Сетевая библиотекаСетевая библиотека
ЗЛОВЕЩЕЕ СОКРОВИЩЕ Василий Боярков Семен Королев – участковый уполномоченный полиции, обслуживающий небольшое сельское поселение. Он вовлечен Ангелом-смерти в рискованное предприятие по свержению своего Владыки. Сделать это можно, только собрав воедино растраченное в прошлом Зловещее сокровище. В погоне за древними артефактами, полицейский знакомится с прекрасной и милой девушкой – Багировой Викторией. Узнав Великую цель, она охотно присоединяется к опасной экспедиции. Главных героев ждут невероятные, захватывающие и необычайные приключения. Пролог В середине апреля 1918 года оккупационные войска совместных немецких и австро-венгерских частей приближались к Гуляй-Польскому району Украинской Народной Республики. На то время там был образован Ревком, одним из руководителей которого был назначен Нестор Петрович Бульбаш. Его разрозненные партизанские отряды не смогли оказывать должное сопротивление регулярным частям противника. Отряд Черной гвардии Бульбаша, как и другие отряды украинских анархистов, был вынужден отступить на Российскую территорию к городу Таганрог, где распался и прекратил свое существование. Возле Нестора Петровича осталось не больше десяти преданных ему сотоварищей. Чтобы прокормить себя, они, находясь на чужой земле, посчитали для себя вполне возможным промышлять грабежом и разбоем. С этой целью они объезжали территорию Ростовской области, оставляя после себя «кровавый» след. В одно из таких «путешествий», проезжая через Пойменные леса, его малочисленный отряд возвращался назад без добычи. На улице смеркалось, и нет ничего удивительного, что бандиты сбились с пути. Углубившись в лесной массив они совершенно заблудились. Батька уже хотел отдать приказ располагаться на ночлег, как вдруг один из его всадников заметил в глубине, между деревьев, слабый огонек. Разбойники решили проверить, чем вызвано это слабое мерцание. Выдвинувшись в путь, не более как через пятнадцать минут, они оказались на опушке перед небольшой деревушкой. В ней было всего семь довольно ветхих домов. К слову сказать – это было самостоятельное поселение, никому не подчиняющихся, язычников. У них существовала своя вера, которую они чтили и соблюдали с величайшим благоговением. До сих пор у них получалось ревностно хранить тайну своего существования. С гиком и улюлюканьем ворвались, так называемые, революционеры в этот маленький населенный пункт. Всех выбегавших к ним, они нещадно стегали нагайками. Такое вторжение было настолько необычным, что бандиты не встретили никакого сопротивления. Честно сказать сопротивляться было не кому. В деревне жили в основном женщины и дети-девочки. Мужчина был один. Он же являлся и Хранителем веры и обычаев. Каждый раз, когда подходил период старения шамана, он оставлял себе в ученики одного родившегося мальчика, остальных умерщвляли. Так вот: вдоволь перепугав все население деревни, разбойники принялись ходить по домам, где учинили беспощадный грабеж. Они разбрасывали вещи, насиловали женщин, избивали детей. Однако найти, что-либо ценное в шести домах им не посчастливилось. И вот дошла очередь до седьмого, одиноко стоящего чуть поодаль от остальных. Ворвавшись в жилище, бандиты увидели одиноко сидящего старца лет семидесяти (своего ученика тот заблаговременно выпроводил спрятаться в лес). Вперед вышел Бульбаш и, как всегда, подбоченись, заломив на бок папаху, и опираясь на шашку, насмехаясь произнес: – Что старик, хорошо одному жить в гареме? Развел женщин, а богатством их не обеспечил. Неправильно это. Или ты все держишь у себя? Старик молчал, ничего не отвечая. – А ну-ка всыпьте ему как следует, – резко «отрезал» Нестор Петрович, – да, осмотрите здесь все – внимательно. Вдруг чего и найдется. Изрядно поиздевавшись над хозяином, разбойники осмотрели его хату и в самом темном углу нашли небольшой сундучок, доверху набитый монетами – чистого червонного золота, необычайно большой величины, не менее семи сантиметров в диаметре. Они излучали какой-то странный яркий свет, который притягивал к себе и завораживал, заставляя смотреть на них снова и снова, не отрывая взгляда. На них был изображен, с одной стороны Всемогущий Бог-Создатель, у славян, носивший имя: Род, а с другой стороны злой и коварный Черный Бог, или как его еще называли Зловещий Змей. – Вот, так удача, – обрадованно засмеялся Бульбаш, – будет теперь чем революцию поднимать. А думали не найдем ничего. И вот тут старец заговорил: – Я являюсь хранителем этого сокровища уже много лет, и я бы не советовал вам трогать его. – Почему? – удивился Нестор Петрович. – Потому что оно находится здесь с сотворения Мира, и было принесено сюда Самим Всемогущим Богом-Создателем. Нельзя «разлучать» эти монеты между собой, иначе высвободится Страшное Зло, и тот, кто коснется высвободившегося золотого, будет обречен служить ему до скончания Света. – И каким же образом будет проходить эта служба? – расхохотался атаман. – Умирать Тот будет в страшных мучениях, а после смерти душа его останется «неприкаянной», будет склонять к самоубийству сначала «опустившихся» и отчаявшихся людей, а потом и всех остальных. Их души, поскольку их, согласно всем нынешним канонам «нигде не ждут», будут поступать на службу к Черному Богу. Вот поэтому, ни в коем случае, нельзя «разлучать» эти монеты, иначе то Зло, которое было сокрыто в них Богом Родом вырвется на свободу и станет творить свое черное дело. – Чем же так страшны эти души? – спросил с недоверием революционер. – А страшны они тем, что как известно, душа человека, высвободившаяся из тела, и прошедшая своеобразную очистку и так называемый Суд, согласно совершенных ею в прошлой жизни дел, вновь обретает следующее воплощение, отрабатывать свою Карму. Однако это не касается душ тех, кто свел счеты с жизнью своими силами. Постепенно таких «неприкаянных» существ будет становиться все больше и род человеческий полностью вымрет. – Да все это чушь, – расхохотался Бульбаш, одним ударом шашки разрубил тело старца надвое сверху вниз, и велев своим нукерам прихватить сундук, поутру покинул деревню. В этом же году, чуть позже, личностью Нестора Петровича заинтересовались московские анархисты, которые организовали переброску его группы в район Гуляйполя, для организации там партизанской борьбы. Для нужд этого великого дела полководец взял из сундука сорок семь монет. Остальные спрятал в одном небольшом склепе на кладбище возле города. Тридцать семь золотых он потратил для личных нужд на территории России и Украины, а десять взял с собой, когда в августе 1921 года, вместе с соратниками, был вынужден бежать за границу в Румынию. Там румыны немедленно интернировали «бульбашей», и естественно бывший атаман лишился своих последних десяти монет. В дальнейшем, вынужденно, он много перемещался по Европе, пока не осел в пригороде Парижа – городе Венсенне. Вся его дальнейшая жизнь была очень тяжелой. Ему приходилось перебиваться с хлеба на воду и, как и предсказывалось: закончил Бульбаш свой жизненный путь, в возрасте сорока пяти лет, в страшнейших муках, скончавшись 6 июля 1934 года от костного туберкулеза. Глава1. Странное происшествие Наши дни – август 2018 года. Королев Семен Игоревич служил старшим участковым уполномоченным в одном небольшом провинциальном поселке, располагающимся на территории Центральной России. Это был человек воистину эрудированный и начитанный, имел отличную физическую форму и постоянно поддерживал ее усердными тренировками приемов рукопашного боя и посещениями спортзала. Его рост – чуть выше среднего – гармонично сочетался с накаченной, спортивного вида, фигурой. Приятное, довольно красивое, лицо, украшали роскошные черные усы. Карие с оттенком зеленного глаза «светились»: умом, решительностью и невероятной проницательностью. Темно-русые волосы его были коротко острижены и уложены в аккуратную прическу – набок. Кроме всех перечисленных заслуг полицейский также обладал необыкновенной интуицией, и нередко мог предсказать события еще до того, как они случались. Возраст его приблизился к сорокадвухлетней отметке. Поскольку службу Семен нес практически в постоянном режиме, то его всегда можно было увидеть исключительно в форменном обмундировании – в чине подполковника. Весь внешний вид этого человека, невероятные познания и атлетическое телосложение говорили, что он находится не совсем на своем месте, и что в действительности способен на много большее. Так на самом деле и было. До назначения на эту должность Королев работал в Главном управлении областного центра, где руководил целым оперативным отделом. Однако ровно месяц назад от него ушла жена и пыталась сбежать с любовником, но оперативник настиг их и учинил физическую расправу. Хорошо не дошло до серьезных последствий и руководству удалось замять инцидент, чтобы не замарать честь мундира. Семена, учитывая его былые заслуги, увольнять не стали, а предложили перевестись в отдаленный поселок на должность участкового. Бывший высокопоставленный начальник страшно переживал случившуюся с ним семейную драму. В душе его все «кипело» и негодовало от той несправедливости, с какой обошлась с ним бывшая супруга, тем более она умудрилась оставить его практически «голым». (незадолго до этого происшествия, все совместно нажитое имущество было переписано на жену в виде дарственных, поэтому сделать это ей труда не составило). Сердце его разрывалось еще и от того, что он теперь прекрасно понимал, что она его попросту «развела», и что он с его многолетним опытом работы не смог этого разглядеть. В общем нервное напряжение полицейского было таковым, что он был на грани умопомешательства, от чего его удерживало только необходимость исполнения служебных обязанностей. Вот в таком плачевном состояние застало его утро 13 августа 2018 года. Было довольно жарко и приходилось придумывать, как не свариться под лучами палящего солнца. Как и обычно, службу Королев нес, патрулируя улицы на личном автомобиле. Утро было спокойное, и ничто не предвещало каких-либо потрясений. Остановившись, чтобы слегка перекусить, он разложил на пассажирском сиденье продукты. Лишь только участковый представил, что сейчас аппетитно позавтракает, как зазвонил мобильный телефон. Он недовольно выругался: «Тьфу, как всегда не вовремя, ну нет быть пять минут раньше, или десять минут позже. Нет, как всегда в самый нужный момент». Однако делать нечего: служба есть служба, и осознавая, что завтрак уже не состоится, полицейский ответил, как и обычно сухими короткими фразами: – Да, слушаю. – Мужчина упал в колодец, – прозвучал в трубке взволнованный женский голос, – мы все боимся к нему подойти. Выяснив, где случилось несчастье, Королев немедленно выехал, чтобы узнать, что случилось и, если потребуется оказать посильную помощь. Оказавшись на месте, он увидел, что семь женщин и двое мужчин столпились на значительном удалении от единственного, имевшегося на улице, колодца. Они объяснили, что внутри находится человек, и что они его очень боятся. Они были охвачены каким-то паническим невероятным страхом, и стоя в кучке «жались» друг к другу. Королев в обычных даже, казалось бы, самых нестандартных, ситуациях не терялся, и считался сотрудником не робкого десятка (сказывался многолетний опыт), но и он в этот раз почувствовал какой-то сверхъестественный необъяснимый ужас. По спине побежал неестественный «холодок», и Семен почувствовал, как на голове его шевелятся волосы. Не в силах объяснить причину такого своего состояния, он все же набрался мужества и заглянул внутрь. В воде действительно кто-то находился. Как и подобает в таких случаях, полицейский, справляясь с волнением, задал вопрос: – Ты, как сюда попал? Ответ последовал незамедлительно, и мужской голос произнес: – Упал, случайно. Осматривая местность возле колодца, бывший оперативник отметил валяющиеся в беспорядке летние туфли и брючный ремень. Страшные сомнения стали терзали его душу: «Падая в колодец «случайно», не успеешь разуться и снять с себя ремень». Не выражая своих мыслей, сотрудник потребовал: – Хватайся за цепь и садись на ведро, я тебя вытяну. Какого же труда стоило объяснить незнакомцу, что от него требуется, он как будто не понимал, чего от него хотят. При каждой попытки крутить «ворота», было очевидно, что ведро поднимается пустое. Осуществив более десяти попыток, Королев вдруг почувствовал, что нагрузка на цепь резко увеличилась. И тут он понял, что один не в силах будет его достать. – Помогите, я один не справлюсь, – обратился Семен, к издали наблюдавшим за всем происходящим, местным жителям. Никто из них не спешил на помощь, по их виду было очевидно, что они суеверно-панически бояться подойти к колодцу. В этот момент мимо проходила женщина, не знавшая еще о причинах этого собрания. Как можно более вежливо, придав голосу выражение бодрости и уверенности, на какие был только способен, спасатель обратился к ней: – Помогите мне пожалуйста крутить барабан, а то у меня в одиночку не получается. Не зная, что случилось, она охотно согласилась. Подойдя к колодцу, она внезапно остановилась. Во взгляде ее читался неподдельный ужас. Не в силах себе ничего объяснить, она, находясь под действием первого порыва, все-таки помогла участковому крутить «воротилу». Постепенно из колодца показался наш незнакомец. Бывший оперативник в этот момент ощутил, что его просто заколотило от необъяснимого ужаса. Как уже говорилось, он был не робкого десятка, и кое-как, но смог справиться со своими чувствами, и помог человеку выбраться наружу. Это был не молодой уже мужчина, ростом выше среднего, достаточно крепкого телосложения, с коротко остриженными черными волосами, с пробивавшейся проседью. Лицо его было не сказать, что красивым, но приятным, бледность и легкая щетина подчеркивали его мужественность. Одежда была самой обыкновенной и состояла из: серого, с черным орнаментом, свитера, из-под которого виднелась внушительных размеров похожая на золотую, но скорее всего медная, цепь, синих отливающих блеском джинсов и светло серых носков. Как уже сказано выше, его обувь и ремень находились на лужайке возле колодца. Незнакомец вел себя неестественно, первым впечатлением было, что в него вселился Демон. Глаза его бешено вращались, он метался из стороны в сторону, как будто пытаясь от кого-то оторваться, размахивал руками, будто кого-то от себя отталкивая. Все это было так противоестественно, что Королев понял причину того сверхъестественного ужаса, что охватил людей, стоявших рядом, да и его самого. И тут он увидел… Увидел то, что не давало никому покоя. Буквально за секунду пришлось многое осознать. Все понимание существующей действительности в одночасье перевернулось. Семен смог познать то, что до этого не удавалось не одному человеку. В мозгу его молнией промелькнуло: «Ангел смерти». Действительно было похоже, что это именно так. Как же он выглядел? Прозрачная незримая бесформенная масса, сливающаяся с телом человека, окутывающая его со всех сторон и двигающаяся с ним, как единое целое, куда бы он не последовал. Она проникала в мозг, постепенно завладевая им, и подчиняя себе все существо, заставляя таким образом совершать поступки, не подвластные нормальному восприятию. Самое неестественное, она отбрасывала тень, не такую как человеческая, едва зримую, непостижимую, но ее было видно. Она полностью повторяла контуры мужчины, и была похожа на тень от тени, и выступала от нее не более полутора сантиметров. – Вы тоже это видите? – спросил полицейский столпившихся жителей. – Видите, что? – поинтересовался один невзрачного вида маленький «мужичок». – Как будто вокруг него воздух кипит? – единственно, более или менее логично, смог Королев объяснить увиденное им явление. – Нет! – хором ответили селяне. Получалось, что ту оболочку, которая образовалась вокруг незнакомца, видел лишь он один. Это легко можно было объяснить. В следствии последних сильнейших нервных потрясений в его мозгу, скорее всего произошел какой-то процесс, позволивший различать невидимые для обычного глаза вещи, либо же это просто «ехала крыша». Это было единственное разъяснение, пришедшее на ум, но тут же, чтобы закрепить свои рассуждения, участковый указал на двойную проекцию на земле: – А тень? Тень вы видите? – Ба! – запричитали женщины, взглянув на землю, и отшатываясь в сторону еще на более дальнее расстояние, – батюшки святы, Господи Иисусе, что же это такое? «Значит мне это не показалось», – подумал Королев, и видя совершенно неадекватное поведение незнакомца, чтобы избежать наступления тяжких последствий, решил, что неплохо было бы его «спеленать» – ну так, от греха подальше. С этой целью он к нему приблизился почти вплотную, схватил за правую руку и попытался завести ее назад, проводя прием: «загиб руки за спину при подходе сзади». Для этого он схватил его правой рукой за запястье, ладонью же левой в этот же момент нанес удар по локтевому суставу, одновременно левой ногой ударяя в правый подколенный сустав. В обычных условиях этот метод выведения противника из состояния равновесия, с его удержанием, срабатывал безотказно, но в этом случае незнакомец – на вид значительней слабее Семена – совершено не отреагировал на применяемое в отношении него физическое воздействие. Его рука словно с пружинила, потом резко напряглась и сделав в запястье невероятное крутящее движение вырвалась наружу. К слову сказать, сработало только действие на его ногу. Она подогнулась, и мужчина опустился на одно колено. «Да, чувствую придется повозиться», – подумал полицейский, и продолжая свою мысль решил: «Очевидно лучше всего в этой ситуации пойти на крайние меры». В этот же момент он натренированным движением, в одно мгновение, извлек из кобуры табельное оружие, и не дав возможности противнику подняться, рукояткой пистолета уверено стукнул его по затылочной части головы. Даже если бы в человека вселился Демон, то подобный прессинг на заднюю часть мозга в любом случае обездвижил бы его носителя. Так случилось и в этот раз. Незнакомец упал лицом вниз, тело его замерло без движения. Глава 2. Необычный знакомый Спокойно застегнув на руках мужчины, приведенного в бессознательное состояние, наручники – сзади – полицейский подошел к своей автомашине, где в бардачке всегда имелся «скотч». Взял его и вернулся к «бездыханному» телу. Обмотав ноги пострадавшего, Семен, уже будучи полностью уверенный в его неспособности к активным действиям, подошел к колодцу, набрал холодной воды и с ее помощью привел недавнего противника в чувство. Его поведение ничуть не изменилось, он все также дико вращал глазами, по краям его губ образовалась пена, взгляд был совершенно бессмысленным. Та непонятная масса так и продолжала окутывать его тело. Королев принял единственное правильное, в подобных случаях, решение, о доставлении незнакомца в психиатрический стационарный диспансер. Однако сам он сделать этого не мог – это являлось прерогативой работников медицинских служб. Поэтому сообщив о случившемся в дежурную часть сотрудник «погрузил» «психа» в машину и доставил его на свой участковый пункт. Там, во время ожидания неотложки, тот говорил какую-то тарабарщину – непонятный набор слов. Но вдруг, на какое-то время взгляд у человека стал осмысленным, и Семен попытался выяснить, что же все-таки происходит. Для начала он решил установить личность этого гражданина: – Как тебя зовут? – Егоров Виктор Сергеевич, – представился незнакомец. Далее удалось установить, что живет он в соседнем районе, на довольно приличном расстоянии. В продолжении выяснения обстоятельств, полицейский спросил: – Ну, а здесь ты, тогда как очутился? – У меня вчера жена повесилась, и я возил ее в морг областного центра, – печально произнес Егоров. От его слов внутри у Королева снова что-то «сжалось», по спине забегали миллионы мурашек. Однако, не поддаваясь своим паническим настроениям, тот продолжил: – А причина? Ну, почему это произошло? – Я сам не знаю, – просто отвечал Виктор, – днем мы выпили и легли спать, а когда я проснулся, то нашел ее в подвешенном состоянии в туалете. Она накинула веревку, на входящую сверху поперечную отопительную, трубу и на ней удавилась. – Печальная история, – только что и нашелся сказать Семен, размышляя совершенно о другом. Его мысли занимало то, что как-то все это противоестественно, если не сказать сверхъестественно. Два живущих рядом человека, одновременно, пытаются свести счеты с жизнью, по совершенно непонятным причинам. Да еще это «сжиженное облако» вокруг человека. Посмотрев на Егорова, подполковник увидел, что тот опять впал в состояние невменяемости и начал говорить бессмысленные вещи. От такого его поведения становилась еще более жутко. Хорошо еще он был связан и вряд ли мог причинить какой быто ни было вред, в том числе и себе самому. Сотрудники скорой помощи добирались чуть более трех часов, и участковый был обречен все это время слушать, эту наводившую жуть, тарабарщину, а также созерцать, окутавшую тело несчастного едва различимую прозрачную, массу. Но и по приезду медицинских работников легче не стало. Королеву пришлось сопровождать «умалишенного» до психиатрического диспансера, расположенного в областном центре, и трястись в служебном уазике еще два часа. По прибытии на место, врач-психиатр деловито осмотрел больного и сделал заключение, что это их клиент. Полицейский ничего не стал говорить о своих видениях, чтобы и его тоже не сочли за их пациента. Когда прием закончился, окончательной миссией оставалось проводить вновь состоявшегося психа до медицинской палаты. Только когда Егоров был привязан к больничной койке за руки и за ноги, и ему был сделан сильнодействующий снотворный укол, Семену удалось увидеть, как от его тела отделяется бесформенное прозрачное облако. Оно поднялось вверх и зависло у потолка. На всякий случай сотрудник решил поинтересоваться у санитарки: – Вы ничего под потолком не видите? Та ничего не ответила, а посмотрела на полицейского с таким видом, явно говорящим, что место Королева на соседней койке. Вот и я ничего не вижу, – поспешил тот исправить положение. Раз, попав в психиатрическую больницу, вырваться оттуда уже тяжело, потому что там хочешь не хочешь, но пообщавшись с душевнобольными сам от них заражаешься и постепенно становишься таким же. Поэтому Королев поспешил покинуть это славное учреждение. Оказавшись в салоне скорой помощи весь обратный путь он размышлял над тем, чем ему довелось стать очевидцем. «Что же это такое?» – не покидала его мысль. Когда машина оказалась «дома» и остановилась, полицейский вновь ощутил покалывание в районе желудка и чье-то мимолетное присутствие. Однако никаких признаков движения воздуха на этот раз не наблюдалось. Сославшись на то, что все это ему очевидно привиделось, бывший оперативник отправился домой. Оказавшись внутри родных стен, он успокоился, но с приближением темноты помещение стала охватывать какая-то непонятная тяжелая отрицательная сущность. Ее флюиды словно бы пронзили все воздушное пространство внутри дома. Не в силах дать отчет происходящему Королев долгое время не мог уснуть, ворочаясь из стороны в сторону. «Провалиться» в царство Морфея ему удалось только под утро, за час до подъема. Как только участковый погрузился во власти сна, перед ним возник образ бывшего революционера-анархиста Нестора Петровича Бульбаша. Он сразу же взял инициативу в свои руки и заговорил: – Можешь не удивляться – я Дух Батьки Бульбаша. Мне необходимо с тобой побеседовать на очень серьезную для всех тему. Ты спросишь, почему я выбрал именно тебя? Все очень просто: ты единственный, кто пока смог разглядеть таких как я. Твоя нервная система крайне нестабильна, а это дает возможность установить с тобой связь посредством сновидений. Дело у меня довольно важное, и мне требуется помощь живого человека, так как сам я с ним справиться, просто не в состоянии. – И что же это за дело? – вставил свой вопрос Семен. – Так вот слушай. Когда-то давным-давно мой носитель вместе со своими опричниками промышлял разбоями в лесах и степях Ростовской области. Там нам довелось попасть в одно тайное лесное селение, где жили в основном женщины и дети, да еще престарелый старец. Как оказалось, он являлся Хранителем Зловещего сокровища, куда Бог, носящий у славян имя Род, заключил злого и жестокого Черного Бога. Старик объяснил, что тот, кто возьмет из сундука хоть одну золотую монету, тот выпустит тем самым на свободу страшное Зло, сам будет умирать в страшных муках, а после смерти поступит на службу Злым силам. – И в чем же заключается эта служба? – поинтересовался полицейский. – Все очень просто. Ты начинаешь ходить по свету и склонять людей к самоубийству. Их неприкаянные души поступают на службу этому Злу, лишаясь права на следующее воплощение. Таким образом со временем род человеческий, как вид, перестает существовать вообще. Я тогда был молод, горяч и не поверил старику. Взял я это сокровище вместе с сундуком. Там оказалось шестьсот шестьдесят шесть круглых амулетов. Я забрал оттуда сорок семь монеток, потратил их. Сам же сундук спрятал в склепе на кладбище возле Гуляйполя. – И много ли вас таких ходит по свету? – вставил вопрос Королев. – Все, кто хоть раз держал эти монеты в руках, стали такими же как я. – А души самоубийц, они тоже занимаются тем же чем вы? – Эти нет, они просто поступают в войско Зловещего Змея, чтобы в конечном итоге Зло обрело беспрекословную власть над всем Миром. А такие как я, являемся поставщиками этого воинства, и если нас вовремя не остановить, то как я уже сказал род человеческий прекратит свое существование. – И давно вы таким образом работаете? – Ровно сто лет. – Это довольно большой срок и очевидно, что вы уже завербовали на службу к этому Злу довольно большое количество душ. – Все правильно, – печально произнес призрак бывшего революционера, – и, как видишь в последнее время, их становится все больше и больше. – Но тогда я не понимаю? – искренне удивился Семен, – как же так получается? Вы собираете людские души, которые уже не могут иметь перевоплощений, а как же тогда получается, что человеческое народонаселение увеличивается? – А ты посмотри на качество этих людей, – презрительно усмехнулся служитель потустороннего мира, – вы стремительно деградируете. Зверья на планете становится меньше, и людские тела наполняются душами, именно за счет вымирания целых видов. – То есть ты хочешь сказать, – уловив смысл сказанного, начал размышлять Королев, – что скоро вся человеческая раса превратится в животных? – Совершенно, верно, – произнес гость сновидений, – тела-то может и будут человеческие, а души будут звериные, и постепенно люди настолько одичают, что начнут поедать друг друга. – Прямо, как зомби! – с ерничал полицейский. – Не исключено, – заключил Дух Нестора, – мозг есть, разума нет. Одни лишь только животные инстинкты. Участковый прекрасно понимал, что его посетили не просто из праздного любопытства, чтобы прочитать ликбез о существовании добра и зла, а служитель Черного Бога имеет, определенно, какую-то цель. Поэтому, посчитав, что пришло время, для выяснения этой причины, он задал закономерный в таких случаях вопрос: – С этим все ясно. А теперь о главном. От меня-то что требуется? – Понимаешь, – продолжил бывший полководец, – я до такой степени устал заниматься сбором этих душ, что готов провалиться куда угодно, лишь бы все это закончилось. Так хочется обрести покой, что ты даже себе не представляешь. Сделать же я этого не могу, потому что раз попав на службу Злым силам, остаешься с ними навсегда, пока… – Пока, Нестор Петрович, – улавливая суть, вставил Семен, – кто-нибудь не победит их. Не так ли? – Нет, – печально засмеялся Нестор, – победить их невозможно. Их можно только спрятать в заточение, заключив в магическую темницу. И зови меня просто Дух. Нестор Петрович Бульбаш давно умер. – И каким же образом это сделать? – иронично заметил бывший оперативник, – в мешок что ли спрятать? – Не смейся, – зло скривив губы, промолвило существо, – ты явно не понимаешь с чем имеешь дело. – Прекрасно понимаю, – прервал собеседника Королев, – от тех, кто способен загнать человека в петлю и в колодец, явно ничего хорошего ожидать не приходится. Мне просто не понятно, как можно поймать то, что не ощущается? – Ну если так, то все просто, – обрадовался служитель Зла, – необходимо собрать все утраченные монеты, сложить их в сундук и отвезти их на место в Ростовскую область, и тогда моя душа, и души всех кого я, и такие как я, склонили к самоубийству, обретут покой и возможность дальнейшего перевоплощения, для отработки своей отрицательной Кармы. И как ты надеюсь хорошо понимаешь, сам я этого сделать не смогу, мне нужна помощь живого человека. – Да? – спокойно молвил полицейский, – Ну, а я здесь при чем? – Ты единственный, кто смог проникнуть за пределы человеческого понимания, и тем самым увидел, что я из себя сейчас представляю, и получается, что ты единственный, с кем появилась возможность установить связь, для общения и передачи информации. – Может быть. “Спорить не буду, – печально заметил Семен, – но тебе также, наверное, необходимо знать и мое мнение на этот счет?” Соглашусь ли я, быть «орудием» в твоих руках? – Да, верно, – напрягся Дух, – это действительно очень важно. Так что же? Каким будет твое решение? – Я отвечу категорически: нет, – сказал сотрудник, совершенно не переживая какое впечатление его слова произведут на собеседника. Тот же словно молнией был поражен. Благо, что все это происходило во сне. Дух, словно мячик, вдруг резко округлился, при этом как бы загорелся изнутри, приобретя очертания огненного раскаленного шара, и несколько раз пролетев по комнате, ударяясь в стены и рассыпая вокруг себя многочисленные искры, взорвавшись исчез. Глава 3. Серия странных самоубийств В этот момент зазвонил будильник, и участковый проснулся. Через двадцать минут полностью освободившись от сонных «объятий», офицер подумал: «Приснится же такая чушь». Как и обычно, он привел себя в порядок, надел форменное обмундирование и отправился на службу. Однако, еще не добравшись до участка, он принял телефонный звонок, который вкратце сводился к следующему: на улице Солнечной обнаружен труп молодой девушки. В силу своего служебного долга, полицейский немедленно выехал на место. По прибытии, он обнаружил жуткую картину. Молодая худенькая хозяйка дома лежала в корыте, обычно используемом для стирки белья, доверху наполненному водой. В левой руке она держала обычное лезвие, применяемое в безопасных бритвах. В области запястий, как на правой, так и на левой руке, имелись надрезы, но не просто надрезы, а широкие, располосовавшие руки до самой кости. Руки покоились в воде, окрасив ее вытекшей живительной жидкостью в кроваво-красный цвет. Голова девушки была запрокинута, в открытых глазах застыл сверхъестественный ужас. Все указывало на то, что Нечто, неподдающееся описанию толкнуло девушку на сведение счетов с жизнью. Факт убийства в данном случае полностью исключался. Молодая особа жила одна, дверь была заперта изнутри, следы проникновения полностью отсутствовали. Обнаружила ее подруга, с которой они планировали ехать в райцентр за покупками. Когда та не открыла ей на стук, визитерша заподозрила неладное и попросила соседей сломать запор на входной двери. После этого, увидев эту ужасную картину, она и сообщила о случившемся в полицию. Из характеристики ее личности следовало, что в основном она вела разгульный аморальный образ, имела склонность к злоупотреблению спиртными напитками, была слабовольной-податливой, легко подвергалась чужому влиянию. На жизнь зарабатывала случайными половыми связями. Через несколько минут с города приехала дежурная группа и сразу же занялась оформлением факта суицида. Однако не успели закончить с этим происшествием, как поступил очередной вызов. В одной из близлежащих деревень, имеющей название: Боровица, мужчина устроил акт самосожжения. Пришлось выезжать и туда. Пострадавший – худощавый мужчина в возрасте сорока восьми лет, был еще живой, хотя у него было обожжено девяносто процентов кожного покрова. Из описаний очевидцев следовало, что он сделался словно буйно помешанный. Перед этим он целый месяц пил, а тут решил «выхаживаться» и третий день находился в «завязке». Утром он вел себя еще нормально, но ближе к обеду, стал нервно ходить из угла в угол по дому. Глаза его сделались словно стеклянные, он перестал узнавать родных. Предположив, что у него началась «Белая горячка» родственники вызвали скорую помощь. Однако пока медицинские работники добирались до места, он, вдруг, окончательно ополоумев выбежал на улицу, где сразу же направился в сарай. Там он взял десятилитровую канистру с бензином. Полностью вылил ее на себя, а затем поджог. Подоспевшие жители успели потушить пламя, но все равно было уже поздно. Тело пострадало обгорело безвозвратно. Сам обожженный находился в сознании и, как ни странно, полностью оценивал происходящую обстановку. С его слов следовало, что примерно в обеденное время, он вдруг стал чувствовать, как на его мозг что-то давит. Сначала перед ним стали всплывать безобидные красочные картинки. Поначалу он пытался бороться с этим явлением, но постепенно видений становилось все больше, они приобретали все более жестокие очертания, «ломая» таким образом волю личности, превращая ее в «зомби». Когда это случилось, память пострадавшего полностью отключилась, и что происходило с ним дальше он совершенно не помнил. Снова осознавать действительность он начал лишь тогда, когда жители потушили пламя, охватившее его тело. Находящиеся уже на месте происшествия работники скорой помощи проводили все необходимые в подобных случаях медицинские процедуры и собирались осуществить госпитализацию мученика, однако с их слов следовало, что все эти меры являются бесполезными: мужчина живет пока находится в болевом шоке, но как только он начнет из него выходить, его кончина будет явлением неизбежным. Но и на этом в тот день смерти не закончились. Уже ближе к вечеру, когда оперативная группа, закончив документировать факты суицидов, засобиралась в обратный путь, на телефон участкового пришел очередной вызов. На этот раз покончил с жизнью молодой, высокого роста, двадцати девятилетний парень, проживающий в соседнем селе с интересным названием Кручинины. Как и первые две жертвы, он вел беспечный образ жизни, рано деградировал и легко поддавался чужому влиянию. В его случае обстоятельства разворачивались следующим образом: В обеденное время вместе, со своими друзьями, он увлекался распитием спиртных напитков. К вечеру опьянев в достаточной мере, он отправился домой. Там, на почве длительного пьянства с его стороны, у него произошел словесный конфликт с родственниками. В основном ругались они с отцом, но и другие члены семьи: мать, бабушка, две сестры и тетка, посчитали необходимым делать ему замечания, пытаясь направить на путь истинный. В ходе перепалки молодой человек, сделался «сам не свой». Глаза его «налились» кровью и приняли безумное выражение. Он стал, вдруг, метаться по дому, как загнанный в ловушку зверь, бешено размахивая руками, как будто пытаясь что-то стряхнуть с себя. Внезапно он подбежал к кухонному столу, схватил с него нож, с длинной лезвия чуть более семи сантиметров, и вонзил его себе в грудь в области сердца. До сердца он конечно же не достал, но, очевидно, повредил какую-то значимую артерию. Это было не сложно понять, по обильно вырывающейся из раны крови. Его агония длилась не более минуты, после чего тело два раза дернулось и замерло без признаков жизни. Следующее происшествие аналогичной направленности случилось уже ночью. Для его оформления пришлось возвращаться в поселок, уже на улицу Заречная. Немолодая гулящая женщина в возрасте сорока двух лет, среднего телосложения, устав пить горькую, решила в одночасье избавиться от этой зависимости. С этой целью она привязала к верхнему краю крыши своего сарая веревку. Закинула ее свободный конец наверх. Затем сама забралась на крышу, где связала, удавкой, петлю. Далее, получившуюся смертоносную конструкцию, селянка накинула себе на шею, и бросилась с крыши вниз. Ее ноги едва не коснулись земли, им не хватило не более семи сантиметров, прежде чем шейные позвонки, желающей свести счеты с жизнью, сломались. Голова склонилась в неестественном положении, глаза закатились за верхние веки, язык вывалился наружу и посинел. Как нетрудно догадаться, в дальнейшем подобные самоубийства продолжались с четкой периодичностью на протяжении двух следующих суток. При этом «Ангел-смерти» изощрялся все более. В одном случае он даже вынудил, попавшего под его влияние страдальца, разбежаться и прыгнуть головой – ее лицевой частью – на лежащий на земле, острием вверх, топор. Зрелище получилось ужасное. Голова, при столкновении с таким невероятно опасным орудием, раскололась надвое, словно тыква, обнажив расслоенные пополам мозги. Крови было столько, что создавалось впечатление, что ее вытекло наружу не менее ведра. Или другой случай. В одном из близлежащих сел, под названием Ольховка, где школа еще отапливалась угольной котельной, кочегар – ни с того, ни с сего – предварительно, как следует напившись, растопил котел, не смотря на то, что был летний период времени, и никакой необходимости разжигать тепло вырабатывающее устройство не было. Затем как следует раскочегарив топку, и дождавшись, когда температура внутри приблизится к критической отметки, со словами: «Да, гори оно все синим пламенем!», – истопник бросился внутрь и сгорел там заживо. О том, что произошло именно так, а не по-другому, констатировала директор школы, зашедшая посмотреть, и узнать, почему это без ее согласования произошел пуск отопительного котла. Она зашла, как раз в тот момент, когда отчаянный самоубийца выкрикивал свою знаменитую фразу и нырял в раскаленное жерло. На третьи сутки бесперебойного оформления актов суицида, следующих один за другим, Королева вызвали в райотдел, для предоставления руководству отчета. Он зашел в кабинет своего начальника, коим являлся: подполковник Свердлов Илья Сергеевич. Боевой офицер, неоднократно участвовавший в боевых действиях на территории Северокавказского региона, он взошел на свою должность с самых низов, «хлебнув» в свое время всех прелестей «земельной» работы, и потому пользовался у подчиненных непререкаемым авторитетом. За последние четыре с небольшим года кабинетной работы он слегка располнел, что, при его сорока восьмилетнем возрасте и довольно невысоком росте, чуть более ста пятидесяти пяти сантиметров, значительно сказывалось на его здоровье. Появившаяся легкая одышка и периодически скачущее артериальное давление мешали, как в былые годы, полностью – без остатка – отдаваться любимой работе. Тем не менее, его зелено-голубые глаза, расположенные на привлекательном овальном лице, «излучали» «острый» ум, проницательность и невероятную смышленость. Его голова была украшена короткой аккуратной прической, зачесанных набок седеющих волос. Встретил он Семена, сидя в кресле в своем кабинете, с «надвинутыми» на глаза небольшими квадратными очками. – Послушай, Королев, это чего это у тебя там творится? – начал он, не дав участковому даже переступить порог своего кабинета, – Один за одним люди расстаются с жизнью, причем самыми невероятными и изощрено-жестокими способами? Это что у тебя там аномалия что ли какая, или же все-таки плохая профилактика? В чем причина такого непонятного сверх суицида? Меня уже изо области готовы разорвать на части. Я даже не знаю, какие причины им приводить и на что ссылаться. Так что это такое? Я хотел бы узнать твое объяснение. Естественно Семен не стал говорить о том, что существует некий «Ангел-смерти», который почему-то решил, что полицейский должен ему помогать обрести покой и освободить его от обязанности служить Темным Силам, потому что, как только этот «бред» вылез бы наружу, высказавший его тут же бы стал проверяться на профессиональную пригодность и возможно бы даже угодил в психушку, поэтому офицер полиции не нашелся ничего лучше, как ответить: – Мне нужен отпуск. Только в этом случае я могу гарантировать, что все эти захлестнувшие вверенную мне территорию самоубийства прекратятся, причем сразу же. – Что за чушь ты несешь? – выругался начальник, – как может быть связан твой отпуск и эти многочисленные акты суицида? – Мне тяжело это объяснить, – неуверенно начал бывший оперативник, но постепенно придавая своему лицу все более убедительное выражение, продолжил, – однако, как мне кажется, главная причина этого массового умопомешательства кроется не здесь. А для того, чтобы выяснить, так это или нет, нужно выехать и провести расследование. Так вот, чтобы не «стрелять» в холостую, я готов заниматься этим в свое личное время, но при этом я утверждаю, что как только я выеду из этих мест, то все сразу же прекратиться. Решать Вам. – Хорошо, – немного поразмыслив, отвечал Свердлов, – получай свой отпуск, – и уже более грубо добавил, – но если ты «смоешься», а вся эта «хрень» на прекратится, то по выходу из отпуска, можешь не сомневаться, я найду тысячу причин, чтобы тебя уволить. Устраивает такая постановка вопроса? – Вполне, – отвечал участковый, выполняя четкий разворот – кругом, не забыв щелкнуть при этом каблуками. Остаток дня измученный, бессонными ночами, сотрудник занимался оформлением своего отпуска, после чего соблюдя все формальности, он наконец-то вернулся домой, где, слегка перекусив, сразу же «провалился» в глубокий и тревожный сон. Как и следовало ожидать злосчастный Дух не заставил себя ждать. – Я так понимаю, что решение твое мне помочь резко изменилось на положительное? – начал он, язвительно улыбаясь. – Или может я ошибаюсь? – Нет, – просто отвечал Королев. – Твоя взяла. Что нужно делать? – А вот что необходимо делать это ты узнаешь завтра, – промолвил «Ангел-смерти», – а сейчас спи, отдыхай, набирайся сил, а завтра весь день собирайся в дорогу. Ночью получишь дополнительные инструкции, а наутро следующего дня двинемся в поход. После этих слов Гость растворился, дав бывшему оперативнику возможность спокойно выспаться и хоть как-то подготовиться к ожидающим его впереди испытаниям. Глава 4. Путешествие началось На следующий день Семен активно собирался в дальний, и как он справедливо полагал, опасный и нелегкий путь. Отпускные деньги он получил накануне, и теперь ему оставалось еще собрать необходимые в путешествиях вещи личной гигиены. Особое внимание на этом будущий путешественник акцентировать не стал, предположив, что имея при себе денежные средства, он легко мог обзавестись всем необходимым в дороге. Тем более, что человек он в последнее время был не притязательный, и как говаривал славный Шерлок Холмс: «Все что ему было нужно – это куриная грудка, чистый воротничок и табаку на забивку», хотя если честно к курению он относился отрицательно, но фраза, есть фраза. Ночью, когда полицейский снова уснул, к нему явился его новый знакомый, и прерванная накануне беседа возобновилась. – Так какие все-таки на меня возлагаются обязанности в этом необычном предприятии? – иронизируя ситуацию, спросил участковый. – Все очень просто, – взялся за разъяснения Дух, – тебе нужно собрать воедино сорок семь растраченных мною золотых монеток и поместить их в сундук, спрятанный в месте, которое я укажу. После чего отвезти его, как уже и оговаривалось, в одну тайную лесную чащу Ростовской губернии и вернуть на место. Только в этом случае Проклятие будет снято и наши души наконец-то обретут покой. – Интересно, – прервал собеседника Королев, – а с чего, собственно, стоит начинать? Ведь я – ни сном ни духом – где могут находится эти сокровища. – Все это я тебе укажу, – настойчиво промолвил «Ангел-смерти», – тебе только требуется неукоснительно следовать моим указаниям, и постараться поменьше проявлять инициативу. В общем, большая часть Зловещего клада находится на территории России, откуда я думаю, мы и начнем. – В России? – удивился бывший оперативник. – Да. Именно на вашей территории я испытывал невероятную нужду, когда бежал с Украины, скрываясь от австро-венгерских захватчиков, и именно у вас был вынужден запустить руку в этот проклятый сундук. – Откуда начнем поиски? – посчитал уместным вопрос полицейский. – Начинать будем, как и положено, со столицы – с города Москвы. По счастью там некогда жил один коллекционер-любитель. Так вот: он сделал за нас доброю часть работы – собрал у себя в коллекции двадцать восемь монеток. Десять находятся в Румынии, также в одних руках, а девять разбросаны поштучно, и вот с ними придется повозиться. – Это, что и в Румынию придется ехать, – опешил участковый, – но это невозможно. Выезд за границу сотрудникам строго воспрещен. – Не переживай, – зло усмехнулся Дух, – ты туда отправишься нелегально, так что никто не узнает, что ты там был. Да и самое главное: побереги себя. Ты последняя надежда не только у меня, но и у всего остального народонаселения, да и у себя в том числе, неизвестно, как сложится твоя судьба в следующем воплощении, и удастся ли тебе избежать проклятия древних Богов. На этом все, отдыхай: завтра ехать в Москву. И призрак бывшего революционера исчез так же внезапно, как до этого появился, предоставив своему избраннику до утра наслаждаться спокойными сновидениями. Вставать Королеву пришлось довольно рано, чтобы с учетом всех пробок попасть в Москву хотя бы в послеобеденное время и устроиться там в какой-нибудь мало-мальски приличной гостинице. В путь он отправился на своей старенькой, видавшей виды, но еще остающейся достаточно надежной, семерке. Дорога заняла чуть более шести часов и к двенадцати часам пополудни Семен был уже на месте. По прибытии в столицу участковый-отпускник поселился в недорогом отеле на окраине города с красивым названием: «Гостиница Сиреневая», стоимостью девятьсот девяноста девять рублей в сутки. Это было красивое трехэтажное здание, выполненное из красного кирпича, с конусообразной металлической крышей. Полицейскому достался номер на третьем этаже с двух-спальной кроватью. Помещенье было оснащено душем и другими необходимыми удобствами. Также там имелось удобное кресло, тумбочка, стол, два стула и старого образца телевизор. Оставшись до вечера в номере, путешественник принялся составлять план своих дальнейших действий. Сделать это было не сложно, ведь как рассчитывал Королев, ночью к нему явится Дух и просветит: с чего же необходимо начать это, так называемое, мероприятие. Ведь на самом деле сотрудник внутренних органов, отправляясь в Москву, совершенно не знал, где придется искать Проклятое сокровище. Бесцельно слоняясь по городу, Семен с успехом скоротал время до вечера, когда пришла пора «отходить» ко сну. Как он и предполагал, как только сомкнулись его глаза, погрузив участкового в небывалый мир сновидений, тут же на «сцену» вышел «полюбившийся» главному герою персонаж. Как и обычно без церемонии приветствия и предисловий Дух начал: – С завтрашнего дня начинаем действовать. Точнее ты начинаешь, я буду лишь давать тебе необходимые рекомендации. Так вот: твоя цель находится в поселке Николина Гора в Одинцовском районе на удалении двадцати трех километров от Москвы по Рублево-Успенскому шоссе. Там живет… – Хорошо, что ты берешь на себя обязанность просветить меня насчет владельцев особняка, – перебил Королев своего наставника, игриво вертя в руках свое табельное оружие, непонятно как оказавшееся в его сне. – А, позволь, однако узнать и номер интересующего нас дома? – Не нас, а тебя, – зловредно захихикал Ангел-смерти, делая одновременно большим указательным и средним пальцами движение, направленное на привлечение внимания собеседника, – и поверь, номер дома узнавать нет совершенно никакой необходимости, ты узнаешь его, как только увидишь. – Ну, хорошо, – смутившись, произнес полицейский, – дай тогда хоть его описание, прежде чем знакомить с владельцами. – Слушай, – продолжил Дух, делая серьезным лицо, – Дом этот больше напоминает коттедж. Он о двух этажах – из красного кирпича. Вход выполнен в виде полукруга, по всем четырем углам установлены башенки, заканчивающиеся остроконечными куполами. Крыша покрыта коричневым метало-пластиком. Территория огорожена забором, где столбики сделаны из красного кирпича, а пролеты между ними закрыты коричневого цвета железом. Точно из такого же материала изготовлены: запирающиеся на личину калитка, и, имеющие механизм открытия-закрытия, ворота. На участке имеется небольшой прудик, обложенный кирпичами, а также посажены различные хвойные деревья. Дорожки выложены тротуарной плиткой сиреневого цвета. В общем дом такой там один, увидев его, ты сразу же узнаешь. – Ладно – это понятно, – в очередной раз перебил офицер рассказчика. – Теперь о тех, кто там живет. – Коттедж принадлежит одной молодой особе – женского пола. Живет она одна, но у нее есть жених, или просто друг – это я думаю не суть, как важно. Главное в этом вопросе, что периодически он остается у нее ночевать. Кроме этого, внутри постоянно находятся двое вооруженных охранников. Территория оборудована системой видеонаблюдения. – Э, да это крепость, – усмехнулся непоседливый слушатель, почесывая при этом свой затылок, – и как ты предлагаешь ее брать приступом что ли, но у меня из всего оружия только вот этот пистолет, да и то только во сне, завтра я проснусь и его не будет. – Все это верно, – продолжал Дух, делая движение рукой, явно символизирующее, что ему достался нетерпеливый собеседник, – но если выслушать мои инструкции до конца, то станет ясно, что днем хозяйка вместе с одним из своих охранников уезжает на работу. Так же поступает и ее дружок. Таким образом в доме остается только один человек, с которым, принимая во внимание озвученные события, тебе будет справится намного легче. Или я что-то не так понимаю? – Может и так, – задумчиво промолвил Королев, – но ведь он вооружен. А с голыми руками идти против оружия – это по моему мнению достаточно глупо. Ты так не считаешь? – Возможно, но тебе придется рискнуть. Иначе нам удачи не видать. Попытайся проникнуть не заметно, так чтобы не дать ему возможность воспользоваться своим пистолетом. Примени свои полицейские навыки: обезоружь его, свяжи, и спокойно осмотри помещения. Не забывай, что здесь находится большая часть утраченного сокровища – двадцать восемь монеток. – Это я отлично помню, – произнес служитель Фемиды, – но тебе не кажется, что все это затеваемое нами предприятие несколько незаконно? И что если вдруг так случится, и я попадусь, то моя карьера будет закончена. Как ты относишься к такому развитию событий? – Риск, конечно, есть, – торжественно промолвил Ангел-смерти, привставая со стула, на котором сидел, – но ведь в твоей работе риск присутствует всегда. И каждый день ты ходишь по кривой – между кладбищем и тюрьмой. Или может я что-то не так говорю, а? А тут ты, можно сказать, Мир спасаешь, от его полной деградации и постепенного уничтожения. – Да, да, конечно. Я об этом не подумал, – кивая в знак согласия головой, заключил полицейский. – Что ж, значит будем спасать Мир. После этих слов Дух испарился, предоставив своему подопечному спокойно выспаться и набраться сил на следующий, столь ответственный, день. Глава 5. Первое дело Проснувшись около пяти часов утра, новоиспеченный нарушитель Российского законодательства быстренько привел себя в порядок и отправился по указанному ему, вовремя столь таинственных сновидений, адресу. Прибыв на место, Королев, по свойственной ему привычке, стал осматривать территорию, подмечая для себя необходимые особенности. Через пятнадцать минут изучения коттеджа и его окрестностей, бывший оперативник убедился, что местность полностью соответствует приведенному ночью описанию. Обходя забор по кругу, Семен обратил внимание, что сзади имеется небольших размеров калитка, запирающаяся на небольшую щеколду изнутри. При большом желание, а желание участкового-отпускника было именно таковым, ее – щеколду – можно было отодвинуть с помощью какого-нибудь приспособления: например – ножа. Убедившись, что проникнуть на территорию можно будет без особых затруднений, офицер занял выжидательную позицию, удобно устроившись в салоне своей старенькой «семерки», держа в поле видимости основной вход. Примерно в восемь часов сорок минут ворота, с помощью двигающего их механизма, стали отъезжать в сторону, и как только достигли своего предела, то на улицу выехала дорогущая машина немецкого производства с красивым названием: «Мерседес». В салоне находилась молодая женщина и двое мужчин. Один из них управлял транспортным средством – очевидно первый охранник, а второй вместе с дамой находился на заднем сиденье – скорее всего друг или любовник. После того, как закрылись ворота, и автомобиль скрылся из виду, Королев выжидал еще час, желая, чтобы хозяйка удалилась от своего дома, как можно дальше. Далее, выражаясь словами Ангела-смерти, он начал действовать. Захватив с собой выкидной нож, служитель Фемиды обошел дом кругом и остановился у потайной калитки. Ловко орудуя предметом, предназначенным для разрезания, он довольно быстро подвинул в сторону задвижку, освободив себе путь на приусадебный участок коттеджа. Чуть приоткрыв калитку, участковый стал осматриваться. Вся территория просматривалась с помощью развешанных по периметру видеокамер. Вывод в такой ситуации напрашивался только один: попасть в дом незамеченным не получится. Тогда отпускник решил действовать – в наглую. Резко распахнув дверь, он широким шагом целеустремленно направился к дому. Чтобы пересечь лужайку, с коротко остриженной травой, Королеву потребовалось не более двадцати секунд. Он уже поднялся по ступенькам главного входа и подходил к входу, как двери внезапно распахнулись, и на пороге возник второй охранник с решительным видом и приведенным в боевую готовность пистолетом, направленным в сторону нежелательного гостя. Сам служитель службы безопасности внешности был весьма непримечательной. Его средний рост совершенно не гармонировал с худощавым телосложением, придавая ему вид довольно слабого человека, хотя, как правило, «на лицо» такие люди оказываются весьма жилистыми и обладают «стальными» мускулами. Его худое лицо, с чуть искривленным носом, свидетельствовало о том, что ему, в своей жизни, приходилось участвовать в различных переделках, оканчивающихся для него не всегда удачно. При всем таком его невзрачном виде, «искрящиеся» непоколебимой решимостью и бесстрашием коричнево-голубые глаза «говорили» сами за себя, что убедить его сдаться добровольно будет довольно трудно. Лишним доказательством этому служила опасная игрушка, находящаяся в его руках, и являющаяся ничем иным, как пистолетом Макарова. В таких случаях, счет всегда идет на доли секунды. Так случилось и в этот раз. Когда противники оказались друг против друга, так получилось, что расстояние между ними было чуть более одного метра. Не давая охраннику времени осмыслить ситуацию и предпринять какие-либо соответствующие сложившемуся положению действия, Королев продолжая движение, сделал резкий прыжок вперед, одновременно хватаясь правой рукой ствол оружия, а левой за запястье удерживающей его кисти, вместе с тем доводя пистолет в сторону таким образом, что кистевой сустав пошел на излом, что явилось следствием того, что хватка ослабла и смертоносная игрушка упала на землю. Чтобы исключить возможность завладения им повторно, Семен ударил по упавшему предмету ногой, откинув его далеко в сторону. Теперь противоборствующим сторонам пришлось вступить в рукопашную схватку. Как и предполагал подполковник, видимая худоба оказалась мнимой, и ему достался достаточно сильный, энергичный и подвижный противник, свободно владеющий дзюдо и другими боевыми искусствами. Пока бывший оперативник отвлекался на то, чтобы отбросить оружие, его оппонент перегруппировался и попытался нанести удар ребром ладони – между указательным и большим пальцем – в горло Королева. Однако этот, при положительном исходе довольно болезненный, ход был вовремя замечен, и Семен смог изменить положение своего тела, ловко уклонившись в сторону. Таким образом, «смертоносный снаряд» пролетел мимо. Далее, с обеих враждующих сторон, последовали многочисленные нападающие действия с помощью рук и ног, которые обоюдно отражались классически применяемыми блоками. За десять минут ведения поединка никто из неприятелей не пропустил ни одного удара. Силы тридцатилетнего супостата казались неиссякаемыми. Сорока же двухлетний служитель Фемиды изрядно устал, ведя бой с более выносливым соперником. Постепенно их схватка переместилась на газон. Там в невысокой траве была протянута поливочная система металлических труб. Участковый, двигаясь задом, не заметил ее, и в один «прекрасный» момент, приблизившись к ней своей правой пяткой, уперся, а корпус, между тем двигаясь по инерции дальше, стал терять равновесие и падать. Охранник, очевидно, на это и рассчитывал, и специально выбрал именно это направление движения, поэтому, как только полицейский-отпускник стал заваливаться назад, склоняясь спиной к земле, он сделал резкий выпад, намереваясь прыгнуть на лежачего противника. Однако этот его маневр не совсем удался, так как также имеющий специальную подготовку бывший оперативник, увидев, что к нему приближается неприятель, сделал маховое движение левой ногой, удачно попав в пах второй враждующей стороны. Как несложно догадаться, этим несложным трюком удалось решить весь исход поединка. На несколько секунд представитель службы безопасности был выведен из боевого положения, что было вполне достаточно для такого опытного бойца, каким слыл Королев. Резко поднявшись, он, желая закрепить свой успех, сделал энергичный выпад коленом вперед, попав согнувшемуся недругу прямиком в нос, очевидно надеясь таким образом выпрямить его кривизну. Однако хоть и не удалось исправить переносицу, но был достигнут эффект кратковременной прострации соперника, чем не преминула воспользоваться противная сторона. Как уже говорилось, являясь превосходным бойцом, Семен совершенно отчетливо понимал, что пока его враг находится в сознании, и при этом надежно не «сцеплен», спокойно осмотреть внутренние помещения коттеджа вряд ли получится, а еще ведь он и полицию может вызвать. Поэтому, движимый исключительно мотивами своей безопасности, он не замедлил отправить защитника элитной собственности в кратковременное путешествие в мире грез и фантазий, ударив его тыльной стороной ладони в место, где задняя часть шеи сливается с затылочной частью головы. Затем сняв с пояса вырубившегося сотрудника наручники, участковый пристегнул его к поливочной металлической трубе, о которую чуть ранее так неудачно споткнулся. Закончив, в данном мероприятии, самое сложное дело, избранник темных сил проследовал в дом, где принялся обстоятельно проводить его осмотр. Как оказалось внутри имелось довольно большое количество различных комнат, кладовок и других непонятных хранилищ, где в основном располагались антикварные вещи. Если судить о том богатстве, которое находилось в этом объекте недвижимости, то явно, что двое охранников для этого было крайне малое количество. Полицейский поражался, как до сих пор никому не пришла в голову мысль вывезти все это великолепие и продать его, ну скажем, за границу. С такими невеселыми мыслями Королев производил планомерное обследование этого жилья, скорее больше напоминавшего музей, а не место проживания людей. Здесь находились: и старинные китайские вазы, и предметы античного рукоделия, и средневековые предметы интерьера, и колющее, режущее, а также рубящее оружие. Все это одновременно гармонировало с какими-то древними идолами и божествами. Также можно было лицезреть большое количество различных золотых украшений и картин известных художников. В одной из комнат незаконно проникнувший в дом посетитель обнаружил огромнейшую библиотеку, очевидно собираемую не одним поколением этой семьи. Постепенно обходя комнату за комнатой, Семен, любуясь всем этим благообразием, все больше проникался мыслью, что попал в какую-то сказку. Его путешествие в мир необычного длилось уже более двух часов, а цель так и не была достигнута, предметы, за которыми он пришел, так и не были обнаружены. Нужно было как-то ускорить поиски, иначе это не совсем законное мероприятие могло закончиться плохо. Поэтому, полностью отстранившись от созерцания прекрасного, полицейский переходил на второй этаж дома исключительно с намерением «отрабатывать» помещения только на быстрейший розыск искомых монеток. Они были обнаружены в третьей по счету комнате в витрине с пуленепробиваемым стеклом надежно запертые на электронный, магнитный замок. Теперь обнаружилась еще одна проблема, нужно было как-то открыть его, а ведь он наверное еще и на сигнализации, хотя неприятная особенность совершенно не беспокоила посетителя, он совершенно был уверен, что успеет ретироваться до прибытия полиции, ну или других каких служб безопасности. Главное это было открыть крышку сокровищницы. Глава 6. Знакомство Имея высшее технологическое образование (до поступления на службу Королев мечтал стать инженером), участковый уполномоченный прекрасно понимал, что средство борьбы с электронными замками – это отключение электричества. Проще всего исключить подачу электроэнергии можно было самым действенным способом – перерезав подводящие провода. Однако осмотрев конструкцию, Семен не увидел ничего похожего на электропроводку. Единственным правильным мнением в таком случае было то, что электрический ток в систему подавался через прикрученную к полу металлическую ножку. «Только вот какую из четырех»? – задавался «злодей» вопросом. Не имея правильного ответа, полицейский решил, что неплохо было бы перепилить все четыре, исключая тем самым возможность промахнуться. В одной из кладовок, на первом этаже, он заметил всевозможный инструмент и определенно осознал, что пора им воспользоваться. Спустившись вниз, он выбрал «болгарку» и удлинитель, после чего вооружившись, таким образом, необходимыми предметами для разрезания металлических конструкций, взломщик вернулся в нужную комнату. Благополучно подключившись к внутридомовой системе электропередач, Королев принялся методично перепиливать ножки, на которых покоилась стеклянная витрина. На руках его были одеты заранее приготовленные кожаные перчатки, так что удары электрическим током, с должной мерой вероятности, исключались. На третьей трубке, сноп искр, вырывающихся из-под крутящегося элемента режущего инструмента, наполнился еще и искрами от поврежденной электропроводки. Цель была достигнута, магнитный замок свободно отошел, крышка поднялась без каких-либо затруднений. Однако, как только с глазами, сияющими от счастья, за выполненную, такую трудную и опасную работу, Семен начал складывать монеты в, «изъятую» тут же в коттедже, небольшую дорожную сумку, внезапно он почувствовал сзади, довольно уверенный, удар по затылку, каким-то твердым предметом. Пол начал уходить у него из-под ног, в глазах потемнело, и теряя сознание, он, как подкошенный, «рухнул» на пол. Что же такое могло случиться в самый, казалось бы, завершающий всю операцию, ответственный момент? Да, все очень просто. Полицейский, торопясь поскорее очутиться в доме, и начать поиски Проклятого сокровища, допустил непростительную ошибку. Погрузив в бессознательное состояние своего противника, он совершено забыл осмотреть его карманы, хотя это является первым правилом любого сотрудника внутренних дел: «обездвижил правонарушителя – обыщи его». Это и стало роковым обстоятельством в этом, по всей вероятности, уже законченном деле. Охранник, придя в себя, тут же полез в карман брюк, где у него находился мобильный телефон. Нетрудно догадаться, что он незамедлительно набрал номер своего напарника и сообщил ему о случившейся с ним неприятности. Тот сразу же рассказал все хозяйке дома, и прихватив ее знакомого, втроем выдвинулись на выручку своему потерпевшему поражение товарищу. Прибыв на место, они освободили прикованного, к трубе системы орошения, охранника, и уже вчетвером потихоньку поднялись на второй этаж, где в это время орудовал пришедший без приглашения гость. Вооружившись заранее бейсбольной битой, пострадавший сотрудник службы безопасности, незаметно подкрался сзади к своему недавнему оппоненту, и вложив всю накопившуюся в нем злобу, нанес сокрушительный удар в затылочную часть головы Королева, отправив его в то же самое путешествие, из которого недавно вернулся сам. Когда Семен пришел в себя, он сделал неловкую попытку пошевелиться. Однако сделать это оказалось не так-то просто – руки и ноги его были привязаны к довольно массивному металлическому стулу. Открыв глаза, и осмотревшись, он обнаружил, что находится в слабо освещенной каморке, очевиднее всего в подвале, так как кругом были только голые оштукатуренные стены и совершенно отсутствовали окна. Он был один, но вероятно помещение было оборудовано видеокамерами. Только он стал подавать признаки жизни, как почти сразу же вошли его новый знакомый и его госпожа. Такую красотку бывшему оперативнику случалось видеть нечасто. На какое-то время он даже лишился дара речи, но не из-за того, что ему недавно настучали по голове, которая, кстати сказать, кружилась и очень болела, а от представшему его взору небывалого великолепия. Здесь действительно было на что любоваться. Ее рост вряд ли дотягивал до ста шестидесяти пяти сантиметров. Прекрасно сложенная, для ее тридцатитрехлетнего возраста, фигура, воистину, передавала облик Венеры Милосской. Волнистые каштановые волосы аккуратно спускались на ее плечи, вьющаяся челка прикрывала красивый лобик. Ее крупные сине-зеленые глаза излучали острый ум, находчивость и невероятную притягательность. Чуть выступающий подбородок, удачно гармонировал с носом, обладающим несказанно привлекательной горбинкой. Между ними находились совершенно изящной формы алые губы. Было совершено очевидно, что она обладает невероятным обаянием, и отлично умеет этим пользоваться. Весь ее облик излучал несравненную прелесть, сочетаясь с редкой убедительностью речей и грацией движений, накрепко врезаясь в душу. Одежда хозяйки имения была самой обыкновенной – строгий светло-серый дамский костюм с чуть выше обычно укороченной юбкой, открывающей словно выточенные из мрамора красивейшие ноги, удобно помещающиеся в остроносые черные туфельки на невысоком каблучке. Из всей косметики на ее ресницах виднелась едва заметная тушь, и уж если быть до конца откровенным, то обладая такими восхитительными линиями лица, косметика этой женщине совершено не требовалась. Как только она заговорила, голосом ласкающим и радующем слух, Королев словно погрузился с состояние некой эйфории, совершенно не понимания, чего же в действительности от него хотят, ведь ее язык, словно многоструйный инструмент, легко настраивался на любой лад, – на любую интонацию, притягивая к его обладательнице, как сирены притягивали рыбаков в море. Из состояния нежнейшего транса нашего героя вывел мощный удар в челюсть, произведенный недавним побежденным охранником. Очевидно его самолюбие было настолько ущемленно, что он использовал любую возможность лишь бы расквитаться с обидчиком. Такой метод нарушения сладостных мечтаний во все времена являлся довольно действенным, не уронил он своей репутации и в этот раз. В миг вернувшись к действительности, вынужденный спасатель Мира спросил: – Пардон. Я, очевидно, пропустил что-то интересное, если ко мне решено применить столь не гуманный метод ведения допросов? – Да, – отвечал «наглец», – тебе моя госпожа задала несколько вопросов, которые ты проигнорировал. Семен в этот раз обратил внимание, что на груди у его недавнего противника имеется «бейджик», на котором значилось: Кривов Арнольд Александрович. «Теперь понятно, почему я не мог с ним так долго справиться, одно его имя чего стоит. Назовут же людей родители», – подумал он про себя, а вслух произнес: – Я, конечно же, прошу прощения, но после такого приема, какой был мне оказан, мысли в голову возвращаются неохотно, – и язвительно улыбаясь продолжил, – поэтому, если вас не затруднит, повторите пожалуйста свои претензии ко мне, и я без стеснения на них отвечу. В этот момент полицейский принял на свое лицо еще один мощнейший удар, на этот раз уже с другой стороны. Видимо Арнольд решил задаться целью выместить, на недавнего партнера по спаррингу, всю накопившуюся в нем обиду за поражение. – Ну, все, хватит! – резко прервала избиение хозяйка дома, на что Кривов моментально подчинился и отошел в сторону. Она меж тем, обращаясь уже к «задержанному», продолжала уже более спокойным голосом, – А Вы, господин подполковник, если прослушали – я повторюсь. Зовут меня: Багирова Виктория Эдуардовна. Я, являюсь владелицей этого имения. Пока Вы находились без сознания, мы взяли на себя смелость осмотреть Ваши карманы и обнаружили удостоверение начальника регионального отдела уголовного розыска, выданного на имя Королева Семена Игоревича (участковым тот был назначен недавно и еще не успел сменить документы). «Вот дурак», – подумал про себя сотрудник органов внутренних дел: «Надо было «ксиву» в машине оставить, а не таскать с собой на такое грязное дело». Молодая особа между тем продолжала: – Хочу Вас обрадовать. – Чем же интересно? – бесцеремонно прервал «докладчицу» полицейский, и переводя взгляд на охранника, – Убьете без мучений? – Нет, – гневно надув губки, произнесла красавица, переходя на неформальное общение. – Я имела в виду совсем не это. Убивать тебя никто не собирается, но, к слову сказать, и полицию вызывать мы скорее всего не будем. – Да!? – удивленно «вытаращил» глаза Королев, также переходя на «Ты», – Чем же позвольте узнать я заслужил такое к себе снисходительное отношение. Уж не влюбилась ли, ты, в меня случайно? – И опять я отвечу – нет, – выказывая свое раздражение все больше, скривив в презрительной усмешке лицо, продолжала Виктория Эдуардовна, – Просто я всегда знала, что рано или поздно кто-то должен прийти за этими монетками. И раз этим человеком оказался ты, то получается, что ты мне нужен ничуть не меньше, чем тебе эти сокровища. «Вот так поворот дела?», – подумал про себя Семен, недоумевая, чем же он может быть полезен этой прекрасной леди. Глава 7. Новые инструкции Между тем Багирова взяла короткую паузу и немного успокоившись, и «погасив» в себе волнение, вызванное неповиновением нежданного гостя, продолжила: – Так, я продолжу. Давным-давно мой дед по материнской линии, являясь еще молодым юношей, начал увлекаться сбором древнейших антикварных предметов. Как ты, наверное, успел убедиться, в этом своем увлечении он преуспел достаточно основательно, хотя и прожил недолгую жизнь. – Да, – не удержался пленник от восхищенного возгласа, – коллекция действительно знатная! Не обращая внимания на эту реплику, рассказчица развивала свою мысль дальше: – Однажды он наткнулся на одну из тех монеток, которые так привлекли твое внимание. Они до такой степени завладели его сознанием, что он посвятил весь остаток своей жизни собирательству этих талисманов. Думаю, что это не случайно, и ты знаешь их истинное назначение, так же как через некоторое время узнал и мой прародитель. За неполных сорок пять лет он смог собрать двадцать восемь артефактов, после чего страшно заболел и умер в жестоких муках. – Знакомая история, – печально произнес Королев, – получается, что твой дед стал обладателем Проклятого сокровища до того, как познал его силу. – Совершенно, верно, – не предаваясь никаким эмоциям, произнесла Виктория, – но кроме этого, он также узнал, что это не единственная часть растраченного зловещего богатства. Всю свою жизнь дедушка посвятил сбору других таких же монеток, но, как я уже говорила не успел. Он почему-то считал, что если сможет собрать их все вместе, то сможет снять Зловещее Проклятье и избавится от ожидающих его страшных мучений, в том числе и после смерти. Перед кончиной он, не доверяя моим родителям, которые живут только для себя, призвал меня к себе – я была тогда еще юной девушкой – и передал мне свое дело. Он переписал все свою имущество на меня, завещав хранить его, как зеницу ока, пояснив, что в одно «прекрасное» время явится человек, имеющий жгучее желание завладеть этими денежками. Также он сказал, что именно этот человек поможет его душе после смерти обрести покой. Вот поэтому ты мне нужен не меньше, чем я тебе. Теперь твоя очередь рассказать, что ты здесь делаешь? – Твоя правда, – начал в свое очередь повествование связанный полицейский, – я действительно пытаюсь помочь человечеству избавиться от того проклятия, которое навлек на него в свое время один неосторожный революционер-бандит, завладев этим сокровищем, предназначенным совершенно не для того, чтобы его тратить. Моя цель такая же, как и твоего предка, собрать все растраченные монеты, сложить их в сундук к остальным и вернуть на место, откуда они были взяты. Вроде просто все? – Действительно просто, но где же ты собираешься брать остальные? Или они у тебя уже есть? – Нет. И я даже пока не знаю, где их брать, но у меня есть отличный путеводитель – думаю он без труда приведет меня к остальным. – Хорошо, – вдруг промолвила госпожа Багирова, – раз ты пришел за сокровищем, и твоя цель совпадает с моей, я отдам тебе его. Однако у меня есть одно маленькое условие. «Как правило, если женщина говорит: «маленькое условие», то скорее всего оно окажется очень большим, и возможно даже невыполнимым», – подумал про себя Семен, а вслух произнес: – Что же это интересно за такое условие? – Все очень просто, – торжественно провозгласила Виктория, принимая победоносную позу, и выпячивая вперед грудь. – Я еду с тобой, чтобы проследить, чтобы все было честно, и все зловещее богатство пошло по назначению, а не каким-нибудь там перекупщикам. Тем более, как мне известно, зарплата служителей закона не большая, а на путешествие нужны деньги. Так вот: я готова оплатить эту экспедицию в мир неизведанного. Полицейский ожидал чего угодно, но только не этого. Таскать за собой женщину было делом весьма проблематичным. Но в какой-то степени она была права: на одном энтузиазме далеко не уедешь, и дополнительная финансовая помощь лишней не будет, поэтому смирившись с судьбой он произнес: – Дело решенное. Ехать вдвоем – значит вдвоем. – Почему вдвоем? – удивленно произнесла хозяйка поместья, – У меня есть жених. Неужели ты на минуту мог подумать, что он отпустит меня одну? – Нет, – округляя глаза до неестественных размеров, промолвил все еще связанный пленник, – просто я не знал, что у тебя есть жених, – и тут же игриво добавил, – и хотел в путешествии за тобой приударить и сделать своей невестой, тем более что я с недавнего времени не женат. – Посмотрим, – весело рассмеялась Виктория, и уже обращаясь к охраннику приказала. – Развяжи его. Думаю, он больше опасности представлять не будет. Мы с ним вроде договорились. Мы ведь договорились? – мгновенно «переключившись» на сотрудника правоохранительных органов, дополнила свою речь вопросом светская леди. – Договорились, – вздыхая, отвечал Королев. Вот таким необычным образом состоялось его знакомство с одной из самых очаровательных женщин, когда-либо видимых им до сих пор. Арнольд со свойственной ему исполнительностью разобрал путы, сковывающие движения «задержанного», предоставив ему возможность немного размять члены, наполнив конечности животворящей влагой. Полицейский отпросился у своей новой знакомой на ночевку в свою гостиницу, объяснив это тем, что у него возникла острая необходимость собрать свои вещи. Ведь, как он выразился: предстоял поход, а такие мероприятия предусматривают длительное нахождение в пути, где обязательно нужно следить за личной гигиеной. Возразить на такое мудрое суждение было нечего, тем более клад оставался в ведении Багировой, поэтому она охотно согласилась предоставить эту, так сказать, увольнительную. Ночью, как и предполагалось, во время погружения участкового в царство Морфея, к нему явился Дух с дополнительными инструкциями: – Так, я вижу, ты подружился с этой привлекательной особой, – начал он, ехидно посмеиваясь. – Соглашусь это не хуже, а напротив увеличивает наши шансы на успех. Она знатная, богатая, образованная женщина – такая в нашем предприятии будет только «на руку». – Ладно, хватит ее расхваливать, – недовольно вставил Избранный, – говори по делу. Двадцать восемь Проклятых предметов старины у нас в кармане. Куда отправимся дальше? – Дальше вы отправитесь в город Санкт-Петербург, где находятся еще две монеты, но по разным адресам. Одна находится в музее Зимнего дворца, среди царских украшений, а вторая у одной престарелой вдовы, которая, как мне кажется, не будет ею сильно дорожить и продаст за какую-нибудь символическую сумму. – Здесь ты тоже обещал, что все будет гладко, – поглаживая ушибленные места на лице, промолвил бывший оперативник, – только, как всегда, все пошло не по сценарию. – А кстати, я и не говорил, что будет легко, – что-то припоминая, произнес Ангел-смерти, – Кстати, ты надеюсь в курсе, что раз ты потрогал эти сокровища, то теперь такой же, как я, и вся твоя дальнейшая судьба в твоих руках, а иначе будешь до скончания века истреблять человеческое народонаселение, постепенно превращая их в «бездушных» животных. – Это мне сразу же было понятно, – глубокомысленно вставил Королев, перемещая руку с лица на затылок, и начиная его энергично расчесывать, – и на свой счет я не питал никаких иллюзий, поэтому собираюсь довести начатое до конца: чего бы мне это не стоило. – Вот, это разговор настоящего искателя приключений, – самодовольно заметил потусторонний наставник, – лишь бы только все у нас получилось, так уже хочется наконец получить умиротворение и покинуть эту грешную землю, чтобы вернуться сюда уже в другом воплощении и попытаться искупить злодеяния моих прошлых жизней. На этой не совсем веселой ноте Дух закончил свои наставления и испарился. Семен же всю оставшуюся часть ночи предавался невероятно кошмарным сновидениям. То ему снилось, что он, вместе с толпой разъяренных революционеров-большевиков, под выстрел Авроры, берет штурмом Зимний дворец, где потом в панике мечется и не может найти монетку с изображениями древних Богов, а потом вдруг узнает, что ее украли белогвардейцы и вывезли за границу. В погоне за последней надеждой человечества, он тайно выезжает за кордон, где его ловят, и как изменника приговаривают к смертной казни через повешение, и только собираются затянуть петлю, как картинка меняется… И вот уже его сон переключается на квартиру пожилой бабки, в которую он проникает без ее ведома и пытается выкрасть Зловещий предмет старины, но внезапно туда же врывается группа захвата ОМОНа, «кладет» его на пол, где у него на руках застегивают наручники. Дальше суд и позорное увольнение из органов, с дальнейшим направлением в места лишения свободы, где его почему-то сажают не в «ментовскую» зону, а к самым, что ни на есть отъявленным «уркам». Те, естественно, очень обрадовались такому подарку, и уже собирались разобраться с бывшим «ментом» по-свойски – нашпиговав его тело заточками, как зазвонил будильник, призывая своего хозяина к пробуждению. В общем проснулся Королев, обливаясь холодным потом, с явными признаки повышенной температуры. Очевидно, перенесенные им в последнее время переживания не прошли даром, и организм «сломался», требуя, пусть и небольшой, но передышки. Однако такого «счастья» охотник за приключениями себе позволить не мог, ведь он уже дал слово своей новой знакомой. Поэтому с большим трудом поднявшись, он кое-как привел себя в порядок и двинулся навстречу неизведанному и таинственному. Глава 8. В город Санкт-Петербург Свою старую древне-подобную «Семерку» Королев оставил на территории Коттеджа Багировой, так-как путешествовать было общим решением согласовано на превосходном «Мерседесе» – типа: «Джип» – принадлежащем молодой девушке. Ехать решили вечером, дабы избежать многочисленных Московских и «Питерских» пробок. На следующее утро вся «священная» троица прибыла в прославленный город Ленинград – он же Санкт-Петербург. Жених Виктории – Ковальский Аркадий Игнатьевич по национальности оказался поляком, но вполне обрусевшим, так как уже не одно поколение его предков проживало на территории России. Он являлся мужчиной в полном расцвете сил, в неполном сорокалетнем возрасте. Слегка полнеющее тело его в сочетании с высоким ростом, достигающим ста восьмидесяти пяти сантиметров, выглядело довольно солидно. Походка и все горделивые движения говорили о состоявшемся в жизни и уверенном в себе человеке. Лицо этого мужчины нельзя было назвать красивым, но оно имело некую притягательную силу, располагавшую к себе любого, кто с ним заговаривал. Голос его отличался мелодичностью в чуть более низкой тональности. Прямой и чуть «вздернутый» нос, в совокупности с карими несколько зауженными глазами, украшали прямоугольной формы элегантные очки. Его темно-русые волосы были коротко острижены и уложены в аккуратную прическу – зачесаны назад. Весь вид его, как бы предупреждал, что перед тобой находится интеллигентный, положительный, воспитанный в лучших традициях гражданин. Одеться в путешествие Ковальский решил в синие удобные джинсы и кожаную черную куртку. Если говорить об одежде, то одеяние остальных спутников мало чем отличалось: Багирова также предпочла кожанку, но уже зеленую, и черные обтягивающие лосины, Королев оделся в свободные матерчатые брюки, верхнюю же одежду он выбрал, как и у остальных членов группы этой «увлекательной» экспедиции, но уже коричневого цвета. Обуты все были кто во что, на голове красовались модные Американские бейсболки. Кроме всего прочего путешественники запаслись альпинистским снаряжением и черной однотонной спецовкой специального отряда быстрого реагирования. В общем, в «Питер» миротворцы прибыли полностью экипированные и готовые к любым неожиданностям. Поселились они в отеле, где Викторией заранее были забронированы номера, располагающемся чуть ли не в самом центре, и имеющим название: «Галунов», расположенный почти рядом с площадью Восстания. Как только все устроились, Багирова, не навязчиво взявшая на себя роль руководительницы этого предприятия, посчитала, что пора нанести визит старенькой бабушке, являющейся владелицей одной из двух монет, находящихся в этом Великом городе. К ней решили ехать всей группой. Из полученных накануне от Духа сведений следовало, что искать пожилую женщину необходимо на окраине в южном направлении. Чтобы не тратить время на поиски, взяли такси, и назвав таксисту адрес уже через час с небольшим были на месте. Оказавшись перед нужной квартирой, Виктория, которой явно нравилось отдавать распоряжения, произнесла: – Давай, Сеня, звони! Сотрудник органов с легкостью выполнил вполне привычную для себя обязанность, ведь ходить с поквартирным обходом – это основная обязанность полицейских при раскрытии преступлений, и когда через пять минут дверь открылась, вежливо поинтересовался: – А скажите, пожалуйста, здесь ли живет женщина, которая продает старинную золотую монету? Пожилая женщина оказалась довольно старой, ей было не менее девяноста лет. Кожа ее лица вся была «изъедена» морщинами, маленькие бесцветные глазки ввались внутрь глазниц и чуть виднелись из-за сузившихся от возраста век. Она была сгорблена пережитыми в жизни трудностями и тяжелой трудовой деятельностью. По темному цвету ее кожи угадывалось наличие многочисленных заболеваний. Опираясь на клюшку, она с трудом передвигалась даже по своей квартире. Было очевидно, что эту престарелую гражданку вряд ли чем можно удивить, и что в своей долгой жизни она смогла повидать «всякого», однако заданный Королевым вопрос, как будто током ударил это, казалось бы, безразличное ко всему существо. Она, вдруг, моложаво встрепенулась, глаза ее загорелись исключительным интересом, и отвечая вопросом на вопрос, хозяйка квартиры произнесла: – Какую старинную монету? Тут в разговор вмешалась Багирова, и отстранив бывшего оперативника в сторону, сама приблизилась к старушке: – Постой, Королев, ты совершенно не умеешь вести беседу. Дай я сама все разузнаю, – и уже обращаясь к старушке, сделав умиленным лицо, вежливо продолжила. – Бабушка, извините не знаю Вашего имени, отчества. – Кострова я, Вера Сигизмундовна, – представилась пожилая женщина, – С кем простите, имею дело? – Я, Багирова Виктория Эдуардовна, директор одной очень крупной фирмы, – в свою очередь отрекомендовалась посетительница, – а эти двое мужчин – мои спутники. – Хорошо, – постепенно справляясь со своим волнением, кивнула головой владелица жилого помещения, – Так, извините, склероз, что вам от меня требуется? – Нам известно, – продолжала молодая женщина, делая выражение на своем лице, как можно более милым, – что у Вас находится одна удивительная золотая вещь, которую мы могли бы у Вас купить и предложили бы за нее довольно хорошие деньги. – Хорошие? – наморщила лоб старушка, – А хорошие, это сколько? – Ну, – «включилась» скупость любого предпринимателя, – Тысяч так эдак семь, или может быть даже десять. – Хм, – недовольно хмыкнула представительница старшего поколения, – десять. Насколько мне известно – эта вещь бесценна. И предлагать за нее такие деньги – это просто кощунство. – Вы, наверное, не поняли? – поспешила исправить положение покупательница, – Десять тысяч долларов. – Я же кажется уже сказала, – хмуря брови, настойчивым тоном продолжала Вера Сигизмундовна, – даже если предмет, о котором идет речь у меня и присутствует, то он не продается. – Все в этом мире продается и покупается, – начиная терять терпение, и также сдвигая к переносице брови, настаивала Виктория, – важна лишь цена. Назовите Вашу цену! – Я вижу, что мы разговариваем ни о чем, и совершенно друг друга не понимаем, – гневно «сверкнув» глазами, прохрипела срывающимся голосом Кострова, и собралась захлопнуть дверь перед носом своих непрошенных гостей. – Подождите! – вмешался в разговор Королев, придерживая одной рукой открывающуюся наружу створку, – Давайте поставим вопрос по-другому. Есть ли что-нибудь, что заинтересует Вас, как обмен за эту вещицу? – Да, действительно, – значительно смягчившись, ответила владелица редкого сокровища, – у меня есть интерес в этом деле. – И какой же? – вставила свою реплику молодая предпринимательница, как оказалось, совершенно не умеющая вести переговоры подобного рода, – Что может быть значимее денег, да еще и в долларовом эквиваленте? Пожилая женщина недовольно посмотрела на эту, как она для себя сделала вывод, наглую, бесстыжую и нахальную молодую особу, и обращаясь к Семену, продолжила: – Мой покойный муж раздобыл эту, прости, Господи, денежку еще в довоенное время. Он смог пережить всю войну и вернулся домой живой и невредимый, но ближе к пятидесятилетнему возрасту серьезно заболел и умер. Перед самой своей смертью он завещал мне никогда не трогать руками это, как он провозгласил, исчадие ада. Также он пояснил, что в один прекрасный момент придет человек, которого я сразу же узнаю, и вот ему и необходимо отдать эту монету, причем совершенно бескорыстно. Так вот: среди вас этого человека я пока не вижу. – Все понятно, бабушка, – вдруг, как будто что-то внезапно осознав, «сверкая» воспаленными глазами, «выдал» участковый-отпускник, – завтра Вы увидите этого человека, – и уже обращаясь к своим спутникам, поставил точку в этом разговоре, – Нам нужно уходить, дальнейшие переговоры сегодня ни к чему не приведут. Мне необходимо подготовиться, и как только это случится, талисман будет у нас в кармане. Королев не лукавил. Он прекрасно понимал, что ему необходимо присутствие Духа, для того чтобы пожилая женщина его признала. Это можно было сделать только посоветовавшись с самим организатором всего этого чудо-действа. Являлся он, на беседу, только ночью, поэтому у соискателей появилось свободное время для изучения достопримечательностей города на Неве. Посовещавшись, общим мнением решили вначале внимательно изучить внутренние помещения Зимнего дворца. По прибытии на Дворцовую площадь путешественники были приятно поражены открывшимся перед их глазами величеством. Современное трёхэтажное здание в плане имеет форму каре из четырех флигелей с внутренним двором и фасадами, обращёнными к Неве, Адмиралтейству и самой площади. Парадность зданию придают пышная отделка передней части и помещений. Главный вход прорезан аркой парадного проезда. Различно скомпонованные фасады, сильные выступы ризалитов, акцентировка ступенчатых углов, изменчивый ритм колонн создают впечатление не упокоя, незабываемой торжественности и великолепия. Здание дворца имеет тысячу восемьдесят четыре комнаты, тысячу четыреста семьдесят шесть окон, сто семнадцать лестниц (включая потайные). Длина по фасаду со стороны Невы – двести десять метров, со стороны Адмиралтейства – сто семьдесят пять метров, высота двадцать три с половиной метра. В 1844 году Николаем первым был издан указ, которым устанавливалась максимальная высота строящихся в Санкт-Петербурге жилых частных зданий – 11 саженей (двадцать три целых сорок семь сотых метра). Таким образом, жилые частные здания не могли превосходить по высоте Зимний дворец, прямо в указе не упоминаемый. Данный архитектурный феномен известен сегодня как «Небесная линия Санкт-Петербурга» – благодаря ему с крыши любого здания исторического центра можно увидеть практически весь город. Таким образом, линия карниза крыши Зимнего дворца является своеобразной эталонной величиной. Глава 9. Выяснение отношнеий До конца рабочего дня в музее оставалось чуть более трех часов, но судя по перечисленным объемам, обойти его и внимательно изучить все экспонаты получится вряд ли. Так на самом деле и случилось, хоть соискатели и разделились, однако все равно им удалось обследовать лишь только третью часть экспозиций, но искомая монетка так и не была найдена. В семнадцать часов сотрудники службы безопасности стали вежливо просить посетителей покинуть здание. Спорить было бесполезно, тем более что еще и не хотелось привлекать к себе лишнее внимание, поэтому наши предприимчивые путешественники поспешили выполнить предъявляемые к ним, и ко всем остальным посетителям, требования. Оказавшись за пределами Зимнего дворца, по общему мнению, было решено отужинать тут же в расположенном рядом ресторане с иностранным названием «Gronland». Помещения были довольно уютными, исполненными в стиле древнерусских кабаков. Выделяющиеся кирпичные стены были крашены ярко-белой краской. Между «отсеками», в каждом из которых было установлено от пяти до десяти столов имелись сводчатые проемы. Столы были в основном деревянные – верх был исполнен в виде полового гладкого паркета. Стулья также были изготовлены из дерева, но имели мягкое тряпичное, на основе поролона, сиденье. У столов, находящихся вблизи стен, были приставлены широкие лавки. Удобно устроившись в этом тихом уютном месте, кладоискатели принялись за еду. К пище Аркадий решил заказать еще и вина. Опьянев, он стал совершено развязным и набравшись – то ли наглости, то ли смелости – приставать с навязчивыми вопросами ко второму спутнику: – Слушай, «мент», а ведь я хотел тебя сдать в полицию, да меня с большим трудом Викуля отговорила. Парился бы ты сейчас на нарах. Вся интеллигентность и воспитанность с Ковальского «испарялась» по мере попадающего в его кровь алкоголя. Лицо его чуть деформировалось, приняв звериное выражение. «Очевидно то утверждение, что в каждом из нас скрывается дьявол, оказывалось совершенно правдивым», – так подумал Королев, а вслух, отлично понимая, что бесполезно искать разум у пьяного, все-таки произнес: – Чем же я так не угодил, лично тебе, Аркаша? Ведь твоя спутница жизни считает, что я появился, как нельзя вовремя. – Это ее право, – кривя «харю» в презрительной улыбке, заплетающимся языком вымолвил разогретый алкоголем возлюбленный, – лично я бы засадил тебя, как можно дальше. Будешь знать, как в чужую жизнь врываться. А то вот жили мы не тужили, и тут ты такой явился и все наши планы полетели в тартарары. Сразу стало нужно куда-то ехать, кого-то спасать, и вся привычная жизнь покатилась под уклон. – Так тебе оказывается наше путешествие в тягость? – зло усмехнулся Семен, – то-то я гляжу, ты сам в него напросился. Однако еще не поздно вернуться. Или ты не доверяешь своей невесте? – Ну все, хватит! – сказала становившуюся уже привычной фразу, наша прекрасная спутница, – Я думаю, сейчас не время и не место обсуждать наши личные отношения! – Да, правильно, – лицо оппонента приняло чуть смущенное выражение, – пойдем-ка Сеня покурим. Полицейский не курил и отлично понимал, зачем его отзывает Аркадий, но спорить не стал, напротив же охотно согласился: – Да я тоже думаю, что настало время припудрить носик, поэтому я охотно совершу эту увлекательную прогулку. Виктория против того, чтобы мужчины отошли выяснить отношения возражать не стала: каждой женщине приятно, когда выясняется, что она является объектом всеобщего вожделения. Она не сомневалась, что дело обстоит именно так и ждала, чем же закончится эта, так внезапно вспыхнувшая, ссора. Спустившись в туалет, Ковальский тут же снял очки и положил их на раковину умывальника. Затем развернувшись к Королеву, с нахальным видом, развязно так произнес: – Я вижу, как на тебя Вика посматривает, очевидно, ты решил, что раз ты «мент», то тебе все дозволено? В этом случае даже не думай, а не то… Не договорив фразу, жених прелестной красотки расправил пятерню на правой руке и занес ее, как бы для удара. – А не то, что? – ехидно улыбаясь, и подзадоривая недавнего товарища, так внезапно перешедшего в разряд противника, спросил участковый, – Поколотишь меня? Так я хочу перед этим задать тебе еще один вопрос? – Какой? – опуская руку, произнес неугомонный влюбленный. – Аркаша, может не надо? – Это, почему еще? – Да знаешь ли? – все более предвкушая будущую стычку, злорадно насмехаясь, продолжал подначивать неприятеля Избранный для защиты Мира человек, – Как говаривал в свое время Савелий Говорков: «Хлопотно это». – А вот мы сейчас и посмотрим, – уже не в силах более себя сдерживать, срывающимся голосом прохрипел Ковальский и, широко размахнувшись, направил свой правый кулак в лицо оппонента. Для такого опытного бойца, каким являлся Семен, такое нападение не смогло стать неожиданным, он ловко увернулся, отстранив корпус в сторону, повернув его на девяносто градусов, и сделав полушаг левой ногой. При этом никаких ответных действий сам он проводить не стал. Противник попытался нанести еще не менее пяти подобных ударов, чередуя свои руки, но все они не достигли цели, так как Королев, словно бы издеваясь, сложил ладони за спиной и «уходил» от нападения аналогичными способами, отклоняя тело – то вправо, то влево. Вдоволь намучившись, избивая пустое пространство, Ковальский решил сменить тактику и произвел выпад вперед правой ноги, намереваясь попасть в паховую область своего недруга. Однако и в этом случае обученный полицейский не сплоховал. Резко переведя из-за спины руки вперед, скрестил их, как ножницы, перехватил опасное «орудие», и замкнув «замок» правой кистью на пятке, левой на носке, произвел резкое крутящее движение. Даже подготовленный трезвый человек в этой ситуации был бы обречен на падение, что уж говорить про пьяного «поляка». Словно мешок с песком, он плюхнулся на переднюю часть своего туловища, ударившись в том числе и лицом о кафельное покрытие пола. Из носа у него сразу же потекла кровь, под глаза подплыло, было совершенно очевидно, что его переносица сломана. После такого столкновения у кого угодно отпало бы желание продолжать поединок. Однако, чтобы закрепить успех, участковый уполномоченный тут же прыгнул на спину Ковальского, резким движением завел его правую руку за спину, уперся в нее своей аналогичной ногой, создав болевое ощущение, затем привычным манером, при проведении приема, скомандовал: – Левую руку расслабить и завести назад. Поскольку сопротивляться смысла уже не было побежденный исполнил приказание, и Королев с легкостью получил искомый результат. Когда верхние конечности соперника были надежно зафиксированы, опытный боец обхватил подбородок недавнего распетушившегося охламона обеими ладонями снизу и, натягивая переднюю часть шеи, завел голову назад. Аркадий закряхтел. Убедившись, что все внимание недоброжелателя в дальнейшем будем «приковано» к тому, что он будет говорить, начал декламировать: – Вот, знаешь, «дорогой друг», ну, никак я не хотел лести в ваши с Викой отношения, но, извини, после случившегося, сделать это буду просто обязан. И если вдруг получится, что она выберет меня, то это будет ее выбор, и ты, паршивец этакий ничего сделать не сможешь. Пусть она сама решит: кто ей дорог. Это понятно? Ковальский «хрюкал» что-то нечленораздельное, Семен, поняв причину, ослабил захват на подбородке и чуть освободил голову побежденного, после чего сразу же повторил свой вопрос: – Ну, так как, все ли понятно? – Да, да, я все понял, – враз протрезвевший от полученных телесных мучений, охрипшим голосом, еле слышно проговорил униженный, недавно такой ярый, «хулиган». Королев отпустил захват и помог своему нечаянному противнику подняться. После этого он протянул ему руку и сказал: – Давай так, я думаю не стоит сориться из-за ерунды. Твоя девушка еще не давала тебе совершенно никакого повода думать про нее плохо. А то, что она посматривает на меня с чисто женской оценкой на предмет вероятного сексуального партнерства, так ведь и ты точно так же смотришь на других женщин. Или я не прав? Ревнивый влюбленный с неохотой осуществил рукопожатие. Алкоголь в достаточной мере покинул его голову, оставалось лишь легкое оцепенение. Аркадий вновь приобретал привычное для него интеллигентное выражение. Умывшись, и немного оправившись от потрясения и, наверное, сотрясения головного мозга, он сделал вполне закономерное заключение: – Да, видимо, я сегодня перебрал. – Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке, – хлопая недавнего разъяренного неприятеля по плечу, и весело улыбаясь, произнес победитель, – И давай так, пока нет никаких признаков того, что твоя невеста выказывает мне симпатию, ну, а потом, если вдруг что, пусть свой выбор делает Виктория. Проигравший пусть с честью уйдет в сторону. Сразу скажу, что активных действий по привлечению ее внимания я предпринимать не буду, но и отвергать ее благосклонность, если вдруг такая возникнет, не собираюсь. Еще раз спрошу: готов ли ты играть честно? – Да, – печально ответил Ковальский, – пусть будет так. Когда враждующие стороны вернулись к оставленному ими прекрасному «объекту» вожделений, молодая женщина, наигранно недовольно хмуря лобик, спросила: – Вы что про меня совсем забыли? Я уже думала, что никогда не дождусь вашего возвращения, и уже начала предполагать, что про меня совсем забыли и отправились спасать Мир без меня. Королев, кивнув ее возлюбленному, взял на себя смелость объяснить причину задержки: – Аркаше стало плохо (так прицепилось это имя, что по-другому называть нового знакомого, он уже просто не мог). Он потерял равновесие и упал, потеряв сознание. Пришлось оказывать ему первую помощь, – и вдруг решив, все свести в шутку, добавил, – и даже делать искусственное дыхание. – Фи, – хорошо поняв, что все это неправда, и подыгрывая, придав своему лицу оттенок отвращения, выдохнула Багирова, тем самым неумышленно оскорбив своего жениха, – Как все это неприятно. Аркадий старался держаться, однако все-таки от опытного полицейского не ускользнула легкая «тень» озлобленности, на долю секунды, исказившая его лицо. «Надо бы за этим парнем приглядеть повнимательней, а то, как бы чего не вышло», – логично размыслил бывший оперативник. Все прекрасно понимали, что дальнейшее нахождение в ресторане является неуместным и стали собираться на выход. По пути в отель все-таки решили заехать в травмпункт и проверить поврежденное в драке часть лица у Ковальского. Переносица оказалась не сломанной, но перегородка напрочь ушла в сторону. Без оперативного вмешательства медработники поставили ее на место, после чего зафиксировали двумя тампонами в обе ноздри, заявив, что так нужно ходить не меньше месяца. Однако по выходе на улицу, пострадавший сразу же извлек их наружу, вполне справедливо посчитав, что все само собой образуется. Таким образом вечер в тот день затянулся, и попасть в кровать у всех получилось уже после двенадцати – глубокой ночью. Глава 10. Неожиданное препятствие Как только Семен уснул, к нему тут же явился призрачный наставник. Сделав недовольным лицо, он, глядя в упор на своего собеседника, проворчал: – Вы что, развлекаться что ли сюда приехали. Где бабкина монетка? – Тут не совсем все просто, – отвечал для великих дел Избранный, – она утверждает, что отдаст талисман только человеку, который покажется ей достойным. Так, якобы, завещал ее покойный супруг. – Да, знакомая история, – иронично фыркнул Дух, – и что ты собираешься делать, чтобы стать достойным? – Я думаю, – заговорщицки выдавил из себя Королев, – что в момент разговора с этой женщиной необходимо твое присутствие. Если вспомнить день нашего знакомства, то ясно становится понятно, что пусть тебя люди и не видят, но они явственно ощущают твое присутствие и впадают в паническое настроение. – Да это факт, – согласился призрак, поднимаясь со стула и зависая в воздухе о чем-то размышляя, поглаживая одной рукой подбородок, а другой поддерживая ее за локоть, потом вдруг, видимо на что-то решившись, он опустился на стул и произнес, – но я же кажется уже говорил, что не могу приближаться в повседневной жизни к этим монетам, а во сне у меня установилась связь только с тобой. Так же ты собираешься провести нашу встречу с этой старушкой. – Все очень просто, – озвучивалась, со стороны более молодого, посетившая обеих собеседников мысль, – Надо удалить ее от квартиры, пригласив, скажем: в ресторан, и желательно подальше от дома. – Да, это может сработать, – довольно согласился, с удачно найденным решением, Ангел-смерти, – тогда до завтра. Значит, я буду рядом и помогу вам с этой частью миссии. На утро Королев довел до остальных миротворцев эту часть общего плана. Было решено, что он останется ждать в ресторане, а его два других спутника поедут уговаривать бабушку попробовать вкусной еды, и как только она согласится, привезут ее на запланированную встречу. Как только все приоритеты были расставлены, все стали собираться, чтобы выдвинуться выполнять каждый свою часть поставленной задачи. В тот момент, когда они все втроем собрались в коридоре и намеревались двигаться к выходу из номера, расположенного в конце коридора, с криками: «Помогите!», выбежала крайне взволнованная и перепуганная горничная, а вслед за ней вышел сантехнический работник с инструментом. Он казался немного спокойней, но тоже чувствовалось, что в этом случае он столкнулся не совсем со стандартной ситуацией, и находится в полном недоумении. Группа наших героев подошла к нему, чтобы узнать, что случилось. Поскольку все давно смирились, что главой предприятия является Багирова, то право первой расспросить о происшествии было негласно предоставлено ей. – Что, что такое, – произнесла она, останавливая рабочего коммунальной сферы, – почему девушка-служащая отеля находится в таком состоянии? – Не знаю, – растеряно, чуть крепче сжимая, сумку с инструментом, и скривив с отвращением лицо, попытался внести ясность сантехник, – чушь какая-то. Со слов горничной: вчера постоялец этого номера выпил чуть лишнего, а сегодня у него была назначена важная встреча. Он объяснил, что пропустить ее никак не может и попросил разбудить его пораньше. – И что же случилось? – вставил свою реплику бывший оперативник. – А случилось то, – продолжал свой «доклад» рассказчик, недоверчиво оглядывая «дознавателей» – что, придя утром, она стала стучать в дверь его номера, но никто ей не открывал. Заподозрив неладное, она доложила администратору, а он вызвал меня. Когда дверь была сломана, то мы стали осматривать все внутри, и неожиданно обнаружили клиента в ванной с водой без признаков жизни. – И что же тут такого необычного, – прервала собеседника наша прекрасная героиня, расстроенно махнув рукой (очевидно, она рассчитывала услышать нечто более неожиданное) – все предельно просто. Полез пьяный мыться, да как водится уснул и захлебнулся. – А вот и нет, – чуть ли не торжественно заявил очевидец, – вот, Вы не дослушаете, а начинаете делать поспешные выводы. – Так, что же все-таки случилось? – впервые за весь разговор заговорил Ковальский, – Почему увиденное так повлияло на горничную? – Вот мы и подошли к самому невероятному, – с опаской озираясь по сторонам, произнес «докладчик». – Он не просто утонул. Он опустил в воду, где мылся включенный в сеть энергоснабжения электрический фен. Он умер от удара электрическим током. – Но ведь при таком стечении обстоятельств, – недоверчиво засомневался бывший оперативник, – должны были вылететь предохранительные пробки. – В том и странность, – усмехнулся слесарь, поправляя кепку. – Они не сработали. И вода оставалась под напряжением, пока сам фен не вышел из строя, а это случилось, как я понимаю, уже после смерти постояльца. – И кто же так жестоко с ним расправился? – поинтересовался полицейский. – Трудно сказать, – в недоумении почесывая затылочною часть головы, проговорил работник коммунальной сферы, – дверь в его номере была заперта изнутри, это третий этаж, стекла в окнах также целы, а фен он до сих пор держит в руке. – Это самоубийство, – сделал уверенно вывод бывший оперативник, и предложил друзьям проследовать на выход, пояснив, что больше ничего интересного они не услышат. Эта история могла быть странной для кого угодно, но только не для Семена. Он сразу же прекрасно все понял – Ангел-смерти должен был работать. Однако это обстоятельство натолкнуло его на одну очень интересную мысль. Чтобы избежать дальнейших недоразумений со стороны Аркадия, из-за употребления им алкогольных напитков, выходя из здания, он загадочно ему объявил: – Вот смотри, Аркаша, выпил человек спиртного и сразу же захотел свести счеты с жизнью, причем самое интересное, что мы находимся с ним неподалеку и выполняем некую сверхъестественную миссию. Не кажется ли тебе все это странным? – Да, – задумчиво произнес Ковальский, – и что ты хочешь этим сказать? Ты знаешь, как это произошло? – Нет, как произошло это я конечно же не знаю, но догадываюсь. А тебе я хочу сказать лишь одно: хочешь жить – пока мы не закончим наше предприятие, держись подальше от спиртного. На этом познавательная часть происшествия была закончена. Семен отправился ожидать, в заранее обговоренный элитный ресторан с интересным названием: «Весенний», что на улице Юрия Гагарина, дом сорок два. Виктория же вместе со своим женихом поехали навестить престарелую женщину. Когда они прибыли, то оказалось, что на их многочисленные звонки, дверь ее квартиры так и не открылась. По прошествии двадцати минут безуспешных попыток вызвать к себе хозяйку квартиры, соискатели стали подозревать, что очевидно что-то случилось. Внутри не чувствовалось никаких признаков нахождения живых существ, не было слышно ни звука. Багирова, окончательно потеряв терпение, предложила своему жениху спросить у соседей, не знают ли чего они о причинах столь странных обстоятельств. Тот с готовностью бросился выполнять распоряжение своей невесты. В двух квартирах его ждал одинаковый результат – хозяев не было, а вот в третьей, входную дверь отворила бабушка – божий одуванчик. По виду она мало чем отличалась от Костровой и имела возраст около девяносто лет. – Вы, случайно, не знаете, что случилось с Вашей соседкой? – начал он совершенно бесцеремонно, и не представляясь (что в силу его воспитания объяснялось крайним волнением), – Мы вчера договаривались с ней о встрече, а сегодня она почему-то нам не открывает. Чуть в стороне стояла его возлюбленная и нервно теребила пальцами свою сумочку. От того, как пройдут переговоры зависело ее настроение, поэтому Аркадию ни в коем случае нельзя было возвращаться к ней с плохими вестями. Но, как говорится с судьбой не поспоришь. – Она сегодня под утро почувствовала себя плохо, – отвечала старушка, – и ее, на скорой, увезли в больницу. Если вы желаете застать ее в живых, то поторопитесь, говорят дело плохо. – А в какую больницу ее повезли? – В нашу, в районную, – произнесла престарелая женщина и захлопнула дверь своей квартиры. Дело осложнялось. Ковальский пересказал своей невесте короткий разговор с пожилой соседкой, и они отправились в ресторан, где их с нетерпением ожидал Королев. Он начинал предчувствовать, что произошло что-то незапланированное и с нетерпением ерзал на стуле. Когда в зал вошли его спутники, он, не выдержав, поднялся со своего стула и поспешил им на встречу. – А где Вера Сигизмундовна, – чуть срывающимся голосом спросил он, – отказалась ехать? – Нет, – попыталась успокоить его Виктория, приглашая всех пройти к столику, сесть и уже там спокойно общаться. Когда все удобно расположились на своих местах, она продолжила. – Тут дело совсем не в этом. Говорят, она серьезно заболела и сейчас находится при смерти. Поэтому надо спешить, а то женщина вот-вот отдаст Богу душу. – А где, где она? – не скрывая своих переживаний, продолжал допытываться Избранный. – Сейчас она находится в местной районной больнице, – посчитал возможным вставить свое слово Аркадий, – под наблюдением врачей, но нам необходимо спешить, если мы хотим застать ее живой. – Так чего же мы ждем? – вставая со своего стула, и собираясь на выход произнес миротворец, – Поедем немедленно к ней. – Мы к ней обязательно отправимся, – констатировала Багирова тоном, не терпящим возражений, – но чуть позже. А сейчас нам необходимо немного подкрепиться. Не известно еще, как день сложится. Думаю, полчаса никого не устроит. Спорить было бесполезно. Автомобиль был ее, да и начинать предприятие с конфликтов никому не хотелось, поэтому полицейский сел на место и, так как он уже покушал, стал дожидаться, когда «освоят» заказанные блюда его спутники. Глава 11. Разговор в больнице Расправившись с едой минут за тридцать, предводительница предложила всем проехать в больницу на свидание с престарелой женщиной: – Ну вот, а теперь можно и делом заняться и навестить нашу больную. Ее слова прозвучали, как команда к действию. Королев, «сгорая» от нетерпения вскочил первым, и поспешил к машине. Вслед за ним проследовали и остальные. Однако хоть они и торопились, но все равно ему пришлось дожидаться, нервно теребя в руках бейсбольную кепку, пока они выйдут на улицу. До терапевтического отделения стационарного излечения, где находилась Кострова, добрались без происшествий. Зашли внутрь, где Багирова сразу же озадачила участкового: – Сеня, ты ведь у нас полицейский? Так вот: надеюсь тебе будет не сложно пойти и разузнать все о нашей бабушке. – Да, конечно, – согласился Королев, и сам, желая того же самого, поспешил выполнить поручение. Он подошел к дежурившей на пропускном пункте медсестре и стараясь быть, как можно более вежливым, и расположить к себе медицинского работника произнес: – Девушка, разрешите к вам обратиться? – Да, конечно, я Вас слушаю, – в тон ему отвечала «контролерша». – Мне сказали, что сюда доставили мою бабушку, – желая, как можно больше вызвать к себе доверие, продолжал бывший оперативник, – Ее зовут: Кострова Вера Сигизмундовна. Вы не подскажите в какой палате она находится, и можно ли ее увидеть. – Подождите я сейчас посмотрю, – сказала медсестра и стала внимательно изучать статистические журналы. – А, вот есть. Она находится в двадцать восьмой палате на втором этаже. У нее утром случился сердечный приступ. Операцию ей делать нельзя, в виду преклонного возраста, она ее не перенесет. Но ей провели необходимые терапевтические мероприятия, но до сих пор она не приходит в сознание. Вам придется обождать, и как доктор даст разрешение, я Вас обязательно к ней пропущу. – Все ясно, спасибо, – разочарованно пробурчал Королев и направился в сторону ожидавших его спутников. Вкратце он передал своим товарищам суть разговора, в ходе чего лицо его постепенно просветлялось, и под конец выложил вдохновившие его мысли: – Чего мы зря будем здесь сидеть и время терять, поехали в «Эрмитаж», поищем пока вторую монетку. – Да, это было бы совершено неплохо, – высказала свое одобрение Виктория, – у нас есть еще целых полдня. – Кстати, и я не сидел без дела, – вдруг вступил в беседу Ковальский, – мне тоже захотелось быть полезным, поэтому я, вчера вечером, штудируя интернет, выяснил, что в музее Зимнего дворца имеются Золотая и Бриллиантовая кладовые. Именно там, как мне кажется, и необходимо искать потерянное сокровище. – Да, действительно, – согласилась Багирова, – скорее всего ты прав, но ведь туда же, наверное, нужно покупать билеты? – Совершенно, верно, – продолжал, горделиво выпячивая грудь, Аркадий, – так же подумал и я, поэтому изучил работу этих экспозиций досконально. У них имеется одно небольшое отличие – в Бриллиантовую пускают ежедневно по конкретному времени, начиная с тринадцати часов, а в Золотую, каждый день условия посещения меняются, и информация на текущую дату вывешивается на информационных стендах. Причем есть еще одна особенность, для приобретения билета в Бриллиантовую кладовую обязательно требуется паспорт, посещение же Золотой возможно и без предъявления удостоверения личности. Билеты продаются в день посещения, начиная с десяти часов тридцати минут. – Эк обрадовал, – фыркнула Виктория, – время то уже первый час, и все билеты, наверное, давно закончились. – Ты была права, Викуля, если бы не ошибалась. – То есть? – Еще сегодня утром, я встал пораньше и попросил администратора, за определенное и достаточно немаленькое вознаграждение, послать кого-нибудь в «Эрмитаж» и приобрести на мои документы три билета в Золотую и Бриллиантовые комнаты. Так вот: только что он мне позвонил и сообщил, что поручение выполнено. Нас ждут в музее в два часа дня в Золотой кладовой и в шестнадцать часов в Бриллиантовой. Так что прошу не мешкать и немедленно отправляться по назначению. Все очень у дивились такой находчивости Ковальского, а главное тому, что он тоже стал вносить свой вклад в это рискованное предприятие, поэтому наперебой поблагодарив за проявленную инициативу, все дружно вернулись в отель, где заполучили заблаговременно приобретенные пропуска на осмотр драгоценных экспозиций Зимнего дворца. Затем незамедлительно выдвинулись в сторону Дворцовой площади, и успели как раз вовремя. Осматривать кладовые решили все вместе, так как билеты были куплены – на всех троих на определенное время. Первый зал посещения – это Золотая комната «Эрмитажа». На ней особо останавливаться не следует – искомой монетки там не обнаружили. Следует лишь сказать, что в ней представлены: уникальные собрания скифских царей, изумительные по красоте и технике исполнения изделия мастеров Древней Греции, а также Сибирская коллекция Петра Великого. Здесь также можно насладиться созерцанием Востока, среди которых наибольшую историческую ценность составляют сокровища Великих Моголов – дары правителя Ирана русскому Царскому Двору. Кроме того, не стоит оставить без внимания: филигранные китайские украшения, великолепные образцы парадного оружия. Ознакомление же с экспонатами Бриллиантовой кладовой нашими соискателями представляется наиболее интересным. Прислонив к турникету билет, на котором значилось: «Экскурсионная путевка в особую кладовую Галереи драгоценностей: Бриллиантовую», миротворцы попали в настоящую сказку. Они внимательно ознакомились со скифскими золотыми и серебряными украшениями от VII до II века до нашей эры. Изучили: сохранившиеся до наших дней образцы домашней утвари; золотые венки лавровых листей, которыми награждали людей, достойных жизни после смерти; золотые ажурные серьги, в том числе и с изображением различным птиц. Все это было очень захватывающе и интересно, но больше всего внимание героев этого повествования было привлечено к скифским захоронениям, обнаруженным на территории современной России, где кроме всего прочего были с гордостью представлены и шедевры наших древних предков. Именно среди этого Великолепия и была обнаружена, интересующая компаньонов монетка. Она скрывалась за пуленепробиваемым стеклом, среди подобных ей золотых принадлежностей древнего обихода. Все, что было представлено экскурсоводом дальше: Христианские реликвии, Церковная утварь, кресты, изготовленные в средние века европейскими мастерами, фарфоровые изделия и посуда из горного хрусталя, подарки восточных владык русским императорам, наборы золотой посуды и предметы туалета, как и сам Бриллиантовый зал интересовали нашу троицу постольку-поскольку: цель была обнаружена. Теперь необходимо было разработать план, как вызволить ее отсюда. Ровно в шестнадцать тридцать экскурсия закончилась, и соискатели решили еще раз попытать счастья в больнице, где находилась престарелая хранительница древней реликвии. Сделав перед этим легкий перекус (в этот раз уже никто не заказывал себе алкогольных напитков), путешественники отправились проведать больную. В коридоре стационара, как только они вошли, к ним тут же обратилась дежурившая на вахте медицинская сестра: – Кострова вот только-что пришла в себя и очень хочет повидать своего внука. Ведь это Вы внук? Тут дежурная взглянула на Королева, и глаза ее наполнились внезапным ужасом, а лицо перекосилось от страха. Не в силах объяснить своего чувства, она поперхнулась, и принялась оглядываться по сторонам пытаясь найти причину своего панического настроения. Спутников полицейского охватило аналогичное чувство, и они инстинктивно стали жаться друг к другу, отступая к стене. Им было невдомек, а на самом же деле все было очень просто. Неугомонный призрак, до этого мгновения, старавшийся держаться поодаль, вместе со всеми проник в помещения лечебницы. Чтобы успокоить собравшихся, Семен небрежно махнул рукой, как бы отгоняя от себя пустоту, и сказал: – Не переживайте. Ничего страшного не происходит. Очевидно, кому стало плохо, и душа готовиться покинуть тело. Так всегда бывает перед чьей-нибудь смертью. Это же больница: здесь иногда умирают. Объяснение было довольно нелепым, но, как ни странно, оно произвело должное впечатление, и все, только-что готовые впасть в истерику, люди облегченно выдохнули. Сидевшая на вахте медсестра сказала: – Можете пройти. Вам на второй этаж в двадцать восьмую палату. – Спасибо. Мы знаем, – последовало общее заверение посетителей. Поднявшись наверх, вся великолепная троица проследовала в указанном им направлении, и как только они оказались перед палатой, Королев сказал: – Сначала дайте мне войти одному, а через пять минут можете заходить и вы. – К чему такие сложности? – недовольно сморщила симпатичный носик Виктория. – Так надо. Помните, что было внизу – это часть общего представления, поэтому чтобы спектакль прошел успешно, пожалуйста, сделайте так, как я говорю. – Ладно, будь, по-твоему, – с недовольным видом согласилась, сама себя назначившая, руководительница экспедиции. Получив одобрение своим действиям, Семен зашел в палату. Изнутри тут же последовал возглас старушки: – Батюшки-святы – это действительно Ты! Именно тебя я ждала все это время. То, что днем ранее, Вера Сигизмундовна не смогла узнать человека, которому обязана по завещанию мужа передать талисман, объясняется элементарно: вчера при их встречи не ощущалось присутствия Ангела-смерти. Теперь же, он завис прямо над койкой престарелой женщины. Королев отлично видел этот неестественный сгусток воздуха, или прозрачную массу, кому как удобней, но, как и прежде, данное явление было доступно для созерцания только ему. – Вы сказали, – не замедлил начать Королев беседу, – что передадите мне монетку, как только определите, что можете это сделать. Как я понял все необходимые подтверждения моих полномочий Вы получили. Не так ли? – Да это верно, – заметила Кострова, с опаской оглядываясь по сторонам, однако Дух, сделав свое дело, не замедлил покинуть помещение палаты, предоставив собеседникам возможность пообщаться, – но, как ты надеюсь понимаешь, у меня с собой ее нет. – А где же она? – Она находится в моей квартире, в малой комнате, в левом дальнем углу под паркетом. Он там разбирается и внизу, под полом, находится тайник. Именно там Ты и обнаружишь свой талисман. – Но как я туда попаду? – задал Семен, совершенно уместный в сложившейся ситуации, вопрос. – Очень просто, – чуть слышно произнесла бабушка. Было очевидно, что она начинает терять силы. – Дай мне из тумбочки мобильный телефон. Участковый выполнил просьбу старушки и стал ожидать что будет дальше. Набирая номер, Вера Сигизмундовна, переходя на полушепот, спросила: – Как тебя зовут? – Семен Королев. Гудки шли ужасно долго, но, к чести этой стойкой женщины, стоит сказать, что держалась она достойно, ни на секунду, не теряя самообладания, очевидно желая довести до конца дело своего супруга, и перешедшее ей по наследству. Когда с той стороны послышался старческий голос, Кострова, собрав всю данную ей от природы волю, произнесла своим обычным голосом: – Агафья, сегодня к тебе придет Королев Семен, дашь ему ключи от моей квартиры, он должен кое-что забрать. Все поняла? Очевидно, получив положительный ответ, бабушка успокоилась и, уже чуть слышным потерянным голосом, обращаясь к посетителю, промолвила: – Возьмешь ключи у соседки. И в тот же самый миг, не успев даже выключить свой телефон, испустила дух. Аппаратик выпал из ее руки и упал на пол. Вот так, с чувством исполненного долга, закончила на земле свое бренное существование, эта прожившая долгую жизнь, женщина. Глава 12. Первый амулет Двое других спутников зашли в палату, как раз в тот момент, когда душа покидала покойную. Первый вопрос, который озвучили вновь вошедшие был таким: – Ты узнал что-нибудь? – Нет, – решил немного разыграть своих компаньонов полицейский, и приглашая их к выходу, – к сожалению не успел. Она умерла слишком рано. Виктория, когда все оказались в коридоре, в силу своей девичьей привычки оставлять всех виноватыми, тут же «набросилась» на Королева с претензиями: – Ну что дождался? Бабушка умерла. Я же говорила надо всем идти, уж я бы сумела выудить из нее все, что она знает. Где мы будем теперь искать ее часть Проклятого сокровища? – Ну, наверное, в тайнике, расположенном у нее дома, – улыбаясь ответил Королев, – нужно только ключи взять у какой-то Агафьи, якобы, живущей по соседству. – Так ты все-таки узнал! – восхищенно воскликнула Багирова, и пытаясь напустить страху, тут же нахмурив брови добавила, – Ну, и к чему все эти розыгрыши? – Да просто, чтобы разрядить обстановку, – ничуть не смутившись, отвечал Избранный. – Тебе это удалось, – скривив уголок рта в презрительной улыбке, вставил свое слово Ковальский, – я уж начал подумывать, что придется организовывать в жилище старушки обыск. – Нет делать этого не придется, – наставительно произнес бывший оперативник, – да, и вряд ли с его помощью можно было бы чего-нибудь добиться, тайник находится в таком месте, что без хозяев его вряд ли найдешь. Может, конечно, повести, но процент вероятности слишком мал. В этот момент миротворцы поравнялись с дежурной медицинской сестрой. И здесь Королев посчитал необходимым «отметиться»: – Я же говорил ничего страшного, просто кто-то готовиться умирать. – А что кто-то скончался? И уже подходя к выходу, Семен обернулся, и поглядев на девушку, «поставил точку» в посещении больницы, фразой: – Да, наша бабушка. Мир праху ее. Покинув лечебное заведение, наши герои незамедлительно отправились прямиком к жилищу умершей. По дороге с помощью Аркадия выяснилось, что Агафья – это соседка, с которой он беседовал утром, что намного облегчало исход всего дальнейшего мероприятия. Позвонить в дверь старой женщины взял на себя обязанность полицейский. Когда старушка открыла, он, широко улыбаясь, вежливо сказал: – Здравствуйте, бабушка (визитер не решился обратиться к ней по имени без отчества, которое, к сожалению, узнать не получилось). Я, Семен Королев. Вера Сигизмундовна, поручила мне взять у Вас ключи от своей квартиры. Мне необходимо забрать там одну очень важную и ценную вещь. – Да, – согласилась престарелая представительница прекрасного пола, – она мне звонила. Подождите, я сейчас вынесу. После этих слов дверь ее квартиры закрылась, и хозяйка появилась лишь минут через пятнадцать. – Совсем памяти не стало, – оправдывая свое долгое отсутствие, произнесла подруга покойной, – забыла куда положила, еле нашла. – Мы долго не задержимся, – промолвил Семен, забирая ключи, – минут через двадцать я занесу их обратно. Вслед за этим путешественники отправились осматривать квартиру умершей хранительницы древнего талисмана. Дверь открылась легко, и все они вошли внутрь помещений жилища Костровой. Помня наставления старушки, Королев сразу же отправился в нужную комнату, где подошел к левому дальнему углу. Там был установлен тяжелый старинный шкаф. Пришлось просить помощи у Аркадия и Виктории, чтобы сдвинуть его с места. В освободившемся месте половой паркет действительно легко разобрался, освободив небольшой проем в полу. Засунув в него руку и чуть пошарив – на сколько хватало локтя – бывший сыщик, легко обнаружил небольшую шкатулку. Достав ее наружу, он торжественно произвел ее открытие, в присутствии своих спутников, у которых, как и у самого Избранного, «горели» глаза, в ожидании чуда. Их труды и надежды были полностью вознаграждены. В тайнике действительно находилась интересующая их монетка. Радуясь этому своему первому успеху, как дети, они возбужденно осматривали это свидетельство древнего Проклятья, но в руки брать ее никто не решался, кроме конечно главного героя повествования. Вдоволь налюбовавшись сокровищем, оно было убрано в карман, полы и обстановка в комнате приведены в порядок, и вся великолепная троица, покинув квартиру, и возвратив Агафье ключи, отправилась в отель отдыхать после такого волнительного дня. Оказавшись в гостинице, все стали готовиться ко сну. У каждого был свой номер, но располагались они рядом. Семен только-что принял душ и вышел обмотанный ниже пояса полотенцем, когда в дверь его постучали. – Открыто, – было его машинальным ответом. Дверь тут же распахнулась, и на пороге появилась Багирова, в легком вечернем, почти прозрачном халате. Увидев Королева в том виде, в каком он появился из ванной, она улыбнулась, но тут же убрав с лица улыбку, игриво делая серьезным лицо, спросила: – А не обсудить ли нам план по изъятию другой части сокровища из Бриллиантовой комнаты, самого охраняемого музея в мире. – А, Аркашка, не будет против этого обсуждения? – задал довольно резонный вопрос отпускник-полицейский. Словно в подтверждение этих слов, тут же раздался стук в дверь. Не желая никого компрометировать, Королев схватил свою одежду, и сказав Виктории, чтобы она сама открыла дверь, «нырнул» обратно в ванную. Как и предполагалось на пороге стоял Ковальский. Не найдя свою возлюбленную в ее номере, Ковальский пошел искать ее в соседних апартаментах. Увидев одеяние невесты, он не нашел ничего лучше, как спросить: – Я не помешал? – Да нет, – недовольно сдвигая к переносице брови, ответила молодая женщина, – Сеня домывается в душе, а потом мы хотели позвать тебя, чтобы обсудить план наших дальнейших действий. Как видно, Багирова была настроена на совершенно другое время препровождение, но ее очень многое связывало с поляком, и вот так просто рвать с ним она была не готова. Поэтому покорившись судьбе она пригласила войти его внутрь, и они оба стали дожидаться, когда закончит свое омовение хозяин номера. Ждать пришлось недолго, буквально через пару минут, показался и сам виновник этого собрания. Чтобы сразу поставить его в известность за чем здесь все собрались, она мгновенно произнесла, обращаясь к Семену: – Пока ты мылся, к нам присоединился Аркадий. И раз уж все в сборе, думаю пришло самое время уже начинать наше маленькое совещание: на предмет изъятия древней реликвии из Бриллиантовой кладовой «Эрмитажа». Слово предоставляется товарищу полицейскому. Пусть он поведает нам свое видение решения этого вопроса. Королев поклонился, поблагодарил за оказанное ему высокое доверие, перечислил множество эпитетов о том, как он несказанно рад, что именно ему предоставлена эта почетная миссия составить план ограбления самой охраняемой сокровищницы. Закончив паясничать, он уже серьезно продолжил: – Я думаю, что так, как получилось в двух первых случаях: Вашем, – был отдан поклон Багировой, – и в случае с уважаемой Костровой Верой Сигизмундовной, получить эту монетку на чужом интересе вряд ли получится. Я думаю, что с тех пор, как она появилась в музее, там сменился уже не один сотрудник, и явное ее значение давно потеряно. Если мы сейчас начнем всех про нее расспрашивать – это вызовет ненужные подозрения и ее только тщательнее начнут оберегать. – Хорошо, – промолвила Виктория, – все это верно. Но что конкретно ты предлагаешь? – Ее нужно выкрасть, – уверенно заявил сотрудник правоохранительных органов. – Выкрасть!? – недоверчиво усмехнулся до селя молчавший Ковальский, – и как ты, интересно, собираешься это сделать? Ведь для того, чтобы «взять» «Эрмитаж» потребуется целая армия. – Я абсолютно с этим согласна, – на преминула высказать и свое мнение госпожа «Совершенство». – Как мы сможем осуществить это похищение. – Кто дослушает до конца – узнает, – съязвил Семен и продолжил, – Я признаю, что здание тщательно охраняется и брать его штурмом – идея глупая и совсем бесперспективная. Поэтому кражу будет необходимо совершить днем во время экскурсии. – Интересно! – воскликнул Аркадий, вскакивая со своего стула, – И как ты собираешься это сделать? Разбить пуленепробиваемое стекло? Багирова на этот раз промолчала, напряженно вглядываясь в довольное лицо «докладчика», пытаясь понять: какую же хитрость тот придумал. Но попытка «завладеть» мыслями ритора оказалась бесплотной, и она вся «превратилась в слух», впитывая каждое слово. Сотрудник органов внутренних дел, меж тем, подходил к главной части своего замысла: – Я согласен разбить стекло нельзя. Да, и в зале, наполненном людьми, это было бы достаточно шумно и сразу же привлекло бы к себе пристальное внимание. Однако для того, чтобы уничтожить стеклянную преграду, ее необязательно бить, ее можно растворить. – Вот так, так, – засмеялся неугомонный Ковальский (чувствовалось, что ревность «сжигает» его изнутри, забирая его обычную порядочность и спокойствие), – а я вообще-то думал, что стекло ничем не растворяется, недаром вся посуда, в том числе и в химической промышленности изготавливается только из стекла. – Твой довод, Аркаша, конечно же весьма убедителен, – переходя на торжественный тон, и поставив руки в боки, продекламировал Королев. – Однако, к сожалению, я не успел довести до вас раньше, что еще до службы в милиции, то бишь полиции, я успел окончить Химико-Технологический институт, где особенно уделял внимание всяким там растворителям. Так вот: есть такое химическое соединение: фтор-водород, или Плавиковая кислота. Вступая в реакцию с двуокисью кремния, он выделяет фторид кремния – газ, и обыкновенную воду. Это единственный реактив, способный бесшумно и незаметно уничтожить любую стеклянную преграду. – И где ты собираешься достать этот реактив, – оживилась Виктория, – ведь, как я понимаю, в обывательском доступе его нет? – Совершено правильно, – согласился Семен и продолжил. – Эту кислоту можно, конечно, получить в домашних условиях, смешав любую соль фтора, скажем с серной кислотой, но реакция идет с выделением очень ядовитых паров, поэтому браться за это самим не в лабораторных условиях крайне рискованно. – Как же ты собираешься ее получить? – продолжала допытываться Багирова. – А вот это я скажу утром, над тем, где достать нужный реактив, я пока работаю, и мысль до конца еще не созрела. На этой, пусть не совсем торжественной, ноте собрание посчитали оконченным, и все разошлись по своим номерам. Глава 13. Путешествие на родину Ночь прошла спокойно, никто Королева не беспокоил. Он спал «мертвым» сном, совершенно без снов. Дух, очевидно, решил оставить его на какое-то время в покое, либо же он был занят куда более важным делом, чем давать напутствия своим «подопечным». Наутро Семен встал совершенно отдохнувшим. Немного повалявшись в постели и поразмыслив, он встал с твердо принятым решением. Озвучить его он посчитал нужным, когда все собрались за завтраком в близлежащем кафе: – Я знаю, где можно достать реагент, но для этого мне необходимо на несколько дней отлучиться. – Хорошо, – спокойно вставила Багирова, – мы поедем с тобой. – Нет, – твердо возразил Избранный, – я поеду один. Это дело очень тонкое, я буду встречаться с одним своим старым знакомым, и если со мной, вдруг, будут незнакомые ему люди, то вся операция, по добыванию сверхопасного реактива окажется под угрозой. – Ладно, – почему-то без колебаний, согласилась молодая женщина. – А нам, что прикажешь здесь делать? – Ну, я думаю, что, находясь в самом красивом городе России, культурной столице, так сказать, вы найдете чем заняться. Посетите: музеи, выставки, театры, другие развлекательные мероприятия, глядишь время пролетит незаметно. – Только, ты, давай побыстрей не задерживайся. Да, и как быть с сокровищем? – Одна нога здесь другая там. Мне самому необходимо спешить, отпуск у меня не резиновый, а работу, пусть и достаточно нелегкую, но все же терять не хочется. А золотые монетки я спрячу в самом безопасном месте – в камере хранения на железнодорожном вокзале. Этими словами была «поставлена точка» в этом непродолжительном совещании членов команды, и как только завтрак был закончен, Королев стал собираться в путь. Как нетрудно догадаться, его целью было посещение Химико-Технологического института – места, где с гарантией должен был находиться готовый фтор-водород. Полицейский вспомнил, что его закадычный друг – однокурсник: доцент Барханов Дмитрий Константинович, около пяти лет назад был назначен заведующим кафедрой неорганической химии, что значительно облегчало продвижение к цели. Вся дорога до города, где прошли его молодые годы прошла без происшествий. Оказавшись на железнодорожном вокзале, Семен тут же набрал номер своего приятеля и сообщил ему о своем желании увидеться. Рабочий день уже подходил к концу, и ему была назначена немедленная «аудиенция» в стенах родного института. Ни секунды не размышляя, Избранный, посчитав необходимым сразу же воспользоваться приглашением, отправился в учебное заведение. Пост охраны он преодолел без особых затруднений, там были предупреждены о его визите, единственное сверили документы, установив личность посетителя. Как только все формальности были соблюдены, полицейский тут же отправился в кабинет своего старого друга. Прием был довольно теплым, пусть приятелей разбросала по свету жизнь, и виделись они крайне редко, однако та часть их «бурной» молодости, где им приходилось делить, и еду, и кров, навсегда осталась в воспоминаниях, отложившись в сердцах невероятной привязанностью. Как только Семен оказался в кабинете заведующего кафедрой, тот, совершенно не смущаясь своего высокого положения, заключил офицера в крепкие мужские объятия. Это был солидный мужчина, такого же возраста, как и наш главный герой – чуть более сорока двух лет. Ростом выше ста восьмидесяти сантиметров, но ниже ста девяноста. Плотная фигура этого человека выдавала умеренную полноту. Его круглое, довольно приятное, лицо было украшено аккуратно подстриженными черными усами, и такой же бородкой, обритой по щекам, с проседью по середине. Зоркие темно-карие глаза, с нависшими над ними густыми бровями, «светились» умом, эрудицией и проницательностью. Его полысевшая в верхней части голова, в височной и задней части скрывалась под начинающими седеть черными волосами. Прямой красивый нос удерживал на себе прямоугольные очки в золотой оправе. По всему было видно, что человек этот вполне достоин своего места, что он обладает твердым характером, четкой жизненной позицией, огромными знаниями, и вполне способен руководить людьми. В отличии от своего гостя, одетого, как уже говорилось, в матерчатые брюки, кожаную куртку и ботинки военного образца, одеяние этого типичного представителя Российской науки составляло: лоснящийся дороговизной темно-зеленый полосатый костюм, белую накрахмаленную рубашку, клетчатый дорогой галстук, и начищенные до блеска черные туфли. Не смотря на такое различие в общественном положении, встреча друзей прошла, как будто встретились два молодых приятеля-однокурсника. Вдоволь насладившись радостными эмоциями от такой долгожданной и нечаянной встречи, Барханов открыл в шкафу потайной ящик и достал оттуда бутылку коньяку. Ловко нарезав лимончик, он сложил его на тарелку, и поставив это нехитрое угощение на стол, сел напротив своего гостя, после чего стал разливать напиток по стопкам. Когда чарки были наполнены, доцент выложил тост – краткий, но содержательный, по объему переполняющих встретившихся людей чувств: – Ну, за встречу что ли? – За встречу, – растроганным голосом, произнес Королев. Далее последовала еще не одна череда тостов, и когда закончилась одна бутылка, то тут же последовала вторая. Почав ее, «собутыльники» пустились в воспоминания. – Вспоминаешь ли ты, Сеня, дни нашей студенческой жизни? – произнес Дмитрий заплетающимся голосом. – Да, конечно, – вторил ему собеседник. – А помнишь, как мы, вот также полупьяные, лазили в общагу к девчонкам, самым что ни на есть невероятным способом. – Разумеется. По балконам. И добирались таким образом: аж до девятого этажа. – Вот именно, – грустно проговорил Дмитрий Константинович. – А смог бы, ты, сейчас повторить такой подвиг? – Ну, если быть до конца откровенным, в силу своей работы, мне приходится делать вещи и куда более сложные, – ничуть не преувеличивая отвечал бывший оперативник. – Да, ты прав, – вдруг, что-то как будто вспомнив, грустно произнес Барханов, – твоей работе не позавидуешь. – Однако она позволяет мне всегда держать себя в форме. – А вот я себя совсем запустил. Никаких физических нагрузок. Дом, жена, дети, работа. Никаких развлечений, никакого адреналина в крови. А ведь его присутствие просто необходимо для нормальной работы организма. – Зато у меня его переизбыток. Я бы с радостью поделился, вот только не знаю, как это сделать. – А вот этим мы с тобой и займемся сегодня вечером, – сказал руководитель кафедры, набирая номер на своем мобильном телефоне, – ты выплеснешь свой, а я заряжусь своим. Далее он позвонил супруге и предупредил ее, что должен задержаться на работе, и возможно даже заночует в институте. Очевидно, такие эксперименты в его трудовой деятельности были не в диковинку, так как жена совершенно не удивилась, и ничуть не сопротивляясь, сразу же согласилась с таким достаточно ненормальным положением вещей. – И, где мы будем этим заниматься? – поинтересовался уже достаточно захмелевший сотрудник органов внутренних дел. – Узнаешь, – отвечал довольный преподаватель, радуясь, что наконец-то ему представился повод отойти от житейских и будничных проблем и предаться, необузданному в каждом человеке, желанию к мирским утехам и развлечениям, – сейчас допьем эту бутылку и поедем в одно место, где есть молодые и красивые девушки. Только на этот раз мы не полезем вверх, а напротив спустимся вниз. Заинтригованный, предстоящими увеселительными мероприятиями, Королев охотно согласился принять в них участие. Лишь только закончился коньяк, два уже изрядно подвыпивших приятеля вышли из института, и поймав такси, отправились по назначенному Бархановым маршруту. Заведующий кафедрой неорганической химии привез своего былого товарища в место, совершенно не соответствующее его рангу. Как не гнал от себя эту мысль участковый, но их увеселительная прогулка продолжилась в стриптиз-баре. Подивившись такому неординарному подходу, человека в высшей степени интеллигентного и порядочного (видно ничто человеческое им не чуждо), гость, под действием алкоголя полностью расслабился и принялся наслаждаться предложенной развлекательной программой. В тот вечер наиболее запоминающимися оказались, находившиеся ближе всех к двум друзьям, две молодые и прекрасные девушки. Первая была роста, чуть ниже среднего, ей едва исполнилось восемнадцать лет. Худощавое телосложение ее выделялось довольно изящными формами, и в общем сочетании выглядело великолепно. Ее маленькие стройные ноги эффектно удлинялись за счет изящных туфелек на высоком каблуке. Лицо было настолько миловидным, что невольно приводило к мысли о том, что такая красивая девушка делает в таком месте. Оно особенно отличалось большими выразительными голубыми глазами и маленьким, чуть вздернутым носиком. Дополнялось все это великолепие пухлыми идеальной формы коралловыми губами. Ко всему прочему она была – блондинкой. Вторая девушка была немного старше первой и возраст ее приближался к двадцати двум годам от роду. Она казалась чуть выше, что вполне соответствовало истине, так рост ее стремился к отметке ста семидесяти сантиметров. Фигура ее была идеальной: третьего размера грудь, удачно гармонировала с, почти, «осиной» талией и широким тазом. Ее и без того длинные и прямые ноги, казались просто огромными, за счет обутых на них туфель на высоком каблуке. Круглое лицо: с широкими, готовыми выскочить, из орбит каре-зелеными глазами, отличалось невероятной привлекательностью, и было украшено прямым маленьким носиком, тонкими губками, а также аккуратными детскими ямочками на обеих щеках. Завершали портрет длинные кудрявые каштанового цвета волосы, постоянно, во время танца оказывающиеся – то спереди, то сзади. Из одежды на обоих девицах были вышеупомянутые туфли, а также полупрозрачное кружевное сексуальное женское нижнее белье. Глава 14. Незапланированный конфликт Вечер прошел великолепно. Единственное, впечатление портила компания подвыпивших молодых людей, расположившихся в противоположной стороне зала. Они вели себя дерзко, агрессивно, неоднократно представители службы охраны делали им замечания, призывая поумерить свой пыл и вести себя более достойно. Однако доводы службы безопасности мало влияли на их поведение, они «сорили» деньгами, а такие клиенты пользуются большим спросом в подобных заведениях, поэтому все требования, призывающие к тишине и спокойствию, носили чисто формальный характер. Друзья, за все время нахождения в баре, выпили только по одному слабоалкогольному коктейлю и к его закрытию, точнее к двадцати четырем часам были уже практически трезвые. Выходя из ночного клуба, они решили немного прогуляться по улице, пока им не посчастливиться поймать такси. Их путь проходил так, что они невольно оказались с переулком, граничащим с задней частью развлекательного заведения. Вдруг, до слуха Королева донеслись приглушенные крики, как будто кто-то кому-то зажимал рот, и женские всхлипывания. Ситуация бывшему оперативнику была вполне знакомой – там совершались противоправные действия против личности, и несомненно требовалась помощь. Верный своему долгу, полицейский поспешил на шум, припустившись бегом. Барханов, понимая, что может так же быть полезен, последовал за товарищем. Повернув за угол, они стали свидетелями того, как та самая компания неуравновешенных молодых людей в количестве не менее пятнадцати человек издеваются над недавними танцовщицами. У них уже была сорвана снизу одежда, и не вызывало никаких сомнений то, какие именно намерения разболтавшаяся молодежь собирается применить к своим жертвам. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43089511&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО