Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Единственная навсегда Анна Рось И ветер развеет печали #1 Трилогия «И ветер развеет печали» является историческим фэнтези. Первые две книги посвящены родителям Валентина Феликсовича Ясенецкого-Войно (Святого Луки). В них повествуется об их молодости, рождении детей, переездах, интересных местах, где они жили. Третья книга под названием «Единственная навсегда» рассказывает о семье самого Валентина Феликсовича, о его горячо любимой жене Анне, их детях, местах, куда их забрасывала судьба, а также о нелегком пути служения науке, медицине, помощи больным. Книга повествует о том, каким полным труда был путь будущего доктора медицины, сколько ему пришлось пережить невзгод, разочарований, опасностей, чудом спастись от смерти в Ташкенте. Смерть жены побуждает героя избрать тернистый путь служения Богу, а вместе с этим обречь себя на аресты, ссылки, лагеря. При этом при малейшей возможности доктор не оставлял врачебную практику, делал сложнейшие операции. Книги по медицине, написанные выдающимся хирургом Ясенецким-Войно до сих пор являются учебным пособием новых поколений врачей. Книга наряду с художественным повествованием изобилует документальными фактами из жизни хирурга Ясенецкого-Войно, которые были хронологически упорядочены и вплетены в основную линию повествования. Список источников приводится в конце книги. Анна Рось ЕДИНСТВЕННАЯ НАВСЕГДА 1904 год. Дорога в Читу Сидя в поезде, направлявшемся в Читу, молодой врач Валентин Ясенецкий-Войно читал недавно вышедшую книгу французского хирурга Лежара о методах неотложной хирургии. Книгу он уже прочитал от корки до корки, непременно возвращался к некоторым моментам, перечитывал их и делал выписки в блокнот. Через несколько суток пути поезд прибыл в Иркутск. Отсюда до Читы еще пару суток езды. Валентин решил немного размяться. – Сколько стоянка? – спросил он у проводницы. – Тридцать минут, не опаздывайте, барин, – ответила она, вытирая поручни. Валентин вышел на перрон. Было морозно, начало вечереть. Подаренный сестрой Викторией шарф пришелся очень кстати, Валентин сильней укутал шею. Мужики выскакивали на платформу, чтобы покурить, хотя в вагоне они дымили достаточно. – Горячие пельмени, пирожки с мясом, – бойкие торговки на перроне предлагали свой товар. – Молоко, сыр, – перекрикивали они друг друга. – Осетры, вяленый омуль, окуньки копченые! Расстегаи с грибами, с рыбой, с мясом! Кулебяка с капустой, с рубленым яйцом и луком! От разнообразия сибирских угощений перехватило дух. Валентин с товарищами уже съели почти все припасы, приготовленные матерью, Марией Дмитриевной. – Дайте два расстегая с грибами, один с рыбой. Три пирожка с мясом, – выбирал Валентин. Мимо пробежали сестры милосердия из их отряда Красного креста, следовавшего в место назначения – военный госпиталь в Чите. – Берите пельмени, горячие, пахнут! – подсказали они мужчинам, торопясь спрятаться в теплый вагон. Валентин со своим соседом по купе, главным врачом отряда, купили по порции пельменей и поднялись в вагон. Из соседнего купе, которое занимали сестры милосердия, доносился девичий смех. – А можно кипяточка? – кто-то в вагоне спросил у проводницы. – Вот тронемся, будет кипяточек вам, – ответила она. Через минут десять поезд тронулся. В купе хирургов, в котором ехал молодой врач, заглянула одна из сестер милосердия, Надежда: – Съели пельмени? – спросила она. – Приходите к нам на чай, у нас целая банка варенья из смородины. И ребят из соседнего купе берите с собой. – Спасибо, девчата, – сейчас кипяток принесут, и придем, – ответил начальник отряда, Иван Семенович. – Пойдешь, Валентин? Или опять читать будешь? – Да я еще не все книги перечитал, – сказал Валентин. – Да разве все перечитаешь, у тебя итак диплом с отличием. Пойдемте, Федор Васильевич, Виктор, пусть наш ученый занимается. Степан Кузьмич! – крикнул он в соседнее купе. – Девчата зовут чай со смородиной пить, бери хлопцев, пошли в гости. – Пельмени доедим и придем, – отозвался Степан Кузьмич, – я как раз шанишек купил. – Вы идите, а я останусь за вещами присмотреть, – сказал ему сорокапятилетний инфекционист Илья Абрамович. – Я, пожалуй, тоже останусь, – поддержал его сорокалетний лор Василий Александрович. – Ну, тогда мы с Николаем пойдем с девчатами погутарим, – Степан Кузьмич уплетал с аппетитом сибирские пельмени. Он был терапевтом с немалым опытом работы, ему было под пятьдесят. С ним в одном купе ехал выпускник терапевтического отделения Николай, ровесник Валентина. Ему шел двадцать седьмой год. Надежде, которая заглядывала в купе хирургов, шел тридцать второй год, она была вдова. Старше ее была сорокатрехлетняя сестра милосердия Мария Федоровна, у которой муж и сын были на фронте. Она не выдержала и записалась в отряд Красного креста. Среди сестер милосердия было еще три молоденьких девушки: Катенька, Анна и Ирина. Валентин еще в Киеве на хирургических курсах в Мариинской общине сестер милосердия обратил внимание на одну симпатичную девушку по имени Анна. Ему бы и хотелось посидеть с коллегами в купе, но он не мог себе этого позволить, ведь шла Русско-японская война, ему, врачу без практики, предстояло оперировать, спасать человеческие жизни. Проводница принесла кипяток, Валентин бросил в стакан чайного сбора, приготовленного ему отцом, Феликсом Станиславовичем Ясенецким-Войно, провизором по образованию. Молодой врач перемешал траву в стакане и решил написать несколько строк родителям. «Тайга не грандиозна, не величественна, – писал он, – но она глуха и мрачна, она какое-то лесное кладбище… Приходят на память те бродяги, что ходили по этой тайге тысячи верст, и не верится, что человек столько мог перенести». Венчание В Чите в эвакуационном госпитале лазарет расширили до четырехсот коек с терапевтическим, хирургическим, кожно-венерологическим, ушным, глазным и заразным отделениями. Госпиталь стал одним из самых крупных в России, комплектовал штат полевых госпиталей и руководил их лечебной деятельностью. В штате было пятьдесят человек. В госпитале было два хирургических отделения, одним заведовал опытный хирург из Одессы, вторым главный врач отряда поручил руководить Валентину Феликсовичу Ясенецкому-Войно, хотя в отряде были еще два хирурга значительно старше Валентина. Молодой врач сразу же приступил к оперированию больных. Не имея специальной подготовки по хирургии, он стал сразу делать крупные ответственные операции на суставах, костях, на черепе, показывая глубокие познания в области анатомии. Это был бесценный опыт для хирурга. Операции были успешными, но приходилось также сталкиваться с проблемами нагноения ран, чему в университете совсем не обучали. Главврач был доволен работой Валентина Феликсовича, пациенты его уважали. Молоденькие сестры милосердия то и дело поглядывали на успешного симпатичного доктора и перешептывались между собой. Сам Валентин замечал только одну девушку – Аню. За доброту, кротость, милосердное отношение к раненым ее прозвали «святой сестрой». Анна была очень красива. Высокая, стройная, она имела темные выразительные глаза, слегка приподнятые по краям брови, ровный аккуратный нос, чувственные губы, смуглую кожу и иссиня-черные волосы. Она выделялась среди всех сестер милосердия. Недаром к ней сватались два доктора. Им она отказала, ссылаясь на данный ею обет безбрачия. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43115685&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 176.00 руб.