Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Снять маски!

Снять маски!
Снять маски! Хайти Мика Оливия Парк перевелась в убойный отдел второго полицейского участка Чикаго и тут же попала на запутанное расследование. Ещё и напарник ни в какую не хочет признавать её существование.Содержит нецензурную брань. В оформлении обложки использованы фотографии: 1)  Фотография ID : 1358832 с сайта https://www.stockunlimited.com (https://www.stockunlimited.com/) 2)  Фотография автора rwdd_studios с сайта https://www.freepik.com (https://www.freepik.com/) 3)  Фотография с сайта https://www.kisspng.co (https://www.kisspng.co) 4)  Фотография с сайта https://www.pngdownload.id (https://www.pngdownload.id/) 5)  Фотография с сайта https://b.serfo.com (https://b.serfo.com/) Глава 1. Добро пожаловать в Чикаго Лив припарковала машину возле департамента полиции Чикаго на Калифорния-авеню и мрачно осмотрела здание. Полицейские участки всегда наводили на неё какую-то тоску и безнадёжность, это не поменялось даже тогда, когда Лив стала носить гордое звание сотрудника полиции. Удивительным было то, что полицейский департамент в Чикаго отличался от привычного рабочего места Лив: здание было почти полностью витражным, хорошо хоть стёкла отражали происходящее на улице, а не в офисе. Лив была рада тому, что не придётся работать в душном и тёмном помещении, но её пугало такое разительное отличие Чикаго от Вашингтона. Переезд в Иллинойс стал для неё, привыкшей к столице, стрессом, но был слишком необходим, чтобы не решиться. Лив повезло, что капитан Гирр решил сохранить её звание детектива и не пришлось начинать с патруля улиц. Может быть, его так впечатлило то, что она работала в отделе по борьбе с экономическими преступлениями? Хотя сама Лив могла бы сказать, что скучнее работы не встречала никогда: приходилось постоянно бегать с бумажками, сидеть в засадах и прослушивать гигабайты разговоров подозреваемых. По крайней мере, только к этой работе допускали молодую Оливию Парк. Набравшись смелости, Лив всё же вышла из автомобиля и направилась ко входу в здание. Возле него нарушали закон бравые его защитники, вовсю выдыхая сигаретный дым[1 - в штате Иллинойс один из самых суровых законов о запрете курения в общественных местах]; Лив только усмехнулась – подобную картину она видела часто. Полицейские заинтересованно разглядывали молодую девушку, внезапно нарисовавшуюся у входа в департамент, и Лив состроила своё самое непроницаемое выражение лица. Она подозревала, что обязательно столкнётся здесь с трудностями. К женщинам в полиции всё ещё относились скептически, и ничего, наверное, не могло бы изменить этого. Лив не повезло не только с полом, но и с возрастом, и внешностью. Родись она уродливой и горбатой, ей было бы проще. Но Лив была симпатичной девушкой, поэтому в рядах бравых полицейских приходилось тяжко. Внутри департамента царила привычная суматоха: двое полицейских вели задержанных проституток, какая-то женщина орала на молча кивающего ей сотрудника полиции, туда-сюда сновали люди с кипами бумаг. Лив только порадовалась тому факту, что здесь исправно работал кондиционер, потому что при такой активности температура воздуха стремительно растёт. За стойкой дежурного стоял весьма грузный сотрудник полиции, мрачно оглядывающий свои владения. Наткнувшись на Лив, он нахмурился, словно увидел что-то, чего здесь быть не должно. Оливия мило улыбнулась ему и подошла ближе. «Что ж, ты справишься, будь в меру дружелюбной», – приказала сама себе Лив, надеясь, что её улыбка растопит сердце хмурого копа. Но, видимо, стаж работы у него был что надо, обычные «бабские штучки» на него не действовали. – Добрый день, офицер, – Лив продолжала улыбаться. – Я – детектив Оливия Парк, меня перевели к вам в убойный отдел, не подскажете мне, куда идти? – Я что, похож на справочник? – полицейский продолжал смотреть хмуро. – У меня не было никаких приказов насчёт Оливии Парк, уж извини, малышка. – Я не малышка, – Лив чувствовала, что начинает закипать, но старательно держала себя в руках. В конце концов, это ведь просто мелочи, чего беситься? – Вы могли бы позвонить капитану Гирру? – Ага, и президенту мог бы, чего уж там, – хохотнул коп, впервые сменив выражение лица. – У меня здесь работы вот столько! – он провёл рукой по шее, изображая кучу работы, но Оливия только скептически посмотрела на то, как он отмечает в журнале приходящих на работу копов. Ну да, ну да – работы выше крыши. – Какое милое личико, – на стойку опёрся молодой парнишка, и Лив медленно перевела на него взгляд. – Ух, вот это глаза, почему я раньше тебя здесь не видел, солнышко? – Лив поняла, что неверно приняла этого копа за парнишку – он молодо выглядел, но небольшие морщинки у глаз и глубокий выразительный взгляд выдавали в нём мужчину за тридцать. – Может быть, это всё из-за того, что я только к вам перевелась? – сдержать саркастичный тон Лив уже не могла. Вся эта ситуация выбивала из колеи. В Вашингтоне она попала в один участок с другом из академии, так что было проще привыкать к новым порядкам, теперь же она была одна. – Как горяча, – протянул мужчина, наклонившись ближе. – Так бы и слопал тебя… – Какого хрена, Бут?! – к стойке подскочил ещё один мужчина в гражданском, отпихнув Лив и её нового знакомого. – Бут, я спрашиваю, что за херня?! – Эй, Хит, полегче, что за крики? – полицейский за стойкой стушевался и принялся перекладывать бумажки, как бы имитируя занятость, но Лив показалось, что он попросту боится этого самого Хита. – Я спрашиваю, какого хрена в твою смену в полицейский участок спокойно проходит некто и ворует мои вещественные доказательства? – Хит, этого быть не может, ты чего… – ужас на лице Бута было невозможно описать словами, и Лив даже стало немного жаль его. Подобная ошибка могла стоить ему работы. – А камеры показывают, что может. Почему ты покинул пост в среду, а? – этот Хит явно не был самым терпеливым копом в участке – он ударил кулаком по стойке и качнул головой, повернувшись в сторону Лив и замершего рядом с ней незадачливого кавалера. Лив едва удержала себя от того, чтобы не показать испуга – на лице мужчины красовалась улыбка Глазго[2 - улыбка Глазго – уродливые шрамы от уголков рта и почти до ушей, которые напоминают широкую улыбку]. – Уокер, ты какого хера здесь тусуешься? Работы нет? – Чего ты разорался, Хит? – флиртовавший с Лив коп словно вышел из транса и тоже пошёл в наступление. – Не я же спёр твоё вещественное доказательство, нечего истерить на меня. – Я ещё не проводил расследования, так что – кто знает, может и ты спёр, – у Хита на щеках ходили желваки. Лив не могла сказать, что была напугана этим мужчиной, но в его присутствии ощущала себя крайне некомфортно. От него буквально веяло угрозой и нестабильностью. Хотя, может быть, это только первое впечатление? – Ты охерел? – Уокер тоже начинал закипать. «Ох, Лив, умеешь ты оказаться в нужном, мать его, месте в нужное, мать его, время». – Извините, у меня здесь посылка для… – рядом со стойкой нарисовался курьер, и Лив печально вздохнула. Да, в ближайшее время ей на работу не попасть. Она потянулась в карман за телефоном, чтобы самой набрать капитану Гирру, потому что от Бута она этого уже точно не дождётся. – Хит, я тебе клянусь, что вышел в туалет на три минуты, просто некому было подменить меня… – Бут, кажется, был не на шутку испуган, и Лив не могла его за это винить. – Эти три минуты стоили мне вещественного доказательства и поставили под удар всё расследование! – Да какое расследование? Тело же даже не нашли… – Вот именно! И как я его теперь буду искать?! – Господа, у меня посылка для детектива Хита, кажется, это вы, да? – голос курьера был на удивление спокоен. Лив заинтересованно подняла на него глаза – мужчина средних лет, с аккуратной бородкой и усами, добродушный взгляд, лёгкая полуулыбка. Оливия первый раз встретила такого курьера, все они в Чикаго такие, что ли? В Вашингтоне ей попадались только неопрятные студенты или потерявшие себя во взрослой жизни люди. Хит, напрягшись, взял небольшую картонную коробку и начал её распаковывать, и тут Лив внезапно поняла, почему так зацепилась за внешний вид курьера. – Вы ведь не курьер, да? – Лив медленно потянулась к кобуре. Она точно знала, что все курьеры доставляют посылки и письма под подпись адресанта. У этого же человека руки после передачи посылки остались пустыми. – Какая умная девочка, – «курьер» выхватил из-за пазухи пистолет раньше, чем это сделали остальные офицеры, но всё равно оказался в окружении вооружённых копов. Лив стояла справа от мужчины, приготовившись стрелять, хотя и не была уверена в том, что сможет это сделать. Раньше в людей ей стрелять не приходилось. – Опусти пушку на пол, ты в полицейском участке, – Хит был единственным, кто оружия не достал, хотя стоял к преступнику ближе всех. Обезоружить его он тоже не пытался. – Нет, детектив Хит, я, пожалуй, откажусь от столь соблазнительного предложения, – «курьер» усмехнулся и неожиданно приставил пистолет к собственному виску, собираясь выстрелить. Но сделать он этого не успел – Лив насчитала, по крайней мере, три выстрела. Хит что-то орал на выстреливших копов, а Лив отключилась от реальности. Что-то вязкое брызнуло на лицо, и она, как в замедленной съёмке, следила за тем, как мужчина падает на пол. Несколько ранений, одно из которых, самое кровавое, пришлось на лицо, привели Лив в шок, и она не успела даже подумать, как весь её завтрак вырвался наружу. Нога мужчины дёрнулась, и испуг Лив вызвал очередной спазм. – Ну кто блюёт на месте преступления, а? – голос Хита доносился как будто бы из другой комнаты. Лив же с трудом пыталась оторвать свои глаза от трупа. – Эй, малышка, ты как? – Уокер аккуратно тронул Лив за лицо, заставив посмотреть в его удивительно яркие синие глаза. Сейчас Лив уже не была так уверена в том, что бумажная работа – это плохо. *** Капитан Гирр в колледже точно играл в футбол; высокий и мускулистый, в своём кабинете он смотрелся как нечто чужеродное. Ему бы в форме спецназа двери выносить и заложников спасать, а не в кресле сидеть. – Что мы имеем? Пропавшее вещественное доказательство, труп при входе в полицейский департамент, двух копов, которые не сумели отличить преступника от курьера и недокопа, который выблевал свой завтрак разве что не на труп? Я где-то ошибся? – капитан Гирр говорил очень спокойно, но Лив предпочла бы, чтобы он орал. – Сэр, я говорил вам, что новый напарник мне не сдался, тем более такой! – Лив закатила глаза, услышав слова Хита. Ну конечно, кто бы ещё мог ей достаться в напарники? Никто и не говорил, что смена места жительства и работы будет простым занятием, но такого Лив не ожидала. Оставалось только надеяться – хоть она и была уверена, что всё тщетно – на то, что этот Хит окажется более адекватным при детальном знакомстве. Возможно он так психует исключительно из-за утерянной улики. – Заткнись, Хит! Я здесь знаю, что и кому нужно. И если бы ты больше отдыхал, то не Парк первая сообразила бы, что курьер с сюрпризом, – капитан Гирр опёрся руками на стол и, глядя исподлобья, продолжил свой монолог. – Значит так, я не желаю слушать ничего, пока вы не раскроете это дело. Совсем ничего, Хит. Парк теперь твой напарник, смирись. Ты будешь руководить расследованием, прихватишь Уокера и Гомез. И я хочу, чтобы вы дали мне результат как можно быстрее, пока я не устану отбиваться от репортёров. Всё ясно? – При всём уважении, сэр, мне не нужен напарник, – Хит как-то особо выделил это «сэр», и по лицу Гирра загуляли желваки. У этих двоих, кажется, были какие-то старые счёты. Только этого ей не хватало. Лив знала – если коллеги имеют что-то друг против друга – жди беды. Но если проблемы и начальника и подчинённого, то это уже катастрофа. И теперь Лив, скорее всего, окажется между молотом и наковальней. Может быть, ещё не поздно попросить о переводе? – Как раз это тебе сейчас и нужно, Хит, а то ты теряешь связь с реальностью, – капитан обладал удивительной выдержкой, умудряясь терпеть этого самовлюблённого типа. – Пошли вон, живо! И, Парк, не забудь получить жетон в отделе кадров. Лив пулей вылетела за дверь, но обнаружила, что рядом с ней стоит только Уокер. – Не бойся, крошка, Хит всегда ведёт себя, как редкостный мудила, но ты привыкнешь, – Уокер улыбнулся и протянул ей руку. – Логан Уокер, к вашим услугам. Добро пожаловать в Чикаго! – Оливия Парк, – представилась Лив, пожимая тёплую мозолистую ладонь Уокера. – Я охеренно рада тому, что перевелась сюда. – Ну мы должны сработаться, Парк, – рассмеялся Уокер, хлопнув её по плечу. – Пока эти двое там разбираются, позволь мне представить тебя остальным. Они тебе тоже не понравятся, но ты привыкнешь и к ним. Вообще, здесь только я такой милый. Оливия молча шла за ним среди столов и кивала тем, кому её представляли. Чёрт, она и понятия не имела, что здесь происходит, и к какому расследованию её только что подключили. Да ещё и опозорилась перед коллегами. Теперь только этот момент и будет ассоциироваться с Оливией Парк. Лучше не придумаешь. – Слушай, а Хит всегда такой нервный? – Лив решилась на вопрос только тогда, когда они дошли до некоего подобия столовой. – Нет, просто это дело… Да и не спал он больше суток. Так-то он адекватный мужик, просто малость завышенная самооценка, – Уокер говорил про Хита с уважением, и Лив отметила это для себя. Копы не уважают кого попало. Этот Хит здесь личность авторитетная. – Запомни одно, если хочешь с ним сработаться – не спрашивай про его шрамы… Уокер замолчал, и Лив, проследив за его взглядом, увидела идущего к ним Хита. Не спрашивать про шрамы, значит? Раньше и мысли такой не было, а теперь Лив только об этом и думала. «Твою мать, Уокер, вот уж удружил». Глава 2. С любовью, Купидон Новое рабочее место Лив ей не понравилось. И дело было даже не в том, что её стол находился прямо в центре убойного отдела, и сзади сидел весьма тучный детектив Дуглас, постоянно нечаянно прижимающий Оливию к столу, а в том, что напротив неё без всяких перегородок расположился хмурый Хит. Периодически его лицо скрывалось за огромным монитором, но в основном он сидел, откинувшись на кресле и перебирая какие-то бумаги. Хит хмурил брови и нервно постукивал пальцами по губам, а Лив всё никак не решалась с ним заговорить. Получив значок и рацию, Лив поспешила вернуться на своё рабочее место, чтобы не выглядеть ленивой. Но Хит, кажется, и не заметил её отсутствия. Он был полностью погружен в свои мысли. Прошло уже минут двадцать после его отрывистого: «Это твоё рабочее место, Парк. Надеюсь, что не надолго». Лив размышляла над тем, достаточно ли она дала ему времени свыкнуться с мыслью, что теперь его напарником является неопытная девушка. «Ему и жизни не хватит с этим смириться. Давай же, задай вопрос!» – тут же приказал внутренний голос, и Лив решилась. – Эм… Хит, а ты не хочешь поделиться подробностями дела, над которым мы работаем? – Все подробности будут на летучке через десять минут, – не отрываясь от бумаг, отозвался Хит. – Почему ты припёрлась сюда? В Вашингтоне закончились все убойные отделы? «Так, отлично, Лив, он задал ответный вопрос. Не всё потеряно! Теперь не подкачай!» – она немного воспряла духом, потому что и не надеялась, что получит какую-то ответную реакцию от этого интроверта. – Я хотела поменять место жительства, так что… Вот я и здесь! – это была крайне неудачная попытка развеселить Хита. Он только на мгновение отвлёкся от созерцания бумаг перед ним, чтобы показать ей всю глубину своего презрительного взгляда. Чёрт, а подружиться с ним будет крайне непросто! – Сбежала, значит? Забавно. Даже в какой-то степени интересно. Уверен, что за этим скрывается какая-то придурковатая история, но мне не хочется её слышать. – А зря, – Лив грустно улыбнулась. Она старалась выкинуть кое-какие события из головы, забыть, как страшный сон, но не получалось. Рана всё ещё кровоточила. – Это действительно очень интересная и придурковатая история, и я бы рассказала её тебе за стаканом пива в каком-нибудь баре. – Парк, ты здорова? – Хит снова поднял на неё глаза редкого светло-голубого оттенка, и теперь в них проглядывал интерес. – То, что ты сблевала на мой труп, не делает тебя ближе ко мне… – Технически – я сблевала рядом с телом! – Лив подняла указательный палец, беспардонно перебив напарника. – И словосочетание «мой труп» звучит очень странно, потому что ты живой, сидишь передо мной… – Парк! Сосредоточься на деле! – рявкнул Хит. «Значит, нам не нравится, когда нас поправляют», – отметила Лив, старательно сдерживая победную улыбку. Это было даже в какой-то степени ожидаемо – подобные самовлюблённые типы не любили не быть экспертами во всём. – На каком деле? Ты же мне ничего не рассказал! – Лив невинно захлопала ресницами. Ох, не любила она этот приём, но иногда могло подействовать. – Знаешь, я только однажды был так близок к убийству, как сейчас, – медленно протянул Хит, прищурив глаза. «Так, на него это не действует, и это печально», – Оливия уже хотела исправить ситуацию, как вдруг на лице напарника появилось чуждое ему выражение лица – он улыбался! Лив потрясённо замерла. Он умеет улыбаться?! Вот это неожиданный поворот! Она-то думала, что он умеет только истерить и выдавать саркастичные комментарии. Лив резко оглянулась, чтобы понять, кого там заметил Хит – прямо к ним шла высокая и ослепительно красивая латиноамеринка. Да, бывшие коллеги, считающие Лив слишком красивой для этой работы, не видели прекрасную королеву полицейского департамента Чикаго на Калифорния-авеню. – Хит, слышала, что тебя назначили руководить расследованием! – латиноамериканка остановилась у стола Хита, не обращая никакого внимания на Лив. – Признайся, ты что, чем-то шантажируешь Гирра? – Я тоже рад видеть тебя, Гомез, – хмыкнул Хит, поднимаясь со своего места. Они были почти одного роста, и Лив пыталась незаметно для других проверить, была ли Гомез на каблуках. И почему-то фамилия этой молодой женщины казалась знакомой… – Гомез, перестань пытаться склеить Хита, ты ведь знаешь – он у нас неприступная крепость, – рядом со столом Лив становилось слишком тесно – нарисовался Уокер. – Ты уже знакома с Оливией Парк? – С кем? – Гомез явно была озадачена и покрутила головой, словно пыталась разглядеть незнакомое лицо среди коллег. – Это я, приятно познакомиться, – Лив поднялась со своего места и протянула руку Гомез, которая успела повернуться в сторону голоса. Кажется, Гомез – единственная женщина на весь убойный отдел, и несмотря на чувство неприязни, которое она вызывала, стоило бы с ней подружиться. – О, Господь всемогущий, да Гирр издевается?! – Гомез рассмеялась, показав ровные белые зубы. Да чтоб её! Не может же она быть настолько идеальной! – Зачем он приставил тебя к этому психу? – она пожала руку Лив, покачивая головой. – Держись, малышка. А если будет вести себя плохо, то говори мне – вдвоём мы его прижмём! – Научишь её сейчас, ага, – недовольно пробурчал Хит, но Лив заметила, что он пытается скрыть улыбку. Да, Гомез ему определённо нравилась. И могла ли такая видная девушка не нравиться хоть кому-то? – Спасибо, – Лив поблагодарила Гомез, пропустив в этот раз «малышку» мимо ушей. Может быть, ещё не всё так плохо? – Мы с Гомез живём душа в душу уже пять лет, – Уокер приобнял Лив за плечи, слегка опершись на неё – разница в росте у них была приличная. Логан был, наверное, больше метра девяноста, а вот Лив едва дотягивала до метра семидесяти пяти. – Может быть, вы с Хитом тоже сможете таким похвастаться… – Я помру раньше, – хмыкнул Хит, и Лив подумала, что в присутствии этих двоих её напарник определённо ведёт себя помягче. Видимо, их отношения ушли дальше рабочих. – В комнату для совещаний, начнём пораньше. Лив последовала за Хитом, ведомая Уокером, который не переставал что-то болтать, не отпуская её. Гомез с интересом поглядывала на неё, видимо, ещё не поняла, как будет относиться к новенькой. Лив же решила, что постарается подружиться с женщиной, которая умеет оказывать такое влияние на настроение Хита, это лишним не будет точно. В конце концов, она же коп, а не сопливая старшеклассница. Нельзя в жизни руководствоваться только чувствами. Комната для совещаний оказалась на удивление достаточно большой, но слишком заставленной: шкафы, стулья, доски для записей, столы. Складывалось ощущение, что в эту комнату спихивают всё, что мешает в основной рабочей зоне отдела. Лив была немного удивлена этому факту, потому что привыкла к порядку в Вашингтоне: каждая вещь у них имела своё место, и таких заваленных офисов быть просто не могло. Что ж, теперь она не в Вашингтоне, а в Чикаго, надо бы привыкать. – Ввожу в курс дела, – Хит сел на стол, стоящий на небольшом возвышении, игнорируя стул и предварительно скинув свою чёрную кожанку на него. – На прошлой неделе в субботу у меня под дверью оказалась некая коробка без каких-либо опознавательных знаков. Когда я её открыл, то обнаружил внутри посмертную маску, – Лив озадаченно переглянулась с Гомез и Уокером. – Да, посмертную, я уверен – гипсовая, сделана давно, это то, что смог сказать эксперт навскидку, отпечатки найдены не были. Я собирался отправить её на экспертизу, но вы ведь знакомы с нашей бюрократией… Меня поставили в очередь на четверг, то есть на вчера, вот я и сдал маску на склад вещественных доказательств. Ну не в столе же мне её хранить. И вот сегодня выяснилось, что маску-то эксперты не получили. Более того, информация о ней в базе данных отсутствует. Хорошо ещё, что мы здесь используем и бумажные акты приёма-передачи доказательств, иначе люди решили бы, что я умом тронулся. Решил просмотреть записи видеокамер, и обнаружил ошибку Бута… – А что с ним теперь будет? – Лив не могла не спросить. Конечно, она не знала Бута, но ей было жаль его. Да, поступил не по инструкции, он должен был найти себе замену, но людям свойственно ошибаться. – Ему год до пенсии остался. Выговор получит, да премии лишат, – пожал плечами Хит. – Можно подумать, что она у нас бывает, – он хмыкнул и продолжил: – Запись потом посмотрите, я не буду вдаваться сейчас в подробности. А сегодня принесли ещё одну посылку, но с сюрпризом. Уокер там был, так что, Гомез, ты, вероятно, в курсе произошедшего. – Да, Уокер мне всё очень красочно описал, спасибо ему, – Гомез скривилась, глядя на радостно улыбающегося напарника. – Что было в коробке? – Там была ещё одна маска и письмо, – Хит выудил из кипы бумаг, которые прихватил с собой, одну, лежащую в пакете для упаковки доказательств. – Напечатано обычным шрифтом на обычной бумаге, никаких отпечатков. Сейчас зачитаю. Дорогой детектив Хит, я вынужден известить вас о том, что как профессионал вы себя показали не с лучшей стороны. Прошу извинить меня за небольшое представление с первой маской, но я лишь хотел продемонстрировать вам, насколько непрочна и ненадёжна ваша система. Я давно занимаюсь этим нелёгким, но приносящим мне удовольствие делом, и могу заверить вас, что остановить меня вам не под силу. Пока я пишу это письмо, за мной наблюдает пять пар испуганных глаз. Они надеются, что вы прискачете спасать их. Но я уверяю – войти в мой дом у вас не выйдет. Однако, как спортивный человек, я предлагаю вам пари: я буду убивать девушек по одной каждые три дня и присылать вам доказательства. Если вы найдёте меня до того, как все они погибнут, то я расскажу вам, как их спасти. Иначе это дело навсегда останется вашим самым страшным кошмаром, потому что больше возможности поймать меня у вас не будет. Отсчёт пошёл, детектив Хит. Докажите мне, что вся ваша жизнь – не одна сплошная неудача. С любовью, Купидон. – Да у него неслабо так стоит на тебя, Хит, – Уокер был из тех, кто не теряет чувства юмора в любой ситуации. И Лив пока не решила, как к этому отнестись. – А что с нашим посыльным? – Лив это интересовало это больше, чем письмо, которое мало что говорило, кроме того, что у психопата какие-то личные счёты с Хитом. – И что с офицерами, его застрелившими? – От всех присутствующих ждут рапорт, потом будут принимать решение, – Хит поджал губы, словно Лив затронула какую-то запретную тему. – Парень явно сам пытался застрелиться, так что выстрелы офицеров были лишними… – Ты не можешь знать наверняка, что бы он сделал, – Лив была возмущена до глубины души. Что это ещё за самоуверенность такая? Они вообще ничего не знали об этом полоумном посыльном, а убийство человека, не угрожающего оружием, каралось, как минимум, увольнением из полиции. Неужели Хиту было наплевать на коллег? – Парк, давай я расскажу тебе, как здесь всё работает: ты делаешь то, что должна, не пытаясь выгородить кого-то. В комиссии не идиоты сидят, они просмотрят записи камер наблюдения и вынесут вердикт, от нас с тобой требуется только отчёт. Если тебе показалось, что он собирался застрелить кого-то – твоё право так написать. Но не пиши какую-то хрень только, чтобы выгородить идиотов, которым не хватило ума не нажимать на спусковой крючок. – Как его зовут? – Гомез поспешила сменить тему, хотя внутри Лив бушевала ярость. Какого чёрта он решил, что может командовать? Они напарники, а значит, равны в своих правах! – Ричард Уорнер, сорок два года, бывший бизнесмен, обанкротился пять лет назад, с тех пор нигде не работал и нигде не светился, – Хит сверился с какими-то записями. – Результаты вскрытия будут либо сегодня вечером, либо завтра с утра. Очередь, мать её. Фокс ушёл в отпуск, в морге только Стаффорд, так что придётся ждать, хотя я надавил на него всем, чем смог. Но он отговаривается тем, что у него там пять трупов, и все надо вскрывать. Уокер и Гомез понимающе хмыкнули, а Лив растерянно переводила взгляд с одного на другого. Кто такой этот Стаффорд, что его фамилия вызывает такие смешки? Да и вообще – было ли уместно посмеиваться в подобной ситуации? Или они не воспринимают свою работу всерьёз? – А что насчёт маски? Вы отправите её художнику? – Оливия решила внести и свою лепту в расследование. В конце концов, если она будет просто плыть по течению, то ближе к коллективу не станет. Да и хотелось уже сделать что-то полезное, а не бумажки разбирать. – Да, уже, – кивнул Хит. – К вечеру обещал выслать полученный портрет и будем искать по базе. – Возвращаясь к нашему дохлому другу, – Уокер, видимо, не умел проявлять уважение к мёртвым. – Что там с его телефонными звонками, почтой? – Парк займётся этим, – Хит мстительно растянул губы в улыбке. – Она была хороша в бумажной работе в Вашингтоне, и я надеюсь, что преуспеет и у нас, да? – Хорошо, – Лив кивнула через силу, но всё-таки Хит был прав – кто быстрее неё отделит важную информацию от ненужной? – Хорошо? Вот так просто? – Хит явно не ожидал, что Оливия согласится. – А что мне нужно сделать? Поистерить, как ты? – парировала Лив. – Я умею подчиняться приказам. Ты – главный, так что я смирилась. Хит несколько мгновений вглядывался в её глаза, а затем просто кивнул. – Что скажете насчёт письма? – Ну, как говорил Уокер, преступник явно как-то связан с тобой, – Гомез выдала логичный вариант ответа, но у Лив был ещё один. Не зря же она прослушала курс лекций агента Гидеона! – Или думает, что связан, – все тут же заинтересованно посмотрели на неё, и Лив была рада, что сказала что-то в тему, раз сумела привлечь внимание. – Преступники часто сами в своей голове создают какие-то связи со случайными людьми. Им кажется, что они связаны с тем или иным человеком, но на деле это только плод их воображения. – Где вычитала? – Хит посмотрел на Лив скептически, явно не доверяя её теории. – Ходила на дополнительные лекции, – она вернула ему скептический взгляд. – А никого не волнует, что у него там в заложниках может быть реально пять девушек? – Уокер вдруг стал совершенно серьёзным. – Думаю, надо сказать Гирру, тогда эксперты будут пахать только на нас. Иначе мы станем свидетелями гибели невинных девушек. – Ты ведь знаешь правила, Уокер, – Хит тяжело вздохнул, как будто собирался ребёнку объяснять, почему ему нельзя купить игрушку. – Пока нет реальных доказательств того, что хоть один человек, кроме Уорнера, убит, никто не зашевелится. У меня связаны руки, пока мы не нароем что-то действительно интересное. – Но девушки же… – Лив начала возмущаться, будучи полностью согласной с Уокером, но Хит перебил её. – Я знаю, Парк. И мне тоже неприятна вся эта ситуация, но я ничего не могу поделать. Приступи к разбору личной жизни Уорнера быстрее, чтобы мы могли дать что-то Гирру. Гомез, Уокер, вы просмотрите все уличные камеры. Цель поисков – парень в капюшоне, время – между одиннадцатью десятью и одиннадцатью двадцатью в среду. Я покажу парня на наших камерах. А я займусь своими делами, посмотрю, может, засадил за решётку кого-то очень недовольного, и он недавно вышел. – А как же парень сумел выйти из полицейского участка? Да ещё и прихватив вещественное доказательство? – Лив до сих пор не понимала, как он это провернул. – Вещественного доказательства при нём не было, – огорошил её Хит. – На этот счёт у меня есть пара теорий, но они нуждаются в подкреплении. – А почему мы не думаем, что наш Ричард – это и есть тот самый Купидон? – задумчиво проговорила Гомез. – Потому что, судя по письму, у нашего парня завышенное чувство собственной важности, и он бы не стал тащиться в полицейский участок сам, – отозвался Хит. И в его словах был смысл. – Да и если бы это был он, то сумел бы выкрутиться, – добавила Лив. – По имеющимся данным можно сказать, что он – достаточно харизматичный парень, чтобы выбраться из любой ситуации. Раз уж он говорит, что давно этим занимается. – Чего расселись? У нас есть всего два дня, чтобы найти этого козла! – хлопнул в ладоши Хит, кивнув на последнее умозаключение Лив. Лив сорвалась с места раньше всех. Это было её первое дело в убойном отделе, и Лив его не завалит! Глава 3. Мужчина в капюшоне – Чёрт! – Лив ругнулась и откинулась на кресле. Ну не может быть человек настолько чистым! Как будто и не жил последние пять лет! Ничего: ни телефонных звонков, ни сообщений, ни электронных писем, ни оплат по картам. Она потратила на просмотр личной жизни Ричарда Уорнера битых пять часов и не нашла ни единой зацепки! Отличное начало службы, ничего не скажешь. – Кофе для ругающейся дамы, – перед Лив поставили кружку с дымящимся напитком. Уокер подкатил чьё-то кресло ближе к столу Оливии и понимающе посмотрел на неё. – Ничего не нашла? – Ничего, – Лив огорчённо помотала головой. Она-то надеялась, что их отношения с Хитом могут выйти на новый уровень, если она постарается. Но, видимо, с этой мечтой можно было распрощаться. – Он чист, как младенец. Даже штрафов за парковку нет. – И что ты думаешь? – Уокер провёл рукой по волосам, откидывая назад длинную чёлку и прищурил глаза. Проверяет, гад. – Думаю, что его историю кто-то очень профессионально подчищал всё это время. Надо попробовать сделать запрос в отдел информационно-технического обеспечения… – У нас такого нет, Парк, – Логан рассмеялся, откинув голову назад. Можно подумать, что Лив сказала что-то очень смешное. – Надо будет направлять запрос в главный департамент, а они рассмотрят его чёрт знает, когда. Так что придумай что-то ещё, чтобы удовлетворить Хита. – А это не так-то просто сделать, да? – Лив ухмыльнулась и отпила, наконец, из своей кружки. Кофе был, конечно, паршивый, но это лучше, чем ничего. Домой она попадёт ещё очень нескоро. – Хит у нас парень с претензиями, так что – да, удачи тебе, – Уокер собрался добавить что-то ещё, но его отвлек рингтон телефона. Лив только закатила глаза, услышав слова «я сексуален, и я знаю это»[3 - Песня LMFAO – Sexy and I Know It]. Логан тащился сам от себя. – Да, Гомез. Что-то нашла? Окей, идём к тебе, – Уокер живо поднялся на ноги. – Парк, давай вылезай из своего компьютерного царства. Гомез говорит, что нашла что-то интересное на камерах, Хит уже там. Оливия была рада размять ноги, но идея идти к Хиту без чего-нибудь стоящего не прельщала. Может, надо было учиться на экономиста, как мама хотела? Гомез и Хит склонились над экраном компьютера в архиве, а рядом с ними сидел надувшийся Бут. Он-то здесь зачем? Помещение было небольшим, так что в итоге Оливия оказалась зажатой между определённо довольным своим положением Уокером и мрачно замершим Хитом. Последний скривился при виде Лив, но ничего не сказал. «Спасибо хоть на этом», – подумала про себя Лив, понимая, что лучше она совсем ничего не будет от него слышать, чем пропитанные сарказмом комментарии. – Смотри, Парк, – вдруг проговорил Хит. – Это утро среды, одиннадцать тридцать. Что скажешь? Лив наклонилась к монитору, чтобы ничего не упустить. В то утро в холле участка было немного народу: пара копов и какой-то вопивший бомж, которого они пытались выпроводить. Вот офицер Бут встал и торопливо вышел, а через пару минут в участок вошёл кто-то в капюшоне. Лица разглядеть было невозможно, потому что мужчина, а по телосложению можно было сказать, что это не женщина, постоянно уворачивался от камер, словно точно знал, где они стоят. Он уверенно прошёл в сторону склада вещественных доказательств, засунув руки в карманы. Камера, демонстрирующая коридор, ведущий к нему, вдруг погасла, и Лив нахмурилась. Сломалась в такой подходящий момент? Или это специально? Но тогда преступник мог бы вырубить и остальные камеры… Через семь минут парень в капюшоне снова показался в смежном коридоре. Он шёл так же – руки в брюки, капюшон натянут больше обычного, голова опущена вниз. Почему его никто не останавливает? Он шёл, словно невидимка. Спокойно прошёл мимо всех копов и вышел из здания, когда офицер Бут уже был на месте. – При нём ничего нет. С чего ты взял, что это наш парень? – спросила у Хита Лив, как только запись остановили. – А сама-то на него не подумала бы? Парк, не нужно подвергать сомнению каждое моё слово. Если я говорю, что это – наш клиент, значит, так оно и есть. По существу ответь на мой вопрос, – Хит зло глянул на Лив, а затем демонстративно отвернулся. Детский сад какой-то. – По существу – парень не брал нашего вещественного доказательства. Потому что засунуть маску куда-то в одежду он не мог, было бы видно… – И что он тогда делал все семь минут? – мрачно отозвался Хит. – Чёрт, Хит, хватит экзаменовать девочку, не тот случай, – вмешалась Гомез. – Расскажи ей, что думаешь. Иначе мы тут до вечера сидеть будем. Резкий тон Гомез немного резанул Лив, но она не стала уточнять, почему это они будут сидеть здесь до вечера – потому ли, что она настолько тупа, что не видит какого-то поверхностного решения этой задачи, или по какой-то иной причине. Хиту слова Гомез тоже не понравились, но случилось неожиданное – он подчинился. – Вот, что я думаю. Их было двое, – это предположение было очень внезапным, и Лив собиралась поспорить с Хитом, но он продолжил: – Посуди сама – маска пропала, камера в нужном коридоре не работала, наружные камеры у нас давно висят исключительно, как декор. И преступник совершенно точно об этом знал. Итак. Склад находится на первом этаже, в том же коридоре есть туалет, в котором имеется замечательное маленькое окошко. Преступник забрал маску со склада, прошёл пару шагов до туалета, передал её тому, кто ждал его на улице, а затем вернулся, чтобы стереть информацию в компьютере… – А на складе в это время никого не было? – история Хита, конечно, имела свою логику, но как быть с офицером, дежурившим там? – Добро пожаловать в Чикаго, Парк, у нас нет кадров на такие должности, – Хит усмехнулся, увидев откровенный шок на её лице. – Да, новый закон несколько подсократил финансирование полиции, как итог – сокращение якобы ненужных сотрудников. Так что там никого не бывает круглосуточно. Есть офицер Уиллсон, которому поручено «приглядывать» за сохранностью вещественных доказательств, вот он и приглядывает. Да и склад находится в той части участка, где редко кто-то бывает. – Вещественные доказательства – важнейшие элементы любого следствия, как у вас может не быть такого сотрудника? – Лив в очередной раз прокляла себя за этот необдуманный переезд в Чикаго. Кажется, здесь царил полнейший беспорядок. – Я тоже читал учебники, Парк, и знаю, что к чему, но наше отделение не такое уж и большое, и крупных преступлений тут не случается, – Хит пожал плечами. – Так что вина за содеянное полностью лежит на офицере Буте… – Да понял я уже, не надо в сотый раз меня в говно тыкать, – буркнул Бут, поднимаясь со своего места. – Сам-то не лучше, чего учишь ещё? – Я не понял, офицер Бут, вы хотите что-то сказать мне? – Хит развернулся в сторону Бута, и плечо Лив упёрлось в его грудь. Положение было более, чем неудобным. – Не надо, Хит, – Уокер решил вмешаться, тоже разворачиваясь. Ну отлично, Лив оказалась в нужном месте в нужное время. Как и обычно, впрочем, ничего нового. – Офицер Бут, покиньте помещение. Бут, что-то бурча себе под нос, вышел, и Лив смогла вздохнуть свободно, когда Логан отошёл от неё на пару шагов. Лив последовала за ним и оказалась в относительной безопасности от Хита, ноздри которого гневно раздувались. Что имел в виду Бут? Хит совершил какой-то проступок? Но Лив была уверена, что его здесь уважают! – Теперь посмотрите на это, – голос Гомез не изменился, словно ничего особенного не случилось. Хотя, наверняка, она и не такое видела здесь, работая с Хитом бок о бок. Лив снова склонилась к экрану. Оживлённая улица, судя по знакам, это было пересечение Милуоки-авеню и Фуллертон-авеню, и вот он – их парень в капюшоне. Приглядевшись к его походке, Лив заметила, что он будто прихрамывал на одну ногу. Что это – ранение, травма, болезнь? Мужчина прошёл перекрёсток, и Гомез переключила камеру, с точки обзора которой было видно, как он входит в мини-маркет. Лив вдруг смутило кое-что, и она попросила Гомез промотать назад. Да, точно, это был не тот, кого они искали! – Я одна это вижу? – Лив старалась удержать свой победный тон, но, судя гримасе Хита, ей это не удалось. – Конкретизируй, – мрачно отозвался напарник, продолжая вглядываться в кусок, который постоянно включала Гомез. – Рост не сходится, пропала хромота, посмотри внимательнее! – Лив указала пальцем на левую ногу мужчины. – Они поменялись на углу, там где ни одна камера не может достать. – Верно, у каждой камеры есть предел обзора, – Уокер тоже наклонился ближе к монитору. – Придётся проверить ещё и другие камеры, чтобы понять, откуда и на чём они приехали. Молодец, Парк! Лив улыбнулась в ответ на похвалу. Да, пусть и не от Хита, но это было приятно! Не зря она проводила столько времени в засадах и слежках, в анализе всякого рода информации, теперь её глаз был намётан на такие мелочи. – Поехали, Парк, – отрывисто приказал Хит и быстрым шагом двинулся к выходу. Лив едва поспевала за размашистым шагом напарника. Куда они поехали? Зачем? Хит на вопросы отвечать явно не собирался. *** Круглосуточный мини-маркет выделялся на серой улице, его было видно издалека, и Лив радостно предвкушала первый опрос свидетелей в убойном отделе. Это точно отличалось от того, что ей приходилось видеть ранее, ведь у отдела по борьбе с экономическими преступлениями не было так уж много свидетелей. Хит припарковал свой форд около входа в магазин и медленно повернулся к Лив, словно собирался с силами. – Парк, запомни – говорить буду я, а ты делай то, что умеешь – подмечай детали, идёт? – Ты признал мой талант? – Лив не смогла удержаться от подколки. В конце концов, ей удалось впечатлить своего напарника! Ну или он просто стремится отодвинуть её от реального дела. – Я – профессионал, Парк, и не могу не признать очевидных вещей, – Хит открыл дверь. – И учти – влезешь в мой допрос, я тебя больше никуда брать не буду. – Я думала, что это опрос, а не допрос… – Лив вылезла вслед за Хитом и нацепила солнцезащитные очки. – Это ведь свидетель, а не подозреваемый. – Не цепляйся к терминологии, – отмахнулся от неё Хит, направившись в сторону мини-маркета. – Оставь свои учёные замашки, Парк, мы в полевых условиях, здесь не до терминов. – Как скажешь, – Лив пожала плечами, понимая, что спорить с этим упёртым ба… детективом бесполезно. Хит странно глянул на неё, но промолчал, открывая дверь и пропуская её вперёд. Ну надо же, джентльмен. Мини-маркет ничем не отличался от множества подобных заведений – порнуха прямо на кассе, запах протухших продуктов и весьма габаритный продавец латиноамериканской наружности. Хит вытащил жетон и направился к прилавку, но вдруг продавец соскочил с места и кинулся куда-то вглубь заведения. – Парк, на улицу, обойди здание! – приказал Хит, вытаскивая из кобуры пистолет и кидаясь вслед за продавцом. Лив немного растерялась, но постаралась взять себя в руки. «Так, обойти здание», – повторила она сама себе приказ Хита, выскакивая на улицу. Мини-маркет стоял отдельно от основных высоток, так что обойти его труда не составило бы, но с какой стороны? Лив плюнула на сомнения и побежала справа. Интуиция не подвела – прямо перед ней пробежал тот самый продавец, и она кинулась вдогонку. Бежал он не слишком быстро, лишний вес не позволял, но знал местность – постоянно петлял. Лив старалась не отставать. Из головы улетучились абсолютно все инструкции, выученные когда-то наизусть. Вытащить пистолет на ходу она бы не успела, Лив вообще впервые участвовала в погоне! Как в таких случаях поступают нормальные копы? Продавец в очередной раз завернул за угол, и Лив ускорилась, она не могла упустить его! Мужчина собирался снова повернуть, но с другой стороны откуда-то нарисовался Хит и повалил его на землю. – Парк, давай наручники! – скомандовал напарник, и тут Лив поняла, что сейчас он будет орать. – Хит, у меня их с собой нет, – Лив старалась, чтобы голос не звучал виновато, но не получалось. Она оставила наручники в участке, не предполагая, что они понадобятся. – Я убью тебя, Парк, – прорычал Хит, приложив продавца головой об асфальт. – Сопротивление властям только добавит тебе срока, парень! – Я ничего не делал! Просто забыл продлить разрешение на жительство, зачем сразу наручники? – продавец говорил с акцентом, и Лив поняла, почему он бежал – решил, что они из миграционной службы! – Ты поэтому убегал? – Хит замер и перевернул продавца так, чтобы видеть его лицо. – Ну да… А вы разве не за этим пришли? – Нет, болван, мы из убойного отдела, – Хит тяжело вздохнул и поднялся на ноги. – Вставай, мне просто нужно поговорить с тобой. Лив потупила взгляд, как только Хит глянул в её сторону. Кажется, её ожидает очередная лекция. Глава 4. Никки Воглер Разговор с продавцом магазина, конечно же, ничего не дал – он не вспомнил никого подозрительного в капюшоне. Но Хит, казалось, не был особо огорчён этим фактом. «А ты, Парк, видно думала, что у нас тут толпа свидетелей двери участка выламывает, а улики сами собой оказываются в наших руках, а?» – вот и всё, что он бросил Лив через плечо, забираясь на водительское сиденье видавшего виды и пропахшего сигаретами форда. Гомез и Уокер тоже не смогли порадовать своими наблюдениями – оба подозреваемых приехали на метро и спокойно прошли по улице до участка. Это определённо была очень тщательно продуманная и спланированная акция, но этот вывод не давал им ничего, кроме того, что преступники были слишком хорошо организованы. Лив в сотый раз пересматривала дела Хита, чтобы увидеть, что он мог упустить. Как Хит доверил ей это, было непонятно, но Лив радовалась тому факту, что её, кажется, начали воспринимать всерьёз. Даже лекцию насчёт наручников не прочитали. Хит равнодушно бросил ей, что в следующий раз наручники могут спасти жизнь, и ушёл за кофе. Солнце уже село, и Оливия автоматически начала зевать. Она привыкла, конечно, работать сверхурочно, но не в том случае, когда от её действий, возможно, зависели жизни заложниц. Сейчас уровень стресса зашкаливал, а от этого Лив хотела спать ещё сильнее. Она понятия не имела, что сразу же попадёт на такое серьёзное дело. Ей не хватало для него ни знаний, ни навыков. И напарник этим наслаждался вместо того, чтобы как-то облегчить её вливание в коллектив и расследование. – Парк, хорош тухнуть, поехали! – помянешь чёрта, вот и он. Хит залетел в комнату, где полусонная Лив разбирала дела, и, отхлебнув из кружки её же кофе, вылетел обратно. Лив вскочила и побежала за неугомонным напарником, про себя вспоминая приятного детектива Райана, с которым она работала в Вашингтоне. Он никогда не вёл себя так бесцеремонно! – Хит, может быть, ты хотя бы скажешь, куда мы так резво направляемся? – В морг, – коротко отозвался напарник. – Не отставай, Парк, а то пропустишь всё веселье. – О, да, веселье – это по части Стаффорда, – рядом с Лив нарисовался Уокер. – Гомез отказалась ехать, сказала, что ей прошлого случая хватило. Её новые коллеги одинаково тупо загоготали, и тут Лив заподозрила что-то неладное. Ещё в прошлый раз ей не понравилась реакция на фамилию этого товарища, а теперь и вовсе знакомиться с ним не хотелось. Что-то подсказывало, что ничего приятного это знакомство не сулит. Поездка до морга вышла достаточно молчаливой и напряжённой, даже Уокер сидел задумчивый. Что-то в этом деле не давало покоя всем, и Лив начинала заражаться общей атмосферой. Морг ничем не отличался от любого другого, в которых она успела побывать, а вот патологоанатом был страннее некуда. Мужчина в возрасте с взлохмаченными тёмными волосами и осоловелыми блеклыми глазами несколько минут тупо пялился прямо перед собой, словно и не замечал посетителей. Лив было немного неловко, но Хит и Уокер молчали, так что она тоже решила особо не лезть, продолжая разглядывать доктора Стаффорда. Его халат был в таком состоянии, словно его владелец по земле в нём ползал – смятый, грязный, с тёмными пятнами. Это вообще по правилам? Как же санитарные условия, и всё такое? – Задохлик ваш умер от пулевых ранений, да… – вдруг глубокомысленно выдал доктор Стаффорд слишком высоким для такого грузного мужчины голосом, и Лив едва удержалась от нелицеприятного комментария. Хоть у кого-то здесь есть уважение к смерти?! – Это мы поняли, док, – Хит не то хмыкнул, не то кашлянул перед тем, как выдавить эту фразу из себя. – Что скажешь интересного? – Интересен тот факт, что львы тратят на сон до двадцати часов в сутки, а я вот всего три… Лив в недоумении смотрела на веселящихся Хита и Уокера и думала о том, что мужчины действительно остаются детьми до конца жизни. Ну чего тут смешного? – Вы могли бы показать мне результаты вскрытия? Меня зовут Оливия Парк. – Принципиальная, серьёзная, сдержанная, а в школе хорошо училась, да? – доктор Стаффорд перевёл усталый взгляд на Лив. – Ты знаешь, что с латинского твоё имя означает… – Оливковое дерево, да, я знаю, – Лив не представляла себе, как человек науки может увлекаться такой чепухой, как тайна имени, но, честно говоря, он не ошибся ни в одном слове, описывая её. – Так что там с результатами вскрытия? – Результаты вскрытия всё время одинаковые, знаешь… – доктор Стаффорд опять куда-то «поплыл». – Скучные задохлики, молчаливые… Я здесь как в темнице. Не с кем поговорить, рассказать о своих проблемах… – Ладно, Парк, мы ждём в машине, – Хит схватил со стола доктора Стаффорда какую-то папку и с довольной улыбкой выскочил за дверь сразу же за Уокером. «Твою мать! Ну надо же было так попасться» – мрачно подумала Лив, глядя на унылого доктора Стаффорда, который, кажется, давно ни с кем не говорил и был рад новому слушателю. *** Лив промолчала, когда садилась в машину к Хиту, понимая, что это бесполезно. Так она только продемонстрирует свои слабости. А этого делать в таком коллективе нельзя было. Уокер ободряюще улыбнулся ей, но Лив решила состроить обиженку, проигнорировав его. А нечего бросать её в морге с этим скучающим доктором! Он вывалил ей, кажется, историю всей своей жизни. Вот принципиально важно было узнать, что он женат в четвёртый раз, да. В участке их встретила Гомез с примерным портретом девушки, с чьего лица была снята маска, присланная вместе с Ричардом Уорнером. – Спасибо Лив за то, что нам так быстро сделали портрет, – Гомез улыбнулась. – Тебе передавал привет некий Нил Голд. Лив улыбнулась, вспомнив забавного парнишку, с которым познакомилась на лекциях агента Гидеона. Он работал художником в ФБР, но собирался вернуться в полицейское управление, всё время жаловался на руководство. Она позвонила ему в надежде, что Голд не откажет в помощи, и не ошиблась. Обещав себе обязательно пропустить пару кружек пива с Нилом, Лив вернулась к работе. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/hayti-mika/snyat-maski/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 в штате Иллинойс один из самых суровых законов о запрете курения в общественных местах 2 улыбка Глазго – уродливые шрамы от уголков рта и почти до ушей, которые напоминают широкую улыбку 3 Песня LMFAO – Sexy and I Know It
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.