Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Закон подлости Лион Моисеевич Измайлов С удовольствием представляем вашему вниманию очередную книгу любимца публики, писателя-острослова, мастера сатиры и виртуоза эстрады Лиона Измайлова. По традиции автор не будет грузить читателей серьёзными текстами и размышлениями о высоком. Он просто выплеснет на вас поток добрых улыбок, смеха и веселья. Ведь призвание этого неунывающего оптимиста – дарить людям радость и хорошее настроение. Читайте острые эпиграммы, забавные фельетоны, весёлые рассказы, уморительные анекдоты, смешные байки, курьёзы, произошедшие со знаменитостями. Муслим Магомаев, Юрий Никулин, Савелий Крамаров, Семён Фарада, Михаил Задорнов, Олег Табаков, Владимир Высоцкий, Людмила Гурченко – вот далеко не полный список звёзд, которые попали на страницы. Завершает книгу удивительно добрая, светлая, трогательная повесть, которая ненадолго заставит вас вернуться в детство… Лион Измайлов Закон подлости © Измайлов Л., 2019 © «Центрполиграф», 2019 Закон подлости Закон подлости формулируется так: наиболее вероятно то событие, которое наименее желательно. Допустим, вы едете за рулем автомобиля. В правом ряду. А два левых едут быстрее. Вы перестраиваетесь во второй ряд, тогда первый и третий едут быстрее. Вы переходите в первый ряд, а он вообще останавливается. Вот это и есть – закон подлости. Он именно сегодня, именно в это время касается конкретно вас и тех, кто едет в вашем ряду. А тех, кто едет в другом ряду, он не касается. На нём была основана советская пропаганда. На том, что закон подлости касается конкретно вас и именно в это конкретное время. Миллионы людей жили плохо, не хватало денег, продуктов, одежды, детских садов и санаториев. Но советский человек смотрел по телевизору, как везде перевыполняют план, отдыхают в хорошем санатории, получают квартиры, празднуют праздники, и думал, что плохо сейчас только у меня, а у всех остальных во всей огромной стране всё хорошо. Что же я буду возникать, пройдёт время, и у меня тоже всё будет хорошо, как у всех. Даже песня такая была, со словами «Посмотри, милый друг, на поля, на широкие нивы, это счастье моё расцветает вокруг, как же не быть мне счастливой». Подожди, и у тебя всё будет хорошо, просто сейчас невезуха. Вот эта невезуха, или, ещё проще, непруха, она и есть закон подлости. Бутерброд всегда падает маслом вниз, даже если он с колбасой. Допустим, играете вы в рулетку. Ставите на двойку, пятёрку, десятку, пятнашку, а выигрывает – 19. Вы добавляете 19, а выпадает – 23. Вы ставите и на 23, а приходит – 16, на которую вы как раз и не поставили. Так гоняясь за цифрами, вы можете сильно погореть. Нет, так закон подлости не отменишь. Тактика должна быть другой. Либо ставить на свои цифры, пока везуха не повернётся к вам лицом. Или сбить действие закона подлости. Перестать играть, подождать, но ни в коем случае не смотреть на поле. Потому что именно в это время по закону подлости начнут выигрывать те самые цифры, на которые вы до этого ставили. А потом уже, когда вы преодолеете закон подлости и начнёте выигрывать, ни в коем случае не хвастайтесь своим выигрышем. В середине 1990-х годов мы, будучи в круизе с одним серьёзным бизнесменом, заехали в казино Монте-Карло. Оба ставили, я всё время выигрывал, а он всё время проигрывал. Он сказал: «Давай так: я даю деньги, ты играешь, а выигрыш – пополам». Так мы и стали делать. И я всё равно выигрывал. Приехав в Москву, мы продолжили игру в казино «Метрополь». И опять явыигрывал. Я даже приоделся на выигранные деньги. И всё это длилось до тех пор, пока я не начал хвалиться своим выигрышем. Вот тут-то я и начал проигрывать. Вовремя остановился. В общем-то, я не игрок. А вот Арканов, тот был игрок. Он играл во всё. В 1970-х годах на бегах, в карты – всегда. В скрэббл на деньги. Во все лотереи… Один раз ему приснилось, что он приходит в сберкассу, проверяет там два билета и один из них выигрывает «Волгу». Утром Арканов пошёл в ближайшую сберкассу, проверил там по газете два билета и выиграл «Волгу»! Поскольку он тогда нуждался в деньгах, он продал билет. В то время теневые дельцы покупали лотерейные выигрышные билеты для легализации доходов. Но самое интересное, что тот же самый Арканов уже в 2000-х годах, подрабатывая в казино ведущим лотереи, снова выиграл машину, но на этот раз – «вольво». Тоже неплохо. Допускаю, что во второй раз это было не совсем корректно. Но в советское время всё было честно. Арканов, конечно, был везунок, хотя в их паре – Арканов—Горин – везунком считался Горин. Однажды Арканов послал Горину в другой город телеграмму: «Возвращайся скорей, не могу поймать такси». Как только Горин выходил на улицу, тут же появлялось такси, а Арканов мог ловить очень долго и не поймать ничего, кроме насморка. Какие ещё примеры закона подлости? Допустим, вы в парке хотите прикурить, а вокруг – никого. А вот если вы зашли за кустики по небольшому делу, сразу появляется толпа отдыхающих, и все с фотоаппаратами. Один мой знакомый неделю носил с собой зонтик, и никакого дождя. На восьмой день пошёл на работу без зонтика, и тут же – гроза. Мы с группой писателей были в Англии в турпоездке. Одна переводчица рассказала мне, что её муж каждое утро бегал вокруг гостиницы в качестве разминки. И кого он встретил первым? Её бывшего мужа, которого он терпеть не мог. И где? В Англии. А вы замечали когда-нибудь: как только намылишь лицо и руки, так тут же зазвонит телефон? Что такое непруха? Это одно из проявлений закона подлости. У одного моего знакомого артиста была подруга. Он собирался поехать на гастроли в Юрмалу. Она позвонила ему по телефону, а он в это время был в туалете. Только вошёл, и звонок. Она: – Ты, между прочим, зря не берешь меня в Юрмалу. Он: – Почему зря? – Потому что я приношу удачу. Именно на этих словах мобильник выскакивает из рук артиста и падает в унитаз. Вот такая удача. Есть такие люди, которые притягивают к себе удачу, а есть – наоборот. У меня одна подруга была, когда ей ни позвонишь, у неё телефон либо занят, либо выключен, либо её нет дома. И то, что ты хотел ей предложить, – пропадает. А другая моя подруга, она всегда на месте, и всё у неё получается: и в нужный момент она обязательно в нужном месте, и телефон у неё свободен. Что делать? Одним это дано, другим – нет. Правда, есть такие вещи, которые привлекают удачу. Например, вежливость, доброжелательность, незлобивость, приветливость, а особенно – любовь к людям, особенно ко всем. Привожу пример. Было мне 22 года. Я работал на заводе технологом и заочно учился в институте. То есть после работы три раза в неделю я ещё сидел на занятиях. Перейти на дневное отделение я не мог, потому что не отработал три года после техникума и потому что после первого курса заочного не брали на второй курс дневного. И вот едем мы на ракете в Пестово. Компания – человек пять. Друг мой, Лёва, встретил знакомую по имени Изабелла, она ехала также в Пестово, в дом отдыха. Я почему-то рассказал всем о том, что не могу перевестись в дневной институт. Они-то все учились в МАИ. И вот подъехали мы к пристани, и вся компания куда-то разбежалась. Остались только мы вдвоём, я и Изабелла с чемоданом. Я из вежливости взял чемодан и донёс его до регистратуры. Хотел уже уйти, но Изабелла сказала: «Я слышала ваш рассказ. Вот вам записочка, а куда обратиться, там написано». В записочке было всего несколько слов: «Мама, помоги этому мальчику». Через две недели я по пропуску своего друга Лёвы прошёл в МАИ и нашёл нужный кабинет в главном корпусе. На двери было написано: «Ректор МАИ И.Ф. Образцов». Мама оказалась секретарём ректора. Она сказала мне: – Что ж вы так долго не приходили? Я вас давно жду. На какой факультет вы хотите? Я сказал: – На любой. Закончилось совещание у ректора. Первым в «предбанник» вышел декан факультета «Системы управления» Борис Владимирович Беляев. Через две недели, 1 сентября, я стал студентом группы СУ 2-12 Московского авиационного института. А если бы я не поднёс чемодан этой замечательной, кстати, красивой женщине? Неизвестно, как бы сложилась моя судьба. А так, проучившись пять лет в МАИ и проработав три года инженером, я стал писателем и написал книжку, которую вы сейчас читаете. Так что закон подлости, он, конечно, существует, но не всегда, не везде и не для всех, а только для тех, кто этой подлости уступает. Мелочи жизни Что бы мы ни говорили, всё равно мы всё это говорим с «блинами». * * * В одном популярном журнале жена известного актёра рассказывала о том, как она жила с другим, ещё более популярным актером, и все довольны: и жена, и муж, а главное – читатели. * * * Объявление: «Лечу порчей от сглаза». * * * Эпиграмма на конферансье Гаркави. Он был очень полный. Гаркави – юмор, но тело его – живот. * * * Подтанцовки у знаменитых артистов – певцов. Такое ощущение, что это не танцы, а сурдоперевод. * * * Анекдот. – Значит, вы считаете, что управлять людьми можно только кнутом? – Ну почему? Я и пряником могу так по голове зафигачить! * * * Вы заметили, что бедные родственники всегда звонят в самый неподходящий момент, а богатые – всегда вовремя? * * * Наше общество давно уже превратилось в общество с ограниченной ответственностью. * * * Раньше брюки должны были быть чистыми и хорошо выглаженными. Сегодня рваные джинсы – главный пик моды. Я однажды подурачился, сказал девушке: – У вас брюки порвались. – Да вы что, – всерьёз объясняет мне она, – это же специально. * * * Анекдот. – Купи у меня мою жену. Сколько даёшь? – Нисколько. – Договорились. * * * А. Райкин сидел в Сочи на конкурсе вокалистов. Его спросили про одного из участников: – Как вам этот певец? Райкин сказал: – У него очень хороший костюм. * * * Анекдот. – Те, кто не любит педерастов, – гомофобы, а те, кто любит педерастов, те гомофилы? – Нет, те тоже педерасты. * * * В России три беды: дураки, дороги и телевидение. * * * Хазанов рассказывал: – В Ленинграде ставили «Дон Кихота». Там участвовали живые конь и осёл. Конь заболел, из цирка прислали кобылу. Осёл, увидев кобылу, возбудился и залез на неё. Режиссёр орал: – Уведите её! Закройте занавес! Публика орала: – Дайте досмотреть! * * * Первый русский конферансье Алексеев отсидел в советское время за мужеложство. Вернувшись в Москву, ночевал у Гаркави. Ложась спать, Гаркави пошутил: – Надеюсь, ты на меня не будешь покушаться? Алексеев ответил: – Я сидел за мужеложство, а не за скотоложство. * * * Лион Фейтвангер: «Человеку нужно всего три года, чтобы научиться говорить, и 60 лет, чтобы научиться молчать». * * * В 1970-х годах в газете «Литературная Россия» отделом юмора заведовал Владимир Владин. Был довольно ленив и очень подолгу держал, не печатая, материалы. Однажды к нему пришёл автор и сказал: – Владимир Михайлович, я вам две недели назад принёс фразу… Владин произнёс: – Я её ещё читаю. (Это я сам придумал, но она, эта байка, была настолько в характере Владина, что все авторы считали её былью.) * * * Анекдот. – Доктор, я перестала получать удовольствие от колбасы. – А что вы с ней, простите, делаете? – Я её ем. * * * Анекдот. Наш турист в Кении: – Скажите, а у вас здесь, в джунглях, какие водятся хищные животные? – Львы, крокодилы, гиены, разные ядовитые змеи. – А кого вы больше всего боитесь? – Русских туристов. * * * Диалог: – Что делать, чтобы не поправляться? – Жрать меньше. Есть можете что хотите, а жрать надо меньше. * * * Анекдот. – Батюшка, а как вы понимаете концепцию протоиерея Феофилакта о социально-патриархальном единении души человека с Господом на основании религиозных воззрений, высказанных для русской православной епархии в Париже? – Замуж, дура, срочно замуж! * * * Стояли мы, человек пять, возле ресторана «Савой». Наискосок был виден корпус ФСБ. Один сказал: – Меня в семидесятых годах сюда вызывали, пытались завербовать. – Ну и что? – Отказался, потом неприятности были на работе. Второй сказал: – Меня тоже сюда таскали, предлагали сотрудничество. В последний раз капитан наорал на меня и выгнал, потому что я не соглашался. Я сказал: – Меня тоже сюда вызывали, предлагали работать на них. – Ну и что? – Что, что, работаю до сих пор. Все быстро разошлись. * * * На кинофестивале в Великом Новгороде на чьём-то выступлении мы с Сергеем Соловьёвым сидели рядом, в первом ряду. Каждые минут десять он засыпал, потом просыпался и, как только ему становилось неинтересно, снова засыпал. Потом он мне сказал: – Один раз пошли в театр. Действие шло прямо перед зрителями в зале. Я сидел в первом ряду, заснул и упал прямо к артистам. Вот стыдоба-то была! * * * Однажды я разыграл свою жену Лену. Дело было у метро. Пока она не пришла, я зашёл в цветочный магазин, выбрал букет, оплатил его и говорю продавщице: – Сейчас я приду сюда со своей женой, выберу этот букет, спрошу, сколько он стоит. Вы скажете: «Полторы тысячи рублей». Я дам вам деньги, а вы скажете: «Мы вас так любим за ваш юмор, что денег не надо». Продавщица сказала: – Хорошо. Я встретил жену, мы зашли в магазин, я выбрал букет, говорю: – Мы берём этот букет, сколько я вам должен? Продавщица говорит: – Полторы тысячи рублей. Я вынимаю деньги, снова спрашиваю: – Так сколько стоит букет? Она говорит: – Полторы тысячи. Я достаю полторы тысячи и даю ей эти деньги, покраснев от злости. Мы с женой и букетом идём к выходу. Она мне вслед: – Ой, да это же Измайлов! Вот ваши полторы тысячи. Мы вам цветы так дарим, за ваш талант. Я забрал деньги, а она сказала: – Я тоже разыгрывать люблю. * * * В советское время он был такой честный, что платил со взяток партийные вносы. * * * История розыгрышей 1 апреля уходит в далекое прошлое. Зародилось это явление во Франции в XVI веке, потом перекинулось в Англию, и так далее – дошло до нас. Лондонская газета «Ивнинг стар» в номере от 31 марта за 1848 год поместила объявление, что завтра утром в Ислингтонском зале сельскохозяйственных выставок открывается первая выставка ослов. Большая толпа любопытных пришла назавтра в выставочный зал и там с разочарованием поняла, что участники выставки – это они сами. А вот как эта шутка прозвучала в конце 1990-х годов XX века у нас в России. «В одном из московских парков огородили поляну и дали объявление, что там в ближайшее воскресенье состоится выставка уникальных ослов. 100 рублей билет». Народу набилось битком. Все ходят, смотрят друг на друга и спрашивают: – А где же ослы? * * * Не помню кто: «Люди, которые делают утреннюю зарядку, умирают в сто раз реже, чем остальные, потому что их в сто раз меньше, чем остальных». * * * В юности я больше всех поэтов любил Есенина, Блока, Маяковского, ну и, конечно же, Пушкина. В зрелом возрасте – Евтушенко, Вознесенского, Окуджаву, ну и, конечно же, Пушкина. А теперь – только Пушкина. * * * Если вы своруете 5 миллионов рублей, вас могут посадить. Если вы своруете 5 миллионов долларов, вас могут наградить. А если 5 миллиардов долларов, могут наградить, а потом – посадить. * * * Минздрав предупреждает: «Курение вредно для здоровья». А когда курил Сталин, Минздрав молчал. * * * Диссертация: «История виноделия и винопития на Руси в XVIII и XIX веках: правовой аспект». * * * Аркадий Арканов рассказывал. Они с другом стояли на Новом Арбате. Подошла нищая и сказала собеседнику Арканова: – Мужчина, дай десять рублей. Арканов вынул десять рублей и протянул нищей. Та грозно произнесла: – Я сказала – мужчина, а ты – Задорнов. * * * Сам придумал: «Никто не хуже никого!» * * * Анекдот. Магазин в райцентре, где и продукты, и лекарства, и промтовары. Входит молодой человек, говорит продавщице: – Мне ящик шампанского, ящик водки, пять килограммов копчёной колбасы, три килограмма сыра, двадцать пирожных и сорок презервативов. Продавщица всё это ему выдаёт, он расплачивается, поворачивается уходить. Продавщица: – Молодой человек. – Что такое? – Возьмите меня с собой. * * * Тост: – Я хочу выпить… и выпью… * * * Рассказывал Аркадий Арканов. Анатолию Трушкину исполнилось 60 лет. Арканов в девять утра позвонил Толе поздравить. Трубку взяла жена Наташа и сказала: – А Толи нет. – А где же он в такую рань? – Пошёл пенсию оформлять. * * * Ко мне в гости году в 1989-м приехал мой друг, профессор, Евгений Матякин. До его прихода я спрятал в соседней комнате пародиста Михаила Грушевского. Мы сели с Матякиным за стол, с жёнами, стали выпивать. Вдруг из соседней комнаты раздался голос М. Горбачёва: – Усё, дорогие товарищи, считаю, что перестройка закончена. Будем возвращаться назад, к социализму, и снова начнем строить коммунистическое общество… Матякин побледнел и со словами: – Что он там несёт! – кинулся в соседнюю комнату. А там стоит Грушевский и говорит голосом Горбачёва. Матякин нас чуть не убил. * * * Байка. Какой-то писатель написал третью часть трилогии о Сталине. Сталин спросил у секретаря: – У него Сталинская премия есть? – Есть. – Дача есть? – Есть. – Квартира есть? – Четырехкомнатная. – Машина есть? – «Победа». – Что ему ещё от меня нужно? * * * Театр «Современник» был на гастролях на Дальнем Востоке. Вёл концертную программу М. Козаков. Администратор учил его, как надо заканчивать концерт: – В конце спроси у публики: «Вы никуда не торопитесь?» Они ответят: «Нет». Дальше скажи: «Вот так, не торопясь, и расходитесь по домам». * * * – Чувствую, что рубль укрепляется. – Почему? – Потому что чиновники стали брать взятки в рублях. * * * Борис Моисеев сказал: «На нашей эстраде только продюсер решает, будет ли человек певцом или певицей». * * * Байка. Когда Владимиру Зельдину исполнилось 100 лет, один журналист допытывался, в чём секрет его долголетия. Зельдин сказал: – Я никогда никому не завидовал, никогда ни с кем не ругался, был ко всем доброжелательным. – Но неужели у вас никогда не было врагов? – Были, но они все уже давно сдохли. * * * У Джорджа Клуни родилась двойня. Вот до чего доводит много кофе. * * * Народное. – У тебя жена – проститутка… – Какая разница, главное, чтобы человек был хороший. * * * Актриса МХАТ Нина Килимник рассказывала. Группа мхатовцев прилетела на гастроли в Австралию. Сразу пошли в магазин, накупили дешёвого баночного пива. Пьют, пьют, не пьянеют. Оказалось, пиво безалкогольное. Тогда пошли, накупили самого дешёвого алкогольного пойла и все гастроли керосинили. Летят назад и в самолете продолжают пить. Молодые артисты склонились над лежащим в отрубе народным артистом Петром Щербаковым, и кто-то предложил: – Давайте дяде Пете не будем говорить, что были в Австралии, а то он расстроится. * * * Шебаршин, легендарный разведчик, придумал такую фразу: «Коней на переправе не меняют, но кучера бы надо поменять». * * * Геннадий Хазанов с кем-то приехал в Дом творчества архитекторов. В столовую приходит пожилой архитектор и говорит администратору: – Никому не говорите, что мне семьдесят пять лет. Администратор: – Кому тут говорить, никто ни хрена не слышит. * * * Пародист Александр Иванов, в зените своей славы, приехал в Тулу выступать. На другой день договорились с женщиной-администратором, что поедут в Ясную Поляну. С вечера Сан Саныч принял. Утром администратор стучится в дверь номера Иванова: – Сан Саныч, пора вставать, Лев Николаевич уже ждет вас. Из-за двери сонный голос: – Пошёл он в ж… * * * Лучшее лекарство от всех женских болезней – сказать жене: «Пойдем тебе купим что-нибудь!» * * * Рассказывал Рубен Симонов. В армянском городке глава администрации собрал совещание: – У нас на улице Микояна открытый люк. Туда падают люди. Какие будут предложения? Первое: – Поставить там медсестру, она будет вызывать скорую. Машина приедет и отвезёт пострадавшего в травмопункт. Второе: – Подогнать к люку машину скорой помощи, и пусть она сразу отвозит в травмопункт. Третье: – Зачем? Давайте травмопункт перенесём к люку, сразу люди будут попадать из люка в травмопункт. Председатель: – Вы что, идиоты, что ли? А вам не приходит в голову простая мысль: взять и закрыть люк, а открыть другой – у травмопункта. * * * Рассказывал Карен Ованесян. У бакинца украли машину. Он пришёл в милицию. Участковый только поел, сидит довольный, пузатый. – Товарищ участковый, у меня машину украли. – «Жигули»? – Да. – Скажи, Ленина на броневике помнишь? – Помню. – Что Ленин в руках держит? – Кепку. – Вот. Даже великий Ленин держал кепку в руке, а ты машину без присмотра оставил. * * * Байка. Однажды великие физики Зельдович, Ландау и Харитон поехали на природу. Сели под деревом на травке, разложили закуску, вынули бутылку водки. Ножа не было. А бутылка была с металлической крышкой, без козырька и не открывалась. Мимо проходил какой-то охотник. Они попросили: – Уважаемый, не откроете бутылку? – Запросто, – сказал охотник. Вынул спички, зажёг одну, поднёс к крышке. Крышка нагрелась и отлетела. Охотник протянул бутылку учёным и сказал: – Физику надо было в школе учить. * * * Иосиф Прут рассказывал, отвечая на вопрос, как он дожил до преклонных лет: – Когда я женился, я сказал жене: «Как только ты начнёшь ругаться, я тут же уйду из дома на улицу». И вот всю свою жизнь я провёл на свежем воздухе. * * * Рассказал Станислав Говорухин. Была когда-то такая комиссия – «Гор—Черномырдин». Гор пытался изучать русский и сказал Черномырдину: – Какой у вас трудный язык. Черномырдин: – Это ты мне говоришь? * * * У Зиновия Гердта была прекрасная фраза. Говоря о каком-то спектакле: «Мне понравилось, а люди с ещё худшим вкусом вообще в восторге». * * * Раньше властителями душ были Пушкин и Чаадаев, теперь – Донцова и Бузова. * * * Я однолюб, люблю одного себя. * * * Песня «Катюша» поднимала людей на бой. На какой бой может поднять песня «Муси-пуси»? Только на бой с авторами этой песни. * * * – У нас вот такие девочки, по тысяче долларов за ночь. – У вас только проститутки? А порядочные есть? – Есть, но они дороже. * * * – Вы кто по гороскопу? – Негодяй. * * * – Вы жаворонок или сова? – Козёл я, козёл. * * * Мне хватает ума понимать, что я не очень умный. * * * Есть какие-то вечные понятия: холода в Сибири, Млечный Путь и ремонт на Ново-Алексеевской улице. * * * Первая стадия похудания: не есть после часа ночи. * * * Мой способ встречаться только с красивыми девушками: считать всех девушек, с которыми встречаешься, – красивыми. * * * Это ж какое надо иметь здоровье, чтоб лечиться в наших поликлиниках! * * * Некоторые говорят, что нам не повезло с Родиной. Нет, это Родине не повезло с нами. * * * Оптимист: – Какая красивая женщина! Пессимист: – А кому-то она так надоела! * * * Уборщица: – Начитаются Фрейда, а потом гадят в коридоре. * * * Опечатка: «Время собирать камин». * * * Правительство о нас думает, но плохо. * * * В.В. Путин – первый руководитель нашей страны за последние 80 лет, который произносит правильно слово «Азербайджан». * * * На радио когда-то работал диктор по фамилии Герцик. Однажды он начал читать рассказ и вместо того, чтобы сказать: «Тонула женщина», сказал: «Тонула лошадь…» Режиссёр показал ему пальцем у виска. Герцик тут же поправился: «А рядом тонула женщина». И дальше прочитал весь рассказ про женщину. На радио пришли мешки писем с вопросом: «Что с лошадью?!» * * * Мы были на гастролях в Германии. У немцев в субботу закрыты магазины и кафе. Кто-то из артистов: – У вас что, Шаббат, что ли? * * * Народная пословица: нормальному коту и декабрь – март. * * * Анекдот. – Нин, ты можешь со мной переспать за деньги? – Не могу. – Жаль, а мне так нужны деньги. * * * – Ты женился? – Ну да. – Как это тебя угораздило? – Ну, встречались. – А потом ты сделал ей предложение? – А потом пришли два её брата с битами и сделали мне предложение. * * * – Ты что, теперь миллионер? – Да. – И денег полно? – Ну да. – Дай взаймы десять тысяч. – С чего это? – Сам же сказал, что ты миллионер. – Но я же не говорил, что я – идиот. * * * Жена: – У тебя вкус плохой. Муж: – У тебя, конечно, лучше. Я выбрал тебя, а ты-то – меня! * * * Диалог: – Я люблю тебя, глупая. – Сам ты дурак, козёл. * * * – Одесситы – это наши гасконцы. – Такие же отважные? – Нет, такие же жадные. * * * Вхожу в азербайджанский ресторан «Каретный двор». За столом сидят владельцы собственных ресторанов: Антон Табаков, Михаил Ширвиндт и Денис Евстигнеев. Спрашиваю: – А что в свои не ходите? – А там очень дорого. * * * В молодости я больше всего любил книги и секс. Сейчас уже силы не те, теперь только секс. * * * Сидели в ресторане ЦДЛ Арканов и Иванов. Иванов прочитал Арканову эпиграмму на Ахмадулину, которая тогда была замужем за Юрием Нагибиным. Всю эпиграмму не помню, но помню последние две строчки: Там, где у Нагибина начало, Там у Ахмадулиной – конец. Арканов сказал: – Саня, хорошая эпиграмма. В это время в зал вошёл Нагибин. Арканов продолжал: – Давай Юре прочтёшь? – Нет! – закричал Иванов и вцепился в Арка-нова, чтобы тот не позвал за их столик Нагибина. Иванов понимал, что Нагибин запросто и побить его может. * * * Дураки обижаются на умных за то, что те их не понимают. * * * Когда говорят: «А хотите я вам фотки покажу?», это значит, пора уходить. * * * У меня был знакомый, Марлен. Гости сидели на кухне. Он входил в кухню и демонстративно капал в рюмку капли. Его спрашивали: – Марлен, что ты делаешь? – А я всегда за пятнадцать минут до сна выпиваю капли. Гости понимали, что пора уходить. * * * – Дорогой, скажи честно, я потолстела? – Если честно, то ты меня задолбала. * * * – Витя, я тебя люблю. – Слушай, нормально же общались, чего ты начинаешь? * * * У нас с тобой ум один на двоих. Причём один – только мой. * * * Одна женщина пошла с мужем за покупками. Ей купили два платья и сапоги. Мужу купили – носки и ластик. * * * – А я считаю, надо разрешить однополые браки. Пусть голубые тоже помучаются. * * * Один мужик ночью проснулся от собственного крика: – Катя тонет! Жена спрашивает: – Какая Катя? – Ты её не знаешь, я с ней познакомился во сне. * * * В одном монастыре немцев, которые искали туалет, послали в лес. Они вернулись, сказали, что туалета не нашли. * * * Видел в ларьке обложку журнала «Биография»: Армен Джигарханян, Жан Поль Бельмондо, Максим Горький и Роза Сябитова. Спросил у прохожего: – Вы знаете Розу Сябитову? – Конечно. – А Бельмондо? – Футболист, что ли? * * * Лет семь назад на Театре эстрады висела афиша концерта «Памяти Паваротти». Среди участников – «Иванушки International» и Катя Лель. * * * Приехав с Афона, я рассказал жене, что на Афоне с XII века нет женщин, а потом добавил: – И кошек там нет, одни коты… Она спросила: – А как же они тогда размножаются? – Загадка природы, – ответил я. * * * Диалог из двух фраз: – Баха играешь? – Да, фигачу помаленьку. * * * В деревне под Москвой ответственный работник Пенсионного фонда построил шикарный дом. Года через три дом сгорел. Вся деревня на радостях пила неделю. * * * Диктор Виктор Балашов как-то оговорился, сказал: – Дорогие жители Улан-Батора… Его поправили: – Улан-Удэ. – Да, но это же рядом. * * * Писатель Аркадий Хайт и Геннадий Хазанов в советское ещё время ехали из Эстонии в Россию. Только переехали границу, как увидели очередь в булочную за хлебом. Магазин ещё не был открыт, а очередь уже стояла. Подъехали к очереди, спросили: – Как проехать на Москву? Народ, увидев Хазанова, который в то время был суперпопулярным, обалдел. Узнав дорогу, поехали дальше. Хайт сказал: – Они не ждали тебя здесь с утра. * * * Георгий Вицин говорил: «Мы пришли в этот мир беззубыми, беззубыми и уйдём». * * * Конферансье Алексеев после революции, обращаясь к публике, сказал: – Здравствуйте, товарищи. Из зала раздалось: – Гусь свинье не товарищ. Алексеев: – Я гусь не гордый, могу и улететь. * * * Конферансье Олег Милявский. Кто-то выкрикнул ему из зала: – А вы знаете, что такое аборт? – Я-то знаю, а ваша мама, к сожалению, не знала. * * * Двое в постели. Женщине звонят, она поговорила по телефону, потом обращается к мужчине: – Муж звонил, сказал, что поехал с тобой на рыбалку. * * * Руководитель мастерской сатиры и юмора Москонцерта М.И. Бахурин в 1970-х годах выслушал фельетон артиста и сказал: – Не пойдёт, нет афопеоза. Найдёте афопеоз – приходите. * * * Один мужик жаловался: – Третья жена такая ревнивая, что мне всё время приходится доказывать ей, что с первой и второй у меня ничего не было. * * * В Одессе. – Софа, знаете, мой Боря перестал пить и изменять мне. – И давно? – Завтра будет сорок дней. * * * Диалог: – У меня жена страдает от алкоголизма. – Что, пьёт? – Нет, пью я, а она страдает. * * * Когда мне было 19 лет, я летом жил в Ирпене, под Киевом. Познакомился с девушкой-стенографисткой. Мы договорились, что она будет меня учить стенографии. На другой день мы пошли в берёзовую рощу, сели на траву и стали заниматься. Минут через двадцать мы уже целовались. К концу занятия она сказала: – Ты до старости стенографию не осилишь. Как в воду смотрела. * * * Я лично знал конферансье Гаркави. С ним связана такая байка. Жена пришла как-то к нему на концерт в гримёрку и сказала: – Была в гостях, все говорят, что я выгляжу на тридцать пять лет, не больше. Гаркави: – А тут зашёл какой-то мужик и сказал мне: «Мальчик, здесь никого из взрослых нет?» * * * Из мебели у него был только электросчётчик. * * * Одесский диалог: – Ой, что вы мне рассказываете! Я однажды такое продал шейху, у которого было семьдесят жён. – «Роллс-ройс», что ли? – «Роллс-ройс» каждый может продать. А вот попробуй ему продать надувную бабу! * * * Мужчина и женщина. – У вас, мужиков, только одно на уме. – Почему только одно, а закуска? * * * Бабушка подралась с внуком, доказывая, что мышь – это животное, а ссылка – это Ленин в Шушенском. * * * – Вы не знаете, почему Абрамович живёт в такой роскоши? – Из-за недостатка доказательств. * * * Муж – жене: – Милая, давай договоримся: я говорю, что это вкусно, а ты больше никогда этого не готовишь. * * * Один рассказывает другу: – Представляешь, прихожу домой, смотрю, а жена с любовником в постели. Ну, я пошёл на кухню, открыл холодильник, достал бутылку водки, выпил, попел грустные песни, а потом смотрю – квартира-то не моя. Юмор священников Патриарх Алексий I Его вызвал Сталин во время войны, сказал: – Надо открыть церкви и служить. – Священников не хватает (многие расстреляны, другие сидят). – Но вы же их готовите в семинариях. – Мы их в семинариях учили на священников, а они потом становятся генералиссимусами. В Карловых Варах священник, отец Сергий Я спросил его, сколько у него сейчас детей. – Трое. – Надо же, пять лет назад был всего один. – Ну да, это вы сюда приезжаете отдыхать, а мы здесь работаем. Отец Сергий в церкви Бахрушинского приюта После службы на Крещение толпа ринулась за святой водой. Отец Сергий сказал моей жене Лене: – Матушка, отойдите, пожалуйста, в сторонку, а то наш благочестивый народ в своём неуёмном стремлении снискать Благодать Божию и затоптать может. Настоятель Рыльского монастыря прислал мне ценник На нём написано: «Чай монастырский. Храни Вас Господь! Срок хранения – 2 года». Александр Мень – Загорску ещё повезло, что у революционера оказалась такая красивая фамилия – Загорский. А то был бы какой-нибудь Поросёнков. Прихожанин по имени Николай на исповеди подал огромный список своих грехов. А. Мень прочитал и сказал: – Николай, когда вы всё это успеваете? Курьёзы со знаменитостями Владимир Мигуля Когда-то, году в 1979-м, я познакомился с композитором Владимиром Мигулей. Мигуля написал много хороших песен, которые живут и по сей день: «Поговори со мною, мама», «А мне не надо от тебя», «Земляничная поляна», «Аты-баты, шли солдаты» и многие другие. Володя и сам хорошо исполнял свои песни. И даже однажды представлял нашу страну в Сопоте. Мы с ним года два ездили на гастроли. В 1980 году мы с ним поехали отдыхать в Тарусу. Володя решил принять участие в конкурсе на лучшую песню об олимпийском Мишке. Однажды он спел мне песню «Мишка олимпийский, олимпийский Мишка, да». Я в ответ пропел ему: «Леди, леди, леди» – и так далее. Потому что мелодия была как раз песни про леди. Это бывает. Засядет в голове, а потом уже кажется, что это твоё. Я однажды написал стишок: «Ехали медведи на велосипеде» – и радовался минуты три, пока не вспомнил, что это Чуковский. Однажды мы с Мигулей поехали на гастроли в Юрмалу. Там к нам в гостиницу пришёл Михаил Звездинский и предложил принять участие в «ночнике». Звездинский снимал ресторан, приглашал звезду для выступления и продавал обеспеченным людям билеты по 100 рублей. Напоминаю, в то время это была зарплата инженера в месяц! На таком вот «ночнике» однажды нагрянула милиция. Дело было незаконное, по статье «Частное предпринимательство». Звездинского, рассказывают, нашли в пустом баке и осудили на несколько лет. Но самая интересная история у нас с Мигулей произошла с песней «Трава у дома». Когда-то Мигуля написал эту песню на стихи Анатолия Поперечного и исполнил её по телевидению 12 апреля, в День космонавтики. На другой день он сказал мне: – Знаешь, хорошая мелодия получилась, а слова – так себе. Может, ты получше напишешь? Я попросил текст, прочитал его и говорю: – Нет, я лучше не напишу. Тут хороший текст. У меня точно такой не получится. А Анатолий Поперечный был профессиональный поэт, написавший до того песню «Соловьиная роща» – всесоюзный шлягер. – Думаешь, нормальный текст? – Просто хороший, – сказал я. И только через несколько лет, когда группа «Земляне» сделала оригинальную аранжировку и мощно спела эту песню, песня стала чуть ли не гимном космонавтики. Вот такая история. А согласись я переделать текст, и не было бы хорошей песни. Владимир Шаинский Удивительный был композитор Владимир Шаинский. Песни просто золотые – «На дальней станции сойду», «Чунга-Чанга», «Голубой вагон», «Один раз в год», «Родительский дом» и ещё много-много шлягеров. А человек был ещё более удивительный. Мы с ним как-то выступали в городе Выкса на металлургическом заводе. Когда он выступал, пел свои песни, зал умирал со смеху. А тут ему прямо на сцене подарили рабочую робу и каску. Он всё это надел на себя и сел к роялю. Пел очень громко и экспансивно, в зале просто рыдали от смеха. Мы с ним писали какие-то песни, и однажды он позвал меня к себе домой. Жил он на Садовом кольце, напротив кинотеатра «Форум», этаже на шестом. Встретил он меня в трусах, рядом с ним стояла его жена, младше Шаинского лет на тридцать. Он тут же спросил: – Ты «солнышко» на турнике крутить можешь? – Нет, – признался я. – Смотри. Он подошел к турнику, стоявшему посреди комнаты, и стал крутить «солнышко». А было ему уже пятьдесят с лишним лет. Потом он приседал на одной ноге, делая «пистолет». Потом сел к роялю и сыграл мелодию для моей песни. Потом он позвал меня на балкон, влез на перила балкона и с перил перешагнул на карниз. Он стоял на высоте шестого этажа, прижавшись спиной к стене. Мне просто стало плохо, а он спокойно постоял и вернулся на балкон. Когда я через несколько дней рассказывал обо всём этом девушкам из авторского общества, они смеялись так, что у Вали Ивановой пошла носом кровь. Такого успеха я больше никогда в жизни не имел. И ещё одна история, связанная с именем Шаинского. На Центральном рынке работал мясник Иван Юшин. К нему ходили известные композиторы и поэты. Шаинский тоже к нему ходил за мясом. Потом Шаинский на стихи этого мясника написал знаменитую песню «Травы». Иван Юшин стал получать за эту песню хорошие авторские. Однажды к нему пришёл за мясом поэт Михаил Танич. Иван спросил Танича: – Михаил Исаевич, у меня за «Травы» большие деньги идут, может, бросить мне это мясо и заняться песнями? Танич подумал и сказал: – Ваня, учти: не мясо к травам, а травы к мясу. Ваня понял и из мясников в поэты не перешёл. Михаил Державин Мы с женой в конце 1970-х годов жили на Ново-Сущевской улице в двенадцатиэтажном доме. Мы жили на первом этаже. А на десятом этаже жила Роксана Бабаян. Как-то к ней приехал её будущий муж Михаил Державин. Лифтёрша Люся, увидев Державина, спросила его: – Откуда я вас знаю? Что-то лицо знакомое. Известный в то время по «Кабачку» Державин скромно опустил глаза. Люся продолжила: – А мы с вами в техникуме не учились? Державин помрачнел и сказал: – Нет, в техникуме я не учился. – Откуда же я вас знаю? – Думайте, – сказал Державин и шагнул в лифт. Женщина, которая присутствовала при разговоре, сказала Люсе: – Так это же Державин из «Кабачка». Люся всплеснула руками и тут же выключила лифт. Потом набрала номер своей подруги и закричала: «Галя, дуй сюда, у меня сейчас Михаил Державин из «Кабачка» в лифте застрял!» – и держала Державина в заточении, пока Галя на него не посмотрела. Вот такая история. Я потом спрашивал Михаила Михайловича, было ли так. Он сказал: «Что-то подобное было». Юрий Темирканов Было это году в 1972-м. Меня только-только взяли в команду «Клуба 12 стульев», которая ездила с концертами по стране. Всюду были битковые аншлаги. В Ленинград тогда поехали – завотделом юмора Л.Г. Веселовский, его зам – Илья Суслов, редактор Виталий Резников и писатели: Арканов, Горин, Жванецкий и так далее. Я среди них был самый молодой. После какого-то концерта, а они проходили в зале Ленинградской филармонии, мы с Веселовским и ещё каким-то парнем, которого звали Юра, поехали в гости, в совершенно незнакомую компанию. В комнате набилось человек тридцать. Мы с Веселовским и Юрой сидели за столом. Там же, за столом, сидели какие-то незнакомые люди. Веселовский быстро напивался. Вдруг он произнёс тост: – Давайте выпьем за самого талантливого из нас, за заслуженного артиста. Юра, за тебя! Мы выпили. Через пару минут мы с Юрой услышали, как кто-то сказал: – А чего эти знаменитости молчат? Раз они такие знаменитые, то пусть веселят нас. Мы с Юрой переглянулись, он произнёс: – Давай отсядем отсюда. Мы покинули стол и пересели к окну за маленький столик. Выпили с ним по рюмочке, и я спросил: – А что это Веселовский сказал, что ты заслуженный артист? В то время у меня не было ни одного знакомого – заслуженного, а этот парень был молод, похож на горца, красивый, стройный, и видно было, очень энергичный. Юра сказал: – А я действительно заслуженный артист. – Ну ты даёшь, – сказал я. – Такой молодой и уже заслуженный. Мы выпили ещё по одной, видно было, что мои слова задели Юру. Он не предполагал, что кто-то его может не знать. – Я не только заслуженный, я ещё и дирижировал в Мадриде и в Париже. Я засмеялся: – Это уже слишком, и в Мадриде, и в Париже? – Ну да, – подтвердил Юра. – Да ты что, мне не веришь? Меня Фурцева сама уговаривала быть главным дирижёром в Большом театре. – Мания величия, – фыркнул я. Юра помолчал и сказал: – Значит, не веришь. Вот посмотри туда, видишь, у стены стоят люди и глаз с меня не сводят. Я посмотрел: действительно, там было человек пять гостей, которые внимательно издалека следили за нами. – Так вот, – продолжал Юра, – завтра они всем будут рассказывать, что они пили в одной компании с самим Темиркановым. Я спросил: – А что же ты в Большой не пошёл? – А мне и у Мравинского хорошо, – сказал он. – Давай сматываться отсюда. Захватим пару девушек и смоемся. Я говорю: – Ладно, пойду приглашу кого-нибудь потанцевать, познакомлюсь, и поедем. Он сказал: – Какой познакомлюсь. Пошли. Мы подошли к сидящим вдоль стены женщинам. Юра сказал: – Ты и ты. Две девушки послушно встали и пошли с нами. Одна, высокая, – с Юрой, другая, миниатюрная, – со мной. Дальше малоинтересно. Помню только, что мы с миниатюрной легли спать на диван в узкой комнате. Юра сидел на стуле перед нашим диваном и приговаривал, обращаясь ко мне: – Ну что, ты так и будешь лежать? Обними девушку. Мы умирали со смеху. Минут через пять Юра уехал. На другой день они с Веселовским пропали. Их разыскивали, но найти нигде не могли. У нас шёл последний концерт. В середине первого отделения в филармонию дозвонился Веселовский и сказал своему заму: – Начинайте первое отделение без меня. 11 часов вечера. Мы в поезде «Красная стрела». Осталось пять минут до отъезда, Веселовского нет. За три минуты до отхода поезда они появились – Веселовский и Темирканов. Они шли под ручку, и так осторожно, будто боялись расплескать то, что их переполняло. Темирканов подвёл Веселовского к двери в вагон и тихонько подтолкнул его в спину. Витя упал в вагон, на руки Резникова. Так закончилась наша гастроль в Ленинграде… Больше я с Темиркановым никогда не встречался. Не делал никаких попыток найти его, потому что всё потом про него узнал. Великий дирижёр, который после Мравинского принял его оркестр. Симпатичный был парень, к тому же и с юмором. Виктория Токарева Мы с Викой печатались в «Клубе 12 стульев» и потому были знакомы и даже приятельствовали. У неё были свои сложные отношения с завотделом юмора Виктором Веселовским. Однажды они рассорились, а у нас намечалась поездка в Томск. Я ей позвонил, сказал, чтобы помирилась с Витей, я знал, что у Вики с деньгами плохо, а поездка в Томск была выгодная. Так мы вместе съездили на гастроли в Томск. Там они снова с Витей разругались. В Москве Вика мне позвонила и сказала, что она придумала месть Веселовскому. Она решила подогнать к зданию ЛГ ассенизаторскую машину, вставить трубу в окно кабинета Веселовского и загадить весь его кабинет. – Хороший план, – сказал я, – но кабинет Вити на пятом этаже, и труба туда не достанет. – Ладно, – сказала Вика, – я что-нибудь ещё придумаю. Через некоторое время она помогла мне поступить на Высшие сценарные курсы. Набирал абитуриентов её друг и соавтор, Георгий Данелия. Вика позвонила ему и попросила прочитать мои рассказы. Потом были экзамены, и я два года проучился на замечательных курсах, где нам показывали лучшие мировые фильмы. Когда-то мы встретились в Юрмале. Прошли с ней пешком от Дубулты до Майери. Сели чего-то попить. Она мне сказала, что всё у неё прекрасно. Всё замечательно. Хотя я знал, что именно тогда Данелия женился. Месяца через четыре мы с ней встретились в Доме кино. Она сказала: – Помнишь, мы сидели в Юрмале и я сказала, что у меня всё хорошо? – Помню. – А мне тогда было так плохо… Однажды я ехал в машине, а по «Эху Москвы» шло интервью с Токаревой. Она говорила, что не любит Достоевского, потому что у него плохо с юмором. Когда мы снова встретились, я ей сказал, что у Достоевского с юмором всё в порядке. В «Братьях Карамазовых» есть сцена – «Мальчики на базаре». Её просто можно исполнять со сцены как юмористический номер. Вика сказала: – Если говорить честно, то я его просто не читала. А однажды я ей рассказал свой замысел пьесы. Она мне позвонила на другой день, в семь утра: – Лёня, я всю ночь не спала, отдай мне этот сюжет. Ты всё равно хорошо не напишешь. Я не мог ей отказать, и она написала рассказ «Сладкие объедки». Но это не лучший её рассказ. А в основном пишет так, что не оторвёшься. Муслим Магомаев В сентябре 2002 года я ездил на шестидесятилетний юбилей Муслима Магомаева в город Баку. Юбилей отмечался широко. Главный концерт проходил в зале на три тысячи человек. На нём, естественно, присутствовал Гейдар Алиев – президент Азербайджана. Я выступал в первом отделении. Прежде чем читать свой номер, я сказал, что Муслим, несмотря на свою великую славу, человек очень скромный. Когда я вёл концерты и приезжал выступать Муслим, я спрашивал его, когда он хочет выйти на сцену. И он неизменно отвечал мне: «Когда вам удобно, тогда я и пойду». Для артистов это редкость, а тем более для знаменитых артистов. А он был такой знаменитый, что однажды после концерта поклонники несли Магомаева к машине от концертного зала до вокзала. А одному случаю, связанному со славой Магомаева, я был свидетель. С группой артистов мы были на гастролях в Усть-Каменогорске. Мы обедали в ресторане с очень популярным в то время Евгением Моргуновым. После обеда он пригласил меня к себе в номер. Я пришёл к нему где-то через час. Моргунов лежал в белом халате на постели. Вдруг приоткрылась дверь ванной, и женский голос произнёс: – Муслик, принеси мне халат. Моргунов встал с постели, отнёс халат в ванную и вернулся назад. Я спросил: – Женя, а почему она тебя называет Муслик? – Да понимаешь, она не хотела идти со мной, тогда я сказал, что я – Муслим Магомаев, и она пошла. Рассказ имел оглушительный успех на дне рождения Муслима. У меня оставался только один вопрос: где он в те времена нашёл женщину, которая не знала, как выглядит Муслим Магомаев? Марина Неёлова Когда-то в конце 1960-х, а может, это уже было начало 1970-х, я, уже выпускник МАИ, продолжал заниматься в своём родном институте самодеятельностью. Мы с моим соавтором Валерием Наринским написали пьесу по рассказам Кира Булычёва. И вот идём мы домой к Васильеву, чтобы прочесть ему инсценировку. Я иду, мой соавтор Валерий, артист самодеятельности Добровольский, который дружил с Васильевым, и ещё кто-то. И я на ходу рассказываю, что вчера видел очень хороший фильм «Монолог». И там играла потрясающая актриса – красавица и жутко талантливая. Мы дошли до дома Васильева, подошли к его квартире, и ребята говорят мне: – Звони. Я позвонил, открылась дверь, и я просто онемел. Передо мной стояла та самая актриса, которой я только что восхищался. Но уж совсем я обалдел, когда актриса сказала: – Лион, ты что, меня не узнаёшь? – Нет, – ошарашенно ответил я. – Мы с тобой на свадьбе у Хромова рядом сидели. Марина Неёлова оказалась женой Толи Васильева. А Толя был другом моего приятеля Хромова. Хромов пару раз женился, и мы каждый раз на его свадьбах встречались. Вот такая вот история. Через много лет, уже в конце 1980-х, мы с Мариной познакомились поближе, и я даже привёз к ней домой священника Александра Меня, который и крестил её дочку Нику. Михаил Задорнов Про Мишу у меня есть отдельные воспоминания, а здесь просто несколько эпизодов, не вошедших в основной текст. Как-то меня, Жванецкого и Задорнова выдвинули на премию «Овация». Понятно, что меня взяли для количества. Но на всякий случай я шутку приготовил. Когда мне дадут премию или придется давать интервью, я скажу: «Задорнову и Жванецкому, наверное, льстит, что они попали в такую компанию». Жванецкий на премию не приехал, значит, понял, что он премию не получит. Приехали мы с Задорновым. Полный зал народу. Наконец-то наша номинация. Премию, естественно, дают Задорнову. Он выходит на сцену, потом его ведут на интервью. И потом он со сцены рассказывает: – Я за кулисами случайно встретился с Жечковым, который получил премию за песню «Как упоительны в России вечера». Исполнял «Белый орёл», то есть Жечков. Я говорю ему: «У вас в песне текст «и вальсы Шуберта, и хруст французской булки». Булки не хрустят, а Шуберт не писал вальсы». А Жечков мне в ответ: «Это его проблема». В зале хохот. Правда, оказалось, что Шуберт всё-таки писал вальсы. Задорнов был в ресторане, неподалёку от него за столом сидела компания во главе со Станиславом Говорухиным. Это было как раз после фильма Говорухина «Так жить нельзя». Задорнов, закончив ужин, подошёл к столу Говорухина и сказал ему: – Ну, конечно, так жить можно. Где-то в 1980-х годах Михаил Задорнов некоторое время работал завотделом юмора журнала «Юность». Я привожу эту историю как пример того, насколько Задорнов был умнее меня. У меня был соавтор Валерий Наринский. Мы с ним к тому моменту писали вместе лет двадцать. Он самостоятельно написал монолог. Монолог был сделан неправильно и вряд ли бы пошёл со сцены. Я ему об этом сказал и объяснил, почему не пойдёт. Он не соглашался, спорил, доказывал. Потом предложил: – Давай я покажу его Хазанову. Я позвонил Хазанову, попросил почитать монолог. Они встретились. После этого Хазанов перезвонил мне и спросил: – Ты зачем его прислал? Ты же сам понимаешь, что монолог написан неправильно. Я говорю: – Он мне не верит. Мы снова встретились с моим соавтором и снова спорили до хрипоты, до раздражения. Тогда он пошёл в «Юность», к Задорнову, и прочитал ему свой монолог. Миша, конечно же, всё понял, но сказал Валере: – Замечательный монолог. Как ты до такого додумался? Просто молодец. После этих слов он достал три своих монолога, и они с Валерой часа два докручивали монологи Миши. И оба разошлись довольные друг другом. Монолог Валеры, конечно же, никуда не пошел. Но скажите, кто из нас умный, Задорнов или я? Вопрос явно риторический. Как-то раз, когда я выступал в городе Ярославле, мне позвонил Миша из Египта и сказал: – Вот пока вы, евреи, прохлаждаетесь в России, я за вас лезу на гору Синай. Я в ответ: – Пока вы, русские, лазаете по горе Синай, я за вас отдуваюсь здесь, в Ярославле. Мы договорились встретиться с Мишей возле наших домов, на площади. Встретились, он говорит: – Поехали обедать. Я в ответ: – Никак не могу. Меня ждёт на улице Горького Фимка Смолин, я ему везу пистолет. – Какой ещё пистолет? – Да такой пистолет, пульками стреляет, у меня их два. Один я решил Фимке подарить. – Вот, Лёня, – говорит Миша. – Вы с Фимкой никогда ничего не добьётесь. Вместо того чтобы заниматься делом, ты тратишь время на какой-то пистолет. Фигня какая-то, потерять три часа времени, чтобы отдать Фимке пистолет. Какой ещё на фиг пистолет? А ну покажи. Я вытащил из коробки пистолет и дал его Мише. Хромированный, блестящий на солнце пистолет. Миша повертел его в руках и сказал: – Лёня, зачем тебе его везти Фимке? Давай лучше я его у тебя куплю. А дальше мы поехали на улицу Горького, отдали Фиме пистолет и пошли обедать. У меня есть друг, серьёзный бизнесмен, влиятельный человек. Зовут его Сергей. Я их с Мишей знакомил. Однажды Миша меня спрашивает: – Лёнь, нельзя обратиться с просьбой к твоему другу? – А что такое? – Да понимаешь, у моего сводного брата Лолика в 1998 году зависли в одном банке деньги, и вот уже восемь лет прошло, и никто ничего не возвращает. Я знаю, что твой друг имеет какое-то отношение к этому банку. Речь идёт о сорока тысячах долларов. Мы поехали к Сергею Анатольевичу. Миша изложил суть дела, показал документы. Серёжа сказал: – Ничего не обещаю, но попробую. Миша говорит: – Я порядок знаю, половина денег ваша. Серёжа говорит: – Вы – друг Лёни, поэтому никакой половины не надо. Мы вышли от Серёжи, Миша говорит: – Если он вернёт деньги, отдам тебе пять тысяч долларов. Я говорю: – Спасибо, мне только этого не хватает – брать деньги с друзей. Прошло недели три. Звонит мне Сергей, говорит: – Давай встретимся в «Пушкине» с Мишей. Мы пришли в кафе, Миша заказал столик. Пришёл Серёжа, сказал: – Миш, извини, ничего не получилось, очень давно это было, денег уже нет. Миша сказал: – Ну, нет так нет. Давайте ужинать. Прошло минут двадцать. Серёжа вынимает из-под стола какой-то потрёпанный пакет, полупрозрачный, и кладёт его на стол. А в пакете ровно сорок тысяч долларов. Потом Миша подарил Сереже икону, а мне – картину. Маша Распутина Одна из передач «Шоу-Досье» была посвящена Маше Распутиной. Она меня где-то за год до этого подвела. Пообещала участвовать и уехала на гастроли. Я обиделся. Она даже не позвонила. Но через какое-то время её конферансье Карен Ованесян, встретив меня, принёс мне от неё извинения. И хорошо сделал. Ровно через неделю позвонил мой знакомый, «крутой» бизнесмен, и сказал: – Мы тут искали машину угнанную, а нашли гараж с шестью ворованными машинами. Среди них – «линкольн» Маши Распутиной. Ты с ней в каких отношениях? – В нормальных. – Хочешь, вернём ей машину? – А что за это? – Ничего, пусть в ресторане ребятам проставится, и всё. Я позвонил Маше. Машина была в угоне уже полгода, и никто её не искал. Маша была счастлива, но сразу поехать за машиной они не могли, им с мужем надо было лететь в Сочи на концерт. Из Сочи они звонили мне каждые два часа, беспокоились. Приехав в Москву, муж Володя сразу же поехал за «линкольном». Потом, когда он перегнал машину к себе во двор, он отзвонился мне и сказал: – Я проехал шесть постов ГАИ. Нигде меня ни разу не остановили! Хотя в то время в Москве не так много было «линкольнов», тем более угнанных. На другой день в «Московском комсомольце» появилась заметка, в которой было написано, что воры, узнав, чья это машина, пригнали её и поставили под окном. В ресторан мы не пошли, а передачу с Машей сделали. Очень даже неплохую. Единственное, что омрачило Машино настроение, это то, что присутствовавший на передаче Аркадий Вайнер сказал, что у Машиных песен плохие тексты. Это, конечно, не так. Тексты писал Леонид Дербенёв, а он плохо не писал. Маша считала, что Вайнер это сказал из-за дружбы с Таничем, что тоже было неверно. Леонид Дербенёв С Дербенёвым всё время происходили какие-то чудные истории. Он так давно писал песни, что однажды в сбербанке работница, прочитав на книжке фамилию Дербенёв, закричала: – Нина, иди сюда, посмотри, сын поэта Дербенёва пришёл! Дербенёв был очень остроумным человеком. Мы с ним были в квартире у администратора эстрады Паши Леонидова. Этот администратор в сорок лет решил стать поэтом-песенником, и через три месяца после этого решения уже был творческий вечер поэта Павла Леонидова. Так вот, мы сидели у Паши дома, и он похвалился, что начал писать детские песни. Дербенёв закричал: – Паша, умоляю тебя, не трогай детей. Давай лучше объявим по радио, что тебе нужны деньги. Родители скинутся, лишь бы ты не писал. Мы с ним ходили в одну и ту же церковь, жили на соседних улицах и даже написали одну программу для «Голубых гитар» – был такой ансамбль. Дербенёв дружил с Львом Лещенко и как-то остроумно заметил: – Лёва такой добрый, что, если бы он был женщиной, всё время ходил бы беременной. В 1998 году, как раз перед самым дефолтом, я завёл себе в Инкомбанке кредитную карточку Visa. Зашёл в соседний магазин «Океан». В очереди увидел двоих менеджеров из Инкомбанка, подошёл к ним и стал что-то спрашивать про карточку. В это время в магазин зашёл Дербенёв. Он был в лыжной шапочке и обычной куртке. Увидел меня, подошёл к нам, и мы, не сговариваясь, начали игру. Дербенёв спросил: – А что за карточка? Я говорю: – А вам-то какое дело? Дербенёв: – Что, ответить трудно? Я говорю: – Слушайте, чего вы лезете не в своё дело? Идите своей дорогой. Менеджеры перепугались скандала и совсем затихли. Очередь разделилась. Одни были за меня, другие – за Дербенёва. Одни кричали: – Чего к людям пристаёшь? Другие: – Что, трудно ответить? Скандал разгорался. Про нас уже забыли. Менеджеры, перетрусив, убрались из очереди. Мы с Дербенёвым выскочили из магазина, прижались спинами к стене и просто плакали от смеха. Весёлый был человек Дербенёв и очень талантливый. Один только «Миг между прошлым и будущим» чего стоит… Юрий Никулин С Юрием Владимировичем мы были в хороших отношениях. Он у меня снимался в передаче «Шоу-Досье». Иногда я его приглашал выступать с нашим театром «Плюс». Он никогда не называл сумму гонорара. Стеснялся. – Заплати, сколько считаешь нужным. Но не совсем мало. Я всегда ему платил так, что он был доволен. Передача с ним получилась прекрасная. Мы по очереди рассказывали анекдоты. На анекдот от зрителей мы выдавали свои. Там, на передаче, спонсоры подарили ему платье для жены. И я знаю, что он потом очень долго присылал этим спонсорам билеты в цирк. Не забывал. В какой-то момент мы с ним решили купить охотничьи ружья. Тогда это было большой проблемой. Я нашёл магазин, познакомился с директрисой, и она нам пообещала помочь. В это время Никулин звонил мне довольно часто. Однажды трубку взяла жена Лена. Никулин спросил: – Это ружейный арсенал? Жена не растерялась, сказала: – Так точно! – А кто говорит? – Сторож арсенала. Всегда, когда Юрий Владимирович звонил, он что-нибудь смешное придумывал. Однажды наговорил на автоответчик довольно много. И я эту плёнку храню. Его уже нет. А голос на плёнке остался. Семён Фарада Семён был смешным не только на сцене и экране, он и в жизни был очень смешным. Однажды я его встретил у метро «Алексеевская». Он был с драматургом Славкиным. Мы немного поболтали, потом попрощались. Семён отошёл на несколько шагов, встал в какую-то неестественную позу и сделал такое лицо, что я просто покатился со смеху. Ничего не говорил, всего лишь мимика, и так смешно. Как-то я попал в Театр на Таганке на спектакль «Гамлет». Сидел в первом ряду. Гамлета играл Высоцкий, а Фарада играл одного из двоих могильщиков. Гамлет с Лаэртом дрались на шпагах, а под ними с лопатой стоял Фарада. Поединок был в самом разгаре, когда Фарада вдруг, обращаясь ко мне, сказал: – Лион, ты видишь, в каких условиях я здесь работаю? Причем он был в трёх шагах от меня и сказал это так, что слышал слова только я. Громко смеяться в этот драматичный момент было нельзя, я давился от смеха, и слёзы текли по моим щекам. Вот такой был смешной артист. Александр Иванов Уникальный был поэт-пародист, ведущий передачи «Вокруг смеха». В самый пик его популярности, где-то в середине 1980-х годов, мы с ним вдвоём поехали выступать в Ташкент, и у нас в один день было шесть концертов. С утра до ночи. Но речь не об этом. Когда я впервые поехал с «Клубом 12 стульев» в Ленинград, а это было в 1972 году, в вагоне ночью все уже улеглись спать, а Сан Саныч в коридоре наставлял меня, «салагу». Он кричал, будучи в подпитии, на весь вагон: – Поэзия умрёт, а пародия останется! Гриша Горин приоткрыл дверь своего купе и сказал: – Саня, пародия останется, но ты ложись спать. Когда я подарил Сан Санычу свою первую книжку, даже и не книжку, а брошюру, он внимательно прочитал её, посмотрел, что она стоит восемь копеек, и сказал: – Лиоша, хорошая книжка, на чёрном рынке дадут два номинала. Все вокруг покатились со смеху. Два номинала – это шестнадцать копеек! Савелий Крамаров Все, кто пишет про Крамарова, обязательно упоминают его фантастическую популярность. Мне однажды пришлось с этой славой соприкоснуться. Когда Савелий решил эмигрировать, он стал собирать юмористический репертуар для выступлений в Америке. Савва дружил с артистом Левенбуком, и тот привез Савву ко мне домой. Мы стали писать номер. Не помню ничего, кроме одной фразы: «Я всегда играю дураков и прощелыг, а вы меня встречаете как родного». С этой шуткой он собирался ехать в Америку. Где-то через час они с Левенбуком ушли. Часа через два я тоже вышел на улицу. Возле нашего подъезда стояла огромная толпа. Я спросил соседа: – Что здесь происходит? – Вот, стоим ждём, когда Крамер выйдет. – Какой Крамер? – не понял я. – Ну, киноартист, говорят, он к нам в дом к кому-то приехал. – Так он уже уехал час назад, – сказал я им. – Ну да? Ну, ты подумай, а мы уже час стоим ждём. Если бы я не вышел, они бы ещё долго ждали любимого киноартиста. Владимир Высоцкий Хотелось бы сказать, что я был знаком с Владимиром Семёновичем, но это было бы полуправдой. Я с ним виделся всего три раза. А один раз даже говорил. В первый раз, году в 1979-м, в санатории «Актёр» в Сочи. Он приехал туда на три дня. Мы сидели на пляже, несколько артистов и я. Пришёл Высоцкий, и сразу все потихонечку стали перемещаться поближе к нему, как металлические опилки к магниту. В результате все расселись вокруг Высоцкого, а он что-то рассказывал. А на другой день в его номер забрались воры. Украли джинсовую куртку, а в ней – ключи от «мерседеса». Помню только жёлтый милицейский газик и капитана, который говорил, что это дело их чести – найти вора. Не знаю, отстояли они свою поруганную честь или так и остались бесчестными, но знаю, что там, в «Актёре», Высоцкий познакомился с танцовщицей из ансамбля Моисеева и потом за ней ухаживал. Второй раз мы с Высоцким сидели за одним столом на праздновании старого Нового года в «Современнике». Меня пригласила Галина Борисовна Волчек. Я на той вечеринке выступал для актёров. И Высоцкий тоже выступал. Он был в тёмной водолазке. За столом сидели Марина Неёлова, Волчек, Высоцкий и я. Я боялся слово лишнее молвить, только слушал, а Галя с Высоцким обсуждали положение в Театре на Таганке. Потом Высоцкий спел пару песен и уехал. А в третий раз мы виделись в Ватутинках, где Высоцкий строил дачу. Мы с Мигулей выступали во дворце культуры, и командир этого ДК, офицер, нагло нас обманул. То есть мы дали целый концерт, а нам не заплатили ни копейки. На следующий день мы приехали в тот же ДК на концерт Высоцкого. А после концерта зашли с Мигулей за кулисы и прямо при директоре рассказали Высоцкому про обман. Высоцкий наехал на директора: – Ты что ж ребят обманываешь, я у тебя бесплатно выступаю, отдай деньги! Выступал он бесплатно, за рабочую силу, которую ему поставлял этот начальник для строительства дачи. Дальше была длинная история, с вмешательством генерала, но денег мы так и не получили. Зато поговорили с Высоцким. Деньги бы всё равно истратили, а память о великом артисте осталась. Мария Максакова По-моему тоже знаменитость, внучка великой певицы, дочка знаменитой драматической актрисы. Сама – депутат Госдумы и известная певица. У меня была знакомая Арина Крамер. Она держала магазин модной одежды в помещении бывшего магазина «Пионер» на улице Горького. Кроме того, спонсировала мою передачу «Шоу-Досье». Пришёл я однажды к ней в магазин, и она попросила меня послушать её новый диск. Кроме торговли, она, как певица, записывала песни. Слушаю я эти записи и вдруг различаю какой-то второй ангельский голос, сопровождающий пение Арины Крамер. Я пошёл на голос, и он привёл меня к примерочной кабине. Там стояла красивая девушка и подпевала чудесным голосом. – Это вы поёте? – спросил я. – Да, – отвечает она. – Вы певица? – Я учусь в консерватории и уже пою в «Новой опере». А вы меня не узнаёте? – вдруг спрашивает она. – А я вас знаю? – обалдел я. – Ну да. Я вам пела в Юрмале на даче у Цирулисов. И тут я вспомнил девочку лет семи, которую попросили спеть специально для меня. И пела она чудесно. Мы были в гостях у наших общих знакомых – Маша Максакова с женщиной, которая была ученицей и поклонницей ещё её бабушки, народной артистки Марии Максаковой. Дальше Маша пообещала пригласить меня на спектакль в «Новую оперу», но так и не пригласила… У политиков так бывает. Григорий Явлинский В 2000 году, во время кампании по выборам президента, я был сопровождающим лицом кандидата Григория Алексеевича Явлинского. Мы ездили в Нижний Новгород на судоверфь, в Московскую больницу, ещё куда-то. Собиралось много народу, принимали Григория Алексеевича восторженно. А мы – это Валерий Золотухин, певец Мурат Насыров и я – просто сопровождали кандидата в президенты. Последним мероприятием был хоккей в Лужниках. Мы с Явлинским сидели в гуще народа. Народ кричал: – Гриша! Мы с тобой! А напротив, на другой стороне стадиона, сидели Лужков и кандидат Путин, но без народа. Явлинский говорил нам: – Это их большая ошибка. После хоккея мы, промерзнув, поехали в ресторан, где-то на Садовом кольце. Спонсоры всё оплачивали. За столом сидели Золотухин, Явлинский и я. И Григорий Алексеевич сказал нам: – Мне бы только во второй тур пройти, а там – меня вся страна знает. Я не верил своим ушам. Я думал: «Хорошо, если Явлинский получит хотя бы 10 процентов голосов». Но он получил 5 процентов. Правда, в больших городах доходило до 20 процентов. Но в среднем – 5 процентов. Вот и весь рассказ. Олег Табаков В 1990-х годах вел я на канале МТК (Московский канал) передачу «Шоу-Досье». Это такое ток-шоу про известных артистов, писателей, певцов. Началась эта передача в 1991 году, а закончилась – в 1997-м. Где-то году в 1996-м надумал я пригласить героем своей передачи Олега Павловича Табакова. А он вдруг взял и согласился. А что, плохо – час двадцать прямого эфира, и всё о нём? Я, конечно, готовился, ездил в его «Табакерку», смотрел спектакли, проштудировал книгу о Табакове. Он приехал по-простому, в замшевой курточке. Час двадцать пролетели, как три минуты. Он удивительно обаятельный. Потрясающий рассказчик. Никакого величия. Сразу же нашёл общий язык с аудиторией. Там, на передаче, у меня были разные спонсоры, дарили Табакову всякие подарки. Среди прочих – две путёвки в Анталию на десять дней. Впоследствии Табаков от них отказался. Я его уговаривал, сказал, что выступать не надо будет. Но он всё равно не согласился, сказал: «Я шару не люблю». Во всём, что я сейчас описал, нет ничего особенного. Понятно, что хороший артист, понятно, что передача с ним интересная. Но самое интересное было дальше. Летом 1997-го года канал МТК прекратил своё существование, а значит, закрылась моя передача. Мне месяца через три позвонили с радио и сказали, что пришло девятьсот писем с вопросом: «Где передача?» Ну, нет передачи, и всё! Я остался без телевизионной работы, продолжал писать, выступать, но, конечно, переживал, что передачи нет. Всё-таки пять с половиной лет, и побывало у меня в гостях порядка семидесяти пяти звёзд. И вот наступает 1998 год. Мы с женой встречали его дома. Так вот, из семидесяти пяти звёзд меня поздравил только один человек, самый, можно сказать, «неизвестный», – поздравил меня только Олег Табаков. Игорь Нетто и Гарик Каспаров С Гариком я познакомился в 1982 году в Эстонии, на сборах. Ему было 17 лет, и он только что стал чемпионом мира среди юниоров. Потом мы встречались в Баку, и он приходил на наши концерты, а я ходил на его матч с Карповым. Но не об этом речь. Году в восемьдесят каком-то я был на дне рождения у народной артистки Ольги Яковлевой. За столом мы сидели рядом с её мужем – Игорем Нетто. Он был очень немногословен, но всё же рассказал мне, что сейчас иногда тренирует команду не то артистов, не то шахматистов, в которой играет и Гарик Каспаров. – Ну и как он играет? – спросил я. Нетто сказал: – Он такой глупый. – Гарик глупый? – поразился я. – Да он чемпион мира по шахматам. – Да нет, там он, конечно, умный, а в футболе ничего не смыслит. – А я видел, как он на сборах вовсю носился, в футбол играя. – Вот в том-то и дело, носится, а поля не видит. Я же говорю, неумно играет. Вот такая оценка футболиста. Людмила Гурченко Потрясающая женщина и великая актриса. Характер, конечно, непростой, но у нас с ней сложились чудесные отношения. Когда бы я её ни приглашал для участия в концерте, на съёмку, она всегда приезжала. Да ещё на сцене со мной всякие фортеля выделывала. Одну передачу, часовую, я посвятил ей. Она очень волновалась перед выходом. Вышла на площадку, как на бой. Нервная, искрящаяся, из неё просто била энергия. Потом успокоилась и нормально работала. А в другой раз она была номером в передаче Юдашкина, и ей спонсор подарила короткое обтягивающее платье. Минут через десять она меня зовет: – Выпусти меня ещё раз. Она уже в новом платье, про которое дарительница сказала: – Это Голливуд. Выпустил я её. Она спела, покрасовалась в этом платье. Она же женщина, хоть и великая актриса. Утром звонит мне рано-рано: – Я рассмотрела это платье. Какой Голливуд? Возьми его и швырни ей в лицо. – И дальше всякие слова… Короче, женщина всегда остаётся женщиной, какой бы знаменитой она ни была. Фельетоны Медицина С медициной у нас, граждане, всё теперь хорошо… будет. По телику так и сказали: «будет хорошо». Когда будет, не уточняли. Будет, будет. Провели сейчас оптимизацию, позакрывали больницы, поликлиники. Плохие больницы, плохие поликлиники. Осталось мало, но зато – все хорошие. Раз их не закрыли, значит, хорошие. Неподалёку от нас больница была, не знаю почему, но закрыли. Может, потому, что там много больных было. Сейчас на её месте высотку строят, там будут жить здоровые. У меня в соседнем доме поликлиника, её так оптимизировали, что теперь в ней нет лаборатории. Сдавать анализы надо в другой поликлинике, всего в трёх километрах от нас, это на двух автобусах с пересадкой. Там анализы принимают, но делают их в третьей поликлинике. Там всё на высоком уровне, там профессионалы, не то что в моей, соседней, старой поликлинике. Так что качество медицины повышается. Минздрав, он ведь тоже без дела не сидит. Говорят, они циркуляр выпустили. Теперь, из этических соображений, врач не должен писать, что больной дал дуба, то есть умер. Нет. Теперь надо писать «в дальнейшем лечении не нуждается». И всё. И врачу приятно, и больной не нуждается. А то ещё помню, было такое начинание, по телику говорили – все сельские больницы закрыть, оставить только фельдшерские пункты. И сам слышал, как одна начальница обещала провести всюду Интернет, чтобы фельдшер по скайпу получал консультации профессоров и лечил сельских больных. Вплоть до операций. Представляете, какой прогресс: фельдшер по скайпу вырезает аппендикс! Но как-то не прижилась идея, то ли фельдшеры не захотели, то ли Интернет не во все деревни провели. Решили сначала водопровод, газ, а уж потом и канализацию с Интернетом. А то ведь до сих пор туалеты деревянные во дворе в некоторых деревнях, практически во всех. Но под эту идею во многих деревнях и сёлах больницы позакрывали, до тех пор пока Интернет не проведут. А к тому времени, глядишь, и фельдшеров не останется. Или новая оптимизация начнётся. Нет, что бы ни бурчали недоброжелатели, а с медициной у нас на селе всё хорошо. А по телику так и сказали: «Хорошо с медициной на селе». А если по телику так говорят, значит, так и есть. Потому что приедут люди из села в город и там получат настоящую медицинскую помощь, а не то что там фельдшеры по скайпу. Особенно если деньги есть. А, забыл сказать, что всё это я говорил о бесплатной медицине. А платная, она ведь тоже медицина, так что с медициной у нас всё хорошо. А хочешь, смотри по телику Малышеву, учись, набирайся медицинских знаний. Малышева зря не посоветует. А многие так и лечатся – по телевизору. Говорят, что Малышева даже клинику открыла, где лечат тех, кто лечился по телевизору. Что касается платной медицины, то у нас с ней дело совсем хорошо обстоит. Только попади в платную поликлинику, тут тебя любой врач вылечить норовит. Каждый у тебя свою болезнь найдёт. И на каждую болезнь по двадцать анализов. Кардиография, флюорография, томография, хренография. Короче, одними анализами добьют. Мне приятель рассказывал, у него мозоль на большом пальце ноги образовалась. Он и пошёл в платную клинику. Не ходить же в косметический кабинет. Врач посмотрел на палец, головой покачал. – Ой-ой-ой, – говорит, – что-то мне ваша шишка не нравится. Приятель говорит: – Доктор, я же не мармелад, чтобы всем нравиться. Мне вот тоже ваш нос не кажется красивым. Не в этом же дело. Вы мне срежьте мозоль, и всё. – Ах, – говорит врач, – вы так вопрос ставите? Всё не так просто, я вам срежу, а вы концы отдадите, а нас за это знаете как ругают. – За что? – За то, что концы отдал. – Только ругают? – А вы бы чего ещё хотели? Приятель говорит: – Какие будут предложения? – Значит, так: делаем рентген, все анализы крови, потом приходите на консультацию к онкологу. – А это здесь при чём? – А как вы хотели? Вот так просто срезать? А потом меня ругать будут. Короче, запугал он его. Приятель рентген сделал, все анализы сдал, снова к нему пришёл. Потом к онкологу, потом МРТ сделали. Потом анализы пришли, потом – снова на приём. И за всё мой приятель платит, причём по коммерческим, то есть драконовским, ценам. Короче, через три недели доктор сказал приятелю: – Вот теперь всё в порядке, осталось теперь только решить, вам какой наркоз делать, дорогой или дешёвый. – А наркоз-то зачем? – Ну, так это же не педикюрный кабинет, это же операция, всё должно быть как следует, чтобы уж с гарантией. – Давайте наркоз самый дешёвый. – Самый дешёвый – это колыбельная, «баю-баюшки-баю». То есть доктор тоже с юмором оказался. – Я вам, – говорит, – советую всё делать под общим наркозом. Заснули, проснулись, а мозоли уже нет. И главное, не больно, потому что местный наркоз тоже дадим. Приятель согласился. Дали ему наркоз. То ли передозировали, то ли аллергия у него началась, но вдруг – бац, и отключилось сердце. Тут же ему искусственное дыхание, аппарат какой-то подключили, еле в себя привели. Стали перекладывать на каталку, уронили, ногу ему сломали, гипс наложили. Утром он просыпается, смотрит, а перед ним нога его в гипсе и в окошке гипса большой его палец с мозолью. Счёт за медицинские услуги выставили такой, что пришлось кредит в банке брать. Выплачивает до сих пор, как ипотеку. Пошёл потом в обычную бесплатную поликлинику, и ему эту мозоль в десять минут срезали. Я же говорю, с медициной у нас всё в полном порядке. И по телику так говорили. А по телику врать не станут, их за это жутко ругают. Санкции Монолог от персонажа А все эти санкции нам до лампочки. Наивные люди. Мы должны, по их мнению, расстроиться оттого, что к нам перестал поступать их сыр с плесенью. Чище воздух будет. Я помню, жена принесла этого «Рокфора», а мне не сказала. Так я два часа по квартире искал, куда я носки свои спрятал. А оказалось, это их сыр такой ядовитый. Да его во время войны можно с самолёта сбрасывать на скопления вражеских сил. Нет его, и не надо. Я тогда пытался его попробовать, нос рукой зажимал, чтобы ничего плохого не подумать. Да чтобы эту гадость есть, надо совсем уважение к себе потерять. Я уж не говорю про эту фуа-гру. Говорят, этих гусей кормят орехами, чтобы потом гусиная печень вкуснее была. Да где ты на наших бескрайних просторах найдёшь хоть одного, кто будет гусям орехи скармливать? Да я лучше сам эти орехи съем и тем самым гусём закушу! А потом, граждане, кто у нас эту фуа-гру ест? Ну, от силы один процент населения. Так что ж нам, из-за этого процента Крым не присоединять? Сдалась им эта печень гуся. Или что, печени трески мало? А у нас этой трески больше, чем во всем мире гусей. У них же, у этих врагов, на Западе, какой расчёт был. Не давать нашим фирмам кредитов, не покупать у нас ничего, и тогда эти олигархи обидятся на президента, ну и так далее. Щас! Как же, разогнались. Во-первых, этим олигархам, которые пострадали от санкций, само государство возмещает ущерб, и кто же будет после этого обижаться? У нас, между прочим, на обиженных воду возят. И не только. А народ-то наш как радовался, когда не удалось врагам прижать наших олигархов. Вначале-то мы за них испугались: а ну как они разорятся, что нам тогда делать? А потом как увидели, куда дело пошло, так просто вздохнули с облегчением. А то, что их теперь за границу не пускают по списку, так пускай в Крыму денежки тратят, отдыхая. И Крыму хорошо, и они ближе к народу будут. Теперь, смотри, они нам больше новых технологий не продают, аппаратуру новую не поставляют. Ну наконец-то! Давно пора. Может, мы теперь-то эту аппаратуру сами делать начнем. У нас что, левши перевелись? Наши мастера не то что блоху, любую элементарную частицу подкуют. Наш народ, он ведь активизируется только в экстремальных условиях, только в безвыходном положении. И всегда из этого безвыходного положения запасной выход найдёт. Да ещё ни один иностранец не придумал ничего такого, чего бы наш человек не смог сломать. Вот какие у нас таланты! И всё, что надо, передовое сделают. Да, половину уворуют, а на оставшуюся всё равно сделают на все 100 процентов. И не важно, что потом всё переделать придётся, важно, что мы своего всё равно добьёмся, и не только своего. А если они нам лекарства дефицитные перестанут поставлять, тогда мы снова на телевидение вернём Малахова с программой «Лечитесь сами». Да у нас такие народные рецепты есть, никакой фармацевтике не снилось. Вот, к примеру, от ячменя народное средство – плюнуть в глаз. И тут же ячмень проходит. И ведь что интересно, сколько лет существует это средство, а никакая наука объяснить это явление не в состоянии. И таких способов лечения у одного Малахова сотни. А у нас по стране таких Малаховых – тысячи. Никаких лекарств не надо. Я уже не говорю о том, что эти лекарства импортные, они же дорогие. А наши, отечественные, – пирамидон, касторка, тройчатка, горчичники, пиявки и так далее – они же за гроши, а то же самое лечат. И с тем же результатом – нулевым, но за другие деньги. А потом, я вам скажу, у нас против любых санкций главное средство есть – устроить праздник на весь мир. Олимпиаду мы провели, и все к нам приехали. Футбольный чемпионат провели, и все убедились, что у нас медведи по дорогам не бродят, а дороги есть. И все довольные, с нашими побратались, повеселились. И уж чего-чего, а праздников мы напридумываем столько, что на них никаких санкций не хватит. И до чего же дело дошло. Американцы обвинили нас в том, что мы повлияли на выборы их президента. Умнее ничего придумать не смогли. Наивные люди. Да если бы мы участвовали в их выборах, то президентом США стал бы не кандидат от республиканской партии, а кандидат от «Единой России». А ещё они грозятся заморозить наши счета в Америке. Пусть попробуют. Если в Америке заморозят счета наших фирм, мы здесь, в Москве, заморозим зимой их посольство. Кому будет хуже? Правда, у нас народ сердобольный, мы их посольских к себе по домам отогреваться возьмём, глядишь, пригреются, привыкнут и наше гражданство возьмут. В общем, от этих санкций нам только польза. Дорогие продукты не покупают, значит, у населения понизился холестерин. Технологий новых не дают, придётся самим науку двигать. Выезжать за границу многим теперь нельзя, это расцвет нашего туризма. Теперь посмотри, они нам кредитов не дают, значит, государству деньги нужны. Может, поэтому в последнее время высокопоставленных взяточников сажать стали. Это какой доход государству. Человек сто посадили с конфискацией имущества, и никаких кризисов на пять лет вперёд. Мясо от них мы не покупаем, зерно не закупаем, то-то, я смотрю, в последние годы у нас урожаи попёрли. Короче, санкции нам по барабану, главное, чтобы наши депутаты не придумали какие-нибудь антисанкции, от которых всем станет тошно. А санкции нас ещё больше сплотили. По сплочённости с санкциями может сравниться только футбол. Такой сплочённости, как у нас, теперь может позавидовать любой автобус в час пик. Когда есть такой футбол, никакие санкции нам не страшны. Новые времена Когда-то время шло, теперь побежало, и мы вместе с ним бежим, несёмся. Дружим теперь в Интернете или по телефону. Встретил человека – не узнал. Оказывается, лучший друг, вчера час по телефону разговаривали. В метро раньше девушек симпатичных разглядывали или книги читали. Теперь все уткнулись в айфоны, кто эсэмэски шлёт, кто в игры играет. Одна-единственная кроссворд разгадывала, да и то не могла угадать – «летательный аппарат Бабы-Яги» из шести букв. Я ей подсказал: – Помело. Она: – А вы откуда знаете? Я говорю: – Так я всё-таки закончил авиационный институт. Заглянул сверху в один айфон. Кошмар. Дожили. Настя Волочкова докатилась до извращений. Позирует в Инстаграме одетой. По телику всё время говорят, что кризис заканчивается и мы теперь передовые не только в духовном плане, но и в техническом. Это точно, наша страна переходит не только на нанотехнологии, но и к нанозарплатам. У нас уже сейчас всего стало больше. Населения стало больше. Денег стало больше. А значит, и дураков стало больше. Уже произошло почти полное импортозамещение. Вместо польских яблок – белорусская картошка, вместо французской фуа-гра – пензенская репа, вместо швейцарского сыра с плесенью – плесень с сыром, вместо Элтона Джона и Пола Маккартни – Ольга Бузова и Сергей Зверев. Наш автопром освоил иномарки и скоро планирует выпустить новый отечественный «москвич». Корпус – от «фиата», движок – от БМВ, колёса – от «ниссана» и цена – от «мерседеса». В течение месяца обсуждали заповедь «не укради» и приняли её в качестве закона с тридцатью поправками. На очереди – заповедь «не прелюбодействуй». Но большинство против огульного применения этого закона. А один политик предложил ввести эту заповедь только для женщин. Говорят, что у Джигурды родился ребенок. Пока он у роддома орал: «Кто родился?!», родили ещё двадцать рожениц и главврач. У нас теперь все политики верующие, даже те, кто раньше были коммунистами-атеистами. Один из них недавно перепутал Пасху с Масленицей и покрасил блины. Басков, говорят, занялся кроме пения бизнесом, выпускает и продаёт колбасу под названием «Кол-басков». Ещё новость: украинская общественность требует от России возвращения Януковича. Нынешняя власть ворует ещё больше. Есть и неприятности. На родине Ани Семенович хотели установить её бюст, но она не согласилась с ним расстаться. Сергея Шнурова за мат чуть не приговорили к двум годам прослушивания собственных песен. Настолько понизились гонорары Лепса и Михайлова, что теперь они могут заказать друг друга к себе на день рождения. На НТВ экранизировали «Евгения Онегина». Действие происходит в Марьиной Роще сразу после войны. Татьяна – аферистка. Ольга – девица лёгкого поведения. Онегин и Ленский – менты, Гремин – генерал милиции. Рейтинг – заоблачный. Ходил на выставку абстрактной живописи. Мне там понравилась только одна картина. Хотел купить её, но она оказалась планом эвакуации при пожаре. Один иностранец спросил меня: – Скажите, а если бы бумеранг изобрели у вас, что бы было? Я говорю: – А зачем нам бумеранг, когда у нас есть грабли? А граблей у нас полно, запросто можем обойтись без бумерангов. Гороскоп на неделю У меня все друзья по гороскопу живут. И прекрасно себя чувствуют. Сказано в гороскопе, в среду не надо трат, – всю неделю тратиться не будут. Я беру журнал, читаю, что там Тельцам положено. И главное, всё сходится. Всё про меня. Тельцы самолюбивы, упрямы, любят комфорт, обладают полезными способностями. Ну всё как есть, совпадает с моими данными. «Ладно, – думаю, – попробую жить так, как гороскоп велит». А там на понедельник написано, что ждёт меня денежное пополнение. И точно, выхожу на улицу, смотрю, сто долларов лежат одной бумажкой. Ну, думаю, попёрло. Пошёл в контору, где ставки делают, чтоб на своей волне ещё получить. Ну и получил. Я им сто долларов сунул, через пять минут подходят двое, берут меня под руки, отводят в какую-то комнату, уже бить собрались, банкнот фальшивый оказался. Я им кричу, что нашёл, обыщите, больше ни копейки нет. Отпустили, вернее, выкинули на улицу. Вспомнил, что на тот день ещё совет был – сил набираться. Пошёл в парк, стал набираться и так набрался, что подрался с каким-то типом. Причём навешал ему как следует и убежал. А на следующий день, во вторник, у меня по гороскопу должны были быть неожиданные гости. Сижу вечером, жду гостей. Они и заявились, один тот, которого я побил, и двое друзей его, боксёров. Я не стал ждать, когда они мне будут своё боксёрское мастерство показывать, выпрыгнул в окно. Хорошо, что мы всего на втором этаже живём, а под окном козырёк подъезда. В общем, смылся я, хотя и с вывихом ноги. В среду мне было обещано, что в этот день хорошо сработают нестандартные решения. Моим нестандартным решением было бросить пить. Этим решением я поделился со своим другом Лёшей. – Давай, – говорю, – бросим пить. Он говорит: – Во, хороший тост. И мы стали бросать пить вместе. И бросили окончательно где-то часов в 12 ночи. Дальше ничего не помню. А на другой день по гороскопу мне предстояло крупное приобретение. Это точно, потому что боксёры, уходя из моей квартиры, унесли и мой компьютер. А больше выносить было нечего. Пришлось мне на занятые деньги покупать новый, так что всё сошлось с гороскопом: и жизнь, и предсказание. В четверг мне был предсказан небольшой флирт. Ну, я и пригласил Надьку из соседнего подъезда в кино. Мы давно друг на друга глазели, вот и пошли. А главное, в зале никого вообще, кроме нас, не было. Однако до моего прихода домой трое позвонили жене и сообщили о моём небольшом флирте. А там ещё одно предсказание на этот день сбылось: моё существование было украшено, причем в первые пятнадцать минут после моего возвращения домой. Предметом украшения оказалось моё лицо, которое моя жена разукрасила как только могла. Поэтому конец недели, как и было предсказано, принёс мне некоторое разочарование. Ещё бы, всё лицо поцарапано так, что суббота у меня прошла, как и было мне обещано, в кругу семьи и относительно спокойно. В воскресенье по гороскопу у меня должны были усилиться интеллектуальные способности. И они настолько усилились, что я почти весь кроссворд разгадал. Не мог только угадать – «ребёнок в семье», из трёх букв. Жена говорит: – Ну ты даёшь, это же сын. И точно, даже буква Ы подошла. В общем, всё у меня в жизни пошло по гороскопу. А ещё в этот день было мне «нежелательно заводить знакомства с людьми, которые не называют род своей деятельности». Подошёл ко мне мужик у магазина, говорит: – Дай сто рублей на опохмел. Я говорю: – А какой род твоей деятельности? Он говорит: – Грузчик я. Ну, раз он назвал род своей деятельности, я ему дал сто рублей. Он тут же смылся. А мне в магазин уже и не с чем было идти. Денег на хлеб и масло уже не хватало. А я же за ними шёл. Жена меня за хлебом послала. А когда я вернулся, она меня послала ещё дальше. Так что ну его, этот гороскоп. Пусть по нему другие живут. А я лучше буду жить по фэн-шую. Говорят – классно! Зависть Слушай, что ты себе жизнь портишь? Ты чего со мной всё время соревнуешься? Да и так понятно, что ты лучше меня. Посмотри на меня, смотреть же не на что. То ли дело – ты. Бугор, скала. С твоей комплекцией запросто можно баржи от причалов отталкивать. Ты – красавец. Я маленький, конопатый. Ты – орёл, стервятник. Высокий, стройный, как горный козёл. Немного ноги кривые, но тебе это к лицу. И где тебя ни померяй, всюду у тебя косая сажень. Щёки – кровь с шестипроцентным молоком. Глаза как фары и нос такой, что голову от ветра разворачивает. Ты и умнее меня. По глазам же видно, что ты умный. Просто не всем это видно и не сразу. Потому что ум у тебя глубоко спрятан. И одеваешься ты лучше. На мне всё ихнее, но из Турции. На тебе всё наше, но от Гуччи. И жена у тебя красивее. Моя – обычная, кто на неё позарится. А твоя – твоя нарасхват идёт. И зарабатываешь ты больше. И тратишь со смыслом. Я что ни куплю, в утиль потом не берут. Ты что ни продашь, всё втридорога. Да что там, всё у тебя лучше. Просто позавидовать можно. Вот я и не пойму, чего ты мне завидуешь? Раньше и теперь Часто спрашивают, когда было лучше, раньше или теперь. Это всё равно что спросить: что было раньше, яйца или курица? Ответ известен – раньше было всё. Конечно, большинство людей в возрасте говорят, что раньше было замечательно, а сейчас не то. Ну, понятно, раньше женщины были моложе. Забыли, видно, как за колбасой ездили из Тулы в Москву. Загадка ещё такая была: «Чудище злое, голодное, хвост длинный, а яйца маленькие и грязные». Никакой похабени. Это очередь за яйцами по 90 копеек. Забыли, как голосовали за одного кандидата, выбирая его из него одного? На Западе голосовали за того, кого выбирали, а у нас кого выбирали, за того и голосовали. А комиссии старых большевиков перед выездом за границу с вопросом: «Кто возглавляет компартию Гондураса?» А там её отродясь и не бывало. Много чего плохого можно вспомнить, а можно вспомнить и хорошее. Бесплатные лечение и обучение. Бесплатные квартиры, профсоюзные путёвки, хорошее отечественное кино и билеты по 30 копеек на него. Однако и сегодня всего хватает, и хорошего, и плохого. Но вот матом тогда ни в кино, ни в театре не ругались, не говоря уже о телевидении. А сегодня как без этого? Эти ребята из «Камеди Клаб», способные ребята, причём на всё. И талантливые, но им этого мало. Они все свои интимные места называют своими именами. Такое ощущение, что всё это у них выросло только вчера и они спешат поделиться этой радостью со всем миром. Дошло до того, что Дума запретила мат. Это уже, конечно, перебор. Как жить? Ведь у некоторых людей этот мат был связкой между словами, им что ж теперь, жить молча? У нас же матом не ругаются, на нём разговаривают. Даже самые известные режиссёры письмо президенту написали в защиту мата. Видно, и у них без мата фильмы не монтируются. А так бы представляете себе «Войну и мир». Болконский говорит: – Наташа, блин, можно вас на танец? А Наташа в ответ: – Князь, с удовольствием, нах. И закружились в танце, блин и нах. Язык наш, великий и могучий, тоже ушёл в прошлое. Теперь все гонят пургу и фильтруют базар. Представляете себе Пушкина в сегодняшней интерпретации: Блин, дядя самых честных правил, Когда, в натуре, занемог, Меня, блин, гнать пургу заставил, Но фильтровать базар не мог. А играет кто? Это раньше в театре играли люди с театральным образованием. Теперь – кто хочешь. В мюзикле «Губы» пел безголосый продюсер Рудинштейн, а в «Женитьбе» играет сваху Ксения Собчак. Если так пойдет и дальше, не удивлюсь, если Гамлета сыграет Жириновский. И ЛДПР – быть, остальным подонкам – не быть. Все подонки – отец, мать, всех посадить! А трёх мушкетеров могли бы, наконец, сыграть Явлинский, Миронов и Зюганов. А что, медийные же лица. Телевидение сегодня в корне отличается от прежнего. Начнем с дикторов. Раньше дикторы были красивые, хорошо одетые и правильно говорящие. Теперь попадаются такие ведущие, что раньше их в Останкино не то что в эфир, в туалет бы не пустили. Правда, ТВ сегодня разнообразное, у каждого канала свой неповторимый облик. Но главное сегодня на ТВ – это ток-шоу. Раньше-то у нас в ток-шоу один говорил – Брежнев, сейчас орут все вместе, никто никого не слушает – сборище сумасшедших. У Шейнина орут так, что Стриженовой слово вставить негде. Только она рот откроет, а уже кто-то орёт, вот она так, с открытым ртом, всю передачу и стоит. А в «Поединке» у Соловьёва только что не бьют друг друга, а уж негодяями и подонками там все побывали. Без Жириновского ни одно приличное шоу не обходится. Все знают: будет Жириновский – будет скандал. Обязательно обзовёт всех подонками и скажет: «Когда я буду президентом, то по всем каналам будет одна программа – программа ЛДПР!» У Малахова всё время выясняют, кто от кого родил, берут пробы ДНК, определяют, кто с кем живёт и от кого гуляет. Жёны дерутся с любовницами. Потом идут, спокойно получают свои деньги и тихо расходятся по домам. У Малахова персонажи особые. Некоторые из них так подсели на телеиглу, что уже обойтись без неё не могут. Всё своё грязное бельё несут к Андрею. Фёдор Шаляпин женился на женщине в возрасте. Целовался с ней взасос на глазах у всей страны. Потом оказалось, что он на этой бабке женился за бабки. А бабулька сама шустрая оказалась, она, оказывается, этого Шаляпина использовала для раскрутки своего бизнеса. Потом он её бросил, женился на молодке и тут же привёл её к Малахову. Бабулька тоже туда заявилась прощать его. – Мне, – говорит, – от вас ничего не надо, кроме шоколада. Пусть он мне на старости лет приносит шоколад на те бабки, что на мне заработал. А он ей: – Ни фига, я за эти бабки с ней целовался, а у меня один поцелуй стоит как сольник у Киркорова. Но на этом всё дело не закончилось. Бабулька уже сама, безо всякого Шаляпина, зачастила к Малахову рассказывать, как на неё клюют иностранцы, всю её исклевали, стервятники. Ну, думали, на этот раз всё закончилось. Ан нет. Шаляпин без телика тоже уже не может, тем более повод появился – молодка родила. Он и прибежал к Малахову жаловаться, что ребенок не от него. Думаю, что продолжение следует. В результате окажется, что Шаляпин – сын этой бабульки, а молодка – её дочь, а ребенок вообще из детдома. И беременная была не молодка, а бабулька. А Шаляпин ото всего этого сбежит к Боре Моисееву. А по телику покажут, как настоящий Шаляпин – Федор Иванович – переворачивается в своём гробу. Ещё одна характерная примета времени. Раньше в метро все читали книги или глазели на девушек. Теперь все в наушниках или уткнулись в айфоны, даже те, кто на девушек глазел. Один глаз на нас, другой – на Арзамас. Причем айфон всё время побеждает. Чувствую, снова назревает демографическая катастрофа. Я в метро сцену видел, как парень с девушкой стояли друг напротив друга и общались между собой по мобильникам. – Ты где? – Я в метро. – А ты где? – И я в метро. – А где ты? – Глаза подними и увидишь, напротив тебя – это я. Скоро детей будут делать по айфону, и родится у них айпэд. Я заметил одну интересную деталь: тот, кто больше всех кричит о своём патриотизме, у того и недвижимость за рубежом больше. Сегодня все эти миллионеры, как гастарбайтеры, работают здесь, а бабки отправляют своим семьям за границу. Особый интерес у народа вызывают депутаты Госдумы. Их так любят, что, думаю, не надо на пачках сигарет писать всякую глупость. Чтобы полстраны сразу бросило курить, достаточно написать: «Вырученные от продажи сигарет деньги пойдут в фонд помощи депутатам Госдумы». После того как мы вернули себе Крым, нас все боятся, тем более после Донецка с Луганском. Оказывается, 60 процентов населения Украины боится войны с Россией. А чего бояться, цветы купил и иди встречай! Импортозамещения у нас никогда никакого не было, а теперь мы занимаемся импортозамещением, но его всё равно нет. Ну как, действительно, фуа-гра заменить репой? А с пармезаном у нас всё в порядке, сыр есть, плесени полно. Зато у нас теперь целая наноиндустрия. Даже научный центр Сколково построили. Такие деньги на это отпустили! Где Чубайс, там и деньги, или наоборот. И есть уже результаты. Наши ученые изобрели такое устройство, которое позволяет человеку проходить через стену. Называется – дверь… Раньше что за реклама была. «Летайте самолётами «Аэрофлота». А чем ещё? Вот теперь реклама – «Ритуальная контора «Аист». Мы вас принесли, мы вас и унесём». И наконец, реклама ВАЗа – «Понять и простить». А чего мы только не узнаём из передачи «Здоровье». Малышева так увлекательно рассказывает о геморрое, как будто это её лучший друг. А об импотенции она рассказывает с таким наслаждением, что многие начинают просто жалеть, что что-то ещё могут. Я уж не говорю о той поэме, которую она создала об обрезании. Многим захотелось тут же пойти на кухню, взять нож и отрезать… верхнюю часть свитера. Вот кого надо было в Госдуму. Она бы любой запор, то есть закон, провела. Она убедит кого хочешь. Её тут гаишник остановил и попросил показать аптечку. Уже через сорок минут пожалел, что оставил дома табельное оружие. Мы не выбирали себе судьбу. Мы не выбирали себе время, в котором живём. Как Бог дал, так и живем. И жаловаться на время бессмысленно. Другого времени просто не бывает. Жизнь – ТВ Сейчас по телику сплошное ЧП. Чернуха и порнуха. Тюрьма, допрос, побег, пьянка, разборки, стрельба, пальба… Каждый день передачи из зала суда. Фильмы про тюрьму показывают с таким знанием дела, как будто вся съёмочная группа отсидела лет по двадцать. И всё это идёт в жизнь и там прикрывается, вместе с рекламой. Шёл по двору мимо песочницы. Там мальчик с лопаткой, спрашивает: – Мужик, сколько времени? Я говорю: – А волшебное слово? Он говорит: – А в глаз? Я побыстрее домой побежал: а кому охота получить в глаз сапёрной лопаткой? И дома всё как в сериале о тюрьме. Звоню в дверь. В глазке подозрительный глаз вертухая – жены. Я из-за двери: – Гражданин начальник, разрешите войти. Лязгают засовы. Вхожу, и сразу: – Лицом к стене! Руки за голову! Шмонаю! – и зарплаты как не бывало. И дальше в приказном тоне: – Баланда на столе! Есть! И спать! В постели всё так же: – Лежать! Обнять! Развернуться! Повторить! Вольно! Лицом к стене! Отбой! Ночью спросонья не поймёшь, в какой ты тюряге и какой год сидишь. Я однажды со сна в темноте заорал: – Начальник, гадом буду, я Шнура не мочил! Жена говорит: – Тише, дурашка, в соседней комнате Маша срок тянет. Да что там семейная жизнь. Ансамбль приезжал, «Роллинг Стоунз». Мик Джаггер с трапа сошёл, ему хлеб с солью поднесли. Он соль втянул ноздрёй и говорит: «Так нас ещё нигде не встречали». Какие раньше артисты были замечательные: Тихонов, Леонов, Янковский. Один – учитель, другой – дрессировщик, третий – волшебник. Они же были для всех нас как родные. А сейчас кто для нас родные? Два пьяных майора, три проститутки и целая зона уголовников? Недавно смотрел сериал. Уголовники собрались в тюрьме. Один говорит: – Будем готовить побег. Я говорю: – Мужики! Они так и переглянулись: – Кто здесь? Я говорю: – Свой я, свой. Я с вами уже 245 серий сижу. Можно считать – сокамерник. Будем делать подкоп. Договоритесь с начальником тюрьмы. Он и хапает быстро, и берёт недорого. Как они меня потом благодарили! И заключённые, и начальник тюрьмы. А недавно что было. Иду по Тверской, а мне навстречу – бандит. Кличка – Гундосый. Он сидит практически во всех сериалах. И сидеть ему, по моим подсчётам, ещё лет четыреста. А тут, смотрю, шагает, без конвоя. Я говорю: – Здорово, Гундосый. Что, с зоны откинулся? Он говорит: – Вы меня с кем-то путаете, я – заслуженный артист. Я говорю: – Артист, ты кого лечишь? Тебе только вчера, в 125-й серии, дали червонец. Ты зачем Колю Хромого замочил? А на детей как всё это влияет! Зашёл за маленьким в детский сад. Воспитательница говорит: – Ваш сегодня с зоны побег устроил. Куда-то через забор намылился. И тут мой пятилетний открывает свой прелестный ротик и говорит: – Марь Ивановна, чего вы пургу гоните? У меня и в мыслях не было. Зона для меня – дом родной. Я за мячом полез, а вы такой мутный базар устроили. И вдруг эта Марь Ивановна открывает свой рот и кричит: – Это я базар подняла? Ах ты, волк тряпичный, разуй зенки, ты на кого баллон катишь? Ты кому на тыкву батон крошишь? Я сына в охапку и бежать. А он мне так гордо заявляет: – Пахан я теперь в детском саду, в авторитете, мазу держу, мне общак доверили. У меня теперь под подушкой два кило конфет и три чупа-чупса. И погоняло у меня суперское – Витька, ЧМО на палочке. Я ему говорю: – Интересно, чему вас там учат, ну-ка, прочти мне какой-нибудь стишок. – Какой? – Ну, хотя бы «Наша Таня громко плачет». Он прочитал: – Танюха плачет, чешет репу. Мяч утопила, с понтом, в реку. Танюха, блин, ваще не плачь. Твой кореш стырит новый мяч. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42858426&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 176.00 руб.