Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Вся в муке… Романтичный Доминант Порно-история о желаниях молодых избалованных бизнесменов и судьбе обычного парня… Имея мечту, цель, желание и средства, все люди поступают по-разному. Герои этой закрученной истории решили рискнуть. Рискнуть должностями, положением, состоянием и будущим, каждый – своим, чем-то для него очень важным. Не без трудностей и колебаний через некоторое время выгодное для всех сторон решение было принято, причем без ведома влиятельной и важной в данной сделке стервы, Светланы Александровны. Как и положено у опытных бизнесменов высочайшего уровня, план был максимально законспирирован и согласован до мелочей, но дал сбой… Никто бы никогда не поверил, что с людьми их ранга может происходить такое. Да и они, собственно тоже… Содержит очень откровенные сцены секса. Внимание! Написанное не является научным материалом и не призывает к подобного рода действиям. Содержит нецензурную брань. Содержит нецензурную брань. Романтичный Доминант Вся в муке… – Ну да, именно так должен звучать двигатель. О да, вот так, крошка. Я очень, очень доволен… Алло, привет. Быстро, я еду. – Не узнал? – Нет, не узнал. – Ну вот. Это Марго тебе звонит. – Марго? Не помню. – Прошлая пятница. Девушка в кожаной юбке. – А, Рита, вспомнил. Мы договаривались сегодня встретиться, но у меня не получается, извини. – А, может, завтра тогда? – Не знаю. А ну, я перезвоню, вторая линия… – Алло. – Здравствуйте, Это Юля из клуба. Вы говорили перезвонить Вам в пятницу по поводу… – Какого клуба? Давайте я Вам перезвоню, я по МКАДу мчу, извините… «Осень наступила, повозвращались с курортов и вспомнили, когда неохота дома сидеть», – подумал он и сделал музыку громче. – Мояя рукаа превратилась в кулаак, – подпевал Цою, сидя за рулем своей мечты, обычный парень-сирота. Никита был из хорошей дружной семьи с трагичной историей, но волею судьбы с недавних пор его дела потихоньку поползли в гору… Входящий звонок. – Бля, если это Юля из клуба, то ты тупая овца, – выругался он и, не глядя на экран, рявкнул в телефон. – Слушаю! – Привет. Никита? – Ой, Юлечка, солнышко, я думал, это другая девушка звонит. – А я подумала, на меня такая реакция. – Да ну ты что, роднулька. Я сейчас остановлюсь и перезвоню, а то в аэропорт по МКАД мчу… У бензоколонки… – Здравствуйте, какой бензин и сколько? – Премиум полный бак наливай, наверное, а я пока кофе попью. А хотя, давай я подожду… – Алло, Юльчик, могу говорить. Рассказывай, как ты там. – Никит, с утра ничего не изменилось. Здесь просто… Ну, в общем у меня просьба к тебе. С меня любое твое желание. – Любое? Тогда… – Никит, не начинай, пожалуйста, я прошу. – Я должен был попытать счастьица-то. – Ага, знаю, но помочь не могу. – Ладно, хочу желание. Что у тебя там? – Ты помнишь мою подругу Милу? – Нет, кто такая? – Она со мной почти на всех фотках есть. – Это с пятым размером?! – Нет, то Танька, а Милка – она маленькая такая, наша соседка. Ну, на скрипке играла. – Да-а, скрипку помню, а Милу нет. – Вспомнил да, скрипачку! Ну так вот, – продолжила она. – Только не перебивай. – Хорошо. – Прислушалась я, братик, к твоему совету. – Опа, и к какому же именно, стесняюсь спросить? – Начать заниматься чем-то полезным и прибыльным. – Ну, что ж, хвалю. Идея есть, и, если есть, то сколько стоит? – Да, есть, конечно, но я сейчас не деньги просить буду. – С воздуха прибыльное дело откроешь. Говори, давай, когда и сколько надо, чтобы я знал. – Я говорю, деньги есть у меня, и их хватит… – Погоди, Юль… – Ох, нифига себе, какой спидометр у нее! – услышал он с улицы, опустив стекло. – Денег за бензин сколько, спидомэтр? – обломал Никита наглеца в потертой форме заправщика, который заглянул в салон новенькой спортяжки-симпотяжки. Парень не понравился Никите тем, что постучал ему, как в калитку, в тонированное окно своими костяшками пальцев. Конечно, Никита хотел и мог послать его, но решил, поугорать. – Смотри, монокли трэснут, братуха, – продолжил он. Парень в очках с черной оправой и толстыми поцарапанными линзами не растерялся и с серьезным видом ответил: – Да нее, у меня же триплекс, братуха. Такой же, как у тебя в машине лобовуха… – Слышь, микроскоп, не приставай к людям. Отойди от машины, говорю, чеши подметай, дебил! – перебил их разговор заправщик. – Денег сколько? – зло спросил у него Никита, поняв, что парень в очках так вел себя просто потому, что был не совсем здоров. – С вас две тысячи триста пятьдесят рублей, – ответил заправщик, улыбаясь в надежде на чаевые. «Дебил», – подумал Никита и сказал: – На тебе пять и сдачу не нужно. Словно идиот, заправщик вцепился в купюру, поданную ему из салона, своими пальцами и, чуть не подпрыгнув от радости, выдал: – Благодарю, Ваша удачная дорога начинается от нас, будем рады видеть Вас снова, приезжайте к нам еще! – Ага, обязательно приеду и проверю, отдал ты сдачу вон тому дебилу или нет. – Да, это же я… – имел в виду заправщик, что это он машину заправлял, но… – Я, я, головка от хуя, – перебил Никита, кривляя подлеца, и строгим голосом повторил. – Я говорю тебе, сдачу отдашь парню в очках, дебил, – и отпустил купюру, медленно разжимая пальцы… – Алло, Юля? Алло. А, так она сбросила… С чувством удовлетворенности он отъехал от колонки, снова набрал номер единственной сестры и, ожидая ответа, потихоньку поехал, чтобы не опоздать в аэропорт. – А чего ты сбросила? – Я тебе «алло-алло, Никита-Никита», а ты там «ля-ля» с кем-то. Ну что висеть? – А, рекламщики приклепались, извини. – Уже удобно говорить? – Да, конечно, я потихоньку еду, рассказывай. … – Да какие, блин веники плести, нет Никита, – смеялись они. – Рассказывай-рассказывай, я просто соскучился очень. – И я тоже… – Ну, и я решила открыть клуб. – Клуб? – Да, клуб и открывать его буду в Москве, потому что в Питере такое есть, причем много, а в Москве и людей побольше, и место нормальное найти легче. – Мне нужно место найти? – Нет, этим мы будем заниматься сами. – Мы? – Ну да, с Милой, которая поедет в Москву и будет искать. – А почему Мила будет искать? – Потому что она в этом разбирается и потому что я ее взяла в компаньоны или компаньонки, как там правильно. – Ну, а от меня-то что нужно? – Я хочу тебя попросить, чтобы ты пустил ее в свою холостяцкую крепость пожить неделю, а может две. – Не выдумывай Юля, что значит пожить неделю или две? – в телефоне повисла тишина. Зная, что в серьезных делах его слово для нее закон, он выдержал пятисекундную паузу и продолжил. – Не дури мне голову с такими вопросами больше никогда поняла? – Она не отвечала. – Это наша с тобой крепость, и ты это прекрасно знаешь. Конечно, пусть приезжает и живет, сколько нужно, если ты пустишь ее в свою комнату, а то комната для гостей зависла – итальянцы паркет зажали. – Дурачок, блин! Обожаю тебя! – радостно рассмеялась она… Неделю спустя… – Доброе утро, Никита? – обратилась явно к нему незнакомая ему девушка. Привлекательная брюнетка, с красивыми глазами и фигурой, как и нравилось ему, спортивная, которую он сзади сразу оценил, как только вошел. – Да, я Никита. Доброе утро. «Новенькая, наверное», – подумал он. – Вы решили не перезванивать, а приехать? – удивила она. – Если к Вам, то к такой красоте я готов не только приезжать, а, сломя голову, на всех парах бежать на край света! – ответил он, пытаясь понять, что она хочет от него и о чем она. – Ну, и почему же, в таком случае, я Вас жду уже две недели? – улыбаясь белоснежной улыбкой, спросила она, сверкнув красивыми глазами. Хоть Никита не был обделен женским вниманием, у нее получилось включить в нем самца, ведь приятно встретить в семь часов утра красивую приветливую девушку. – Я пришел, как только смог, и собираюсь у всех сегодня вечером… э-э-э, завтра вечером забрать свою принцессу! – начал открыто флиртовать Никита, несмотря на то, что у красотки на белой рубашке с высоким воротником красовался чуть выше призывно торчащего соска бейдж, на котором черными буквами на серебристом фоне, было написано, что перед ним администратор Юлия. Все сотрудницы этого спортивного клуба для состоятельных людей носили такие рубашки, короткие спортивные юбки зеленого цвета и белые кроссовки на ножках без носков. К торчащим иногда сосочкам он за почти год привык, а вот на всех ли сотрудницах, как на подбор, есть трусики под их юбками, так и не узнал и сейчас тем более хотел узнать. – Вы лучше заберите, наконец, подарочный абонемент. А то я две недели, как начала работать, а меня уже начальство ругает, – дала она ему понять, что ему нужно держать себя в руках, так как она на работе. – Абонемент? – Я вам писала сообщение. Вы ответили, что вам надо сказать об этом в пятницу. – И почему я не помню этого разговора? Или Вы не звонили? – Звонили. Но так как, как Вы выразились, Вы мчались по МКАД… – А, вот это помню. Я с Вами сестру перепутал еще… Мелодия входящего звонка перебила его. Он изменился в лице. – Только вспомнил, – сказал он, когда увидел, кто звонил. – Алло, – настороженно ответил он на звонок и услышал еле слышное: – Приивеет, Никита. Он видел, как меняется выражение лица брюнетки напротив, которая по его лицу поняла, что, видимо, что-то произошло. – Что случилось у тебя? – настороженно спросил он, зная, что Юлю в 11:00 невозможно растолкать, а тут семь утра… – Да у меня тут капец! – на мгновение страх овладел им, а она продолжила. – Юля проснулась в семь утра, прикинь, Никита. В голове крутилось много мата, но он сказал: – И тебе доброе утро, сестричка. – Да какое… Хорошо, блин, этот будильник. – Зачем ты его завела? – Напомнить хочу, сегодня Мила прилетает в шесть… В аэропорту… Встречая в Шереметьево Милу, о которой он совсем забыл, он думал, как правильно изменить планы на вечер… В выходящих к родным людям он не нашел свою гостью, а когда прилетевших не осталось, и красивая девушка в форме закрыла дверь, он заволновался. «Отлично. И что теперь?» – набирая номер Милы, подумал он. С гудком вызова в динамике одновременно он услышал мелодию звонка за спиной. – Алло, – ответил ему милый женский голос и там, и там. Он обернулся на голос. – Мила? – Привет, – улыбнулась девушка, не убирая от уха телефон. Светлые, почти золотистые волосы, большие серые глаза, натуральные брови и ресницы, сочные губы и ровный нос. «На кого-то она похожа», – подумал Никита и сказал: – Так Питер здесь. – А я из Волгограда летела… – Извини, не помню тебя. Наверное, изменилась, и не могу понять, на кого ты похожа. – Не знаю, на кого, а вот ты не изменился, и вы очень похожи с Юлькой, – сказала Мила и чмокнула его в щеку. Никита улыбнулся и спросил: – Где твои вещи? Поехали быстрее, очень кушать хочется… На паркинге было много машин и, когда они добрались до авто Никиты, Мила восхитилась и сказала с удивлением: «Неплохая машинка у тебя!», когда поняла, что белая машина, выделявшаяся из всех машин на стоянке тремя широкими полосами на капоте и бампере, принадлежит Никите. – Да, недавно пришла. Ждал полгода, но дождался, – ответил он, испытывая эстетическое удовольствие от своего выбора и вкуса. – Патриот, я смотрю? – Почему патриот? – сразу не понял он. – Ну, флаг почти на весь капот. – А, не-е-ет. Это же BMW M, а эти полоски – такой логотип, и они не только на капоте, а еще и на половину водительской стороны, иди, глянь, – пытался он как можно больше рассказать… По пути.... – Что, бензин надо залить? – спросила Мила, когда он начал резко тормозить, явно собираясь свернуть на АЗС. – Нет, заливать нам не нужно ничего, а вот слить нужно как можно больше, – улыбнулся он. – Нужно слить? – В туалет надо, пробки. Внутри направо до конца и левая дверь. – А ты? – А я сейчас, нужно узнать, сколько масло стоит. Иди и возьми себе, что хочешь… Он не стал говорить ей, что вспомнил, что у него есть дело, когда увидел знакомую АЗС. Никита всегда выполнял обещания, и в этот раз тоже сдержал свое слово… – Привет, братуха! – услышал он, когда открыл дверь. Он обернулся на голос. У задней двери стоял уже знакомый ему парень и показывал ему пальцем на очки. – Капиталовложение. Аркаша не курит и не пьет, – линзы в его очках были новые. – Привет, братуха, – сказал Никита и подал ему руку. – Привет, Никита. Я – Аркадий Аркадьевич Микроскопов, – подавая руку в ответ, представился он. – Откуда имя знаешь мое? – Вспомнил. Слышал тогда в твоем телефоне: «Алло-алло, Никита-Никита». – Слышал? – Аркаша видит плохо, но взамен слышит хорошо. – Аа. Этот хмырь сдачу отдал тебе? – Капиталовложение. Аркаша не курит и не пьет. – Хватило? – спросил он, поняв, что тот купил линзы, но Аркаше было уже не интересно, он уже был увлечен созерцанием салона в открытые двери. Никита хорошо видел через новые линзы его по-детски радостные глаза… Опираясь на свои внутренние ощущения, он решил хоть на минуту сделать не виновного в том, что он не такой, как все, человека счастливым. – Иди, порули, – сказал он и не ошибся… Отряхивая штаны сзади руками, Аркаша исполнял на плитке, обтирая подошву, лунную походку так быстро, что Никита рассмеялся и сказал: – Давай, ныряй… Реакции, которую он ожидал, не последовало. Не веря в свое счастье, Аркаша, поставив ногу в авто, превратился в саму аккуратность. Сев в салон, он погладил сиденье, панель, огляделся и взялся за спортивный руль. Примерно минуту он просто сидел, держась за него, и что творилось с ним и в его голове, было известно только ему… – Все в порядке? – спросила Мила, подойдя к Никите. Аркаша тихо издавал носом звук двигателя, поэтому Никита положил палец себе на губы, и в этот момент она увидела его глаза… Насладиться ими помешал Аркаша. – Аркаша едет, Никита во, – показывая ей большой палец, прищурился и понял, что Никита не один. – Познакомься, это Мила, – представил её Никита, а он уже вылезал из машины. – Аркаша Аркадич, – представился он, пряча от стыда глаза, шмыгнул между ними со словами: «Аркаша сейчас» и исчез за углом… – Ты не меняешься, да? – улыбаясь, спросила она, и Никита заметил, насколько Мила красивая и естественная. – Ты о чем? – Также возишься с вот такими Аркашами, как и в детстве… – Рука, шипы, аккуратно, – перебил его Аркаша с розой в руке и, подавая ее, сказал. – Не бросай, Никита – во, не бросай, Никита – класс! Мила взяла розу за бутон, а он разжал руку и со словами: «Аккуратно, шипы» показал им свою окровавленную ладонь… Направляясь домой в пробках, они говорили, как старые приятели, о том, кто и где, и уже через полтора часа въехали во двор современных многоэтажек. – Ну, вот мы и прибыли, – паркуясь, сказал Никита… – Прошу, мое скромное жилье. – Скромное?! – удивлённо спросила Мила, входя в квартиру. – Поверь, скромное. Могло быть в другом районе и побольше, но мне пока хватает. Ты не стесняйся, чувствуй себя, как дома. – Хорошо, я попробую. – Пойдем, покажу комнату, в которой ты будешь спать. Он ввел ее в светлую комнату, по интерьеру которой было понятно, что это комната для девочки. – Это комната Юли, подходит? – Уютно очень. – И здесь, вроде бы, есть все необходимое девочкам, но если что-то мешает или неудобно, уберем, передвинем. Ну, а с техникой, я думаю, сама разберешься. – Разберусь, конечно, – сказала Мила, увлеченная дорогим интерьером. – Все занимайся, а я пошел готовить ужин. – Готовить?! – Так, а ты что, домашнюю еду не ешь? – Почему? Ем. – Ну, ты так удивилась, прям гото-о-овить. Я готовлю сам всегда. Люблю готовить. – Давай я помогу тебе? – Нет, ты лучше разберись с вещами и приведи себя в порядок с дороги… На разбор вещей, звонки маме, подругам и душ у Милы ушел примерно час. Колеблясь и выбирая, в чем выходить ужинать, она решила ориентироваться на слова «чувствуй себя, как дома» и остановила свой выбор на коротком шелковом халате, под который не стала надевать белье. Помещение, куда она пришла на звук телевизора, кухней назвать было трудно. Большая очень светлая комната с соответствующим по размеру столом, красивой мебелью в нежных тонах, барной стойкой и огромным окном. На столе уже стояли блюда с салатами, красиво украшенные зеленью и овощами, мясная нарезка, вино, и дополнял эту красоту нарезающий сыр Никита… – О, ты уже все? Лапшу домашнюю с мясом будешь? У меня есть уже сваренная, только бульон нагреть. – Домашнюю, конечно, буду, – обрадовалась Мила, не веря, что это все происходит с ней. – А почему ты босиком?! – Я тапочки забыла. – Я сейчас тебе Юлькины дам. – Да к такому ужину не тапочки, а туфли нужны. Я сейчас… Никита застыл с тарелкой в руках, когда вернулась Мила. – Ого! – воскликнул он. На ней было короткое синее платье, которое обтягивало талию, бёдра и подчёркивало явное отсутствие лифчика, плюс туфельки – в общем, она была прекрасна. – Вот это туфельки, и, кстати, очень хорошо, что нет косметики. – Спасибо, мне приятно. – Ну все, садись, буду тебя кормить… А в это время… В центральной части Москвы собирался бомонд бизнесменов на выставке новой продукции ведущих компаний в сфере газовой промышленности. Дорогие машины, куча известных людей, репортеры с камерами снимают знаменитостей. Среди всех этих людей также присутствовала одна из самых молодых бизнес-вумен в этой сфере Светлана Александровна. Несмотря на отсутствие желания в пятницу находиться на этом скучном мероприятии, она пребывала в приподнятом настроении, так как еще утром ей сообщил ее советник по особо важным делам о крупной сделке и контракте с сюрпризом для нее… Кухня… – Ты ешь, давай, а то остынет. – Слушай, я не ожидала, что ты такой. – Вино? – Да, немножко. – Я не буду, извини. – Ты еще и не пьешь?! – Пью, но не часто и исключительно для вкуса. Бери гренку. – А чего сейчас не будешь? – Мне на работу еще нужно, очень важная встреча. – А, понятно теперь. Слушай, еще раз спасибо за то, что позволил пожить у тебя и прости за неудобства. – Все в порядке. Мне для Юли ничего не жалко, если просит. У меня, кроме нее, никого нет. – Я знаю, ты же ей, как мама и папа, а главное – любимый брат. – Я тоже люблю ее сильнее всех, – улыбнулся он. – Ну, это заметно, – тоже улыбнулась Мила. – Машину купил, квартиру в Питере ей оставил, деньги вот на клуб нам дал и так, я помню, в детстве за нее всегда горой. – Мелочи, это все сегодня есть, завтра нет. Ты ешь, ешь, давай. Вкусно? – спросил он, думая о том, какая у него сестра умница. Он высылал ей деньги на гулянки, салоны красоты и отдых за границей, а она, получается, их копила. – Очень, я в восторге. Правду говорят, что мужчины – лучшие повара. – Не знаю, но готовить люблю, и получается все, особенно мясо и морепродукты. Только вот жареные пирожки с горохом, как делала мама, ни в какую, а так хочется, – с грустью сказал он и добавил. – А сегодняшние женщины похожи на кукол – только шмотки, сиськи, губы, брови эти татуированные… Фу, трахаться и больше ничего. – Пошляк, – сказала она и, смеясь, продолжила. – Каким был, таким и остался, теперь понятно, почему ты не женат. – А ты вот почему не замужем? – накладывая салат ей в тарелку, спросил он. Мила сразу изменилась в лице. – Не везет мне с мужчинами совсем. Отец – алкаш и бездельник, маму бил всю жизнь и мне жизни не давал. Единственное, за что спасибо, так это за скрипку. Муж вообще мерзостью оказался, тоже меня бил постоянно. Нельзя так говорить, но я рада, что он был бесплодным. – Дурдом, согласен. Расстались? – Убили его три года назад… Звонок телефона прервал их беседу. – Извини… – Алло. Да, это Никита. Вы прилетели уже? – Да, сейчас мы доберемся в отель, и я готов. – Хорошо, как будете готовы, звоните, я жду… – Вот и работа. – Ты так изменился, когда разговаривал. Такой серьезный стал. – Ответственный, – подмигнул он и продолжил. – Очень серьезный человек прилетел, и мне нужно тайно организовать ему встречу с одной бизнес-вумен, – сказал он, загадочно улыбаясь. – Ммм, серьезно. – Если встреча удовлетворит обоих, то получится заработать сумму с множеством нулей. – Понятно. Так ты уже уходишь? – Нет, он позвонит. Ешь на вот перчик, давай. – Спасибо. – Ну, а вы с Юлей хорошо дружите, я так понимаю? Раз она тебя в компаньонки взяла, значит, доверяет. – Да, мы же с ней «не разлей вода» с детства, практически всё вместе, даже первый секс… Ой, что это я разболталась, – засмущалась она. – Не переживай, у нее от меня секретов нет. Месячные, первый поцелуй, секс и все такое, но я особо не помню подробных деталей этого всего, это как раз то время, когда родители, – он замолчал. Мила не знала, что говорить, и он это заметил и сказал. – Ну да ладно, жизнь продолжается! – Конечно, и все у нас будет хорошо! Вот за это и выпьем, – поддержала его Мила. Они чокнулись бокалами с вином и соком, выпили, и она спросила: – Выходит, ты меня не помнишь? – Неа, я же десять лет в Москве, а вы вон, повырастали все. Я вот скрипку помню хорошо, а внешность… Но то, что видел тебя, это точно. – Это понятно. Я хоть и не сильно разгуливала из-за папы, но затворницей не была. – У вас банда девичья была дружная. Я запомнил на всю жизнь, как Юля прибежала с улицы и стала уговаривать меня, чтобы ее подруга на мне научилась делать минет, дабы на выпускном не опозорится перед парнем! Представляешь? – Мила удивленно расширила глаза, а он продолжил. – Да, и я тогда тоже, как и ты сейчас, офигел от предложения, а мне в ответ сказали, что есть условие: у меня должны быть завязаны глаза и учиться она будет в комнате без света. Ты, наверняка, знаешь эту историю? – Нет, я такого не… У Никиты снова зазвонил телефон. – Извини… – Привет. Да, хорошо, я буду во время. – Никита, несмотря на доверие, я волнуюсь. – И не переживайте, Антон Иванович, я думаю, Светлана Александровна заинтересована и в контракте, и особенно в личной конфиденциальности на самой встрече не меньше Вас, так что не волнуйтесь. – Я прошу Вас, давайте без имён по телефону! – Вы не рычите и в таком случае и моё не произносите. До встречи… – Ну, вот я и оставляю тебя одну. Не грусти и, повторяю, чувствуй себя, как дома. – Хорошо, я постараюсь, – сказала Мила, глядя на него, и почувствовала, как ничем не прикрытые губки под платьем начали теплеть и, вероятно, покрываться смазкой, а он продолжил: – Допустим, я люблю ходить дома голый, – намекая, сказал он, а она игриво замахнулась на него рукой. – Ну, а что? – смеясь, продолжил он. – Я голый, ты голая! – Извращенец! – смеясь, возмутилась она. – Я шучу, – оправдался он, спеша выйти из квартиры… «Хорошая соседка, жаль скромная, да и Юльке обещал», – думал Никита, заводя рабочий Mercedes. А в это время… Лифт отеля спускал на первый этаж молодого человека в спортивном костюме, бейсболке и темных очках, а, когда он вышел на улицу, к нему сразу подбежали два крепких парня. – Антон Иваныч, может… – Так, я сказал, я иду пешком, а вы перемещаетесь так, что я вас не наблюдаю, если вообще нельзя без вас. – Ясно, но, может, давайте подъедем? Идти далеко. – У меня время есть, за мной приедут как минимум через час. – Антон Иваныч, Вы… – Так!!! – уже занервничал он… Нервничал не только он. Дрожь, волнение плюс возбуждение от предвкушения расползлись по телу Светланы Александровны после звонка, в котором ей сообщили, что пора покидать мероприятие. Превратившись в Джеймса Бонда, она постаралась незаметно покинуть выставку и, прикрытая охраной, упорхнула со встречи. Миновав репортёров, она юркнула в свой Bently и уже в пути быстро переоделась в невзрачный плащик и шелковый шарфик, приготовленные еще с утра. Машина быстро довезла ее до места, где ее оставили одну не довольные таким приказом охранники, но, так как место было тщательно выбрано и проверено специально для конспирации, лично она не переживала… «Ну, наконец то» – подумала она, когда напротив нее остановилась знакомая машина. Понимая, куда она сейчас поедет и насколько важна эта встреча, она сильно нервничала и злилась. – Зачем было останавливаться почти посередине дороги?! – рявкнула она, когда подошла к машине и нервно дернула за ручку. – Что за хрень, – дернула она снова. Двери не открывались. Она дернула за ручку на передней двери, но и она была закрыта. – Эээ, – постучала она в тонированное стекло, и задняя дверь тихонько открылась. Начальница сразу поспешила скрыться с глаз… Ставя ножку в салон, она приготовилась, по привычке выругаться за глупую совсем не уместную шутку, но… – Ты куда прёшься в обуви, тупая овца? – услышала она из салона мужской холодящий голос. От страха ее бросило в жар. Страха не от того, что она, возможно, ошиблась и пытается сесть не в свою машину, а потому, что не ожидала услышать здесь и сейчас голос и тон, которые были известны только ей. – Разуйся, оставь свои скороходы там и садись, – скомандовали ей. Закипая от ярости, что все это сейчас происходит, она, стиснув зубы, послушно наклонилась к ногам. Сгорая от стыда, она расстегнула застежки, затем, немного поколебавшись и не желая оставлять целое состояние на асфальте, все-таки исчезла в салоне, закрыв дверь. – Забери свои шкары и дверью не хлопай, дрянь криворукая. Она открыла дверь, наклонилась к туфлям и поставила их себе под ноги. Машина тронулась. Он ехал, не торопясь и молча, а она, несмотря на огромное желание поговорить, не могла произнести ни слова без разрешения. Неожиданный стресс выключил в ее голове такой важный для нее контракт и, как всегда в такой ситуации, переключил мозг на причину того, почему это все сейчас происходит. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/romantichnyy-dominant/vsegda-hotel-sebe-takuu/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.