющейся внутри информацией по миру именуемым как «Земля». – Я трудился, как гном на рудниках, добывая золото и магические кристаллы. За их столиком раздался смех, а затем последовали ироничные слова Эрэлима. – Да-да, конечно, видел я твои рудники, рыжеволосые и длинноногие, трудился ты славно. – Протянул последнее слово Эрл, смеясь над другом, – даже полог тишины, который ты поставил с помощью артефакта из-за нестабильной здесь магии, дал сбой. И мы с бедным графом Бефором, который то краснел, то бледнел, не могли напитать энергией кристаллы артефакта, который после завершения наших дел должен перенести нас обратно в мир Джеремэль. А знаешь почему? Что глаза отворачиваешь? Потому что кто-то очень долго охал и ахал, и граф из-за этого постоянно сбивался. Ты же знаешь, что наш граф высокоморальный человек, он считает, что до заключения брака в храме семи богов, у мужчины и женщины не должно быть постельных утех. – Вот же ж бездна! Я как-то позабыл об этом, – скривившись от досады, Рик заключил, – А я-то еще думал, почему это граф на меня так странно за завтраком смотрел, – и тут же засмеявшись, Аурик добавил, – Ну что я могу сказать в свое оправдание… Да ничего, так как здешние девушки очень сильно раскрепощены и это их местное выражение «секс без обязательств» меня просто сводит с ума, а внешний вид, Эрл, ты же сам видел эту их откровенную одежду, ммм, – протянул мечтательно Рик. – И вообще, благодаря одной из девушек, Варе или Лисане, не помню, в общем, кто-то из них помог мне овладеть таким умением как пользованием всемирной паутиной, именуемой как интернет. Оттуда я и нашел всю эту информацию, которая у меня в папке, – и прежде чем протянуть Эрэлиму папку для того, чтобы тот ее изучил, Рик ею демонстративно потряс, показывая тем, что он все же работал. – Я, Эрл, только хочу добавить вот что. Когда я сравнивал наши миры, понял одну очень важную вещь – мы достаточно близки по сравнению примерно с концом девятнадцатого и началом двадцатого века этого мира. Попутно слушая информацию от Аурика, Эрэлим открыл папку, и начал просматривать изображенные окрестности, так же он с интересом рассматривал людей, которые были одетых по местной в те времена моде. Да, Рик был прав, их мир, именуемый как Джеремэль, действительно был схож с земным миром. Ведь он уже успел заметить, что природа, многие животные примерно такие же, как в их в мире, даже в еде особо нет изменений, не беря в расчет местный земной фаст-фуд. Конечно, не все идентично, но многое. А на то, что смотрел сейчас Эрл именовалось под изображением как старая Англия, и, глядя на ее окрестности, он как будто бы очутился не надолго в своем родном мире, в районе с выложенными камнями мостовыми, многочисленными узкими улочками ,где расположены витрины магазинов, чайных, булочных, рестораций и аптек. Пусть в их мире они уже давно не используют экипажи, которые находятся на конной тяге, отдав предпочтение перемещаться по городам на летающих механических экипажах именуемые как «МехКрест» (механизм, работающий на кристалле). И все равно они были очень схожи. А тем временем Рик продолжал свой отчет: – В общем, под основу для сравнения я взял старую Англию, потому как с другими народами мы никак не пересекаемся в схожести развития и быта, – промочив горло, отпив тем самым из стакана воды, он продолжил, – У них уже давно нет здесь монархии, точнее есть, просто не везде. И в одних странах короли обладают абсолютной властью, а в других их титул только всего лишь дань традициям. Сейчас, конечно, мы, можно сказать, отстаем от этого мира в развитии технологий и освоения космоса, у нас до этого еще ох как далеко. Но при этом у них нет того, что есть у нас, а именно магии, и поэтому, когда мы достигнем развития их уровня, мы будем значительно отличаться, так как магия кристаллов уже плотно вошла в нашу жизнь. Да, у нас нет электричества такого как здесь, его нам заменяет опять-таки кристаллы, и нефти нет, которая загрязняет окружающую среду, так как опять-таки у нас есть кристаллы, благодаря им у нас нет таких отходов как здесь в этом мире. Помолчав немного, Рик, вздохнув, продолжил: – Здесь не плохо, но дома в сотню раз лучше. Ты же сам знаешь, какого эльфам в городе, природа наше все, а на Земле она такая молчаливая и совсем не реагирует, когда пытаешься с ней поговорить, я уже не говорю про то, чтобы уговорить ее поделиться с нами жизненной энергией, она здесь как будто бы спит. А что касаемо мест скопления наибольшей магической силы, то вот карта, я отметил более-менее подходящие точки, где когда-то были язычники, те, что поклонялись не одному богу, а нескольким, постоянно проводили свои обряды и ритуалы. С минуту Рик посмотрел на друга, сощурив глаза, и в итоге попросил: – Эрл, не думай, что я забыл свой вопрос, так что давай не тяни с ответом. Я не думаю, что мы тут только ради магических мест, какой в этом смысл?! Открой завесу тайны, для чего же мы прибыли сюда, сколько ты будешь еще ходить вокруг да около. От разговора, отвлек голос официантки: – Господа, ваша телятина с белыми грибами и тимьяном, приятного аппетита. Когда девушка ушла, Аурик потребовал: – Не молчи, меня мучает этот вопрос давно, с того дня, как ты попросил меня присоединиться к тебе для того, чтобы отправиться к императору. Это, конечно, почётно, что на такую серьезную миссию, как переход в другой мир, сам Аркон выбрал нас, но вопрос «для чего?» так и стоит ребром. Эрл, тебя не смущает это огромное количество «ПОЧЕМУ»? – произнес Рик, приступая к обеду. За разговором Аурик забыл про свой кофе, он уже остыл, и когда он хотел сам его подогреть с помощью магии, его опередил друг, тем самым напоминая, что Рику не стоит пользоваться своей силой. Когда Рик, увидев пар из чашки, взял ее для того, чтобы отпить уже горячий ароматный напиток, как в этот момент Эрл произнес: – Отвечаю на твой вопрос. Дело в том, что перемещение сюда было просьбой провидицы Енохи. От неожиданности Рик поперхнулся кофе и сиплым голосом произнес: – Как?! Аркон ходил к Касдеи Еноха?! – ошарашенно спросил он – В том то и дело что нет. Великая провидица Серого Бога сама попросила аудиенцию у императора. И именно она настаивала на том, чтобы мы с тобой и графом Бефором Часаном отправились сюда. Аурик присвистнул, так как он знал, что к великой провидице, которая поклоняется самому Серому Богу, было невозможно попасть, ей нужно было заранее прислать в письменном виде – просьбу о возможности принять гостя. Она никогда не отвечала на звонок кристалла связи и вообще чаще всего отказывала, а порой даже не открывала письма, присланные ей, потому как заранее знала, что там. Очень редко она удостаивала своим присутствием, а если и оказывала честь, то в такие моменты местные сплетники говорили, что к Енохе обратился сам Серый Бог с такой просьбой, раз она лично пригласила к себе или прибыла куда-либо сама. Ну, а Бог по известным древним летописям обращался к ней только в редких случаях, когда было или будет нарушено равновесие их мира. Все это Бог делал для того, чтобы предотвратить страшные последствия и не дать возможности им исполниться. Рик помнил еще со студенческих времен, как на лекциях по истории мира Джеремэль им рассказывали о самых известных случаях обращения Бога к провидице. Когда была Великая война, где благодаря Касдеи прадед Аркона Кервиэль – Анаким Кервиэль – стал императором Джеремэль. Затем было восстание мертвых, которые пытались совершить покушение на сына Анакима – Ранока Кервиэль, который должен был стать следующим правителем империи. На Ранока Кервиэль было совершено покушение с целью свергнуть будущего императора с трона, где во время коронации был убит наследник Ирин Кервиэль, который так и не успел стать следующим императором в роду Кервиэль. Поэтому его место занял его сын, тогда еще четырнадцатилетний Аркон, которого спасла Касдея Еноха за месяц до нападения, заставив императора Ранока спрятать внука в городке Гундэл под покровительство магической школы и высшего университета магии. Гундэл считается самым защищённым местом, ведь он находится под защитой семи богов, которые не допустят нападения на городок или появления на территории учебного заведения кого–либо без их на то разрешения. А самое интересное в том, что первое восстание было совершено более трех тысяч лет назад, так, сколько же лет Касдеи Енохи, ведь и тогда она уже была не молода. Это еще одна отличительная черта земных людей, а именно их возраст – жители мира Джеремэль живут намного дольше. Тем временем Эрэлим продолжал говорить: – Именно Еноха дала Аркону необычный древний артефакт, который помог нам сюда переместиться. – ААА! – воскликнул Рик. – Это вот откуда взялась эта странная кость! – он не переживал за то, что их разговор будет услышан. Во-первых, они с Эрэлимом разговаривали на языке их мира, а, во-вторых, Рик знал, что друг уже давно поставил полог тишины. Из-за нехватки в этом мире магии она у Рика была нестабильна, а Эрл всегда относился ответственно к тому, чтобы лишних свидетелей их разговора не было. Да и стабильностью в магические силы друг во много раз превосходил Рика и графа Чесана вместе взятых, недаром Эрл занимал такую высокую должность в тайной службе императора. – Рик, – невозмутимо продолжил разговор Эрл, – Во-первых, это не простая кость, а кость, которая принадлежала древнему магическому существу, жившему много тысяч лет назад, – он поднял руку для того чтобы заранее остановить друга, видя как тот хочет задать ему следующий вопрос и зная то что тот спросит, ответил заранее. – А необычность в данном артефакте в том, что это существо раньше называли Симург, которое могло перемещаться сквозь пространство и время сам либо в сопровождении без вероятности остаться блаженным и потерять разум от перехода. – Но ведь это легенда, Эрл, – удивленно сказал Аурик. – Как видишь, нет. Просто из-за того, что не только самостоятельно Симург мог перемещаться в пространстве, но и его частичка плоти, которая тоже обладает возможностью переноса – будь то шерсть, когти, перья, яйца невылупившихся птенцов, но и кости, из-за этого Симурги были на особом счету у артефакторов, которые за них платили огромные деньги. Впоследствии так Симургов и истребили. Вот и эта кость, украшенная многочисленными красными кристаллами с самой сильной накопленной в них энергии, помогла нам втроем сюда переместиться. А по причине того, что мы истратили эту огромную энергию кристаллов, нам и приходится сейчас наполнять их крохами той магической силы, которую мы сейчас добываем благодаря амулетам, надетых на нас, но проблема вся в том, что этого все равно мало. Уже решив приступив к обеду, который не остывал с помощью магии Эрэлима, Рик вспомнил про вино, поэтому он подал знак официантке, для того чтобы она принесла ранее одобренное ими вино. Когда же девушка удалилась, Рик покрутив бокал в руке, а после пригубив его, задал следующий вопрос: – Я все равно не понимаю, для чего именно мы здесь, что еще помимо информации об этом мире и накоплении энергии мы должны сделать, как-то ты Эрл не торопишься объяснять причины нашего присутствия здесь? – прищурившись, вопросил Рик с укором. – Урик, думаешь, я знаю?! – недовольно выпалил Эрл. – Еноха мне ничего не говорила, ведь я ее даже не видел. Аркон передал мне только то, что она очень настаивала, чтобы я возглавлял это перемещение, ведь по сути, в данном случае для этого я пока не имею никаких доступов и полномочий, так как еще не вступил в должность лорда-канцлера тайной службы, ее пока возглавляет, как тебе известно, Бартас Хардис, и именно он должен был отправиться сюда, раз дело могло затронуть корону империи. Касдея Еноха сказала, что мне предначертано прибыть сюда для того, чтобы справиться с ситуацией, требующей моего магического вмешательства. И только прошу тебя, Аурик, не нужно говорить про предвидения. Я все же надеюсь, что не в этом дело, и не дар матушки сыграет главную роль нашего здесь нахождения. – Не буду, – согласился, Рик. – А зачем с нами отправился старый граф Часон? Можно же было взять Димуса Мераба, он и целитель, если что и сильный маг, да и вообще плюс был бы уже в том, что он намного моложе графа. Увидев усмешку в глазах друга, Рик неожиданно осознал простую истину и, ударив себя ладошкой по голове, произнес: – Ой, тьма, он же орк, м-да, я как-то ляпнул, не подумав, он бы очень сильно отличался от местных жителей своей массой тела. Одно дело с помощью иллюзии изменить форму моих ушей, и уж другое дело скрыть под иллюзией всего орка, имея в арсенале нестабильную магию. Уже откровенно смеясь, Эрл добавил: – А еще люди здесь верят в зеленых человечков, но, если бы они увидели Мераба, в этом мире бы прибавилось пара с десятков блаженных. Но граф с нами отправился по той простой причине, что его магия так же, как и моя здесь более-менее стабильная. И пусть он стар, но граф Часон не уступает в силе Мераба, к тому же, ему можно доверять и быть уверенным, что он не участвует в заговоре против короны. Есть конечно вероятность того, что по прибытию домой он все доложит императору, но мы пока что ничего противозаконного по отношению к короне не совершили, а то что ты крутишь мимолётные интрижки с местными девушками, не особо-то будет волновать Аркона. Переглянувшись, парни замолчали, ведь граф еще тот хитрец. Приступив к обеду, каждый из парней думал о том, как бы поскорее им хотелось уже вернуться к себе домой, ведь они не хотели здесь задерживаться, им было в тягость находиться в этом мире, в мире, где так мало магии, ведь им приходилось постоянно себя контролировать. Магия так тяжело к ним возвращалась после ее использования, как будто они сражались на поле боя уже неделю без магической подпитки. Эрэлиму было легче, потому как к нему магия возвращалась быстрее, чем к Аурику, которому все время приходилось себя контролировать, для того чтобы не перегореть, здесь в этом мире это оказалось очень просто. Но мысли Эрэлима были заняты не только домом, он впервые обратил внимание на местных девушек со дня нахождения здесь, точнее на одну конкретную девушку, имя которой было Маргарита. Отпив из бокала вино, Эрл задумался, что было в этой девушке такого, что она так привлекла его внимание, даже он сам не смог себе объяснить данный факт. Ее взгляд, ее улыбка, он продолжал думать о ней, хотя видел ее впервые. Их встреча длилась всего каких-то пару минут, но он хотел продлить эти минуты ее присутствия рядом с ним. И это все было так странно, ведь он вообще предпочитал другой типаж женщин, высоких, стройных, можно сказать, худощавых блондинок, а Маргарита, она не подходила под эти описания, она была невысокой, имела милые округлые формы, и к тому же она явно брюнетка хоть имеет в данный момент странный оттенок волос. «Ладно», – подумал Эрл, – «Скоро будет десерт, и он увидит». Что именно он хочет увидеть, десерт или девушку, он пока не определился, но не определился ли?.. Кухня, твори десерт на всей земле. Маргарита. – Жук! Ну что? – вопросил шеф от нетерпения, когда я только вернулась из зала. – Все оказалось проще пареной репы, для начала мне потребуется достать то, что вы когда-то привезли из Таиланда! Глаза Рената Анатольевича от удивления полезли на лоб, как будто пытались спрятаться под колпаком, но когда он понял, о чем идет речь воскликнул: – Рита, вот честное слово, сколько раз я себя спрашивал, зачем, а, самое главное, для чего я купил это оборудование. Да я вообще не помню своего путешествия туда…, впрочем, не важно, –остановил свой рассказ шеф, понимая, что сболтнул лишнего. Он что думает, что мы до сих пор не в курсе его пагубного пристрастия к выпивке, странный какой. Одарив меня косым взглядом, я сделала вид, будто бы ничего не поняла, о чем это он, и, выдохнув, шеф продолжил: – В общем, давай рассказывай, что ты придумала. Ну и, конечно же, показывай, что будешь делать. – Так вот, когда вы привезли это со словами «пусть этот тут постоит», – ткнула пальцем в сторону кухонного оборудования, – Я прошуршала интернет… – Давай закругляйся, что ты там нарыла в интернете? – перебил меня Ренат Анатольевич. – Так вот, – убрав волосы в берет, начала я свой рассказ. Вымыв руки, я подошла к уже подготовленному очищенному оборудованию, которое только что вымыла Богигул, наша уборщица, – Так вот, это оборудование называется Фрай фризер, предназначен он для ролл-мороженого. Готовится оно на очень холодной поверхности. Смесь выливают на сковороду, где оно быстро замерзает, и специальной лопаткой сворачивают в роллы. Также в мороженое по желанию можно добавить орехи, шоколад, ягоды, фруктовые сиропы, – загибала я при этом пальцы, перечисляя ингредиенты, стараясь в подробностях описать основные моменты и принципы действия. – Мм, как интересно, я так понимаю, Рита, ты опробовала этот агрегат, но почему же мне не сообщила об этом? – поинтересовался шеф. – Так, во-первых, в тот день, когда я попробовала приготовить десерт, вас, шеф, не было на месте, ведь вы уехали на съемочную площадку для того, чтобы сняться в рекламном ролике вместе с Валентиной. Поэтому я и не смогла вам сообщить, что готовлю экспериментальный десерт, а во-вторых, на следующий день я ушла в отпуск. Вот! – закончила я свой рассказ. – Рита, так это ты приготовила тот десерт, который понравился гостю? – указывая пальцем на выход в зал, спросил Ренат Анатольевич. – Ну, как-то так, просто, когда он заказал десерт, всё, что приготовила Валентина, уже давно закончилось, а мой десерт как раз поспел к столу, – я хотела было смутится, но вот беда, не получилось. – Понятно, ну тогда готовь на три персоны, буду пробовать результат твоего эксперимента, посмотрим, чем он так приглянулся гостю, – произнеся последние слова, шеф отступил от меня чуть дальше, давая тем самым свободу моим действиям. Тем временем мне всего лишь оставалось приготовить айс-роллы и оформить все к подаче для того, чтобы отправить десерт гостям. Для основы к мороженному, как и в прошлый раз, я взяла необычный фрукт под названием Питахайя со свекольной мякотью. Выглядит он столь необычно, что у фрукта есть еще одно название – «сердце дракона», его мякоть напоминает сливочный крем с маком, а на вкус как киви, только без кислинки. Для приготовления мне хватило половины данного фрукта, полстакана сливок и девять ягод ежевики. Все это я выложила на середину сковороды фрейзера и, измельчив ингредиенты кондитерскими лопатками, сформировав шесть небольших роллов, оставила их на морозильной поверхности для того, чтобы они не растаяли. За всей моей работой наблюдал Ренат Анатольевич, периодически хмуря брови. Все также, особо не обращая внимания на шефа, я продолжила творить. Взяв три глубокие порционные тарелки, начала полностью формировать десерт. В центре тарелки я сделала небольшой круг из растопленного белого шоколада, на поверхность шоколадного круга выложила кедровые орешки, после с помощью кондитерского мешка сделала пару небольших пышных точек из меренги, сбоку поместила маленький квадратик шоколадного бисквита, пропитанного карамелью. Поверх воздушной меренги я выложила пару рулетиков мороженого, на которые в свою очередь разместила несколько небольших кусочков питахайя и пару ягод ежевики. От работы меня отвлек тихий голос шефа за спиной: – Интересное решение, Рита!.. Но это еще не всё, украшение продолжается? – уточнил он, сложив руки на животе, и продолжил за мной наблюдать. – Да, осталось чуть-чуть, и можно будет отдавать блюдо в зал, – на кухне раздался голос Катеньки, – Рита, важные гости спрашивают, когда будет десерт? Что мне им передать? – Скажи, что через пять минут все будет готово. – Хорошо, – сказала Катенька и, улыбнувшись, убежала в зал. Я же в свою очередь взяла шоколадные полусферы, заранее мной заготовленные, и полностью под ними скрыла начинку десерта, получилось, будто на тарелке большой киндер-сюрприз, внутри которого скрывается необычное лакомство. Затем накрыла тарелки крышкой «баранчик», и для того, чтобы десерт не растаял раньше времени, я взяла небольшой баллон с жидким кондитерским азотом и наполнила им пространство под крышкой. Когда я уже намеревалась поставить готовые десерты на стол, предназначенный для подачи блюд в зал, как меня тут же остановила толстая рука шефа. – Нет, Рита, я думаю, что будет лучше, если ты лично подашь гостям этот десерт. – строго произнес он, подтверждая серьезность своего решения нахмуренными бровями и дергающими усами, а это свидетельствовало о том, что шеф нервничает. Ну, а мне то что, мне не трудно. Улыбнувшись ему, я просто коротко ответила: – Да, шеф! Приведя форму в порядок, осмотрев себя на наличие грязи и попросив большой поднос у Богигул, я поставила на него две порции десерта, наполнила два соусника горячей карамелью и уже взяв поднос вспомнила про третью порцию, предназначавшуюся для Рената Анатольевича. – Шеф, а как же вы?! – на что он усмехнувшись махнул мне рукой мол «иди уже» и добавил: – Рита, не забывай, я здесь не для красоты, уж кто-кто, а я точно разберусь, что к чему! Давай, не заставляй гостей ждать, поторапливайся. И еще, Рита, – донесся голос мне в спину, – Удачи! Заломив бровь от удивления, я еще раз улыбнулась ему в ответ, тем самым говоря «спасибо». Толкнув дверь плечом, я вышла в зал к гостям. «Была не была», – произнесла про себя и направилась по направлению к седьмому столику, а именно к Эрику и Урику. Ох, и странные все-таки у них имена. Подходя все ближе, мое сердце начало стучать, как после пробежки, причём которую я делала лишь в случае, когда убегала от Алекса, завидя его неподалёку. Странно, никогда не замечала раньше за собой такого, что это с моим сердцем. Может быть, это все из-за десерта, а может быть, из-за того, что я сейчас увижу Эрика, определенно он мне понравился. Когда я уже была не далеко от столика, брюнет резко повернул в мою сторону голову, и мне даже показалось, что перед этим он втянул воздух носом, странно как-то, но такие действия мне напомнили хищника. На его лице было опять невозможно что-либо прочесть, оно ничего не выражало, как будто на лице брюнета была безэмоциональная маска. А когда наши глаза встретились, я по какой-то причине сначала закусила губу, а после, как ребенок, разулыбалась, будто мне кто-то неожиданно конфетку подарил. На мгновение мне показалось, что Эрик улыбнулся в ответ, но, когда я подошла к столу, он стал опять очень серьезным, как будто пытался скрыть свои эмоции. Поэтому все так же улыбаясь, я произнесла: – Ваш десерт, господа! После чего поставила накрытые тарелки перед гостями, рядом с которыми расположила горячие соусники. Под внимательным взглядом парней я подняла одновременно обе крышки «баранчики», из-под которых стал выходить азот, образовывая белые облака газа. Затем я взяла горячую карамель и начала выливать тонкой струйкой на шоколадную поверхность крест-накрест для того, чтобы шоколадная поверхность раскрылась как цветок, показывая свету свою начинку. Мне понравились эмоции Урика, он как малое дитя радовался происходящему, только в ладоши не хлопал, наблюдая за тем, что я делаю, когда в свою очередь Эрик был скуп на эмоции. И когда я уже собиралась пожелать приятного аппетита и уйти на кухню, меня остановил низкий бархатный голос. – Маргарита, спасибо за десерт, это именно то, что я и пробовал в прошлый раз, – произнес брюнет и уже с удивлением вопросил…О как! Все же он не камень, это уже хорошо. – Но как вам это удалось? – Все очень просто, – прижав к себе поднос произнесла я, – Ведь тот десерт тоже готовила я. От услышанного Эрик резко остановил руку, которой намеревался протянуться за десертной ложечкой, после чего повернулся ко мне. О, да он определенно не камень, ведь сейчас я заметила в его взгляде всю гамму эмоций, переполняющих его от удивления. – Можно спросить? – получив одобрение, он продолжил, – Почему вы раньше не могли его приготовить? – и вмиг собравшись, он стал опять как глыба льда. Он что думает, будто он медуза Горгона, и от одного его взгляда я превращусь в камень, кукиш ему с маслом, усмехнулась я про себя. – А все потому, что я была в отпуске, прошу прощения за причиненные вам неудобства, – ну прям без капли раскаяния произнесла я, и быстро пожелав приятного аппетита и улыбнувшись в тридцать два зуба, отправилась на кухню. Мне не была страшна реакция Эрика, ну разозлился, зато теперь понятно, что он живой, а не памятник. Почему-то я чувствовала, что по какой-то причине он не сделает мне ничего плохого. Да… с таким парнем я бы, наверное, даже согласилась встречаться. Войдя на кухню и витая при этом в своих мыслях, я не заметила тучного шефа в тот момент, когда он подошёл и затолкал мне в рот ложку с десертом. Ням-ням, вкусненько. – Да, Рита, ты действительно сделала великолепный десерт, теперь я понимаю, почему гость так его жаждал, – произнес шеф, отправляя себе в рот новую порцию лакомства, и тщательно его смакуя. Осознав, что он меня похвалил, я обрадовалась, ведь шеф очень редко это делал, а точнее вообще никто, кроме Валентины не удостаивался этой чести. И поэтому я перевела взгляд на данную особу для того, чтобы увидеть за спиной шефа ее злой, полный ненависти взгляд. Я как-то сразу представила, как Валентина проводит большим пальцем себе по горлу, показывая тем самым, что она хочет со мной сделать. Э, наверное, купить мне новый шарф. От этой мысли я не сдержалась и прыснула от смеха. Да, что я могу сказать, хорошее у меня нынче настроение, а еще лучше воображение. Смех смехом, но я прекрасно понимаю, что перешла ей дорогу, и она всячески будет мне пакостить, а что поделать, невозможно всем угодить. С этими мыслями я прошла к рабочему месту и начала приводить его в порядок. – Поздравляю, Рита! – когда я развернулась лицом к Валентине, она ткнула мне пальцем в грудь. – Ты думаешь, с помощью этого десерта ты займешь мое место? – я чуть не простонала, ну опять она включила свою шарманку, вот что пристала ко мне. Убрав ее палец и подавив желание его сломать, спокойным и тихим голосом я произнесла, чтобы не привлекать внимание коллег: – Да больно надо, у меня свои планы на будущее имеются, и, поверьте, они никак не пересекаются с вами, как вы не поймете, ну, не строю я коварного плана по свержению вас с места главного кондитера. Валентина, запомните, вы не пуп земли, и мир не вертится только вокруг вас. Она что-то хотела еще сказать, но я повернулась к ней спиной, тем самым показывая, что наш разговор окончен. Достала ей-богу. Втянув носом воздух, уже громче добавила, так как сопение за спиной начало надоедать: – И вообще, – показывая пальцем в сторону духовой печи, – лучше за собой следите, – напоминая тем самым про то, что у кого горят профитроли. Взвизгнув, Валентина умчалась. Убравшись, я вспомнила про свой кофе, который мне так и не дали выпить. Выйдя в зал, я старалась быть незамеченной для гостей, поэтому тихо прокралась к барной стойке, где сегодня работал Максимка, наш бармен–бариста, и попросила его приготовить мне двойной «капучино». Пока я делала вид статуи, Максимка все приготовил и, протягивая кофе, наклонился ко мне и тихо добавил: – Ритуля, а ты знаешь, что тот парнишка, от которого ты постоянно бегаешь, сейчас здесь за десятым столиком, как же его зовут, – почесав затылок своими наманикюренными пальчиками, произнес щуплый мелированный шатен с серьгой в ухе. Чуть не подавившись конфеткой, которую затолкала в себе в рот, я подняла взгляд на бармена. – Алекс? – уточнила ненавистное мной имя. Так как больше я ни от кого не бегаю. – Да-да! Точно, Алекс! – затараторил Макс. – Ох, как мне жалко, что этот Алекс интересуется исключительно девушками, я был бы не против встретиться с ним в неформальной обстановке. – Максимка, милый, а ты попробуй, может быть, он изменил свои взгляды на жизнь и тебе не откажет, вдруг это судьба и ты завоюешь его сердце, – с сарказмом произнеся эти слова, я подмигнула бармену. Махнув на меня, Максимка опять нагнулся вперед, чтобы прошептать следующую, не столь радостную новость: – Скажешь тоже. Но суть не в этом, ты и сама знаешь, что он наш частый гость, но ты понимаешь, за столько лет он впервые спросил о тебе, – и Максимка многозначительно так посмотрел на меня. – Он явно теперь в курсе, что ты здесь работаешь. Потому что, когда он спросил о тебе, я ответил, что не в курсе, про кого он спрашивает, на что Алекс усмехнулся, тем самым показывая, что он мне не поверил, и что вообще мой ответ только подтверждает его правоту. – Блин, столько лет удачно скрывала это, кто же меня сдал, – на что Макс пожал плечами, показывая тем самым, что он понятия не имеет, а я в свою очередь постаралась незаметно оглянуться, в надежде на то, что Алекс не смотрит в сторону барной стойки. Увидев знакомый затылок, там сидел шатен с прической, которую я называю «луковка» с выбритой у виска линией в виде молнии, который, слава богу, смотрел исключительно в окно, я решила быстрее удалиться на кухню. Тихо поблагодарив Макса за кофе, хотела было уйти, но была остановлена Максимкой, он быстро что-то писал на салфетке и сунул ее мне в руку. Я не стала задерживаться и уточнять, что там написано, лучше посмотреть на кухне, после чего решила удалиться, пока не поздно. Когда же я оказалась на кухне, то сразу развернула записку для того, чтобы прочитать корявый прочерк парня, в записке говорилось следующее: «Седьмой столик. Пока ты смотрела на Алекса, брюнет поедал тебя глазами». Ого! Вот это новость! Я аж чуть не присвистнула, и тут же осознала, что мои щеки опять стали гореть. Ой, а мне оказывается приятно внимание Эрика. Положив записку в карман и уже собираясь все-таки насладиться своим кофе, как на меня налетает Саня, из-за чего я пролила содержимое стакана на себя. – УУУ! Ну что такое! – от негодования я чуть ли не начала топать ногами, похоже, мне не судьба выпить кофе, после чего в расстроенных чувствах направилась в раздевалку для того, чтобы переодеться. За мной в это время мчался виновник происшедшего. – Рита, прости меня, я не хотел, – начал извиняться Саня, – Я просто отвлекся. Проследив за его взглядом, я увидела ту самую причину в лице Катеньки, по которой он был столь невнимателен, поэтому заявила ему следующее – Ты должен сказать ей правду, – и, зайдя в раздевалку, начала снимать пропитанную кофе рабочую куртку. – Какую правду? – Саня сделал вид, будто бы не понял, о чём это я. – Не знаю, придумай что-нибудь, – произнесла я с едкой иронией. – Что, например, – с отчаянием вопросил друг. – Правду, говорю же тебе, сколько можно мучиться, признайся ей, что она тебе нравится, расставьте все точки над i, – я уже начала закипать от этой Санта-Барбары. – А вдруг она не ответит взаимностью, – печально поспешил добавить Саня. – Без разницы, – быстро ответила я, но увидела, что Саня совсем уже сник по причине страха, страха того, что девушка ему откажет. После того, как чистая рабочая куртка была надета, я подошла, положила на его плечо руку и, уже успокоившись, сказала: – Саша, пойми, лучше узнать сейчас, чем вот так изводить себя, – и тут мне в голову пришла просто отличная мысль, как ему сообщить о своих чувствах лучше всего. – А пригласи-ка ты ее на вечеринку в честь помолвки Моти с Кирой, ты же все равно идешь туда один, пускай она составит тебе компанию, а там выпьете, расслабитесь, после чего и спросишь ее про то, как она к тебе относится. Только запомни, выпить нужно для храбрости, а не напиться от волнения, да еще, – усмехнувшись, я продолжила озвучивать свои мысли, – Ни в коем случае не лезь к ней целоваться, по крайней мере, первый. Глаза Сани заблестели от надежды. Да-да, Наденька, ты как всегда умираешь последней. Ну а почему бы и нет, ведь я ничего страшного в его чувствах к Катерине не вижу, ну и что, что она выше Саши, очень много таких пар, и при этом эти пары достаточно часто оказываются самыми крепкими. А по Катеньке видно, что он ей тоже нравится, и она никак не может сделать так, чтобы Саня первый подошел к ней. Ведь та мечтательная, глупая улыбка по поводу Урика, была показной, для того чтобы кое-кого спровоцировать хоть на какие-то эмоции, и возможно даже действия. Хоть она и блондинка, но отнюдь не глупа. Да только дурак бы не заметил то, как она скосила свой взгляд в сторону Сани, наблюдая за его реакцией на ее слова. – Ладно, Рита, понял, не дурак, – усмехнулся в ответ Саня, – Кстати, тебе нужна будет помощь в изготовлении торта для вечеринки? – спросил участливо друг. – Пока что не знаю, я сейчас еще обдумываю варианты торта, Кира все никак не может определиться ни с тором, ни с количеством гостей. Также Мотя договорился в клубе с Гришей, что он мне в случае чего нет откажет в помощи, поэтому будь на связи, я сообщу, понадобишься ты или нет. – Да, когда такое было, чтобы Гриша отказывал в просьбе Матвею, всё же твой брат – хозяин клуба, в котором Гриша работает, да и вообще они лучшие друзья, и этим все сказано. – переглянувшись, мы оба засмеялись. – Ладно, Жук, пойдем работать, раз ты уже переоделась, извини еще раз. – Да ладно, проехали, – махнула рукой другу в сторону кухни. И уже когда я собиралась выйти из раздевалки, как меня отвлек звук, издающийся из моего шкафчика, а именно что-то настырно билось об дверцу, и это был мой мобильник, который все находился в беззвучном режиме. Вытащив его из шкафчика, я посмотрела на экран телефона, молясь, чтобы это опять был не Алекс, и бог меня услышал, это звонил мой брат: – Моть, привет! Чего хотел? – Ритуль, я быстро, знаю-знаю, что не любишь, когда тебя отвлекают от работы, – и после уже вмиг изменившимся голосом произнес следующее, – Ты слышала? Опять пропала девушка… – Ужасно! Это какая уже по счету за три месяца, восьмая, девятая? – расстроившись, произнесла я, облокотившись о шкафчик, как же жалко этих ни в чем не повинных девушек и их родных. С того времени, как начали пропадать девушки, с экранов телевизора не перестают показывать фотографии, с которых на нас смотрели когда-то жизнерадостные и красивые девушки. Тем временем брат продолжил: – Да не то слово, что ужасно! Ты хоть понимаешь, что эта девушка опять была похожа на тебя?.. – Хватит! – перебив брата, выкрикнула ему в трубку. – Перестань меня с ними сравнивать, таких как я, брюнеток невысоких, море в нашем городе. – Не злись, Ритунь, просто я очень переживаю за тебя, ведь они действительно схожи именно с тобой, – помолчав маленько и послушав мое пыхтение, он добавил, – И вообще я твой старший брат, и вправе переживать за горячо любимую сестру, – и чтобы хоть как-то меня успокоить, спросил: – Кстати, ты выполнила вторую часть нашего договора? Ты была у родителей? Показала им свое преображение? – после чего мое ухо чуть не оглохло, ведь брат заржал в трубку как конь. – Эмм, ну, в общем, пока что нет, я решила повременить с этим. Но не переживай, я выполню все части договора, а ты не забудь написать себе пламенную речь после моей победы, которую будешь говорить родителям, после которой они бы не только отпустили меня, но и сами бы умоляли о моем отъезде. А, да! – стукнув себе ладошкой об лоб, добавила: – Не забудь про то, что должен закрыть мой вклад. – Ладно, хитрюга, так и быть, только, как приедешь к ним, сфотографируйтесь, и мне скиньте фото. Всё, целую, люблю тебя и береги себя, пожалуйста. Кстати, еще, если честно, я бы посоветовал тебе приобрести электрошокер, – всё никак не унимался брат. – Хорошо, я подумаю, не забудь, поцелуй от меня Киру и передай привет ее пузожителю, – услышав в ответ «ага» отключила мобильный, и вовремя, так как сразу же раздался голос шефа. А всё потому, что Сашка-то уже давно удалился работать, а я все еще продолжала находиться в раздевалке. – Жук, где тебя опять носит, кто будет делать заварное тесто? – ну что, отдохнула и хватит, пора за работу, вздохнув, пошла на кухню. Когда я подошла к рабочему месту, меня уже ожидала Валентина со злорадной ухмылкой, которая начала меня пугать, что-то тут не ладное, но вот только что? – Ой, а что это мы такие грустные? Неужто ты не рада, что твой ненаглядный приехал проведать тебя на работе?! – моему удивлению не было границ, что она имеет в виду. – Не понимаю, о чем это вы? – произнесла я, повязав фартук, который до этого был руках. – Рита, не о чем, а о ком. Я говорю об Алексее, который горячо нуждается в твоем обществе, – и, подойдя ко мне ближе, она прошипела мне на ухо, как змея, – Я в курсе, что ты от него бегаешь, так что получай по заслугам, пускай он тебя теперь и на работе донимает своим вниманием. После произнесённых слов она, победно оскалившись, развернулась и пошла в кабинет к шефу. Ой, напугала, где наша не пропадала. А что касаемо Алекса, я не особо волновалась, потому как не являюсь официанткой и не работаю в зале, а на кухню его никто не пустит. Но кое-что я упустила, а именно коварность Валентины. Уже наполнив готовые профитроли ванильным мороженым, и украсив кремовым шоколадным соусом, я собиралась уже поставить тарелку на стол для подачи в зал, как меня окликнули: – Рита, сама в зал отнесешь! – грозно сказал раскрасневшийся шеф, выходя из кабинета, за массивной спиной которого стояла Валентина со злорадной ухмылкой на лице. А когда же я посмотрела на заказ и увидела номер столика, куда нести десерт, то поняла в чем подвох, ведь это был десятый столик, за которым и находился Алекс. Вздохнув, поставила профитроли на стол и спросила: – Шеф, только можно я на склад зайду, забыла мяту для украшения взять, – получив одобрительный кивок, быстро сбегала на склад. После чего отправилась к гостю, который уже ждал исключительно только меня. Когда же я подошла к столику и поставила десерт, то тут же вздрогнула из-за противного гнусавого голоса, услышав его в очередной раз: – Ритуууляяя, девочка моя! – произнес Алекс. Вот вроде он такой смазливый, и все девчонки от него без ума, но меня так и воротит от него, кошмар. – Здравствуй, милая! Сколько лет хожу в этот ресторан, и только сейчас узнаю, что ты тут работаешь, – с укором произнес он. – Вообще-то ты никогда и не спрашивал, где я работаю, – усиленно стараясь не показывать своего раздражения, я хотела было поскорее удалиться, пожелав приятного аппетита, но не тут-то было, развернуться и уйти мне не дали, так как Алекс схватил меня за руку, останавливая тем самым, и обнажив свои зубы сказал: – Ритуууляя, присядь ко мне за столик, составь компанию, – улыбнулся он с легкой издёвкой. – Алекс, нам не разрешают сидеть с гостями, и потом я на работе, не забывай, без меня десерты не приготовятся, – но захват на руке он не ослабил, а, наоборот, он еще сильнее потянул на себя, тем самым вынудив сесть рядом. Самое ужасное было то, что от Алекса, как и всегда, сильно несло терпким запахом дорогого парфюма, из-за чего меня начало подташнивать. Обдавая моё ухо горячим дыханием, он выдал: – Не беспокойся, Ритуля, я уже договорился, и никто не будет против того, что ты сидишь с гостем. Знаешь, все-таки есть свои плюсы во владении фитнес клубом, не правда ли, – подмигнув, он продолжил, – Никогда не знаешь, кого встретишь и с кем познакомишься. При изложении потока никому не нужной, кроме самого Алекса, информации, он всячески пытался прижать меня к своей противной шелковой рубашке баклажанного цвета, у которой, как всегда, был расстегнут воротник, открывая всему белому свету волосатую грудь. Нет, я ничего не имею против волосатой груди, но почему-то именно у него она выглядела отвратительно, либо я слишком к нему придирчиво отношусь. Перестав тянуть меня как репку, Алекс взял чашку чая и сделав глоток, продолжил со мной разговор. – Вот и вчера я познакомился с одной замечательной женщиной, и, как оказалось, она работает здесь, а самое главное, она знает тебя, и любезно предоставила информацию о том, что ты ее помощница, причем уже давным-давно. И знаешь что… – расплывшись в самодовольной улыбке и выдержав многозначительную паузу, он сообщил мне пренеприятнейшую новость: – Я договорился с ее мужем, и он не против того, что ты сейчас сидишь со мной здесь и не только сейчас, но и завтра и послезавтра, вообще всегда, когда мне этого захочется. Ой, как прискорбно. Да, Валентина, ох и подложила же ты мне свинью, да так, что, зная Алекса, он не ограничится только сегодняшним днем, он будет доставать меня с завидной регулярностью. Может, пора выполнить задуманное… Чувствуя то, как он опять начинает меня тянуть и прижимать к себе, я поняла то, что он опять полезет с поцелуями, потому как он никогда не смущался своих действий, находясь на людях, так что будем действовать по отработанной схеме, ведь это было уже не впервой. – Что-то меня подташнивает, – произнесла я, стараясь передать всю гамму чувств в выражении своего лица. – На! Выпей чая! – протягивая свою чашку, сказал Алекс. На что я, отодвинув его руку, произнесла с плохо скрываемым отвращением: – Нет, не нужно! Для того, чтобы мне было лучше, тебе нужно просто уйди. Ох, Алекс, ну когда же ты, наконец, от меня отстанешь, ну не нравишься ты мне, ну не в моем ты вкусе, – приложив указательный палец к моим губам для того, чтобы я замолчала, он в свою очередь язвительно заявил: – Дорогуша, ты просто не осознала пока что своего счастья, признайся же себе, наконец, в том, что все еще влюблена в меня по уши. И потом мы будем идеально смотреться вместе, а наши родители, я думаю, будут просто счастливы, узнав, что мы поженимся. Отец так и мечтает, что я женюсь на тебе… Рита, ну что ты отворачиваешься, посмотри на меня, – схватив больно за подбородок, Алекс повернул меня к себе лицом: – Слушай, я не прошу нравиться тебе, просто прими уже тот факт, что ты будешь моей… – застонав, он продолжил. – Ох, Рита! Когда ты так надуваешь губки, я просто не могу устоять. Какой у тебя все-таки соблазнительный ротик, ты знаешь, что, когда злишься, ты такая сексуальная, прям еле сдерживаюсь чтобы не поцеловать тебя, – произнес Алекс, опуская взгляд на мои губы и проводя по ним своим большим пальцем, при этом облизываясь в предвкушении поцелуя. Пресвятые ананасы, как же меня раздражает его ямочка на подбородке. Понимая то, что он все же сейчас поцелует, мне пришлось постараться очень быстро засунуть руку себе в карман формы для того, чтобы вытащить очищенный репчатый лук. На удивленный взгляд Алекса я демонстративно откусила самый большой кусок лука, на который только был способен мой рот. Ну и злой зараза попался лук, аж еле сдержала слезы, а сопли – похоже, нет, так как почувствовала стекающую из носа влагу. Видя, как от отвращения у Алекса перекашивается лицо, ведь я-то знаю, что он на дух не переносит лук, даже в готовом виде. А как только я почувствовала ослабление его хватки с моей руки и подбородка, то постаралась побыстрее встать для того, чтобы покинуть зал ресторан, при этом продолжала, усердно причмокивая, жевать лук. И в этот момент, когда я поворачивалась спиной к Алексу, натолкнулась на взгляд серых глаз, который принадлежал Эрику, а я-то думала, они уже давно ушли, но походу я ошиблась, так как сейчас он и его белокурый друг стояли у входа в ресторан и смотрели в нашу с Алексом сторону. Причем если Эрик, сдерживал смех, слегка улыбаясь, то Урик не просто смеялся, он ржал в голос, ведь после того как я повернулась к ним с набитым ртом лука, то шмыгнула так смачно сопливым носом, что Урик просто-напросто не выдержал. Я так понимаю, они стали свидетелями моего триумфального поедания лука. Повернув голову обратно к Алексу и наклонившись к нему, пока еще не пришедшему в себя от шока, я дыхнула ему в лицо и прочавкав сказала: – Как-нибудь в другой раз полюбуешься на мои губы, например, …никогда! – шмыгнув носом в очередной раз, постаралась его вытереть салфеткой, которую я забрала со стола Алекса. Но когда я уже направилась в сторону кухни, то услышала голос Эрика. – Маргарита, можно вас на пару слов, пожалуйста? – повернувшись, я не знала, что делать. Алекс это одно, а вот парень, который мне, можно так сказать, понравился – совсем другое, и как-то ну совсем не хотелось мне луковым дыханием сжечь брови брюнета. Подойдя к парням ближе, я постаралась прикрыть свое лицо в области рта снявшим с головы беретом, при этом открывая всем вид на свои нестандартно окрашенные волосы. – Добрый день, господа, извините меня за запах, я просто проводила профилактику для того, чтобы убить микробов, – попыталась объясниться я, потому как заметила, что Урик прячет свой нос в букете сине-голубых анемонов. Усмехнувшись, Эрик подметил: – Мы видели, какой ужасный микроб хотел вас атаковать, Маргарита, вы все правильно сделали, здоровье превыше всего, – я засмеялась в ответ на слова Эрика. – Но мы вот по какому делу к вам. Хотели поблагодарить вас за наипрекраснейший десерт и подарить вам вот эти необычные цветы, столь же необычной девушке как вы, Маргарита. С этими словами Эрик повернулся к другу и попытался вырвать из захвата букет, в которые Урик вцепился, как в спасательный круг, не спеша с ним расставаться. Но все же вырвав из цепкого захвата, Эрик преподнес их мне. Ох-ох-ох! «Что ж я маленьким не сдох». Нет, я цветы, конечно же, люблю, но вот есть одна ма-а–алюсенькая такая вот загвоздка, как аллергия, и из-за нее я постаралась побыстрее поблагодарить парней за презент и удалиться. – Какие красивые цветы, и впрямь необычные, голубые… Уже когда Эрик протянул мне букет, и наши пальцы соприкоснулись, я тут же ощутила, что по ним как будто пробежался разряд, не знаю, как у брюнета, но у меня было какое-то странное ощущение, сердце стало биться как бешеное, что даже каждый его удар отдавался у меня в барабанных перепонках. Но в этот самый момент, когда Эрик хотел что-то добавить, я всё же не сдержалась. – АПЧХИ! – чихнула я прям в подаренный букет цветов, и походу не только в букет получилось чихнуть… О, божечки! Ну почему у меня просто-таки страшная аллергия на все цветущее и пахнущее, что за несправедливость, особенно когда букет дарит такой красавчик. Это было впервые в жизни, когда мне стало стыдно за происходящее. Покраснев, я подняла взгляд на Эрика, и увидела, что его лицо снова было безэмоциональным, от этого мне стало только хуже. В общем, с круглыми глазами от паники и стыда я промямлила бегло «спасибо, не стоило» и помчалась на кухню, пока не начался приступ. Когда же я пробегала мимо Алекса, то столкнулась с его взбешенным взглядом. Пока бежала, успела еще раз этак пять чихнуть, а между чихами показалось, что кто-то крикнул «Маргарита», но мне было не до этого, так как вбежав на кухню чуть не сбила Сергея, нашего су–шефа. Извинившись, помчалась дальше в раздевалку, там сев на лавку возле своего шкафчика, вытащив из своего рюкзака спрей от аллергии и забрызгав его в нос, я облокотилась о шкаф, закрыв глаза. И тут до меня дошло, что мне чего-то не хватает в руках, а именно букета цветов, видать пока спасалась бегством, выронила его из рук. Ой, как нехорошо получилось-то! Обхватив лицо руками, застонала от отчаяния, потому как понимала, что могла еще больше обидеть Эрика этим поступком. Они мне подарили цветы, а я не только чихнула, но и выкинула букет, тем самым показав свою неблагодарность, и всё это произошло за каких-то пару минут. Постаравшись взять себя в руки, решила успокоиться банальным «что было, то было», что теперь поделаешь, случившегося не изменишь. А вообще, что я так распереживалась, может быть, мы больше никогда и не встретимся… Хотя жаль, уж очень мне приглянулся Эрик, а со мной такое бывает редко, точнее совсем не бывает. Ладно, плакать я не собираюсь, негоже дамам слезы лить, а то некоторым только на руку будет видеть мой нос картошкой, а такой радости Валентине я уж никак не могу удостоить. Тут завибрировал телефон, протянув к нему руку, я посмотрела, кто же интересуется моей персоной. Это пришла смс от Алекса: «Рита, я не понял, почему у тебя такого странного цвета волосы, ты понимаешь, что натворила? Я не потерплю этого, чтобы перекрасилась, поняла меня! И еще, не думай, что я спущу тебе с рук эту выходку с луком». Отправила ему ответ «ага, щаззз, бегу уже, волосы назад», прикрепив в придачу смайл мистера говняшки, ну, чтобы неповадно было мне приказывать, ишь ты, ему не нравится, он что мне, отец родной?! Когда же я уже собиралась положить телефон обратно в шкафчик, мобильник опять завибрировал, ну что опять ему надо, сегодня просто неимоверный день на события. Любопытство перебороло мое возмущение, когда я включила экран, то увидела, что сообщение пришло на электронную почту. Так-так-так, неужели Кристофер Боссе выполнил свое обещание! От волнения чуть не выронила телефон из трясущихся рук, но, поборов дрожь, всё же нажала на письмо, в котором на английском языке говорилось, что месье Боссе, как и обещал, приглашает в Париж для того, чтобы взять меня в личные ученики, и что официальное приглашение он отправил сегодня службой доставки Fedec. Как только я его получу, то должна буду с ним связаться, дабы месье Боссе дал указания своему помощнику, чтобы тот, в свою очередь, заранее все подготовил для моего прибытия и проживания в Париж на ближайшие лет этак пять. В общем, еще говорилось о том, как он счастлив нашему необычному знакомству, благодаря чему обретает в моем лице талантливого ученика. Ой, а я-то как счастлива! Посмотрев в интернете, сколько длиться доставка из Парижа в город N, немного приуныла. Но собственно, что расстраиваться, две с половиной недели – это немного, учитывая, что я уже скоро как почти пять лет буду работать здесь, ничего страшного, подожду еще чуть-чуть. Если уж Алекс сильно начнёт меня напрягать, то я всегда могу со спокойной душой написать заявление на увольнение и просто подольше побыть с родными перед отъездом на чужбину. Всё решено, так и сделаю. Выйдя из раздевалки, я натолкнулась на Катеньку, она явно направлялась ко мне, так как в руках у нее был букет тех самых сине-голубых анемонов. Я поспешила остановить Катеньку криком «нет», чтобы она не подходила, на что она протянула мне записку со словами: – Ритуля, не кричи, меня попросили сказать, чтобы ты сначала прочла записку, прежде чем откажешься от цветов. Развернув записку, я прочла слова, написанные красивым ровным почерком, в которой говорилось следующее: «Маргарита, вы так быстро убежали, и я многого вам не сказал. Примите в благодарность, пожалуйста, эти цветы и будьте уверены, у вас не будет на них больше аллергии. Так же я очень надеюсь, что мы с вами еще встретимся. Эрик». Как интересно. Взяв с опаской цветы из рук Катеньки, на что она, безобидно усмехнувшись, произнесла: – Бери-бери, брюнет, кажется, расстроился, когда я ему сказала, что у тебя сильная аллергия на цветы. – Было бы хорошо, если бы только по этой причине, – произнесла я, при этом затолкав себе в рот мятную освежающую дыхание жвачку, попутно любуясь цветами. Какие же они все-таки красивые. – Знаешь, Ритулька, мне вот интересно, как так может быть, чтобы у тебя на них больше не было аллергии, – выхватив у меня из рук букет, Катенька начала его вертеть в разные стороны, может брюнет их чем-то обрызгал, – втянув носом воздух, она констатировала факт, – Нет, ну запах-то есть, он никуда не делся, как тогда такое возможно, что у тебя не будет на него аллергической реакции? Забрав обратно себе анемоны, обняв их и закрыв глаза, я вдохнула источаемый ими прекрасный, нежный, слегка сладкий, аромат. Как давно я не чувствовала запах моих любимых весенних цветов. – Кать, не бери в голову, – отмахнулась я от ее озабоченного вида из-за букета, просто заявив следующее, – Это не важно, ты просто не представляешь, как это здорово снова ощутить их аромат, ведь я не нюхала цветы уже давно. Да кого там, я бежала от цветов, зажав нос, уже примерно, как шесть лет. Для меня это было трагедией осознать, что я стала аллергиком, а тут такой подарок. Жаль… И печально в этом всем только то, что они скоро завянут. Подойдя к раковине, я наполнила принесенную заботливой Катенькой вазу и поместила в нее букет, относя их в раздевалку. После чего приступила к своим прямым обязанностям, а именно в шумной кухне, где все бегали, готовили, а на плитах все кипело, жарилось и бурлило, я начала замешивать новую порцию теста для клубничных тарталеток. Ох уж эти сны Любите ли вы понедельник так же, как люблю его я. Неспроста говорят, понедельник – день тяжелый, но чтобы настолько! Оставшееся рабочее время пролетело более-менее без происшествий. Переодевшись и попрощавшись со всеми, я отправилась домой. Как же здорово, что до лета осталось каких-то пара дней, и поэтому по вечерам уже не так темно, благодаря чему теперь не особо-то и страшно идти домой пешком. А то после звонка брата и его рассказа о новой пропавшей девушке меня стало наводить на мысль, что Мотя не так уж и преувеличивает, вдруг действительно эти пропажи и убийства как-то связаны именно с моей персоной. Всю дорогу меня не покидало ощущение, что за мной кто-то следит. Зная то, что я не сумасшедшая и, в общем-то, не страдаю манией преследования, решила подстраховаться, чем, как говорится, «черт не шутит», и по этой причине я решила чуток изменить путь к себе домой. По дороге был пятиэтажный жилой дом, который имел два входа в один подъезд, основной и эвакуационный, так что, не проходя мимо него, а, наоборот, сделав вид, будто бы тут и живу, спокойно зашла внутрь этого дома. Самое замечательно в этом то, что преследователь, если он, конечно же, есть, может и не знать, что в этом доме есть дополнительный вход с противоположной стороны и благодаря чему может подумать, что я здесь живу и не смогу выйти из подъезда им не замеченной. Так вот, пройдя достаточно ухоженный подъезд и выйдя с противоположной стороны, меня сразу же покинуло ощущение преследования, и, почувствовав облегчение на душе, сразу же отправилась мелкими перебежками прямиком к себе домой. Добравшись наконец-то до дома и зайдя в квартиру, я тут же сняла с уставших ног обувь, после чего поставила букет цветов в вазу, которые на протяжении всего пути домой холя и лелея прижимала к себе, попутно вдыхая их прекрасный аромат, не замечая того, что улыбаюсь. Вместо Лены дома меня ожидала только записка, которая гласила, что подруга уже успокоилась и поэтому предупреждает меня о том, что уехала к родителям в гости для того, чтобы отдать им гостинцы, привезенные из командировки, а так как мотаться туда-сюда она не желает, то останется ночевать у родителей. Ну конечно, а позвонить-то и нельзя было в век технического прогресса. Пройдя в свою комнату, я увидела на кровати сюрприз, а именно сегодня наконец-то доставили платье, которое я заказала себе для праздника. Повесила его в шкаф, а после ужина и принятия горячего расслабляющего душа я, наконец-то, переодевшись в свою пижаму с милыми розовыми черепами, легла спать на свою кровать, при этом крепко обняв подушку. Как только мои глаза закрылись, я тут же провалилась в объятия Морфея. Сон оказался какой-то странный, поначалу сумбурный, но, в конце концов, я осознала, что оказалась в каком-то помещении, напоминающим небольшую гостиную, которая была исполнена в серых тонах с милыми небольшими молочными диванчиками, на которых было множество разноцветных бархатных подушечек фиолетового, оранжевого и молочного цветов. Светильников как таковых я не наблюдала, их заменяли какие-то странные предметы, по виду напоминающие кристаллы, также в гостиной был камин, напротив которого неподалеку возлежал ворсистый ковер шоколадного цвета. Стоя у камина, я развернулась к окну для того, чтобы посмотреть, что же происходить на улице, и так как уже стемнело, то в отражении оконного стекла я увидела себя, с иссиня-черными волосами, такими, какие у меня были до покраски в голубой цвет. А самое главное, я была одета в странную одежду, схожей приблизительно с модой викторианской эпохи старой Англии конца девятнадцатого века, подобное я видела только в советском фильме про английского частного детектива Шерлока Холмса. Оглядев себя в отражении, я поняла, что на мне была одета черная шелковая блуза с длинными рукавами и высокой стойкой воротника, на которой, кроме небольшого жабо, еще была массивная брошь, по виду и форме напоминающая огромный ярко оранжевый кошачий глаз. Также блуза имела множество маленьких пуговиц. Помимо этого, когда я опустила взгляд вниз, то увидела, что на мне была длинная до пола черная бархатная юбка с высокой талией пояс который напоминал по виду корсет. От неожиданного прикосновения к моей спине я резко подняла свой взгляд, направленный к окну, чтобы увидеть в отражении того, кто дотронулся до меня. И каково же было мое удивление, когда поняла, что позади меня стоит никто иной, как Эрик, а самое удивительное было то, что я не могла контролировать свое тело, как будто бы в нем я была только зрителем. Решив для себя, раз это сон, буду просто следить за происходящим в нем, до того момента пока не наступит утро, и я не проснусь. – Марго, – произнес брюнет низким бархатным голосом, всё также стоя за спиной и сжимая мои плечи и наклонившись ко мне, благодаря чему обжег своим горячим дыханием мочку моего уха. – Лим, забудь это имя, Марго уже давно нет, она умерла еще в тот злосчастный день на Земле, теперь есть только Магдалина, – после чего я попыталась отстраниться от Эрика, которого почему-то во сне называю Лим, как все это странно-то. Но вырваться из сильного захвата крепких мужских рук у меня не получилось, из-за этой попытки он, наоборот, только крепче прижал меня к своей груди, отчего я ощутила, как Эрик тяжело дышит. – Хорошо, – согласился он, – Магда, как скажешь, – и после этих слов, он развернул меня к себе, придерживая одной рукой за талию, а второй приподнимая мой подбородок. После он наклонился для того, чтобы прошептать в плотно сжатые губы, – Это неважно, какое сейчас у тебя имя, я в любом случае не отступлюсь от своих намерений, – и нежно, даже можно сказать осторожно накрыл своими губами мои. А сопротивлялась я недолго, спрашивается только, зачем вообще сопротивляться, но тут во сне я ничего не решаю, ведь это сон, и я всего-навсего являюсь обычным зрителем, причем даже не в первом ряду, а на сцене рядом с героем моего романтического сна. Что меня удивило, так это то, что ощущения были вполне реальными, и то как нежно он целовал меня, все ощущения были как наяву. С каждым разом поцелуй становился все более чувственным, глубоким, из-за чего по моему телу побежали миллионы мурашек, которые в свою очередь спускались в низ живота, оставляя после себя сладкое томление. Меня словно ударило током от сильного желания прикоснуться к Эрику, поэтому я приподнялась на носочки и углубила наш поцелуй, тем самым чувствуя, как его язык начинает более уверено ласкать мои губы, проникая все глубже в рот. Одной рукой он прижимал мою голову к себе, а другой накрыл мою правую грудь, при этом нежно сжимая и поглаживая ее, от чего я застонала, обвивая еще крепче своими руками шею Эрика. А между тем сняв с моей шеи массивную брошь, его пальца начали расстегивать пуговки на моей шелковой рубашке с жабо, я же в свою очередь не отставала от Эрика и, следуя его примеру, смело и уверенно расстегивала его серый жилет, надетый поверх белой рубашки. Ох, а что было дальше, а дальше следовало переплетение обнаженных тел на большой мягкой белоснежной постели, уверенные крепкие руки Эрика, которые ласкали каждую частичку моего тела, тем самым еще больше будоража меня и заставляя выгибаться ему навстречу, желая того, чтобы он проник в меня. С моих губ срываются стоны, которые Эрик заглушает новыми поцелуями. И в самый разгар нашей страсти я проснулась, а все из-за того, что просто-напросто упала с кровати. Потерев рукой ушибленную пятую точку, хрипло произнесла: – У, как больно… мой зад. – Вот это да, что только что сейчас мне снилось? – потерев глаза, констатировала факт, – по-моему, кому-то нужен секс, – произнесла я вслух. Конечно, этого следовало ожидать от встречи с парнем, который впервые в жизни мне приглянулся в качестве мужчины, с которым я была бы не прочь сблизиться, ага, старая девственница, у тебя губа не дура, ишь на кого позарилась. Такие парни, как он, явно предпочитаю других девушек, более длинных, худых и, наверное, даже блондинок, а не девушек с голубыми волосами. Да, как-то я затянула свое обещание горячо любимому дедушке, которое было данное ему перед его смертью в то время, когда мне было пятнадцать лет. Отказать в его просьбе было как-то трудно, уж слишком он настаивал, чтобы я подольше берегла себя для мужчины, который станет моей судьбой, после этой просьбы дедушка подарил мне кулон с мечом и весами чем-то напоминающий крест, который я до сих пор ношу не снимая, как нательный крестик. В-общем, я и не заметила, как пролетело столько лет и вот мне уже двадцать пять, а я еще ни разу не женщина. Мне кажется, пора исправлять положение, а то не ровен час, когда я однажды проснусь в квартире одинокая с пятьюдесятью кошками. Посмотрев пару минут в потолок все так же лежа на полу для того, чтобы прийти в себя от такого яркого и насыщенного на эмоции сна, я медленно встала, после чего направилась прямиком в душ, чтобы привести себя в порядок и уже, наконец-то, успокоить до сих пор колотившееся от бурных эмоций сердце. Гостиница «МОРМОНТ» А между тем девушка и не подозревала, что был еще кое-кто, кому снился тот же сон, что и ей, и он после пробуждения еще очень долго не мог прийти в себя, обхватив свою голову руками, с которых свисали влажные волнистые иссиня-черные волосы. Упершись в колени локтями, молодой мужчина до сих пор ощущал вкус ее тела, чем-то напоминающий карамель, и сладость ее пухлых нежных губ. Эрл не мог объяснить того, что произошло, почему все было так реально. Также он не мог объяснить, по какой причине он не может не думать об этой необычной девушке с голубыми волосами. Переведя взгляд на часы, произнес: «Пора!» и, приведя себя в порядок, вошел в созданный одним взмахом руки огненно-синий портал. – Государственные дела не ждут отлагательств, – сказал себе он. Но при переходе что-то пошло не так, потому как Эрэлим оказался не там, куда задавал координаты портала. Он оказался возле кровати, где на смятых белых с нарисованными полевыми цветами простынях в откровенной позе спала никто иная, как та самая девушка по имени Маргарита, которая не так давно ему снилась. Ее короткие пижамные шорты с черепами открывали вид на ее голые ноги, а верх маечки с тонкими лямками не могли скрыть рук девушки, которые были покрыты нательными рисунками. Он хотел было подойти поближе и рассмотреть то ли рисунки на теле, то ли лицо спящей девушки для того, чтобы внимательнее разглядеть черты ее лица, той, что так мило обнимала подушку, той, которая во сне почему-то так мило закусила свои пухлые губки. И, когда Эрл взялся за голубой локон ее волос, чтобы убрать его с ее лица, он не смог устоять и наклонился к локону и втянул носом его запах, от девушки действительно пахло карамелью. Странное совпадение. Но тут девушка зашевелилась, Эрэлим побоялся, что он мог ее разбудить своими действиями, и пока она поворачивалась, он успел вовремя создать новый портал для того, чтобы поскорее скрыться, шагнув в него. А перед тем как совсем исчезнуть в портале, Эрэлим услышал грохот в спальне Маргариты, и ее слегка хрипловатый сонный голос: – У, как больно…мой зад. Усмехнувшись ее словам, Эрл исчез, чтобы не быть замеченным. Долгожданное письмо После душа я так и не смогла больше заснуть, вдобавок было какое-то странное ощущение, будто бы на меня кто-то смотрит. По-моему, я потихоньку схожу с ума, ну кто мог на меня смотреть в пустой квартире, к тому же я живу на восьмом этаже, максимум на меня только разве что голуби за окном могут смотреть. Особенно вот тот крайний белый, толстый с наглыми глазами, который пялится в окно на меня, ну уж очень у него подозрительный взгляд, как будто я ему мешок гречки должна. Ну всё точно пора в дурку, ага, больше голубям делать нечего, как только за мной следить. Вздохнув, я потянулась к тумбочке для того, чтобы взять мобильный телефон и посмотреть сколько же сейчас времени. Время оказалось ранним, и можно было бы еще спать и спать, но урчание живота говорило о том, что пора бы и подкрепиться. И когда я встала с постели, то уловила легкий аромат, напоминающий свежесть морского бриза, как странно, откуда этот запах. Я было хотела повторно втянуть этот аромат носом, но от этого меня отвлек звонок мобильного. Самое печальное было то, что я не посмотрела на дисплей и сразу ответила: – Да слушаю, – произнесла, зевая, но от услышанного в ответ голоса, мой сон как рукой сняло. – Ритул–я–я–я, – протянул мое имя гнусавый голос Алекса, – Девочка моя! С добрым утром! Я тут подумал, а давай я заеду за тобой и отвезу на работу? И тебе идти не надо, и мне приятно будет, в общем диктуй адрес! – и главное столько в голосе Алекса уверенности, в том, что я продиктую ему свой адрес, три ха–ха размечтался: – Записывай адрес, мой непонятливый собеседник, третья улица строителей дом двадцать пять квартира двенадцать, четвертый этаж, – ответ меня убил наповал, либо Алекс еще сам не проснулся, либо шуток не понимает, потому как он сказал: – Когда за тобой лучше заехать? – на что я ему ответила: – Эм… лучше всего НИКОГДА! – и засмеявшись, отключила телефон. Если бы он сейчас меня видел, наверняка бы покрутил пальцем у виска. Вот ведь пристал, уже надоел, с прошлого года не дает мне проходу, спрашивается, зачем ему это, ну нет у него любви ко мне, нет, и никогда я не поверю, что неожиданно он воспылал ко мне чувствами. Раньше в детстве он только и делал, что обижал меня, насмехался, жестоко подшучивал. А когда я имела неосторожность влюбиться в него в подростковом возрасте, то Алекс, поднял мое признание на смех, прилюдно сообщив всем, громко смеясь надо мной, что я не достойна не только его внимания, но и в принципе разрешения с ним говорить, видите ли, я не слишком хороша была для него. Интересно, что же изменилось сейчас, я неожиданно для него похорошела? Меня до сих пор мучает один вопрос: «Ну что я в нем нашла тогда?» Да, к тому же я никогда не забуду один случай, когда он посмел ударить меня, а все из-за того, что я обратилась к нему неподобающим образом, назвав при всех его Лёшей, видите ли, он именует себя исключительно Алексом. Этот поступок был решающим. Нет, у меня не появилось желания рассказать кому-либо об этом инциденте, ни родителям, ни брату, тем более, мстить ему за это я тоже не собиралась, безразличие – вот мое к нему отношение. Поэтому мне все равно, обидится Алекс сейчас на меня или нет, для меня он – пустое место, человек, который никогда не будет достойным какого-либо моего внимания, теперь уже он меня недостоин. Окончательно проснувшись, умывшись, я села завтракать на кухне. И пока ела, попутно переключая пультом каналы телевизора, на телефон пришла смс от брата: «Включи новости на первом!» Последовав просьбе, переключила на канал новостей. Откусанный кусок бутерброда тут же встал в моем горле комом, я не могла проглотить его, так как с экрана телевизора корреспондент говорил о том, что сегодня ранним утром был найден труп девушки. Самое ужасное было то, что кто-то целенаправленно перекрасил ей волосы в голубой цвет, так как опознавшие труп девушки сказали, что она ещё не так давно была брюнеткой. Я попыталась протолкнуть чаем застрявший в горле кусок бутерброда, но у меня плохо это выходило, потому как осознала простую истину, что кто-то действительно убивает девушек очень похожих на меня, и это открытие меня, ох как, не обрадовало. Пребывая в своих мыслях, я не заметила, как домой вернулась Лена, потому как от раздумий меня отвлекло прикосновение за плечо, от чего я подпрыгнула на стуле как ошпаренная, опрокинув на стол при этом стакан с чаем. – Рита, что случилось, ты вся бледная, – взволнованно трясла меня подруга, в ее глазах начала зарождаться паника, – Ну, не молчи же! Придя в себя и пересказав ей услышанное и увиденное в новостях, она твердо сказала: – Собирайся спокойно на работу, я тебя отвезу в ресторан и еще советую позвонить кому-нибудь из твоих родителей и поинтересоваться о случившемся. Кивнув в ответ, я вытерла разлитый мною стакан чая и засобиралась на работу. Точно, а почему бы мне не позвонить маме и не узнать все у нее про труп. Ведь она явно работает по делам, которые связаны с убийствами девушек, куда-куда, а именно в ее морг возят трупы с мест преступлений. Сев в красный Nissan March, я набрала мамин номер, спустя какое-то время она наконец-то ответила на звонок, после чего я услышала следующее: – Ребенок, я занята, нахожусь в морге. Если ничего серьезного, то я отключаюсь, – не решившись задать ей вопрос, я ответила скупое «все хорошо», и она прервала связь, но перед тем как это сделала, я услышала: «Она тоже изнасилована»… А почему я не спросила ее про трупы и не рассказала свои предположения и опасения, да все очень просто, я не смогла. Ну как я ей скажу: «Мамуля, а ты знаешь, по-моему, этих девушек убивают, потому что они на меня похожи, как ты думаешь, я буду следующей?..» попахивает паранойей вкупе с манией величия. Да и мама сразу же примчится меня успокаивать, с ее-то работой у нее железные нервы, но всё равно, когда дело заходит о безопасности и здоровье детей, она включает истинную беспокоящую мать, а я очень не хочу ее расстраивать. – Что-то быстро вы поговорили, – произнесла Лена, заводя машину. – Она занята, сказала, что в морге, – вздохнув, я уставилась в окно, погода была такая же паршивая, как и мое настроение. – Да, может, тебе показалась, что эти убийства связаны с тобой, и вообще с чего ты это взяла? Может, это просто совпадение. – Мне брат сказал, что все девушки похожи на меня, но ты понимаешь, до этого убивали исключительно брюнеток, и я до недавнего времени думала, что это действительно всего-навсего бред сивой кобылы, но не сегодня, вот! – я схватила прядь своих волос, – Девушка с таким же цветом волос была найдена, разве это может быть совпадением? Нет, не думаю! – Лена взглянула на меня с сочувствием. – Рит, всё перестань и залезь в бардачок, там маленькая аптечка, мне кажется, тебе стоит выпить успокоительное, но у меня там, по-моему, только валерьянка осталась, – произнесла подруга и, тыкая пальцем, указала в сторону бардачка. Вытащив аптечку и порывшись в ней, я нашла стеклянный пузырек с надписью «валерианы экстракт», в котором находились желтые пахучие таблетки. Достав из рюкзака воду, я выпила сразу две таблетки, после отсыпала себе на день, так на всякий случай. Потерев глаза руками, я постаралась взять себя в руки. Может быть, действительно, это всего-навсего совпадение… только очень странное совпадение. Пока ехали, я рассказала Лене про Алекса, то, как я устала от него бегать, и в этот самый момент, когда я хотела поделиться с подругой тем, как над ним подшутила, раздался звонок моего мобильного. На экране высветился рогатый олень Алекс, вспомнила на свою голову, но, ответив на вызов, я тут же рявкнула в трубку: – Слушай, Алекс, может, я тебе денег должна? На той конце трубки повисла пауза, после чего последовал ответ: – С чего ты взяла? – А с того, вот что ты ко мне привязался-то, звонишь мне без конца. – Да я просто звоню сказать, что приехал и жду тебя. От осознания того, что он только что произнес, я засмеялась ему в трубку, после чего на его вопрос «в чем дело» я завершила вызов. – Рит, ты чего смеёшься? – с любопытством спросила подруга, паркуясь у ресторана, – рассказывай, что он там тебе сказал. – Лена, ой не могу, ты не представляешь, где сейчас находиться Алекс, он и вправду стоит на третьей улице строителей, дом двадцать пять, он реально поверил, что я там живу. – Что-то знакомое, Рит, слушай, а это, случаем, не из фильма «Ирония судьбы»? – Именно оттуда, – и после трехсекундной паузы в машине раздался дикий хохот. Да, так мы уже давно не смеялись. – Ленок, а ты знала, что у нас вообще есть такая улица? – Нет, а ты? – И я нет, – вытирая слезы от смеха, произнесла я. Даже как-то полегчало, и нервозность вся канула в лету. Поблагодарив Лену за то, что та подвезла меня на работу, я попрощалась с ней до вечера и вылезла из машины. Рабочий день в ресторане был более-менее спокойный, так как Валентина была в отъезде, и я выполняла ее работу. Меня особо никто не трогал по пустякам, и даже тот факт, что Алекс опять приехал и требовал, чтобы я либо подала ему десерт лично, либо просто вышла к нему и составила компанию, не слишком-то меня волновал. Так как шеф сообщил Алексу, будто бы я сегодня отсутствую на работе. Но после их разговора, у нас с Ренатом Анатольевичем состоялась беседа в его кабинете: – Рита, я не знаю, что у вас происходит с Валентиной, и почему она требует, чтобы ты выполняла все просьбы этого Алексея, но советую поскорее разобраться с данной ситуацией, мне уже осточертело слушать ее истерики. Тем более, я так понимаю, это твой ухажер. Поговори с ним, пожалуйста, и скажи ему, чтобы он не отвлекал ни тебя, ни, тем более, меня. И еще, если это не прекратится, я буду вынужден расстаться с тобой, как бы прискорбно это ни звучало, извини, но свои нервы мне дороже, – видя то, как спокойно я все выслушиваю, шеф добавил, как бы оправдываясь, – Рита, ты сама понимаешь, Валя – моя жена, и ее уволить я ну никак не могу. – Не волнуйтесь, Ренат Анатольевич, скоро все разрешиться, просто мне нужно немного времени. Почесав свой тройной подбородок, шеф кивнул каким-то своим мыслям и сказал: – Хорошо, только не затягивай это, а пока Валентины не будет, я так уж и быть буду говорить Алексею, что тебя нет, – и, кивнув головой в сторону двери, произнес: – Все, ступай, десерты не ждут. Поблагодарив шефа, я удалилась к рабочему месту. Так и прошла неделя в ожидании письма из Франции. Эрика с его другом я больше не видела. Но, тем не менее, периодически я выполняла заказы на тот самый экспериментальный десерт, название которому мы с шефом дали «со вкусом карамели». Катерина сказала, что десерт всегда забирает какой-то пожилой мужчина, увешанный всевозможными украшениями. Наверное, причина тому, что парни не появляются, заключается в их занятости, ведь, скорее всего, они приехали сюда не развлекаться, а работать, и это меня слегка печалило, так как ну очень уж мне бы хотелось увидеть брюнета, и сколько бы я ни выглядывала во время ленча в зал, Катенька только печально разводила руками. Также, когда я выглядывала в зал, то старалась это делать очень незаметно, дабы ненароком не попасться Алексу на глаза, но тот в свою очередь умудрился доставать меня своими звонками и сообщениями. В общем, что я могу сказать, это была странная неделя, вторник был как пятница, среда как воскресенье, а весь четверг меня не покидало чувство, что это понедельник. Самое что интересное – цветы, подаренные Эриком, до сих пор стояли в вазе и не вяли, чудеса, да и только. Сны эротического характера меня больше не беспокоили, и по этой причине я больше не падала с кровати. А, самое главное, что убийства прекратились, чему я была несказанно рада, и по этой причине Лена больше не подвозила меня в ресторан. Так что на работу я стала ходить, как и раньше, пешком. Приближался суетливый период времени по подготовке клуба «RED» к празднованию помолвки моего горячо любимого брата, а значит, по моим расчетам сегодня или завтра должно прийти заказное письмо из Парижа с приглашением. И в один из прекрасных дней, когда я готовила десерт французские печенья-безе «макаруны», подошел Саня и сообщил: – Мне звонила Лена, она просила тебе передать, что служба доставки не смогла до тебя дозвониться, а так как ты указала и ее номер телефона, то они связались с Леной, а зная то, как сильно ты этого ждала, она решила передать через меня, потому что я всегда на связи нежели ты, так вот передаю: на твое имя пришло письмо из Парижа, – пока Саня мне все это говорил, я успела поставить противень в духовой шкаф, после чего я радостно потерла ладошки в предвкушении получить поскорее долгожданное письмо: – Это хорошо, нет лучше – это просто замечательно! – Жук, ты чему так радуешься, как будто миллион выиграла, у тебя даже глаза заблестели? – недоуменно вопросил Саня. – Мне просто уже не терпится заполучить письмо себе в руки, – переведя взгляд на часы, я примерно подсчитала, если меня шеф отпустит через час, то есть вероятность того, что я успею получить письмо до закрытия отдела доставки и вернуться в ресторан. – Рита, ну а что это за письмо-то? – все не унимался Саня. Дернув его за нос, произнесла: – Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, я потом все тебе расскажу. Пока мне нужно убедиться в том, что мне прислали то самое письмо. – Ты только не забудь, – произнес Саня, потирая свой немного покрасневший нос. Когда «макаруны» были полностью готовы, я быстренько отпросилась у шефа, искренне пообещав ему быть как молния, одна нога здесь, другая – там. Выглянув в зал и убедившись в том, что Алекс еще не пришел, я помчалась в раздевалку для того, чтобы поскорее нацепить горячо любимые джинсы бойфренды, а поверх голубой обтягивающей футболки накинула радужную в клетку рубашку. Еще я стала в последнее время на голову надевать фиолетовую бесформенную шапку, под которую прячу свои волосы, а причина этому была проста, после последнего убийства я решила подстраховаться, и неважно, что на улице начало июня, благодаря сегодняшней моде я не сильно-то отличаюсь от общей массы молодежи. Выбежав с черного хода нашего ресторана, который располагался неподалеку от гостиницы «Мормонт», я уже было помчалась по указанному адресу, который мне сообщили в службе доставки, но не успев пробежать и десяти шагов, увидела красную машину Алекса, из которой он выходил в сопровождении своих дружков. Чертыхнувшись и резко развернувшись, от чего чуть не упала на четвереньки, я побежала в противоположную от них сторону по направлению к метро, так как оно было рядом, я имела все шансы спрятаться и остаться ими незамеченной. Бежала быстро, благодаря чему даже успела запыхаться, так как я нисколько не спортсменка, и легкие у меня слабые, но при всем при этом умудрилась разогнаться как истинный паровоз, и в нужный момент, когда требовалось притормозить, мне не удалось вовремя это сделать. Так что на повороте, во время моего маневра возле здания, в котором находился вход в метро, я врезалась в кого-то с такой силой, что вместе с моим препятствием и моим криком «ААА!», мы рухнули на асфальт. При падении я зажмурилась, готовясь к тому, что будет больно, но весь удар пришелся по человеку, которому посчастливилось встретить меня на пути. Когда я привстала, опершись руками о грудь моего препятствия, то увидела, что моя шапка упала на лицо пострадавшего от моего налета человека. А когда я потянулась за шапкой рукой и сняла ее, то увидела до боли знакомые мне серые глаза, в которых сначала отразился ледяной, пронизывающий душу взгляд, потом недоумение, а после в них промелькнула какая-то, можно сказать, радость. Какая прелесть. – Ой… Эрик, простите меня, я не хотела вас сбить, вы сильно ушиблись? – все так же лежа на его груди, начала извиняться. – Извините меня, я просто очень торопилась и не успела вовремя затормозить, – произнесла я, пытаясь при этом встать, но сильные руки Эрика, кажется, меня совсем не хотели выпускать, а, наоборот, все крепче и крепче прижимали меня и так лежащую на нем. – Маргарита, ничего страшного не произошло, наоборот, я даже очень рад нашей встрече. В этот момент над нами раздался чей-то незнакомый прокуренный голос: – Молодые люди, с вами все в порядке, помощь нужна? – Спросил нас мимо проходящий мужчина, по виду бывший моряк с характерной татуировкой в виде якоря на руке. Я не успела даже ответить, как Эрик совершил всего пару движений, после которых мы уже были на ногах, но при всем при этом он также продолжал сжимать меня в своих объятьях как маленькую куклу. – Спасибо! – поблагодарил незнакомца Эрик, – но не стоит, мы сами справимся. Мужчина хмыкнул и удалился, а мы так и остались стоять, ну как стоять, я так и продолжала висеть примерно в пятнадцати сантиметрах от асфальта. А для того, чтобы висеть было удобнее, я обвила шею Эрика своими руками. – Вам удобно или вы все-таки поставите меня на ноги? – улыбнувшись, произнесла я. Эрик, как будто бы спохватившись, резко выпустил меня из рук, а так как я совершенно не была готова к такому повороту, то не удержала руки на его шее и, не успев даже пикнуть, упала прямо на пятую точку, которую больно ушибла, поэтому я зашипела от боли, потирая бедный зад. – Маргарита, извините теперь вы меня, я не хотел вам сделать больно, – подавая мне руку, виновато сказал Эрик, помогая встать. – Да ладно будем считать, что мы квиты, я вас сбила, вы меня уронили, – подмигнула я, принимая помощь и вставая на ноги. – А можно в знак извинения я приглашу вас куда-нибудь? При этих словах под моими ногами мы оба услышали какой-то треск, подняв ногу, я увидела часы с разбитым по моей вине циферблатом, наклонившись для того, чтобы их поднять, я заметила, что они какие-то странные, можно так сказать, старинные, протягивая их Эрику, с грустью спросила: – Дорогие, наверное? Сколько я вам за них должна? – Маргарита, не переживайте из-за таких пустяков, – отмахнулся он, забирая себе разбитые часы, – Но вы так и не ответили на мое предложение, каков будет ваш ответ? Чуть-чуть помедлив, я ответила: – А вы сейчас свободны? – и, получив положительный кивок в ответ, продолжила, – А раз есть свободная минутка, вы бы не хотели со мной прогуляться? Мне тут нужно кое-куда зайти, и я была бы рада, если бы вы составили мне компанию, заодно мы бы вместе подумали о вашем предложении. – Я совершенно свободен и буду только рад сопровождать вас, – сказал Эрик, отряхивая свои черные джинсы и бордовую футболку с длинными рукавами, сегодня он был с собранными волосами в небольшой хвост, и так же гладко выбрит. В тот момент, когда я на него смотрела, как-то сразу вспомнился давешний сон с его участием, от чего мои губы сразу пересохли. Из задумчивого состояния меня вывел бархатный низкий голос Эрика – …нравится. – Да, очень, – но спохватившись, что пропустила то, о чем говорил брюнет, спросила, – ой, а что вы сказали? Усмехнувшись, брюнет повторил: – Я говорю, город мне ваш нравится, а вы о чем, Маргарита? – положив мою руку себе на локоть, брюнет поинтересовался: – В какую сторону идти? Ведите, а то я не ориентируюсь в данной местности. Мне показалась, когда он брал мою руку, то погладил ее большим пальцем, ммм… это было приятно, если только мне не показалось, а то мало ли, я еще та фантазерка – это я про сон. Эрик тем временем продолжал говорить: – Маргарита, у меня к вам еще одно предложение, можно, мы уже перейдем с вами на «ты»? – Кивнув ему в знак согласия, я добавила: – Я буду только рада, если честно, мне так даже привычнее. А насчет приглашения я бы и рада, но по времени не знаю, как сориентироваться, работа отнимает у меня уйму свободного времени, можно сказать, я на ней живу. К тому же на мне организация праздничного торта для грядущего праздника… Кстати, а вы, ой, ты надолго в нашем городе? – Где-то с месяц, после чего мы с Уриком возвращаемся на родину, а почему ты спрашиваешь, Маргарита? – спросил брюнет, следуя за мной. А мне пришла в голову одна замечательная мысль, но, не зная, как он на нее отреагирует, я, зажмурившись, произнесла: – Эрик, есть один вариант, но согласишься ли ты на это или нет не знаю, да и будет ли это уместно? – А ты спроси меня, – улыбнулся брюнет. – В-общем, будет помолвка моего брата, и я предлагаю тебе составить мне компанию. Понимаю, что ты наверняка захочешь отказаться, ведь там будет много незнакомых тебе людей, да и мы, в общем-то, тоже не особо-то знакомы, но там можно будет весело провести время. Если что, ты всегда сможешь уйти, если тебе не понравится или будет не комфортно. Остановившись, Эрик развернул меня к себе лицом, и я почему-то опять зажмурила глаза, в свою очередь он положил поверх моей руки свою и сжал мою ладонь. Благодаря этому, я почувствовала нежное прикосновение его теплых рук, отчего тут же открыла глаза и перевела вопросительный взгляд на брюнета, в ответ он одарил меня своей лучезарной улыбкой, после чего произнес: – Хорошо, договорились, я буду очень рад сопровождать тебя на данное мероприятие. Марго, можно так тебя называть? – получив мое согласие, Эрик развернулся, и мы продолжил свой путь, – Марго, а когда будет помолвка? – Примерно через пару недель, – почему-то краснея, ответила я. – Тогда оставь мне свой номер телефона для того, чтобы я мог с тобой связаться. Кстати, у меня еще один вопрос по поводу одежды, на помолвке будет какая-нибудь определенная тематика, которая подразумевает особую форму одежды? – Точно, будет дресс-код Black Tie, но всегда есть исключение из правил, и поэтому кто не сможет соответствовать дресс-коду, заранее сообщает об этом организаторам праздника, и еще, главное, чтобы все было в меру приличным, удобным, так как это ночной клуб и там будут танцы. Лично я буду в черном платье. – Хорошо Марго, я тебя услышал. Когда мы свернули с главной улицы, то вышли на финишную прямую, которая была напрямик через аллею, по обе стороны которой росли ранетки. И так как сейчас начало июня, то в нашем городе N у них был самый пик цветения. Как же красиво, все деревья были усеяны белыми цветами. Чуть не забывшись, я было хотела втянуть аромат носом, но вовремя себя остановилась, и, убрав руку с локтя брюнета, полезла в карман своей рубашки за спреем от аллергии. Эрик заметил мои манипуляции, но не стал задавать лишних вопросов, зато я, повернувшись к нему, прокомментировала свои действия: – Это от аллергии, я обожаю цветы, но понюхать и ощутить их аромат к огромному сожалению не могу. И тогда, когда ты подарил мне цветы, у меня начался приступ, поэтому мне стыдно было, и я убежала, предварительно чихнув тебе в лицо, – сказав это, я посмотрела на Эрика, ведь мне действительно было стыдно, но на это он ответил следующее, тем самым успокоив меня: – Не оправдывайся, не нужно этого делать, ведь ты ни в чем не виновата, это я должен был об этом подумать и, хотя бы предварительно уточнить, есть ли у девушки аллергия на цветы или нет. – И вновь положив мою руку себе на локоть, добавил. – А куда мы идем? – В компанию Fеdeс – это служба доставки. Дело в том, что на мое имя пришло письмо, очень важное для меня, – и в тот момент, когда я хотела рассказать, что за письмо, мы начали подходить к ранетке. Хоть я и закапала в нос лекарство, но действие его было не быстрым, и я постаралась глубоко не дышать. В какой-то момент подул ветер, и множество лепестков ранетки закружил красивой воронкой вокруг нас. Это был невероятно! Если бы я не знала, в каком мире мы живем, то подумала бы, что это настоящее волшебство, так как мы оказались, как в коконе, но при этом я не ощущала не единого сладкого аромата ранетки. Все закончилось так же неожиданно, как и началось, просто все лепестки упали у наших с Эриком ног, на это я только и могла что с сожалением застонать, но не успела – мы уже подошли к дверям той самой компании Fedec. Когда же мы с Эриком зашли в отделение службы доставки, я увидела, что очередь огромная и продвигается она со скоростью бешеной черепахи. Вздохнув и встав в ту самую очередь, я произнесла: – Ну ничего себе очередь, а главное, лицо оператора говорит нам четко и ясно «И пусть весь мир подождет», – и вроде бы я сказала очень тихо, но брюнет все равно меня услышал. – У вас всегда так? – и только я открыла рот, чтобы рассказать Эрику про наши службы доставки, как вдруг к нему повернулся седовласый старичок лет восьмидесяти, который стоял впереди нас, и произнес с серьезным видом следующее: – Да, милок, у нас всегда так, а главное, когда я пришел сюда, то я был примерно таким же молодым и высоким, как и ты, – судя по всему, нас услышал дедушка с чувством юмора, потому как он вдобавок после этой фразы еще и подмигнул мне. Смеялась не только я, но и все свидетели нашего небольшого диалога. Я же в свою очередь пояснила Эрику причину нашего всеобщего гоготания, на это он лишь понимающе хмыкнул. Так мы простояли еще кое-какое время в очереди, и, заполучив наконец-то письмо, вышли на улицу. Под пристальным взглядом брюнета, следящим в данный момент за каждым моим движением, я все же открыла дрожащими руками конверт и вытащила оттуда золотистое приглашение на французском языке, к нему так же дополнительно прилагался перевод на русский. Прочитав и убедившись, что это настоящие приглашение, я от радости, что мечты сбываются, запрыгала, забыв, что не одна, и за спиной у меня стоит Эрик. По этой причине, когда подпрыгнула, сильно стукнулась головой об его подбородок, после чего услышала клацанье его зубов. Потирая свой затылок рукой, виновато посмотрела на то, как брюнет ощупывает свой подбородок, и по этой причине выдала следующее: – Эрик, прошу прощения, я совсем забыла, что вы рядом, – и уже хотела было дотронуться рукой до его подбородка, как вовремя спохватилась. Ох, ну что я совсем-то, вдруг для него это неприемлемо, и он меня как-нибудь неправильно поймет. Так что я затараторила, как бы оправдываясь, – Понимаешь, я этого приглашения так долго ждала! Это мечта любого хорошего кондитера, который хочет работать под руководством самого известного на данный момент, первоклассного, можно сказать, гуру своего дела кондитера месье Боссе, и я долго шла к этому, а значит… – от предвкушения я закружилась на месте, раскинув руки по обе стороны, потому как радость меня переполняла. Остановившись и прижимая приглашение к своей груди, я позабыла обо всем на свете, от мечтаний не сразу ощутила то, что Эрик положил мне руку на плечо, и развернув меня к себе лицом напомнил, тем самым, что я все же не одна. – А что это значит, Марго? – и напомнил мне то, что я не договорила. – А это значит, что я отправляюсь в Париииж! – и я от переизбытка эмоций все же не выдержала и, прыгнув, повисла у Эрика на шее. А он в свою очередь, не оттолкнут меня, не-е-ет, наоборот, крепко прижал в ответ. Наши лица оказались до неприличия близко друг к другу, еще пару миллиметров, и его губы коснулись бы моих. Он смотрел на меня так пронзительно, так глубоко, а его руки, от которых исходил жар, все также сжимали в своих объятиях, от такой близости я даже почувствовала тепло внизу живота, от чего даже мое дыхание сбилось и стало каким-то учащенным. И в тот момент, когда я хотела поцеловать Эрика, осознала, что я поступаю неправильно, ведь это неприлично так бросаться на малознакомого парня, и, будучи в шоке от себя, резко выпрыгнула из его объятий, пряча свое раскрасневшееся лицо в ладошках и все так же сжимая в руке конверт: – О, Божечки, что я творю! Эрик мне так стыдно, я от радости совсем голову потеряла, – а пока я от стыда не знала куда спрятаться, он взял, да обнял меня за плечо и, успокаивающе поглаживая, произнес: – Знаешь, я еще никогда в жизни не встречал таких искренних, ярких девушек. Ты такая живая, настоящая, не смущайся, не стоит, я больше скажу, мне очень нравится это, ведь не каждый день мне в объятия прыгают симпатичные девушки, и еще с тобой очень легко и приятно общаться. Взявшись за руки, мы направились в обратную сторону по направлению к гостинице «МОРМОНТ», где напротив него расположен мой ресторан «КАРАМЕЛЬ». По дороге я подробно обо всем рассказала, о своей неподдельной любви к приготовлению десертов. С Эриком вообще очень приятно было общаться, действительно очень легко, без стеснения и принуждения. Порой он задавал вопросы, а я на них отвечала, затем, немного помолчав, спросила его: – Эрик, можно тебя спросить, а чем вы с Уриком занимаетесь? – Конечно, можно, и секрета в этом нет, мы с Уриком изучаем мифы и предания разных народностей стран мира про магию, а также изучаем древние атрибуты непосредственно используемых в ритуалах и тому подобное. – О, как интересно, а вы были уже с Уриком на Алтае? – А что там? – заинтересованно спросил Эрик. – Ну, Алтай славится своими мистическими местами, ведь именно там живут алтайские шаманы. Я знаю, что они и сейчас живут там и проводят свои ритуалы. Не так давно, перед тем как выйти из отпуска, мы с братом и друзьями ездили туда отдыхать, и там мы ходили по прекрасным местам с экскурсоводом, и он много чего интересного поведал. – А можешь поподробнее рассказать, что особенного в этом Алтае? – попросил меня брюнет. – Конечно, я расскажу все, что запомнила. Так вот, слушай мою историю, а точнее не мою… В Горно-Алтайске есть национальный музей Республики Алтай, а в нем очень мистическая мумия принцессы с плато Укок, с ней связывают множество катаклизмов, которые произошли в Алтае после того, как ее гробница была обнаружена при раскопках на могильнике Ак-Алаха. Согласно верованиям коренного населения, принцесса, которую еще называли Ак-Кады, что означает «добрая, является хранительницей покоя и стояла на страже врат подземного мира, не допуская проникновения зла из низших миров. У нас многие ездят на Алтай и не только для отдыха и рыбалки, да и не только чтобы посещать всевозможные экскурсии. Там просто сама природа такая сказочная, чего стоит живописное предгорье Северо-Чуйского хребта. А Каракольские озера, там вода в каждом из семи озер отличается по цвету. И вообще, когда ты там, такое ощущение, что твое тело наполняется жизненной энергией, сразу становишься, как будто бодрее, и силы из тебя так и плещут, такое ощущение, что ты можешь горы свернуть. Так что, советую туда съездить. – Марго, очень интересно, там мы действительно еще не были. Ты так же говорила про каких-то шаманов, я бы хотел про них узнать, если конечно есть у тебя информация. Мне польстило то, как Эрик меня слушал, не перебивая, поэтому покопавшись в закромах своей памяти и посмотрев по сторонам, чтобы примерно знать, сколько осталось до ресторана, начала излагать: – Так, шаманы, что я могу рассказать о них, ммм…, например, то, что шаман – это человек, который в состоянии транса может общаться с духами и излечивать болезни. Если я не путаю, нам на экскурсии рассказывали, что шаманство передается по наследству чаще всего, человек в свою очередь, не обязан становиться шаманом, все зависит от видений, которые он видит во время обряда общения с духами. После чего человек понимает, станет он шаманом или нет. Также шаманская практика связана с первобытной магией, разница только в том, что магия направлена на искусственные изменения мира своей волей, в то время как шаманы опираются на природные силы. В-общем, шаман, скорее всего, является проводником природной силы между миром ушедших, а также миром людей и миром природы, чем преобразователем мира. Эрик слушал все сказанное мной так, как будто эта информация была на вес золота, выслушав, он произнес как-то задумчиво: – Познавательно у тебя получилось рассказать, мне даже захотелось поскорее туда отправиться, – и, когда мы уже подошли к ресторану, я еще раз посмотрела по сторонам и была рада увидеть, а точнее не увидеть машины Алекса, ее к тому времени уже не было на парковке. Остановившись у черного входа в ресторан, Эрик как-то пристально на меня посмотрел своими серыми глазами, в которых я как будто увидела раскатистые грозовые облака, и с осторожностью произнес: – Я бы хотел задать тебе немного странный вопрос, не удивляйся, но постарайся мне ответить, хорошо? Дождавшись моего кивка, он взял меня за плечи и еще более пристально начал смотреть в мои глаза, словно хотел проникнуть в мои мысли и узнать, о чем я думаю. От этого голова у меня начала слегка кружиться, а также появилась какая-то странная пульсирующая боль в висках, но вопрос я услышала достаточно четко: – Как ты относишься к магии, веришь ли ты в нее, Марго? И еще, как ты относишься к тем, кто ей, возможно, обладает? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anastasiya-andreevna-tolstikova/so-vkusom-karameli/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.