Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Курс Наука логики для менеджеров с элементами ТРИЗ

Курс Наука логики для менеджеров с элементами ТРИЗ
Курс Наука логики для менеджеров с элементами ТРИЗ Станислав Львович Горобченко Дистанционный курс "Наука логики для менеджеров" дает основы логико-диалектического мышления и построен на основе конспективного изложения Науки логики Гегеля с применением особого метода изучения, на базе комментирования.Для иллюстрации работы метода гегелевской диалектики и его применения к творческим практикам показано использование метода для разработок в Теории Решения Изобретательских Задач. Курс предназначен для менеджеров, стремящихся повысить уровень и культуру своего мышления и занимающихся в основном стратегическими разработками, где особенно важна роль применения мыслительных практик высшего порядка. Моему отцу, подарившему мне в нужный момент книгу о Гегеле, посвящается. ДЛЯ КОГО ЭТОТ КУРС Многие вопросы осмысленной работы в управлении связаны с логикой и, особенно, с диалектической логикой. Как выясняется в процессе обучения, во многом вопросы успешного продвижения обучения упираются в понимание логических процессов и способности раскладывать поток явлений на логические составляющие. Простой набор понятий, таких как «объяснить", "проанализировать", "обосновать", постоянно натыкается на сложности перехода от простых качественных определений на понятия с различными стадиями абстрактности. Выяснялось, что у каждого слушателя были заложены разные модели логического объяснения, от Локковской модели комбинирования до диалектических, включая упразднение и снятие противоречий. Тем не менее, дойти до уровня «рефлектирующего практика», тем более до еще более высокого уровня понимания абстрактного и выделения абстрактного в явлениях возможно, несмотря на все трудности понимания перехода понятий друг в друга, требований 3-х основных законов логики, диагностики понятий, особенностей применения логического аппарата. Заняться диалектикой как прикладной логикой и инструментальным мышлением (а не теоретизированием) и приглашает этот курс. В курсе мы попробуем понять, как развеять трудности решения множества логических задач, и применим для этого понятия диалектической логики. Основной формой изложения является комментарии к диалектической логике Гегеля. Причиной принятия именно Гегелевской логики стало то, что она до сих пор не устарела и способна дать значительно больше, чем какие-либо другие способы «озарений». Сотни раз движение явлений в природе и духе приводило к повторению одних и тех же фигур логики, пока Гегелю и другим великим мыслителям не удалось «высветить» ее и осознанно применить к анализу явлений. Не менее важно и то, что до сих пор диалектика неинструментализирована и практически представляет собой набор философских понятий, часто не применимых к решению конкретных проблем. Устранить этот недостаток нам поможет инструментализация диалектических понятий с помощью методов ТРИЗ. Подходы к обучению Для того чтобы такая программа была работоспособна, мы используем следующие подходы: – Подходы к обучению на основе принципов адрагогики (методы обучения взрослых). – Специальные подходы к формированию заданий в дистанционном обучении, ориентированных на практическую деятельность учащихся или задания руководства. – Работа в группах с постоянным рецензированием работ друг друга. – Высокая профессиональная самомотивация на основе достижения практических результатов. – Постоянная (24 часовая) поддержка тьютора. СОДЕРЖАНИЕ КУРСА Курс представлен модулями, содержит более 300 стр. текста, сопровождаемых рисунками, иллюстрациями, таблицами. По каждому модулю представлены кейсы и практические примеры использования представленных моделей и концепций. В курсе демонстрируются методы работы и теоретические модели, характерные для логического осмысления проблем и решений на основе ТРИЗ. КАК БУДЕТ ПРОХОДИТЬ ОБУЧЕНИЕ В рамках курса слушатели самостоятельно изучают учебно-методические пособия и стремятся применить учебные материалы в своей практике и профессиональной деятельности. Мы обеспечиваем тьюторскую поддержку (поддержка самообучения слушателей со стороны преподавателей-консультантов, имеющий большой практический опыт) в обучении. Результатом обучения являются навыки применения диалектических инструментов к своей деятельности. ЧТО ДАСТ ЭТОТ КУРС? Для слушателя Профессиональное владение логическими приемами прикладной диалектики и способность к применению их в своей профессиональной деятельности. Самые талантливые будут способны решать наиболее сложные нестандартные задачи управленческого и технического плана. Для компании – Преданных компании специалистов и рабочие группы для выполнения сложных нетривиальных проектов – Решенные задачи. КАК ИЗВЛЕЧЬ ИЗ КУРСА БОЛЬШЕ? За счет его кастомизации Мы стремимся кастомизировать курсы. Для этого мы вводим примеры, задачи и кейсы, связанные с профессиональной деятельностью слушателей, усиливаем и углубляем те темы, которые в большей степени пригодятся слушателям в дальнейшем. За счет предварительного формирования групп Мы рекомендуем, чтобы слушатели приходили на обучение группами, и по мере обучения сразу же применяли бы вновь выученные инструменты к своим реальным проблемам. За счет направленности на практические задачи Результатом обучения могут быть решенные задачи по важным направлениям для слушателей. За счет специализации Для этого мы дополняем обучение другими модулями. Так, для более широкого понимания логики, применяемой в ТРИЗ, курс может быть дополнен модулями: "Современные подходы ТРИЗ – Системный, Функциональный, Семантический". ПРОГРАММА И ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ КУРСА МОДУЛЬ 1. ВВЕДЕНИЕ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ПОНЯТИЕ Предварительное понятие. Первое отношение между мыслью и объективностью. Линейное и механическое понимание. Метафизика. Второе отношение мысли к объективности. Эмпиризм. Критический подход. Третье отношение мысли к объективности. Непосредственное знание. Разделение логики. КЕЙС. ТРИЗ как прикладная диалектика. МОДУЛЬ 2. УЧЕНИЕ О БЫТИИ Качество. Бытие. Наличное определенное бытие. Для себя бытие. Количество. Чистое количество. Определенное количество. Степень. Мера. КЕЙС. Диалектический подход к прогнозированию развития компрессоров. МОДУЛЬ 3. УЧЕНИЕ О СУЩНОСТИ Сущность как основание существования. Чистые рефлективные определения. Тождество. Различие. Основание. Существование. Вещь (объективация). Явление. Мир явлений. Содержание и форма. Отношение. Действительность. Субстанциональное отношение. Причинное отношение. Взаимодействие. КЕЙС. Причинно-следственные цепочки МОДУЛЬ 4. УЧЕНИЕ О ПОНЯТИИ Раздел 1. О понятии вообще Отдел 1. Субъективное понятие Понятие как таковое. Всеобщее понятие. Особенное понятие. Единичное. КЕЙС. Фрактальный маркетинг Суждение. Суждение наличного бытия. Положительное суждение. Отрицательное суждение. Бесконечное суждение. Суждение рефлексии. Сингулярное суждение. Партикулярное суждение. Универсальное суждение. Суждение необходимости. Категорическое суждение. Гипотетическое суждение. Разделительное суждение. Суждение понятия. Ассерторическое суждение. Проблематическое суждение. Аподиктическое суждение. Умозаключение. Умозаключение наличного бытия. Первая фигура Е-О-В. Вторая фигура В-Е-О. Третья фигура Е-В-О. Четвертая фигура В-В-В. Умозаключение рефлексии. Умозаключение всякости (Е-О-В). Умозаключение индукции (В-Е-О). Умозаключение по аналогии (Е-В-О). Умозаключение необходимости. Категорическое умозаключение (Е-О-В). Гипотетическое умозаключение (О-Е-В). Разделительное умозаключение (Е-В-О). КЕЙС. Диалектика системного оператора. Отдел 2. Объективность Механизм. А. Механический объект. В. Механический процесс. Формальный механический процесс. Реальный механический процесс. Продукт механического процесса. Абсолютный механизм. Центр. Закон. Переход механизма. Химизм. Химический объект. Химический процесс. Переход химизма. Телеология. Субъективная цель. Средство. Выполненная цель. КЕЙС. Этапность и диагностика диалектических переходов в технических системах на ранних этапах развития. Отдел 3. Идея Жизнь. Живой индивид. Процесс жизни. Род. Идея познания. Идея истины. Аналитическое познание. Синтетическое познание. Дефиниция. Подразделение. Теорема. Идея добра. Абсолютная идея. КЕЙС. О возможностях семантического подхода и семантика в логике АРИЗ. МОДУЛЬ 5. ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ АЛГОРИТМЫ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ Диалектическое исследование. Необходимость инструментальноого подхода. Переход от высших абстракций к алгоритмам. Практические алгоритмы. Алгоритмы для общемыслительной деятельности. Алгоритмы для гуманитарных исследований. Алгоритмы для исследований в технике. Введение и руководство по изучению курса ЗАЧЕМ МЕНЕДЖЕРУ СИЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ? Когда я учился вуниверситете менеджмента, меня всегда интересовало, как различные группы студентов делали выводы при решении управленческих задач и что при этом говорили тьюторы. Как выяснялось, во многом вопросы упирались в понимание логических процессов и способность раскладывать поток явлений на логические составляющие. Простой набор понятий, таких как «объяснить", "проанализировать", "обосновать", постоянно натыкался на сложности перехода от простых качественных определений, выражаемых простой фразой: «что вижу,то и пою», на понятия с различными стадиями абстрактности. Выяснялось, что у каждого ученика были заложены разные модели логического объяснения, от Локковской модели комбинирования до диалектических, включая упразднение и снятие противоречий. Тем не менее, дойти до уровня «рефлектирующего практика», тем более до еще более высокого уровня понимания абстрактного и выделения абстрактного в явлениях удавалось немногим. Уж слишком много сложностей перехода понятий друг в друга приходилось преодолевать. Зачастую, не только непонимание логики движения понятий, но и простое незнание 3-х основных законов логики приводило студентов в состояние постоянного замешательства. А если говорить о диагностике понятий, того, на каком уровне применять тот или иной логический аппарат, являлось в таких условиях не только трудным, но и практически невозможным. В литературе мы встретим подходыи с точки зрения трех основных законов логики и математических моделей, и с точки зрения различных моделей мышления,которые, так или иначе, соответствуют предмету. Однако найти систему, которая в большей степени отвечает пониманию процесса познания, исследованию проблемы с учетом множества противоречий, и возможность применить ее на деле управления, весьма трудно. И, к сожалению, частным моделям мышления это не под силу. Тем более отсутствуют в практике менеджеров способы нахождения путей, которые смогли бы илипродиагностировать или спрогнозировать ситуацию.Это ставит перед нами определенную задачу: главное внимание мы уделим тому, как рождается и объективируется мысль в управленческих действиях и решениях. Чтобы немного развеять трудности решения подобных логических задач автору пришлось засесть за учебники логики, пытаясь понять все эти премудрости. Наиболее эффективным оказались понятия диалектической логики. Приведенный ниже подход свидетельствует о том, как можно применять понятия диалектической логики к анализу для целей менеджера и применять их в жизни. Основной формой изложения сталакомментарии и трактовка диалектической логики Гегеля в понятиях и примерах менеджмента.Причиной принятия именно Гегелевской логики стало то, что она до сих пор не устарела и способна дать значительно больше, чем какие-либо другие способы «озарений». Сотни раз движение явлений в природе и духе приводило к повторению одних и тех же фигур логики, пока Гегелю и другим великим мыслителям не удалось «высветить» ее и осознанно применить к анализу явлений. А то, что она не устаревает на протяжении уже более 200 лет, следует из слов Ленина, который еще в свое время говорил, что «…даже через 50 лет после смерти Маркса никто из Марксистов не применял диалектическую логику к анализу процессов. Следовательно, никто из Марксистов так до конца и не понял учение Маркса…». При этом целью пособия является не философствование и не диспут между материалистами и объективными идеалистами, а попытка найти и изучить пути рождения нового знания через диалектический процесс и тем самым вооружить менеджеров не субъективными и полуэмпирическими представлениями на основе «богатого опыта», а дать верный путь, которым и должны пойти товарищи… ИЗМЕНЯЮЩИЙСЯ ХАРАКТЕР МЫШЛЕНИЯ МЕНЕДЖЕРОВ Мы хотели бы начать с обсуждения характера мыслительной работы менеджеров и изменений, которые она претерпела в последние годы. Особое внимание мы уделим необходимости понимания основ понятийного мышления, освоения понятийного аппарата диалектики и логико-диалектического метода. Мы предлагаем Вам подумать о том, как внешние изменения влияют на понимание проблем и ваши способности к их решению. Рассмотрение перечисленных вопросов поможет Вам понять, а нам объяснить, как спроектирован данный курс. В какие бы исторические времена не работал менеджер, будь то начало истории или сегодняшний день, его мышление определяло его возможности в решении проблем. Все его действия – планирование, организация, руководство, координация и контроль – напрямую связаны с тем, как он умеет фиксировать события, облекать их в понятия, выстраивать логические конструкции, способные описать, объяснить, и аргументировано обосновать принимаемые решения. На каждый исторический момент управленческой реальности действовали свои, характерные для того времени модели и технологии мышления. Наверное, уже с первых общин и до хорошо описанных организованных действий народа Израиля в изгнании под руководством Моисея, можно продемонстрировать примеры того, как сильное мышление находит свое воплощение в управленческих структурах, выстраивании иерархий, оценке продвижения информации. Но они во многом связаны со способностями к формированию логических определений, выводов, разделении Всеобщего, Особенного и Единичного и пр., заключающегося в хорошем знании реальности жизни систем, даже если это только подразумевается. В связи с промышленной революцией, ознаменовавшей переход от ремесленного к массовому производству, и ростом размеров предприятий возникла потребность в идеях повышения эффективности управления и совершенствования организации труда. Это родило необходимость выделения специфической, "думающей" области управления в отдельную профессию. Говоря словами Аристотеля, отделение умственного от физического труда равносильно тому, как впервые активная форма стала управлять содержанием. В Великобритании представление о менеджменте как самостоятельной профессии получило распространение во время первой мировой войны. При этом посты менеджеров создавались для осуществления контроля над цеховыми мастерами. Роль способности к рефлексии, способности осмысливать происходящее, находить ему верное понятийное объяснение начала возрастать. Решения, принимаемые менеджерами, должны были носить осмысленный характер, оправданный логикой ведения процесса, его внутренними причинно-следственными связями и пр. Значительное влияние на представление о том, как должен мыслить менеджер, оказала после первой мировой войны, деятельность Фредерика Тейлора. Тейлор пытался найти решения проблем американских фирм, которые разворачивали массовое производство, располагая рабочей силой, составленной преимущественно из иммигрантов с плохим знанием английского языка и весьма неровным уровнем образования. Тогда по Тейлору роль менеджера заключается в том, чтобы найти единственный лучший способ выполнения каждого фрагмента работы. Менеджер должен точно определить, как следует выполнять работу, полностью лишив работников свободы выбора и непосредственно связать оплату с объемом выпуска для стимулирования высокой производительности. Переводя этот подход на логический язык, мы видим, как ему приходилось разрабатывать процедуры, когда бы Всеобщее управляло бы бытием Единичного, имеющего всего лишь начальную форму непосредственности, и делать это через формирование наиболее жестких связей и отношений, где Всеобщее – миссия и требования Всеобщего (фирмы) способно было бы создать активную форму и активировать пока еще бесформенное содержание. С появлением крупных организаций, которые были построены по функциональному принципу и располагали многочисленным центральным аппаратом, родилась новая разновидность менеджеров среднего звена. Они имели функциональную специализацию и слабо контактировали с производством. С появлением децентрализованных многодивизиональных организаций численность менеджеров среднего звена значительно возросла в результате дублирования функциональных подразделений головного офиса в каждом филиале и увеличения количества иерархических уровней. В этом движении была заметнаопределенная логика развития. Требования Всеобщего родили возможности роста функционального Особенного для того, чтобы еще пока несущественное "бытие" каждой единичности – сотрудника имело свое место в общей структуре жизни объединяющего их целого – фирмы. В тоже время насыщение внутренним содержанием Особенных подразделений в связи с Всеобщим изменением необходимости к большей гибкости, как определяющей идеи рынка того времени безусловно приводило к необходимости внутреннего разделения и росту содержательности и своего "для себя бытия" отдельных дивизионов. Позднее произошло еще одно радикальное изменение ролей менеджеров. Большинство организаций столкнулось с ускоряющимися изменениями во внешнем окружении. Рынки становились интернациональными, технологии совершенствовались, а под воздействием социальных изменений повышались ожидания потребителей и наемных работников. Перед большинством организаций встала проблема быстрого реагирования на ускоряющиеся рыночные и социальные изменения.В связи с необходимостью быстро реагировать на сигналы, приходящие из внешнего окружения, потребовалось усиление координации действий менеджеров среднего звена различной функциональной направленности. Но в основном потребовалось усиление их возможностей к мыследеятельности, когда бы они смогли быстро и эффективное решать проблемы. Само понимание проблемы при этом изменяется и насыщается мыслительными операциями по ихопределению и применению мыслительных инструментов. Чем совершеннее мыслительный инструментарий, тем эффективнее и решение. Сейчас метафизические воззрения на процесс логического определения и решения проблем, как и простое накопление опыта (эмпиризм) или простая критика со стороны устаревших управленческих теорий постепенно уходит. Современную картину процесса управления, если она следует старым представлениям или эмпирике, можно описать как бесконечный хаос, переходящий в т.н. дурную бесконечность. Примером может служить следующая цитата из работы Стюарт (Стюарт, 1988). "Возникает образ человека, живущего в вихре деятельности, в котором через каждые несколько минут приходится переключать внимание с одной темы, проблемы …на другую. Возникает образ неопределенного мира, в котором релевантная информация включает в себя слухии спекуляции… Образ менеджера, который сидит и спокойно контролирует, сменился образом менеджера, зависящего, помимо своих подчиненных от множества людей, с которыми он должен завязать взаимовыгодные отношения и обязанного учиться торговать, договариваться и находить компромиссы". Это описание, основанное на результатах масштабного исследования работы менеджеров в 80-е годы20-го века, представляется даже еще более справедливым в начале 21 века. Скорость управления посредством иерархий перестала удовлетворять компании. Менеджеры все более и более нуждаются в новых технологиях мыследеятельности и без посредничества вышестоящих руководителей, своей надсистемы. Менеджеры как часть системной иерархии должны приобрести свое полное насыщенное знаниями и обогащенное новыми мыслительными практиками содержание, способное дать им фору перед теми, кто остановился на "большом опыте" или на однобоком линейном мышлении. В этом небольшом отрывке хорошо описано, как теперь не только Особенное, воплощающееся в менеджерах среднего звена, но и более низкие уровни, вплоть до Единичного, должны насыщаться своим внутренним содержанием, чтобы суметь работать в таких условиях, как они должны иметь самостоятельность, "для себя бытие", которое позволяет им лучше реагировать и иметь свою силу и обнаруживать ее для решения проблем. В управленческой науке это называется делегированием полномочий, но как видите, мы можем увидеть в этом и силу действия диалектических определений. Способность к познанию в этой игре стихий еще больше возрастает. Жесткие иерархии сменяются на те, где каждый уровень подчиняется общей цели, но при этом не теряет свою свободу и самостоятельность. Этот уровень при рассмотрении в понятиях логико-диалектического метода, который мы в дальнейшем будем исследовать в курсе, является ведущей линией развития реальности менеджерского бытия. Необходимость повышения уровня мышления особенно остро стоит в стратегическом менеджменте и маркетинге, где уровень оперирования понятиями и категориями приближается к высшим абстракциям. И здесь, где часто приходится опираться исключительно на правильные мыслительные конструкции для того, чтобы заглянуть в будущее или оценить настоящее, не обойтись без понимания основ диалектической логики и умения оперировать ее понятиями и категориями. Способность менеджера пройти по всей цепочке решения проблемы и формирования управленческого решения, напрямую связана с теми моделями мышления, которые в бесконечном потоке больших и малых управленческих событий придадут ему уверенность в верном направлении мысли. В конечном итоге, они дадут возможность его фирме правильно построить стратегию, определить истинные противоречия в работе подразделений, выявить закономерности в пене явлений, найти содержательность в словах подчиненных и придать им активную форму в виде приказов, направляющих к выполнению абсолютной идеи – миссии фирмы. Все это имеет важные последствия для развития мышления менеджеров. Во-первых, изменились требования к особенностям их мышления.Им приходится ощущать себя одновременно во всех ипостасях – как более высокого ранга, так и более низкого, говоря языком диалектики, развивать в себе способности к видению себя как выразителя Всеобщего, так и Особенного, и Единичного. Это также и умениеразрешать противоречия, находить общую основу и основание для деятельности с партнерами, поставщиками или потребителями. Это также и умение различать особенности становления и развития и связи с сегодняшним бытием организации, видеть, что еще является всего лишь агрегатом из разных частей, какие части уже приобрели свою сущностность и готовы к дальнейшему продвижению к целому. Например, это важно для анализа работы отделов, планирования реорганизации структур, слияний и поглощений. Достижение результатов возможно только во взаимодействии с людьми, властью над которыми обладает менеджер. Это в высшей степени зависит от навыков правильного выделения моментов действительности, отделения существенного от несущественного, понимания логики развития событий. Жизненно важное значение приобрели навыки поиска, сбора и анализа информации из обрушивающегося на нас огромного и хаотичного потока данных, событий, разнородных фактов. В турбулентном окружении менеджеры должны научиться выделять, отфильтровывать и синтезировать большие объемы зачастую сомнительной и противоречивой информации, преимущественно разнокачественной. Без понимания основ науки познания и логики восхождения от внутренне неистинного к истине это представляется невозможным. Во-вторых, стало недостаточным быть узким специалистом, досконально знающим только свою часть организации. Сейчас требуется умение видеть управленческие проблемы с разных сторон, видеть противоречивость их интересов в развитии, и, конечно же, уметь их решать. Для результативного принятия решения менеджеры должны уметь синтезировать имеющиеся у них положительные знания и переходить от внутреннего позитивизма (спр.: Позитивизм, позитивное мышление – мышление, основанное только на имеющихся фактах, эмпиризме) к логико-диалектическому мышлению. На все эти вопросы отвечает курс Наука логики для менеджеров. РУКОВОДСТВО К ИЗУЧЕНИЮ КУРСА Добро пожаловать на дистанционный курс дополнительного профессионального образования НАУКА ЛОГИКИ ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ. Мы приглашаем Вас погрузиться в мир диалектической логики. В руководстве мы описываем курс и разъясняем избранный нами подход к обучению. Кроме того, мы постараемся снабдить Вас рекомендациями, которые помогут изучать этот курс наиболее результативно. Для этого мы предоставим Вам в дальнейшем учебно-методическое пособие и будем снабжать Вас полезными материалами, повышающими Вашу эффективность в освоении материала. После изучения этого курса Вы должны быть способны – описать цели курса – оперировать основными понятиями логико-диалектического метода – применять диалектический подход к решению управленческих проблем. ЦЕЛИ И РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ КУРСА Задайтесь вопросами и возможно, потратьте несколько минут на то, чтобы записать на свободном месте или в комментариях, которые Вы будете вести в этом пособии, основные цели, которые Вы хотите достичь в результате изучения этого курса. Например, Вы могли быначать с чего-то вроде следующего – "повысить квалификацию", "это интересно","лучше разбираться в вопросах решения проблем", или даже "повысить шансы служебного продвижения". Все это вполне разумные цели. Возможно, Вы включили в ваш перечень цель повысить свою управленческую результативность. В этом подразделе мы указываем цели, которые наиболее часто показывают управленцы.Познакомьтесь с ними и затем вернитесь к своему перечню и сделайте заметки о том, насколько эти цели согласуются с Вашими целями. Возможно даже, что Вы пожелаете скорректировать свой перечень целей. Мы надеемся, что наш замысел, по крайней мере, отчасти, соответствует тому, чего Вы хотите достичь. Или будет лучше, если Вы объективируете свои мысли и потратите некоторое время на обсуждение возможных несоответствий с Вашим тьютором, коллегой или другом. Проектируя этот курс, мы исходили их предположения о том, что менеджеру в 21 веке недостаточно иметь просто управленческие знания и мыслить только категориями опытного знания данной области. Хотя Вы найдете примеры из управления, однако, главный акцент неизменно делается на том, как найти решения на основе предлагаемых наиболее общих подходов к познанию и осмыслению происходящего, в т.ч. и для решения сложных управленческих проблем. Мы будем как бы обрабатывать исходный проблемный материал мыслительными инструментами, чтобы продвигаться по ступеням познания, уточняя, и дополняя материал, придавая ему структуру, задавая ему правильный понятийный аппарат, пока он не прояснится полностью и из абстракции или туманной серости не превратится в цельное и конкретное содержание. Наша первая учебная цель – помочь Вам понять, как различные моменты, составляющие нашу объективность, способствуют выполнению более общих задач познавательно-творческой деятельности, в т.ч. и решению управленческих задач и проблем. Для достижения этой цели, курс разделен на блоки-модули,каждый из которых посвящен определенной общей теме. Материалы каждого блока объединены общей темой. Блок 1 – это Бытие, блок 2– это Сущность, Блок 3 – Понятие. В блоке 1 Бытие обсуждается зарождение, становление и развитие бытия объектов в характерном для Гегеля наивысшем уровне абстракции. В Блоке 2 Вы получите представление о переходе бытия в сущность и становлении понятий сущности. Блок 3 показывает переход от объективного бытия к субъективному отражению действительности и становление идеи. Мы рекомендуем Вам изначально сосредоточиться на планировании и исследовании реальной управленческой проблемы, на свой выбор, в которой Вы попытаетесь применить полученный багаж знаний. Это предоставит Вам возможность попрактиковаться в применении представленных мыслительных инструментов и аспектов, с которыми Вы познакомитесь. Мы также рекомендуем вести конспектирование каждого блока с привязкой показанных моделей мышления к вашей практике. В каждом блоке присутствуют комментарии, блок-вставки и кейсы, которые демонстрируют применимость материалов логики к решению практических задач или демонстрируютсовременное состояние данных концепций мышления, особенно их использование в ТРИЗ, Тогда Вам удастся лучше понять связи и противоречия между сторонами объектов, которые Вы рассматриваете в вашей практике. Вторая учебная цель курса связана с практическим применением материалов. Мы хотим помочь Вам понять, как применять диалектические модели в Вашей работе. Для этого Вы должны будете выбрать некоторую проблему, к которой попытаться применить полученные Вами знания.Вам предстоит многократно подумать о том, как применить представленные в курсе материалы к своей работе. Мы также рекомендуем Вам пытаться проводить небольшие исследования самостоятельно, например, уточняя сложные термины и понятия, приведенные в курсе. Для этого мы предполагаем, что Вы сможете взять на себя обязанность по изучению рекомендуемой и дополнительной литературы. Среди них мы отметим работы А. Войтова, С. Труфанова, В. Петрова, О. Анисимова, цитаты из работ которых Вы часто встретите в материалах курса. Основные работы этих авторов приведены в списке рекомендуемой литературы. Это позволит Вам накопить солидный запас знаний о практике логико-диалектического анализа вашей деятельности и интерпретации работы вашей организации с точки зрения моделей, приведенных в курсе. Мы также рекомендуем делать записи в пособии, представляющее данный курс, с целью того, чтобы он стал для вас рабочей тетрадью, и Вы могли бы обращаться к нему еще долгое время после изучения материалов. Еще одной нашей целью является помочь Вам распространить свое понимание проблем через призму логико-диалектического подхода за пределы вашей организации и, возможно, использовать в своей повседневной жизни. Это также позволит Вам глубже освоить ведущие тематические линии курса и максимально использовать опыт, полученный в результате освоения материала курса. Но самое главное, что курс призван помочь Вам развить навыки анализа, размышлений и принятия решения. Как было отмечено выше, время на размышления для большинства современных менеджеров является самым дефицитным ресурсом. И в курсе в самой общей форме Вы найдете множество схем для логико-диалектического анализа происходящего. Вместе с тем, мы настаиваем и на огромной важности размышлений, чтобы пристрастие к действию в управленческой работе не затеняло и не вытесняло необходимость вдумчивого анализа. Вам предстоит применять разносторонний подход к сложным проблемам вместо того, чтобы спешно прибегать к непродуманным упрощенным решениям. Хотя Вы обнаружите в курсе материалы, глубоко рассматривающие отдельные разделы диалектической логики, мы не стремимся превратить Вас в эксперта по логическим дисциплинам. Мы представляем материалы на уровне, который позволит Вам вести содержательные диалоги со специалистами, но результативно обрабатывать их, применяя диалектические модели. Наиболее важные цитаты из Гегеля приведены прописными буквами. Мы выделили те фразы, которые наиболее близко подчеркивают практичность и инструментальность познания. Эти фразы в основном выбирались из текста Науки логики Гегеля и цитируются в данном пособии. Некоторые изменения в приведенных цитатах связаны исключительно с попыткой более ясного изложения для современного читателя и никоим образом не изменяют смысл написанного Гегелем. Заглавными буквами выделены понятия и определения, несущие наиболее важную составляющую смысла или контекста. Мы попытались в большом количестве использовать схемы, поясняющие положения Науки логики. Они взяты из многочисленных источников – работ С.Н. Труфанова, Анисимова О.С., Александрова Н.Н. и др., занимающихся разработкой схем мышления и использующих для этого логику Гегеля. Вступительной или заключительной схемой по многим главам выступает метатреугольник, отображающий главные понятия главы, и связывающий их в единую замкнутую треугольную фигуру. Хотя Гегель чаще говорил о круге, однако, функциональную направленность воздействия понятий между собой в их связи, по нашему мнению, лучше отображает треугольник. Именно поэтому ему и отдано предпочтение. Глоссарий, приведенный в конце пособия, позволит Вам быстро ориентироваться в достаточно сложных понятиях Гегелевской диалектики. В нем приведены основные термины и определения, встречающиеся в пособии, и дано их расширенное толкование. Итак, подводя итоги, отметим, что в результате изучения курса Вы можете: – понимать терминологию, владеть понятийным аппаратом логико-диалектического метода Гегеля – обрабатывать исходный проблемный материал в мыслительных инструментах и понятиях диалектики – развить навыки анализа, размышлений и принятия решения в понятиях диалектической логики – углубить свое понимание связи мышления и управленческой науки и решения проблем и понять, как применять концепции, представленные в курсе к вашей конкретной деятельности. Мы начали этот раздел с описания основных изменений в характере мыслительной деятельности менеджеров.Основываясь на данном описании, мы показали требования, предъявляемые к мыслительным навыкам менеджеров 21 века, и продемонстрировали, как они связаны с учебнымицелями этого курса. Конкретную информацию о том, как планировать свое время при работе над курсом, распределять нагрузку, как лучше изучать столь трудный материал, Вы можете получить в ходе обучения у вашего тьютора по реквизитам, приведенным в конце книги. Желаем Вам удачно освоить материалы курса. Мы надеемся, что он будет стимулировать Вас к достижению вершин мыслительных практик, доставит удовольствие иокажется истинно полезным для Вашей работы менеджера. Теперь мы немного расскажем о методе освоения материала. Это метод комментирования. Почему принят именно он, Вы узнаете ниже. О КОММЕНТИРОВАНИИ КАК МЕТОДЕ ПОЗНАНИЯ Комментирование как метод познания родился не сегодня. Он родился еще в средние века, когда библия часто сопровождалась комментариями и в монастырских библиотеках можно и сейчас найти множество библейских текстов с исчерканными по полям заметками, комментариями теологов и простых читателей, желающих освоить слово божье. Свое развитие комментирование нашло в специализированных техниках конспектирования, позволяющих найти основные мысли текста, создать его схемы, выделить главное в разрезе рассмотрения материала и тем самым улучшить его практическое освоение. Предлагаемое пособие является особым типом реконструкции взглядов великого мыслителя. В рамках вводимой в том или ином модуле или разделах темы выстраивается "цитатный ряд", позволяющий углубиться в мысли Гегеля, выраженные в его тексте. Мы сознательно подбирали те фрагменты, которые связаны как можно более полно с особенностями мыслительных рядов управленцев, которые читаютсянаиболее легко, но сохраняют достаточно точно и полно самосодержание его мысли. Поэтому "цитатные ряды" предстаюткак краткое изложение материала словами Гегеля. Вам, нашим слушателям это дает несомненную возможность познакомиться с мыслью и формой выражения мысли великого мыслителя.Некоторые микрофрагменты объединены в значительные по содержанию и объему цитирования цельные фрагменты, что обусловлено тем, что мысль автора является самодостаточной и не требует трактовок. Если течение мысли так или иначе нарушалась, то мы вводили связующие предложения, чтобы дать Вам возможность получить связное представление о развитии темы Гегелем. Гегель как бы говорит сам за себя. Выбранные нами фрагменты комментируются так, чтобы примеры были наиболее подходящими для управленческой и менеджерской практики. Здесь Вы найдете примеры из реальности компаний, маркетинга и управления. Во многом мы представляем трактовки диалектических моделей и их проявление через концепции и модели менеджмента. Нас интересовало в большей степени выявление инструментов, которые помогли бы Вам в вашей мыслительной практике. Самой значимой тематической линией комментирования оказывалась линия объективной диалектики и логики понимания объективных систем. Мы постарались вводить тематические линии по содержанию, по средствам анализа развития чего-либо – человека, общества, организации, системы в рамках нахождения диалектического движения материала. Это также должно послужить развитию у Вас способностей к рефлексированию и диалектическому освоению имеющегося перед вами проблемного материала. Вопрос перевода с вершин философского осмысления в понятную для менеджеров реальность решалась нами в виде рабочих примеров, дополнительных привлекаемых материалов в виде блок-вставок и кейсов, демонстрирующих применение диалектических моделей для реальности управленческой практики. Нашей задачей было в основном создать для Вас возможности для сущностного генезиса высших форм мышления и их освоения, показать систематическое движение раскрывающей содержание познания мысли Гегеля. Тем более что по богатству содержания Гегель остается рекордсменом. Одновременно Вы увидите и общую онтологическую панораму, где разнообразность бытия переходит в различие и конкретность сущности и отображается в понятии, и где между ними теряется столь привычная нам граница между объективным и субъективным. Это важно понять всем, кто размышляет о развитии "чего-либо". Ведь, прежде всего,развитием интересуется управленческая практика, управленческое консультирование, экспертиза и т.п. в рамках общегодвижения к совершенствованию и развитию управления, придания управленческой деятельности нового качества и профессионализма мышления. Метод комментирования, выраженный в виде конспекта наиболее значимых для управленческой практики положений и мыслей, позволяет приобрести гарантию того, что Вы не ошибаетесь в выборе мыслительных техник и имеете твердую опору в конкретных мыслях, выраженных в виде цитат. Ваши пометки, замечания и комментарии к конкретным положениям и комментариям, связывающим диалектическую логику с управлением, вашими задачами и профессиональной деятельностью, сделают ваш будущий конспект неоценимым рабочим инструментом в будущем. Управленец, а тем более – консультант, эксперт,должен иметь общие ориентиры в сущности развития, его механизмах, путях развития организационных систем, развитиягрупп, общностей, и т.п. Это позволяет иметь как бы один длявсех слой средств согласования идей в управленческих ситуациях. Технология комментирования предполагает и сводные комментарии по темам, сгруппированных по линиям концептуальных идей, соответствующих раскрытию механизмов развития понятия. Слушатель может иметь перед собой достаточно полный и значительный для тщательного анализа важнейших понятий материал для совершенствования логико-диалектического мышления. Благодаря цитатам из Гегеля, мы надеемся, что Вы почувствуете давление истории и значимость приведенных положений для роста и углубления своего понятийного аппарата, научитесь мыслить в понятиях диалектической логики. Приведенные материалы, вместе с их обсуждением, трактовкой, реализуют лишь подготовительную функцию. Качество и быстрота движения к сущности и понятиям зависит от системности в работе с таким трудным и концептуальным материалом. Комментарии остаются часто единственным способом работы с подобным трудным текстом. Обзор идей и комментарий их содержательности готовит Вас куглубленному пониманию конструкций Гегеля – его диалектики. Только чувствуя содержание идей Гегеля и его "наследников", можно оценить и саму конструкцию методологии. В то же время конструкция Гегеля сама содержит в себеее порождающий принцип, знаменитый "метод Гегеля", егоучение о понятийном мышлении, "самораскрытии понятиемсвоего содержания". Поэтому при комментировании значительное внимание уделяется выделению понятий и их развитию. Рассмотренные тематическиелинии дают достаточно полное и убедительное представление о тех требованиях к мышлению, которое претендует наприходимость к истине. Ведь до сих пор взгляды Гегеля остаютсянаиболее глубокими в рефлексии мышления. Строгость понятий Гегеля их построение с опорой на себя затрудняет задачу комментирования, но сам метод мышления в понятиях несет в себе, по своей содержательной основе, сущность развития. Метод и развитиесовмещаются в единый комплекс сущностного мышления. Поэтому без комментирования не обойтись. В комментировании мы также постарались показывать и дефекты мышления, связанные с недостаточной соотнесенностью многих форм"рассудка" с подлинным или сущностно (истинно) ориентированным мышлением. Другой важной частью комментирования являлось выделение панорамы развития моментов познания бытия, сущности и понятия, продемонстрировать именно последовательные ряды усложнений, "лестницу уровней". Это, говоря акмеологическим языком, дает основание для роста качества мышления и достижения вершин интеллектуального потенциала, где понятийное мышление составляет высшее в развитии мышления. Как осуществляется наше комментирование содержаниямысли Гегеля? Обычно комментатор выстаивает свою линиюмысли, привлекая авторов в качестве иллюстрирующих прототипов этой мысли. В худшем варианте он сочетает иллюстрирование с фрагментами в реконструкции мысли авторов, и сразмышлением, не имеющим свой сквозной лейтмотив. В нашем случае мы демонстрируем реконструкцию мысли Гегелядля понимания и развития понятийного мышления для конкретной области – управления. Поэтому мы всего лишь продолжаем тексты Гегеля, обрамляем содержание в полезные примеры, дополнения и уточнения и через комментарии помещаем "его" и "нашу" мысль в единое течение мысли. Мы не ставим задачу оценки, доказательстваверсии Гегеля, поскольку столетия интуитивного или осознанного применения диалектики доказали ее эффективность и не требуют оценки. Мы оставляем слушателя в самостоятельном ткании мысли Гегеля,давая ему возможность читать тексты-фрагменты из Гегеля и отдельно комментарии и самостоятельно синтезировать текст для себя. Естественно, что мы уделяли внимание, хотя и далеко невезде, форме выражения мысли и применяли средства изобразительной схематизации. При этом мы пользовались наиболее приемлемыми средствами схематизации, такими как метатреугольник, который предназначен для выявления наиболее общих и существенных связей в реальности, ее анализа или размышлений. Тем самым, форма выражения мысли приобретает инструментальную направленность и становитсяудобной для помещения в поле аргументации и доказательства. Такой подход повышает понимаемость трудного для восприятия текста Гегеляи в то же время выражает саму сущность метода Гегеля через концептуально-технологические схемы. Это особенно работает тогда, когда нужновыйти за рамки субъективного произвола движения языковоймысли и придать максимальную понятийную направленность этой мысли. Вся конструкция текста "вступление – цитатный ряд – комментарии" удобна для перехода в любой момент к каждому из них, в зависимости от особенностей чтения, характерному для конкретного читателя. Модуль 1. Предварительное понятие 1.1. Введение и задачи модуля Модуль 1 дает представление об обычных способах мышления, которые характерны для рассудка. В нем Вам предстоит познакомиться о том, какие бывают виды познания, что в них является недостаточным для того, чтобы признать такой вид познания разумным. Мы рассмотрим 3 основные подхода к познанию: – Метафизика как первое отношение мысли к объективности – Эмпиризм и критический подход как второе отношение мысли к объективности – Непосредственное познание как третий подход мысли к объективности В результате ознакомления с модулем 1 у Вас должно появиться понимание того, какие бывают типы познания и на каких типах отношений мысли к объективности они основываются. Вы должны научиться видеть, как они связаны с вашей повседневной и профессиональной деятельностью в менеджменте и какие могут превалировать в вашей области. В этом Вам помогут показанные в модуле традиционно используемые концепции менеджмента и маркетинга. Кроме того, Вы узнаете об известных диалектических моделях, которые покажут, как продвигается познание в диалектических подходах. Эти модели, так или иначе, скрыты в тексте Гегеля и мы будем рекомендовать Вам использовать методы схематизации, чтобы научиться видеть их в изучаемых материалах. Приведенные кейсы и блок-вставки дополнительного материала будут способствовать тому, чтобы Вам удалось понять и научиться распознавать в реальности те или иные особенности встречающихся Вам на пути познания и творческой деятельности типов мышления. Итак, мы начинаем, хорошего Вам путешествия в чертоги разума! КТО МЫСЛИТ АБСТРАКТНО? Роль мышления, как самого главного инструмента познания реальности или внутреннего мира, безусловна. Однако, что нам не дает быстрыми шагами приближаться к истине? В большей степени это те простые или непосредственные мыслительные практики, которые способны только разрывать реальность на части и приводить только к фрагментарному мышлению. Мы хотим начать с того, чтобы предоставить слово самому Гегелю, который лучше всего скажет об этом. Прочитайте блок вставку и рассмотрите комментарии, которые позволят Вам увидеть проблемы у высоты сегодняшних взглядов на процессы мышления. БЛОК-ВСТАВКА. Г.Ф. ГЕГЕЛЬ КТО МЫСЛИТ АБСТРАКТНО? Мыслить? Абстрактно? Sauvequipeut! – «Спасайся, кто может!» – наверняка завопит тут какой-нибудь наемный осведомитель, предостерегая публику от чтения статьи, в которой речь пойдет про «метафизику». Ведь «метафизика» – как и «абстрактное» (да, пожалуй, как и «мышление») – слово, которое в каждом вызывает более или менее сильное желание удрать подальше, как от чумы. Спешу успокоить: я вовсе не собираюсь объяснять здесь, что такое «абстрактное» и что значит «мыслить». Объяснения вообще считаются в порядочном обществе признаком дурного тома. Мне и самому становится не по себе, когда кто-нибудь начинает что-либо объяснять, – в случае необходимости я и сам сумею все понять. А здесь какие бы то ни было объяснения насчет «мышления» и «абстрактного» совершенно излишни; порядочное общество именно потому и избегает общения с «абстрактным», что слишком хорошо с ним знакомо. То же, о чем ничего не знаешь, нельзя ни любить, ни ненавидеть. Чуждо мне и намерение примирить общество с «абстрактным» или с «мышлением» при помощи хитрости – сначала протащив их туда тайком, под маской светского разговора, с таким расчетом, чтобы они прокрались в общество, не будучи узнанными и не возбудив неудовольствия, затесались бы в него, как говорят в народе, а автор интриги мог бы затем объявить, что новый гость, которого теперь принимают под чужим именем как хорошего знакомого, – это и есть то самое «абстрактное», которое раньше на порог не пускали. У таких «сцен узнавания», поучающих мир против его желания, тот непростительный просчет, что они одновременно конфузят публику, тогда как театральный машинист хотел бы своим искусством снискать себе славу. Его тщеславие в сочетании со смущением всех остальных способно испортить весь эффект и привести к тому, что поучение, купленное подобной ценой, будет отвергнуто. Впрочем, даже и такой план осуществить не удалось бы для этого ни в коем случае нельзя разглашать заранее разгадку. А она уже дана в заголовке. Если уж замыслил описанную выше хитрость, то надо держать язык за зубами и действовать по примеру того министра в комедии, который весь спектакль играет в пальто и лишь в финальной сцене его расстегивает, блистая Орденом Мудрости. Но расстегивание метафизического пальто не достигло бы того эффекта, который производит расстегивание министерского пальто, – ведь свет не узнал тут ничего, кроме нескольких слов, – и вся затея свелась бы, собственно, лишь к установлению того факта, что общество давным-давно этой вещью располагает; обретено было бы, таким образом, лишь название вещи, в то время как орден министра означает нечто весьма реальное, кошель с деньгами. Мы находимся в приличном обществе, где принято считать, что каждый из присутствующих точно знает, что такое «мышление» и что такое «абстрактное». Стало быть, остается лишь выяснить, кто мыслит абстрактно. Как мы уже упоминали, в наше намерение не входит ни примирить общество с этими вещами, ни заставлять его возиться с чем-либо трудным, ни упрекать за легкомысленное пренебрежение к тому, что всякому наделенному разумом существу по его рангу и положению приличествует ценить. Напротив, намерение наше заключается в том, чтобы примирить общество с самим собой, поскольку оно, с одной стороны, пренебрегает абстрактным мышлением, не испытывая при этом угрызений совести, а с другой – все же питает к нему в душе известное почтение, как к чему-то возвышенному, и избегает его не потому, что презирает, а потому, что возвеличивает, не потому, что оно кажется чем-то пошлым, а потому, что его принимают за нечто знатное или же, наоборот, за нечто особенное, чем в обществе выделяться неприлично, и что не столько выделяет, сколько отделяет от общества или делает смешным, вроде лохмотьев или чрезмерно роскошного одеяния, разубранного драгоценными камнями и старомодными кружевами. Кто мыслит абстрактно? – Необразованный человек, а вовсе не просвещенный. В приличном обществе не мыслят абстрактно потому, что это слишком просто, слишком неблагородно (неблагородно не в смысле принадлежности к низшему сословию), и вовсе не из тщеславного желания задирать нос перед тем, чего сами не умеют делать, а в силу внутренней пустоты этого занятия. Почтение к абстрактному мышлению, имеющее силу предрассудка, укоренилось столь глубоко, что те, у кого тонкий нюх, заранее почуют здесь сатиру или иронию, а поскольку они читают утренние газеты и знают, что за сатиру назначена премия, то они решат, что мне лучше постараться заслужить эту премию в соревновании с другими, чем выкладывать здесь все без обиняков. В обоснование своей мысли я приведу лишь несколько примеров, на которых каждый сможет убедиться, что дело обстоит именно так. Ведут на казнь убийцу. Для толпы он убийца – и только. Дамы, может статься, заметят, что он сильный, красивый, интересный мужчина. Такое замечание возмутит толпу: как так? Убийца – красив? Можно ли думать столь дурно, можно ли называть убийцу – красивым? Сами, небось, не лучше! Это свидетельствует о моральном разложении знати, добавит, быть может, священник, привыкший глядеть в глубину вещей и сердец. Знаток же человеческой души рассмотрит ход событий, сформировавших преступника, обнаружит в его жизни, в его воспитании влияние дурных отношений между его отцом и матерью, увидит, что некогда этот человек был наказан за какой-то незначительный проступок с чрезмерной суровостью, ожесточившей его против гражданского порядка, вынудившей к сопротивлению, которое и привело к тому, что преступление сделалось для него единственным способом самосохранения. Почти наверняка в толпе найдутся люди, которые – доведись им услышать такие рассуждения – скажут: да он хочет оправдать убийцу! Помню же я, как некий бургомистр жаловался в дни моей юности на писателей, подрывающих основы христианства и правопорядка; один из них даже осмелился оправдывать самоубийство – подумать страшно! Из дальнейших разъяснений выяснилось, что бургомистр имел в виду «Страдания молодого Вертера». Это и называется «мыслить абстрактно» – видеть в убийце только одно абстрактное – что он убийца, и называнием такого качества уничтожать в нем все остальное, что составляет человеческое существо. Иное дело – утонченно-сентиментальная светская публика Лейпцига. Эта, наоборот, усыпала цветами колесованного преступника и вплетала венки в колесо. Однако это опять-таки абстракция, хотя и противоположная. Христиане имеют обыкновение выкладывать крест розами или, скорее, розы крестом, сочетать розы и крест. Крест – это некогда превращенная в святыню виселица или колесо. Он утратил свое одностороннее значение орудия позорной казни и соединяет в одном образе высшее страдание и глубочайшее самопожертвование с радостнейшим блаженством и божественной честью. А вот Лейпцигский крест, увитый маками и фиалками, – это умиротворение в стиле Коцебу (прим. Коцебу – немецкий драматург и русский дипломат, противник либеральных идей), разновидность распутного примиренчества – чувствительного и дурного. Мне довелось однажды услышать, как совсем по-иному расправилась с абстракцией «убийцы» и оправдала его одна наивная старушка из богадельни. Отрубленная голова лежала на эшафоте, и в это время засияло солнце. Как это чудесно, сказала она, солнце милосердия господня осеняет голову Биндера! Ты не стоишь того, чтобы тебе солнце светило, – так говорят часто, желая выразить осуждение. А женщина та увидела, что голова убийцы освещена солнцем и, стало быть, того достойна. Она вознесла ее с плахи эшафота в лоно солнечного милосердия бога и осуществила умиротворение не с помощью фиалок и сентиментального тщеславия, а тем, что увидела убийцу приобщенным к небесной благодати солнечным лучом. – Эй, старуха, ты торгуешь тухлыми яйцами! – говорит покупательница торговке. – Что? – кричит та. – Мои яйца тухлые?! Сама ты тухлая! Ты мне смеешь говорить такое про мой товар! Ты! Да не твоего ли отца вши в канаве заели, не твоя ли мать с французами крутила, не твоя ли бабка сдохла в богадельне! Ишь целую простыню на платок извела! Знаем, небось, откуда все эти тряпки да шляпки! Если бы не офицеры, не щеголять тебе в нарядах! Порядочные-то за своим домом следят, а таким – самое место в каталажке! Дырки бы на чулках заштопала! – Короче говоря, она и крупицы доброго в обидчице не замечает. Она мыслит абстрактно и все – от шляпки до чулок, с головы до пят, вкупе с папашей и остальной родней – подводит исключительно под то преступление, что та нашла ее яйца тухлыми. Все окрашивается в ее голове в цвет этих яиц, тогда как те офицеры, которых она упоминала, – если они, конечно, и впрямь имеют сюда какое-нибудь отношение, что весьма сомнительно, – наверняка заметили в этой женщине совсем иные детали. Но оставим в покое женщин; возьмем, например, слугу – нигде ему не живется хуже, чем у человека низкого звания и малого достатка; и, наоборот, тем лучше, чем благороднее его господин. Простой человек и тут мыслит абстрактно, он важничает перед слугой и относится к нему только как к слуге; он крепко держится за этот единственный предикат. Лучше всего живется слуге у француза. Аристократ фамильярен со слугой, а француз – так уж добрый приятель ему. Слуга, когда они остаются вдвоем, болтает всякую всячину, а хозяин покуривает себе трубку да поглядывает на часы, ни в чем его не стесняя, – как о том можно прочитать в повести «Жак и его хозяин» Дидро. Аристократ, кроме всего прочего, знает, что слуга не только слуга, что ему известны все городские новости и девицы и что голову его посещают недурные идеи, – обо всем этом он слугу расспрашивает, и слуга может свободно говорить, о том, что интересует хозяина. У барина-француза слуга смеет даже рассуждать, иметь и отстаивать собственное мнение, а когда хозяину что-нибудь от него нужно, так приказания будет недостаточно, а сначала придется втолковать слуге свою мысль да еще и благодарить за то, что это мнение одержит у того верх. То же самое различие и среди военных; у пруссаков положено бить солдата, и солдат поэтому – каналья; действительно, тот, кто обязан пассивно сносить побои, и есть каналья. Посему рядовой солдат и выглядит в глазах офицера как некая абстракция субъекта побоев, с коим вынужден возиться господин в мундире с портупеей, хотя и для него это занятие чертовски неприятно. КОММЕНТАРИИ Так кто же мыслит абстрактно? Необразованный человек, а вовсе не просвещенный…Этот неожиданный ответ и сегодня может показаться озорным парадоксом, простой иллюстрацией того «литературного приема, состоящего в употреблении слова или выражения в противоположном их значении с целью насмешки», который литературоведы называют иронией. Ирония эта особого свойства – не остроумная игра словами, не простое вывертывание наизнанку «привычных значений» слов, ничего не меняющее в существе понимания. Тут не термины меняются на обратные, а те явления, которые ими обозначаются, вдруг оказываются в ходе их рассмотрения совсем не такими, какими их привыкли видеть, и острие иронии поражает как раз «привычное» словоупотребление, обнаруживает, что именно «привычное» и вполне бездумное употребление терминов (в данном случае слова «абстрактное») является несуразным, не соответствующим сути дела. А то, что казалось лишь «ироническим парадоксом», обнаруживает себя, напротив, как совершенно точное выражение этой сути. Это и есть диалектическая ирония, выражающая в словесном плане, вполне объективный процесс превращения вещи в свою собственную противоположность. Процесс, в ходе которого все знаки вдруг меняются на обратные, а мышление неожиданно для себя приходит к выводу, прямо противоречащему его исходному пункту. Душой этой своеобразной иронии является не легковесное остроумие, не лингвистическая ловкость в обыгрывании эпитетов, а всем известное «коварство» реального течения жизни. Самые добрые намерения, преломившись через призму условий их осуществления, зачастую оборачиваются злом и бедой, но бывает и наоборот, когда проявляются «силы отрицания». Это та самая нешуточная закономерность, которую Маркс вслед за Гегелем любил называть «иронией истории», – «неизбежной судьбой всех исторических движений, участники которых имеют смутное представление о причинах и условиях их существования и потому ставят перед ними чисто иллюзорные цели». Эта ирония всегда выступает как неожиданное возмездие за невежество, за неведение. Когда такое случается с первопроходцами – это трагедия. Человеку всегда приходилось дорого платить за познание. Но когда жертвами этой неумолимой иронии становятся люди, не умеющие и не желающие считаться с опытом, – их судьба обретает характер трагикомический, ибо наказанию тут подвергается уже не невежество, а глуповатое самомнение… Торговка бранится без претензий на «философское» значение своих словоизвержений. Она и слыхом не слыхивала про такие словечки, как «абстрактное». Философия поэтому тоже к ней никаких претензий не имеет. Другое дело – «образованный читатель», который усмехается, усмотрев «иронию» в квалификации ее мышления как «абстрактного», – это-де все равно, что назвать бессильного Самсоном… Усмотрев тут лишь «игру слов", "литературный прием», образованный читатель с головой выдал себя, обнаружив полную неосведомленность в той области, где он считает себя знатоком, – в области философии как науки. Тут ведь каждый «образованный человек» считает себя знатоком. «Относительно других наук считается, что требуется изучение для того, чтобы знать их, и что лишь такое знание дает право судить о них. Соглашаются также, что для того, чтобы изготовить башмак, нужно изучить сапожное дело и упражняться в нем, хотя каждый человек имеет в своей ноге мерку для этого, имеет руки и благодаря им требуемую для данного дела природную ловкость. Только для философствования не требуется такого рода изучения и труда», – иронизирует по адресу таких знатоков Гегель. Такой знаток и обнаружил тут, что слово «абстрактное» он знает, а вот относительно той коварной диалектики, которую философия давно выявила в составе названной категории явлений, даже смутного представления не имеет. Потому-то он и увидел шутку там, где Гегель вовсе не шутит, там, где он разоблачает утую пустоту «привычных» представлений, за пределы которых никогда не выходит претенциозная полуобразованность, мнимая образованность, весь багаж которой и заключается всего-навсего в умении употреблять ученые словечки так, как принято в «порядочном обществе»… Такой «образованный читатель» – не редкость и в наши дни. Обитая в уютном мирке шаблонных представлений, с которыми он сросся, как с собственной кожей, он всегда испытывает раздражение, когда наука показывает ему, что вещи на самом-то деле совсем не таковы, какими они ему кажутся. Себя он всегда считает поборником «здравого смысла», а в диалектике не видит ничего, кроме злокозненной наклонности «выворачивать наизнанку» обычные, «общепринятые» значения слов. В диалектическом мышлении он видит одно лишь «неоднозначное и нестрогое употребление терминов», искусство жонглировать словами с противоположным значением – софистику двусмысленности. Так, мол, и тут – Гегель употребляет слова не так, как это «принято» – называет «абстрактным» то, что все здравомыслящие люди именуют «конкретным» и наоборот. «Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна», ибо истина – это не «отчеканенная монета», которую остается только положить в карман, чтобы при случае ее оттуда вытаскивать и прикладывать как готовую мерку к единичным вещам и явлениям, наклеивая ее, как ярлык, на чувственно-данное многообразие мира, на созерцаемые «объекты». Истина заключается вовсе не в голых «результатах», а в непрекращающемся процессе все более глубокого, все более расчлененного на детали, все более «конкретного» постижения существа дела. А «существо дела» нигде и никогда не состоит в простой «одинаковости», в «тождественности» вещей и явлений друг другу. И искать это «существо дела» – значит тщательно прослеживать переходы, превращения одних строго зафиксированных (в том числе словесно) явлений в другие, в конце концов, в прямо противоположные исходным. Действительная «всеобщность», связующая воедино, в составе некоторого «целого», два или более явления (вещи, события и т.д.), таится вовсе не в их одинаковости друг другу, а в необходимости превращения каждой вещи в ее собственную противоположность. В том, что такие два явления как бы «дополняют» одно другое «до целого», поскольку каждое из них содержит такой «признак», которого другому как раз недостает, а «целое» всегда оказывается единством взаимоисключающих – и одновременно взаимопредполагающих – сторон, моментов. Отсюда и логический принцип мышления, который Гегель выдвинул против всей прежней логики: «Противоречие есть критерий истины, отсутствие противоречия – критерий заблуждения». Это тоже звучало и звучит до сих пор достаточно парадоксально. Но что поделаешь, если сама реальная жизнь развивается через «парадоксы»?И если принять все это во внимание, то сразу же начинает выглядеть по-иному и проблема «абстракции». «Абстрактное» как таковое (как «общее», как «одинаковое», зафиксированное в слове, в виде «общепринятого значения термина» или в серии таких терминов) само по себе ни хорошо, ни плохо. Как таковое оно с одинаковой легкостью может выражать и ум, и глупость. В одном случае «абстрактное» оказывается могущественнейшим средством анализа конкретной действительности, а в другом – непроницаемой ширмой, загораживающей эту же самую действительность. В одном случае оно оказывается формой понимания вещей, а в другом – средством умерщвления интеллекта, средством его порабощения словесными штампами. И эту двойственную, диалектически-коварную природу «абстрактного» надо всегда учитывать, надо всегда иметь в виду, чтобы не попасть в неожиданную ловушку… ВВЕДЕНИЕ §1-18. Проблемы нахождения верного решения связаны со многими вещами, но в большей степени они связаны с логикой. Более 135 теорий пытаются описать, как находить верное решение и заниматься творчеством. В зависимости от их предпосылок, они, так или иначе, пытаются соответствовать действительности. Что же такое действительность? В целом это понятие полностью исковеркано: В повседневной жизни ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ называют всякую причуду и заблуждение, равно как и всякое существование, как оно ни было бы превратно и преходяще. Случайное есть существование, обладающее не большей ценностью,чем ВОЗМОЖНОЕ, которое одинаково могло бы И БЫТЬ И НЕ БЫТЬ. Это одно из интересных наблюдений, показывающее, что переход от «практического» к абстрактному для многих является полной «случайностью». И это происходит по одной причине, состоящей в том, что в вечно текущем потоке явлений весьма трудно разобраться, ибо: Бывает и так, что … учение, принципом которого является всеобщее, ставится в один ряд с такими … учениями, принципом которых является особенное, и даже с такими учениями, которые уверяют, что совсем не существует философии. И это сопоставление делается на том основании, что все они представляют собой лишь различные философские точки зрения. Это то же самое, как если бы мы сказали, что свет и тьма суть лишь два различных вида света. В жизни мы встречаемся с бесконечным потоком мнений, идущих даже от тех, кто считает, что проблема – суть лишь собственное неверие и т.п. В частности, все основные положения знаменитого Наполеона Хилла в книге «Думай и богатей» основаны на том, что собственная вера способна дать Вам решение всех Ваших проблем. Разные мнения могут нам казаться одинаково правильными и, тем самым, мы представляем себе мир как множество разнородных фактов и описывающих их теорий.Однако история развития мышления показывает, что: Кажущиеся различными учения представляют собой лишь одну философию на различных стадиях ее развития. Представляя дело так, легко можно научиться связывать явления между собой, понимая, КАК они должны быть связаны. Тогда и проблема множества теорий, моделей, концепций начнет растворяться или, говоря по Гегелю, «сниматься», где более частные теории и принципы рассмотрения будут поглощаться более всеобщими. – особые ПРИНЦИПЫ,каждый из которых лежит в основании какой-либо системы – суть лишь ОТВЕТВЛЕНИЯ одного и того же целого.Последнее учение, результат, мысль, есть результат всех предшествующих учений и должно, поэтому содержать в себе их принципы. Главный принцип, лежащий в основе «логического» подхода к менеджменту, должен заключаться в том, что мы ставим себе задачу отделять общие принципы от частных и найти взаимосвязь между ними, тем самым приведя их к логической системе. Из этой видимости существования многочисленных РАЗЛИЧНЫХ ФИЛОСОФИЙ необходимо различать ВСЕОБЩЕЕ от ОСОБЕННОГО. Взятое формально и НАРЯДУ с особенным, всеобщее само превращается в некое особенное. Например, это может выглядеть так: Требовать себе фруктов и отказываться от груш и винограда, т.к. якобы это не фрукты… Добавим, что этот принцип всеобщ, т.е. его можно наблюдать в совершенно различных сферах. Во многих тоталитарных обществах это часто становится основой для выбора "управленцев". Так, в третьем рейхе все люди делились на тех, которые способны были только подчиняться, и это был низший уровень. Над ними стояли те, кто мог контролировать и надсматривать. Далее шли те, которые были способны управлять и мыслить стратегически, где требования к абстрактности мышления были более высоки, ибо им предстояло управлять значительно более общими понятиями, чем, скажем, на оперативном уровне. Над ними возвышались те, кто мог, как Геринг, отнести себя к историческим личностям, способным ухватывать дух истории и, наконец, на вершине должны были находиться идеологи, способные творить новые идеи, воплощая их в виде понятий, терминов, где степень абстрактного мышления должна быть наиболее высока. Каждое явление, событие, действие, как винтик входил новой шестерней в общую картину движения и, так или иначе, изменяли ее. Обратите внимание, что взгляд на события здесь прослеживается как бы не изнутри события, а как целостное видение картины в целом. В современной управленческой науке этот подход также закрепился и имеет свое продолжение, например, в теории Энтони и Хеда (Anthony&Head, 1967), показывающей восхождение типов контроля от оперативного к управленческому и далее к стратегическому, рис.1.1. Рис. 1.1. Базовая модель иерархий управления Так, переход от функционально-оперативного уровня к управленческому заключается в том, что модели и принципы воздействия на управленческую среду становятся значительно более интегрированными, и все типы поведения на уровне управления должны рассматриваться с точки зрения сразу нескольких аспектов. Например, если Вы решаете маркетинговую проблему, то ее нужно рассматривать не только и не столько с точки зрения только лишь характерных для маркетинга принципов и явлений, но и с финансовой точки зрения, персонала, рынка и операций. Рассмотрение только с одной точки зрения может быть всего лишь рассудочным и неистинным. Что же является ИСТИННЫМ?Это и есть главный вопрос менеджерского анализа. В массе определений, выбранных случайно или неслучайно, находящихся или не находящихся друг с другом в определенных отношениях, нужно найти их истинную взаимосвязь. Истинное как КОНКРЕТНОЕ есть развертывающееся в себе самом и сохраняющее себя единство, т.е. ТОТАЛЬНОСТЬ, и лишь посредством различия и определения различий может существовать их необходимость и свобода целого. Тотальность, как все собранные воедино моменты рассматриваемой модели, в конечном итоге делает нечто истинным. В тоже время каждая определенная вещь, явление или процесс могут представляться как существующие сами по себе. Но: Всякое содержание получает оправдание лишь как момент целого, вне которого оно есть субъективная уверенность. И истинный принцип будет состоять в том, что он будет учитывать все особенные: Истинный принцип состоит в том, ЧТО ОН СОДЕРЖИТ В СЕБЕ ОСОБЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ. Теперь видно, что в развитии анализа необходимо установить все определенности вещи, процесса или события, найти всеобщее, особенное и единичное и случайное в них и определить их основной принцип, подчиняя все их особенные проявления этому принципу. Говоря о воплощении в управленческой науке этого логического принципа нахождения истинного можно привести пример модели ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ СТОРОН, рис.1.2. Модель состоит в том, что для того, чтобы какое-либо управленческое решение свершилось (стало и разумным и действительным), необходимо определить все заинтересованные стороны, рассмотреть их влияние на конкретную проблему, определить их противоречия между собой и найти пути их разрешения в формате, ограниченном рассматриваемой проблемой. Рис. 1.2. Модель влияния заинтересованных сторон Истинность позволит дать и ответы о целостности, поскольку в целом рождаются ответы на все вопросы собственно цельной вещи. Целое – есть круг, состоящий из отдельных кругов, каждый из которых есть необходимый момент, содержащий в себе тотальность. Прорывая границу своей определенности, он служит основанием более обширной сферы, так, что их система составляет целостную идею, которая вместе с тем проявляется также в каждом из них в отдельности. В противоположность истинному, конкретному, цельному и замкнутому в себе самом определению выступает ВНЕШНЕЕ единство. ВНЕШНЕЕ единство есть расположение в ОПРЕДЕЛЕННОМ ПОРЯДКЕ, т.к. голое собрание сведений носит случайный характер, то этот порядок должен оставаться лишь ПОПЫТКОЙ и постоянно обнаруживать свою неудовлетворительность. Это противопоставление между конкретной тотальной цельностью в себе и внешним единством составляет главное противоречие в любом анализе и попыткой синтеза определений между собой. Они же приводят к недоверию и тому, что мы называем «выдумкой», «эклектикой», набором «перечислений» и т.п. Собрав все данные воедино, определив тотальность внутри и соотнеся определенности между собой,можно достичь познания сути явления в целом. Единственной целью и делом науки является достижение понятия своего понятия и таким образом, (возможность) прийти к своей исходной точке и своему удовлетворению. Для отдельных частей, например, отдельного бизнеса, или отделов компаний важным является установление своей «сущности» с точки зрения перехода к более высоким уровням. Отдельная наука есть одновременно и познание своего содержания как СУЩЕГО предмета и познание непосредственно в этом же содержании своего перехода в свой более высокий круг. Большой ошибкой будет признание того, что все, что мы разделили, имеет одинаковую силу: Представление О РАЗДЕЛЕНИИ наук неправильно потому, что оно берет отдельные части или науки в качестве РЯДОПОЛОЖНЫХ… Находя определенности, описывающие явление, процесс или проблему, укладывая их в рамки более общих определений, например, через общие категории "персонал", "операции", "финансы", "рынок" и придавая этому логичность и упорядоченность, исходя из их последовательности, определяя разрывы между ними и выдвигая гипотезы о причинности этих разрывов, мы анализируем менеджерскую проблему. Само по себе это и не ново, однако, строгий логичный порядок и трудности на каждом этапе перехода к более высокому кругу и обобщению требуют значительного напряжения ума. Мы рассмотрим проблему выделения рядоположного и отделения его от истинного движения по ступеням развития на примере становления маркетинговых концепций. БЛОК – ВСТАВКА. ОСОБЕННОСТИ МАРКЕТИНГА И ЕГО ДИАЛЕКТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ Обобщая содержательную сторону маркетинга, отметим, что он включает в себя совокупность общечеловеческих, организационно-функциональных, коммерческих, экономических, социально-психологических, морально-этических, эстетических взаимоотношений между потребителями и производителями на рынке. Маркетинговая деятельность является многогранной и многоспектральной, и сочетает в себе предпринимательскую, управленческую, коммерческую, финансовую, социальную, этическую, эстетическую деятельности по удовлетворению нужд, потребностей, запросов потребителей. Маркетинг проделал значительную эволюцию, при этом, возникнув первоначально как деятельность по распределению и сбыту товаров, он превратился во всестороннюю систему, на основе которой предприятия могут устанавливать производственно-экономические связи со своими рынками. Исторический процесс развития маркетинговой деятельности в настоящее время подразделяется на следующие этапы: 1860-1930 гг. – "Товарная ориентация", при которой товаропроизводители стремились улучшить производство и качество производимых товаров для удовлетворения большого потребительского спроса, без серьезного учета запросов потребителей. 1930-1950 гг. – "Сбытовая ориентация", обеспечивающая максимизацию продаж уже произведенных товаров с помощью средств стимулирования, рекламы и других методов воздействия на покупателя для совершения покупки. 1950-1960-е гг. -"Рыночная ориентация", направленная на определение спроса на товары и услуги высокого качества и обеспечение максимума продаж за счет его удовлетворения. 1960-е гг. по настоящее время – "Маркетинговое управление", т.е. перспективное планирование и прогнозирование, опирающееся на исследования рынка, товаров и покупателей; использование комплексных методов формирования спроса и стимулирования сбыта; ориентация на продукцию "рыночной новизны", удовлетворяющую потребности потенциальных покупателей. Эволюция и развитие маркетинга обусловили формирование основных видов концепций управления маркетингом, присущих историческим этапам и используемых предприятиями, определяя приоритетное значение интересов организации, клиентов и общества. По классификации, предложенной Ф. Котлером, существует пять основных подходов, на основе которых предприятия осуществляют маркетинговую деятельность, а именно: 1) концепция совершенствования производства; 2) концепция совершенствования товара, 3) концепция интенсификации коммерческих усилий, 4) концепция маркетинга 5) концепция социально-этического маркетинга. Данная классификация определяет диалектику развития и определения целей и задач маркетинга. С развитием рынка, концепция маркетинга развивается и определяет стратегическую направленность целей организаций на выявление нужд и потребностей целевых рынков и обеспечение желаемой удовлетворенности более эффективными и более продуктивными, чем у конкурентов, способами. Расширяя данное определение, Дж. М. Эванс и Б. Берман определяют концепцию маркетинга, как ориентированную на потребителя, интегрированную целевую философию фирмы, организации или человека. Концепция маркетинга является составной основой хозяйственной политики предприятия, основополагающим моментом которой является суверенитет потребителя. Предприятие, работая и удовлетворяя нужды и потребности потребителей, увеличивает их благополучие и обеспечивает себе получение прибыли. Дальнейшее движение в сторону единичного, когда граница маркетинга лежит уже не в области социального, группового (особенного) а единичного состоит в переходе к нейромаркетингу. Он создает условия для проникновения маркетинговых способов завоевания потребителя в царство его субъективности. Уже простой взгляд на последовательность и определенность шагов в истории становления маркетинга дает нам некоторые выводы о том, как происходило основное движение в развитии маркетинга от производства к услугам и далее к человеку. Налицо простая схема В-О-Е, когда от всеобщих положений и способов массового производства происходит все большая индивидуализация подходов к каждой конкретной потребности, пока она не достигает своей сегодняшней высоты в учете тех индивидуальных сверхперсонизированных потребностей, которые находятся глубоко в мозгу (теле) потребителя. 1.2. Предварительное понятие § 19-25. На этом этапе необходимо априори знать, что логика есть наука о МЫШЛЕНИИ, ЕГО ОПРЕДЕЛЕНИЯХ И ЗАКОНАХ. Критериями мышления являются возможности формирования взаимоотношения целей от частных к общим и видение процесса в целом. Сейчас это иногда называют «многоэкранным» мышлением. Основным принципом рассмотрения является понимание того, что: Частные цели могут быть достигнуты лишь в том случае, если достигается в себе и для себя сущее. Например: Человек имеет свою ценность в самом себе, но и служит опорой для других целей. А фирма в своем уставе говорит, для чего она создается, и в деятельности подчиняет свои частные цели своей миссии. ЦЕЛЬ КАК ВСЕОБЩЕЕ Компании ставят себе цели и размышляют, какими СРЕДСТВАМИ могут их достичь. Цель здесь выступает как ВСЕОБЩЕЕ,руководящее и компания должна обладать средствами и орудиями (ОСОБЕННЫМ), деятельность которых определяется соответственно этим целям. Отдельные уровни иерархии организационных структур фирмы воплощают в себе различные уровни всеобщего, особенного и единичного. Однако жизнь компаний значительно шире простых определений и в ней содержится большая часть элементов, как социальных, таки технических, политических, моральных и др. Гегель приводит следующие примеры нахождения и различения всеобщего, особенного и единичного: В МОРАЛЬНЫХ ВОПРОСАХ – в каждом особенном поведении должно содержаться и распознаваться всеобщее определение, долг, право, правило. В ЯВЛЕНИЯХ ПРИРОДЫ – внутреннее – сила, постоянное, всеобщее, то, что остается одним и тем же во всем, и во внутренних причинах, и во внешних проявлениях. ИНДИВИДУУМЫ рождаются и погибают, РОД же есть пребывающее в них, возвращающееся снова во всех индивидуумах и познается лишь размышлением. Лучше и не скажешь. Фирмы рождаются и погибают, рынок же – как абстрактное понятие – остается. Но самого его как такового нет в природе, он есть лишь в нашем размышлении.В тоже время рынок, полагая себя как нечто иное, чем просто набор фирм, сам превращается в самостоятельную сущность, которая является всеобщей по отношению к каждой индивидуальной фирме. Определяя так всеобщее, мы находим, что оно образует противоположность чего-то иного, а это иное есть голое непосредственное, внешнее и единичное, в противоположность опосредствованному, внутреннему и всеобщему. Вот и первый диалектический переход. Определяя что-то, мы сразу же выносим за скобки то, что им не является. В данном случае, определив всеобщее как противоположность чего-то иного, этой противоположностью будет нечто единичное, непосредственное, абстрактное. Тогда как всеобще как принцип останется внутри, и будет иметь основу и опосредствование в себе самом. Это всеобщее не существует внешним образом как всеобщее; род как таковой не может быть воспринят; законы движения тел не начертаны на них, … их мы не слышим и не видим. В простом размышлении о рынке можно получить ряд определенностей, характеризующих единичное (например, фирму), особенное (например, сегмент рынка, на котором она оперирует), и сам рынок как всеобщее единичных фирм и совокупности отдельных сегментов, которые они представляют. Таким образом, рынок можно мыслить в определенных категориях. Чтобы мыслить, необходимо определить понятие мышления с точки зрения логического процесса: Мышление есть: а) Как ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ есть деятельное всеобщее, производящее себя, ПРОДУКТ мышления есть определенность, абстрактное всеобщее. б) Поскольку мышление как деятельное берется в отношении к предметам как РАЗМЫШЛЕНИЕ о чем-либо – постольку всеобщее как продукт его деятельности обладает значением СУТИ дела, СУЩЕСТВЕННОГО, ВНУТРЕННЕГО, ИСТИННОГО. в) Благодаря размышлению, кое-что ИЗМЕНЯЕТСЯ в первоначальном характере содержания, каким оно дано в ощущении и созерцании; ИСТИННАЯ природа ПРЕДМЕТА, следовательно, осознается лишь посредством изменения. Другим языком, чтобы узнать, что в вещах истинно, необходима наша субъективная деятельность, преобразующая непосредственно существующее, видимое… г) истинная природа вещей, обнаруженная в размышлении в конкретной деятельности, порождает СВОБОДУ в действиях. В мышлении содержитсяСВОБОДА, т.к. оно есть деятельность всеобщего,следовательно, некоторое абстрактное отношение к себе, лишенное определений со стороны субъективности, а со стороны СОДЕРЖАНИЯ погруженное вместе с тем лишь в ПРЕДМЕТ и его определения,… по форме не есть ОСОБЕННОЕ действие субъекта, а состоит лишь в том, что сознание ведет себя как абстрактное, ОСВОБОЖДЕННОЕ ОТ ВСЯКОЙ ПАРТИКУЛЯРНОСТИ, частных свойств, состояний и производит лишь всеобщее,в котором оно тождественно со всеми индивидуумами. Такова взаимосвязь между понятиями. Осмысленное действие рождает свободу. Если в волюнтаристских подходах много внимания уделяется произвольному мышлению и указывается на частичные (партикулярные) результаты, то мы можем сказать, что в жизни компаний это редко является правдой. Истина заключается в движении понятий и постоянном нахождении соответствия между единичными, особенными и всеобщими постулатами, где роль всеобщего создает базу для игры единичного и особенного. Преодоление и отказ от своего ЧАСТНОГО мнения и отдача себя во власть предмета часто является основной проблемой в работе отделов и организаций. Освобождение от партикулярности мнений и согласование с всеобщим осуществляет переход к объективности мысли. Стоит отделить движение понятий и мыслей в вещах, относящихся к низшей стадии, например, в неживой природе и у мыслящих субъектов. В природе движение понятий осуществляется бессознательно, эволюционным путем, пока не будет достигнута имманентная сущность вещи или события. Это наиболее часто проявляется в развитии промышленных изделий, несмотря на вроде бы сознательный поиск потребностей и возможности их удовлетворения при помощи таковых изделий. Имманентная сущность – это подлинная внутренняя природа или всеобщее его. Фирмы, например, обладают относительной внутренней сущностью и проявляются в основном внешне. Они рождаются, проживают жизненный цикл и исчезают, будучи или поглощенными, или изменившимися до неузнаваемости. Рынок же, как их существенное, их всеобщее живет значительно дольше, пока полностью не исчезнет основная потребность, лежащая в основании рынка. Так, например, рынок в своей развитой форме уже не ищет новой определенности (например, новых покупателей), на нем не вкладываются инвестиции в новые разработки, товар остается тем же самым, пока не придет к своему логическому концу. Например, рынок плеток для лошадей существовал, пока было его «всеобщее» – потребность в управлении лошадьми. Конец пришел с заменой лошадиной тяги на автомобильную. Этим было покончено с множеством мастерских и даже фабрик по производству плеток. В тоже время и фирма есть всеобщее, как целый мир, погруженный в самое себя. Благодаря своим бизнес-планам фирма рассматривает свою жизнь на рынке как всеобщее, наиболее значимое для себя, фиксирует единичное, выделяет его, отделяет его от другого, и далее рассматривает себя как абстрактное и всеобщее. Но: Свобода есть лишь там, где нет ничего другого, что не было бы самим собой. Фирма, следующая только своим влечениям, не свободна, поскольку СОДЕРЖАНИЕ этих влечений не есть ее собственное и поэтому такая свобода влечения ФОРМАЛЬНА. В тоже время все действия, вещи являются суть ОСОБЕННЫМ, которое соединяется как нечто всеобщее с единичным. Что-либо мы называем ПРАВИЛЬНЫМ, если это согласуется с тем, что мы о нем думаем, НО в этом случае понятие определяется не в себе и для себя, согласно некоторой предпосылке, которая есть здесь некоторый критерий, масштаб правильности. Истинный друг, например, это тот, который соответствует понятию дружбы. А истинный партнер – тот, который соответствует понятию «экономической» дружбы, при этом взятой в полноте определений этого понятия. Но понятия правильного и истинного различаются: Мы можем иметь в своей голове много правильного,что вместе с тем и неистинно… Но все конечные вещи имеют в себе неистинность, их существование не соответствует их понятию. Поэтому они должны пойти ко дну и эта их гибель служит проявлением несоответствия между их понятием и их существованием. Причина разницы правильного и истинного заключается в том, что «истинное» значительно более глубинно и отражает внутреннюю сущность вещи, а «правильное» зачастую просто субъективно и правильно для чего-то отдельного, конечного. Все конечное надломлено внутри себя, представляет собой противоречие бесконечного (родового) начала и индивидуальной единичности, что служит проявлением несоответствия между понятием и существованием. Все противоречия в мышлении и основные заблуждения происходят от того, что мыслят и действуют согласно конечным определениям, не выясняя, что суть конечные, а что формы бесконечные. Ленин говорил, что:«не договорившись об общем, мы постоянно будем путаться в частностях» или другой его интересный афоризм гласит: «чтобы объединиться, нужно размежеваться». КОНЕЧНОСТЬ Любое определение создаст конечность,поскольку за конечным последуют границы определения. Таким образом, истине, как бесконечному, противостоит конечность.Конечность состоит в том, что: Определения мышления ТОЛЬКО СУБЪЕКТИВНЫ и всегда имеют свою противоположность в объективном. Внутренний диалектический переход понятен. Определив субъективность мышления, мы тем самым имеем внутренним, еще не высказанным определением наличие объективности. А что-то уже определенное является ограниченным по своей природе.Например, если продажи осуществляются через дилера, то Вы уже не можете продавать напрямую, если иное не оговорено контрактом, поскольку это рождает противоречия. Определения мышления в качестве вообще ограниченных ПО СОДЕРЖАНИЮ остаются противоположными друг другу, таки в еще большей степени всеобщему. Почему так происходит? Абсолютное, как бы по своей доброте, отпускает от себя единичности, чтобы они наслаждались своим бытием и это наслаждение гонит их обратно в абсолютное единство. Подводя итог сказанному, мы хотели бы предложить Вам ряд моделей, которые постоянно будут встречаться нам при анализе событий и которые можно назвать диалектическими. Они в разной степени отражают развитие изменения объектов, субъектов и, говоря, языком менеджмента, организационных единиц; демонстрируют движение от Всеобщего к особенному и единичному или наоборот; причинно-следственные связи, разделение и отделение субъектов в связи со специализацией, требованием дальнейшего развития и пр. 1.3. Диалектические модели Многие из нас знают, что простой взгляд на диаграмму показывает суть лучше длинных рассуждений. Но этому предшествует большой путь. Как правило, он связан с описаниями, уточнениями, определениями, составлением перечней, таблиц, простых логических алгоритмических последовательностей и пр. Чтобы перейти от них к диалектическим моделям, необходимо понимать, какими они могут быть. На основе создаваемых через логические последовательности диалектических рядов, происходит становление диалектических моделей. Из диалектического движения простых категорий рождается группа, и далее из диалектического движения групп возникает ряд, а диалектическое движение рядов порождает всю систему в целом. Переход последовательностей к логическим схемам вплоть до диалектических показан ниже, рис. 1.3. Рис. 1.3. Иерархия схем диалектических моделей Схемы представляют описание объекта, возникающее на основе рисунков, графиков, диаграмм, контуров и т. п. Их всегда широко применяли и их значение постоянно растет, особенно с внедрением технических средств обучения. Их элементами служат рисунки, линии, геометрические фигуры. Логические схемы обычно состоят из линий и слов (рисунков) с помощью которых показывают соотнесение форм объектов или их свойств, вытекающих из логических приёмов мышления. Особое значение имеют схемы, отображающие развитие объектов. Широко распространены «древа» развития объектов. Они обладают большой эвристической ценностью. Используют различные формы древ развития объектов – дендрограммы, филограммы, кладограммы. В дендрограммах внизу показаны простые формы объекта (системы, организации, предприятия – далее объекта) и чем выше, тем сложнее форма объекта. В таком случае снизу – вверх отражено развитие форм объекта, но не сохраняемость исходных их форм. В филограммах снизу – вверх показывают историческую последовательность возникновения и сохранения форм объекта. В таком случае на уровне «среза» современности представлены исторически исходные формы объекта, организации. Однако в таких схемах произвольно проводится отображение форм объекта по горизонтали. Самой развитой формой данных схем можно считать такие, на которых не только по вертикали, но и по горизонтали имеет место отражение определённого порядка. Чаще всего слева – направо показывают уровень сложности форм жизни. Все это приняло форму кладизма. Поворот древ на 90 градусов ведёт к их превращению в графики на основе системы координат. В простом случае всё развитие многих форм объектов можно показать одной линией, а в более конкретных случаях обособлять описание развития рядом тенденций, увеличивая их число для более детального описания объекта. Поворот древа развития на 180 градусов ведёт к их превращению в схемы: структурные, структурно-логические и логико-диалектические, модели Порфирия. В настоящее время широко используют все схемы. Самыми простыми из них можно считать структурные, которые показывают соотнесения элементов (форм) объектов. В этом случае не обязательно руководствоваться логикой, и сами соотнесения не обязательно отражают логические связи. Когда же структурные схемы строят с учётом законов логики, т. е. в них проявляется членение понятий и т. п., то такие схемы являются структурно-логическими (СЛС). Когда же СЛС строят не только с учётом логики, но и диалектики, то фактически имеет место их превращение в логико-диалектические модели. По мере перехода от схем к моделям растет их информативность, и они всё более показывают «многое немногими словами». Однако они оказываются понятными только тем, кто овладел соответствующим методом моделирования объектов. Структурно-логические схемы создавали еще в древности. В последнее время наблюдается повышенный интерес к их составлению. Различают табличные и графические СЛС. Графические СЛС строят на основе родовидовых соотнесений свойств объектов. Видовые свойства субординируют родовым, и координируют между собой. На схеме вверху ставят родовые, внизу – видовые свойства форм объектов, рис.1.4. Рис. 1.4. Схема родовидовых соотнесений объектов Генетические формы СЛС сложнее. Они отражают причинно-следственные связи между формами объектов. Диалектические модели Порфирия представляют превращенные формы генетических СЛС. Их особенности состоят из свойств, возникающих у их предшественников.Во-первых, их строят на основе дихотомии, т. е. деления форм объекта каждый раз на две группы – обладающих и не обладающих свойством. Это не всегда удаётся обеспечить сразу, а поэтому приходится пользоваться и недихотомическими схемами. На основе дихотомии приведённая выше схема выглядит так, рис. 1.5. Рис. 1.5. Дихотомические схемы Во-вторых, они базируются на соотнесении по сложности, т. е. обязательно учитывают соотнесение по сложности форм каждого объекта. Более сложные формы объектов располагают обычно справа и указывают в их сторону стрелкой. В-третьих, на разных иерархических уровнях диалектических моделей следует использовать одинаковые направления усложнения. В отдельных случаях это может быть иным. В-четвертых, формы являются переходными. Их можно применять, но рациональнее использовать логико-диалектические модели. В-пятых, возможны различные формы диалектических моделей, рис.1.6., рис. 1.7. Рис. 1.6. Виды диалектических моделей Рис.1.7. Базовая модель учения о понятии Единая диалектическая модель представляет их исходную форму, соотносящую формы объекта в качестве единой модели. Это начальная форма овладения диалектическим моделированием. Обычно в начальный период известно мало форм объектов и возникает желание составить единую, хотя бы и весьма сложную модель. Системные диалектические модели представляют более сложную форму диалектического моделирования. Они реализуются построением иерархических систем. В таком случае развитие отображают не единой моделью, а многими обособленными диалектическими моделями, в определённой мере субординированными. Рассмотрение объекта ведётся с точки зрения простейшей формы в направлении прогресса, т. е. от простой к сложной форме. Их строить довольно просто на основе традиционных текстов. В таком случае необходимо записать последовательность форм. Их может быть много, и диалектическая модель окажется длинной. Содержание такой матрицы диалектической модели схематично представлено так: Рис. 1.8. Содержание матрицы диалектической модели Наверху иерархии располагается объект «вообще», все остальные элементы модели – его формы. Они могут быть "чистыми", "конкретными", "исходными" или изначальными формами объекта на соответствующих уровнях системной их трактовки. На уровне моделей выступают превращенные, основные формы объекта, потенциальные формы объекта, превращенные формы объекта и промежуточные формы объекта. Формы взаимосвязи объектов в диалектической модели могут показывать наличие переходных форм, которые не сохранились, или «тупиковые» ветви развития. Движение от верхнего уровня иерархии к нижним формам объекта есть переход от всеобщих, фундаментальных свойств объекта к сущностным, конституирующим его свойствам. Этот переход есть конкретизация знаний об объекте. Движение от нижних уровней к верхним есть обобщение, абстрагирование. Движение как вверх, так и вниз повышает истинность мышления: растёт содержание понятия, а его объём уменьшается. Можно обозначить, что между уровнями, как конкретными формами объекта, существуют переходные несохранившиеся формы, рис.1.9. Рис. 1.9. Переходные формы объектов «Узкий» смысл слова показывает «чистые» формы объекта.«Широкий» смысл слова отражает все конкретные формы объекта«вообще» или объекта «как такового». Объектом в чистом виде является общее понимание его в отличие от «особых форм». Диалектические модели служат системному представлению информации о свойствах объекта на основе принципа "многое в немногом". Для восприятия такой информации надо научиться понимать эти модели. Представленное здесь не достаточно в полной мере для этого. Необходимо продолжить исследование закономерностей графической визуализации информации об объекте. Диалектические модели отражают особенности становления объекта. Чистые, исходные формы объекта проявляют сохраняемость исходных форм объекта при его развитии. Характерная триадность является проявлением разумного развития объекта, часто называемого действием закона отрицания отрицания. Расстояние по горизонтали между чистой и превращенной формой показывает количественные изменения форм объекта, которые ведут к качественному превращению первой во вторую. Дихотомическое деление каждой формы объекта проявляет раздвоение единого целого, т. е. проявляет переход тождества в различение, развитие противоречивости сторон объекта. Ключевым обозначением (понятием) каждой модели может быть или исходное или основное понятие. В трактовке диалектических моделей важно не путать исходный и основной или первичный и первенствующий элемент. Исходное или первичное возникает исторически первым и представлено «чистой» формой объекта. Основное или первенствующее в системе представляет собой исторически последнее явление, когда оно становится господствующим в данной системе форм объекта. Это превращенная форма. Особенно много путаницы по этому вопросу при объяснении на этой основе соотнесения экономики и политики в общественном развитии. При движении мысли от основного к исходному происходит её «углубление» в содержание свойств объекта: осуществляется переход от конкретного свойства к его абстрактному свойству. Происходит углубление от явления к сущности, от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т.д. без конца. Это углубление мысли в понятие есть одновременно движение вглубь истории данного объекта – переход к более простым формам данного объекта, в которых фундаментальные свойства его проявляются в «чистой» форме, легче, доступнее. Трактовка диалектических моделей включает и другие моменты, в частности, надо различать разные их формы. Они делят всё множество форм объекта на развитую форму и все ей предшествующие формы объекта. В таком случае объект рассматривают с точки зрения наиболее сложной формы и идут «навстречу прогрессу».Виды моделей демонстрирует рис. 1.10. а) б) Рис.1.10. Типы моделей а) однонаправленные б) противоположнонаправленные Усложнение описания объектов на основе диалектических моделей состоит в движении от абстрактного к конкретному, т. е. ведёт к составлению всё более истинных моделей, рис.1.11. Рис. 1.11. Последовательность усложнения моделей Требование определённости знания предполагает чёткое установление «наличия» или «отсутствия» у формы объекта, выделение его раздвоенности в соответствии с закономерным диалектическим развитием понятия. Это ведёт к дихотомии диалектических моделей. Свойство имеется или не имеется. И в связи с этим форма объекта относится то к одной их группе, то к другой. Развитие есть длинная цепь переходов, превращений, преобразований форм объекта. Эту цепь можно делить на большее число переходов. Первоначально следует выделить всего три основных её звена, а уже затем конкретизировать каждую из них по мере возможности и необходимости. Первоначальное деление процесса развития на три последовательные части (группы форм объекта) широко распространено в науке. Основанием такого деления может быть то, что только в таком случае можноприменить восхождение от единичного к особенному и всеобщему, т. е. выделить каждое из них у каждого объекта. В таком случае можно проследить и действие закона отрицания отрицания. Интегрированная, иерархическая система диалектических моделей является высшей формой стандартизации диалектического моделирования. Формы объекта отражают по общности свойств в определённых множествах, которые между собой соотнесены. В результате объект показывают единой, интегрированной, иерархической системой диалектических моделей. Его главными элементами выступают стандартизированные диалектические модели. При трактовке стандартизированных моделей можно исходить из времени: прошлое, настоящее, будущее (вчера, сегодня, завтра). Исходная форма объекта показывает прошлое, основная – будущее. Между ними лежит современная форма. Каждому иерархическому уровню модели можно придать своё значение, рис.1.12. Рис.1.12. Схема значений модели Исходным выступает прошлое, сохраняющееся в качестве пережитков. Основное есть настоящее – наиболее широко распространённое явление. Главное представляет будущее в разной мере. В таком случае настоящее представляет не мгновение, а период времени, в течение которого данная форма является основной. По сравнению с ним исходная форма объекта представляет прошлое. Момент перехода от исходной к основной форме представляет «Рубикон» между ними. Настоящее становится прошлым, когда идущая на смену форма становится главной. Главное не имеет одинакового значения, а развивается: первоначально оно выступает в зародышевой форме, затем оно становится преобладающим и затем ведущим. Значение имеет осознание сущности «чистых» и «превращённых» форм объекта, как и объекта «вообще». «Чистых» явлений нет в природе, обществе. В то же время в познании необходимо некоторые формы рассматривать в качестве «чистых». Чистые формы есть результат идеализации познания форм объекта. Чистой формой объекта выступает его простая, исходная форма. Её «чистота» вытекает из меньших наслоений на неё. У «чистых» форм меньше свойств по сравнению с превращенными формами. Главная проблема построения иерархической системы диалектических моделей состоит в том, чтобы отработать способы соотнесения обособленных её элементов. Конкретные проявления каждой общей формы показывают на соответствующие диалектические модели более конкретного уровня. Система строится исходя извсеобщей диалектической модели, выражающей самую общую тенденцию развития форм объекта. К каждому элементу такой модели строят конкретизирующую диалектическую модель вплоть до самых конкретных форм объекта. Соответственно их следует и изучать. Система моделей представляет наиболее сложную форму графического описания свойств объекта. Она представляет матрицу свойств объекта, проявляющую его развитие, и служит исходным для переноса свойств с познанных объектов на иные объекты. По мере развития объекта происходит изменение иерархической системы диалектических моделей объекта, и отражаемый ею объект перемещается с одного места на другое. По аналогии с математикой, в которой происходит отражение одного множества на другом, диалектическое мышление предполагает отражение реальных объектов на матрице иерархической системы диалектических моделей, выражающей универсальное свойство любого развивающегося объекта. При построении системы диалектических моделей встречаются терминологические трудности. При построении системы таких моделей происходит «пропадание» некоторых конкретных форм объектов. Чтобы преодолеть этот недостаток следует ввести понятие объект «вообще». Описание предполагает каталогизацию форм объекта, что является достаточной проблемой, и проводятся постоянный поиск направлений формализованной текстовой записи диалектических рядов. Текстовый эквивалент диалектического ряда может быть записан через запятую, через стрелочку и т. п. При росте специальной терминологии усложняется запись, а поэтому необходимо предусмотреть текстовую запись не только категориальных рядов, но и иерархических моделей. В таком случае конкретизирующий ряд категорий следует отделять от его родового понятия двоеточием, формы моделей – запятой. Возможна и табличная форма выражения результатов диалектической трактовки объекта. Существует и множество дополнительных способов описания диалектических моделей. К ним можно отнести лесенку Аристотеля, дендрограммы. древа развития и кладограммы, дихотомические модели Порфирия, круги Эйлера, матричные модели и пр., см. рис.1.13. Рис. 1.13. Диалектические модели А. ПЕРВОЕ ОТНОШЕНИЕ МЫСЛИ К ОБЪЕКТИВНОСТИ.МЕТАФИЗИКА § 26-36. Метафизика в менеджменте ассоциируется с простым рассудочным мышлением. Его иначе называют механистическим или линейным мышлением, учитывающим в основном только простые линейные взаимосвязи. Это мышление наивно, поскольку в таком первоначальном отношении только вера способствует первому пониманию того, что посредством размышления познается истина. Метафизика есть НЕЧТО МИНУВШЕЕ, лишь с точки зрения истории, сама же она … всегда и повсюду существует как ЧИСТО РАССУДОЧНОЕ ВОЗЗРЕНИЕ на предметы разума. Пример. Многие специалисты по прогнозированию рынка, сталкиваются с трудностью, что весь их «практический» опыт относится только к прошлым периодам, и поэтому прогнозирование на основе трендов является запутанным и субъективным. В будущих периодах прошлые эффекты, безусловно, могут не повториться, что часто и происходит. Чтобы выделить главное и, в частности, лучше спрогнозировать будущее, необходимым актом будет различение конечности и бесконечности в процессах. Мы должны различать между КОНЕЧНЫМ (рассудочным) и БЕСКОНЕЧНЫМ разумным мышлением. Разница между ними настолько важна, что на этом следует остановиться подробнее. КОНЕЧНОЕ – изолированное, … то, что имеет конец, то, что ЕСТЬ, но перестает быть там, где оно соприкасается со своим другим и, следовательно, ограничено последним…, и таким образом,состоит в отношении к своему другому, которое является его отрицанием и представляет собой его границу. БЕСКОНЕЧНОЕ – истинно, если нечто находится у самого себя, соотносится с самим собой и имеет предметом себя. Объединяясь в ЦЕЛОЕ, вещи, хотя и противостоят друг другу, являясь отрицательными, т.е. отрицающими друг друга, но могут быть и связаны, когда они будут предметами, но в тоже время не будут ими, поскольку они уже не являются конечными противостоящими друг другу вещами и стали "моментами", частями предмета, т.е. имеют снятый идеальный «характер». ТОГДА целое: «как таковое, в своей чистоте не имеет предела в себе». В тоже время целое по-прежнему воспринимается как конечное, если его определения конечны, имеют ограниченный характер. Конечным оно является лишь постольку, поскольку оно останавливается на ограниченных определениях, которые признаются им чем-то последним. Бесконечное, спекулятивное мышление точно также определяет его, но определяя, ограничивая, оно снова снимает этот недостаток. Бесконечность часто прочно противопоставлялась конечности. Однако легко видеть, что, если эти два определения противопоставляются друг другу, то бесконечность, которая должна ведь представлять собой ЦЕЛОЕ, выступает здесь как ОДНА сторона и ограничивается конечным, ограниченная же бесконечность есть лишь КОНЕЧНОЕ. Здесь определяется важная проблема путаницы между выделением всеобщего (бесконечного) и единичного, особенного (конечного), которые, будучи рассматриваемыми в одном ряду, становятся для мышления имеющими одинаковую силу. Чтобы этого не произошло, необходимо найти такие определения, которые показывают собственное движение предмета через свои собственные определения и тогда предмет становится самодостаточным. Истинное познание предмета должно быть напротив таким, чтобы он сам определял себя из самого себя, а не получал бы свои предикаты (определения) извне. Понимание хода вещей как взаимодействия конечного и бесконечного в себе приводит к другим важным категориям – Причины и Действия, Силы и ее Обнаружения. Конечные вещи относятся друг к другу как ПРИЧИНА и ДЕЙСТВИЕ, как СИЛА и ЕЕ ОБНАРУЖЕНИЕ. Взяв их с такими определениями, мы познаем их в их конечности…Но предметы разума не могут быть определены посредством таких конечных предикатов. Исторически мы найдем много примеров, когда носители более сильной идеи становились силой, являлись причиной изменений и носителями действий. Основная проблема перехода от конечности в бесконечное состоит в трудности понимания относительности понятий, мнений и т.п. Исключение противоположных определений, строгое ИЛИ-ИЛИ, непременно ЛИШЬ ОДНО из двух… неистинно. ИСТИННОЕ есть напротив,как раз то, что не имеет в себе таких односторонних определений и не исчерпывается ими, а, как тотальность, совмещает в себе те определения, которые догматизм признает незыблемыми и истинными лишь в их раздельности. …Одностороннее не есть нечто незыблемое и существующее для себя, а содержится в целом как снятое. Таким образом, взаимодействие отдельных определенностей, сущностей, направлений, процессов само является частью более высоких процессов и со временем должно перейти в них в снятом виде. В то же самое время сам предмет содержит в себе и конечное и бесконечное. С точки зрения мыслительного процесса трудным является разделение их между собой в силу их первоначальной рядоположности. Предмет же не есть ТОЛЬКО конечное или ТОЛЬКО бесконечное, он есть по-существу КАК ТО, ТАК И ДРУГОЕ, и, следовательно, не есть НИ ТО, НИ ДРУГОЕ, т.е. их определения в их изолированности не имеют силы, но получаются лишь как снятое. Определяя предмет, мы стараемся найти полное количество его определений, дабы тем самым получить т.н. «полную картину».Однако, при таком рассудочном подходе: Речь может пойти лишь об ЭМПИРИЧЕСКОЙ ПОЛНОТЕ понятий, а не об их ИСТИННОСТИ И НЕОБХОДИМОСТИ таких определений. Чтобы что-то стало истинным: Внешние проявления должны познаваться как обусловленные его внутренней стороной. Понятия конечности и бесконечности привели нас к понятию причины и действия, силы и ее обнаружения. Дальнейшее движение понятий вызывает к жизни категории свободы и необходимости. Они взаимосвязаны между собой и должны подразумевать друг друга. Свобода, не имеющая в себе никакой необходимости и лишь голая необходимость без свободы – абстрактные, и, следовательно, неистинные определения. Чем конкретнее и определеннее свобода, тем дальше она от произвола, и тем ближе она к необходимости. В полноте существенных определений свобода уходит от произвола и приходит к необходимости. Свобода существенна и конкретна и всегда определена в себе и, значит, вместе с тем, необходима. Понятие необходимости более сложно, если смотреть на нее с точки зрения воли принятия решения. Свобода, подразумевает выбор, а необходимость подразумевает определенный поток решений. В тоже время: Когда говорят о необходимости,то обыкновенно понимают под этим детерминацию извне, как, например, в конечной механике тело движется лишь в том случае, если оно получает толчок от другого тела и только в том направлении,которое ему сообщено этим толчком. Это, однако,лишь внешняя необходимость, а не подлинная внутренняя необходимость, ибо последняя есть свобода. Мы также с легкостью найдем аналогии в управленческой практике, где авторитарный руководитель может являться единственным носителем свободы, тогда как низшие по иерархии работники являются носителями необходимости и подчиненности его свободы. Чтобы уточнить понятие и степень необходимости в определении понятий, примем, что: Где нет определенности, и есть только абстрактное, там невозможно познание. Чистый свет есть чистая тьма. Если мы еще не запутались, то пора привести понятие ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, которое состоит в следующем: Доказательство разума, также как и рассудок, имеет своим исходным пунктом нечто другое, однако, оно в своем дальнейшем движении не оставляет этого другого непосредственным и сущим, а показывает его как опосредствованное и положенное. Таким образом, получается, что лишь мы совершаем переход от одного к другому предмету таким образом, что предмет как следствие есть вместе с тем и абсолютное основание предмета, что, следовательно, наоборот, то, что выступает как следствие, оказывается также и основанием, а то, что сначала представлялось основанием, низводится до уровня следствия. Это и есть ход разумного доказательства. ВТОРОЕ ОТНОШЕНИЕ МЫСЛИ К ОБЪЕКТИВНОСТИ Эмпиризм § 37-39. Сначала мы собираем определенности, и они кажутся нам достаточно объективными, весомыми и уместными. С точки зрения логики: Чисто рассудочное мышление ограничено формой абстрактного (всеобщего) и не в состоянии перейти к обособлению этого всеобщего. С этой точки зрения различные вещи и понятия равны между собой.Особенно это характерно для традиционных воззрений на природу эмпирического опыта, которым так славятся специалисты, прославляющие уход от абстракций. При познании реальных предметов эмпирики пользуются преимущественно анализом. Аналитическое мышление основывается на конкретном материале действительности. Обладание этим материалом создаёт определённое преимущество по сравнению с абстрактным мышлением прежней метафизики, которая прибегала к разного рода ухищрениям и комбинациям, оправдываемым с помощью хитроумных учений: о руке Бога, об априорной гармонии, о наилучшем из миров, и т.д. К примеру, в проектах контрактов, которые Вы будете получать от итальянских партнеров, упоминание "о руке бога" в форс-мажорных обстоятельствах является весьма типичным. Но в рядоположности устанавливаемых эмпиризмом понятий начинает теряться основа мышления – переход к общим понятиям, поскольку результатом истинного анализа всегда является установление конкретных различий между предметами. Эти различия могут фиксироваться только с помощью общих понятий, производимых мышлением. Таким образом, эмпиризм скатывается к рассудочному абстрактному мышлению. Разделим опыт на 2 составляющие: В опыте содержится 2 элемента: 1. сам по себе разрозненный, бесконечно многообразный материал; 2. форма определения всеобщности и необходимости. В простом акте опыта уже содержатся две составляющие – материал и форма. Что из них всеобщее, а что конечное? Можно ли их определить в потоке явлений? ВСЕОБЩНОСТЬ не есть множественность. Эмпирическое наблюдение точно также доставляет нам восприятие СЛЕДУЮЩИХ ДРУГ ЗА ДРУГОМ изменений или ЛЕЖАЩИХ РЯДОМ ДРУГ С ДРУГОМ предметов, но оно не показывает нам НЕОБХОДИМОСТИ связи… Поэтому всеобщность и необходимость кажутся чем-то НЕПРАВОМЕРНЫМ, субъективной случайностью, простой привычкой, содержание которой может носить тот или иной характер. Неизбежно всеобщее и необходимое, которое и определяет природу явлений, потонет в хаосе бесконечно меняющейся множественной реальности. Хотя эмпиризм и дает нам чувственную основу для познания, но является всего лишь отправной точкой на пути к разумному познанию. От эмпиризма исходил клич: перестаньте вращаться в пустых абстракциях, смотрите открытыми глазами, постигайте человека и природу, как они предстоят перед вами здесь, пользуйтесь настоящим моментом! Нельзя отрицать, что в этом призыве заключается существенно правомерный момент. «Здесь», настоящее, посюстороннее должно заменить собой пустую потусторонность, паутину и туманные образы абстрактного рассудка. Этим приобретается также прочная опора, отсутствие которой чувствовалось в прежней метафизике, т.е. приобретается бесконечное определение. Рассудок выделяет лишь конечные определения; последние лишены в себе устойчивости, шатки, и возведенное на них здание обрушивается. Наоборот работает разумное мышление. Разум всегда стремился к тому, чтобы найти бесконечное определение, но тогда было еще невозможно найти это бесконечное определение в мышлении. И это стремление ухватилось за настоящий момент, за «здесь», за «это», которые имеют в себе бесконечную форму, хотя и не в ее истинном существовании. Внешнее есть в себе истинное, ибо истинное действительно и должно существовать. Бесконечная определенность, которую ищет разум, существует, таким образом, в мире, хотя она и существует не в своей истине, а в чувственном единичном образе. Критический подход § 40-60. Критический подход представляет собой осмысление, объяснение и сравнение между собой различных определенностей предмета. Однако: Требование к оценке произведения искусства состоит в том, чтобы она была объективной, а не субъективной, должна исходить не из случайных определений, личного ощущения и настроения данного момента, а из всеобщей и имеющей свое основание в сущности самого искусства точки зрения. В критическом подходе находят проявления отличия СУБЪЕКТИВНОГО от ОБЪЕКТИВНОГО. Объективное может быть понято как: – Внешне существующее, в отличие от мнения, мечтания и т.п. – Как всеобщее, необходимое, в отличие от случайного, субъективного. – В себе – то, что есть, в отличие от только мыслимого. Рассматривая два события, находящиеся в отношении причины и действия, мы воспринимаем их как два отдельных события, следующие друг за другом во времени. Но их причинность не воспринимается, а существует лишь для нашего мышления.Т.е. различие между субъективностью и объективностью не имеет значения: важно лишь содержание, а оно в равной мере как субъективно, так и объективно. Приведем в качестве примера: неверное деяние, например, преступление, является «голым» существованием, и оно недействительно, т.е. не соответствует движению реальности, поскольку именно эта недействительность делается явной, объективной в наказании. Гегель подчеркивает, что: ИСТИННО БЕСКОНЕЧНОЕ не есть лишь потустороннее конечного (только выход за его пределы), но содержит в себе конечное как снятое. Истинное положение вещей на деле таково,что вещи, о которых мы непосредственно знаем, суть простые явления не только ДЛЯ НАС, но также и В СЕБЕ. И настоящее определение конечных вещей и состоит в том, что они имеют основание своего бытия не в самих себе, а во всеобщем. За рядоположностью событий необходимо вычленить те элементы, которые имеют ограниченную важность, последствия и т.п. и которые потому конечны, и выделить те, которые являются их основой, т.е. бесконечны.Ошибок при этом не избежать: Паралогизмы (смешение двоякого рода определений) представляют собой ошибочные умозаключения: ошибочность состоит в том, что одно и тоже слово в обеих посылках употребляется в различном значении. Другой ошибкой является непонимание взаимосвязи АНТИНОМИЙ в предмете: Нынче, вместо выведения определения предмета из понятия (из него самого), этот предмет просто подводят под готовую схему. Сколько раз отмечалось, что додумывать вместо создания вывода на основе доказательств, часто является ошибкой начинающих менеджеров. Необходимо помнить, что: Диалектический момент логического состоит в том, что антиномии (противоречия) содержатся во ВСЕХ предметах всякого рода, во ВСЕХ представлениях, понятиях и мыслях. Деятельное различает себя в себе, ТОЛЬКО же простое, т.е. абстрактно простое, не деятельное, есть как таковое вместе с тем и мертвое. Истинное же и положительное значение антиномии заключается вообще в том,что все действительное содержит в себе противоположные определения и что, следовательно, познание, точнее постижение предмета в понятиях, как раз и означает познание его как конкретного единства противоположных определений. МЫСЛИТЬ наполненное бытие – значит освободить его от формы единичностей и случайностей и постигнуть его как всеобщее, как в себе и для себя необходимое, как бытие, определяющее себя и действующее согласно всеобщим целям,которое отлично от первого бытия, т.е. постигнуть бытие как абсолютное. Переход от особенного к всеобщему есть движение самого всеобщего, его в себе у себя переход, и сам переход есть САМО всеобщее, целое. Отношение исходного пункта к тому конечному пункту, к которому переходит мышление, неправильно представлять таким утвердительным отношением, умозаключением от ОДНОГО, которое ЕСТЬ и ОСТАЕТСЯ, к ДРУГОМУ, которое точно также ЕСТЬ. Это всего лишь рассудочное познание. Мыслить эмпирический мир – значит наоборот, существенно изменить его эмпирическую форму и превратить его в некоторое всеобщее. Восхождение тем самым состоит в соотношении исходного пункта и результата, где в конечном результате снимается и исходный пункт, и их отношение. Мышление вместе с тем совершает и отрицательную деятельность по отношению к эмпирической основе: воспринимаемый материал, определяемый посредством всеобщности, НЕ ОСТАЕТСЯ в своей первоначальной эмпирической форме. При этом выявляется внутреннее содержание воспринимаемого вместе с отстранением и отрицанием его оболочки. Начинается момент восхождения к абстрактному. В восхождении содержится момент ОТРИЦАНИЯ (преходящего,являющегося, нечто в себе и для себя ничтожного) и … есть восхождение, есть ПЕРЕХОД и ОПОСРЕДСТВОВАНИЕ и в тоже время … точно также есть СНЯТИЕ ПЕРЕХОДА, ибо то,чем, как может казаться целое и всеобщее, опосредствуется. Лишь НИЧТОЖНОСТЬ явления есть связь восхождения так,что то, что выступает как опосредствующее, исчезает и, следовательно, в этом опосредствовании само опосредствование снимается… Восхождение уже предполагает движение к чему-то, что проявляется в понятии ЦЕЛЬ. ЦЕЛЬ – деятельное понятие в себе определенное и определяющее, всеобщее… не внешняя или конечная целесообразность, в которой цель есть лишь внешняя форма по отношению к средству реализации и материалу, в котором она реализуется. Напротив, в ЖИВОМ СУЩЕСТВЕ цель есть имманентное определение и деятельность материи, и все члены являются друг для друга одновременно и средством и целью. В цели, как во всеобщем, должны найти свое разрешение и становятся неистинными и несамостоятельными противоположности между всеобщим и единичным, субъективностью и объективностью. Понимая цель как намерение, проявляемое через восхождение, видно, что эта совокупность отвергает другие цели и тем самым становится более определенной, но и кладет себе предел. Понятие предела очень важно, поскольку оно ограничивает, например, рассмотрение проблемы определенными рамками, форматами и т.п. В тоже время: Знать или даже просто чувствовать ПРЕДЕЛ, недостаток, означает в тоже время выйти ЗА него. Единичная определенность живого ощущается как нечто ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ, потому что они как живые, имеют в себе ВСЕОБЩНОСТЬ жизни, выходящую ЗА пределы единичного, потому что они сохраняют себя в отрицании и чувствуют в себе существование этого ПРОТИВОРЕЧИЯ. Это противоречие существует лишь из-за того, что оба этих момента (как всеобщность их чувства жизни, так и отрицающая его единичность) находятся в ОДНОМ субъекте. Чтобы мыслить предел, ограниченность чего-либо, необходимо видеть его и в наличии того, что находится за пределом. Предел определяется КАК предел лишь в СРАВНЕНИИ с всеобщим, целым и завершенным. Поэтому недомыслием является непонимание того, что определение чего-либо как предела, означает доказательство ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ НАЛИЧНОСТИ бесконечного, неограниченного и выхода за предел. КОММЕНТАРИИ В некотором смысле мы можем теперь представить общее движение от эмпиризма к идее, которое в управлении может быть представлено как нахождение решения проблемы. От множества конечностей и определенностей происходит дальнейшее их движение к рядоположности, когда мы просто перечисляем вещи, объекты, предметы, процессы, которые принимаются во внимание. Но в тоже время, некоторые вещи, их свойства, процессы и явления, являются мерцающими, т.е. то возникающими, то исчезающими, тогда как другие проявляют устойчивость и, по сути, отрицают первые, как конечные. Благодаря этим устойчивым вещам удается установить переходы к более опосредствованному, сущностному, и в тоже время показать предел существования конечных вещей. Появляется нечто более всеобщее, к которому притягивается конечное и укладывается в нем. Когда же таких конечных вещей много, то происходит своеобразное их рядоположение, которое мы видели изначально, но теперь они укладываются так, что видны их пределы, и рассудок более не может расширять эти конечные определения до дурной бесконечности. ТРЕТЬЕ ОТНОШЕНИЕ МЫСЛИ К ОБЪЕКТИВНОСТИ Непосредственное знание § 61-78. Под непосредственным знанием понимается познание как получение знания об одной конкретной вещи и как переход от этого знания к познанию другой вещи. В этом случае каждый предмет будет обуславливать собой существование другого предмета. Объяснять и понимать, согласно известной установке немецкого философа Якоби (спр. Фридрих Якоби, (1743 – 1819), немецкий писатель и философ-идеалист, представитель философии чувства и веры), означает показать, что существование одной вещи обусловлено существованием другой вещи и т.д. Следовательно, всякое содержание знания является обусловленным другим знанием и зависимым от него. Всеобщие представления лежат вне механизма такой связи, поскольку такая связь ограничена познанием только конкретных предметов. Познавая реальные предметы, мышление производит категории – всеобщие определения вещей. Каждая категория устанавливает свою специфику через своё соотношение с другими категориями, но через это же соотношение она и ограничивает саму себя. Качество – это только качество и ничего более; количество – это только количество и не более того; бытие – это бытие, случайность – это случайность; и т.д. Через соотношение друг с другом категории устанавливают свою собственную специфику, но при этом они остаются в отрицательном отношении друг к другу и не обретают положительной связи между собой. Отталкиваясь от такого агрегата категорий, мышление никак не может прийти к всеобщим предметам разума: каким-либо общим понятиям, столь характерным для управления. Если всё же наше мышление попытается помыслить такие всеобщие представления посредством разрозненных и ограничивающих друг друга категорий, то оно превратит их в нечто обусловленное и ограниченное. Непосредственное знание, если кратко выводит категории, то только из природы, из непосредственного. Определим понятия непосредственного и опосредствованного для того, чтобы показать их движение и взаимопроникновение друг в друга. Опосредствование – это: Опосредствование есть … отличение себя от самого себя и от некоторого другого. Связь непосредственного существования с его опосредствованием хорошо демонстрирует отношение родителей и детей …родители – суть непосредственное, начальное существование по отношению к детям, которые порождаются ими. Но, хотя родители, как существующие, вообще НЕПОСРЕДСТВЕННЫ, они вместе с тем рождены (опосредствованы), а дети, хоть и опосредствованы, но и непосредственны, ибо они ЕСТЬ. Таким образом: Непосредственное имеет своей предпосылкой и условием процесс опосредствования. ИСТИННОЕ опосредствование представляет собой опосредствование в САМОМ СЕБЕ, не как опосредствование неким внешним и через внешнее, но как замкнутое в себе самом. Единство различных определений не есть только чисто непосредственное, т.е. совершенно неопределенное, пустое единство, но каждое из этих определений истинно лишь тогда, когда оно опосредствовано другим. Определение опосредствования содержится в самой этой непосредственности. ИСТИННЫМ содержанием является содержание, опосредствованное не чем-либо другим, не конечно, но опосредствует себя самим собой и таким образом, есть в одно ито же время опосредствованное и непосредственное отношение с самим собой. Из этого следует, что: Содержание, опосредствованное неким другим, возвращает его к конечности и неистинности. Например, простыми следствиями этого являются следующие: – каждое «в себе» выражает в основном способность и возможность; – является ли всеобще признанное истинным, факта всеобщего согласия недостаточно. – даже найденное верно будет понято, как то, что есть, лишь абстрактно. Непосредственность есть вообще абстрактное соотношение с собой, есть абстрактное тождество, абстрактная всеобщность. Если затем в себе и для себя всеобщее берется лишь как непосредственное, то оно будет лишь абстрактно. Понятно, что безразличное ко всякому содержанию именно поэтому восприимчиво ко всему. Итак, диалектическое познание стартует, отделяясь от трех основных направлений, которые и сейчас можно встретить в управлении – от критического метода, эмпиризма и метафизики. Рис .1.14. Рассудочные подходы к познанию ДАЛЬНЕЙШЕЕ ДЕЛЕНИЕ ЛОГИКИ § 79-83. Чтобы понять движение от непосредственного к абстрактному и логических понятий в целом, необходимо понимать, что логика имеет три основные стороны: – Абстрактное или рассудочное. – Диалектическое или отрицательное, но разумно отрицательное. – Разумное (спекулятивное) или положительно разумное. Рис.1.15. Диалектическое познание Эти три стороны: Суть моменты всякого логически реального, т.е. всякого истинного вообще. Движение понятий при познании также движется по этой триаде.Рассмотрим их подробнее. РАССУДОЧНОСТЬ Рассудок начинает с определения понятия и придания ему абстрактной формы, которая по сути своей неподвижна и воспринимается как незыблемое. Мышление как РАССУДОК не идет дальше неподвижной определенности и отличия последней от других, считая ее … обладающей самостоятельным существованием. Деятельность рассудка состоит вообще в том, чтобы …сообщить содержанию форму всеобщности…., абстрактной, фиксируемой в противоположность особенному и поэтому само оказывается особенным. Этот переход нам давно известен по жизни. Если начинаешь с кем-то спорить, то сам становишься на один (низкий) уровень с ним… Рассудок постигает наличные предметы в их определенных различиях. Пример. В природе различаются вещества, силы, виды и самостоятельно фиксируются в их изолированности. Изолирование, разделение, отделение и отсутствие действительной связи между разделенными сторонами является принципом рассудочной деятельности. Связь находится только в тождественности, одинаковости, но не в единстве. Принципом рассудка является тождество, простое соотношение с собой, которое обусловливает в процессе познания переход от одного определения к другому. Так, в геометрии сравнивают друг с другом фигуры, выделяя то, что в них тождественно. Рассудком умозаключают от одного определения к другому, так, что умозаключение есть не что иное, как движение мысли согласно принципу тождества. В управлении первичное накопление данных, определений, по сути является вычленением из целостности отдельных черт, свойств и их абсолютизации. В результате они становятся самодовлеющими и твердыми, теряют свою зависимость от общего. Таковы, например, неправильные классификации, которые не способны показать связь классификационных признаков с целым и классифицированных элементов между собой. Противоречия исключаются, и этим исключается движущая сила развития. ДИАЛЕКТИЧЕСКОЕ Тождественные определения, сущности, вещи сталкиваются между собой, входят в противоречия и находят успокоение в случае нахождения их общей базы, удовлетворяющей все стороны. В менеджменте этот принцип особенно ярко проявляется в принципе заинтересованных сторон, где столкновение мнений часто определяет ход событий и движение фирмы вперед. Один из слоганов менеджеров гласит: "лучший способ устранить противоречия между отделами – это объединение их". Диалектический момент есть снятие такими конечными определениями самих себя и их переход в свою противоположность. Чтобы научиться находить основы для снятия противоречий, необходимо научиться рефлексировать. Рефлексия есть движение мысли, выходящее за пределы изолированной определенности и приводящее в соотношение и связь с другими определенностями, но… они сохраняют свою прежнюю изолированную значимость. ДИАЛЕКТИКА же есть напротив, ИММАНЕНТНЫЙ переход одного определения в другое, в котором обнаруживается, что эти определения рассудка односторонни и ограничены, т.е. содержат отрицание самих себя. Нахождение границ понятий, процессов, вещей создает основу для перехода от изолированного мышления и неверных обобщений (пустых абстракций) к верному нахождению основы связи вещей. …(Диалектика) есть движущая душа всякого (научного) развертывания мысли и представляет собой единственный принцип, вносящий в содержание науки ИММАНЕНТНУЮ СВЯЗЬ И НЕОБХОДИМОСТЬ, в которой заключается подлинное, а не внешнее возвышение над конечным. Сущность конечного состоит в том, что оно само себя снимает. В этом снятии суть диалектического развития.Диалектика является вообще принципом всякого движения, всякой жизни и всякой деятельности в сфере действительности. Это происходит следующим образом: В обыденности мы признаем как одно, так и другое. Но конечное ограничивается не только извне, но снимается благодаря своей собственной природе и само переходит в свою противоположность. Характерный пример, который можно встретить как в жизни компаний, так и в жизни человека: Говорят «человек смертен» и рассматривают смерть как нечто, имеющее свою причину во внешних обстоятельствах, и это равно рассмотрению двух отделенных друг от друга свойств: быть живым, а также быть смертным. Но истинное понимание состоит в том, что жизнь, как таковая, носит в себе зародыш смерти и что вообще конечное в себе противоречиво и вследствие этого снимает себя. В жизни компаний особенно очевидна взаимосвязь свойств, процессов, явлений. Известная всем S-образная кривая жизненного цикла неоднократно доказывала свою состоятельность для всех видов бизнеса. В своей наивысшей точке всякое состояние или действие переходят в свою противоположность.Пример. Завод Знамя труда,как и другие заводы, в конце 80-хгодов имел 7500 человек персонала, более 10 учреждений соцкультбыта, самую большую производительность по арматуре и был крупнейшим заводом в СССР по производству арматуры. Дойдя до своей естественной границы, он стал умирать, поскольку не столько внешние проблемы, такие как развал Союзной системы сбыта, сколько внутренние, такие как неспособность жить по-старому в новых условиях, привелик краху завода. Логика заключалась в том, что развитие дошло до своего количественного предела, после которого была превышена мера, его «качественное» количество, и неизбежен был переход в новое состояние или "смерть" – банкротство. Диалектический результат … есть не голое, абстрактное, «зряшное» отрицание, а … поскольку оно есть результат, есть вместе с тем и положительное, т.к. содержит в себе как снятое то, из чего оно происходит и не существует без последнего. И это уже третья, положительная форма логического. Чтобы понять эту особенность, необходимо всегда иметь в виду, что в каждый данный момент предмет находится хотя и в одной определенной стадии развития, но ее «в себе» заключается в том, чтобы иметь зачатки и последующего шага развития, тем самым задается движение ходу вещей и событий.Наиболее часто это заметно в процессах, которые взаимосвязаны. В качестве такого простого процесса Гегель указывал на метеорологический процесс. Мы в качестве бизнес аналогии можем привести биржевые процессы или процессы в больших рыночных системах. РАЗУМНОЕ Это: …ПОЛОЖИТЕЛЬНО – РАЗУМНОЕ постигает единство определений в их противоположности, то УТВЕРДИТЕЛЬНОЕ, которое содержится в их разрешении и переходе. … есть именно то, что содержит в себе снятыми те противоположности, дальше которых рассудок не идет (например, противоположности между субъективным и объективным) и именно этим обнаруживает себя как конкретное и тотальность. Спекулятивное содержание не может быть поэтому выражено в одностороннем предложении.Например, в массе субъективных противоречащих мнений в сравнении с объективными фактами можно попытаться выявить истинное (абсолютное), отсекая, как ТОЛЬКО субъективное, так и ТОЛЬКО объективное. Говоря, что абсолютное есть единство субъективного и объективного, хотя это и правильно, но все же односторонне, поскольку здесь выражено только ЕДИНСТВО, и именно на нем делается ударение, между тем, как они не только тождественны, но и различны. Все части логики развертываются в категории и их движение, пока не приходят к истинному, определенному и конкретному в себе в своей тотальности. Категории зарождаются в определенных частях логики, коими являются: Учение о бытии Учение о сущности Учение о понятии и идее. В том же самом подразделении логика содержит учение и мысли: В ее непосредственности – О ПОНЯТИИ В СЕБЕ В ее рефлексии и опосредствовании – ДЛЯ СЕБЯ БЫТИИ и ВИДИМОСТИ В ее возвращении В САМОЕ СЕБЯ и о ее развитом У СЕБЯ БЫТИИ – В СЕБЕ И ДЛЯ СЕБЯ. Рис. 1.16. Содержание движения разумности Чтобы что-то доказать, необходимо: Показать, что предмет через самого себя и из самого себя делает себя тем, что он есть. Даже в логике каждая часть остается неистинной без полного раскрытия и движения через свои части к развитому в самом себе бытии. Отношение частей таково, … что лишь ПОНЯТИЕ есть истина, т.е. истина бытия и сущности, которые, фиксированные в их изолированности, самостоятельности – не истинны. Можно сказать, что бытие неистинно, потому что пока есть лишь НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ.Сущность неистинна, потому что она есть пока лишь ОПОСРЕДСТВОВАННОЕ. Однако любое познание начинается с непосредственного, хотя, оно и есть неистинное. Ответом служит то, что истина, именно как таковая, должна ДОКАЗАТЬ себя. Доказательство в рамках логики состоит в том, что понятие показывает себя опосредствованным через себя и самим собой, и, следовательно, вместе с тем истинно непосредственным. Это означает, что, в процессе развития своих частей, теоретическое понятие все больше проявляется, и, в конечном итоге, способно объяснить предмет полностью. КОММЕНТАРИИ Итак, теперь мы можем обобщить все основные подразделения логики. Логика начинает с бытия, в своем движении переходит в сущность и, отталкиваясь от базы установленных элементов и сущностных определений, оформляет себя в понятии. В бытии движение начинается с самых простых определений – определений качества, которые переходят в количество и снимают себя в мере. Узловая линия мер фактически создает условия и основание для начала развития сущностных определений. Сущность начинается с основания существования, которое дает возможность сущности являться и переходить в явление, и как только в ней проявляются все более определенные и глубокие определения, то происходит переход в сферу действительного. Объективность, положенная в действительности переводит нас в сферу отображения реальности и осуществляет переход к понятию. Понятие движется от непосредственного субъективного понятия к объективному понятию и завершает круг в идее. Подробности этого общего движения мы рассмотрим в соответствующих отделах. Рис. 1.1.7. Логика и движение ее понятий 1.4. Заключение по модулю Модуль 1 дал Вам представление о том, с какими основными подходами к мыслительной деятельности и мышлению в целом можно встретить в реальной жизни и, особенно, в управленческой деятельности. Как никто другой, именно менеджеры каждый день встречаются с тем, что им предлагается принять решение либо на основе простогомеханического или линейного понимания реальности (метафизика), упирают на факты или опыт (эмпиризм), сообщают о несовместимости с известными представлениями (критический подход) или говорят о своем понимании вопроса (непосредственное знание). Во многом это определяется абстрактностью отношения к действительности, как это хорошо показал Гегель (блок-вставка). Некоторое представление о том, как ориентироваться в ложном и часто трудно воспринимаемом материале, Вам дают возможности, предлагаемые диалектическими моделями. Они на этом первом ознакомительном этапе предварительного понятия и диалектической логики, показывают, как можно читать сложный текстовый материал. В дальнейшем мы предлагаем Вам при освоении материала готовить схемы, описывающие тот или иной материал, главным схематическим элементом могут стать метатреугольники, пример которых вы найдете в схеме общей логики, рис.1.17. Модуль 2. Учение о сущности 2.1. Введение и задачи модуля Учение о бытии – эта первая ступень восхождения к понятию. В нем Вы узнаете о том, как действительно происходит процесс познания, начиная с общего "тумана" и хаоса в разнородных определениях и вплоть до установления истинных определений и узловой меры объекта. Мы рассмотрим три основные категории бытия и свяжем их воедино. Это – качество – количество – мера. Поскольку наша задача – специализировать философские материалы под задачи управленческого мышления, то мы не обойдемся без того, чтобы не представить наиболее действенные инструменты диалектической логики, которые могут эффективно применяться для обработки исходного эмпирического материала, с которым менеджеры сталкиваются в своей деятельности. Для этого Вам нужно будет тщательно проработать раздел Инструменты диалектической логики для анализа эволюции сложных систем. БЫТИЕ § 84-85. Смотря на предмет, вещь, процесс мы определяем его. Первым делом мы констатируем следующий факт: всё то, что вообще существует в этом мире, включая интересующий нас предмет, всё это есть. Например, когда мы думаем о своих планах, о бизнес-плане, они, как правило, на первых порах находятся в тумане, но есть ощущение, что там есть "тема". Наши определения нечто начинают сталкиваться с другими: Его определения есть ДРУГИЕ по отношению друг к другу, и их дальнейшее определение есть ПЕРЕХОД В ДРУГОЕ. Эти определения сначала выступают как АГЛОМЕРАТ свойств, атрибутов, случайных и неслучайных. Но: Это дальнейшее определение есть одновременно обнаружение ВОВНЕ и, следовательно, развертывание В СЕБЕ (сущего понятия) и вместе с тем ПОГРУЖЕНИЕ бытия В СЕБЯ, углубление в себя. Модель рождения бытия очень проста, рис.2.1. Нечто, побуждаемое внутренней целью, есть еще лишь только абстрактный образ, но который начинает выделяться из среды, и которой начинает определяться и приобретать более конкретное и структурированное содержание. Нечто в своем бытии начинает погружаться в себя, одновременно развертывая свои определения. Результатом этого движения является большее погружение в себя и свое полное самоформирование. 1) 2) 3) Рис. 2.1. Модель рождения бытия 1) внутреннее беспокойство; 2) погружение в себя и развертывание своих определений; 3) самоформирование В более системном виде движение происходит по следующей схеме Рис. 2.2. Изменение состояния системы от состояния агрегата до полной системы по О. Анисимову. I – рядоположность нечто; II – взаимозависимость нечто; III – системная взаимозависимость нечто; IV – взаимозависимость на системном основании; 1– линия переходов с повышением организованности; 2 – линия переходов "хаотизация" Сначала некоторые "нечто" всего лишь рядоположны и находятся в состоянии "в себе" бытии, не реагирующих друг на друга. На следующем этапе возникает мягкая или жесткая взаимозависимость реагирующих друг на друга нечто при сохранении приоритета своего "в себе" бытия. На третьем этапе возникает системная взаимозависимость подчиненных единому основанию уже становящихся компонентами системы нечто, вторично заботящихся о своем самосохранении, но уже начинающем учитывать и иные компоненты. На четвертом этапе система полностью подчиняется единому основанию, а затем системообразующему основанию, заботясь об иных компонентах, и лишь после этого они стремятся сохранить свою идентичность. В зависимости от направленности и уровня развития системы она может идти либо в сторону повышения своей внутренней организованности, либо к угасанию системных свойств, хаотизации и потере внутренней организованности компонентов между собой. Выявление понятия (Всеобщего) в непосредственном (Бытии) двояко: оно становится его цельностью(тотальностью) и снимает его непосредственность(бытия) или форму бытия как такового. От набора свойств процесса или предмета познание движется к основным свойствам, как наиболее приоритетным, наиболее часто повторяющимся и далее к развертыванию их в тотальность основных определений и их взаимосвязь между собой. Выявление всеобщего в непосредственном снимает непосредственность бытия, придавая ему существенные атрибуты. Каждая сфера (логической идеи) оказывается некой тотальностью определений и неким изображением (абсолютного). Так, бытие содержит в себе 3 ступени: Качество. Количество. Мера. Рис..2.3. Бытие КАЧЕСТВО – тождественная бытию определенность, т.е. нечто перестает быть тем, что оно есть, если теряет свое качество. КОЛИЧЕСТВО – безразличная, внешняя бытию определенность. Определение фирмы остается ее определением, несмотря на то, больше она или меньше, работает ли она в разных отраслях и т.п. МЕРА – единство качества и количества, или КАЧЕСТВЕННОЕ КОЛИЧЕСТВО. Все вещи имеют количественную определенность и для них безразлично, будут ли они более или менее велики, но вместе с тем это безразличие имеет также свой предел, при изменении которого (при дальнейшем увеличении или уменьшении) вещи перестают быть тем, чем они были. Важность движения – «Качество– Количество – Мера» состоит в том, что она служит отправным пунктом перехода ко второй главной сфере идеи – СУЩНОСТИ. Пример. В работе над отчетами менеджер обычно должен определить качественно и количественно и показать пределы и ограничения какого-либо решения. Однако Рассудок ограничивается преимущественно абстрактными определениями качества и количества. Такие определения являются наиболее конкретными и потому богатыми, однако, таковы лишь по МАТЕРИАЛУ, с точки зрения мыслительного содержания – эти определения – самые бедные и абстрактные… 2.1. Качество А. Бытие § 86-88. Чтобы познать что-то и принять решение, мы должны признать, что нечто существует. Мы признаем, что: ЧИСТОЕ БЫТИЕ образует начало,… чистую простую неопределенную непосредственность, (ибо) начало не может быть опосредствованным и определенным…, т.к. опосредствование есть выход из некоего первого в некоторое второе, и происходит из РАЗЛИЧЕННОГО. Мы полагаем, что нечто должно быть, что есть ДОЛЖЕНСТВОВАНИЕ какого-либо свойства, определенности, полагаем такую веру. Далее знание того, что нечто познаваемо, разворачивается в знание. Развитие (логической идеи) оказывается движением от абстрактного к конкретному. Так, ранние (философские системы) наиболее абстрактны и потому бедны. Отношение между более ранними и более поздними системами таково, что последующие ступени содержат в себе существующие системы как снятые. Без сомнения, это можно отнести и к системам менеджмента. Более того, на основе этого знания можно предсказывать и будущее развитие понятий менеджмента и теории. При этом важно найти взаимодействие между опровергаемой системой и новой. Опровергать – значит изобразить систему как особый момент или особую ступень развития (идеи), … что значит, что предел ее перейден и ее определенный принцип низведен до идеального момента. Говоря языком других классиков, то, что было до нас, является "не галереей заблуждений, а пантеоном божественных образов". В этом проявляется и историчность логического рассмотрения, т.е. начинать надо с предшествующего, рассматривая последующие ступени как продолжение развития.Логика начинает с того же, с чего начинает история в подлинном смысле этого слова… Выразив надежду, что что-то существует, мы также полагаем, что есть и нечто, что не существует. Показав, что нечто существует, мы в целях познания начинаем абстрагировать его, но, в то же время: Чистое бытие есть чистая АБСТРАКЦИЯ, и, как ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ, есть НИЧТО, т.к. вещь в себе есть нечто неопределенное, совершенно бесформенное, и, значит, бессодержательное, т.е. есть НИЧТО, невыразимое. Рис.2.4. Чистое бытие и ничто Это понятно, поскольку и бытие, и ничто лишены определенности, в тоже время они оба существуют. Ведь сделав первый шаг, определив нечто как бытие, мы тем самым все другое положили как НИЧТО. Разрешение этого противоречия находится в дальнейшем развитии и определении, переходе в СТАНОВЛЕНИЕ. Рис. 2.5. Становление СТРЕМЛЕНИЕ находить (в бытии) или в них обоих устойчивое значение и есть та самая НЕОБХОДИМОСТЬ, которая заставляет (Бытие и Ничто) двигаться дальше и сообщает им истинное, т.е. конкретное значение. Конкретное значение выражается в получении объектом конкретных определений, дефиниций. Каждое дальнейшее значение, которое они получают (есть лишь) более ТОЧНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ и более ИСТИННАЯ ДЕФИНИЦИЯ (абсолютного) и это уже не пустая абстракция, а … есть некое конкретное, в котором оба, бытие и ничто суть моменты. Уточнение, приближение к своей цели, развертывание действий и решений в сторону цели, обогащение новыми понятиями и определенностями представляют собой суть и менеджерского решения. В противном случае, все превращается в слова: …бытие представляют себе часто как абсолютное богатство, а ничто, наоборот, как абсолютную бедность. Но, рассматривая весь мир, и говоря «все есть» не говоря ничего больше, мы опускаем все определенное и имеем, таким образом, абсолютную пустоту вместо абсолютной полноты… Только объединив эти понятия, как "известное– неизвестное", "понятое– непонятое", "бытие– ничто" мы начинаем движение к истине. Истину, как бытия, так и ничто представляет собой их единство, СТАНОВЛЕНИЕ. Вещи еще нет, когда она только начинается, но, в начале содержится не только ее НИЧТО, но уже также и ее БЫТИЕ. В этом должно проявиться то, что называется в других системах ОБЪЕКТИВАЦИЕЙ или МАТЕРИАЛИЗАЦИЕЙ. СТАНОВЛЕНИЕ … есть не только ЕДИНСТВО бытия и ничто, но и БЕСПОКОЙСТВО в самом себе, которое не только неподвижно как отношение с собой, но благодаря различию бытия и ничто, которое заключено в нем, противопоставляется самому себе. Начав с простого «содержания», например, намерения, бизнес-плана, желания, фирмы структурируются, выхватывают из действительности то, что должно быть ими самими в дальнейшем, обеспечивая свой рост как кристалла из питательного раствора. То, что становится, и то, из чего оно становится, суть то же самое… Начало положено. И дело за дальнейшим определением: Становление, взятое в себе и для себя все еще скудно,… оно должно наполняться содержанием и углубляться в себя. Такое углубление есть, например, ЖИЗНЬ. Понятие становления обеспечивает понимание движения предмета от начала до своего конца.Становление оказывается безудержным движением, но оно не может удержаться в абстрактной подвижности, ибо т.к. бытие и ничто исчезают в становлении, а лишь это исчезновение и составляет понятие становления, оно, следовательно, само есть некое исчезающее, огонь, который гаснет в самом себе, пожрав свой материал.Достижение соответствия устраняет противоположность между тем, что есть (бытие) и того, чего нет (ничто) – полученного свойства, результата и т.п. Рис. 2.6. Бытие Наличное (определенное) бытие § 89-95. Из признания чистого бытия дальнейшее его определение приведет нас к понятию НАЛИЧНОГО БЫТИЯ. НАЛИЧНОЕ БЫТИЕ есть ЕДИНСТВО бытия и небытия или СТАНОВЛЕНИЕ в этой форме единства… поэтому оно односторонне и конечно. Противоположность здесь как будто бы исчезла,она содержится в единстве лишь В СЕБЕ, но не ПОЛОЖЕНА в нем. Сфокусировав наш взгляд на какую-либо проблему, мы в итоге получаем устойчивый образ наличных качеств или предметов. Этой ступени познания соответствует категория наличное бытие, которая представляет собой единство определений возникновения и прехождения, их снятый результат. Это становление проявляется в том, что нечто (объект, система, организационные структуры, если мы говорим о менеджменте) то появляются, то исчезают. В терминах бытия они, то возникают, то исчезают (преходят). Рис. 2.7. Возникновение и прехождение В становлении бытие и тождественное с ним ничто суть лишь исчезающие моменты: благодаря своему внутреннему противоречию становление впадает в единство, в котором оба момента сняты. РЕЗУЛЬТАТ становления представляет собой, следовательно, НАЛИЧНОЕ БЫТИЕ. Результат становления – это появление основы,например фирмы, так или иначе близкой к выполняемой им функции.Само формирование основы, ее становление и развитие будет определяться моментами устойчивости и изменчивости, изменчивости и сохраняемости. Появится устойчивая определенность, формирующая суммарный вектор развития Рис. 2.8. Формирование суммарного вектора развития И далее: Наличное бытие есть единство бытия и ничто, в котором исчезла непосредственность (самостоятельность) их определений и, следовательно, их противоречие. Т.к. результат есть снятое противоречие, то он есть в форме ПРОСТОГО ЕДИНСТВА с собой, т.е. сам есть некое БЫТИЕ, но содержащее отрицание или определенность. Он есть становление, положенное В ФОРМЕ ОДНОГО из своих моментов, в форме бытия. Результат развития и полного захвата рынка, как и огня, пожравшего свой материал, этого процесса становления есть: Не пустое ничто, а … тождественное с отрицанием бытие – НАЛИЧНОЕ БЫТИЕ, значение которого состоит в том, чтобы быть СТАВШИМ. Рассматривая некоторое поле или зафиксированную нами цепочку событий, (наличное бытие), мы обнаруживаем в нём различные по своим очертаниям предметы. Каждый из этих предметов мы можем определить как нечто или как иное. Нечто – это тот предмет, который нас непосредственно интересует, а иное – это всё остальное, отличное от него. Категории нечто и иное существуют в рамках единого наличного бытия; они являются моментами, на которые оно распадается. С этой точки зрения нечто и иное не безразличны друг другу. Они – "кровные родственники" по бытию: иное противостоит нечто, как инобытие его бытия. Бытие через форму взаимодействия с ничто и, рождаясь в процессе становления, в конечном итоге является ставшим, и в этом определяет КАЧЕСТВО. Качество является интегральным признаком предметов наличного мира, позволяющим различать их между собой, как нечто и иное. КАЧЕСТВО уже есть определенность. Нечто есть определенное в себе бытие. Качество содержит в себе ОТРИЦАНИЕ,которое будучи уже не абстрактным ничто, а неким наличным бытием и НЕЧТО есть лишь форма в последнем,оно есть ИНОБЫТИЕ… взятое таким образом, где инобытие есть собственное определение качества, … то качество есть БЫТИЕ ДЛЯ ДРУГОГО. "Переводя" на простой язык, говорим, что для жизни фирмы появляется ОПРЕДЕЛЕННАЯ основа, она обладает определенными КАЧЕСТВАМИ. ИНОБЫТИЕ как новый термин дает возможность обоснования особого круга «для» момента развертывания целого, его необходимости и объективности. Нечто получает более определенное бытие, отличное от бытия другого – "В себе бытие". Бытие качества как таковое, в противоположность этому отношению с другим есть В СЕБЕ БЫТИЕ. Собственная жизнь качества есть "в себе бытие". В наличном бытии момент отрицания на самом деле содержится лишь как бы скрыто, и, лишь в «для себя бытии» этот момент выступает свободно и добивается своего права. И наконец, полностью наличное бытие формируется вместе с понятием ГРАНИЦЫ. Определенность как отрицание есть ПРЕДЕЛ,ГРАНИЦА, инобытие… есть поэтому не некое безразличное наличному бытию, находящееся вне его,но его собственный момент. Пример. «Конкретизация» деятельности фирмы кладет ему границу и ограничения. Границу нельзя рассматривать лишь как внешнее наличному бытию. Лишь в своей границе и, БЛАГОДАРЯ ей, нечто есть то, что оно есть. Граница есть собственное определение предмета, поскольку именно его определения и их развертывание ограничивают его. Граница имманентна предмету, а не является внешней ему. Понимание границы как внешнего определения основано на смешении качественной границы с количественной. Например, качественной границей будет луг, а не лес и не пруд, но не участок земли в 3 акра – это количественная граница. Определение чего-либо – весьма важный процесс и требует в себе отношения с количественным и качественным без их смешения.Граница позволяет отделить предметы друг от друга, но, не прерывая связи между ними, полагая, что граница так же естественна для наличного бытия. Граница создает прочную опору для дальнейшего определения предмета. КОММЕНТАРИИ В менеджменте определенность бытия и достижения ступени полной определенности бытия достигается в принципе SMART. БЛОК-ВСТАВКА. ПРИНЦИП СМАРТ Цели должны быть: конкретными (specific) – т.е. Вы должны ясно представлять себе, чего хотите достичь; измеримыми (measurable) – Вы должны разработать критерии для измерения процесса достижения целей; достижимыми (achievable) – т.е. Вы должны быть уверены в достижении поставленных целей в существующем окружении и при имеющихся ресурсах; реалистичными (realistic) – т.е. Вам не следует пытаться достичь невозможного; определенными по времени (timebound) – т.е. сроки достижения поставленных целей должны диктоваться реальными потребностями Граница содержит в себе противоречие… составляет с одной стороны, реальность наличного бытия, с другой стороны, она есть его отрицание, но не абстрактно, а (существованием другого нечто). Другое НЕЧТО выступает ограничением предмета в его собственном определении. По жизни мы говорим: «За что боролись, на то и напоролись…» Именно «другое» не дает предмету раскинуть свои "сети" дальше и глубже. Нечто есть В СЕБЕ другое самого себя, и в другом для него объективируется его же собственная граница…, определенное «другое» придается чисто внешним рассмотрением… Мы думаем, например, что одна фирма есть другое, чем другая фирма, и могла бы быть, даже если бы другой фирмы не было. Но на самом деле фирма (как нечто) имеет свое другое в ней самой и это составляет ее конечность. Например, все они являются относительной формой юридического лица и этим ограничены и конечны. Вообще, природа конечного, которое как нечто не противостоит равнодушно другому, состоит в том, что конечное есть в себе другое самого себя и, значит, изменяется. В изменении обнаруживается внутреннее противоречие, которым наличное бытие страдает с самого начала и которое заставляет последнее выходить за свои пределы. Здесь, как мы видим, приходит истинное понимание движения и развития, как выход за свои пределы. Эти переходы могут уходить в бесконечность: Нечто становится неким другим, но другое само есть некое нечто, оно, следовательно, само становится неким другим ит.д. до БЕСКОНЕЧНОСТИ. Часто наблюдаешь, как один и тот же мотив звучит в разных песнях и у разных авторов, копируются слоганы, продукты и т.п. Предлагаются небольшие изменения, которые суть одно и тоже. Происходит переход в т.н. ДУРНУЮ БЕСКОНЕЧНОСТЬ. Такая бесконечность изменений есть ДУРНАЯ БЕСКОНЕЧНОСТЬ или ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ, т.к. она отрицает конечное, которое, однако, снова возникает и, следовательно, не снимается, …т.е. эта бесконечность выражает только ДОЛЖЕНСТВОВАНИЕ снятия конечного… и не идет дальше выражения того противоречия, которое содержится в конечном: конечное есть как НЕЧТО, так и его ДРУГОЕ и прогресс есть вечная и непрестанная смена этих приводящих друг к другу определений. Переход в «дурную бесконечность» есть отличный диагностический момент событий. Он позволяет определить преддверие перехода к истинному бесконечному. В жизни это означает, что если появляется много однотипных решений с минимальными изменениями, то скоро возможен переход к более высокому уровню разрешения противоречий, или происходит накапливание противоречий, или копание в мелочах. Или другой пример: это типичный порочный круг управления, когда все действия приводят к тому, что организационная ситуация только ухудшается. Мы часто наблюдаем это на т.н. "порочном круге контроля", см. рис. 2.9. Рис. 2.9. Порочный круг контроля при отсутствии обучения персонала Важно уразуметь понятие истинной бесконечности и не останавливаться на дурной бесконечности бесконечного прогресса. Например, когда говорят о бесконечности пространства и времени, то обычно имеют в виду именно бесконечный («дурной») прогресс. Говорят «это время», «теперь» и затем непрерывно выходят за эту границу взад и вперед, т.е. сначала ставят границу, затем переступают ее и так до бесконечности… Это поверхностная смена, которая никогда не выходит за пределы конечного. Такое освобождение от конечности есть скорее бегство. Но убегающий еще не свободен, т.к. в своем бегстве он еще обусловливается тем, от чего он убегает. Он должен найти истинно бесконечное, чтобы разорвать порочный круг – дурную бесконечность. ИСТИННО БЕСКОНЕЧНОЕ ИСТИННО БЕСКОНЕЧНОЕ же состоит в том, что в своем другом оно пребывает у самого себя или, (выражая как процесс) состоит в том, что оно в своем другом приходит к самому себе. Само конечное есть первое отрицание, не конечное есть отрицание отрицания, тождественное с собой отрицание, и, следовательно, вместе с тем истинное утверждение. Истинное определение бесконечного состоит в том, что: Нечто становится другим, а это другое в свою очередь становится другим. Нечто, находясь в отношении с другим, само уже есть некое другое по отношению к этому последнему. Т.к. то, во что нечто переходит, есть то же самое, что и само переходящее (оба имеют одно и тоже определение, а именно быть ДРУГИМ), то в своем переходе в другое, нечто лишь сливается с САМИМ СОБОЙ и это отношение с самим собой в переходе и в другом есть ИСТИННАЯ БЕСКОНЕЧНОСТЬ. Становление истинно бесконечного должно быть рассмотрено и со стороны ДРУГОГО. Или с отрицательной стороны применяется именно ДРУГОЕ, оно становится ДРУГИМ ДРУГОГО. Таким образом, бытие восстановлено, но как отрицание отрицания и есть БЫТИЕ ДЛЯ СЕБЯ. КОММЕНТАРИИ Рассматривая интересующее нас нечто в пределах его качества, мы подвергаем отрицанию всё иное и в результате оставляем в своём внимании лишь только одно данное нечто. Мом нечто полностью сосредотачивается на самом себе. Этой ступени познания соответствует категории для-себя-бытия нечто. Для-себя-бытие – это простое соотношение нечто с самим собою, но соотношение, достигаемое посредством отрицания всего иного. Категория для-себя-бытия отличается от предыдущих категорий бытия тем, что она идеальна. В категориях чистого бытия и наличного бытия мы фиксировали реальность в её, так сказать, нетронутом виде. Когда же мы приходим к категории для-себя-бытия, то здесь мы оставляем в пределах своего внимания лишь только один интересующий нас предмет. Тем самым мы мысленно как бы вычленяем его из контекста окружающего его мира. Такое искусственное обособление одного предмета от остальных – это уже сознательное нарушение единства бытия. Выделяя своею мыслью предмет, мы как бы изолируем его от остальных предметов. Взаимодействие конечного и бесконечного происходит следующим образом: ИСТИННО бесконечное – независимо, самостоятельно существует, абсолютно, конечное СНИМАЕТСЯ в бесконечном. Бесконечное поглощает конечное в себе, но оставляет его как моменты, само же оно остается и продолжает быть активным и положительным. Бесконечное не притупляется о конечное и не теряет свои свойства как калий в реакции с кислотой, оно сохраняет себя. Отрицание отрицания не есть нейтрализация: бесконечное есть положительное и только конечное есть снятое. Истинно бесконечное и конечное не представляют собой МНИМОГО единства. В истинно бесконечном конечное становится его необходимой частью. Итак, наличное бытие прошло полный круг, начав с бытия как такового, и через свои конечные определения осуществило восхождение к истинно бесконечному в себе, как показано на рис. Последующие определения связаны с развертыванием для себя бытия как истинно бесконечного в нечто (объекте, системе, организации и пр.) Рис. 2.10. Метатреугольник – развертывание наличного бытия Для себя бытие § 96 – 98. Когда нечто созревает и способно себя полностью отделять от другого, но и сохранять себя, не превращаясь в другое, то это подводит нас к понятию "Для себя бытия". Для себя бытие как отношение с самим собой есть НЕПОСРЕДСТВЕННОСТЬ, а как отношение отрицательного с самим собой оно естьДля себя сущее, ЕДИНОЕ, ОДНО (ЦЕЛЬНОЕ) – то, что в самом себе не имеет различий (противоречий) и, следовательно, ИСКЛЮЧАЕТ ДРУГОЕ из себя. С понятием «Для себя бытия» определяется полная состоятельность и завершенность, целостность, тотальность какого-либо предмета, вещи, процесса, и даже человека, тем более фирмы. Для себя бытие есть: … завершенное качество; … определено, но не есть более конечная определенность, нечто в его отличии от другого, но есть бесконечная определенность, содержащая в себе различие как снятое. Предметы и образования, не имеющие субъективности внутри себя, не живые не доходят до такой действительности. Предметы природы не доходят до свободного для себя бытия, а ограниченные наличным бытием суть всегда лишь бытие для другого. В отличие от природных явлений, неосознанных движений, что тоже очень близко для нашего рассмотрения, для себя бытие подходит к понятию идеальности, как некой идеи, которая есть в предмете и для себя бытие должно следовать ему: ИДЕАЛЬНОСТЬ, которая есть истина реальности, т.е. что реальность положенная как то, что она есть в себе, сама оказывается (истинной) идеальностью. Следует различать пустую идеальность от конкретной идеальности. Идеальность обладает содержанием, лишь будучи идеальностью чего-то. Например: Природа (единичное) не есть застывшее и завершенное «для себя», которое могло бы существовать и без духа (всеобщего, целого), но лишь в духе (целом) достигает она своей цели и своей истины и точно также дух (целое), в свою очередь, не есть лишь абстрактное, потустороннее природы (единичного), а есть таковой лишь постольку, поскольку он содержит в себе природу как снятую. Внутри любого предмета формируется отношение внутри себя, которое может стать и отрицательным и положительным. Отношение отрицательного рождает отталкивание. ОТТАЛКИВАНИЕ Отношение отрицательного с собой есть …ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ отношение, … есть, следовательно, отличение единого от самого себя; … ОТТАЛКИВАНИЕ одного, т.е. полагание МНОГИХ ОДНИХ; … эти и другие суть СУЩИЕ, и отталкивание одного становится, поэтому их отталкиванием ДРУГ ДРУГА как наличного, иначе говоря, становится их взаимным ИСКЛЮЧЕНИЕМ друг друга. … Для себя сущее одно есть отношение, но не с другим подобно нечто, а как единство нечто и другого. … есть отношение с самим собой и это отношение есть отрицательное отношение. Действительно, любим ли или не любим мы конкурентов "братской любовью", но без них не обойдешься и попадешь под антимонопольное законодательство… Таким образом, одно оказывается совершенно несовместимым с собой, отталкивает от себя само себя и то, чем оно себя полагает, есть МНОГОЕ. Или другими словами: одно образует предпосылку многих. Мы, часто добившись успеха в одном бизнес-формате, стараемся перенести это ОДНО решение на другие бизнесы, МНОГИХ заказчиков, транслировать на другие рынки и т.п. Но: Единое нельзя считать одним среди многих. Соотношение единого с одним в процессе самоопределения (процесса формирования «для себя бытия») полагается следующим образом: Эту сторону в процессе для себя бытия можно обозначить как ОТТАЛКИВАНИЕ. …Говорят, что материя, будучи многим, в каждом из этих многих ОДНИХ ведет себя как исключающая все остальное, но не следует понимать, что одно есть ОТТАЛКИВАЮЩЕЕ, а многие ОТТАЛКИВАЕМЫ, скорее:Единое исключает себя из себя самого и полагает себя как многое, но каждое из этих многих само есть единое и поскольку оно ведет себя как таковое, то это всестороннее отталкивание переходит в свою противоположность, в ПРИТЯЖЕНИЕ. Прямо от отталкивания как первого момента мы перешли в ПРИТЯЖЕНИЕ, как ко второму моменту ЕДИНОГО. Думается, что каждый из нас найдет множество примеров, когда сначала отвергали что-либо, а потом, когда находили, что нечто,если будет служить только отталкиванию, приведет к потере более высокой целостности. Чтобы что-то осталось единым, всестороннее отталкивание должно породить притяжение. Ведь: Каждое из этих многих есть то же самое, что и другие многие, каждое есть одно или же единое во многом, они, поэтому тождественны. Или, если рассматривать отталкивание в нем самом, то оно как отрицательная ПОЗИЦИЯ многих одних относительно друг друга есть столь же существенным образом их ОТНОШЕНИЕ друг к другу; и т.к. те, с которым соотносится единое в своем отталкивании, суть одни,то оно соотносится в них с самим собою. Отталкивание есть, поэтому столь же НЕОБХОДИМО притяжение и исключающее одно, или для себя бытие, снимает себя. Пройдя этапы отталкивания и притяжения, мы могли бы попасть в дурную бесконечность бесконечного прогресса их смены между собой. Однако их истина состоит в том, что они полагают переход в следующую категорию – КОЛИЧЕСТВО. Качественная определенность, которая достигла в одном своего в себе и для себя определенного бытия, перешла, таким образом, в определенность как СНЯТУЮ, т.е. в бытие как КОЛИЧЕСТВО. Хотя мы и установили, что дальнейшее определение бытия дало многих, которые через силу отталкивания родили силу притяжения и дали возможность определить качество полностью, тем самым основав категорию «Количества», но между ними нет еще взаимоотношения, т.е. они рядоположны и равнодушны друг другу. Постановка рядом с силой отталкивания силы притяжения ЗАВЕРШАЕТ противоположность, но не устанавливает взаимоотношения притяжения и отталкивания, того, что составляет конкретность и истину… При этом, будучи в чем-то едином, отношение между многим единичным не может быть случайным. Отношение многих друг с другом не случайно, а имеет свое основание в них самих. Вернемся к оценке рассудочного мышления, который останавливается перед этой непреодолимой границей: многие различны, т.к. сами суть есть всеобщи. Рассудок считает качество и количество двумя самостоятельными рядоположными определениями и поэтому утверждает: вещи определены не только качественно, но ТАКЖЕ и количественно. Но количество есть … снятое качество через диалектику качества. Мы имеем сначала БЫТИЕ и его истиной оказалось СТАНОВЛЕНИЕ; (оно) образовало переход к НАЛИЧНОМУ БЫТИЮ, истина которого заключается в ИЗМЕНЕНИИ. Но изменение обнаружило в своем результате не свободу от отношения с другим и от перехода в другое ДЛЯ СЕБЯ БЫТИЕ, и наконец, это для себя бытие оказалось в обеих сторонах своего процесса в ОТТАЛКИВАНИИ и ПРИТЯЖЕНИИ, снятием самого себя, и, следовательно, снятием качества вообще в тотальности его моментов. Рис. 2.11. Для себя бытие Качественная определенность, дойдя до ступени «многих», сняла себя в КОЛИЧЕСТВЕ, но, не исчезнув при этом: Снятое качество не есть ни абстрактное ничто, ни лишенное определений бытие, а есть лишь безразличное к определенности бытие, выступающее в сознании как КОЛИЧЕСТВО. КОММЕНТАРИИ Итак, с помощью категорий сферы качества мы, во-первых, фиксируем чистое бытие. Во-вторых, находим в наличном бытии нечто и иное. В-третьих, отличаем их друг от друга и переходим к категории для-себя-бытия нечто. Категория для-себя-бытия даёт нам определения одно, другое, многие, которые переводят нас в сферу определений количества, хотя сами ещё относятся к сфере качества. Следовательно, обнаруживая предметы наличного мира посредством категорий качества, мы в итоге приходим к необходимости использования категорий количества. Общая схема движения по определениям качества показана ниже. Рис. 2.12. Диалектическая линия развития определений качества Подведем некоторые итоги. Линия диалектических переходов качества в системе будет выглядеть следующим образом: Долженствование бытия (системы) в своем истинном движении через свою противоположность в Ничто осуществляет Становление. В этот момент то, что должно стать системой, то возникает, то исчезает и остается преходящим. Но его истина – изменение, рождающее переход к Наличному бытию. Изменение дало свободу от отношений с Другим и создало основу для завершенности, когда Нечто начинает служить Иному. Следующее движение – это рост Внутреннего в противовес Внешнему Иному и создание Для себя бытия. Завершенность и тотальность круга своих определений Для себя бытия полагает Отталкивание и Притяжение. Благодаря им, оно сняло самого себя и качества вообще в его завершенности (тотальности своих моментов). Рис. 2.13. Метатреугольник движения понятий качества Пройдя этапы отталкивания и притяжения, мы могли бы попасть в дурную бесконечность бесконечного прогресса их смены между собой. Однако их истина состоит в том, что они полагают переход в следующую категорию – КОЛИЧЕСТВО. Этим завершается линия развития качества в системе. 2.2. Количество § 99 – 106. Восходящими ступенями постижения количества являются определения: а) чистого количества, б) определённого количества в) количественного отношения. Рис. 2.14. Количество Указанные категории количества соответствуют уже рассмотренным здесь категориям качества: чистое количество – чистому бытию, определённое количество – наличному бытию, количественные отношения – для-себя-бытию. Взятое как множество, качество начинает свое движение в сторону количества, где его роль постепенно уменьшается и заменяется количественными характеристиками. В своем постоянном обновлении они формируют цикл, где качество объекта максимально соответствует его количественным характеристикам и формируя цикл, рис. 2.15. Рис. 2.15. Взаимосвязь количества и качества в динамике В дальнейшем эта область будет ключевой для образования определений меры объекта. Рис. 2.16. Переход качества в количество с появлением оптимальных областей Начиная от чистого количества, с минимальных определений, количественные определения достигают максимума, также происходит и изменение качественных определений. Одновременно формируются их оптимальные сочетания как по количеству, так и по качеству. Далее мы рассмотрим, как происходит образование количественных определений. А. Чистое количество § 99-100. Также как и для качественной определенности, количественная определенность начинается с чистого бытия. КОЛИЧЕСТВО есть чистое бытие, в котором определенность уже не тождественна с бытием, а СНЯТА им, т.е. безразлична. … есть определенное, положенное как ИЗМЕНЧИВОЕ и БЕЗРАЗЛИЧНОЕ, так, что, несмотря на ее изменение, на увеличение ПРОТЯЖЕНИЯ или НАПРЯЖЕНИЯ, вещь, (например, дом, красный цвет, отдел, компания) не перестает быть домом или красным цветом. Продолжим: или отделом или фирмой. … есть основное определение абсолютного, (всеобщего), когда последнее понимается так, что в нем, как в абсолютно индифферентном, всякое различие лишь количественно. Другими словами в количестве полагается не только определенность фирмы, но и ее количественные характеристики. Например, определенность каждой отдельной фирмы снята в сумме фирм, образующих определенный рынок. Добавление других отдельных фирм, работающих на определенном рынке, уже не приводит к изменению определенности и качества этого рынка. Роль количественных определений отличается в зависимости от того, какую сферу мы рассматриваем. В природе количество играет большую роль, чем в мире духа, но в пределах природы, в неорганической природе значение количества больше, чем в органической. В сравнении между механикой, физикой и химией, механика и шагу не может ступить без математики. Однако Гегель нас предостерегает, что и количество имеет свои границы. …поиски всех различий предметного только в количественном… есть предрассудок.Животное есть нечто большее, чем растение, но… остановившись на таких различиях как «больше» или «меньше» мы не пойдем дальше и не поймем их в их своеобразии, в их качественной определенности. Движение категории количества развивается в направлении различения между дискретной и непрерывной величиной. Известная проблема разницы между ДИСКРЕТНОЙ И НЕПРЕРЫВНОЙ ВЕЛИЧИНОЙ в количественном определена Гегелем следующим образом: Количество, взятое в определении положенного притяжением равенства с самим собой, есть НЕПРЕРЫВНАЯ величина, а взятое в другом, содержащимся в нем определении одного (отталкивания) оно – ДИСКРЕТНАЯ величина. К примеру, деление пространства на точки и отрезки возможно, только исходя из предпосылки ДИСКРЕТНОСТИ пространства. Говорят, что пространство рынка – непрерывная величина, а работающие в нем 100 компаний – дискретная величина, но деление пространства на «рынки» и"точки" – компании – возможны только при его дискретности, а «непрерывность» 100 компаний состоит в общем им всем роде «компания», который проходит сквозь всех этих отдельных компаний и связывает их друг с другом.Количество раскрывается в непрерывности (например, одного и того же профиля многих фирм, работающих на одном рынке) и, одновременно их дискретности (как их определенного места на рынке). Единство непрерывности и дискретности даёт нам определение ограничения. Наличие границы превращает чистое количество в определённое количество. Переход от количества к конкретному количеству состоит в рождении ЕДИНИЦЫ. Но первое количество также и дискретно, ибо оно есть лишь непрерывность МНОГОГО, а второе также и непрерывно, и его непрерывность есть одно, как ТОЖДЕСТВЕННОЕ многих одних, как ЕДИНИЦА. Определенное количество § 101-104. Одно нечто, взятое в пределах своих границ, представляет собой единицу. Другое нечто – другую единицу. Следующее нечто – третью единицу. Четвёртое, пятое, шестое нечто и т.д. – все суть единицы. Их бесконечный ряд представляет собой множество. Если определения одно и многое принадлежат ещё сфере качества, то определения единица и множество принадлежат уже сфере определений количества. Единица, единица, единица, ед., ед., ., ., ., множество. Некоторое количество единиц, исключающее из себя другое количество единиц, является ограниченным количеством. Как определённое границей оно становится определённым количеством или величиной. Перейдя к единице, мы установили полную определенность количества, как «сконденсировавшейся» в значительно большую определенность, чем чистое количество. ОПРЕДЕЛЕННОЕ КОЛИЧЕСТВО – это количество, положенное с содержащейся в нем определенностью, исключающей все прочие. Определение количества проходит свои стадии развития и соответствует следующим категориям: Наличное бытие количества есть QUANTUM, бытие соответствует чистому количеству, для себя бытие соответствует степени. Первый переход – переход в QUANTUM. Что же касается перехода от чистого количества к определенному количеству, то он имеет свое основание в том, что в то время как в чистом количестве различие как различие между непрерывностью и дискретностью имеется лишь в себе, в определенном количестве, это различие, напротив, положено… и так, что отныне количество вообще выступает как различенное или ограниченное. Величина содержит в себе единство моментов дискретности и непрерывности. Как дискретная величина она является некоторым множеством единиц. А как непрерывная величина она является их монолитным единством. Величина, следовательно: а) охватывает собой некоторое количество своих единиц, б) как квант (как их единство) исключает из себя все другие единицы. Величина, определённая через единство этих моментов, становится числом. Различенное внутри себя количество ставит многие единицы в один ряд и должно определяться с точки зрения многого, но сохраняя себя как единицу. А это является числом: … Но этим самым определенное количество распадается на неопределенное множество определенных величин. Каждая из них, как отличная от других, образует единство, которое, взятое для себя есть многое. Таким образом, определенное количество определено как ЧИСЛО. Переход в ЧИСЛО является следствием единения и снятия в едином множества со стороны дискретности и единства единиц со стороны непрерывности. ЧИСЛО, как полная определенность определенного количества своим моментом имеет единицу и содержит в себе свои качественные моменты: МНОЖЕСТВО – со стороны момента дискретности (числа) ЕДИНСТВО – со стороны момента непрерывности Число есть множество единичек, но число есть и единство единичек. Теперь, когда есть возможность создавать определенные количества, можно сказать, что этим полагается и возможность арифметических исчислений. Формы арифметического исчисления даются как случайные действия над числами. Но, если есть смысл и необходимость в этих действиях, то он заключается в некоем принципе, который может лежать лишь в тех определениях, которые содержатся в самом понятии числа. Определение числа есть определенное множество и единство, а само число есть единство их обоих. Но единство в применении к эмпирическим числам есть только их РАВЕНСТВО; таким образом, принцип арифметических действий должен состоять в том, что числа ставятся в отношение единства и определенного множества и устанавливается равенство этих определений.К примеру, это означает, что считать можно только то, что отвечает категориям множества и единства и дает возможность устанавливать их равенство и различие. Т.к. сами единицы или числа безразличны друг к другу, то их единство, в которое они приводятся, имеет видимость внешнего сочетания. Исчислять – значит, поэтому вообще СЧИТАТЬ и различие способов арифметических действий, исчисления зависят только от качественного характера чисел, а принципом его (характера) являются определения единства и множества. Исчисление есть и способ НУМЕРАЦИИ. НУМЕРАЦИЯ – первое действие, составление числа вообще, сочетание скольких угодно единиц. Но арифметическое действие сочетает не только единицы, но и составленные из них числа. Из множества неопределенных числе, их разбиение дает возможность их исчислять. Первым действием является сложение как их первоначальное единение, создающее множество. Числа НЕПОСРЕДСТВЕННО И СНАЧАЛА – суть совершенно неопределенность числа вообще; они, поэтому вообще неравны, их сочетание или исчисление есть СЛОЖЕНИЕ. Сочетание равных чисел создает арифметическое действие умножения. Ближайшее за этим определение состоит в том, что числа вообще РАВНЫ, они, следовательно, составляют одно единство и имеется определенное МНОЖЕСТВО таких чисел: исчисление таких чисел есть УМНОЖЕНИЕ, причем безразлично, как между сомножителями распределяются определенное множество и единство, какой из них принимается за определенное множество, а какой за единство. Сочетание определенных множеств дает арифметическое действие еще более высокого уровня – возведение в степень. Единичность, ставшая сочетаемым определенным множеством, завершает круг и становится последней операцией количественного. ТРЕТЬЮ определенность представляет собой РАВЕНСТВО определенного множества и единства. Сочетание определенных так чисел есть ВОЗВЕДЕНИЕ В СТЕПЕНЬ, в квадрат. Т.к. в третьем определении достигнуто полнейшее равенство единственного имеющегося различия (множества и единства), то не может быть больше арифметических действий, чем эти три. Сочетанию чисел соответствует и разложение чисел по тем же определенностям. Поэтому существует также и ТРИ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЯ. За счёт действия нумерации мы обособляем некоторое количество единиц от множества и определяем их единство числом. Посредством действий сложения и вычитания мы сравниваем определяемые числом количества друг с другом. При умножении и делении мы возвращаем числа множеству, из которого они были ранее взяты. Степень § 105-106. Возведение в степень определила возможность развертывания этого понятия вглубь, в сочетании качественного и количественного. Одна и та же величина может рассматриваться: а) как экстенсивная величина и б) как интенсивная величина. Эти определения отличаются между собой тем, что экстенсивная определённость величины имеет свою численность вовне себя, а интенсивная определённость величины – внутри себя. ГРАНИЦА тождества с самим определенным количеством как целым; как многообразие В СЕБЕ – она есть ЭКСТЕНСИВНАЯ ВЕЛИЧИНА, как в себе ПРОСТАЯ определенность она есть ИНТЕНСИВНАЯ величина, или СТЕПЕНЬ. Т.е. в себе граница экстенсивна, а рассматриваемая со стороны – интенсивна. Так, одно и то же количество некоего свойства достигается разным количеством материала (экстенсивность) и одно и тоже количество материала дает разные свойства (интенсивность).Наиболее простой пример – производительность – экстенсивная величина, характеризующая ее абсолютные параметры для внешнего оценивания и КПД – интенсивная величина, как соотношение параметров эффективности внутри системы. Отличие дискретных и непрерывных величин от интенсивных и экстенсивных состоит в том, что первые относятся к количеству ВООБЩЕ, а вторые к ГРАНИЦЕ или определенности количества как таковой. Экстенсивная и интенсивная величины взаимосвязаны и взаимно обуславливают друг друга. Их единство даёт нам определение порядка или уровня величины или в конкретных проявлениях – напряженность, градус, степень накала. Каждая интенсивная величина также и экстенсивна и наоборот. Например, известная степень температуры есть интенсивная величина, которой, как таковой соответствует совершенно простое ощущение; если же мы обратимся к термометру, то найдем, что этой степени температуры соответствует определенное расширение ртутного столбика и эта экстенсивная величина изменяется вместе с температурой как интенсивной величиной.Также и в области духа: более интенсивный характер простирает свое действие дальше, чем менее интенсивный. Также и в области управления. Более энергичная фирма добивается большего. А вот интересный пример из материаловедения. Степень в кристаллической решетке – это стехиометричность соотношений или же определенность объемов (тип решетки ГЦК, ОЦК и т.п.) или же ее регулярность. Еще пример. Проектируя сооружение объекта, определяют его сметную стоимость. Эта стоимость распределяется по всему циклу работ: а) стоимость проектных работ, б) стоимость возведения фундаментов, в) возведения вертикальных конструкций, г) сооружения крыши, д) отделочных работ, и т.д. Последовательность этих работ представляет собой порядок поэтапного нарастания экстенсивной величины стоимости строительства. Но будет ли этот порядок приведён в действие, и если да, то насколько он будет осуществлён, зависит от реального финансирования хода строительства, т.е., от порядка интенсивного нарастания величины стоимости строительства объекта. Без определенного количества не может быть степени. В степени определенное количество ПОЛОЖЕНО. При этом степень полностью зависит от других величин. СТЕПЕНЬ есть: … величина, безразличная для себя, так, что ту определенность, которая делает ее определенным количеством, она находит всецело ВНЕ СЕБЯ, в других величинах. Например, степень температуры дается в ощущении. Степень совершенства управления находится в качестве организационной структуры и т.п. В этом противоречии, что граница определенного качества есть внешнее ему, положен БЕСКОНЕЧНЫЙ количественный прогресс – выхождение за пределы только что положенного определенного количества. При этом зарождается переход в дурную бесконечность. Бесконечный количественный прогресс есть… повторение одного и того же противоречия (без мысли) и (сначала) вообще определенного количества, а (затем) и положенного в своей определенности, которая есть степень. Степень возвращает нас к качеству. Свойство определенного количества БЫТЬ ВНЕШНИМ самому себе в пределах своей границы определенности составляет его КАЧЕСТВО. Так, положенное определенное количество есть количественное ОТНОШЕНИЕ – определенность, являющаяся показателем отношения, и вместе с тем является определенным количеством, сколь и ОПОСРЕДСТВОВАНИЕМ, а именно ОТНОШЕНИЕМ какого-либо определенного количества с другим определенным количеством. Почему? Здесь число определяется числом и это образует КОЛИЧЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ. Если мы говорим, например, что 2\4, то мы здесь имеем две величины, которые имеют значение лишь в их взаимном отношении друг к другу. Но это отношение (показатель отношения) само в свою очередь есть величина, отличающаяся от соотнесенных друг к другу величин тем, что с ее изменением изменяется и само соотношение, независимо от изменения своих двух сторон, пока не изменится показатель. Поэтому можно вместо 2\4 поставить 1\2 или 3\6 и отношение не изменится, поскольку показатель 2 остается тем же самым. КОММЕНТАРИИ Таким образом, действие по возведению в степень и извлечению корня раскрывает способность величин к самоувеличению и самоуменьшению. В степенном отношении величина относится уже только к себе самой и определяет самою себя, без какого-либо участия других величин. А раз так, то, следовательно, находясь на ступени степенного отношения, мы оставляем все другие величины в стороне и сосредотачиваем теперь своё внимание только на какой-то одной величине. Подобно тому, как на ступени для-себя-бытия качества мы пришли к определению нечто, как исключающему из себя всё иное, так и теперь, на ступени степенного отношения количества, мы пришли только к одной величине, исключающей из себя все другие величины. Дойдя до крайней степени количества, определив его как определенное количество, и соотнеся с другими определенностями, выходящими за его пределы, (определив тем самым его границы), необходимо внести эту завершающую стадию количества в новую категорию и соотнести с его началом – качеством в МЕРЕ. В количестве мы имеем такое изменчивое, которое, несмотря на свое изменение, остается тем же самым, и тем отличается от изменчивого наличного бытия. Это противоречие количества составляет его диалектику…, результатом которой есть не просто возвращение к качеству, а единство и истина их обоих, КАЧЕСТВЕННОЕ КОЛИЧЕСТВО или МЕРА. Поскольку в степенном отношении одна величина исключает из себя все другие величины, постольку здесь подразумевается уже наличие у неё качественной определённости, но только подразумевается и не более того. Иначе говоря, степенное отношение величины предполагает, что она является величиной какого-то определённого нечто. В этом нечто единство экстенсивной и интенсивной определённости величины становится теперь единством его качественной и количественной определённости. Экстенсивное определение величины нечто (некоторого предмета) устанавливает теперь границу его качества, а интенсивное определение его величины – границу его количества. Переход в меру произошел через: – Качественность. – Через соотнесение с определенным количеством. Занимаясь количественными определениями, мы уже на самом деле имеем целью такого рассмотрения меру, например, измеряя длину колеблющихся струн, имеем в виду соответствующие различиям длины качественное различие звуков.В химии количество соединяемых веществ служит основой для определения качеств. Добавим и примеры из близких отраслей. Возьмем, например, кристаллографию или материаловедение.Определенность химического состава с вредными и полезными примесями, полагаемого как совокупность атомов, единых (дискретность) и множественным (непрерывность) в то же время, соотносимых друг с другом и имеющих определенность такого соотношения (стехиометрия, трансляционность, регулярность и т.п.) приводит к МЕРЕ состава (качества) и его количества (в виде соотнесенности между собой). Общая линия развития определений количества сведена нами воедино и приведена ниже: Рис. 2.17. Диалектическая линия развития определений количества Итак, количественные определения прошли полный круг от чистого количества – через определенное количество и достигли своего завершения в степени. Этим завершается круг количественных определений и знаменуется переход обоих категорий – качественного и количественного в меру. Мера § 107. Определим понятие меры: Мера – это качественно определённое количество или количественно определённое качество. Ступени определений меры: – специфицированное количество; – специфическая мера; – реальная мера. Рис.2.18. Мера Мера есть определенное количество, с которым связано некое наличное бытие или качество, … есть непосредственное определенное количество, … есть завершенное бытие, достигающее самоопределения, завершенности (в мере). И подтвердим примерами:Все человеческое: богатство, честь, могущество, радость, печаль имеют свою меру, превышение которой приводит к разрушению и гибели.В неорганической природе мера как бы отступает на задний план, ибо во многих случаях существующее качественные и количественные определения обнаруживают свое безразличие друг к другу. Качества скалы или реки не связаны с определенной величиной.Но при более глубоком химическом исследовании отдельные их составляющие части оказываются качествами, обусловленными количественными соотношениями веществ, содержащимися в них.В органической природе разные виды животных и растений имеют известную меру, как в целом, так и в своих отдельных частях.Менее совершенные органические создания, ближе стоящие к неорганике, отличаются от вышестоящих большей неопределенностью их меры. Так, например, находимые среди окаменелостей одни моллюски можно разглядеть только через микроскоп, а другие имеют величину в экипажное колесо.Другими словами, разные количества при одной и той же определенности качества формируют и различную меру. Мера имеет свои собственные соотношения, как необходимый момент дальнейшего определения: Имеющееся в мере тождество качества и количества есть пока лишь В СЕБЕ, но оно еще НЕ ПОЛОЖЕНО. Это означает,что каждое из этих двух определений (качества и количества) проявляется также и для себя, так что количественные определения наличного бытия могут изменяться без изменений качества, а с другой стороны это безразличное возрастание и уменьшение имеет свою границу, переход которой изменяет качество. Примеры.Физика. Температура воды сначала не оказывает влияния на ее жидкое состояние, но затем при возрастании или уменьшении температуры достигается точка, где состояние качественно изменяется и вода переходит в пар или в лед. Биология. Прибавление ОДНОГО единичного зерна может создать кучу, также как и, вырвав всего один волос, можно оголить хвост лошади. Техника. Мера на атомном уровне выступает как степень изменения, например ГЦК, (ОЦК) решетки в зависимости от непрерывности изменения электронной концентрации с изменением температуры. Мера на остальных уровнях выступает как граница множественности единых атомов химического состава металла (вакансии, дислокации, границы зерна). Экономика. Преступая меру, правильные расходы могут превратиться в скудость или расточительность. Право. Конституция маленького швейцарского кантона не годится для великой империи. Дальнейшее определение в своем развитии мера находит в категории БЕЗМЕРНОГО: БЕЗМЕРНОСТЬ есть, прежде всего, выход меры в силу ее количественной природы за пределы своей качественной определенности. Но этим отрицается не качество вообще, а лишь то определенное качество, место которого тотчас занимает другое качество. Продолжаем примером из металловедения. Повышение содержания легирующих элементов изменяет структуру стали и меняет совокупность ее структур, например, для железоникелевых сплавов с ростом содержания никеля перлит переходит в сорбит и троостит, и далее при превышении определенной меры количества никеля мартенсит переходит в аустенит. С точки зрения жизни компаний, это явление БЕЗМЕРНОСТИ также можно легко увидеть. Мечты отдела маркетинга о бесконечных возможностях производства по выполнению индивидуальных заказов разбиваются об узловую меру истинных возможностей производства, которые могут быть ориентированы только на определенную серийность. Т.к. это другое количественное отношение, которое в сравнении с первым безмерно, тем не менее, также и качественно и безмерное также есть мера. Для полноты анализа необходимо определить в этом переходе отношения непосредственности и опосредованности. В этом процессе перехода в безмерное НЕПОСРЕДСТВЕННОСТЬ меры как таковой где сами качество и количество суть сначала НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ (самостоятельные, единичные) и где мера есть их ОТНОСИТЕЛЬНОЕ ТОЖДЕСТВО – снимается. Мера снимается в безмерном, но и приходит к САМОЙ СЕБЕ, ибо безмерное хоть и есть ее отрицание, вместе с тем само есть единство качества и количества. Пример из металловедения: замена одной структуры другой снимает меру одной (определенность качеств одной структуры), но и рождает ее в соотнесении со старой структурой, старой мерой, и давая непосредственно новую меру. Ведь без старого соотношения химического состава рождение новой структуры было бы невозможно. В таком рассмотрении мера сплава зиждется на изменении химического состава и типа кристаллической решетки, их взаимосвязи и противоречиях. Кстати, полиморфизм не вписывается в диаграммы состояния или, во всяком случае, не полностью их объясняет. Но это означает, что он является следствием более высокой сущности, чем ограниченная форма диаграмм состояния сплавов. В терминах логики: Бесконечное… имеет теперь своими сторонами качество и количество вместо прежних более абстрактных сторон: бытия и ничто, нечто и другого, т.е. а) существует их взаимопереход, причем оба они суть ОТРИЦАНИЕ. б) в их единстве (мере) они отличны сначала друг от друга и одно опосредует другое. в) после того, как непосредственность этого единства оказалась снимающей себя (в безмерности), то это единство ПОЛОЖЕНО теперь тем, что оно есть В СЕБЕ, простым отношением с собой, которое содержит в себе самом бытие вообще и его формы как моменты. Специфицированное количество § 107– 108. Количественная определённость получает свою специфику благодаря добавлению к ней качественной определённости. В определении специфицированного количества мы имеем простое соединение некоторого количества с определённым качеством: 30 сотрудников, 25 единиц товара, 1000 коробок в партии. Специфицированное количество уже представляет собой некоторую меру, но его мерность имеет ещё внешний и произвольный характер, поскольку определяется оно путём простого соединения наименования некоторого предмета с некоторым числом, что часто приводит к несуразностям, например, "съем миллион шоколадок". Несмотря на всю кажущуюся произвольность определения специфицированного количества, оно, однако, обнаруживает в себе некоторую устойчивость своих сторон. Через обнаружение имманентного единства количества с качеством мы переходим от определения специфицированного количества к определению специфической меры. Происходит это согласно хорошо всем знакомому правилу, при котором некоторое изменение количественной стороны предмета сначала не ведёт к изменению его качества, однако дальнейшее изменение его количественной определённости приводит и к изменению его качества, в форме ликвидации (прекращения) его бытия. Именно это правило обнаруживает то, что в пределах специфицированного количества имеет место быть мера. Например, на практике вылова рыбы устанавливают ежегодные квоты. В этом примере (квоты) можно исходить из определения специфического (произвольного) количества, изменение которого приводит нас к определению специфической меры. Такие изменения на первый взгляд представляются чисто количественными, но в итоге они обнаруживают как раз обратное: имманентное единство количественной и качественной определённости, благодаря чему мы находим в своём мышлении определение меры. Согласно этому правилу в реальной мере имеет место соотношение её сторон и специфическое в ней есть показатель этого соотношения. Специфическая мера § 109. Специфическая мера представляет собой имманентное единство качественной и количественной определённости предмета, где и качество и количество – каждое в своей противоположности – выступают как меры и позволяют объединить их новым понятием. Можно сказать: 300 станков, но называться это будет уже цехом, можно сказать: два сапога, а можно иначе: пара обуви. При этом важно, что здесь обе величины определены одной природой своего качества. То, что в данной книге 300 страниц – это мера количества. Но то, что все эти 300 страниц принадлежат именно этой книге – это мера качества. Их единство даёт то, что называется книгой. И лишь только соединение обоих этих мер образуют книгу, как специфически самостоятельную меру. Если процедура определения специфического количества принадлежит ещё делу логики, то процедура определения меры диктуется уже реальностью, т.е. она принадлежит логике самого дела. Иначе говоря, установление меры чего-либо не есть акт нашего субъективного произвола. Мера определяется объективным положением дел в мире, реальными факторами (от лат. factor – делающий, производящий). Реальная мера § 109а-111. В реальной мере мы находим: во-первых, специфически самостоятельные меры, во-вторых, их соотношение друг с другом в виде узловой линии мер, в-третьих, снятие их различия и переход к определению абсолютной неразличённости. Узловая линия мер вырастает из взаимодействия качественного и количественного в субстрате, как показано на рис. 2.19. Рис. 2.19. Переходы качественного в количественное с образованием узловой линии мер Качество 1 насыщается в фазе 1 количественными характеристиками, пока не достигает своего оптимума, а затем начинает угасать. Здесь количественные характеристики объекта максимальны, тогда как качественные минимальны и уязвимы. В момент, когда количественные характеристики достигли своего максимума, выступает до этого находящееся в себе и дремавшее новое качество 2, которое заставляет систему двигаться дальше из состояния его деградации. Происходит диалектический переход качества в новое более высокое потенциальное состояние с образованием ступени качества и переходом его к состоянию качества 2. Этот процесс может продолжаться до того момента, пока круг возможных качественных определений не завершит свой полный круг. Многочисленные изменения и большое число фаз развития конкретного субстрата (объекта, системы и пр.) говорят о том, что узлы на линии мер формируются много раз, однако, при этом остаются одним и тем же. В одном и том же субстрате мы имеем различные специфически самостоятельные меры. Самостоятельные меры, которые соотносятся друг с другом, обнаруживают свою специфику через соотношение друг с другом. Например, "слесарь – ремонтный участок – цех – завод – компания".Это ничто иное как пример системного подхода с его внутренней иерархией и взаимозависимостью между ними. Такова же иерархия структур, иерархия власти и пр. Например, от 2-х до 10-ти фирм могут образоватьсегмент рынкакак самостоятельную меру. От 10 до 1000 компаний составляют рынок как самостоятельную меру. Известное число географически распределенных рынков образуют международный рынок, как единую меру. Все количество таких рынков составляют весь данный рынок как предельную меру своих мер или реальную меру. Таким образом, реальная мера содержит в себе множество специфически самостоятельных мер, соотношение которых образует узловую линию отношений специфически самостоятельных мер. Узловая линия мер распадается в себе на интенсивную линию мер и на экстенсивную линию мер. Обе линии взаимно опосредствованы друг другом, поскольку нарастание узлов на интенсивной линии мер даёт в итоге наличие узлов на экстенсивной линии мер. Например, вот как можно представить последовательность нарастания узлов на экстенсивной линии мер потребностей человека: "человек – семья – поселение – область – страна – регион – человечество". В основе существования каждого узла потребностей лежит свой специфический фактор: – человек – биологическая индивидуальность, – семья – кровнородственные узы, – город (поселение) – экуменический фактор, – область – территориально-административный фактор, – страна (республика) – национальный фактор, – регион мира – религиозный или расово-этнический фактор, – человечество – тотальность, снимающая собой все особенные факторы. Конечно, в реальной жизни указанные факторы отчасти меняются местами и несколько иначе сочетаются между собой, но общая последовательность реальных узлов на экстенсивной линии мер развития потребностей будет соответствовать приведённой схеме.Если теперь рассмотреть динамику нарастания узлов на интенсивной линии мер потребностей человечества, то получим близкую картину. Начало возникновения потребностей будет вестись с момента появления биологического человека. Затем это будут потребности семей, далее общин и городов и империй. Сопоставив обе линии, мы без труда обнаружим, что узлы на интенсивной линии мер потребностей человечества в целом совпадают с узлами на его экстенсивной линии мер. Здесь следует заметить, что анализ узловой линии мер содержит в себе мощный эвристический потенциал, в частности, в деле изучения феномена человечества, и представляет собой поэтому весьма плодотворное направление исследования. Укажем некоторые моменты. КОММЕНТАРИИ В рамках учения об узловой линии мер можно найти рациональное обоснование необходимости образования империй в истории человечества и их последующего распада.Когда сильные государства или империи образовывали более развитые народы, тогда благодаря своему господству, они стягивали отсталые и разрозненные народности в один узел. Они являлись как бы функциональным центром, стягивающим вокруг себя подсистемы. В ходе своего расширения такие государства с одной стороны стимулировали входящие в них народы к более быстрому развитию, а с другой стороны самим фактом своего существования создавали на линии мер более общего порядка, например, совокупности европейских государств, глобальные торговые или военные союзы могут считаться узлами более высокого порядка. После распада таких государств или союзов освободившиеся народы без особого труда преобразовывались в самостоятельные и вполне жизнеспособные государства или их объединения, что является признаком момента восстановления промежуточных узлов на линии более общей меры. При этом на новом или достаточном для функционирования сохранялась дееспособность узла, основой которой было сильное ранее государство или империя. Инерция общей основы еще долгое время будет сохранять общую узловую линию мер конкретной совокупности. Со стороны этногенеза это выглядит также. Это переход из фазы пассионарности в фазу роста, акматическую, золотого века и пр. Она же сопровождается фазами богов, героев, торговцев, ученых и наконец, маргиналов. Примерно это часто можно увидеть в компаниях, представляющих собой целые империи. Еще пример. Сам факт распада СССР следует рассматривать, скорее, лишь как момент на пути дальнейшей гармонизации отношений между узлами на этой линии мер, а не как обретение права на абсолютное освобождение от неё. "Чтобы соединиться, нужно размежеваться" (В.И. Ленин), и в дальнейшем происходит переход в торговую фазу внутренних взаимоотношений. Например, продажа одной продуктовой линии другой или между материнской компанией своему офису по трансфертным ценам, не всегда выгодным. В тех случаях, когда империи образовывали более отсталые народы, они за счёт своего господства над более развитыми народами сами поднимались на более высокую ступень развития и вливались в уже существовавший узел на экстенсивной линии мер человечества. Таковым было татаро-монгольское нашествие.Однако они привносили и более связующую все народы, которую вбирала их империя на своем пути, сильную и жесткую связь, усиливающую узловую линию мер. Такая связь предотвращала ослабление распадение узловой линии и создавала предпосылки для включения новых узлов. Учение об узловой линии мер способствует пониманию, почему необратимо уничтожается культурное наследие прошлых эпох, как только внутреннее движение разрушает сложившуюся узловую линию мер. В какой-то степени при интенсивной величине радикализма это готовит ее революционным способом к вхождению в более высокий узел на линии мер человечества. Для фирм говорят, что резание по живому необходимо для лучшего соответствия рынку. Это также называют радикальными изменениями при управлении изменениями в компании, например, при банкротстве. Для того чтобы из пестрого ряда разрозненных объектов мог в дальнейшем сложиться их устойчивый союз (узел), способный к существованию на собственной основе, требовалось устранить их длительную обособленность и подвести их под некий общий знаменатель. Видимо, этим обстоятельством следует объяснять ту, кажущуюся чрезмерной, степень разрушений, которыми сопровождались все великие революции. Если нарастание степени целостности имеет необходимый характер, то, следовательно, и деструктивная функция революционных и радикальных изменений, во всей чрезмерности её проявления, должна быть признана необходимой. Учение об узловой линии мер позволяет по-иному взглянуть и на основополагающий принцип функционирования политической системы правового государства. Оппозиционность правящих партий обусловлена наличием противоположных направлений на узловой линии мер конкретного государства. Одни политические партии выражают интересы развития страны, направленные на утверждение её собственного узла и на сохранение её национального своеобразия и экономической самодостаточности. Противоположные им партии выражают интерес, направленный на интеграцию страны в боле высокий узел на линии их узловых мер, на большую открытость и на большее проникновение страны во внешний мир. Первые – это партии консервативного толка, вторые – те, которых принято называть социал-демократическими партиями. К примеру, в США – это партии республиканцев и демократов. В одних странах консервативный принцип имеет под собой национальную основу. В других странах, где национальный признак по каким-либо причинам неприемлем, за основу принимается господствующая религия. В третьих странах, многонациональный состав которых дополняется существованием различных религий, за основу берётся историческая традиция этих стран. Ну а в тех странах, где неприемлем ни национальный, ни религиозный признак, и у которых нет к тому же и своего глубокого исторического контекста, консервативный принцип реализует себя по признаку территориальной самостоятельности страны. Живые примеры мы найдем и в жизни компаний. Консерваторы всегда создают условия для закрытости, но при этом теряется развитие. Либералы создают условия для открытости, но при этом теряется, а иногда и полностью растворяется в более сильных воздействиях извне национальная идентичность. Узловая линия мер заканчивается определением реальной меры (меры мер) наличного бытия интересующего нас нечто. Определяя его реальную меру, мы при этом снимаем все специфические различия со всех самостоятельных мер, имеющих место внутри него, и делаем их неразличимыми. В итоге последним определением учения о бытии становится определение абсолютной неразличённости реальной меры наличного бытия интересующего нас нечто. Как в самом начале процедуры познания мы имели категорию чистого бытия, которая показывала нам мир лишь как серое размытое пятно, в котором ничего нельзя было разобрать, так и теперь, в финале учения о бытии, мы вновь имеем такую же абсолютную неразличённость, но относится она уже лишь только к той области реального мира, обнаружение меры наличного бытия которой стало положительным результатом всей проделанной здесь работы. Это очень похоже на то, когда мы рассматриваем функциональную стратегию – каждого отдела в отдельности, бизнес стратегию, стратегию бизнес единицы и корпоративную стратегию – как стратегию бизнеса в целом. В каждом из них теряются (снимаются) определенности каждого отдельного уровня, появляются свои модели и концепции развития, имеются свои определенности и методы воздействия. Но в корпоративной стратегии заключены и бизнес, и функциональная стратегии. Только в этом случае они могут быть реальными. В тоже время, и в функциональной стратегии, и в бизнес стратегии проявляются черты корпоративной стратегии. Но в данном абзаце показана первая составляющая – как бытие компании становится неразличимым в своих деталях, когда речь идет о компании в целом. Узловую линию мер можно показать как смену узлов количественного-качественного изменения на общей линии развития компании, как это представлено на рис. 2.20. Рис. 2.20. Узловая линия мер в организационных системах Накопление количественных изменений приводит к изменению качества, образуя точки разрешения основных противоречий этапа (узлы) за счет перехода в новую фазу развития, в котором проявляется новое более высокое по иерархии и по содержанию качество системы. Изменение количественных и качественных изменений в мере полностью соответствуют узловой линии мер и в управлении хорошо читаются на примере жизненного цикла организационной системы, товара и пр. Фазы ступенчатого цикла накопления качества и деградации системы через прохождение фаз рождения (чистого бытия) развития (становления) и начала деградации (читаемое через окончание части жизни Для себя бытия). рис.2.21. Этим замыкается круг узловых линий меры, соответствующих фазам жизни системы, рис. 2.21б). а) б) Рис. 2.21. Жизненный цикл системы а) фазы жизненного цикла системы б) фазы жизненного цикла и круг узловых линий меры Узловая линия мер в развитии, положенная на график изменения и сохранения, изменчивости и устойчивости покажет колебательность процесса развития, рис. 2.22. а) б) в) Рис. 2.22. Узловая линия мер в развитии а) развитие скачкообразное с выходом за пределы узловой линии мер б) внутренние скачки без выхода за узловуюлинию мер в) подвиды движение внутри узловой линии мер Развитие может происходить скачкообразно, выходя в определенных пределах за узловую линию мер, (Рис. 2.22а), скачки могут быть внутренними, не выходящими за пределы стволовой линии развития, (Рис. 2.22б) или они могут подразделяться на их подвиды, как показано на рис. 2.23в. Подведем итоги того, как развиваются определения меры, рис. 2.23. Рис. 2.23. Диалектическая линия развития определений меры Итак, двигаясь по узловой линии мер, мы в итоге приходим к определению реальной меры бытия интересующего нас предмета. Достигнув этого, мы теперь можем смело ставить вопрос о его сущности. Вот та вязь определений, которую мы имеем в учении о бытии: Особенно важен для нас принцип единства логического и исторического. Как только мы видим какую-либо зарождающуюся категорию бытия (назовем так явление), оно определяется сначала качественно, потом количественно, находит свою меру, начинает расширяться экстенсивно, а затем интенсивно, развиваясь в порядки и иерархию, полностью специфицируется, обособляясь от других величин, но находит с ними взаимоотношения на каком-то новом уровне, в большей степени соответствующей движению бытия. И здесь снова переходит в свою противоположность (абсолютной неразличенности) поскольку, став из одного многим, она также входит в некое неразличенное единство – множество. Категория чистого бытия касается существования всего на свете. Категория наличного бытия даёт нам различие нечто и иного, как равноправных для внимания познающего субъекта предметов наличного мира. К примеру, понимание нечто и иного, понимание притяжения нечто и иного – основа прогностики. Как только одновременно появляются два явления, возникает положительное или отрицательное притяжение, то здесь что-то рождается. Категория для-себя-бытия оставляет в пределах нашего внимания лишь то нечто, которое нас непосредственно интересует. Соединив качественную определённость нечто с его количественной определённостью, мы в результате получаем реальную меру его наличного бытия. На этом процедура обнаружения бытия интересующего нас нечто заканчивается. Когда мы можем посчитать рынок, выделить его, определить единое во многом, найдя единую линию развития, то можно сказать, что бытие какого-либо сегмента рынка, сектора отрасли и пр. наконец-то определилась. Этот концепт легко связывается с жизненным циклом. В мере количество и качество дошло до своей собственной границы. В своем дальнейшем развитии ее ждет либо дурная бесконечность, либо переход к СУЩНОСТИ. Процесс меры не есть голая дурная бесконечность бесконечного прогресса в форме повторяющихся переходов качества и количества, но есть вместе с тем истинная бесконечность совпадения с самим собой в своем другом, (поскольку) качество есть В СЕБЕ КОЛИЧЕСТВО, и наоборот, количество также есть В СЕБЕ КАЧЕСТВО. Каждое из этих определений в процессе меры переходит лишь в то, чем уже и раньше было в себе, а мы получаем подвергшееся отрицанию в своих определениях и вообще снятое бытие, которое есть СУЩНОСТЬ. Традиционное понимание уже не способно перейти от меры к сущности. Этот переход слишком абстрактен для обыденного рассудка. Обыденность понимает вещи как сущие и рассматривает их со стороны качества, количества и меры. Но затем они оказываются не неподвижными, а переходящими друг в друга и сущность есть результат их диалектики. От взаимоотношений относительно независимых частей к взаимоотношению частей и целого – таков основной мотив перехода к сущности. В сущности, нет больше перехода, а есть только отношение, … ОТНОШЕНИЕ – есть ее собственное определение. А вот и диагностика перехода: Если (в сфере бытия) нечто стало другим, то тем самым нечто исчезло; а в сфере сущности нет истинно другого, есть лишь различие, отношение одного к ЕГО другому. Следовательно, переход сущности вместе с тем не есть переход, ибо при переходе различного в различное, различное не исчезает, но различные остаются в их отношении. Пример. Говоря «бытие» и «ничто» мы берем их для себя. Иначе обстоит дело с ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫМ. Они хоть и имеют определения бытия и ничто, но взятые без соотнесения со своей противоположностью лишены смысла. В сфере простых определенностей в терминах (категориях) качества и количества и меры, положительное и отрицательное не проявляло себя полностью в качестве основного отношения. Развитие от простых определенностей к сущности будет состоять в соотнесении различных качеств и снятии их в этом соотнесении. В сфере бытия соотнесенность есть лишь В СЕБЕ, в сущности она, напротив, ПОЛОЖЕНА. В бытии все непосредственно, в сущности, напротив, все относительно – это основное различие между формами бытия и сущности. Рис. 2.24. Мера Мы обнаружили то образование реальности, которое хотим познать. Но что оно собой представляет? Этого здесь мы ещё не знаем. Выявленная посредством учения о бытии интересующая нас область остаётся пока ещё неизведанной нами. Мы убедились в том, что она есть в этом мире и даже определили её реальную меру, но что она такое есть, этого мы пока не знаем. Сначала мы определили все внешнее, общие вещи и составили свое представление по взгляду снаружи. Впереди ждет поход внутрь. Что движет отраслью, каковы движущие силы компаний, какие основные противоречия и потребности они решают и пр. Что вещь собой представляет? Как вещь устроена изнутри и как туда грамотно войти? Ответ на эти вопросы призвано дать "Учение о сущности". Многое из представленного здесь может показаться предельно простым и само собой разумеющимся материалом. Как всё то, что лежит у нас перед глазами ввести в процедуру познания и как действовать дальше? Вопрос, игнорирование которого весьма чревато последствиями. Здесь коварное чувство простоты и "само собой разумеющегося" может обречь на неудачу весь дальнейший путь продвижения мысли. С простым и "само собой разумеющимся" лучше обойтись предельно внимательно и терпеливо, чтобы оно в дальнейшем не оказалось втройне сложным. 2.4. Инструменты диалектической логики для анализа эволюции сложных систем Многие специалисты ТРИЗ уделяют определенное внимание развитию представлений о том, как ТРИЗ связан с диалектикой. На тризовских сайтах можно найти немало статей, связывающих законы ЗРТС с диалектикой, дающих понимание ТРИЗ как прикладной диалектики, связывающих различные понятия ТРИЗ с диалектической логикой. Во многом эти работы носят характер "пропагандирующих" или изыскивающих достаточно простые, часто даже чересчур очевидные связи между понятиями диалектической логики и ТРИЗ. По нашему мнению пришла пора рассмотреть, какие сильные элементы мышления может предоставить диалектическая логика для развития логических инструментов ТРИЗ и совершенствования подходов ТРИЗ в целом. Осуществим мы такой поиск, внимательно вчитываясь в текст Науки логики Гегеля и комментарии известных специалистов по диалектике и логике. Наш подход будет заключаться в том, чтобы на каждом этапе раскрытия диалектической логики находить те инструменты, способы осмысления и особенно диалектические переходы, которые прямо бы указывали на особенности развития систем. В качестве систем мы берем сложные системы, т.е. системы, отличающиеся целенаправленностью, живостью и динамичностью, многообразием составляющих их элементов, иерархичностью и сложностью связей между элементами. За основу мы возьмем организационные, социальные системы или технические системы, отвечающие представленным критериям. Мы последовательно пройдем по основным этапам развития систем. В этой статье мы остановимся на базовых моделях объективной диалектики, которые будут полезны в качестве инструментов для мыслительной обработки анализируемого материала, а также покажем линии развития качества, количества и меры в системах. Базовые понятия, модели и операторы Мыслительная обработка исходного материала, который должен быть превращен в полноценное знание, должна вестись при помощи базовых понятий, моделей и операторов. В познавательной деятельности применяемые диалектические понятия, модели и операторы позволяют идентифицировать, позиционировать и развернуть весьма существенный объем знаний и/или информации, задавать форму диалектической обработки материала, манифестировать особые его моменты и фрагменты. Через модели и операторы реализуются возможности соответствующей категории для определения нечто и обогащения его понятия. Их можно широко использовать для идентификации и конкретизации систем, для осмысления и познания чего-либо. Но производится все это не через субъективные представления ученых, порой относительные, ошибочные и конъюнктурные, а через системные диалектические и логические построения. К ним можно отнести следующие модели, касающиеся объективного развития систем, которые нам удалось выделить при внимательном прочтении Науки логики Гегеля, табл.1.1. Табл. 1.1. Базовые инструментальные модели диалектической логики *Заглавными буквами выделены наиболее важные понятия ** Здесь и далее цитаты из книги Наука логики Гегеля. Цит. по [4]. *** Более полное описание базовых моделей приведено в полной версии статьи на странице автора ТРИЗ КРЕАТОР https://vk.com/public156182121. ****Заглавными буквами здесь и далее выделены понятия, на которые, как правило, опираются модели. Скажем прямо, наверное, это не все модели, которые можно вывести при внимательном чтении Науки логики Гегеля, и, возможно, при последующих уточнениях автор или его последователи смогли бы провести эту работу. Среди законов, которые бы описывали диалектику, мы должны были бы упомянуть три основные закона, которые знают все. Это закон перехода количества в качество, закон единства и борьбы противоположностей и закон отрицания отрицания. Это также относится и к основным категориям. Однако, у Гегеля в чистом виде, как это сделано в марксистской диалектике, они не упоминаются. К тому же некоторые законы относятся к субъективной, а не объективной диалектике. Поскольку мы рассматриваем только объективно развивающиеся системы, то ограничиваемся понятиями и моделями, характерными именно для них. Базовый оператор развития систем Началом является просто стремление системы появиться на свет. Происходит это через основную линию развития бытия. Чистое бытие – это бытие как некоторая определенность, в которой еще ничего нет. Наличное бытие – бытие, в котором уже проявлены устойчивые определенности и больше нет то возникновения (бытие), то исчезновения (ничто), процесс становления свершился и определенности стали "ставшими". Далее что-либо, что в будущем станет частями системы (нечто), начинает служить целям другого (бытие для иного). Достигнув состояния, в котором нечто самоопределяется и приобретает полностью устойчивое значение и не нуждается во внешних определениях, оно переходит в состояние для себя бытия, как это показано на схеме, рис.2.25. Рис.2.25. Линия развития бытия (системы) Линия развития от "в себе бытия" и до "для себя бытия" может быть хорошо описана через развитие и становление внутренних связей в системе, их усиление вплоть до того, когда части уже престают быть частями, становятся элементами системы, а сама система приобретает контуры цельности, тотальности и законченности ("для себя бытия"). Этот путь хорошо иллюстрирует рис.2.26. по Анисимову О.Н.[7]. Рис. 2.26. Схема перехода системы от состояния "в себе бытия" к состоянию "для себя бытия" С точки зрения ТРИЗ можно сказать, что здесь в своей наибольшей общности описывается жизненный цикл системы с ее полным выделением из внешней среды. Объективное бытие системы развивается по линии: Далее мы рассмотрим особенности развития определений каждой из этих категорий и предложим пути их инструментализации. Диалектическая модель жизненного цикла системы Предложенный анализ основных моделей и линий развития понятий объективной диалектики (он не включает развитие понятий сущности) позволяет нам предложить модель ЖЦ системы с демонстрацией того, как на определенных этапах ее развития проявляются те или иные линии и модели развития, основанные на инструментах диалектики, рис.2.27. Рис. 2.27. Модель жизненного цикла системы, построенного с помощью диалектических моделей и операторов В соответствии с развитием жизни (бытия) системы можно выделить 3 основные этапы ее формирования и развития. Это зона развития качественных определений, зона развития количественных определений и зона развития определений меры. Хотя это деление условное, но оно позволяет отразить центральные стороны процесса формирования системы. Начало полагается целью или намерением, но может полагаться и простой случайностью, борьбой предыдущих систем или наличием свободного пространства для развития. Так происходит начало развертывания системы. Зона качественных определений. Когда еще ничего нет, то система еще не сформирована и представляет собой некоторый набор определенностей, которые еще и не являются ни качествами, ни свойствами системы. Само ее существование под вопросом. Некоторые ее зачатки то появляются, то исчезают. Происходит своеобразное неустойчивое "мерцание" каких-то определенностей. Основным содержанием этого этапа является развертывание определенностей, которые, полностью оформляясь, становятся качествами системы. Проявляясь как качества на поздних этапах формирования системы, они начинают развертываться в свои многообразные качества. Происходит развертывание "Одного" во Многое", в т.ч. и внутри одного качества. Процесс становится бесконечным, пока в этом Многом не происходит процесс отталкивания, он заходит в "дурную бесконечность" и уже не приводит к действительному развитию системы. В то же время многие качества по сути в этой бесконечности своего развертывания, становятся снова "Одним", которое их связывает, становление системы требует их единства. Процесс становления системы приводит к тому, что качество "снимается" количественных определениях. Система переходит в зону устойчивости своих количественных определений. Зона количественных определений. В зоне количественных определений происходят дальнейшие процессы соотнесения и перехода многого в одно, очищенного от своих наличных определенных качеств. Движение количественных определений происходит по схеме: "Возможность приданий количественных определений – Определенное количество". Углубление возможности исчислений создает возможности для задания каждому определенному количеству своего "наличного бытия" и возможности появления числа и множества. Числа дают возможность соотнесения, которое означает не что иное как различные арифметические действия и равенства. Одновременно перечисление их дает возможность создания их последовательностей, их нумерации. В степени достигается свертывание чисел. Степень также создает условия для выделения экстенсивной и интенсивной величин. Рост количественных определений в конце этой зоны, нашедший завершение в степени, нумерации приводит не к дальнейшему самоопределению, но только к простым повторам, и снова устремляется в "дурную" бесконечность. Импульс к дальнейшему развитию толкает систему из зоны количественных определений к количественному соотношению качественности – наступает переход в зону определений меры. Зона определений меры. В начале зоны определений меры в формирующейся системе появляется некоторый агломерат определенного количества, с которым связано некоторое наличное качество. Дальнейшее движение определений меры происходит в сторону самоопределения и завершенности отношений количества и качества. Дальнейшее определение в своем развитии мера находит в категории БЕЗМЕРНОГО, когда мера, в силу ее количественной природы выходит за пределы своей качественной определенности. Но этим отрицается не качество вообще, а лишь то определенное качество, место которого тотчас занимает другое качество. Безмерное, поэтому также остается мерой. В постоянном обновлении меры количество и качество полностью сливаются, переходя от самостоятельных определений к взаимозависимым, и в мере начинает проявляться их относительное тождество. В этом относительном тождестве образуется узловая линия меры, по сравнению с которой остальные начинают терять свое значение. Круг меры, ее завершенность тем самым начинает полностью замыкаться, формируя полное единство качества и количества. В мере количество и качество дошли до своей собственной границы. В своем дальнейшем развитии ее ждет либо дурная бесконечность, либо переход к сущности. От взаимоотношений относительно независимых частей к взаимоотношению частей и целого – таков основной мотив перехода к сущности. Этот переход легко диагностируется: Если (в сфере бытия) нечто стало другим, то тем самым нечто исчезло; а в сфере сущности нет истинно другого, есть лишь различие, отношение одного к ЕГО другому. Следовательно, переход сущности вместе с тем не есть переход, ибо при переходе различного в различное, различное не исчезает, но различные остаются в их отношении. В сфере простых определенностей в терминах (категориях) качества и количества и меры, положительное и отрицательное не проявляло себя полностью в качестве основного отношения. Развитие от простых определенностей к сущности будет состоять в соотнесении различных качеств и снятии их в этом соотнесении. Зона раздельных понятий – зона "количественного качества" и "качественного количества" подошла к своему завершению. Сама же система из агломерата достаточно независимых и самостоятельных частей стала системой, обладающей оптимальным соотношением (мерой) своих элементов, обладающих между собой внутренним единством. При этом и система, пройдя период возникновения-становления и период ставшей системы, подошла к концу своей жизни, поскольку с подходом к концу зоны определений меры, она в большей степени начинает исчерпывать себя. Ее принцип оказывается конечным перед лицом дальнейшего развития более бесконечного принципа, который может быть положен в основание системы. Многое из представленного здесь может показаться либо очень сложным (из-за множества философских определений), либо предельно простым и само собой разумеющимся материалом, поскольку речь идет обо всем известных понятиях. Но справедливо ли это? Ведь в своей исследовательской работе мы часто пренебрегаем планомерным и полноценным анализом с точки зрения того, как в системе развиваются указанные определения. Как всё то, что лежит у нас перед глазами, ввести в процедуру понимания систем, познания в целом, и как действовать дальше? Это вопрос, игнорирование которого чревато опасными последствиями. Здесь чувство "само собой разумеющегося" может сыграть злую шутку и обречь на неудачу весь дальнейший путь продвижения мысли. Наша задача должна состоять в том, чтобы при работе над анализом систем двигаться, сверяясь с тем, как развиваются категории, и какие модели успешно действуют в конкретной зоне определений количества, качества и меры. Пример движения по хорошо знакомой нам кривой жизненного цикла системы это наглядно демонстрирует. Мы рассмотрели особенности развития определений бытия, показав его через становление определений качества, количества и меры. Чтобы Вы смогли научиться применять их на практике, мы предлагаем Вам рассмотреть кейс из конкретной области знаний. 2.5. Заключение по модулю Модуль Учение о бытии представил Вам основные положения и главные выдержки из учения Гегеля о бытии. В нем были подробно рассмотрены понятия качества, количества и меры. Начиная с неопределенности воспринимаемой реальности, через моменты становления, дальнейшее развитие понятия подталкивает нас к определению качественных сущностных определений, и ведут к их переходу в качество и далее в меру. Вам теперь в большей степени становятся переходы одних категорий и понятий в другую, что немаловажно для того, чтобы Вы умело использовали эти инструменты в жизни. Инструментальность этих категорий хорошо ясна из раздела Инструменты диалектической логики для анализа эволюции сложных систем. Если Вы хорошо проработали эти материалы и искали в своей деятельности способы применения полученных знаний, то сможете значительно проще продвигаться в решении управленческих проблем. Для этого Вы вооружены мыслительными инструментами, способными оказать в этом незаменимую помощь. Модуль 3. Учение о сущности 3.1. Введение и задачи модуля Поиск сущности происходящих событий, их причин и субстанциональности чаще всего представляет собой главную проблему мыслительной работы менеджеров. Выявить в хаосе событий ведущую линию явлений или причинно– следственные цепочки происходящего, найти основание, объяснение или основание происходящего – вот те пункты, где понимание сущности и учение о сущности становятся незаменимыми помощниками. Этот модуль словами Гегеля и нашими комментариями пытается ответить на эти вопросы. В модуле Вы узнаете: о сущности вещей, об особенностях их проявления и существования и о том, как мир явлений переходит в мир сущностных определений, пока не становится действительным. Вашей задачей будет овладение понятийным аппаратом, понимание связи всех определений и понятий учения о сущности между собой и наличие умения выявлять субстанциональные, причинные отношения и отношения взаимодействия в происходящих вещах, явлениях, умение отличать действительное от недействительного, как саму суть потока от пены на поверхности. ВВОДНЫЕ ПОНЯТИЯ § 112 – 114. Преодолев границу бытия и его исчезновения в становлении, сняв определения качества и количества в мере, мы переходим к сущности. Определив нечто как существующее, описав его качественно и количественно, уже нельзя сказать, что перед нами только серый туманный образ. Однако в нем как в черном ящике еще все скрыто. К примеру, при прогнозировании рынков, правильно описав явления, мы способны будем в описанных границах поискать его сущность и движущие силы. Или другой пример. Модель черного ящика позволяет определить основные выходы управления на основе его входов и управляющих воздействий, как показано в функциональной модели управления, рис.3.1. Рис. 3.1. Модель черного ящика СУЩНОСТЬ есть: … отношение с самим собой, лишь, будучи отношением с другим, которое … не непосредственно сущее, а ПОЛОЖЕНО И ОПОСРЕДСТВОВАННО. … погруженное ВСАМО СЕБЯ бытие. … опосредствование себя в самой себе собой. … цельность, …в противоположность тому, что дано в ней, и не обладает в своей изолированности никакой существенностью, лишено опоры и сущности, есть голая видимость. … есть снятие всего непосредственного. … существующее в своих явлениях. Новое понятие, возникающее из ухода от непосредственного – это не только положительное и отрицательное, но и их взаимодействие в виде первоначального, неразвитого непосредственного взаимодействия – ВИДИМОСТИ. Процедуру постижения сущности мы начинаем с того, что снимаем с меры наличного бытия нечто определение абсолютной неразличённости и, тем самым, даём его содержанию возможность светиться видимостью. Переводя на простой язык, мы как бы сбрасываем покрывало, скрывающее от нас суть интересующего нас предмета, и начинаем рассматривать его во всем богатстве его внутреннего содержания. В отличие от обыденного сознания рассудочное мышление уже задаёт себе вопрос о том, что следует мыслить под сущностью вещей, однако находит на него слишком простой ответ. Сущностью вещи обычно считают то, что выражается ее общим понятием. Например: некоторая продукция может считаться частью продуктовой линейки. Сущностью плодов является то, что они содержат в себе семя растения. Причём уровень общности таких понятий может возрастать или снижаться. Другой пример: деревья, кустарники, являются растениями. В свою очередь, они входят в более общее более высокого порядка – растения, животные, грибы являются живыми организмами. Исходя из этого, рассудок выделяет сущности 1-го, 2-го, 3-го и т.д. порядка. Данное понимание сущности вещей идёт ещё от Платона и Аристотеля и устойчиво сохраняется вплоть до наших дней. Для нас это важно, поскольку поиск общего в проявляемых событиях, например, рынка является часто основной задачей прогнозиста. Однако, как было сказано, если искать только простые рассудочные ответы, то и получим простые тренды, линии развития, и прочие "метафизические" прогнозы. Пример из менеджмента: охота за головами есть признак того, что познать, почему одна фирма выигрывает, а другая проигрывает, невозможно. По сравнению с обыденным сознанием, которое остаётся на точке зрения конечности (единичности) вещей, рассудок возвышает понимание сущности до постижения их особенности. Но там он и остается, поскольку созданные им общие понятия вещей остаются разрозненными по отношению друг к другу. Каждое общее понятие существует само по себе в своей особенности, а рисуемая ими картина мира представляет собой некое подобие мозаичного полотна, все фрагменты которого рассыпаны, противоречат друг другу и поэтому не могут быть собраны в истину. Что-то единое должно собрать все воедино и придать реальному миру в глазах исследователя черты единой в себе взаимосвязанной системы. Это может быть и уверенность в единой сути явлений и его продолжение – системный подход. Системный подход царствует в области сущности и поиск "божественного в темном царстве" явлений – задача, которую себе ставили все великие. Например, Ньютон говорил о том, что он раскрывает "божественное откровение и законы природы как их проявление". С этой точки зрения мир как единство (как целое) состоит из частей, а части – из элементов. Существование целого, частей и элементов взаимно обуславливается друг другом. Не бывает целого без частей, а частей без элементов. Их различие как моментов одной системы неотделимо от их единства. В структуре субъективного понятия целостность мира выражается определением всеобщее, различные части мира – определением особенное, а его элементы – определением единичное. Единство целого, частей и элементов преобразуется в структуре субъективного понятия в единство определений всеобщего, особенного и единичного (В – О – Е). Всеобщее распадается в себе на свои особенные сферы, которые, в свою очередь, состоят из единичностей. Для исследователя важно в этом одно – искать всеобщность. Первый нашедший – будет иметь возможность и пользоваться этим всеобщим или законом. Всеобщее позволяет нам свести наличное, видимое бытие лишь к видимости, проявлению сущности, понять, что оно (это бытие) уже не является твердым в себе собственным агломератом, а является частью более общего – сущности. В сущности… бытие в его одностороннем определении есть НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ, низведено лишь к отрицательному, к видимости. Сущность тем самым есть бытие КАК ВИДИМОСТЬ в себе самой. Если мы возьмём в качестве примера такой целостной системы какое-либо отдельное сообщество людей, связанных производственной и коммерческой деятельностью, то мы можем назвать их целостностью, объединив в понятие компании. Со стороны своей целостности она должно определяться как всеобщее. Отдельные сферы ее жизнедеятельности: закупки, производство, сбыт, персонал, финансы, управление и др. – будут представлять собой его особенное. Персонал – как единичное. Например: отдельный сотрудник работает инженером. Следовательно, как инженер, он соотносится непосредственно со технической областью жизни компании, которая, в свою очередь, связывает его с компанией, как всеобщим организмом, которому он принадлежит. Компания, как всеобщий по отношению к своим единичным сотрудникам организм, обуславливает наличие и функционирование своих особенных сфер. Особенные сферы обеспечивают существование всех его членов. В свою очередь, сотрудники, как единичные существования, обеспечивают своей деятельностью в соответствующих особенных сферах функционирование и развитие всей компании, как единого в себе всеобщего организма. При таком понимании сущность любой единичной вещи должна рассматриваться уже только в контексте той всеобщности, которой она принадлежит и с которой она соотносится через одну из его особенных сфер. В этом случае мышление должно строить познание единичных вещей, исходя уже из единства всех присущих им моментов понятия: единичного, особенного и всеобщего. Такой уровень мышления позволит нам приблизиться к сущности, возвыситься до нее и стать разумным мышлением. Развитие системы должно совмещать в себе движение на основе всеобщего, разделение в особенное и воплощение этого в каждом отдельном элементе – единичном. И здесь уже нет простого чувственного бытия. Мы переходим в сферу понятий, которые по определению являются общими, объединяющими качество многих вещей. Даже слово уже есть более общее понятие, т.к. оно выше чувственного. Выражения "исходить из понятия" или "основываться на понятии" означают, что существование любой единичной вещи необходимо рассматривать в рамках той целостности, которой она принадлежит. Именно эта целостность обуславливает собой существование вещи, делает её явлением, определяет её форму и содержание, создаёт ей условия и позволяет ей действовать сообразно своему предназначению. Поэтому только через познание этой целостности (через постижение её понятия) можно обрести понимание сути всех тех конкретных вещей, которые её составляют. Определить понятия, значит, определить понимание различия и единства всех трёх его моментов: единичного, особенного и всеобщего (Е – О – В). Пример: даже разделение целостности компании с рынком приводят к ее удалению от нужд клиента и формированию замкнутой в себе организации – потере целостности с рынком. Еще пример жизни в понятии – это то, что если Вы руководитель, то Вы должны постоянно поддерживать себя в системе Всеобщего, рассматривая ваш участок, цех, компанию, как систему, искать ее системные взаимосвязи и пользоваться понятиями, характерными для этого системного уровня и системных связей. Другой пример. В возрасте 3 – 4 лет и далее сознание ребёнка восходит на ступень определений рефлексии. Вся масса окружающих его людей и предметов начинает обретать в его глазах рефлективные определения существования. Для него появляются различия между: мальчиками и девочками, взрослыми и детьми, мужчинами и женщинами, знакомыми и незнакомыми, родственниками и не родственниками и т.д. Позднее для ребёнка появятся различия национальностей, рас, профессий, характеров, судеб, социальных статусов людей и множество других.Психологически это наиболее трудный период развития сознания человека, поскольку безличность бытия уже снята, и мир уже обнаружил для него бездну своих противоречивых определений, а единство моментов понятия (Е – О – В) на этой ступени ещё отсутствует. Здесь уже нет наивности бытия, но нет ещё и разумности понятия, а есть лишь противостояние рефлективных определений сущности. В этом суть рефлективной ступени познания и, соответственно, суть рефлективной формы определений существования. Обыденное сознание ограничивает понимание сущности вещей их единичностью, рассудочное мышление – их особенностью, разум же исходит из единства всех трёх моментов понятия: единичного, особенного и всеобщего. Определив себя как исчезающее в видимости, и тем самым не имеющее устойчивого бытия, видимость должна преодолеть этот недостаток и проявиться в РЕФЛЕКСИИ или в отличие от определений сферы бытия, определения сферы сущности раскрывают себя в рефлективной форме. Отрицательность сущности не есть (внешняя) абстракция от всех определенных предикатов (ибо они являются ее предпосылкой), а есть истина бытия, как сущего в самом себе; отличие сущности от непосредственного бытия составляет РЕФЛЕКСИЯ. Небольшой пример. На этапе обнаружения бытия мы обнаруживаем факты наличия и качественной определенности какой-либо проблемы, устанавливаем их внешнее отличие друг от друга, например, авторство событий, продолжительность и пр. Когда мы начинаем сравнивать их, устанавливать взаимосвязи, это соответствует логическому переходу от сферы определений бытия к сфере определений сущности. Мы начинаем рефлектировать. РЕФЛЕКСИЯ – парное понятие. Этим начинают устанавливаться взаимосвязи. Так, понятие "руководитель" предполагает понятие "подчиненный". Подчиненный высвечивает понятие руководителя. Возникают связанные друг с другом образы. Действующие лица рефлектируют друг в друга, т.е. раскрывают и показывают себя друг через друга. Это уже потом (в учении о понятии) мы будем задумываться над смыслом их взаимодействия, а пока (на ступени сущности) нам надо лишь познакомиться с особенностями того, как они переходят к взаимодействию, с их различием и с взаимообусловленностью их друг другом. РЕФЛЕКСИЯ или рефлективное соотношение понятий – это свечение одного понятия в другом, диалектически связанного с первым понятием, их взаимопроникновение, что свойственно каждому понятию сущности, имеющему свою пару. Например, из взаимодействия атома как элемента решетки и вакансии через их поле напряжений, рождается все остальное богатство структур. Бытие – атом. Ничто – вакансия. «Свечение» друг в друге проявляется через поле напряжений. Рост напряженности между отделами это также первый признак, что рождается видимость и в будущем проявится свечение противоречий друг через друга. Видимость при этом – то, что мы видим, но не ощущаем как бытие. ВИДИМОСТЬ – не есть просто ничто, а есть бытие как снятое. …Мы употребляем выражение "Рефлексия", прежде всего по отношению к свету, когда он, встречая зеркальную поверхность, отбрасывается назад. Мы имеем здесь нечто удвоенное: 1. Некое непосредственное, некое сущее. 2. И то же самое, как опосредствованное, или положенное. Но, то же самое происходит, когда мы размышляем (рефлектируем) о предмете. Стать «рефлектирующим практиком» учат уже на дипломе по менеджменту. Цель этого становления является увидеть, осознать и изменить «непосредственно реальное» размышлением. Ведь непосредственный свет, вернувшись к нам, уже не есть непосредственный свет, хотя он и сохранил свою видимость. Все определения сферы сущности высвечивают и объясняют сами себя друг через друга. На этапе обнаружения бытия мы имеем простую видимость определений – нечто и иное, одно и другое – и простой переход между ними. На этапе постижения сущности мы имеем уже не только видимость их различий, но и рефлексию (отражение) определений друг в друге. Установление связи между предметами, событиями, явлениями является важной составляющей на этом этапе. Проблема состоит в том, насколько мы можем определить, состоялся ли переход от качественных и количественных определенностей в сущностные моменты. Одним лишь блужданием из одного качества в другое и одним лишь переходом качественного в количественное и, наоборот, дело еще не окончено, в вещах есть … прежде всего, сущность, пребывающая в них. Поиск сути вещей часто упирается в невозможность определения их сторон как моментов целого. Часто … сущность вещей рассматривается как нечто равнодушное к определенному содержанию своего явления и существующее для себя. Так, говорят, что в людях важна их сущность, а не их деяния. Это правильно, если деяния человека рассматриваются не в их непосредственности, а лишь так, как оно опосредствовано его внутренним содержанием, как проявление этого внутреннего содержания… не упуская, что внутреннее, сущность, находят свое подтверждение единственно, лишь в том, как они выступают в явлении. Возвращаясь к металлам: Вакансия в кристаллической решетке может существовать только как результат взаимодействия решетки, а сам атом может занимать лишь возможные, вакансионные места.В управлении эта проблема – сущности и деяний выражена еще более сильно. "Деяния" персонала часто не отвечают сущности того, что хотела бы видеть от него фирма. Начиная с непосредственного, сущность существенна только как отрицание. Сущность СУЩЕСТВЕННА лишь постольку, поскольку она имеет в самой себе свое отрицательное, отношение с другим, опосредствование… и поэтому имеет в самой себе несущественное (обособленное от сущности бытие) как свою собственную видимость. Т.к. в видимости или опосредствовании содержится различие, которое … само становится самостоятельным, то сфера сущности превращается в еще несовершенное соединение НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ И ОПОСРЕДСТВОВАНИЯ. В ней все так положено, что (соотносясь с собой) вместе с тем выводит за пределы самой себя. В ней все положено как БЫТИЕ РЕФЛЕКСИИ, в бытии одно светится видимостью в другом, и другое светится также видимостью в нем – это сфера ПОЛОЖЕННОГО ПРОТИВОРЕЧИЯ. Первоначальные, более ранние категории бытия преобразовались в категории сущности. Вместо бытия и ничто в РЕФЛЕКТИРОВАННОЙ ФОРМЕ выступают определения сущности: Положительное в качестве ТОЖДЕСТВА соответствует лишенному противоположности бытию. Отрицательное развито (светится видимостью в самом себе) как РАЗЛИЧИЕ. И еще пример из жизни металлов: Регулярная трансляция однородных атомов дает тождество Fe-Fe, а их различие, но, в сущности, определяется такой же необходимой связью, например, с примесным атомом в решетке. Рассудок уже давно остановился, не сумев преодолеть эти изменения в бытии, оставшись в категориях только материального. Рефлектирующий рассудок берет различия как …САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ и вместе с тем ТАКЖЕ признает их относительность, связывая их посредством слова ТАКЖЕ, а не объединяя их в понятии. КОММЕНТАРИИ Посредством логики категорий мы должны определить, что является существенным в вещах и как это существенное можно постигнуть. Так как в основе и бытия и сущности одной и той же вещи лежит одно и то же её понятие, то в сфере категорий сущности мы имеем те же самые определения, что и в сфере категории бытия, но, соответственно, в рефлективной форме. На месте чистого бытия и ничто здесь оказываются тождество и различие, вместо становления – существование, вместо наличного бытия – явление, вместо для-себя-бытия – действительность. Отсюда три ступени развития определений сущности: – существование вещей, – явление вещей, – действительность вещей. Рис. 3.2. Метатреугольник движения определений сущности 3.2. Сущность как основание существования § 115-116. Проникая дальше вглубь определений бытия вещи и поняв, что его можно познать, тем самым сняв определение "абсолютной неразличённости" с наличного бытия нечто, мы обнаруживаем следующую картину: всё то, из чего это нечто состоит, сколь различно между собой, столь и тождественно в своём различии. Причём различие его моментов обнаруживается через их тождество, а их тождество через их различие. Каждый из различаемых элементов, из которых состоит нечто, отражается в других его элементах; лишь отражаясь друг в друге, они различаются друг от друга, и вместе с тем обнаруживают своё тождество друг с другом. Простой вывод для познания будет звучать так: На этапе выявления сущности ищите тождество в различном и общее в частном. Правда, сложность заключается в том, что общее проявляется в частном, никогда не повторяясь… Рис. 3.3. Основание существования Например, все компании, работающие на одном рынке похожи. Они обнаруживают свое различие через свое тождество, ибо при всех своих различиях, они все суть компании, хотя и имеют свои отличия. Из этого можно сделать важный для познания вывод. Их правильное распознавание является очень важным элементом. К примеру, стратегические группы и их определение стало настоящим прорывом в маркетинге. Это на сегодняшний момент самое точное определение конкурентов в рамках отрасли. А) Чистые рефлективные определения Тождество § 115-116. Тождество … есть сущность, как отношение с собой; … есть не непосредственное, а рефлектированное отношение; … есть не абстракция от различий, не противопоставленная другим определениям сущности, а КОНКРЕТНОЕ в себе, не исключающее различий; … есть бытие как идеальность (сущего). Обратимся к конкретному примеру. Выражения типа «планета есть планета», «магнетизм есть магнетизм» – ничего более чем глупость и тавтология.Можно сказать, что тождество как сознание самого себя есть то, чем человек отличается от природы вообще и от животного в частности: животное не может постигнуть себя как «Я» как чистое единство себя в самом себе. Истинное знание о боге начинается со знания его в качестве тождества (с ним), а это включает признание того, что величие и все могущество мира превращается в ничто перед (богом) и может сохраняться как отсвет ЕГО могущества и ЕГО величия. Истинное тождество содержит в себе как снятое бытие и его определения. Различие § 117-118. Соотношение с собой уже предположило наличие внутреннего различия и проявляется через их взаимоотталкивание.Сущность … как относящаяся с собой отрицательность и, следовательно, отталкивание себя от самой себя… содержит в себе определение РАЗЛИЧИЯ. Различение может выступать и как возможность замены. Например, различение атомов равно возможности их замены и замещения (дефекты, вакансии, дивакансии и т.п.). Замещение должностей в работе с персоналом – самый явный пример из управления. Инобытие здесь уже более не есть качественное инобытие, определенность, граница, а как находящееся в сущности, относящейся к самой себе отрицание, есть вместе с тем: – отношение, – различие, – положенность, – опосредствованность. И диалектика перехода: Спрашивая, как тождество приходит к различию, предпосылкой имеют голое, абстрактное, как самостоятельное и независимое тождество, также как независимость и различия. Но, рассматривая тождество как отличное от различия, имеется единственное различие, т.е. нет исходного пункта перехода… и поэтому вопрос бессмысленен. На тех же примерах из металловедения мы видим: будучи с самим собой в кристаллической решетке Fe-Fe, что равносильно тождеству, или, будучи с примесным атомом Fe-Ni,что равносильно различию, они все равно находятся в рамках одной кристаллической решетки, например, ГЦК, и тем самым тождество не отличается от различия. Продолжая наш пример из управления, мы также можем сказать,что от замены одного сотрудника на другого в той же самой организационной структуре практически мало поменяется. Этим часто и грешат руководители, подбадривая себя лозунгом "Свято место пусто не бывает". Как отрицание бытия и его определений тождество есть отношение или различение себя от самого себя. Став отрицательным, тождественное в предмете начинает различать себя.РАЗЛИЧИЕ есть … Непосредственное различие, РАЗНОСТЬ, т.е. различие, в котором каждое различенное есть САМО ПО СЕБЕ, то, что оно есть, и равнодушно к своему отношению с другим, которое, таким образом, есть для него нечто внешнее. Вследствие равнодушия различенных к своему отличию последнее пребывает вне их в чем-то третьем, ПРОИЗВОДЯЩЕМ СРАВНЕНИЕ.Это внешнее различие – есть: – как тождество соотнесенных – СХОДСТВО – как нетождество их – НЕСХОДСТВО. Различие в его непосредственной – непосредственно воспринимаемой, поверхностной форме – это простая разность, в которой каждый из различённых моментов выступает как сам по себе взятый, в своём равнодушном отношении к другим различаемым моментам. Анализ начинается с соотнесения. Тождество таких внешне соотнесённых моментов даёт определение сходства, а их различие – определение несходства. Сравнивая какие-либо элементы системы между собой, мы обнаружим лишь их простое сходство или несходство. Это этап первоначального, непосредственного различения, проводимого в бесчисленном множестве раз. И опять у рассудочности будет проблема в смешении понятий, поскольку понятие тождества на разных ступенях своего развития будет осознаваться им как одно и тоже. Доводя разъединение сходства и несходства предмета до различных СТОРОН этого предмета и различных точек зрения на него, рассудок вырождает «сходство», взятое для себя в прежнее определение тождества, а несходство, взятое для себя, в различие. Мы не останавливаемся на рассмотрении вещей лишь как разных, а сравниваем их друг с другом и получаем благодаря этому определения сходства и несходства. В этом состоит занятие КОНЕЧНЫХ наук, но … эти результаты должны рассматриваться, как только подготовительные, хотя и необходимые для работы для подлинного познания. Истинное различение должно состоять в нахождении подлинных различий исходя из имманентной природы предмета. САМО нечто различно… благодаря СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ определенности, но тогда… уже имеется в виду не разность, как таковая, а определенное различие. Различие следует понимать не только как внешнюю и равнодушную разность, но как различие в себе, следовательно, вещам самим по себе свойственно быть различными. Можно предположить, что «различность» определяется степенью связи и их иерархичностью. Приведем пример из того же металловедения: по различности дефекты распадаются на тождество: однородные атомы и различенность – атомы примесные, и более определенная различенность: атом внедрения или замещения. В противоположность этому дефекты определяются в дефекты Шоттки и Френкеля, и, поднимаясь на более высокий уровень иерархии, что равносильно и углублению внутрь предмета: как определенную противоположность «атом – вакансия». Таким образом, мы идем поступательно от голой разности к противоположности.И пример из управления: трудности во взаимодействии отделов, как мы уже говорили ранее, часто выступают как определенные различные видения проблемы. В частности, одним из инструментов выявления различения интересов и различного видения одного и того же вопроса в менеджменте выступает матрица влияния заинтересованных сторон. Переход от простого сходства и несходства к более глубокому их взаимопроникновению происходит через более глубокое самоопределение и определение различий в себе: Сходство есть тождество … нетождественных, неодинаковых друг другу вещей, а несходство есть ОТНОШЕНИЕ между несходными. Эти два определения не распадаются на равнодушные друг другу разные стороны или точки зрения, а каждое из них "светится" в другом. Разность есть, поэтому … РАЗЛИЧИЕ В САМОМ СЕБЕ, ОПРЕДЕЛЕННОЕ различие. Сходство и несходство – есть пара определений, которые непременно соотносятся друг с другом и не мыслимы друг без друга. Сравнивание имеет смысл лишь в предположении существующего различия и, наоборот, различать можно лишь при предположении наличного сходства. Например, односторонне видеть в органическом процессе пищеварения и ассимиляции только химические процессы, смысл работы только в получении зарплаты. Переход от отличения сходства и несходства к внутреннему различению цельного задается вектором развития предмета. Только в этом случае сходное и несходное приобретают свою жизнь в виде моментов или частей целого. Различие В СЕБЕ есть существенное различие ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО и ОТРИЦАТЕЛЬНОГО, где первое – есть тождественное с собой по отношению к своим различиям (отрицательному), второе – есть различенное для себя, так, что оно не есть положительное. Они имеют смысл в жизни только в паре и соотношении со своей противоположностью. Различие сущности есть поэтому ПРОТИВОПОЛОЖЕНИЕ, где различное соотносится не с ВООБЩЕ другим, а со СВОИМ другим. Каждое из различенных имеет свое определение только в своем соотношении с другим. Различие в его существенной форме обнаруживает себя через наличие положительной и отрицательной сторон различия. Сторона сравнения – хорошо или плохо. В этом лежит некое основание сравнения. Положительное обнаруживает себя через отрицательное и наоборот. Такое различие имеет своими сторонами противоположность различаемых моментов. В противоположности одна сторона положена только посредством другой стороны, причём каждая из них существует лишь постольку, поскольку существует другая, и в то же время постольку, поскольку она не есть эта другая. Например, самое яркое различие вплоть до противопоставления и самое известное – это различие между мужской и женской натурой, в компании – между руководящим работником и исполнителем. Такие различия существенны, поскольку различаемые стороны взаимно обусловливают собой существование друг друга. Не существует женщин без мужчин, руководителей без починенных. А что же рассудок? Для него такое различение становится очередным неподъемным препятствием.Желая избегнуть противоречия посредством закона исключенного третьего, рассудок сам впадает в него: А должно быть либо +А, либо –А, но этим уже положено третье А, которое не есть ни (+) ни (-), и которое в тоже САМОЕ ВРЕМЯ полагается и как +А и как –А. Не голубое в противоположность голубому рассматривается рассудком так, что это другое не есть некое утвердительное, например, желтое, а фиксируется как абстрактно отрицательное. Примеры. Многоугольный круг и прямолинейная дуга противоречат этому закону исключенного третьего, но геометры рассматривают его. В понятии круга центр и периферия одинаково существенны, но, обладая обоими признаками, в то же время периферия и центр противоположны и противоречат друг другу. Центральный офис и региональные офисы имеют общее в том, что они управляют коммерческой деятельностью, но в то же время различны, поскольку каждый насыщен своей деятельностью. Положительное переходит в отрицательное и наоборот. Положительное можно назвать отрицательным и наоборот: Путь на запад есть и путь на восток. Имущество и долг не являются двумя особыми, самостоятельными видами имущества: у должника – долг – нечто отрицательное, у кредитора – положительное.В добавление: бухгалтерия основана на теории двойного учета – пассив и актив, дебет и кредит, но по смыслу это одна и та же процедура учета. В этом смысле положительное есть тождество как тождественное отношение с собой, а отрицательное для себя есть различие. Положительное и отрицательное обусловливаются друг другом и существуют лишь в своем отношении друг с другом: разрезав магнит на две половины, мы не получим в одном куску южный, а в другом куске – северный полюс. Положительное и отрицательное электричество не являются различными и особыми. В понятии противоположности положительное и отрицательное теряют свое другое и становятся полностью моментами единого.В противоположности различное имеет в качестве противостоящего себе не только НЕКОЕ другое, но СВОЕ другое. Говорят: я – человек, вокруг меня воздух вода, животные и вообще другое. Здесь все раздельно. Но целью является: … изгнать безразличие …познать необходимость вещей так, чтобы другое явилось в качестве противостоящего СВОЕМУ ДРУГОМУ. Необходимо научиться находить эти существенные взаимосвязи. Так, например, неорганическая природа есть нечто другое, но и необходимое другое органического мира. Они находятся в существенном отношении друг с другом, и одно существует лишь постольку, поскольку оно исключает из себя другое и именно через это соотносится с ним. Нелогично, находясь в области сущности говорить: Что возможно ЕЩЕ и другое, … говоря так, занимаются случайным. Нигде в мире нет абстрактного «или – или». Все где-либо существующее есть конкретное и, следовательно, в самом себе различное и противоположное. Здесь на уровне сущности мы еще раз убеждаемся, что вещи конечны, если носят в себе противоречия и обусловливаются другим: Конечность вещей состоит в несоответствии их бытия их сути. Кислота есть в себе и основание, т.е. ее бытие состоит лишь в соотнесенности с другим. Т.е. кислота не есть нечто, спокойно пребывающее в противоположности, а стремится к тому, чтобы положить себя как то, что она есть в себе. Противоположности снимают себя, поскольку они нашли свое отражение в своем другом. Противоречие снимает себя через самого себя,… но не в абстрактное тождество, а результатом положенной в противоречие противоположности есть ОСНОВАНИЕ, которое содержит в себе как снятые и низведенные лишь к идеальным моментам тождество и различие. Тождество и различие сняли себя в положительном и отрицательном через их переход в большую определенность, формируя нам представление об ОСНОВАНИИ, на котором они покоились. ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ есть то РАЗЛИЧЕННОЕ, которое должно быть для себя и не быть безразличным К СВОЕМУ отношению со СВОИМ ДРУГИМ. Отрицательное – самостоятельное, отрицательное отношение С СОБОЙ, – ЕСТЬ ДЛЯ СЕБЯ, но и имеет (как отрицательное) свое отношение с собой, свое положительное в другом. Оба поэтому есть В СЕБЕ одно и тоже – положенное противоречие. Оба суть одно и тоже также И ДЛЯСЕБЯ, т.к. каждое из них есть снятие другого и самого себя. Тождество и различие имеют одно общее основание, в которое они погружаются как тождество и из которого они манифестируют себя как различия. Иначе говоря, все многообразие действующих лиц на мировой сцене принадлежит одной пьесе, персонажами которой они являются. И если первоначально каждый персонаж рассматривается нами индивидуально сам по себе, как просто не похожий на все другие персонажи, то затем, после обнаружения противоположности действующих лиц, мы приходим к мысли об обусловленности их существования друг другом. Внешняя разность переходит к противоположности различий, а противоположность различий – к определению основания существования различаемых моментов. Положив себя таким образом, и положительное, и отрицательное подвели нас к категории СУЩЕСТВЕННОГО РАЗЛИЧИЯ. Существенное различие как различие в себе и для себя есть отличие лишь от себя самого, и поэтому содержит тождественное. Из сравнения несовместимого, например, не соблюдая при сравнении масштаб бизнеса, мы не сможем прийти к мысли об обусловленности их существования друг другом. А вот противоположность различия между бизнесами, имеющими одну подоплеку, говорит нам о том, что они едины в своём существовании, и имеют основание в широте той потребности, которую обслуживают. При всём своём различии их существование немыслимо друг без друга, а мыслимо именно только друг через друга. Существенное различие уже перестало быть таковым, когда оно стало частью тождественного и заключило в себе и свое противоположение, создав условия для своего самодвижения, и это есть ОСНОВАНИЕ. КАК СООТНОСЯЩЕЕСЯ С СОБОЙ различие, основание одновременно уже провозглашено и как тождественное с собой, а ПРОТИВОПОЛОЖНОЕ есть вообще то,что содержит в самом себе ОДНО и ЕГО ДРУГОЕ СЕБЯ и СВОЕ ПРОТИВОПОЛОЖЕНИЕ. В себе бытие сущности, определенное таким образом, есть ОСНОВАНИЕ. Основание § 118-122. Основание объединяет положительное и отрицательное в виде тождества и различия и, поскольку в нем не существует других моментов, и все моменты заключены в него, то основание будет их истиной. ОСНОВАНИЕ есть единство тождества и различия … есть истина их, … есть СУЩНОСТЬ, положенная как ТОТАЛЬНОСТЬ. Истинная сущностность состоит не в определении тождественности или различия с собой, только положительного или только отрицательного, …а состоит в том, что нечто имеет свое бытие в некоем другом, которое как его тождественное с собой есть его сущность. Разрешив противоречие между самостоятельными моментами, и, положив их в единство, тем самым придя к тождеству с собой, такое основание снова становится частью чего-то более высокого и внутри него проявляются новые различения, которым еще только предстоит стать моментом, частью целого. Здесь нам полезно будет рассмотреть схематическую интерпретацию развития основания. Процесс основания состоит в нахождении тождественного в различном и укреплении этого основания, см. рис. 3.4. Рис. 3.4. Схема развития основания и его проявления Многие элементы S1, S2, S3, бывшие до этого разными, но притягивающимися друг к другу, начинают находить друг в друге тождественное, которое создает их основу и выделяет их основание S. Укрепление основания S приводит к тому, что бывшие ранее разными S1, S2, S3 теряют свои до этого разные формы и, укрепляя отношения друг с другом, формируют новую форму, основанием которого в них является их тождественное S. Но при этом рождается и новое противоречие.Основание есть не только единство, но точно также и различие тождества и различия, т.е. основание, которое сначала сняло противоречие, выступает как НОВОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ. Обоснованное и основание имеют одно и тоже содержание и различие между ними есть лишь различие формы между простым отношением с собой и опосредствованием или положенностью. Вещи должны рассматриваться как опосредствованные (как отношение), но и имеющие свое собственное (необходимое) содержание.Если основание не имеет в себе и для определенного содержания, то оно ФОРМАЛЬНО.Например, …если отвечают, что в основе электрических явлений лежит электричество, то это не означает ничего более чем то же самое содержание переведено теперь в форму внутреннего. В то же время проблема оснований выражена в том, что под любое явление можно подвести разные основания. Поскольку основание не только тождественно, но и различно с собой, то можно указать различные основания для одного и того же содержания; эта разность оснований … как различие… совершает дальнейшее поступательное движение и переходит в противоположность, в форму оснований ЗА и ПРОТИВ одного и того же содержания. Пример. В воровстве можно рассмотреть много сторон: как нарушение права собственности, как нужда вора и т.д. Каждое из этих оснований может быть решающим, т.е. ДОСТАТОЧНЫМ, и, именно поэтому все они недостаточны, ибо не имеют в себе и для себя определенного содержания и, следовательно, не самодеятельно и не может ничего произвести. В отличие от рассудочного понятия: ПОНЯТИЕ есть такое в себе и для себя определенное и, следовательно, самодеятельное содержание, являющееся ДОСТАТОЧНЫМ основанием. Приведение достаточного основания, обоснование является одним из важных пунктов аргументации управленческих решений. Вопрос состоит в том, насколько такие обоснования являются сущностными, имманентными предмету и выводятся из его потребностей. В противном случае основание будет внешним предмету исследования: Недостаточно механически сводить органический процесс кровообращения лишь к сокращениям сердца, т.е. к внешним основаниям. Задача состоит в том, чтобы: Не останавливаться на действующих причинах, а двигаться дальше и проникать в конечные причины. Причины должны быть не внешними, а внутренними. Т.е. свет, тепло и влага являются действующими причинами, но не действительными причинами роста растений, последней будет не что иное, как понятие (или идея, суть) самого растения. Можно впасть в пустые основания за счет простого поиска любого основания. СОФИСТИЧНО отыскивать различные точки зрения рассмотрения вещей (оснований), благодаря которым легко находятся основания для безнравственных действий как положительных, поскольку основательность этих суждений субъективна. Этим подрывается объективная почва того, что имеет значимость в себе. Пример. Говорят, что все, что есть в мире испорченного, испорчено на хороших основаниях и благими намерениями дорога в ад вымощена. Пройдя путь от непосредственного тождества до опосредствованного тождества, включив в себя все моменты своего единства, сущность проявляется. Другими словами, она готова к материализации, объективации, СУЩЕСТВОВАНИЮ. Сущность есть сначала опосредствование В САМОЙ СЕБЕ. Как тотальность опосредствования, ее единство с собой теперь положено как снятие различий и поэтому снятие опосредствования. Это, следовательно, восстановление НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ, это – СУЩЕСТВОВАНИЕ. КОММЕНТАРИИ Важность этой категории заключается в том, что она является преддверием рождения вещи. Ее существование должно предшествовать ее появлению. В жизни рынка это может проявляться в виде потребности в чем-то и потом уже материализации этой потребности. Скорость материализации, очевидно, будет зависеть от насыщенности, интенсивности этой величины и тотальности ее моментов при полном их созревании. Все должны желать появления, даже неосознанно.Пример. Возникновение файлообменника Наптор было уникальным явлением. Уже через несколько недель Наптор привлек несколько миллионов пользователей, чего не было ни до него, ни после него. Наши некоторые итоги. То, что мы различаем внутри нечто (объекта), принадлежит ему как единой в себе целостной системе. Вот эта система, взятая в её тотальности, обладает некоторой сущностью. И именно эта, положенная как тотальность сущность, определяет суть всех её особенных частей и единичных элементов. Будь эта система рынком или жизнью отдельного индивидуума, именно она, рассматриваемая как тотальность, определяет существование всех своих особенных частей и моментов. Нельзя понять смысл существования конкретной компании, отталкиваясь от образа самой компании, поскольку подлинным основанием её существования является рынок и обслуживаемая ею потребность, понимаемая как ее надсистема. Основанием существования налоговой инспекции является государство, которое, как тотальность, определяет собой образ и функцию налоговой инспекции, а также и всех других его элементов. Мы завершили учение о бытии тем, что выявили меру наличного бытия интересующего нас нечто. Далее, сняв с него определение абсолютной неразличённости, мы обнаружили, что внутреннее содержание этого нечто светится различиями. Проанализировав эти различия, мы нашли их противоположность. От противоположности мы перешли к определению существования, а от существования – к определению сущности. Вот только здесь и теперь мы пришли к определению сущности. Сущность является основанием существования всего различающегося содержания рассматриваемого нами нечто (объекта). Наличие определённой сущности даёт существование реальным объектам. Сущность целостного организма (системы) определяет собой существование всех его частей и элементов. Например, сущность компании является основанием существования всех ее особенных подразделений и всех ее сотрудников во всем многообразии специальностей. Мы можем пойти и еще дальше. Наш познавательный вывод: В поиске идей для компании, бизнеса важен поиск замысла. Если сущность определилась, то она будет достраивать свой организм (свои подразделения, работников и пр.) Это очень важный пункт логики Гегеля, поскольку здесь мы имеем весьма непривычный для обыденного сознания ход мысли. Рассудок, исходя из факта бытия вещи, ставит вопрос о необходимости познания её сущности. При этом он не усматривает разницы между определением бытия вещи и определением её существования. Из факта бытия вещи, принимаемого за её существование, он выводит необходимость наличия её сущности.Разум же утверждает обратное: наличие сущности даёт вещам существование. Это можно понимать как штатное расписание какого-либо предприятия, где есть должности и есть конкретные люди, которые занимают эти должности. Если есть место, значит, будет и его наполнение. Если есть сущность, значит, будет и существование. При этом не надо забывать, что здесь речь идёт о существовании вещей, а не об их бытии. Пример: То, что кто-то имеет место быть в этом мире, как единичный представитель рода человеческого, это было установлено ещё на этапе обнаружения бытия. Здесь же – в учении о сущности – речь уже идёт о существовании как члена общности. То, что я живу, допустим, работая преподавателем-консультантом, имеет своим основанием то, что общество производит знания о мире и передаёт их своим членам. Следовательно, основанием моего существования в качестве преподавателя является сущность общества как тотальности, которой я принадлежу. В этом смысл логического определения существования, основанием которого является некоторая сущность. В) Существование § 123 – 124. Существование – это: … Неопределенное множество существующих как рефлектированных в себя и одновременно также видимых в другом, ОТНОСИТЕЛЬНО существующих, которые образуют мир взаимозависимостей и бесконечное сцепление оснований и обосновываемых … есть основания, столь же необоснованные, сколь и обоснованные … есть результат самоотрицания, существование содержит его в себе. Существование обнаруживает себя в виде множества существующих предметов, которые обосновывают своё присутствие в этом мире друг через друга. Существование, следовательно, это бесконечный ряд взаимосвязи обоснований и обосновываемых. Существование одной вещи обосновывает собой существование другой вещи и т.д. Примером может быть модель причинно-следственной связи в рассмотрении явлений экономики. Моментами существования являются: а) наличие самой вещи б) наличие другой вещи, которая обосновывает собой существование первой вещи. Например, смысл существования преподавателей состоит в том, чтобы обучать студентов, поэтому существование самих преподавателей предполагает существование студентов. Существование студентов, в свою очередь, обосновывает существование преподавателей, а также – существование учебных пособий, школ и компаний по предоставлению услуг. Существование конкретных форм, например, электронных или бумажных учебников, со своей стороны, обосновывает существование компаний по разработке ПО, бумагоделательных комбинатов, типографий и т.д. В существовании даже основания значительно ближе к материальному. Рассматривая основание чего-то, мы видим в этом основании …не нечто абстрактно– внутреннее, а скорее нечто существующее. Так, например, берем в качестве основания пожара молнию, от которой загорелось здание, или как основание государственного строя народа его нравы и условия жизни. Именно в такой форме существующий мир предстает перед рефлексией: как неопределенное множество существующего, которые, одновременно рефлектированные в самое себя и другое, относятся взаимно друг к другу как основание и обосновываемое. В этой пестрой игре мира, как совокупности существующих вначале, нигде не видно твердой опоры, все здесь выступает только как относительное, обусловленное другим и обусловливающее другое. Рефлектирующий рассудок занимается отыскиванием и прослеживанием этих всесторонних отношений, но вопрос о конечной цели остается открытым и поэтому потребность постижения толкает с развитием логической идеи за пределы этой точки зрения голой относительности. Переход в ВЕЩЬ уже близится. Нераздельность отношения к себе и другому в основании есть содержание в самом себе относительности и своей многообразной связи с другими существующими, и РЕФЛЕКТИРУЕТ в самое себя как ОСНОВАНИЕ. Таким образом, существующее есть ВЕЩЬ. Существование предмета обосновывается не только со стороны его многообразной связи с другими существующими предметами, но и со стороны наличия у него собственного основания своего существования. Чтобы существовать, вещь должна не просто быть в наличии, но и должна быть способной к существованию в качестве самой себя. В единстве своего собственного основания и обоснования его существования со стороны окружающих его предметов, существующее есть вещь. То, что до этого мы необоснованно называли как вещь, теперь получает своё законное определение. Переход состоялся. Полная материализация. Имея свое основание, внутреннюю взаимосвязь и рефлексию, вещь материализуется. Но материализуется вначале абстрактно. ВЕЩЬ В СЕБЕ (вместе человек в себе, электричество в себе, явление в себе, государство в себе) есть голая абстракция. Например, человек в себе есть ребенок, задача которого, не оставаясь в абстрактном и неразвитом «в себе», стать также и ДЛЯ СЕБЯ тем, что он есть пока лишь В СЕБЕ, а именно, свободным и разумным человеком. Росток есть растение « в себе».Государство «в себе» есть еще неразвитое, патриархальное государство, в котором различные функции еще не определились согласно своему понятию. Это более чем хорошее объяснение и для жизни компаний. Начав с «ростка» в виде инициативы, бизнес плана, компания развертывается, обретая связи и свое место на рынке. Рождается понимание того, что она может и что она не может согласно своему внутреннему «понятию». Пока она полностью не освоит это понимание, не перестанет делать шаги «шире своих штанов» или в разные стороны и это скрытое знание даст возможность сказать, что она стала «Для себя». Начало, идущее от вещи «в себе», является абсолютно необходимым моментом. Но ее дальнейшее определение неразрывно связано с поглощением реальности извне и развитием отношений с другим. Этим полагается переход в категорию СВОЙСТВА. Все вещи суть сначала В СЕБЕ, но подобно развитию ростка в растение, вещь вообще переступает пределы голого в себе как абстрактной рефлексии «в себя» переходит к тому, чтобы обнаруживать себя как рефлексию «в другое», поэтому она обладает СВОЙСТВОМ. КОММЕНТАРИИ Это весьма важный пункт логики Гегеля, который требует дополнительного разъяснения. Чтобы вещь могла существовать на собственной основе, она должна созреть и достичь развитого состояния. Семя, эмбрион, неразвитое состояние вещи не раскрывают всех её потенциальных возможностей, хотя уже содержат их в себе. Поэтому такие состояния вещи можно с полным правом характеризовать как вещь в себе. Когда мы останавливаемся только на "в себе" предметов, мы понимаем их не в их истине, а в односторонней форме голой абстракции. Так, например, человек в себе есть ребёнок, задача которого состоит не в том, чтобы оставаться в этом абстрактном и неразвитом "в себе", а в том, чтобы стать также и для себя тем, что он пока есть лишь в себе, а именно свободным и разумным существом. И точно так же государство "в себе" есть ещё неразвитое патриархальное государство, в котором содержащиеся в понятии государства различные политические функции ещё не конституировались соответственно своему понятию. В том же смысле можно также рассматривать росток как растение в себе. Эти примеры должны показать нам, что очень заблуждаются те, которые думают, что "в себе" вещей или вещь в себе есть вообще нечто недоступное нашему познанию. Все вещи суть сначала в себе, но на этом дело не останавливается. Из этого следует, что развитие, трактуемое в данном случае как вызревание, это существеннейший признак вещей. Все вещи развиваются, в том смысле, что переходят из состояния в себе в состояние для себя. Это легко доказывается ростом компаний, их внутренней структуризацией, ростом внутренних связей и взаимоотношений, развитием их соперничества, развалом и перепродажей. И только достигнув такого развитого состояния, состояния для себя, вещь становится способной к существованию на собственной основе. Следовательно, познавать сущность вещи следует, основываясь на изучении не любого её состояния из числа тех, которые можно обнаружить в истории её развития или в мере её наличного бытия, а на изучении самого развитого состояния вещи, которое она неминуемо обретёт в процессе своего развития. Без понимания этого положения легко пойти по пути познания сущности той или иной вещи, основываясь на изучении такого её состояния, которое наиболее привлекательно для самого исследователя, но которое вполне может оказаться непригодным для этого по причине своей неразвитости. Например, стараются рассматривать самые простые формы явлений, дают самые простые примеры. В результате это будет то самое возвращение наивного сознания "к абстрактной непосредственности", о котором предупреждает Гегель. Но также важно понимать, что создаваемая вещь или имеющая свою телеологическую направленность вещь может не соответствовать условиям своего существования. Поэтому еще раз отметим важный для нашего познания вывод: существование вещи обосновано не только со стороны существования других вещей, но и со стороны самой вещи, достигшей в своём развитии зрелого, дееспособного состояния. Вещь § 125 – 130. Обладая всеми свойствами, необходимыми для существования в своей цельности, вещь необходимым образом должна начать существовать. Вещь, как единство своего собственного основания и своего внешнего обоснования, обнаруживает своё особенное отличие от других вещей, благодаря чему она представляет собой индивидуальность. Как целое определений существования всякое сущее есть вещь. Как момент РЕФЛЕКСИИ В ДРУГОЕ, она имеет в себе различия, благодаря которым она есть ОПРЕДЕЛЕННАЯ и конкретная вещь. Как некоторая особенность, она содержит различия в себе самой, что даёт нам определение свойств вещи. Вещь, следовательно, обладает свойствами по отношению к другим вещам. Именно посредством своих свойств вещь является нам в своём своеобразии. Эти определения отражают различные отношения вещи и потому различаются ДРУГ ОТ ДРУГА, и только в вещах, а не в самой себе имеют они свою рефлексию в самое себя, они суть СВОЙСТВА вещей. Вещь и ее свойства должны пониматься как результат ее проявления, взаимодействия и взаимоотношений с другим. Это будет являться и частью вещи и в тоже время стремиться быть самостоятельным, что, впоследствии, и родит новые вещи из свойств и тотальности этой взаимосвязи. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/stanislav-lvovich-gor/kurs-nauka-logiki-dlya-menedzherov-s-elementami-triz/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 490.00 руб.