Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Игра в судьбу

Игра в судьбу
Игра в судьбу Роман Тихонов Криминально-детективное приключение в РФ, с экзотикой Балтики и Средиземноморья.Что общего у денег, наркотиков, разврата и духовных скреп? Эта книга!Ни 1 путеводитель по Марокко и Тунису не напишет то, что вы узнаете с героем!Армейская спецподготовка в Израиле. Иордания и Сирия.Как офисный планктон, занимающийся махинациями в банке, может стать боевиком? Почему простые решения приводят нас в сложные ситуации?1 худ. книга про войну в Сирии.Это не покажут Фейк-ньюз и рукопожатное ТВ. Игра в судьбу Роман Тихонов Внимание! Возрастное ограничение +18! Текст является личной фантазией автора, основанной на его снах. Все совпадения с реальностью случайны. Присутствуют описания употребления алкоголя и наркотиков. Произведение содержит сцены насилия и эротики. Упомянутые в тексте организации признанны террористическими и запрещены на территории РФ: ИГИЛ\ISIS\ДАИШ; Джепхат ан-Нусра; Движение Талибан. © Роман Тихонов, 2019 ISBN 978-5-0050-1025-4 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Оглавление Глава I Пятница, тринадцатое Глава II Пар@банк Глава III Майор Александр Николаевич Глава IV Последний корпоратив Глава V Нижневартовск Глава VI Рига Глава VII Лиепая – Ла-Корунья – Гибралтар Глава VIII Марокко Глава IX Тунис Глава X Только не Ливия Глава XI Израиль Глава XII Иордания Глава XIII Сирия Пятница, тринадцатое Тёща чуть не спалила на банальной интрижке с Полиной, что живёт этажом выше. Поскандалив с женой и Татьяной Сергеевной, хватаю общественную заначку (деньги на постройку бани), и выскакиваю из дому. Да, я бабник! Никогда не понимал охотников и рыбаков, которые ради азарта и приключений, охотятся на животных, а не на женщин! Огнестрельное оружие, загоны, егеря и прочее – как минимум, так не честно. Охотьтесь с ножом, рогатиной, или хотя бы с луком! Охотьтесь в одиночку, один на один! Неужели они действительно не понимают, что, пользуясь последними достижениями науки и техники, да ещё толпой, это унижение себя? Охотиться так образом – всё равно, что избивать компанией связанного и пьяного, в чём тут доблесть? Куда честнее просто заработать деньги и купить на них мясо или рыбу в магазине. А если вам хочется напиться на природе и в своей компании – просто напейтесь компанией на природе! Что, жена не поймёт и не отпустит? Тогда да, лучше лгать и притворяться охотником-рыболовом – крайне благородное и умное решение для суперменов, боящихся гнева своих жён! С другой стороны, я же не замшелый ретроград, и слежу за современными трендами, отдавая предпочтение сдержанной классике и лёгкому консерватизму. Давно замечено, что пошлый комплимент, сделанный дорого одетым альфа-самцом, звучит для женских ушек куда очаровательней, чем эта же фраза, сказанная в спортивках и футболке. Я тоже охотник, разведчик и боец, люблю риск и мясо, просто охочусь на сексапильных, или просто красивых женщин. Это куда честнее и приятней. И как в любом честном бою, у меня тоже бывают свои промахи и поражения. Проигрывать тоже надо уметь. В семейном скандале, я, как всегда вышел из положения, но за 25 минут удовольствия пришлось заплатить полуторачасовой полемикой, слабо напоминающей диалоги Платона. Декабрь 2013 года, пятница 13го, на улице свежо и сыро, температура +1, порывистый ветер около 20 км в час. Чтобы развеяться, просто гуляю по округе. Ноги сами привели к главному торговому центру района. Захотелось зайти куда-нибудь и погреться. У «свечки», стоящей рядом с торговым центром, на всю высоту здания светились буквы «Пар@банк». Первые два этажа были совмещённые, из кафе можно было попасть сразу в торговые павильоны или в сам банк. Фойе, занимавшее почти всё пространство на каждом из двух этажей, имеет свободную планировку. Это солянка из общепита, торговых павильонов и служб самого банка. Но праздношатающейся публики и бабулек здесь почти нет. В отделах торговали хорошим табаком, дорогим алкоголем, одеждой и парфюмом премиального сегмента. Причём, даже беглый взгляд на цены и оформление магазинов, подсказывал, что все эти «Версаче» и «Габбана» – совсем не те, что продаются в московских переходах метро. На первом этаже три входа и пара лестниц. Барные стойки и столики организованы так, что всегда можно уединиться и почувствовать себя вполне приватно. Планировка зоны кафе – свободная, но сегментирова. Здесь можно найти местечко по вкусу, от «назад в СССР» до «пляжа Сан Тропе» или паба в лондонском Сохо. Синергия банка, баров и бутиков провоцирует склонности человеческой натуры к импульсным покупкам, потребительскому кредитованию и овердрафту на всю катушку… Я зашёл в некий пивной подвальчик под Чехию. Ощущение, что пиво, разносимое белокурыми чешско-немками, варится прямо здесь. Впрочем, аромат свежего пива чувствовался только в этом «подвальчике». Присаживаюсь в уютном закуточке почти пустого зала, кажется, что смогу просидеть здесь целую вечность, никем не замеченный. К счастью, попадается на глаза табличка с надписью: «Когда будете готовы сделать заказ, просто поднимите руку с номером Вашего столика». Стоило поднять жетон, как где-то что-то мигнуло и пискнуло. Каблучки девушки из рекламы фестиваля «Октоберфест», цокалют в мою сторону. В её милое ушко был вставлен проводочек, как у телеведущих или секьюрити. По такой «спиральке» можно было легко отличить работников кафе от отдыхающих. Заказываю «Пильзнер Урквел» с копчёными бараньими рёбрышками, пиво кажется таким же, как в подвальчиках Праги и Кладно. Надо будет заказать «Жигулёвское», тут же подумалось мне. Вдруг и оно здесь настоящее? Рядом подсела стайка девчонок с такими же проводами в ушах, судя по фирменной одежде – банковские фифы. Выпив по чашке кофе с печенькам, они убегают, оставляя одну из коллег за соседним столиком. В глянец лаковых красных туфель можно смотреться как в зеркала «комнаты смеха». Аэродинамике её «лодочек» может позавидовать фирма Боинг. Описание самих ножек просто выше моих сил. – Привет, Инга, что хотела? – спрашивает пышногрудая «Лорелея», когда та поднимает руку с жетоном. Инга ей что-то проворковала и вскоре получает коктейль типа «Маргариты». – Редкое имя «Инга», – пронеслось в голове. Очередной бокал, теперь уже настоящего жигулёвского бархатного, с вяленой корюшкой подходит к концу. Вдруг начинаю жалеть, что от меня пахнет рыбой. – О, а у меня папа любил «Жигулёвское», – с улыбкой вдруг сказала Инга, оторвавшись от посасывания трубочки. – Во времена Вашего отца легко было быть однолюбом, выбора-то не было, – пошутил я. – Пиво таяло вместе со снегом, и когда на улице было +20, не было уже ни снега, не пива. – Да, СССР – это суровая школа для настоящих мужчин, – отвечает Инга. – Вы правы, где-то даже жалею, что СССР почти не застал, но вот лихие девяностые прочувствовал по полной программе… – А меня Ингой зовут, я тут в банке работаю. – Очень приятно, Инга, а меня Гоша… Красивое имя – Инга, главное, редкое. – Да, мой отец из Латвии. На каникулах часто приходилось гостить у бабушки. – Это же в честь древнегерманской богини плодородия? Она же скандинавская Фрея. Если не ошибаюсь, все «Инги» тихие и покладистые, если не затронуты их интересы. Для женщин с таким именем нет преград и запретов, когда они идут к своей цели. Чего только стоит история с ожерельем гномов! Таких женщин легче убить, чем остановить в стремлении к цели. Или мне кажется? – Ага! А что за история с ожерельем? – Ну, просто Фрея узнала про самое красивое в мире ожерелье и захотела его заполучить. Но взамен гномы потребовали от неё рассчитаться с каждым натурой. Так-то она регулярно наставляла рога своему мужу, богу Одину, с пирующими воинами Валгаллы… В общем, далось ей это не просто, но все остались довольны. Дело в том, что гномы скандинавских эпосов не были похожи на своих коллег из «Белоснежки», вид у них был чуть хуже, чем у гоблинов из «Властелина колец»… – Не знаю – не знаю, мне такого ожерелья ещё никто не предлагал, и она как-то глупо захихикала. – Да, имя для России действительно редкое, – говорит девушка, пересаживаясь ко мне. – Спасибо за комплимент. Смотрю, Вы тонкий ценитель истории и дамских имён, настоящий гурман! Инга протягивает свою визитку. Пальчики тонкие, маленькие и полупрозрачные. Такие хочется положить себе на ладонь и целовать. Прижиматься щекой и гладить. Кольцо на безымянном пальце отсутствует. Французский маникюр смотрится сдержанно, но эффектно. Кружевная оторочка рукавов подчёркивает загар из солярия и чистоту кожи. На визитке цветное фото, два телефона, скайп и что-то ещё из социальных сетей. Спасибо, Инга, – с неким придыханием отвечаю я, рассматривая визитку чуть дольше, чем это следует делать – своей-то у меня нет. – Если что, обращайтесь, подскажу про мелкий текст в конце договора, неафишируемые бонусы и для Вас, Игорь, всегда смогу сделать скидочку или спецпредложение. – Неафишируемые бонусы? Это как? – Ну, вот у Вас какая кредитка? – Россельхозбанк, а что? – Можно посмотреть? – Мой портмоне был полон денег. С удовольствием вынимаю его, и неторопливо найдя карточку, небрежно бросаю пухлый кошелёк на стол перед Ингой. – В первую очередь, у Вас – Мастеркард, а Вы знаете, какие бонусы даёт сам Мастеркард, и что у них сейчас за акции? – Да мне и про акции своего банка мало что известно, так, приходят постоянно какие-то смс, уже устал от них, читаю крайне редко. Повертев ещё несколько секунд в руках мою карту, она возвращает её с виноватой улыбкой, словно сделала что-то ужасное. Так-то у Инги был не только проводочек в ухе, но и микрофон со скрытой камерой. По сделанным фотографиям лица и кредитки меня уже нашли в соцсетях и в бюро кредитных историй. Поиск и анализ информации запустился на всю катушку. – Можно мне поизображать работу с клиентом, а мы с Вами о чём-нибудь поболтаем? Всё-таки пятница, и настроение уже совсем не рабочее… Хотите, расскажу, что банки недоговаривают клиентам, о скользких нюансах кредитов и кредитных карт. Её взгляд, припухшие губки, наклон головы в полуанфас, заставляют меня немедленно согласиться и почему-то даже обрадоваться этой идее. Мы идём на второй этаж, в загородку под номером 17. Включённый свет и размытые тени в матовых стёклах дверей, говорят о редких работающих девушках. Соседние 16ая и 18ая кабины без света. Внутри стоит стеклянный столик с тремя креслами, кофе машина, кулер, калькулятор, рекламные проспекты и машинка для счёта денег. Инга небрежно бросает с полки ещё какие-то буклеты и предлагает садиться. Округлые, точёные коленки под тонким телесным чулком направлены на меня, словно ядерные боеголовки, и волнуют не хуже счёта за пиво. Внутренняя линия почти касающихся друг друга бёдер заставляют проследить и угадать их продолжение под юбкой. Благо, стол из прозрачного стекла, и всё выглядит так, будто меня увлекает чтение буклета. – Спасибо Игорь, Вы меня выручили, – с глубоким вздохом облегчения и благодарности говорит Инга. Её маленькая и, должно быть, натуральная грудь, высоко поднялась, застыла на миг, словно в каких-то волнительных раздумьях, и вновь опустилась. – Я в Вашем распоряжении. Игорь, что Вы хотите узнать о банках, но стеснялись спросить? – она улыбается. Кажется, её взгляд слишком откровенный для банковской служащей. – Забористое пиво, вот что значит давно не пить настоящего! – пытаюсь взять себя в руки и сосредоточиться. – Для начала, расскажите, как банки выманивают деньги у таких, как я, и заманивают таких, как Вы? – смеясь, спрашиваю я. – Игорь, можно на «ты»? – Хорошо, Инга. Что сейчас можно сделать с деньгами? – продолжаю я. – Куда и во что вложить, а главное, на сколько? Что будет с рублём завтра и послезавтра? Улыбаюсь в предвкушении того, как девушка будет выкручиваться из неудобного положения, в которое её поставили вопросы, не имеющие ответа. Придвинув кресло, Инга заговорила о том, что сейчас уникальная ситуация: инфляция заметно ниже ставки по депозитам, что доверять свои деньги надо только банкам из ТОП 30… Она говорит спокойным, обволакивающим голосом, с небольшими ритмическими задержками, подчёркивая некоторые слова. Замолчав лишь тогда, когда член упёрся ей в гланды. От ступора, пальцы мёртвой хваткой вцепились в кожаные подлокотники кресла. Пока её глубокий взгляд прямо в глаза, не взорвал дофамином нейронную сеть моего мозга. Резко открывается дверь и в кабинку вваливаются несколько секьюрити, у них автоматы с укороченным стволом и пистолеты. Двое хватают меня за плечи и швыряют в противоположную стену. Лечу вместе с креслом, между тумбами с кулером и кофемашиной, ударяюсь в настенный календарь. Ингу втолкивают в противоположный угол. Двое кричат в лицо одновременно, но я плохо понимаю, что именно. От двух «Макаровых» у лица, попытаюсь отвлечься на Ингу, она плачет и что-то жалобно просит. Меня усаживают посередине комнаты, держа за плечи и руки, штаны остаются спущены. Пододвигают стол с какими-то документами и ручкой. – Подпиши о «неразглашении», и вали отсюда! Или хочешь в обезьянник на 15 суток с открытой информацией для служб безопасности и отдела кадров, о склонности к домогательствам и насилию? Как на счёт судимости за изнасилование? Она-то влипла по полной, и подпишет всё, что ей скажут. Жене с тёщей скинуть в «ВК» и «Одноклассники» видео, как вы тут кувыркались? Подсунутый оперативно монитор ноутбука, показывает нас с Ингой в четыре камеры, в разных ракурсах пять минут назад. – Подписывай, Донжуан, – и, проследив за моим взглядом, добавляет охранник: – Девке резюме портить не будем. – Где, где подписать? – судорожно хватаю ручку. Тяжёлые ладони на плечах сразу ослабли и лежат теперь уже почти по-дружески. – Вот твоя копия, одевайся и вали отсюда, – как-то уж слишком спокойно и привычно сказал их старший, кардинально сменив тон. Две пары рук берут меня за подмышки и несут. Выставив за служебную дверь во дворе, охранники, впервые улыбаются. Застегиваю брюки и тороплюсь прочь. Кошелёк на месте и вроде бы цел. Дома обнаруживаю, что «бумага о неразглашении» была переводом моего автомобильного кредита в Пар@банк, со ставкой на 3% ниже, но c большим, на семь лет сроком выплат, чем сейчас. Так же оказывается, что в бумагах стоит моя подпись за получение кредитной карты, с овердрафтом на миллион рублей. Кредитка лежит в конверте, прихваченном к Договору обслуживания на блестящую медную скрепку. Все личные данные точные. Пересчитать что-то или вникнуть в детали невозможно, меня всего колотит, и мозг отказывается включаться. Налив тёщиного шестидесятиградусного самогона в бокал для чая, выпиваю его большими глотками словно воду. Падаю на кухонный диван и засыпаю не раздеваясь. В понедельник, разъярённый, иду в банк. – Здравствуйте, – обращаюсь к девушке, похожей на Одри Хепберн в роли Наташи Ростовой. – Доброе утро! – Как переговорить с вашим руководством? – Какова тема для разговора? – спрашивает улыбающаяся Одри Ростова. – Э-э…, некачественное обслуживание клиентов и нарушение прав потребителя, – сказал я. – Одну минуту. – Девушка что-то набивает в компьютере. – Двести третий кабинет, – снова улыбаясь, говорит она. Моей жене пришлось бы встать на час раньше, чтобы её макияж выглядел приблизительно так же, как у этой Ольги, если только это действительно её бейджик. Интересно, моя Линуська, встав на час раньше, будет такой же красивой, как и эта девушка с ресепшена? – мелькает у меня в голове. – Поднимитесь, пожалуйста, по этой лестнице на второй этаж, и третий кабинет налево. – Спасибо. – Пожалуйста! – Ольга опять улыбается пластмассовой, почти безукоризненной улыбкой. Кабинет оказывается холлом с несколькими дверями. – Доброе утро! – говорит молодой человек, сидящий возле двери за небольшим столом. Его тысячедолларовый тёмно-синий костюм выглядит баксов на триста – обычный фокус с военными, решившими надеть штатское. – Чем могу помочь? – спрашивает человек-бейджик Анатолий. – Мне к руководству, по поводу качества обслуживания. – Понятно, у Вас с собой паспорт или какой-то другой документ? – Права подойдут? – Да, – и человек в штатском забивает мои данные в компьютер. Мы вошли в ближайшую дверь. – Позвольте просканировать Вас на оружие и другие нежелательные предметы. У Вас есть подобные вещи? – спрашивает молодой человек в штатском. Я прошёл через рамку. Рамка зазвонила. – Телефон выложили? – Что, и телефон с ключами от дома теперь тоже оружие? – спрашиваю я. – Ещё какое! – охранник кивает. – Извините, такие правила, не беспокойтесь, Вам всё вернут на выходе. Микрофон за лацканом пиджака и телефон, поставленный на запись, пришлось отдать. На двери, до которой меня провожает Анатолий, номера нет. Табличка на стене гласит: «Старший клиент-менеджер Свиблова А. И.» – А, Игорь Владимирович, здравствуйте! – выходя из-за стола мне навстречу, говорит Свиблова А. И. —Леденцы, угощайтесь! – и она протягивает пиалу с монпансье. – Мы знакомы? – удивляюсь я. – Вы же показали на контроле свои права, – улыбнувшись, отвечает А.И. – Присаживайтесь, – дама показывает на довольно просторный диван. «Интересно, он раскладывается или нет?», – автоматически проносится в голове. – Итак, Игорь Владимирович, чем могу Вам помочь? Рассказываю о подмене документов с применением физической силы. – Это финансовый подлог, это мошенничество, я подам на вас в суд! У меня аннуитетный кредит, все проценты уже выплачены, осталось только тело самого кредита, а теперь вновь платить проценты? Это не реструктуризация кредита, это попытка дважды снять с меня шкуру! Вот выложу информацию о вас в интернете и социальных сетях, в лучшем случае, в лучшем для вас случае – уточняю я, – ваша репутация очень пострадает! Требую аннулировать перевод кредита за машину в ваш банк, и закрыть кредитную линию! Думаю, таких пострадавших больше, чем один, и будет не сложно найти жертвы подобных действий. Вместе мы легко докажем факт мошенничества со стороны вашего банка. – Побои, Игорь Владимирович, Вами где-то зафиксированы? – Умные серые глаза, в тон её платья, участливо смотрят на меня из-под платинового каре. Изумрудный скарабей в серебряной оправе равномерными фрикциями вздымался на левой груди третьего размера. Внешне А. И. производит впечатление менеджера среднего звена. Что-то подсказывает, что она тратит много времени и сил на свою внешность, но как-то без энтузиазма. – У нас есть полное видео Вашего э-э… присутствия в банке, – продолжает старший клиент-менеджер… Избиения там нет, зато есть нечто другое… Свиблова молчит и многозначительно смотрит на меня. Пауза затягивается. – Игорь Владимирович, – продолжает А.И., – у нас хорошие юристы, и Вы ничего не докажете, только впустую потратите свои силы и деньги. Не мне Вам рассказывать, что после сорока устроиться на хорошую работу, с каждым годом всё труднее, а с подобными видео… – ставший бархатным контральто умолкает. – Но можно сделать и так, – продолжала она, – что эта информация будет доступна не только потенциальному работодателю, но и широким кругам знакомых и коллег соискателя… И, возможно, Ваши любимые тёмно-синие брифы со слоником, узнает не только ваша жена, с прочими дамами, но и Виктория Спицына, с которой Вы состоите в долгоиграющих отношениях. И её глубокий минет, о котором Вы с таким восторгом пишете в приватной переписке, теперь будет доступен только вашему воображению! И это минимум, что может случиться в Ваших отношениях с Викторией, не говоря уже о супруге и ситуации на работе. Ещё одна, почти театральная пауза. Насладившись эффектом, Свиблова А. В. меняет тон и выражение лица. Из официальных они превращаются в клиентоориентированные. – На самом деле, очень хорошо, что Вы пришли, Игорь. Можете звать меня просто Александра. У нас есть очень перспективные проекты по управлению финансовыми активами, с достойной оплатой и реальной возможностью продвижения по службе. Три года назад, я сама сидела в этом кабинете на Вашем месте. – На этот раз её улыбка была не поддельной и не скрываемой, даже показалось, что в ней было что-то ностальгическое… – Как и Вы, пришлось лично пройти через ЭТО. С высоты нынешних своих возможностей, я вам откровенно скажу: в одном только сексе все мои приключения на стороне до этого – просто школьный флирт. Проработайте в компании три года, и тогда Вы сможете оценить всю глубину моих слов и перспективы Ваших возможностей. – Александра, «ловля на живца», с помощью Инги, не слишком ли экстравагантный способ по рекрутингу клиентов и коллег? – Мы просто стараемся наиболее полно удовлетворить потребности клиента. Это системное развитие менеджмента. Как и в других сферах, мы далеко ушли в отрыв. Вы к этому привыкните. Я про лидерство технологий, если что… Вам воды? Может быть «Байкал»? Это качественный, от «Черноголовки»… – Да, что угодно! Спасибо! Пью полстакана газировки разом. Пузырьки ударяют в нос, и как-то сразу стало спокойней. – Вы знаете, Игорь, что означает слово «кризис»? – Думаю, этим словом древние греки обозначали всё, что так или иначе относилось к Росси, – попытаюсь шутить, чтобы как-то прийти в чувство. – Почти угадали – говорит Александра, её губы складываются в сложно интерпретируемую улыбку. – «Кризис» с древнегреческого – это «возможность». Россия – это страна колоссальных возможностей! У Вас появился шанс кардинально изменить свою жизнь! Многие великие бизнесмены стали великими не потому, что у них всё шло гладко и в гору, а благодаря случившейся с ними большой заднице! Они сумели превратить проблему в возможность! Просто через задницу всегда доходит быстрее. Не умеющий проигрывать – никогда не победит. Смотрю, Вы довольно стойко перенесли суд, развод, запрет на общение с дочкой, увольнение и крушение весьма перспективной карьеры. Она смотрит на меня со значением и продолжает: – Хочу предложить Вам работу. Работу в финансовом секторе. Это не Форекс, не бинарные опционы, не холодные звонки с расширением клиентской базы, и не МЛМ. Сейчас Вы зарабатываете 20 тысяч официально, и 30 « в серую», так? Я даже поперхнулся остатком лимонада. По моему выражению лица видно, что это так. – Мы сделаем Вам только белый оклад в 60 тысяч, и полпроцента комиссии с оборота. – И в чём подвох? За что такой подарок судьбы? – Вы склонны к действительно нестандартным решениям. Вам не чужд авантюризм, и при этом, Вы где-то даже немного излишне расчётливы и скуповаты. Опять же, большой опыт. Вы умеете делать выводы из неудач и ошибок, этим мы с Вами схожи, и этим импонируете. – В её серых глазах что-то заискрило, но не понял от каких слов: «импонируете» или «мы с вами». – Откуда Вы знаете о моих ошибках с неудачами, да ещё и их разруливании? – Признаюсь, Игорь, мы смотрели не только Ваши права. И готовились к этой беседе не хуже, чем Вы. Судя по Инстаграм, Вы в субботу отдыхали в деревне, а кому-то пришлось все выходные сидеть в офисе и писать по Вам докладную записку… – Значит, Вы подготовились к этой встрече куда лучше, чем я? – Да, значит так, – отвечает Александра. – Деньги, секс и кокаин – очень возбуждают, онтологически – это родственные вещи, – и она как-то странно посмотрела в мой подбородок. – У нас Вы полюбите и то, и другое ещё больше. – Вы сейчас сказали про три вещи и любовь к двум, это слегка напрягает… – Игорь, предлагаю начать с денег. Ибо только в больших количествах потребляя деньги, секс или что-то другое, можно по-настоящему распробовать их на вкус. – И что Вы можете предложить? – Для Вас у нас три направления: возвраты НДС, обналичивание и вывод активов за рубеж. Посмотрите, где Вы можете быть максимально полезны? – Это же незаконно, Вы хотите сделать из меня зиц-председателя Фунта, как в Золотом телёнке? – Всё, что не запрещено, Игорь, всё разрешено. Мы чтим уголовный кодекс, налоговое и валютное законодательство. – Понятно, можно почитать договор и должностную инструкцию? – Да, конечно, вот, это стандартная форма. – Начинаю читать Договор… – Я буду частным предпринимателем? Как это? Вы же говорили об окладе? – Да, для начала, на испытательный срок, мы будем проводить через твоё ИП рутину, типа купи-продай, разного рода канцелярию; скрепки, ручки… И совершенно официально ты будешь иметь свои 60 тысяч. Покажи себя! Зарекомендуй! И мы предложим уже совсем другие деньги! – Можно взять это с собой «для почитать»? – Да, Игорь, конечно. Сколько времени тебе потребуется, чтобы всё обдумать и решить вопросы с текущей работой? – Подумать 3 дня, нет, сейчас будет завал на работе, думать придётся в выходные. В понедельник Вам позвоню, а для увольнения – следующая неделя. – Вот моя визитка, Игорь. Будут вопросы – не стесняйся, звони-пиши, даже в выходные. – Да я вроде не стеснительный. – Это заметно. – Мы улыбаемся… На ней было строгое, светло-серое офисное платье. Почти такое же носила Шэрон Стоун, в фильме «Основной инстинкт». Перекинь Александра ещё ногу за ногу, и сходство заметил бы даже слепой. Я сказал ей об этом, и Александра снова улыбается. – У Вас тут тоже стоят камеры и если что, охранники вломятся в самый неподходящий момент? А.И. опускает взгляд на стол, как будто ей срочно надо было прочитать какой-то текст, а потом, совершенно спокойно, глядя прямо в глаза, отвечает: – Вы знаете, Игорь Владимирович, что институт бабушек в природе существует лишь у касаток и человека? Не надо будить во мне зверя! – А что у касаток с институтом дедушек? – Отсутствует, как и у нас! Дедушки долго не живут, и она поправила лацканы моего пиджака… В понедельник я позвонил… Пар@банк Первые три месяца на новой работе пролетели, словно во сне. Какая-то помощь коллегам, поручения, знакомство с регламентами и руководствами. Не считая начальницы, Софьи Аркадьевны, чей кабинет был за перегородкой, в офисе стоит 12 столов. За другой перегородкой – две переговорных. Гарнитура беспроводная, можно работать даже в туалете. Вместе со мной нас 8 человек. В «свечке» есть и другие помещения, принадлежащте компании. От служебных квартир, где можно переночевать, если засиделся на работе, до комнат с тренажёрами. Пару раз приношу бумаги Софье Аркадьевне, когда та крутит педали в таком мини-спортзале. Как правило, здесь 3—4 снаряда, такие залы есть на разных этажах, благодаря шефу, точно знаю про два. Софья Аркадьевна – женщина среднего роста и телосложения, шатенка с вьющимися волосами. Чем-то напоминала настоящих француженок: они некрасивы, но элегантны. Лет ей было под пятьдесят, но выглядит на 40, чувствуется ухоженность, операции и лоск. Попа подкачена, живот подтянут, складки на талии убраны. Перед велосипедом на столике лежит всегда готовый к работе ноутбук. Во время общения по Скайпу камера выхватывала её так, что если босс крутит педали, может возникнуть ощущение, что к ней сзади кто-то пристроился… Аркадьевна обаятельная и харизматичная женщина, но производит какое-то двойственное впечатление. Кажется, что, схвати её за сухую коленку, можно почувствовать стальной протез. Подтяжка лица и золотая нить сделаны очень профессионально, но иногда кажется, что это лишь силиконовая маска, надетая на Терминатора. И если Софья Аркадьевна почему-то вдруг решит, что тебя надо задушить, она это сделает также буднично, как утренний кофе или еженедельный отчёт. Несмотря на то, что живу в 15 минутах ходьбы от работы, домой возвращаюсь около 20.00. Как новичок, стараюсь зарекомендовать себя с лучшей стороны, это все понимают и пользуются по максимуму. Жена, семья и любовница – всё как-то начало отступать на второй план. Даже дома приходится дочитывать и вникать в какие-то бесконечные задания и регламенты. На моём столе и в электронной почте иногда появляются документы по закупке и продаже канцелярии через открытое для меня ИП. Подмахиваю их электронной подписью. Проверяя транзакции, виду, что там докопаться было не к чему. Все фирмы «живые», а документы в комплекте и полном порядке. В апреле узнаю, что идёт какой-то большой проект, и меня к нему подключают. Занятие для меня непонятное и довольно унылое: проводки относительно небольших сумм через большое количество разных компаний, сверка, заполнение реквизитов и прочая бумажная казуистика. Впрочем, роль мальчика на побегушках с меня никто не снимает. Ближе к двадцатым числам напряжение начинает расти, и многие остаются даже ночевать на работе. Пятница, двадцать третьего мая, – переломный день, желающих отпускают в отгулы, остальные доделывают какую-то дежурную текучку. В понедельник шеф объявила, что проект закрыт удачно! Крики, прыжки и ликование были как будто сегодня – 9 мая 1945, а не 26.05. 2014. – Гоша, а ты молодец! – вдруг при всех заявляет Софья Аркадьевна, жмёт руку, положив другую на плечо. Это был первый раз, когда меня так назвали в этой конторе. – По поводу твоего испытательного срока, приму решение в следующий понедельник, после корпоратива, – улыбаясь, продолжает она. И все тоже почему-то заулыбались. Пришлось идти в народ и узнавать о корпоративе. Начинаю со Светика – главной примы отдела. Остальные дамы, на её фоне – просто бесцветный офисный планктон. Симметричное лицо, крупные, словно рубленые черты лица. В её глазах едва проскальзывает хорошо скрываемая заниженная самооценка и сожаление о чём-то. Пофлиртовать с ней не располагала всеобщая загруженность, но сейчас началась обычная офисная жизнь. Светик рассказывает, что в пятницу будет вечеринка и выплата бонуса за проект. После праздника всех желающих развезут на такси за счёт конторы, но можно будет остаться и здесь. Костюмы и подготовленные номера поощряются особо. Съёмка запрещена, телефоны сдаются охране. – И как проходит вечеринка? – спрашиваю у Светика. – Танцы, выпивка, стол… Для девчонок заказываем мужской стриптиз из фонда Софьи Аркадьевны. Толик с Алексеем заказывают танцовщиц, и э-э… учат их танцевать танго. – Она ухмыляется на слове «учат». – А ты что любишь делать на корпоративах? – интересуется Светик. – Я? – невольно переспрашиваю… – Нет, твоя бабушка! Ну, конечно же, ты, кто ещё? – удивляется Светик. – Ну, если постоянство и предсказуемость – это добродетели, особо ценимые в мужчинах, то на корпоративах больше пью и домогаюсь, пытаясь разбудить в женщинах их главные достоинства: любовь и страсть. Вы как относитесь к большой и чистой любви в эту пятницу? – спрашиваю Светика. Взяв меня за галстук, и притянув к себе, наша прима, тихим голосом продышала прямо в лицо: – Посмотрим, что ты знаешь о любви… В этот момент за нами вскользь наблюдал весь офис, отворачиваясь, когда уже не было сил сдержаться от смеха. Комизм ситуации я оценил позже. Красавица Светик считалась бисексуалкой, но мужчины, которых она к себе позволяла, оказывались почему-то исключительно стриптизёры на вечеринках. – А что за премия, Лев Анатольевич? – любопытствую у зама Аркадьевны. Секунд пять он молча разглядывает меня. – Мы, и ты в том числе, вывели из страны и легализовали полтора «ярда» деревянных. Поворачивается ко мне спиною и выходит из офиса. Из четырёх мужчин, на корпоративе, только я оказываюсь верным дресс-коду. Толик с Алексеем оделись в форму моряков, Лев Анатольевич – в красный костюм с бутылки «Бифитер». Девчонки в неких коротких туниках и в сандалиях с высокой шнуровкой. Завышенные талии создают под грудью ремешки с дорогой бижутерией. Похоже, диадемы из серебра. В отличие от древнегреческих Персефоны и Артемиды, Светик надевает платье «снежинки», смесь советских школьных утренников и ролевых костюмов из секс-шопа. В конце рабочего дня всем приходят СМСки с суммами пополнения счёта. Там премия и небольшие бонусы. Это приводит нас в приятное расположение духа, и народ двигается к службе безопасности, сдавать девайсы. Корпоратив идёт в главном конференц-зале. Фирменные клейма на посуде намекают, что блюда из приличной ресторации. Уже пришли диджей и танцовщицы, стриптизёры пока ещё во фраках. Софья Аркадьевна входит в льняной, расшитой красным шёлком узорной рубахе а-ля рюс, с наборным, ручной работы пояском и двумя довольно откровенными вырезами по бокам этого платья-рубахи. Украшения на голове, шее, руках и ногах состоят исключительно из янтаря. После вступительной речи, шеф довольно быстро переходит к тостам. – Наш отдел завершил новый проект. О результатах и масштабе работы можно говорить очень долго, но скажу честно и просто: Браво, коллеги! Браво! Мы те, кто создаёт новые стандарты в жизни и бизнесе! Мы открываем деньгам новые возможности! Меняя деньги, мы меняем мир! Общество и личность получают новые векторы силы и возможностей. Привнося новации в сферы экономики, политики и социализации, мы меняем вокруг себя всё! Мы заставляем планету глобально переосмысливать любые системы ценностей, вплоть до межличностных отношений. За нас, дамы и господа! За Пар@банк! Выстрелы пробок шампанского, смешиваются с нестройным «ура!». – Да, за костюмы всем плюс 100 долларов, в этот раз всё получилось очень мило, – объявляет начальница. – А вот Анатолию с Александром выговор – в прошлый раз вы тоже были моряками! – Помилуйте, Софья Аркадьевна! В прошлый раз мы были французами первой мировой, а сейчас – янки времён Вьетнама! – Все засмеялись. – Прощены! – Софья Аркадьевна, улыбается и по-барски взмахивает рукой. Доллары выдают тут же, мелкими купюрами. Это делается не случайно, почти все они уйдут стриптизёрам, диджею и танцовщицам. Оттяг нарастал с чувством, с толком, с расстановкой. После кружения с замом, Софья Аркадьевна приглашает меня на белый танец. – Уже третий тост, а Вы всё ещё какой-то скучноватый, Гоша, почему? – Пока ещё не привык, Софья Аркадьевна, но в следующий раз обязательно начну с костюма. – Умничка! – смеётся она. Мы едва уворачиваемся от мощно дефилировавшей пары из стриптизёра и другой Марины. – Кстати, у меня для Вас хорошая новость, пройдёмте к столику… За ширмой, в дальнем углу залы, стоит никелированный столик, на которых в гостиницах развозят еду по номерам, на его зеркальной поверхности лежит серебряный портсигар и столовый нож. В центре столика возвышается высокий хрустальный бокал с соломинками для коктейлей. Шампанское мы принесли с собой. – Твоя премия по проекту, это не много, однако, не сомневаюсь, Игорь, что она начнёт только расти. Остальные получили заметно больше, на это только начало. Ты всем понравился, и я вижу тебя в недалёком будущем на куда более серьёзной должности. За твой успех! И мы выпили. Распахнутый серебряный портсигар полон белого порошка. Аркадьевна делает две дорожки золотой Мастеркард, режет соломинку надвое, и втягивает в себя полоску. – Угощайтесь, контрагенты привезли, практически, прямые поставки, чище – только в самой Колумбии. Пробую… Кажется, время замедлилось. Быстрота реакции и энергия, удесятерились. Зрение, обоняние и слух обостряются, появились какая-то жадность к жизни и… мощная эрекция. – Расслабьтесь и развлекайтесь, это наш праздник, мы это заслужили. Похлопав нежно по плечу, шеф вышла в зал, чувственно покачивая бёдрами, впрочем, чего не покажется под «коксом»? – Игорь, Вы тут не один! – Морячки с кордебалетом из танцовщиц уже ждут своей очереди. – Да-да, простите, – и тоже выхожу. Первыми в раж входят именно морячки. Смесь деревенского гламура, аэробики, танго, каких-то чувственных ощупываний партнёрш и популярные в девяностые годы дискотечные па – вот примерное описание танцевальной программы брутальных мачо, которые в обычной жизни напоминали продолжение компьютерной мышки. Помимо двух танцовщиц, выбранных Толиком и Алексеем, «кордебалет» состоит ещё из четырёх дам, последние составляют компанию «снежинке» и Льву Анатольевичу, или просто развлекают своими танцами себя и тех, кто остаётся за основным столом. И тут внимание всей женской половины переключается на стриптизёров. Их шестеро, не считая Толика с Андреем, втиснувшихся между ними и пытавшихся их пародировать. Леди оперативно разобрали парней во фраках. «Снежинка» выбирает первая и захватывает в плен сразу двух. Заходя за ширму, они разбредаются по разным углам, где уже стоят низкие массивные кожаные диваны. Светик устраивается на подиуме, прямо в центре зала. Повеселевший и размякший Лев Анатольевич обнимает меня и предлагает выпить. Залпом, словно водку, опрокидываем по стопке Курвуазье. Идём за ширму, воозвращаемся за стол, вновь Курвуазье. Теперь просто сидим и болтаем. – Мне одному это напоминает оргию? – спрашиваю у «бифидора». После семисекундной паузы, Лев Анатольевич заговорил. – Помните историю, когда глава МВФ, Стросс-Кан, изнасиловал горничную в отеле Нью-Йорка? Киваю в ответ. – Судя по габаритам дамы, жертва могла сломать насильника через колено, но кому это интересно? Только это дело развалилось, как тут же вскрылось другое, где он регулярно поставлял элитных проституток для оргий высокопоставленных господ из структур Евросоюза и высших кругов Франции. И вот тут уже голубчик встрял! Даже жена не выдержала и развелась. Правда, кроме проституток и самого, уже бывшего главы МВФ, других участников оргий установить почему-то не удалось, но задача-то была выполнена! – Друзьям всё, врагам – закон? – итожу я. – Именно! Вы, Игорь, сейчас на корпоративном тренинге по сплочению коллектива, усилению чувства локтя и углублению командной работы. Как видите, такие курсы начинают проходить не только топ-менеджмент МВФ. Добро пожаловать в клуб, Игорь! – Э-э… Новый проект – это те же полтора миллиарда, только с боку? – Нет, это действительно новая разработка. Завершённый проект – теперь уже накатанная схема. Масштабирование, оптимизация и шлифовка – это уже не наше дело. Этим пускай другие отделы занимаются. – Если схема работает, зачем что-то менять? Чинить работающее – только портить. В чём прикол? – недоумеваю я. – Молдавскую схему знаешь? – Разумеется. – Правильно, её все знают, потому, что это отработанный номер. Серьёзные деньги в неё теперь заходят. Мы были в первых рядах, кто стал применять её помимо офшоров. Но клиенты посчитали услуги банка слишком дорогими, и нашли ребят, готовых работать за более низкий процент, только бы им рассказали – как? Ну а те стали предлагать это ноу-хау кому попало… Понятно, что узнали все, даже Минфин с Налоговой… – Подождите, вроде как Молдавская схема рабочая? – возражаю я. – Это уже периферия! Много там не поднимешь, крупняк на такое очень редко соглашается, даже если в цепочке есть офшоры и инвесткомпании, – продолжал раскрасневшийся «Бефидор». – Офшоры теперь – это Америка, всех пропалывает под ноль, чтобы самой стать монополистом. Халява заканчивается, а спрос растёт, вот мы и ищем, как тут выкрутиться… Подходит «другая Марина». – Игорь Владимирович, разрешите Вас побеспокоить? – Ну что Вы, Марина Юрьевна, для меня честь находиться в Вашем обществе! Чем могу служить? – Вас просит подойти Софья Аркадьевна, она в спортзале на четвёртом этаже, Вас проводить? – Не смею Вам более докучать, о, моя богиня! Уже иду! Я было привстал, но «Бифидор» взял меня за локоть: – Да подожди ты, не убежит твоя Аркадьевна, давай ещё по граммулечке. Накатив по пятьдесят, направляюсь к Аркадьевне, а Лев Анатольевич изволили идти лапать танцовщиц. Босс крутит педали в любимой тренажёрке, на столике вместо ноутбука стоят букет белых орхидей, шампанское и клубника. Через разрезы древнерусской рубахи, сделанной из голландского льна, отчётливо белели кружева тонких чулок. Скандинавские красные руны из китайского шёлка, видимо, исполняют роль древнерусских узоров. Не удивлюсь, если они вышиты ребёнком на немецком станке во вьетнамском подвале – глобализация, блин… Запыхавшаяся от велосипеда, шампанского, кокаина и «Чинзано Бьянко», Софья Аркадьевна помолодела до 35 лет. Коньяк и серебряный портсигар, бурлящие в моём теле, добавляют выразительности и сексапильности формам моей начальницы. Заиграла томная, чувственная песня на испанском, и босс покинула тренажёр. – Игорь, пригласите даму танцевать? – С удовольствием, Софья Аркадьевна! Неторопливо кружась и покачиваясь, мы болтаем о голландской финансовой системе, о её возможностях как прачечной по отмыву денег, пока не сблизились до объятий. Наши глаза и тембр голоса запустили неуправляемую цепную реакцию, и сопротивляться основному инстинкту сил и смысла уже не было… Сперма и энергия наконец-то закончились. Нас хватило на пару часов. Возможно, чувство времени потеряло нас, и это продолжалось школьный урок или три часа. Её духи одновременно отдавали горчинкой миндаля, свежестью перечной мяты. Это было последнее, что запомнилось, ну, или показалось… Просыпаюсь на одной из дежурных квартир для работников банка, на четвёртом или пятом этаже Пар@банка. Маникюр и янтарь с запястий и щиколоток Софьи Аркадьевны исполосовали мою спину, ягодицы и ноги. Царапины неприятно зудят. В панорамном окне, рассвет тонко намекает на окончание очередной белой июньской ночи. Лежу на полу, в наспех натянутых брюках и в рубашке без пуговиц. Сверху возвышается диван, рукав пиджака свисает с его спинки прямо в лицо. На самом диване пусто. Брючного ремня нет нигде. На противоположной стороне просторной комнаты стоит кровать. На ней, словно разбросанные взрывом фугаса, спали «снежинка», стриптизёр, танцовщица и кто-то из «богинь». Из одежды на них были чулки, диадема и носок, наполовину слезший с гладко выбритой левой мужской ноги. Горло пересохло, зато мочевой пузырь явно страдал избыточным весом, пришлось срочно направиться в сторону туалета. Дома был грандиозный скандал… Жена хоть и предупреждена про телефоны, но о том, что приду только утром и пропахший духами, почему-то не знала. Планёрка во вторник. Кроме всего прочего, Софья Аркадьевна говорит следующее: – В банк обратилось сразу несколько крупных региональных игроков на рынке ЖКХ, с просьбой разработать новую схему по выводу и легализации средств, но не из российской юрисдикции, а лишь из профильной сферы. Зарубежные рынки их пока не интересуют. Клиентам важна именно рублёвая ликвидность, либо высоколиквидные российские активы. Обычные схемы их не интересуют. Есть предложения? – Вроде как-то уже ловили ЖКХ Московской области на многомиллионных аферах с выводом денег за рубеж, опять решили тряхнуть стариной? – ухмыляется Лев Анатольевич. – Как на счёт лотерей? – спрашиваю я. – ?!? – Большая часть розыгрышей проводится не в прямом эфире, а на компьютерных эмуляторах. Компьютер определяет выигрыш! Мы можем пообщаться с хозяином компьютера и повлиять на распределение этих самых выигрышей! – Так-то да, в Федлото уже были прецеденты, когда их московский офис штурмовал спецназ, – Лев Анатольевич задумался. – Это вроде как бизнес, отданный государством каким-то армянам в концессию… Почему бы и нет? – Продолжил зам, обращаясь к Софье Аркадьевне. Последняя кивает, и говорит: – Игорь Владимирович, назначаю Вас помощником руководителя проекта, Марина Викторовна Вам поможет. «Другой Марине» было 38 лет, 52 килограмма и 156 сантиметров. Выглядит на 32 года, 48 килограмм и 160 сантиметров (привет каблукам). Когда улыбается, непонятно – это улыбка или оскал? Секрет её молодости состоял в следующем: 1) У неё было три хобби: финансы, фэнтези и флоксы. Занятие любимым делом с переключением на любимое из других областей, дарили ей наслаждение, гармонию, интерес к жизни и душевную стабильность. 2) Два неудачных брака сильно девальвировали в её глазах институт семьи и понятие «мужчина» как категорию. Среди приоритетов, мужчины оказались между гигиеной и развлечениями. Не считая большого рыжего кота и комнатных растений, жила одна, сберегая нервы от прелестей брака. Физиологические потребности «другая Марина» закрывает после реализации очередного проекта, с одним или двумя накокаиненными стриптизёрами. На работе «другая Марина» любит чай с глинтвейном. Вообще, алкоголь на работе строго запрещён, приходится приносить его в стеклянной, полуторалитровой бутылке «Байкал» от Черноголовки. Оба напитка практически неотличимы по цвету. Все как бы всё знают, но закрывают глаза, ибо это такая мелочь! Кофе Мариша не любила, но всегда держала запасец для нужных людей. В одном случае, вспоминает о родине кофе – Йемене, делясь секретами, традициями приготовления и употребления кофе именно в Йемене. В другом случае говорит, что само дерево использует кофеин исключительно для борьбы с вредителями. Кофеин – настоящий инсектицид. При жарке зёрен, в них появляется примерно 1000 новых веществ, так что о натуральности напитка, который мы пьём, не может быть и речи. Кофе у неё тот самый, йеменский. Им, Марина Викторовна и угощает своих собеседников, вне зависимости от того, какую из двух историй им рассказывает. Где Мариша достаёт такой кофе – тайна, покрытая мраком. Внешность у неё идеальна для шпиона, – решительно ничем не примечательна. Такие люди, за пару секунд, теряются в толпе напрочь. Носит всегда что-то тёмно-серебристое, пусть и с тридцатью оттенками этого самого серого. На ней всё выглядит почему-то всегда несколько дороже, чем стоит. Из украшений – никакой бижутерии, только очень дорогие броши. Одиноко, но гордо блистающие на платьях в районе шеи или груди. Нет, вру: золотые серьги Марина носит, но из-за пышной причёски. Они практически незаметны. Интонация, некие нотки, почти всегда несут в её голосе какой-то покой и доброту. Естественность и хорошие манеры, внутренняя цельность, превращают порой Марину в очень даже сексапильную вишенку на торте, но часы бъют двенадцать, корпоративы заканчиваются, карета превращается в тыкву, а Мариша – в серую мышку, безликий офисный планктон. – Так, Игорь Владимирович, предлагаю Вам взять на себя коммуникации с Федлото, Я подключу Толика с Андреем, проработаем схему и предложение. Интересно, небольшие, но многочисленные выигрыши будут лучше, чем суперприз? Ещё два месяца переговоров, подготовки и тестирования пролетели незаметно. За время работы в компании, меня подключили к двум десяткам основных клиентов Пар@банка, и к нескольким сотням фирм-однодневок. Как правило, всё это входит в пул только одного человека – сына некоего начальника РЖД. Впрочем, это был далеко не единственный «якорный клиент». Сам Банк курирует, но непосредственно не выводит эти миллионы долларов за рубеж. Он получает комиссию с комиссии за каждую транзакцию в этой, весьма запутанной схеме. Иногда эти деньги вновь возвращались в Россию, уже в виде иностранных инвестиций, тогда банк вновь зарабатывает на транзакциях… О том, что оформленные под меня фирмы тоже стали частью этой кровеносной системы, узнаю лишь через пару месяцев. Софья Аркадьевна проводит отпуск в Шотландии, с юным и очень миловидным секретарём, специально выписанным в рекрутинговом агентстве, занимавшимся через дочернюю компанию эскорт-услугами. Иногда босс присылает фото и делится впечатлениями от замков, игры в гольф и конных прогулок. К очередному корпоративу на хозяйстве всё ещё остаётся Лев Анатольевич. Трое из стриптизёров и две девушки из танцовщиц всем понравились и были прежними, остальных заменили «свежим мясом». В этот раз танцую танго и лапаю у всех на виду длинноногую, спортивную блондинку. Впрочем, со стороны это выглядит как страстные и креативные импровизации. Танго родилось в портовых кабаках Аргентины, его танцевали с проститутками вместо прелюдии или в качестве разогрева потенциальных клиентов. Не знаю, как блондинка, но я стремлюсь к корням и истокам танца. Два новых стриптизёра – перекачанные парни из провинции, стараются изо всех сил, хотя происходящее всё больше начинало нравиться и самим культуристам, особенно – мятые или туго скрученные в трубочки, мелкие долларовые купюры, которые им суют в стринги и даже в задний проход. В их междометиях и коротких репликах чувствуется ивановский или владимирский говор. Кокаин и возможность подработки за колоссальные для них деньги делает этих парней безбашенными и дрессируемыми одновременно. Кокс, канапе и лёгкие деликатесы, которыми ломился общий стол, дорогие напитки и доллары дрессировали их быстрее, чем сахар цирковых пуделей. Впрочем, парни побаивались перестараться, они не знали, что это нереально. Основное блюдом для Марины Викторовны сегодня – именно эти два стриптизёра, а танцовщица и я, ассистировали в качестве гарнира. Для меня и спортивной блондинки всё было ровно наоборот. Вдруг один из парней взял мой подуставший член в руку и пронзительно посмотрел в мои глаза. Поняв ошибку, молодой человек бросился, как Александр Матросов, лицом в амбразуру Марины Викторовны. На лице второго стриптизёра сидела моя блондинка. Шампанское, сухое и полусладкое красное, клубника и холодная телятина таят как мороженное под раскалённым солнцем Испании. Медленнее чем вино, уходит само мороженное, фрукты и кокаин. На два наших сдвинутых вместе дивана в углу, из центра, освещённого разноцветными софитами, иногда поглядывает Светик. В этот раз она – неандерталец в тигровой шкуре. Под мехом, кроме колечка в пупке с фианитом на 15 миллиметров, больше ничего нет. В накрученную под гейшу причёску вместо спицы была вставлена кость. На фоне такого брутального наряда, ярко-розовый маникюр с педикюром, обсыпанные розовыми стразами смотрятся несколько вызывающе. Две свежие танцовщицы слизывают кокаин с её многочисленных точек Джи. Пристроившиеся к подтянутым задницам девушек стриптизёры, посматривают то друг на друга, то на выгнувшуюся колесом Светика Через полчаса таких сатурналий к нам подсели морячки Толик и Андрей. Попивая «Маргариты», мы разговорились… – Гоша, вот мы свалили из украинского бардака в Россию, но когда-нибудь закончится у вас Путин, и начнётся битва экстрасенсов олигархов… Деньги здесь другие, и войны будут тоже другими. У вас же тут всё как у нас, только масштабней, а потому – медленней. Мы же славяне, один народ, и проблемы у нас одни. Запылает Россия, куда деваться? В Прибалтику или в Чехию? Лично ты куда рванёшь? Вот в какие дикие дебри может толкнуть славянина стыд и вина, когда, казалось бы, гедонизм, деньги и разврат уже окончательно его победили… Я всё свёл в шутку про монастырь. А потом мы устроили соревнование: попеременно загоняли стриптизёрш под стол, травили анекдоты и старались по выражению лица угадать, кому же в данный момент делается оральное удовольствие. Светик и Мариша угадывали быстрее всех, но и прокалывались первыми. В постели нас оказалось трое: я, блондинка и другая Марина, одевшаяся в костюм Пеппи-длинный чулок. Она и вела себя как подросток-максималист. Раскованность дошла до такой степени, что вспомнился Таиланд, только тайки вели себя похожим образом. Русская женщина может быть такой свободной, только когда чистит картошку. Даже самые развратные русские женщины, занимаясь сексом, будто идут на смерть или совершают преступление. Мораль, вина и стыд, могут вылететь из сознания славянок, словно пробка от шампанского, но эта пробка обязательно прилетает в подсознание. Это видно опытному, изощрённому взгляду. Почему этого не работало в Марине – непонятно! После одного такого корпоратива супруга звонит Софье Аркадьевне… Дождавшись, когда та замолчит, Софья Аркадьевна совершенно непринуждённо и мило заговорила: – Ваш муж – прекрасный специалист и очень отзывчивый коллега! Чуткий, и ответственный специалист. У меня есть переменная надбавка – это премия, размер которой определяет исключительно сам руководитель. Могу выдать часть, могу вообще ничего не выдать, передав её другому сотруднику. Так вот, не считая первого месяца, Ваш муж всегда получает переменную надбавку в полном объёме. Мы очень ценим в нём командный дух и качественную работу на результат. Только достойное вознаграждение и победа, деньги и результат – по максимуму мотивируют сотрудника и коллектив на новые достижения. А корпоратив – это часть премии, просто выдаётся не деньгами, а услугой. Эти посиделки – возможность пообщаться с коллегами в неформальной обстановке, снять стресс, выстроить контакты с руководством… Компанией очень ценится корпоративный дух, атмосфера доверия и взаимовыручки. Человек в коллективе не должен чувствовать себя временщиком и пушечным мясом. Весь потенциал отдела работает на каждого, а этот каждый – на отдел. Приношу Вам, Елена, свои извинения за те неудобства, которые приносит работа вашего супруга в нашей компании. Надеюсь, очередная премия, и пятипроцентная скидка в оплате поездки всей вашей семье на новогодние праздники в Паттайю, хоть как-то сгладят неудобства, причиняемые Вам Пар@банком. Ещё раз прошу меня извинить. На следующем корпоративе я лично прослежу, чтобы и намёка не было на разного рода двусмысленности. – Улыбки и доброжелательность буквально сочились из Аркадьевны, пока шла беседа с супругой. – Уф, – выдохнул начальник, когда разговор завершился. – Игорь Владимирович, можно как-то закрыть этот вопрос? – Постараюсь, Софья Аркадьевна! – немного неуверенно бормочу я. – Да, уж, батенька, постарайтесь! Перспектива ублажать ещё и жён своих сотрудников, мне как-то не очень улыбается, – отвечает шеф. – Хотя, если Ваша жёна такая же сексапильная, как и Вы, то… – Начальница смотрит прямо в мои глаза, и я не могу прочитать это взгляд. Что в них – сам чёрт не разберёт. – Прежде чем идти домой, принимайте душ и имейте второй дежурный костюм с бельём, и тогда от Вас не будет пахнуть духами, и следов от помады тоже не останется. У Вас же корпоративная скидка в химчистке на цокольном этаже. Там очень профессионально убирают следы от вина и прочие производственные издержки. Крайне рекомендую Вам ею пользоваться, Игорь Владимирович! Не говорю уже о прокатных костюмах. – Взявшись за мой бледно-синий миланский галстук, почему-то левой рукой, и притянув вплотную к себе, продолжила: – С тебя, Игорь Владимирович, причитается! Отработаешь на корпоративе. – И, не выпуская галстук, стучит костяшками пальцев по моей груди. Через рубашку чувствую два её перстня; с трёхкаратным брильянтом и четырёхкаратным афганским изумрудом. – В этот раз никаких «мариш» и «светиков», только я. Одной танцовщицы тоже будет достаточно. – И чуть помедлив, добавляет: – Не забудешь про костюм и бельё? – Её тяжёлый взгляд заставил непроизвольно кивнуть в ответ. – В этот раз, лично выберу моему Гоше галстук и девушку. Гошенька будет просто неотразим, по крайней мере, для меня, – уже манерным тоном, будто разговаривает с волнистым попугаем, говорит, набирая чей-то номер телефона, и выходит. Через два дня, в обед, Софья Аркадьевна вызывает в кабинет. – Игорь, извините меня за «гошеньку», столько всего навалилось, впрочем, это не оправдывает моего хамского по отношению к Вам поведения, да ещё публично. Это в качестве компенсации, – и показывает на шкаф. Два тёмно-синих костюма-тройки висят на двери её гардеробной. – Вы извините меня, Игорь, но Вам итальянские крой не очень, Ваш стиль – это классический английский костюм. Взяла для Вас «Бактраут», это две совершенно одинаковых тройки. Примерьте, если что подгоним или поменяем. – Софья Аркадьевна, да Вы что? – начал было я в некоторой растерянности. – Так, разговорчики в строю! Это не обсуждается! Вот гардеробная, марш примерять! Костюмы оказались впору, только брюки и рукава надо было немного подогнать. На следующей вечеринке мы огородились чёрными, совершенно непрозрачными ширмами, за какими скравался столик с кокаином. Вообще, сложенные ширмы стоят на складе, примыкающем к конференц-залу, и при желании, вся его площадь может стать стенами без потолка, словно локации в игре «СИМС» или «Дъябло» – кому как нравится. К ним прилагались несколько табличек, Софья Аркадьевна повесила белый прямоугольник с красным кантом и такой же красной надписью: «Не включать! Работают люди!» После знакомства и непринуждённой десятиминутной беседы с «эскортом», Софья Андреевна подвозит на тележке серебряное ведёрко с шампанским и таким же серебряным блюдом свежей клубники. Надев белые перчатки и обернув бутылку полотенцем, чтобы та не нагревалась, наполняет два бокала. Клубника не «резиновая», без запаха и вкуса, какую обычно продают в супермаркетах, а из подмосковного колхоза имени Ленина, процветающего хозяйства, не смотря на засилье капитализма. Ягоды, как и «Моэт Шандон» были настоящими. Стенки хрустальных фужеров для обслуги, смочены чем-то типа первитина, это зелье вызывает из ада фонтанирующую похоть и удесятерённые силы. У нас же были классические флюте из прозрачного стекла. В этот раз Софья Аркадьевна надела чёрный блестящий страпон. Развлекаясь чёрным властелином сразу с двумя качками-геями, с чубами и усами, но в туфлях на двенадцатисантиметровых шпильках. Делая из парней то альпийскую горку, то выстраивает в ряд… Меня заставила танцевать медляк с подобранной ею лично танцовщицей. Шатенка Алина была в профессиональном платье для танго. Такие надевают на международные конкурсы по спортивным танцам. Облегающий белый гипюр с нитями жемчуга, и глубокие вырезы, делали Алину более соблазнительной, чем любое бикини. Показалось, что Софья Аркадьевна смотрела куда больше на танцовщицу, чем на меня или ребят. Наверное, видела себя в прошлом: молодую, цветущую, полностью натуральную, полную жаждой жизни, надежд и беспричинной лёгкости, которую даёт опция «всё ещё впереди». Я в её английском костюме, в этот раз, изображаю из себя Оскара Уайльда. Не оставаясь перед Аркадьевной в долгу, бесцеремонно лапаю свою танцовщицу, залезая в неё на всю глубину двух, а потом и трёх пальцев. Серо-синие линзы Алины делают взгляд каким-то гипнотическим и безумным одновременно. Залитые гелем цвета ольхи, её волосы собраны в тугой пучок. Танцует она очень профессионально. Подумалось, что танец – это единственное, что делает её жизнь счастливой. Попытаюсь вальсировать войдя в неё, и это заводит Алину даже сильнее тех бутиратов, которые у неё в фужере. Но я вскоре устал и кладу её на стол, белое платье с люрексом оказывается на подносе с омаром, а чулки в 30 ден – на моей шее. Расслабившиеся плечи и спина тоже испытывают что-то вроде оргазма. Через какое-то время геи и «чёрный властелин» утомили моего босса, и мы, бросив всех, уходим на четвёртый этаж. – Переодевайся, у нас тематическая вечеринка! – заявляет Софья Аркадьевна, и, поставив пластинку, уходит в гардеробную. Магнитола «Вега» заиграла настоящую виниловую пластинку фирмы «Мелодия» с хитами из 80ых. Зазвучит песня «Малиновка». На плечиках из клееной фанеры, с облезлым, желтоватым лаком, меня дожидался школьный пиджак и белая рубашка, а под ней – треугольник атласной вискозы. – Блин, не помню, как завязывать пионерский галстук! – кричу расхохотавшись. – Я завяжу. – Ко мне подходит пионерка в белой рубашке и синей юбке-трапеции, почему-то из крепдешина и с завышенной талией. На правом рукаве пионерский, желто-красный шеврон, а ниже пришиты четыре красные, полупрозрачные, пластмассовые звёздочки. Свой галстук шеф тоже не успела ещё завязать, он лежит на её плечах, словно Павлово-Посадский платок. Немного путаясь, завязывает галстук, и мы вместе принимаемся за её. Пионерский узел – это два, совершенно обычных узла, самое главное в нём – это сделать последний узел в виде «подушечки», вот с ним-то и приходится повозиться. Из яств только две бутылки «Буратино» в стекле по 0,5, и две пачки печенья «Юбилейное». Очень кстати заиграла медленная и прелестная песня «Всё пройдёт». – 23 года как нет СССР, а продукты есть! Как у них с гарантийным сроком, неужели не вышел? – Продуктов из СССР тоже нет, это современные подделки, и срок годности у них почти как у поваренной соли. – Вроде бы «Черноголовка» делает шипучку, очень похожую на советские лимонады, или всё равно не то? – Да чёрт его знает, может, это мы уже просто зажрались и избалованы так, что в принципе не можем получить простые и чистые ощущения радости, беззаботности и счастья? – Вполне возможно. Мне даже кажется, что, танцуя с пионерками и комсомолками на школьных дискотеках, мы получали большее эмоций и удовольствия, чем сейчас, в ночных клубах с холеными стервами. – Именно поэтому ты сейчас в Советском Союзе, – смеётся Софья. – М-да, кстати, знаете, почему это псевдосоветское печенье – «Юбилейное»? – Никогда не задумывалась, и почему? – В честь пятисотлетия дома Романовых! А Вы – «советское»! – Да ну?! Это же контрреволюция! Почему ЧК не расстреляло всё руководство фабрики? – Так в гражданскую не до того было, а после войны – тем более. Вы же вот никогда не задумывались, вот и те, кто из деревни пришёл руководить государством, кто вообще в первый раз в жизни печенье видел, они тоже не задумывались. – Да, MBI не кончали, а понастроить смогли больше, чем нынешние эффективные «менАгеры» сумели разрушить! Мы танцуем, пьём лимонад из гранёных, двухсотграммовых стаканов, слушаем советские хиты и целуемся по-пионерски. Вспоминаем себя и страну, вспоминаем, казалось бы, забытые напрочь чувства. Ощущение обалденное. О сексе не могло быть и речи, он бы всё только испортил. Майор Александр Николаевич По прошествии восьми месяцев работы в Пар@банке, позвонили из налоговой, попросив зайти по какой-то ошибке в начислениях. В инспекции сопровождают на этаж, где никогда не бывал. Оказываюсь в просторном «предбаннике», с секретарём. Табличка на массивной дубовой двери тонко намекала, что за ней находится вообще-то начальник городской налоговой службы! – Пройдите, пожалуйста, Игорь Владимирович, – сказала секретарша, указывая на… противоположную стену. И только тут замечаю почти слившуюся с бледно-сиреневыми штофными обоями дверь. Надписей и номеров на двери нет. Стучусь. – А, Игорь Владимирович, здравствуйте! – сказал крупный мужчина, выходя из-за стола. Кабинет был небольшой, скорее похожий на скромную переговорную. Единственный шкаф и стол буквой «Т» на 8 человек, всё какое-то неказистое, только что не советское. Чёрные металлические стулья, с матерчатыми седушками и спинками, были самые дешёвые, офисные стулья, не дороже полутора тысяч рублей. Стены, отделанны панелями МДФ «под дерево», грустно передавали привет из девяностых. Зато синий костюм на хозяине каморки – как на депутатах Госдумы – тысяч за шесть долларов, судя по крою, похоже на «Бриони». Наручные часы показались вначале стальными, долларов за 50, и лишь под конец разговора понимаю, что это белое золото. После первых, дежурных фраз, вдруг почему-то вспомнил случай из жизни, про здоровую городскую собаку, которая первый раз попала в лес и увидела волка. Кобель тут же поджал хвост с ушами, и у него началось неконтролируемое извержение каловых масс. Видимо, комплекс вины за некое предательство единоутробного брата, сидит во всех домашних собаках. Да, я испугался почти как эта собака! Человек почему-то вызвал очень неприятное, пусть и немотивированное, впечатление, граничащее с ужасом, хотя, он просто вежливо беседует со мной. – Александр Николаевич, майор погранслужбы, – отрекомендовался крупный мужчина. – Игорь Владимирович, на Родину не хотите поработать? – как-то просто, прямо и по-свойски начал майор в Бриони. – Так мы с вами на Родине, и вроде как работаем… В армии дефицит кадров? – Да нет, просто проводим разъяснительную работу с гражданским населением, ибо война не за горами. – Он раскрыл обычную серую картонную папку и пододвинул ко мне. – Смотрите: здесь проводки на 125 миллионов евро, это вывод денежных средств в Голландию и офшоры через Латвию, и это сделали Вы. На пятачок общего режима только вот по этим бумагам Вы уже честно заработали, но мы можем копнуть глубже, и кто его знает, сколько там ещё найдётся всего интересного? – Так тут куча разных фирм, услуги, консалтинг, все дела… Деньги не мои, просто шли через меня. За чужие косяки я не отвечаю. И вообще, что конкретно я нарушил? – Игорь Владимирович, это валютные операции, и тут запрещено всё, что не разрешено. И фирмы подставные, и проводки ваши, и действия по предварительному сговору, ОПГ одним словом – организованная преступная группа, и Вы её участник. – Майор выложил дюжину снимков с наших корпоративов. – Вот тут вроде как Вас какой-то гражданин пользует или это так кажется? На фото негр-стриптизёр имел Светика, но угол съёмки был такой, что могло показаться, что мужик пристроился ко мне, а танцовщицу, с которой в тот момент зажигал, было практически не видно или её просто вырезали. Эта фотография – стоп-кадр с видео, в углу было время и дата… – Игорь Владимирович, Вы работаете в Пар@банке, шестой этаж, окна на север, третий стол от двери, на подоконнике кактус и белая герань… Мы знаем о Вас всё! Сейчас решается вопрос по руководству РЖД, кое-кто пойдёт на пенсию, кто-то в почётную отставку, а кому-то срочно кофе попить на Кипре приспичит. А некоторые паровозом поедут на нары. Ваш банк очень плотно сидит на выводе и отмывании денег с РЖД и других крупных компаний с госучастием. И Вы об этом знаете, и в этом участвуете. Мы Вам, Игорь Владимирович, предлагаем провести тренинг-семинар на курсах повышения квалификации для наших сотрудников. Денег мы Вам не заплатим, но приняв во внимание Вашу сознательность и красоту душевного порыва, дело возбуждать не будем, а Ваша пухлая персональная папка останется грустить в одном из забытых Богом сейфов КОНТОРЫ, – сказал многозначительно Александр Николаевич, и поднял палец вверх. Он просто сидел за столом напротив меня. При всём спокойствии майора, мои ощущения говорили мне, что это моя смерть. Просто находиться с ним рядом очень некомфортно. Строго говоря, идти с этим в суд глупо. Но майор рыл в правильном направлении. Всё упиралось в сроки. Всё-таки иностранные юрисдикции… Через год или три, конец моей витой верёвочки будет у него в руках. Другое дело, разрешат ли ему докопать до конца? Через три минуты дальнейших душевных разговоров, майор начал получать от меня всё, что хотел. – Сколько ещё остаётся проработать в банке? – Думаю, квартал, два – максимум, – ответил майор. – Вы, Игорь Владимирович, отработанный материал, как только они поймут, что запахло жареным, сверху дадут команду сливать балласт, чтобы выйти сухими из воды, и Вас сольют, впрочем, Вас и так бы слили. Свежего мяса хватает, тут для банка главное, чтобы человек не накопил информации, больше некой критической массы. Я возвращаюсь работать. Вернее, дорабатывать. Через месяц в ряды Банка пришло пополнение. Мальчишка лет 25, мыкавшийся по стрёмным конторам после финансового института. На работу он пришёл в костюме и галстуке, в каких ходят коммивояжёры по квартирам. Все его стали называть подчёркнуто-вежливо – Эдуард. И примерно этого же возраста и ситуации девчушка-бухгалтер, немного пришибленная пыльным мешком. Синие глаза Екатерины всегда удивлены и немного на выкате, как будто линзы доставляют дискомфорт при ношении и особенно при моргании. Одеваться, делать маникюр, следить за волосами и ходить на каблуках девушка не умела, но пыталась. Зато в правоприменении налогового законодательства, Катрин была просто волшебницей. Найти подходящую тыкву для создания из неё кареты – у неё получалось играючи. Катерина была рыжая, рыжих очень любил Лев Анатольевич… Поговорить с ними не удавалось, как и я, в первые месяцы, они постоянно были под чьей-то опекой и загружены работой даже дома. Приказ о моём увольнении издали перед самым корпоративом, но морячки-айтишники – Толик и Андрей, потыкавшись на сервере, сделали так, что бумага ляжет на стол шефу только в понедельник. Электронный пропуск, почта и даже премия за оригинальный костюм для корпоратива – всё пока работало. – Оттопырься в последней раз, – сказали они мне. – Не понимаем, зачем мы вписываемся за тебя? – глядя друг на друга, недоумевают «морячки». Так-то это ничего не стоит, но мало ли, эти дебилы из службы безопасности проснуться и начнут рыть концы. – Спасибо ребята, с меня не заржавеет, чем с вами рассчитаться? – Научи нас танцевать танго, а то с этих видеокурсов мы засыпаем, а в оффлайне выходит только секс и пьянка. Последний корпоратив В этот раз изображаю Дориана Грея. Белая сорочка, тёмно-коричневый, шёлковый платок вместо галстука и какая-то невообразимая, расшитая жилетка в духе Элтона Джона. Всё тот же английский костюм от «Бектраут» с лакированными туфлями цвета антрацит. Толик и Андрей в этот раз сварганили что-то пиратско-митьковское, из тельняшек, бархатных малиновых шаровар и яловых красных полусапожек «всмятку». Ножи выглядели довольно солидно, хотя и куплены в магазине сувениров. Атласные камербанды в тон сапожек и бандан. Девочки решили обыграть советских школьниц, и пришли в коричневых платьях с кружевными фартуками и в бантах. Хотя, это была скорее имперская форма, её носили ещё гимназистки. С глянцевыми туфлями на высоком каблуке и дорогой бижутерией, девочки смотрятся особенно эффектно. Катерине никто не подсказал, и она нарядилась цыганкой. Светик как всегда сама по себе и вырядилась пиратшей из секс-шопа. Лихая чёрная треуголка, такие же ботфорты, пышное чёрное платье-волан из люрекса, похожее больше на балетную пачку, почти ничем не стеснённая грудь. Много чёрных стразов и эффектный «кинжал» на поясе, из того же сувенирного магазина, где закупались «морячки». Зам Аркадьевны нарядился весёлым сантехником Марио. Красный пластмассовый разводной ключ из «Детского Мира» был засунут за пояс, словно мачете. Софья Аркадьевна с премии решила побаловать себя дорогой изумрудной брошью, посчитав, что костюм лепрекона для неё будет в самый раз. Кроме рыжего, высокого парика, в викторианском стиле, и кружевной нижней юбки, пикантно белеющей чуть выше колен, всё остальное на ней было зелёным. По традиции, начиная вечеринку, начальница берёт первое слово. Демонстративно взяв хрустальные бокалы для обслуги, наливает в них шампанское и подаёт новичкам – Эдику и Кате. И тут вспоминаю, что на первом корпоративе, со мной проделывали то же самое. Как всегда, её тост был эффектен и многомысленен: – Наполеон Шеннон, широко известный в узких кругах антрополог, всю жизнь изучавший первобытные общества, в 1968 году выпустил книгу «Яномамо: свирепый народ». Прожив с ними много лет в джунглях Амазонки, он пришёл к выводу, что вся жизнь племени – это непрестанная война самцов за самок, где более 30% мужчин погибала в стычках из-за женщин. Так давайте выпьем за жизнь и свободу наших мужчин и женщин, за мир и процветание нашего с вами племени! После тостов Льва Анатольевича и просто Марины, Аркадьевна подходит к Светику. – Светлана, смотрю, Анатольевич поглядывает на Катеньку, за неё я спокойна. Эдуард у нас отнюдь не ловелас, поэтому у меня к тебе личная просьба: сделай из этой омеги – альфа-самца. Думаю, у него много комплексов и мало уверенности и опыта. Просмотр порно и влажные фантазии в ванной комнате не в счёт. Помоги ему влиться в наш сплочённый коллектив, разбуди в нём мужчину. Кадровики показали нашим аналитикам его комментарии к интернет-статьям в «Коммерсант» и «Экономист», те считают, что у Эдуарда большой потенциал, но об этом ПОКА мало кто знает. – Аркадьевна многозначительно смотрит на Светика, и та всё сразу поняла об этом гадком утёнке нашего отдела. – Дай ему почувствовать себе цену, с меня э-э… усиленный армейский паёк за месяц и квартальная… – Люблю вытаскивать из задротов настоящих мачо, – улыбаясь в ответ, Светик идёт за щампанским. Подсаживаюсь к скучающему Льву Аркадьевичу. Он наблюдаетл, как два стриптизёра-полисмена развлекали Катю, и ждал, когда клиент созреет, смакуя 70 грамм коньяка «Наири». Наливаю себе соточку, сполоснув свой снифтер горячей водой. – Лев Аркадьевич, а правда, что Вы были начфином в ГСВГ? – Он кивнул, и, улыбаясь, посмотрел на меня. – Я правильно понимаю, что в переводе на русский, ты хочешь спросить: жиртрест, столько награбив в армии, да ещё в Германии, почему ты работаешь каким-то клерком средней руки? Очередь улыбаться была за мной. – Понимаешь, удачный вор – это далеко не всегда удачный бизнесмен. Я вообще-то не крал, деньги сами шли в руки. Страну дербанили со страшной силой, мы просто поднимали упавшее с воза. Талант бизнесмена есть только у двух процентов населения, и я с коллегами был не из этого числа. При выводе войск из Германии, у многих голова кругом пошла, и каков результат? Кто в земле, кто в тюрьме, кто подыхает от скуки в Ницце. Гулять по набережной днём, и обсуждать тачки, жён и любовниц? Сидеть вечером в ресторане и обсуждать наряды, яхты и виллы – это всё, что ли? Там больше нечего делать! Запад – это другая цивилизация, другая культура. Запад – это почти как Китай – очень всё не по-нашему. Комфортно устроиться в Старой Европе можно, если ты прожжённый космополит или конформист. Мне бы там было тяжело. Где ещё я могу так творчески подходить к работе и людям? В Гугле? Там меня съедят за неприятие 54 видов пола у человека, вместо двух, дадут пожизненное за харасмент и сексизм, ибо шлёпнуть по попке или открыть даме дверь – это серьёзный проступок! В Гугле, в корпоративной сети, как-то закрыли группу, где её сотрудники, обычные люди, обсуждали, куда можно отдать детей, в какой садик! В Гугле карьерно продвигают людей из этих самых 54 полов. С моими двумя полами, моими взглядами на мужчин и женщин, меня будут воспринимать там как окаменевшее говно древнего мамонта. Зачем мне это? А здесь можно по-настоящему, полноценно жить. По-человечески общаться с людьми. Работаю на бирже, инвестирую в стартапы и бумаги. Здесь я на своём месте: закупки для армии и МЧС. Сейчас продвигаю проект «По Путинским местам», где люди могут порыбачить, поохотиться, сходить в церковь, покаяться, причаститься… с коллегами из той же сферы. Обкатаем и развернём программу для других госзакупок… Мне это интересно! Здесь я живой, я общаюсь с нормальными людьми и чувствую себя настоящим! Найди себя, Игорь, и ты не пожалеешь! А статусность и престиж – это этикетки всё, пыль на ветру…! – Однако пора! – И Лев Аркадьевич заспешил к своей цыганке Кате, на ходу поправляя ладонью короткую чёлку своей любимой стрижки «Теннис». Пробор справа был как всегда идеален. Никогда бы не поверил, что это делается массажкой, лежащей строго в правом внутреннем кармане пиджака. Обычными расчёсками Аркадьевич не пользовался. После танцовщицы и другой танцовщицы, иду за ширму, где скучает серебряный портсигар, и на удивление, обнаруживаю Аркадьевну. Та машинально курит, смотрясь в зеркальный поднос, и размышляла. Сажусь напротив. Освободившись от тесной туфельки, подушечки её пальцев начали блуждать между моих ног. – Софья Аркадьевна, давайте угадаю, Вам только «куни» за сегодняшний вечер делали минут тридцать, даже страшно подумать, сколько раз Вы получили оргазм! При этом Вы ещё и меня хотите! Неужели Вы тщательно замаскированная нимфоманка? – Игорь, вы оргазм можете получить, просто передёрнув рукой, и при этом ещё заритесь на баб! Вы тщательно скрывающийся сексуальный маньяк? Кажется, оргазм – далеко не всё, что людям нужно. В противном случае, зачем мужчинам волочиться, тратить столько времени, сил и денег, чтобы вызвать эякуляцию, которою можно получить по сто раз на дню, меняя только руку? – Да, выбор жертвы, охота, прелюдия – это тоже бонусы, тоже часть победы, где оргазм видимо какой-то символ и финальный аккорд глобальной стратегии. – Так и женщина, хоть и устроена по-другому, тоже ценит не только оргазм. Завоевание дамы, все эти ухаживания, напор, настойчивость, даже то, что мужчина кайфует от обладания мной – это тоже кайф и часть кайфа от обладания тобой! Ты даже не представляешь, как женщина чувствует мужские взгляды! Как на неё посмотрели? Как часто на неё посмотрели? Она первая или десятая на кого посмотрели? Всё это тоже часть женской сексуальности! Убери из борща один ингредиент и это уже не борщ. Так же и с любовью: чего-то нет, и это уже просто какие-то потрахушки, секс в стиле фастфуд… Я решил сменить тему. – Светик-то сегодня как отжигает! Кто бы мог подумать, что скромняга Эдуард на первой же своей вечеринке закадрит нашу приму! И как закадрит! – А что ты знаешь про Светика? Финансам училась, став главой клана в Варкрафте, а там считать и просчитывать о-го-го как надо уметь! После Варкрафта стала считать уже на бирже. Родного брата в психушку сбагрила, чтобы большая квартира в центре ей досталась. Светлана Борисовна умничка, всё правильно вычисляет, теперь вот «юзабилити» для программного обеспечения делает, к обоснованьям по контрагентам регулярно привлекается, курирует Ретуму-банк и криптовалюты… Диспетчер и антикризисный управляющий! Кстати, ты в курсе, что не только сиськи и губы, но даже задницу Светик делала под предпочтения какой-то там целевой аудитории? – Это для замужества или новых завоеваний? – Да какая разница?! Её обколотый брат уже трусы самостоятельно надеть не может, зато Светик прекрасно научилась их снимать – диалектика! Софья отправилась на центральный диван к Светику с Эдиком… Свежее мясо всё-таки у неё было в приоритете. За ширму заглянули митьки-морячки с дамами, и я ретировался, решив почему-то подкатить к… «просто Марине»! Просто Марина отвечала за сферу отдыха и развлечений топ-менеджеров, крупных чиновников и руководителей компаний, которые носили юбки. С коммуникациями у высокоранговых мужчин всё просто: сауны, блек-джек, шлюхи, охота-рыбалка. А вот что можно предложить женщинам, кроме мужского стриптиза, СПА-салонов и бизнес-тренингов на круизных лайнерах – ума не приложу. Процент дам в отечественном истеблишменте выше, чем в США, и он постоянно растёт, так что направление для коммуникаций с партнёрами было весьма перспективным. Просто Марина не была красавицей. Однако, великолепная фигура, умение элегантно выглядеть, двигаться, сидеть, есть, и полемизировать, делали её по-своему сексапильной женщиной. Дама «под сорок», выглядела «за тридцать». Её вроде бы обычное белорусское лицо было естественным и гармоничным, что становиться уже редкостью. Короткую, ассиметричную модельную причёску а-ля «управляемый хаос» носила, словно корону. Всё, к чему прикасалась, от клатча до вилки, приобретало какой-то августейший лоск. Вокруг Марины всегда какая-то стена, в общении с ней постоянно чувствуешь дистанцию. Это был танк, покрашенный в розовый цвет, с парой плюшевых медведей на броне, покрытой стразами. Про себя называю её снежной королевой. Милой, живой женщиной, её делали только разговоры по телефону с десятилетним сыном, которого растит одна. На вечеринках отжигала обычно с Львом Анатольевичем или с Аркадьевной. Они брали двух-трёх танцовщиц и стриптизёров, и селились в дальнем углу от входа. В этот раз всё руководство было занято. – Таинственная незнакомка сегодня скучает? Хочу составить Вам компанию, Марина, и страстно и таинственно поскучать вместе с Вами! – Игорь Владимирович, Вы же мой подчинённый! Могу испытывать к вам, в лучшем случае, материнские, сестринские чувства. А страсть – это же соперничество, это порыв в неизвестное, захват и обладание! Вот Лев – мой соперник за внимание босса, вот босс – я его угроза и новый потенциальный босс. Здесь есть накал, риск, интрига, тут может быть страсть! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43201362&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.