Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Конечные и бесконечные игры

Конечные и бесконечные игры
Автор: Джеймс Карс Жанр: Зарубежная психология, социальная психология Тип: Книга Издательство: РИПОЛ классик Год издания: 2018 Цена: 149.00 руб. Просмотры: 12 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Конечные и бесконечные игры Джеймс Карс Новая Земля (Рипол) Конечные игры – это привычные вызовы повседневной жизни. В них играют, чтобы выиграть, их окончание неминуемо. Совсем другое дело игры бесконечные. В них невозможно победить, участники лишь обеспечивают продолжение игры. Какие вызовы в нашей жизни можно назвать бесконечными играми? Как они влияют на наши конечные игры? Наши действия во время игры конечны или бесконечны? И как при всем этом хаосе мы вообще можем жить своей жизнью? Джеймс Карс исследует эти вопросы с потрясающим изяществом. Автор делится наблюдениями, учит понимать и отличать, где, почему и как мы играем. Карс показывает, как от бесконечных игр можно добиться богатства, силы и славы. В этой элегантной и убедительной книге Джеймс Карс исследует, какое значение имеет для нас игра. Он предлагает новое понимание природы собственности и власти, культуры и общества, сексуальности и самопознания, открывающее дверь в мир бесконечных возможностей. Джеймс Карс Конечные и бесконечные игры James P. Carse FINITE AND INFINITE GAMES A Vision of Life as Play and Possibility Copyright © 1986 by James Р. Carse Originally published by Free Press, a Division of Simon & Schuster, Inc., as the original publisher. © Козырев A.B., перевод на русский язык, 2018 © Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. Глава первая Есть как минимум два вида игр 1 Существует как минимум два вида игр: одну из них мы могли бы назвать конечной, вторую – бесконечной. Суть конечной игры заключается в выигрыше как таковом, в то время как бесконечная игра ориентирована на собственное продолжение. 2 Надо учитывать, что в конечной игре условием всегда является выигрыш, который и является фактическим концом игры. Она заканчивается выигрышем одного из участников, который может быть выбран по соглашению всех участников игры, определен зрителями или судьями, однако он должен быть назван в любом случае, иначе игроки не достигают единственной цели конечной игры – ее окончания. Даже если игра по тем или иным обстоятельствам будет прервана, игроки не смогут признать игру завершенной, пока не появится единственный победитель. Может возникнуть ситуация, в которой зрители и судьи будут не согласны с общим мнением участников игры при выборе победившего игрока. Даже если будет доказано, что победителем должен стать кто-то другой, игра не будет восстановлена, чтобы достичь иного результата, она просто не может быть возобновлена. Разве можно представить игроков, возвращающихся на поле, чтобы продолжить игру, если они уже убеждены, что игра закончилась? Также конечная игра не может состояться, если не все игроки согласны в ней участвовать. Это принцип как конечной, так и бесконечной игры: кто бы ни захотел стать участником игры – это его свободный выбор. Тот, кто должен играть, играть не может. 3 Каждая конечная игра должна иметь свое начало и свой конец. Иными словами, для конечной игры характерны временные пределы, на которые конечно же должны быть согласны ее участники. Кроме того, в конечной игре необходимо определить пространственные и числовые границы, то есть игра должна проходить в определенных рамках со специально выбранными игроками. В любом так называемом конечном столкновении просматриваются пространственные пределы: от простейших судебных споров и несогласий в органах управления до мировых войн. Например, во Второй мировой войне оппоненты пришли к соглашению не атаковать Хайдельберг и Париж и признали Швейцарию нейтральной стороной, стоящей вне конфликта. Существуют и пространственные пределы победы, к которой стремится участник: если в процессе столкновения (к примеру, войны, а не простого варварского нападения) предполагается, что одна из сторон нанесет больший или более безосновательный ущерб, чем остальные, и при этом будет бороться за абсолютную победу наравне с другими игроками, то законность данного результата будет оспорена. В Гражданской войне в США У. Шерман проигнорировал пространственные пределы в битве за Атланту и предпочел сжечь все военные запасы, которые нельзя было вывезти, вместо того чтобы окончательно разбить армию противника в бою. Уничтожения армии Худа не произошло: она была сильно ослаблена, но оставалась боевой силой, – поэтому победа полководца Шермана была признана неполной. В конечных играх выделяются несколько видов числовых пределов: например, количество противоборствующих участников и количество членов каждой из команд. Несомненно, действует правило, что никто не должен принимать вынужденное участие в игре, но также существует закон, гласящий, что мы не можем играть сами с собой – в любой игре необходим соперник. Мало кто из желающих действительно может играть как за, так и против команды «Нью-Йорк Янкиз». Также невозможно стать электриком или агрономом просто потому, что ты захотел, без оценки твоих способностей и работы коллегами и конкурентами. Игроки конечной игры не могут выбирать сами себя для участия в игре. Таким же образом, они не могут просто решить покинуть игру, или их соперники не имеют права отказываться играть с ними, если игра уже началась, иными словами, если выбор состоялся. Если игроки могут входить и выходить из игры, когда им вздумается, сложно будет определить единственного победителя, ведь победа присваивается игроками с их всеобщего согласия. Кто, например, выиграл Французскую революцию? 4 Существование всех видов пределов в конечной игре означает, что каждая игра проходит в определенное время, на определенном месте и с соответствующим составом игроков. При этом данные условия обозначаются внешними составляющими игры: если игра началась первого сентября 1939 года, мы равняемся на так называемое мировое время, основания к началу игры и предполагаемые результаты после ее завершения. Игроки должны соответствовать игре, а игра должна иметь свои пределы. 5 В игре есть только один победитель. Однако остальные участники могут быть ранжированы после победителя по окончании игры. В компании избирается только один генеральный директор. При этом неизбранные кандидаты могут занимать места заместителя генерального директора или начальников отделов и направлений. Часто возникает ситуация, когда мы вступаем в игру, не ожидая, что достигнем максимального результата, однако, играя, мы потенциально претендуем на абсолютную победу. 6 Только в одном аспекте бесконечная и конечная игры идентичны: в бесконечной игре тоже невозможно заставить участвовать. Все остальные параметры двух типов игр значительно различаются. Участники бесконечной игры не могут точно определить ее начало – в этом и нет необходимости. Никто не беспокоится об отсутствии временных границ игры. Наоборот, участники стремятся к постоянному продолжению игры – ее основная цель не заканчиваться – и максимальному вовлечению всех игроков. В бесконечной игре нет пространственных и числовых лимитов. Нигде в нашем мире и истории вы не найдете границ бесконечной игры. Также отсутствуют пределы по количеству игроков – участвовать может каждый желающий. Мы говорили о том, что конечные игры регулируются внешними обстоятельствами. В бесконечных играх принцип прямо противоположный – условия для них возникают «внутри». Бесконечная игра существует во времени, обусловленном самой игрой в процессе ее действия. Каждый этап бесконечной игры безграничен, и, тем самым, позволяет своим участникам открывать новые горизонты времени. Именно поэтому невозможно сказать, как долго продолжается бесконечная игра, или даже, как долго она может продолжаться, так как обычно длительность определяется внешними мерами, что нарушает принцип бесконечной игры. Та же самая ситуация возникает с пространственными пределами – у бесконечной игры их нет, потому что игра может проходить в нескольких местах одновременно, без каких-либо ограничений их количества. 7 Бесконечная игра может включать в себя несколько конечных игр, но не наоборот – конечная игра не способна вместить бесконечную. Если в бесконечной игре проводятся конечные игры, то участники бесконечной игры могут ориентироваться на свои победы и поражения в конечных играх, правда, рассматривая их как моменты бесконечной игры. 8 Конечные игры ограничены не только внешними пределами в виде времени, пространства и количества в различных их проявлениях, но и внутренними лимитами: тем, что игроки могут делать по отношению друг к другу. Такие внутренние лимиты называются правилами игры. Для каждой конечной игры правила будут своими. Они определяются соответственно специфике самой игры. Правила создают границы, в рамках которых игроки должны действовать в процессе игры: начинать игру за белой линией, платить все долги в конце месяца, устанавливать такие цены на услуги, которые будут доступны пациентам, ехать на машине с определенной стороны дороги. В узком смысле правила не являются законами: они не принуждают игроков вести себя определенным образом, а лишь ограничивают их в свободе действий, оставляя свободу выбора. Несоблюдение данных ограничений ставит под угрозу исход игры как таковой. Правила конечной игры – это договорные ограничения, благодаря которым можно выбрать победителя. 9 Правила должны быть озвучены до начала игры, а игроки – согласны на их соблюдение. Если участник ознакомлен с соответствующими условиями и вступает в игру, значит, он неоспоримо принимает их. Действие правил не определяется тем, что их принимает правительство страны, или по ним когда-то играли выдающиеся личности, или потому, что бог передал их людям через пророков Моисея и Мухаммеда. Правила вступают в силу, если участники принимают свободное решение играть по ним. В нашей жизни нет таких правил, которым мы вынуждены подчиняться беспрекословно. Если бы такие существовали, то для них были бы разработаны собственные правила и так далее. 10 Если мы утверждаем, что правила каждой конечной игры уникальны, то становится логичным, что условия не могут меняться в процессе игры, иначе меняется сама игра. Данный аспект является одним из основных различий между конечными и бесконечными играми: правила бесконечной игры должны меняться в процессе ее действия. Все зависит от исходов конечных игр, включенных в бесконечную: если игроки бесконечной игры согласны, что она подвергается риску в случае выигрыша или проигрыша определенных участников в конечной игре, вводятся изменения. Правила бесконечной игры меняются, чтобы избежать победы одного из участников, а также вовлечь как можно больше людей в процесс игры. Как говорилось ранее, правила конечной игры являются определяющими условиями для выбора победителя. Что касается бесконечной игры, то ее правила созданы для того, чтобы участники согласились продолжать игру. Исходя из этого, условия, принимающиеся в бесконечной игре, имеют другой статус по сравнению с правилами конечной игры. Они похожи на грамматику живого языка, в то время как в конечной игре – на правила дебатов. В первом случае важно благодаря правилам продолжать общение друг с другом, во втором – правила позволяют ограничивать речь каждого из участников. Грамматика необходима, чтобы участники беседы понимали смысл речи друг друга, тогда как правила дебатов – для продолжения самих дебатов. 11 Правила бесконечной игры могут меняться в любой момент, однако не все правила входят в категорию изменяющихся. Сами по себе правила создаются, чтобы сокращать риски остановки игры: участники бесконечных игр используют выбранные условия, чтобы «включать» все границы и преграды к продолжению игры в саму игру. Частота и необходимость изменения правил игроками бесконечной игры определяется возникновением значительных препятствий их игре, например: физический износ, потеря материальных ресурсов, враждебное отношение к игре неучаствующих, или смерть. Основной задачей является включение данных преград в саму игру для ее беспрерывного продолжения, даже если одной из этих преград является смерть. Да, такова суть бесконечной игры. Поэтому можно сказать, что в случае бесконечных игр лимитов не существует вообще. Если все границы включаются в процесс, то границ у процесса просто нет. Игроки конечной игры действуют в рамках ограничений, а участники бесконечной – играют с ограничениями. 12 Несмотря на то что в теории неотъемлемой составляющей конечной игры является участие игроков по собственному желанию и с возможностью выбора, часто случается, что играющие не знают о своей абсолютной свободе и воспринимают все свои действия как те, которые они должны выполнять. Есть несколько причин для такого мнения: «Мы видели, что игроков для конечных игр выбирают». Никого не заставляют оставаться юристом, организатором состязаний родео или йогом кундалини после выбора данных ролей; каждая роль в любом случае будет существовать и изменяться с учетом ограничений и ожиданий окружающих людей. Конечно, есть давление по поводу поддержания определенного уровня игры, ведь разрешение на участие может быть отозвано. Мы не можем поступать как нам вздумается и при этом оставаться юристами или йогами, однако мы вправе завершить наше участие в игре в данных ролях, если нам этого больше не хочется. «В конечных играх должны выигрывать, поэтому игроки выполняют каждое действие с целью победы». Все, что совершается без желания добиться максимального результата, не является частью игры. Игрокам конечной игры необходимо постоянно уделять внимание изменениям в ходе соревнований, что приводит их к мысли, что они кому-то обязаны делать каждый свой следующий шаг. «Призы за победу абсолютно необходимы в жизни, без них она не имеет смысла». Есть такие игры, в которых само участие предполагает жизнь или смерть. Например, в рабстве или политической тирании отказ только от участия в требуемой роли может привести к ужасным страданиям или смерти. Стоит согласиться, что даже в последнем приведенном примере любой принимающий в игре участие делает собственный выбор. Несомненно, цена отказа высока, но она установлена, и притесняющие осознают, что даже самые слабые из людей должны согласиться быть угнетенными. Если бы их целью были податливые куклы или машины, не нужно было бы создавать атмосферу страха и назначать цену участия – с этой стороны мнимые идеалы угнетателей были высмеяны Олдосом Хаксли (роман-антиутопия «О дивный новый мир»), Джорджем Оруэллом в изображении пролов (роман-антиутопия «1984») и Карелом Чапеком (научно-фантастическая пьеса «Россумские универсальные роботы»). В отличие от бесконечных игр, конечные ограничены извне, однако оба вида игр похожи тем, что эти ограничения выбираются самим игроком – никто не заставляет нас принимать участие в конечной игре. Игровое пространство само по себе нам не навязывается. Поэтому можно сделать вывод, что все границы конечной игры созданы самим игроком. 13 В конечных играх между обусловленной необходимостью оставаться в игре и действительной свободой игрока покинуть игру в любое время лежит пропасть, и мы как участники конечных игр чаще всего просто закрываем глаза на данную свободу. Такое маскирование свобод присутствует во всех конечных играх. Игроки намеренно забывают о, по сути, добровольной природе их игр, и, к сожалению, теряют какой-либо интерес к соревнованиям. Уже с начального этапа игры каждая ее часть или позиция должна восприниматься с соответствующей осознанностью: игроки должны ощущать себя учителями, толстыми или худыми, матерями, а не быть ими. Однако мы делаем даже больше: мы заставляем других видеть в нас тех, чьи роли мы играем. Как говорил Бернард Шоу, проявлением актерского мастерства будет не та игра, в которой мы увидим женщину в роли Офелии, а такая сцена, в которой Офелия будет выступать в качестве этой женщины. Если актриса способна сыграть именно так, мы не будем видеть поставленные эмоции и слышать заученные слова, а наслаждаться искренними чувствами и речью. В определенной мере такая актриса не воспринимает себя играющей роль, но все равно показывает прорепетированные эмоции и с чувством говорит заученные строчки. Ее выступление, каким бы живым оно не было, поставлено, и все эти слова и состояния относятся к роли, а не принадлежат самой актрисе. В актерской профессии даже существует требование, что актер не должен ассоциировать себя с ролью. То, что актриса ощущает как человек, никак не стыкуется с чувствами Офелии, и не должно появляться в ее игре. И конечно же такая актриса ни на секунду не оставит мысль, что она лишь играет роль. Она не забудет, что она специально скрывает свое истинное «я» для исполняемой сцены, что она сделала выбор именно здесь и сейчас жить, как Офелия. Мы также в качестве зрителей не забываем, что мы являемся зрителями. Даже если мы видим в актрисе Офелию, мы не сомневаемся, что в действительности это не она. Мы согласны на маскировку ее «я», мы не препятствуем ей играть эмоции, чтобы воздействовать на нас. И мы не забываем, что позволяем актрисе делать то, что она делает. То же самое происходит с любыми ролями. Матерью можно стать только по собственному желанию. И все принимающие эту роль, однако, должны относиться к ней осмысленно и временно ограничивать свою свободу, чтобы играть как следует данную роль. Слова, действия и чувства матери принадлежат роли матери, а не человеку, хотя многие сами начинают верить в собственные преобразования, не обращая внимания на явные отличия между ощущениями матери и своими собственными. Здесь важен не тот факт, что можно избежать такого сокрытия себя и даже стоит это делать. Наоборот, никакая конечная игра не будет возможной без этого. Главным остается то, что мы можем захотеть завершить роль, и открыто признать, даже для самих себя, что мы сами хотим слиться с этой маской. Согласитесь, что талант актрисы в роли Офелии будет проявляться тогда, когда женщина попробует наглядно продемонстрировать, что она может дистанцировать себя от роли Офелии. Как только актриса покидает сцену, она покидает и свой персонаж, но не перестает быть актрисой, а просто выходит из своей роли, в которой поведение должно быть продуманным и прорепетированным. Начиная с какого момента мы сталкиваемся с тем, что мы живем одной жизнью, а играем другую, или даже другие, пытаясь сделать наши кратковременные забытые роли истинными, а долговременные забытыми? Поэтому не сам принцип маскирования себя создает проблемы. Скорее тот факт, что такое сокрытие себя является противоречивым действием – наш собственный выбор на временное приостановление нашей свободы. Я не могу забыть тот факт, что я что-то забыл. Я могла бы скрыть свое «я» с таким успехом, что поверила бы в исполнение своей роли сама. Я могла бы убедить всех в том, что я Офелия. Но как бы правдоподобно это не выглядело, невозможно исключить противоречивость такого действия, как сокрытие себя. «Верить означает знать, что ты веришь, а знать, что ты веришь, значит не верить» (Сартр). Сколько бы мы не скрывали себя, мы не сможем скрыть сам факт сокрытия, поэтому важно, насколько усердно мы будем стараться маскировать свое «я» и как далеко мы зайдем, чтобы остальные приняли нашу маску. 14 Исходя из того, что конечные игры могут быть сыграны внутри бесконечной игры, ее игроки не отказываются от своих ролей в конечных играх. Напротив, они вступают в конечные игры со всей соответствующей энергией и самоуверенностью, но они делают это без серьезности и ответственности конечных игроков. Игроки бесконечных игр воспринимают конечные игры как абстрактные, поэтому не расценивают их как особо значимые, скорее, рассматривают их с иронией (термин «абстрактный» используется в значении, принятом Гегелем, как этап движения неразвившегося целостного, где данное целое названо словом «конкретный»). Они свободно используют маски в своем социальном взаимодействии, однако признаются самим себе и окружающим, что это лишь маски. Именно поэтому они видят каждого игрока конечной игры как играющего человека, а не как исполняемую роль. Осмысленность в игре свойственна скорее ролям, или абстракциям, чем людям. Мы скорее будем больше следить за собой при полицейских, если увидим их в форме, выполняющими свои обязанности, чем когда они будут переодеваться в гражданскую одежду. Обдуманность связана с устоявшимися принципами и порядками, сложившимися где-то вне нашего воздействия. Мы хотим играть, если остальные вступившие в игру имеют выбор, если нельзя заранее предсказать, когда наши отношения с другими участниками закончатся, скорее даже, когда придется завершить такие отношения, если не будет принято решение их продолжать. Участие в игре не предполагает заурядности и легкомысленности или такого поведения, как будто никакие из естественных событий не произойдут. Наоборот, играя и взаимодействуя друг с Другом, мы выступаем как свободные люди, поэтому сюрпризы являются неотъемлемой частью наших отношений. Все, что происходит, является естественной последовательностью событий. Не исключено, что именно чрезмерная внимательность к исполнению роли мешает непосредственному процессу игры, ведь такое проявление осмысленности – это страх получения непредсказуемой развязки из предполагаемых. Неестественность в игре заставляет ее закончиться именно определенным образом. Если вы вступаете в игру, стоит быть открытым возможностям, чего бы вам этого не стоило. Однако есть и такая форма игры, при которой участник полностью защищает себя от непредсказуемого развертывания событий; и неважно, что будет сделано (в определенных границах), никакого исхода не последует. Такое поведение не столько является игрой человека, сколько участием в процессе с безобидным пренебрежением социальными ограничениями. В бесконечных играх похожее положение вещей также не исключено, однако оно идет против принципа игры. Когда участники бесконечных игр оставляют свою свободу, а не абстрактные требования роли для взаимодействия друг с другом, они являются конкретными людьми, играющими с конкретными людьми. Иначе говоря, бесконечная игра не может стать абстрактной, ведь она не является частью целого, выдающей себя за целое, скорее целостностью, которая понимает, что она целая. Нельзя предположить, в какую бесконечную игру сейчас играют, ведь правила бесконечной игры не зависят от конкретных исходов игры. Можно только сказать, что эти люди играют друг с другом таким образом, чтобы то, что они начали, не заканчивалось. 15 Поскольку конечная игра должна заканчиваться, а ее роли прописаны и исполняются для зрителей, стоит относиться к конечной игре как к театральной постановке. Конечно, сценарий наверняка не прописан полностью заранее, мы всегда можем отследить путь победителей и сказать, что они точно знали, как действовать и что говорить в процессе игры. Так как суть бесконечной игры – не завершаться, держать будущее открытым, выбрасывать все прописанные действия, можно считать бесконечную игру драматической. С драматической стороны, женщина выбирает быть матерью, с театральной – начинает играть роль матери. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/dzheyms-kars-18814192/konechnye-i-beskonechnye-igry/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.