Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Медвежья тропа Альбина Николаевна Севенкова Медведь – рыжий и бесшабашный герцог Керн, в которого влюбляется дочь его друга – маленькая аденийская принцесса Ровена. Никто не воспринимает всерьёз чувства девочки. Медведь женится и вскоре разводится с женой из-за измены. Король Ворон, пытаясь защитить малолетнюю дочь, почти разрывает отношения со старым другом, чем глубоко ранит его. Проходит несколько лет и принцесса Ровена превращается в прекрасную девушку. Под действием мощного отворота чувства к Медведю забыты и уже другой владеет её сердцем, но целитель Питер Эреман – сын Сокола, неосторожно развеивает чары, и принцесса всё вспоминает. Глава I Сугробы и льды солнце растопит не сразу… Не разочаровывай меня, весна. – Брендан, дай мне свой меч! Я буду учиться фехтовать! – маленькая разгорячённая принцесса выбежала навстречу братьям, вернувшимся с игрищ. Старший принц Ворон, прищурившись, посмотрел на брата, увидел, как тот сдерживает смех, и одобрительно кивнул девочке. Воодушевившись согласием, Эдна протянула руки к сверкающему оружию, с которым принц-подросток управлялся не хуже взрослого опытного воина. – Подожди, – сказал он сестре делано серьёзным тоном. – Я положу его на землю. Разрумянившаяся от восторга особа кивнула и попыталась поднять клинок, но не тут-то было. Тяжёлый металл не поддавался. Принцесса вопросительно и жалобно взглянула на брата. – Эдна, сестрёнка, может быть, не стоит сразу начинать тренировки с такого грозного оружия? И потом, почему именно мой клинок? – Я слышала, что у тебя лучший меч последних состязаний в Цветущей пустыне… – И хотела попробовать, – захныкала пятилетняя Эдна. – Так это же не про меч говорили, родная, – Тристан поднял сестру на руки. – Это про нашего брата. Фехтуй пока деревянным. Завтра я тебе его подарю. А подрастёшь, глядишь, и с металлом поладишь… Если захочешь… Просто не женское это дело… – А как же мама? – недовольно спросила Эдна. – Ну-у, – протянул старший принц. – Всё равно не женское это дело. – Точно, – раздался звонкий и решительный тонкий голос младшей девочки позади. Братья оглянулись. Детские руки старшей принцессы Ровены напряглись и оторвали тяжёлое оружие от земли. – Я буду как мама, – она твёрдо посмотрела на Брендана. Подростки быстро переглянулись, скрывая удивление. Старший принц Ворон подошёл к девочке и забрал у неё клинок. Ровена с вызовом улыбнулась ему и крикнула: – Эдна, пойдём скорее купаться. Вода сегодня замечательная, а фехтовать мы с тобой научимся, обещаю! Услышав призыв сестры, девочка засмеялась и заёрзала на руках у брата. Тристан отпустил её, и скоро две малышки скрылись из вида. Принцессы бежали по знакомой дорожке родного дома к пруду, веселились и кружились, взявшись за руки. Взглянув в сторону, Эдна выдохнула и прокричала: – Дядя Артур! Ровена тоже оглянулась и зажмурилась от яркого летнего солнца и сияния рыжей шевелюры герцога Керна. – Приветствую вас, ваше высочество, – озорно подмигнул молодой человек устремившейся к нему девочке и поднял её в воздух. – Вы останетесь сегодня у нас ужинать?! – взахлёб спросила младшая принцесса. – Если пригласите, – весело отозвался Медведь. – А вы, ваше высочество? Хотите увидеть дядю Артура за своим столом? – Буду рада, милорд, – неожиданно официально ответила Ровена. – И, пожалуйста, не называйте себя дядей. Удивившись, Медведь несколько мгновений молча смотрел на неё, а потом сказал: – Как прикажете, ваше высочество. – Прекрасно, мы ждём вас сегодня вечером, – произнесла девочка, взяла сестру за руку и чинно последовала к пруду. Артур проводил детей задумчивым взглядом, потом усмехнулся и пошёл в сторону маленького домика Анны, которая предпочитала жить в нём вместе с детьми даже сейчас, когда стала королевой. Переступив порог и вдохнув аромат свежей выпечки, лорд Керн погрузился в воспоминания, связанные с этим домом. – Добрый день, милорд, – послышался голос сзади. Медведь вздрогнул, оглянулся и озорно улыбнулся двум принцам, появившимся в проходе. – Ваши высочества! – Сдаётся мне, ты приблудился на запах пирожков, Артур! – пошутил Тристан, обнял друга и похлопал его по спине. Смеясь, Брендан проделал то же самое. – Ты прав! – не стал отрицать герцог. – А почему ты не принимаешь участия в переговорах? Отец сказал: встреча очень важная, – спросил Тристан. – А у нас неважных переговоров нет, мой мальчик, – усмехнулся Медведь. – Пусть сегодня Сокол за нас двоих отдувается, как женатый! – А ты когда женишься? – спросил Брендан. – О-о, точно ещё нескоро, – хохотнул его брат. – Говорят, рыжие слишком ценят свободу. – Всё правда, конечно. Однако на днях я расстанусь с ней. – Вот как? – раздался мелодичный голос Анны. – Ваше величество, – герцог Керн склонился в поклоне перед молодой красивой женщиной. – Зачем же так официально, Артур, – улыбнулась Анна. – И кто же твоя избранница? – Младшая дочь герцога Бейдера, дальнего родственника нашего Эремана. – Желаю вам счастья, – ласково произнесла королева. Медведь оглянулся на дверь, взмахнув длинной рыжей гривой, и увидел двух маленьких принцесс, вернувшихся с прогулки. От растерянного бледного лица Ровены ему стало не по себе. – Что случилось, малышка? – пробормотал он. – Тебя кто-то обидел? – Ты женишься?! – детский голос прозвучал неожиданно надрывно и низко. – Да… Почему тебя… Что с тобой, Ровена? – растерялся лорд Керн. Девочка подбежала к нему, схватила за пояс и затрясла изо всех сил. – Зачем, Артур?! Зачем?! Мне уже семь, слышишь! Осталось подождать всего десять лет!!! Не женись на ней! Не надо! Она злая и противная!!! Вопли всегда сдержанной Ровены потрясли семью. Все молчали не в силах произнести ни слова. – О боже, нет, – прошептала Анна помертвевшими губами. – Ровена, – выдавил Артур и попытался схватить её за руки. Принцесса яростно вырвалась, отступила от него на шаг, тяжело дыша, и снова выкрикнула: – Ты никогда не будешь счастлив!!! Никогда! Эти детские слова почему-то прозвучали, как приговор. Отступив ещё на шаг, девочка пустилась бежать, не разбирая дороги. – Ровена, стой, куда ты?! – крикнул Тристан и, заметив одобрительный кивок матери, помчался вслед за сестрой. – Анна, я… – начал, было, побледневший Артур. – Ты ни в чём не виноват, – резко сказала королева и смахнула с ресниц слёзы. – Только прошу тебя, не оставайся сегодня на ужин… Прости… Нам нужно во всём разобраться… – Да, конечно, – лорд Керн торопливо поклонился и исчез в проёме. – Мама, – Эдна подошла к Анне и подняла голову, чтобы заглянуть ей в глаза. – Что с Ровеной? Она заболела? Женщина подняла дочь на руки и прижала к себе. – Да, доченька, твоя сестра серьёзно больна. Услышав это, Брендан и Эдна тревожно переглянулись. Преследуя сестру, Тристан уже почти догнал её и приготовился схватить. Чувствуя погоню, Ровена оглянулась, сверкнула глазами и крикнула: – Ты не догонишь меня, Тристан! И тут случилось невероятное. Принцесса на бегу сделала глубокий вдох и неожиданно удвоила скорость, в считанные минуты оставив брата далеко позади. Ошеломлённый мальчик от удивления даже остановился на несколько мгновений, наблюдая, как маленькая детская фигурка стремительно удаляется из поля зрения. Подышав немного, он снова пустился в бег. Оказавшись в замке, Ровена помчалась вверх по лестнице в резиденцию короля. – Пропустите меня! – крикнула она охране, завидевшей принцессу и поставившей щит. – Это не положено, ваше высочество, дождитесь окончания переговоров, уже недолго остало… Стражник не успел закончить фразу, потому что был сметён магией наследницы рода Воронов. Вторым ударом девочка сломала замок на дверях и влетела в зал, не обращая внимания на вытянувшиеся от удивления лица аденийской знати и иностранцев. – Что случилось, Ровена?! – увидев дочь, король вскочил с места. – Папа, ты должен помочь мне! – Переговоры объявляю оконченными! – решительно произнёс Ворон. – Расходитесь, господа! – Сокол поторопил зазевавшихся придворных. Через несколько минут зал опустел. Тяжело дышавшая Ровена подошла к отцу. – Что случилось, доченька? Расскажи мне. Король присел перед девочкой и осторожно взял её за плечи. Сокол стоял рядом и внимательно смотрел на них. – Папа! – в зале появился Тристан, увидел сестру, вздохнул свободнее и опустился на стул. – Прошу тебя, запрети лорду Керну жениться, – тяжело роняя слова, произнесла принцесса. В крайней степени удивления Ворон взглянул сначала на сына, а потом на друга, которые тоже мало что понимали. – Но почему, доченька, почему? – Я люблю его, и он должен жениться на мне. С трудом осознавая услышанное, Робин встал и опёрся на стул, на котором сидел его сын. Прошло несколько секунд, король просительно взглянул на Эдварда, и тот пришёл семье на помощь. Он приблизился к принцессе и сказал: – Сколько тебе лет, Ровена? – Семь, – почти прошептала девочка. – Как много. Значит, я могу говорить с тобой, как со взрослым человеком. Принцесса опустила взгляд, уже понимая, что сейчас услышит. – Твой отец не может заставить Артура не жениться. Нельзя рушить жизнь человека из-за детских капризов, Ровена. Тебе просто кажется, что ты влюблена в Медведя. За время своего взросления ты полюбишь ещё не раз, поверь мне, девочка. Принцесса смотрела на Сокола карими глазами, в обычное время пылающими, как у отца, а теперь – тусклыми. – Я сумел вразумить тебя? – спросил лорд Эреман. – Да, – кивнула Ровена и упала на пол без чувств. – Эдвард! – крикнул Робин, мгновенно поднимая ребёнка. Сокол тоже был уже рядом, как и Тристан. – Что? – спросил Ворон, наблюдая за другом, осматривающим девочку. – Сильное нервное истощение, – с волнением в голосе сказал герцог Эреман, окутывая целительской магией голову принцессы. – Она не приходит в себя, папа! – громко сказал мальчик. – Нужно отнести её к озеру, – решительно произнёс лорд Эреман. – Это не поможет, – рядом раздался глухой голос Анны. Целитель тревожно посмотрел на королеву. – Анна, это опасно? – сдавленно спросил Ворон. – Не знаю, – его жена покачала головой и погладила дочь, лежавшую на руках у мужа, по голове. Мне нужно посоветоваться с Анеей. – Пойдём вместе! – громко сказал Робин. – Эдвард, позаботься о послах! Герцог Эреман молча кивнул. – Тристан, прошу, вернись и успокой брата с сестрой. Ждите нас дома, – попросила королева сына. – Анея, открой! – державший на руках дочь Ворон стучал в дверь. – Доброго дня, – начала ведунья весело и осеклась. – Что случилось?! Потерянная Анна ничего не ответила. – Мы пришли сюда, чтобы узнать это от тебя, – резко сказал король и, не дожидаясь приглашения, вошёл в дом. – Вхо-ди-тте, – запоздало предложила травница. Анна вошла вслед за мужем, и дверь закрылась. – Вот, скорее, садитесь вот сюда, – Анея засуетилась, и разместила Ворона на скамье. Робин одной рукой держал бесчувственную дочь, а второй обнимал Анну, молча сидевшую рядом. – Так, ну-ка, – ведунья опрыскала лицо Ровены водой, собрала со щеки несколько капель и подошла к котлу. Влага сползла с ладони травницы и медленно упала в туманное варево. Время шло, и лицо женщины становилось всё пасмурнее. – Анея, говори, – тихо приказала Анна. Ворон сдвинул брови и сжал челюсти. – Будущего не вижу, – пробормотала ведунья. – Его нет? – глухо спросила королева. – Не говори глупостей. Будущее всегда есть. Просто не открывается оно мне. Анея обошла котёл и продолжила: – Но и без этого могу сказать, что вашу дочь сжигает огонь неразделённой любви. – О-о! Ты открыла нам большую тайну! – с издёвкой ответил Ворон и осторожно передал девочку Анне. – Ты можешь объяснить мне какого чёрта!!! Ребёнку всего семь лет! Как она вообще могла влюбиться во взрослого мужчину?! Молодой король вплотную подошёл к травнице и навис над ней. – Не знаю как! – проорала в ответ Анея. – Может, вспомнишь, как ты влюбился в Анну? – Что ты несёшь?! Мне было за двадцать! – А это не имеет значения! Любовь нас сама выбирает! – Да, ей виднее! – снова громко сказал Ворон, потому, что не знал, что сказать. – Хватит, Анея, – голос Анны прозвучал тихо, а потому неожиданно. – Нужен отворот. У тебя есть рецепт, который подействует, я знаю… – Опомнись, Анна, – тихо произнесла ведунья. – Нельзя с любовью так. Ты не можешь знать, к чему приведёт её выбор… – Не могу знать, говоришь, – ещё тише сказала королева. – Никто не заставит меня безмолвно наблюдать за мучениями моей дочери, слышишь… Не сделаешь, землю переверну, найду того, кто сделает. Услышав это, Ворон подошёл к жене, забрал у неё ребёнка и направился к двери. – Подождите, – остановила их Анея. – Почему ты так уверена, что будут мучения. Дети ведь растут. Станет девицей, возлюбленный сам обратит на неё внимание. – Медведь женится в ближайшие дни, – резко бросил король. – Хочешь, чтобы я запретил венчание и выдал за него своего семилетнего ребёнка? – Медведь?! – удивлённо вскрикнула ведунья. – Да, Медведь, – рассердился Робин. – Это что-то меняет? – Нет, – женщина потопталась на месте. – Просто… Я как-то не представляю рядом с ним вашу Ровену. – Хватит, Анея, рявкнул Ворон. – Зачем время тянешь? Хочешь, чтобы я это представил? Говори, поможешь или нет! – Оставайтесь, – сдалась травница, смахивая непрошеные слёзы. – Я всё приготовлю. Королева Анна опустилась на скамью и устало закрыла глаза, а бушующее пламя в глазах её мужа немного поутихло. Почти часовое ожидание показалось Воронам бесконечно долгим. Анея скрупулёзно проводила какой-то ритуал, подходя то к девочке, то к своему котлу. Наконец она вручила королю стеклянный сосуд с прозрачным отваром. – Вот. Это очень сильное средство. И оно не должно навредить девочке. Но есть условие… – Какое? – спросил Робин. – Рассматривая колбу на свету. – Ровена не должна видеть Артура десять лет. Даже один взгляд может свести действие зелья на нет. Анна выжидающе посмотрела на мужа. – Я позабочусь об этом, – твёрдо сказал Ворон, и пламя снова вспыхнуло в его тёмных глазах. – Спасибо, Анея, я никогда не забуду, как ты помогла мне. Через минуту дверь за королевской семьёй закрылась, и ведунья в измождении села, прислонившись к стене. Её выражение лица было мрачным. – Отец! – возле открытой двери Воронов встретили их дети. Брендан держал на руках Эдну, а Тристан стоял рядом. Все трое испытующе смотрели на родителей. – Всё будет хорошо, – Анна поспешила успокоить их. – Ровена скоро придёт в себя. – Да, – подтвердил Робин. – Уложите сестрёнку в постель, а потом мы поговорим. Принцессы спали в одной комнате. Положив на кровать сестру, Брендан вышел. – Не будем терять времени, – сказал Ворон и подошёл к дочери, держа сосуд с зельем. – Подожди, – Анна остановила его. – В чём дело, родная, ты передумала? Другого выхода нет, уверяю тебя. – Да, нет… Но, она должна знать… – Что знать? – не понял Робин. – Завтра утром Ровена придёт в себя, и я поговорю с ней. – Это неразумно, – прозвенел голос Ворона. – Пойми, Анна, она дитя. И не понимает, что для неё лучше. – Чушь ты говоришь, Робин. Человек всегда должен сам выбирать свою судьбу. К тому же дети понимают всё гораздо лучше взрослых. Ворон скрестил руки на груди и мрачно взглянул в окно, раздумывая. В его глазах снова забушевало пламя. – Когда женится Артур? – тихо спросила королева. – Через три дня, – коротко ответил Робин, поправил одеяла на кроватях дочерей, поцеловал Анну и вышел. Венчание герцога Артура Керна проходило пышно и помпезно в его родовом замке в присутствии большого количества народа. Невесту – красивую юную блондинку в расшитом бриллиантами белом платье – Медведю, облачённому в чёрный костюм с жемчугом, подвёл её отец. Проходя к алтарю по красной ковровой дорожке под руку с наречённой, рыжий красавец Артур едва заметно подмигнул Соколу. В ответ на это Эдвард слегка хмыкнул и посмотрел на своего маленького сына, стоящего рядом и глазевшего по сторонам. Через несколько минут жених и невеста оказались перед алтарём, и торжественная музыка затихла. Священник поправил сияющую праздничную рясу и серьёзно взглянул на молодых. Герцог Керн посмотрел на невесту и чарующе улыбнулся ей. Девушка стыдливо потупила взор, захлопав ресницами. Священнослужитель уже открыл рот, чтобы начать свадебную церемонию, но неожиданно замер, уставившись на вход. – Королевская семья! – воскликнул кто-то. Через мгновение все в зале присели в поклоне, приветствуя короля Ворона с женой и детьми. Робин Первый, его супруга Анна, принцы и принцессы поклонились в ответ и поспешили занять подготовленные для них места. Бледная Ровена с тёмными кругами под глазами наблюдала за церемонией невидящими глазами. Её мать была так же бледна и опиралась на руку Ворона. После слов «объявляю вас мужем и женой» Ровена изо всех сил сжала руку Брендана, на лице которого не дрогнул ни один мускул. Артур нежно поцеловал невесту, от чего та зарделась и захлопала ресницами ещё сильнее. Заиграла весёлая музыка. Молодые муж и жена закружились в танце, открывая бал. Эдвард и Робин стояли рядом, потягивая рубиновое вино из искрящихся бокалов. – Наш друг старина Артур никогда не умел разбираться в женщинах, – задумчиво протянул Сокол, разглядывая пухлые полураскрытые губки и томно прикрытые веки юной красавицы. С этой девицей он узнает почём фунт лиха. – Она же твоя родственница, – криво усмехнувшись, произнёс Ворон. – Дальняя, – ответил зеленоглазый целитель. – И куда ты смотрел, ты же король… – Это самая смешная шутка, из всех, которые я когда либо от тебя слышал, Эд. Ты предлагаешь мне выбирать баб для нашего Медвежонка? Последняя фраза короля прозвучала особенно зло, поэтому Сокол с сожалением посмотрел на него и залпом допил вино. В зелёном саду замка музыки почти не было слышно. Ровена стояла возле фонтана и смотрела на бурлящие потоки воды. – Мне больно, мама, – сказала она, почувствовав, как Анна приблизилась к ней и встала за спиной. – Я знаю, девочка моя… – То зелье… Оно у тебя с собой? – Да. Принцесса обернулась и взглянула в глаза матери. Та протянула ей сосуд. Ровена медленно взяла его, задумчиво рассмотрела и поднесла к губам. Секунда, другая и сад озарился сиянием фейерверка. В мерцающем свете появился Ворон с Эдной на руках и сыновьями. Увидев свою дочь с пустой стекляшкой в руке, он сказал: – Я принёс извинения герцогу Керну за то, что мы не сможем задержаться. Брендан, Тристан, сопровождайте сестру. Ровена в последний раз оглядела имение Керн туманными глазами и вошла в телепорт вместе с братьями, державшими её за руки. Полтора года спустя герцог Керн мчался к своему замку по заметённой дороге. Укрепляя расширенные границы Адении на севере, он целый месяц не был дома и теперь предвкушал встречу с молодой женой. Чтобы сделать сюрприз, он нарочно не сообщал о своём возвращении. Его неутомимый вороной лиис быстро проскакал ещё несколько миль. Всё, из этого места можно было открыть телепорт прямо к дому. Молодой человек быстро спешился и, закрываясь рукавом от сильной метели, расставил артефакты. Пространство открылось и засияло. Магией Медведь вернул вещи в сумку, вскочил на коня и исчез. В саду было тихо. Свет мерцал только в окнах холла и спальне его жены. Оставив лииса в конюшне, Артур устремился домой. На ходу он успел обнять встретившую его няньку в ночном туалете. Она целовала его, плакала и смеялась, то и дело поправляя огромный чепец на голове. – Артур, когда же ты угомонишься и перестанешь рисковать собой? – причитала она. – Неужели кроме тебя и послать на границу некого? – Ты же знаешь, что я сам себя посылаю, Эмма, – смеялся герцог Керн. – Моя жена ещё не спит? – Не знаю, – ответила женщина, и веселье как-то резко прервалось. – Подожди, Артур! Подожди! Но Медведь уже не слышал её крика. Он летел по лестнице, с наслаждением вдыхая тёплый запах домашнего уюта. Ещё не добежав до своей спальни, герцог услышал смех жены и замедлил шаг. Мужской хохот раздался, когда он взялся за ручку двери. – Доброй ночи дорогая, я сильно помешал? – спросил Артур. Его конюх стоял возле кровати на коленях и обнимал герцогиню Керн за колени. Видимо в шоке от неожиданного появления хозяина здоровенный малый ещё крепче схватил красавицу за ноги. – А-а-ай!!! – взвизгнула блондинка и ударила незадачливого любовника по голове подушкой. Артур хмыкнул и прислонился в стене, убирая мокрые от растаявшего снега волосы со лба. – Ваше сиятельство, я сейчас всё объясню! – прокричала молодая герцогиня, пытаясь отклеить от себя конюха, но детина вцепился в неё словно клещ. – Что же вы смотрите, милорд, он пытался меня изнасиловать! – Правда? – спросил Медведь. – Это потому вы так весело хохотали? – Вам показалось! – снова проорала леди Керн и изо всех сил нажимала ладонями на лицо мужчины, который в ответ только мычал. – Сделайте же что-нибудь, милорд! – Что же, миледи? – Спасите меня, наконец! Медведь оторвался от стены, подошёл к неворочавшему от ужаса языком конюху и щёлкнул его по макушке. От, казалось бы, лёгкого щелбана детина едва не потерял сознание и мгновенно выпустил герцогиню. Артур поднял молодого человека за шиворот одной рукой и выбросил в окно, на ходу открытое магией. – Ничего страшного, – сказал он, вернувшись. – Упал в сугроб, отделается лёгкими ушибами. – Вы сошли с ума, ваше сиятельство?! Какое мне дело до ушибов этого монстра! – Вам нет дела до вашего любовника, сударыня? – поинтересовался Артур. – Такое случается. – Почему вы не верите мне? – заплакала блондинка. Медведь молча и пристально взглянул на неё, прищурив серые глаза, и Оливия перестала рыдать, перейдя на короткие всхлипы. «Какой же я дурак», – думал Артур пристально рассматривая молодую жену. «Как не замечал раньше этих пустых, ничего не выражающих, кукольных глаз, этого бесстыдно приоткрытого яркого рта и механического смеха… Прельстила её невинность и детская наивность… То, чего в ней никогда не было…» Медведь усмехнулся краешком губ и сжал кулаки, чтобы заглушить душевную боль. «Где та Оливия, которую он любил? Она оказалась выдуманной им и никогда не существовала в реальности…» Дувший через открытое окно зимний ветер трепал рыжие волосы молодого мага. – Закройте окно, милорд, мне холодно, – обиженно произнесла герцогиня, заметившая, что её истерику игнорируют. Артур молча подошёл к окну, захлопнул створку и направился к двери. – Куда вы? – возмутилась Оливия, вскочила с постели и преградила ему путь. – В пивнушку, – протянул Медведь и легко отставил супругу в сторону. – Что? – леди Керн не сразу поняла, о чём идёт речь. – Вы оставляете меня здесь вот так, после того, как мне угрожало бесчестие?! – она всхлипнула. Артур остановился в дверях. – И вообще, если хотите знать, всё это из-за вас случилось… Медведь обернулся и сложил руки на груди. В его серых глазах полыхнуло пламя, которое на миг испугало Оливию. Она даже отступила на шаг, но увидела, как муж опёрся о косяк и продолжила: – Да… Я выходила замуж за блистательного герцога, правую руку короля. Все подруги мне завидовали, потому что это великолепная жизнь при дворе, роскошные платья, драгоценности, кавалеры, сказочные балы, – блондинка осеклась, видимо потому, что её словарный запас иссяк. – Ну-ну, продолжайте, что же вы остановились, – поторопил её Артур. – А вместо всего этого я сижу здесь в полном одиночестве и кроме прислуги никого не вижу! Мне осточертела такая жизнь! – Если жизнь вам осточертела, это легко исправить, – неожиданно сказал герцог Керн. – Как вам такая история: муж убивает жену в порыве ревности, застав её с конюхом, и одной дурой на свете становится меньше!!! Он быстро шагнул вперёд, и спальню огласил громкий противный бабий визг. – Артур, – мягкая рука няньки коснулась его руки, а голос успокоил. – Всё в порядке, Эмма, – выдохнув, произнёс Медведь. – Проследи, пожалуйста, чтобы эта женщина никуда не выходила из спальни и распорядись об охране, а то ещё забеременеет от конюха до нашего развода! Сказав это, Артур вышел, хлопнув дверью, а Оливия вылезла из-под ширмы, за которой искала спасения. Коротко остриженный усатый герцог Керн, одетый по моде прошлого века пробирался сквозь трактирную толпу. – Эй, любезный! – схватил он за локоть проходящего мимо хозяина. – Ваше сиятельство, – улыбнулся мужчина и шаркнул ногой в поклоне. – Я ищу своего племянника. Где он? Трактирщик заскользил глазами по толпе, прищурился и указал на дальний угол помещения. Герцог разглядел в сумраке рыжую шевелюру и шагнул вперёд. – Здорово, племянник, – сказал он, усаживаясь за столик возле открытого окна. – И тебе не хворать, дядя, – едва улыбнулся Артур и взялся за открытую бутылку с вином. – Налить? – Уволь, чтобы я пил эту дрянь… Ты бы лучше пришёл ко мне в гости. Я бы тебя таким вином угостил. Не дозовёшся, – проворчал герцог. – Прости, Фарел… Как-то не до этого было, – сказал Медведь и отставил бутылку. Трактир гудел и веселился в хмеле. Входную дверь открыли и выбросили наружу нескольких мужчин, потерявших человеческий облик от избытка спиртного. Возникший сквозняк задул свечу на столе Кернов и растрепал длинные волосы Артура. – Я успел зайти к Эмме, и она мне всё рассказала. – Надеюсь, ты не в обиде… – Забыли, – отрезал молодой Керн и отвернулся к окну. – Что собираешься делать? – Разводиться. – Это правильно. Уличение в измене – отличный повод… – Нет, я не собираюсь предавать дело огласке, – твёрдо сказал Артур и залпом опорожнил стакан. В трактире поднялась новая волна веселья. Гостей стало больше. Фарел Керн оглянулся по сторонам, зажёг несколько свечей на столе и произнёс: – Я понимаю твои чувства, мой мальчик, но ты ведь знаешь, что в этом случае развестись будет очень трудно. Вспомни дурацкие законы нашего герцогства… Ты не хочешь быть жестоким с ней, несмотря ни на что… Но не жди, что тебе отплатят тем же… – Чем мне отплатят, я догадываюсь, – сказал Медведь и налил себе ещё вина. – Тогда тебе нужно обратиться к своему старому приятелю Ворону, который король… – А вот это проблематично, – вздохнул Артур и уставился в свой бокал. – Почему? – удивился Фарел. – В последнее время Робин не слишком хочет меня лицезреть. Сделал всё, чтобы отдалить от двора. По неясным для меня причинам… – Так спроси у него прямо! Медведь ты, или нет?! – Случая не было, – вздохнул молодой Керн. – Вот как раз и представился, – Фарел одарил племянника шлепком по плечу, от которого любой другой свалился бы с табурета, а молодой герцог даже не шелохнулся, продолжая тупо разглядывать свой стакан. Через несколько часов два Медведя выходили из трактира навеселе, поддерживая друг друга и горланя песни. – Если ты не хочешь возвращаться домой, пойдём жить ко мне, – предложил дядя племяннику. – А что, это идея! – воскликнул Артур, прищурив левый глаз. – Твои кузины будут вне себя от радости! – сказал Фарел Керн, увлекая молодого человека в повозку. Через две недели Артур отправился телепортом в Цветущую пустыню. Приближаясь к дому Анны и Робина, Медведь услышал детский смех, просиял улыбкой и ускорил шаг. Голоса двух принцесс почему-то заставили его сердце биться быстрее. – Тристан, кто это? – спросила Анея, вглядываясь в окно. – Это.., – протянул младший Ворон. – Это герцог Артур Керн. Он быстро взглянул на ведунью. – Что же ты стоишь?! – крикнула женщина. – Иди скорее, уведи отсюда Ровену. Тристан быстро скрылся за дверью, не дожидаясь второго окрика. Травница едва успела снять передник и отодвинуть стул, как дверь снова открылась, и в дом вошёл Медведь. – Здравствуй, Анея, – улыбнулся герцог. – Здравствуй, Артур, – поприветствовала его ведунья и отвела внимательный взгляд, заметив затаившуюся печаль в глазах молодого человека. – Я ожидал встретить здесь Анну… – Она отлучилась по делам, – поспешила объяснить травница. – Как ты поживаешь? – Прекрасно. Я хотел увидеться с Робином в неофициальной обстановке. – Правда? – спросила Анея, выставляя на стол пироги. – С утра Ворон был в замке, ты можешь застать его там. Если не хочешь пообедать с нами. – Спасибо, – сказал Медведь. – Поспешу. Надеюсь, его величество примет меня. Ведунья хотела, было, что-то сказать, но герцог шутливо опередил её: – Не провожай, дорогу я помню. Король стремительно двигался, уклоняясь от атак Сокола. Оба фехтовали двумя мечами и смеялись, когда падали на снег. Увидев это состязание, Артур почувствовал укол ревности. Совсем недавно они веселились так втроём. Теперь же он чувствовал себя покинутым друзьями. Ворон оглянулся и заметил герцога Керна. Встретившись с ним глазами, Медведь почти физически почувствовал, как он разозлился и едва сдержался, чтобы не попятиться назад. – Что ты здесь делаешь? – спросил Робин, забыв поздороваться. – Я просил тебя не появляться в замке Рейн. Обычно всегда находчивый Артур в этот раз почему-то виновато промолчал и опустил взор. – Здорово, Медведь, – сказал Эдвард, чтобы прервать неловкую паузу. Лорд Керн ограничился коротким кивком. – У меня дело к тебе, Ворон. Король медленно вдохнул морозный воздух, отдал меч одному из стражников и направился в замок, на ходу надевая камзол. Ошеломлённый таким приёмом Артур остался стоять на месте и последовал с друзьями только тогда, когда Сокол призывно кивнул ему. – Ко мне никого не впускать! – громко приказал Робин, рывком открывая двери в библиотеку. – Обед подать сюда на троих! Через пятнадцать минут молодые люди с аппетитом поглощали еду. – Фрукты здесь отменные, с этим не поспоришь, – выдохнул Эдвард, доставая второе яблоко из огромной вазы. – И долго ты будешь молчать, как застенчивая дамочка? – с подковыркой спросил Ворон у герцога Керна. – Выкладывай своё дело. – Мне нужно разрешение на развод, – мрачно произнёс Медведь. Король и герцог Эреман быстро переглянулись. – Вот как, – выдохнул Ворон. – А зачем тебе развод, дружище? Решил жениться снова? Артур дёрнулся, но усидел на месте, сказав: – Тебе не кажется, что мои дела после развода, да и вообще все дела, тебя не касаются? – Меня, может, и не касаются. Вот только как посмотрят на это подданные? Король потакает своему другу во всём и поддерживает разврат? Эта фраза стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Медведя. Он стремительно вскочил и сцепился с Робином. С неприглядной ситуацией как всегда разобрался Сокол, выпустивший столп магии и раскидавший драчунов по углам. – Ладно, – пропыхтел Ворон, поднимаясь с пола. – Будет тебе развод, Медвежонок. Получи и распишись. Только теперь я тебя серьёзно предупреждаю: появишься у меня без разрешения ещё раз, останешься в провинции навсегда. – Вот как?! – громко произнёс Артур. – А с чем это связано, Роб? Чем я тебе не угодил на этот раз?! Будь мужиком! Скажи прямо, не юли! Вместо ответа Ворон сверкнул глазами. Артур с грохотом поставил на пол опрокинутый стул и вылетел из библиотеки, хлопнув дверью. – Зря ты так, Робин, – мрачно изрёк Эдвард, прислоняясь спиной к стене. Выдохнув, Ворон опрокинул стул и тоже выскочил за дверь. – Артур, постой! – крикнул он, догоняя друга. В ответ Медведь даже не оглянулся. – Да подожди же ты! – Робин схватил его за плечо и повернул к себе лицом. – О моей просьбе забудь, – прошипел герцог Керн. – Похожу женатым, если уж на то пошло… Рыжеволосый подданный Аденийской короны снова резко развернулся и попытался уйти. Ворон опять схватил его и отбросил к стене. – Прости, – это слово он произнёс спокойно, смотря другу прямо в глаза. Медведь остановился, и упрямая складка между его бровями исчезла. – Ты ни в чём не виноват, Артур, – продолжил король. – Я не отрицаю, что перегнул палку, отлучив тебя от собственной особы… Это исправимо… Просто я не могу сейчас тебе всего рассказать… Понимаешь? В серых глазах Медведя мелькнуло недоверие, но, несмотря на это, маска суровости уже сползла с его лица. – Сегодня у меня куча свободного времени, у Сокола тоже, а у тебя? – Ворон улыбнулся ему искренне и по-мальчишески, как получалось у него всегда. – Я тоже свободен, – буркнул рыжеволосый герцог. – Вот и прекрасно, друзья, – тепло произнёс догнавший их Эдвард. – Давайте проведём остаток дня, как в старые добрые времена! С этими словами он обнял молодых людей, и в библиотеку они вернулись вместе. Через несколько минут двое стражников, стоявших у дверей, услышали громкий мужской хохот и улыбнулись. Трое друзей беседовали и отпускали шуточки часа три. После очередной остроты Ворон спросил у Медведя: – Что там у тебя с женой приключилось? Герцог Керн напрягся, и в комнате повисло молчание. – Ладно, не хочешь, не говори, – примирительно буркнул Робин. – Застал с конюхом, – ответил Артур, отодвигая от себя тарелку. Ворон и Сокол переглянулись, стараясь скрыть свои чувства. – И что сделал? – делано ровным тоном спросил Эдвард. – Посадил под замок, чтобы не воспитывать чужих детей, – тяжело уронил Медведь. – Вскоре выяснилось, что Оливия в моё отсутствие успела полюбить не только конюха. Список получился приличным. – Тогда зачем тебе моё разрешение? Всего одной измены достаточно, чтобы отослать её туда, откуда брал. – Кому охота выносить сор из дома, Роб? – спросил Сокол. Мрачный Артур не произнёс ни слова. – А как её папаша – мой дальний родственник? Я знаю, что это на редкость алчный тип. – Да, – грустно усмехнулся Медведь. – Требует больше половины моего имущества. – Ух, ты! – присвистнул Ворон. – За полтора года проживания? Неслабо! – Позволь мне с этим разобраться, Роб, – коварно улыбнулся Эдвард. – Я своих родственников, всё же, лучше знаю… – Одобряю, – не менее зловеще ухмыльнулся король Адении. – Так уж вышло, что наш медвежонок по своей наивности и доброте вечно влипает в истории. – Вот зачем ему проницательные, злые и хитромудрые друзья, – потёр подбородок герцог Эреман. – Вы сильно преувеличивается свои достоинства, – улыбнулся Медведь. – Впрочем, как всегда. Расстались друзья только на рассвете. Прошло одиннадцать лет. Эдна бежала по коридорам королевского дворца, отвечая на приветствия придворных. Миновав многолюдные места, она постучалась в дверь и вошла, не дожидаясь ответа. Её сестра стояла возле окна, вглядываясь вдаль, и не сразу заметила девушку. – Ровена, – тихо позвала Эдна, тронув её за плечо. Принцесса вздрогнула, оглянулась и обняла сестру. – Месяц не виделись из-за этих турниров и праздников, – сказала она с улыбкой. – А я к тебе с сюрпризом! – весело прощебетала Эдна и вытащила из перчатки маленький конверт с печатью. – Это письмо от Адама?! – с замиранием сердца спросила Ровена. – Да! – воскликнула сестра и протянула ей бумагу. Принцесса сломала печать дрожащими пальцами и, убрав со лба длинную прядь, выбившуюся из причёски, стала читать текст, написанный витиеватым почерком. – Ну что? – спросила Эдна, не отрывавшая глаз от сестры. – Он обещает скорую встречу, – выдохнула Ровена и спрятала письмо в рукаве. – А отец не говорил, сколько ещё придётся держать вашу помолвку в тайне? – Нет. Молчит… Политика превыше всего, – буркнула принцесса. Наш брак с аитлонским принцем потрясёт местную знать. – Да, многие, наверное, вообще не переживут, – добавила Эдна. Сёстры посмотрели друг на друга и прыснули от смеха. Ровена подбежала к кровати с балдахином, прыгнула и упала на неё спиной. Её сестра сделала то же самое. – Завтра, наконец, пройдёт заключительный турнир, и мы сможем отправиться домой, – произнесла Ровена, выбираясь из многочисленных подушек. – Брендан учавствует? – спросила Эдна. – Нет, – ответила сестра. – Даже Тристану запрещено. Наследники не должны подвергать свою жизнь риску. – Жаль, что это не касается принцев Постании. Более наглых молодых людей я не встречала. Убрались бы отсюда поскорее, – проворчала Эдна. – Они не наследники. Принцы – и всё. Самый старший остался дома, – протянула Ровена. – Лучше не попадаться им на глаза, а то ещё выкинут что-нибудь. Брендан и Тристан не спустят, и выйдет неприятная история. – Я тоже так подумала. В дверь постучали, и сёстры поспешили подняться. – Ваши высочества, вас просят спуститься на обед, – торжественно произнёс придворный. Принцессы с облегчением вздохнули, когда поняли, что их сопровождают в малую столовую. Значит, трапеза пройдёт в узком кругу. – Когда же всё это кончится? – плаксиво шепнула Эдна сестре. – Я хочу домой к маме. – Думаешь, я не хочу? – спросила Ровена. – Маме сейчас хорошо. Она на празднике в Цветущей пустыне, а мы тут. Украшенные резьбой и камнями двери широко распахнулись, и принцессы присели в реверансе. Мельком осмотрев присутствующих, Ровена увидела улыбающегося принца Адама, побледнела, а потом покраснела. Наследник аитлонского престола стоял в обществе Брендана и Тристана. Эдна восторженно наблюдала за обменивающейся пылкими взглядами парой. Король Ворон, стоявший неподалёку от стола вместе с герцогом Эреманом и несколькими придворными, также отметил реакцию старшей дочери. Робко встречаясь глазами с Адамом, сидевшим напротив, Ровена почти ничего не ела. А вот сам принц Аитлона не терялся, поддерживая беседу и рассказывая о своих достижениях в военном искусстве и магии. Слушая его переливчатые речи, король Ворон и герцог Эреман кривили губы и многозначительно переглядывались. То же самое делали и аденийские принцы, сидевшие по правую руку от отца. Ровена же ничего этого не замечала и, тем более, не анализировала, что говорит её возлюбленный. Она просто молчала, будто пребывала в другой реальности, и не сводила с него тёмно-карих глаз. Между тем, присутствующие придворные, а в особенности их сыновья, любовались юными принцессами. Обе девушки были тёмными шатенками со светлой кожей, на которой играл здоровый румянец. В сёстрах замечалось неуловимое сходство, особенно, когда они улыбались. Но присутствовало и различие. С первого взгляда можно было сказать, что характер у Ровены – в сравнении с Эдной – тяжелее, а натура – огненнее. Даже сейчас, когда она находилась в крайней степени смущения, в её глазах то и дело вспыхивало пламя, делавшее её больше похожей на отца, чем на мать. В жестах и речи Эдны не было такой порывистости. От неё веяло спокойствием и безмятежностью. – Вы смогли в одиночку одолеть дракона из сумрака? – вопрос Брендана прозвучал неожиданно громко и вывел Ровену из состояния эйфории. – Я правильно вас понял? – Совершенно правильно, ваше высочество, – с некоторым вызовом подтвердил наследник аитлонского престола. – В этом мне помогла родовая магия и годы упорного труда, конечно. – Надо же, – тихо сказал Эдвард Ворону. – А я вот сколько живу, а о таких драконах впервые слышу. Король Адении криво усмехнулся и спешно поставил на стол бокал с вином, расплескав его. По белоснежной скатерти расползлось рубиновое пятно. Хорошо знавшая своего отца Эдна с тревогой посмотрела на него, поняв, что тот злится. Поняли это и её братья, обменявшиеся кривыми ухмылками. Одна только Ровена ничего не замечала, скромно улыбаясь Адаму. После обеда Ворон, Сокол и принцы перебрались в кабинет. – Что там у нас ещё на сегодня? – спросил Робин, перебирая кипу бумаг на своём столе. – Свобода, – буркнул Эдвард. – Наконец-то, – выдохнул Брендан. – Посмотри на них, – сказал Ворон. – Устали… Скоро вы почувствуете, что такое настоящая усталость. – Ну уж, нет, – возразил Брендан. – Нескоро. – Уступлю тебе престол, – пообещал Робин. – Нужен мне твой престол, – огрызнулся старший принц. – И, вообще, я не единственный наследник. Пусть Тристан садится. – Хватит, – рыкнул Эдвард. – Взрослые люди, а ведёте себя, как… – Мы шутим, – поспешил успокоить его младший принц. – Слишком часто шутите, – Ворон ударил по бумаге печатью. – Это раздражает… А больше всего меня раздражает пустомеля Адам. Как только Ровена могла его выбрать… Что у неё с головой? – Отворотов надо было меньше делать, – от слов Тристана Брендан закашлялся, Сокол поднял брови, а Робин побелел от гнева. – Тристан, это снова шутка? – прошипел он на сына. – Если да, то очень неудачная. – Я часто неудачно шучу, папа, – принц сделался серьёзным. – Но не в этот раз. – Действие отворота давно закончилось, – мрачно произнёс герцог Эреман. – А для того, чтобы увлечься недоумком многим юным девицам не нужна магия. – Но Ровена ведь не такая, – в разговор горячо включился Брендан. – Не понимаю, что с ней. Наслушался я про аитлонского наследника. Если половина, из того что говорят, – правда, то сестре не позавидуешь. Почему ты не вмешаешься, отец?! – У тебя есть предложения? – спросил король у сына. – Готов выслушать. – Я могу съездить ему по морде, чтобы к порядочным девушкам не подходил. – Сделай это, сынок, – сказал Ворон, хватая вторую кипу. – Это будет поступок, достойный наследника престола Адении. Принцы сделали высокопарные лица и согласно закивали. – А поговорить вы с сестрой пробовали? – спросил Сокол. – Да, – уверил Брендан. – Я начал издалека… Совсем издалека… – Получил огненный магический шар за пазуху и сразу же закончил, – сказал Тристан. – Так я и думал, – глубокомысленно произнёс герцог Эреман, показывая Ворону, где расписаться. – Тебе не кажется, что Ровена похожа на тебя, Роб? – Кажется, – бросил король. – Кажется, она моя дочь… – Что же делать? – спросил Брендан, сдвинув брови. – Как что? Второй отворот, конечно, – уронил Тристан и ловко присел на стул, увернувшись сразу от двух подзатыльников отца и Эдварда. – На правах друга вашей семьи.., – начал Сокол и замолчал, очищая перо для подписи. – Продолжай, Эдвард, – вздохнул Брендан. – Да, на правах друга я предлагаю ничего не делать. Ровена девушка неглупая, приворотов и всякой нечисти на ней нет, поэтому скоро сама разберётся, кто перед ней. – Разберётся, конечно, – буркнул Ворон. – Только это может случиться уже после замужества. – Будем оптимистами, – улыбнулся герцог Эреман. Ровена и Эдна шли к дворцовой площади прогулочным шагом. Хлопья снега падали на их непокрытые головы, а лёгкий морозец румянил лица. – Смотри, – насторожилась Эдна. – Опять эти невоспитанные постанцы. Давай обойдём их как-нибудь. – Поздно, – сказала Ровена. – Кажется, они нас заметили. От разухабистых шуток, которые отпускали принцы Постании, направляясь к ним, девушки поёжились. – Ваши высочества, – молодые люди поклонились и преградили сёстрам путь. – Нам так одиноко в этом замке. Не могли бы вы проводить нас куда-нибудь? – на последней фразе постанец взял Эдну за руку и потянул к себе. Испуганная девушка выдернула пальцы и отпрянула. – Ваше высочество, что вы себе позволяете? – голос Ровены, заслонившей собой младшую сестру, тоже звучал взволнованно. – Немедленно прекратите эти выходки солдафонов. – Солдафонов?! – постанец был задет. – Значит, моя персона вам не по душе? Абсолютно всё вы позволяете только избранным? Таким, как принц Адам. – Что? – от грубости и наглости молодых людей и от того, что её тайна стала известной, Ровена потеряла дар речи. – Я могу вас проводить, куда пожелаете, – за спиной принцесс раздался звонкий и чистый юношеский голос. – Кто это тут у нас? – выплюнул постанец. – А-а, сопляк Эреман, похожий на девочку. – Иди отсюда, а то я тебе… В следующее мгновение Питер Эреман – наследник клана Соколов перехватил кулак молодого человека и завернул ему руку за спину. – Отпусти его, урод, – второй принц призвал магию, приготовившись запустить сферу в Эремана и неожиданно скорчился, схватившись за живот. Со вторым постанцем через мгновение случилось то же самое. – Не надо так шутить с целителем, – весело произнёс зеленоглазый юноша. – Леди, проводите меня до площади. Я совсем заблудился. – Мы благодарим вас, герцог Эреман, – смущённо улыбнулась Эдна и взяла юношу под руку. – Да. Спасибо, Питер, – кивнула Ровена. – Я иду под руки с двумя такими красавицами, – восторженно произнёс юноша. – Все встречные мужчины умрут от зависти. Эдна смеялась, а её сестра шла, как в тумане. Вопрос: откуда постанцам известно о её отношениях с Адамом, не давал ей покоя. – Благодарю за то, что проводили, ваши высочества, – поклонился младший Эреман. – Вынужден оставить вас. Принцессы присели в ответ. – А почему он так быстро ушёл? – спросила Эдна. – А ты не поняла? – удивилась Ровена. – Он участвует в турнире. – Целитель? – Мне иногда кажется, что ты свалилась с луны, сестрёнка, – улыбнулась принцесса. – Эреманы – не только целители, но и сильные воины. Ты когда-нибудь спрашивала отца о его друге Соколе? – Эдварде? – Да. – Нет, никогда, он же вечно занят, – насупилась Эдна. – Тогда порасспроси Брендана на досуге. Питер Эреман, несмотря на то, что младше, фехтует так же хорошо, как и он. – Правда? – принцесса изумилась ещё больше. – И когда он только успел? Мы же почти вместе выросли. – Почти, да не совсем, – сказала Ровена, взяла её за руку и увлекла к королевской трибуне. Расположившись на деревянных креслах, усыпанных пёстрыми мягкими подушками, принцессы стали наблюдать за приготовлениями к турниру, обсуждая недавнюю реставрацию королевского замка, вид которого теперь не пугал прохожих своей мрачностью. – Ваши высочества, – к сёстрам подошло несколько молодых придворных дам. – Вы разрешите включиться в вашу беседу? – Конечно, – улыбнулась Ровена. – Мы слышали, что в турнире готовится участвовать младший герцог Эреман. Правда ли это?! – воскликнула блондинка, закутанная в меха. – Да, – коротко ответила старшая принцесса. – Он так хорошо собой! – выдохнула вторая блондинка в роскошном шерстяном плаще. – Даже красивее своего отца! Хоть это и невозможно! Ровена машинально отметила странное смущение на лице сестры, которое та даже не осознавала. – Ну, нет, – возразила девушка в шапке из рыси. – От его отца по-прежнему нельзя оторвать взгляда. Какая поступь и сила… Жаль, что он женат… Принцессы переглянулись. – А вот герцог Керн, я слышала, до сих пор не женат после неудачного брака, – продолжила разговор блондинка в мехах. – А я слышала, что он спился и опустился, – произнесла заговорщическим тоном дама в плаще. – А от былых блеска и величия не осталось и следа. – Да, – согласилась с её высказыванием третья девушка. – Он так редко появляется при дворе. Всё время пропадает в своей провинции и за границей. А сколько дам было от него без ума в своё время. Все три с сожалением покачали головами. В ответ на это принцессы снова переглянулись и обменялись недоумёнными взглядами. – В любом случае сегодня во дворце будет полно достойных кавалеров, что отрадно, – мечтательно произнесла блондинка в мехах. – Ой, король и наследники направляются сюда! Вы будете сидеть вместе, ваше высочество? – Да, – ответила Ровена. – Папа, прошу прощения… Его величество решил, что здесь самый выигрышный угол обзора. – О! Простите, тогда мы не будем вам мешать. Заметив, что грозный Ворон приближается быстрыми шагами, девушки поспешили ретироваться. – У этих модниц на уме одни кавалеры, – хихикнула Эдна. – Хорошо, что ещё не стали обсуждать отца и братьев в нашем присутствии. – Да, – рассеянно уронила Ровена. – Но ты лучше смотри на площадь. Сейчас начнётся. Братья Вороны сели по правую руку от отца. – Нам нужно поговорить после соревнований, – обратился король к своей старшей дочери. Ровена молча кивнула. На арену вышли два рыцаря в масках. По правилам турнира участники должны были оставаться неизвестными. – Папа, – спросила старшая принцесса. – А почему выносят копья? Ведь бои на лошадях уже прошли. – В последнем турнире разрешено использовать все виды оружия, – ответил Ворон. Услышав это, впечатлительная Эдна напряглась. – Да успокойся ты, – подбодрила её Ровена. – Никого не убьют. Магию разрешено применять только в крайних случаях и в малых дозах. Рыцарь в белой маске, закрывающей пол-лица, сбросил длинный плащ и остался в короткой чёрной накидке с капюшоном. То же самое сделал человек в красной маске. Протрубил горн, и мужчины схватили мечи. Поединок получился до обидного коротким. Красная маска была повержена соперником в считанные минуты. Сначала рыцарь выбил у него из рук клинки, а потом – копьё. Испытать кинжалы, лук и магию неудачливому сопернику не дали возможности. – Печальное зрелище, – обратилась Ровена к отцу. – Почему? – спросил тот, внимательно наблюдая за вышедшей на арену второй парой. – Рыцарь в белой маске не получил возможности показать даже одну четвёртую своего искусства. Понятно, что он фехтует в совершенстве. – У него ещё всё впереди, – многообещающе ухмыльнулся Ворон. Поединок второй пары прошёл ещё более тускло. Соревнования естественным образом отбирали сильнейших воинов. Горнисты протрубили снова, извещая публику о втором этапе турнира. – Вот это уже кое-что, – улыбнулась Ровена, наблюдая за тем, как рыцари стали использовать самые изощрённые приёмы в фехтовании. – Становится горячо. – Да, – сказал Ворон, понимая чувства дочери. – Последняя шестёрка. Третий тур длился около часа, за который зрители не успели соскучиться ни на минуту. Все рыцари двигались стремительно, не желая уступать победу соперникам. Наблюдая за клинками, сверкающими, как молнии, Эдна то и дело зажимала себе рот, чтобы не вскрикнуть. В это же время Ровена мастерски вычисляла тактику, которую используют воины в следующие мгновения, и радовалась, что это получалось. Троекратное звучание горна привело публику в восторг. Двух рыцарей, вернувшихся на арену, приветствовали волной аплодисментов и свистом. – На чьей ты стороне?! – вскрикнула Эдна, вцепившись в руку сестры. – Белой маски, конечно, – промычала Ровена. – Я тоже! – восхищению младшей принцессы не было предела. – Хотя рыцарь в чёрной маске тоже силён, – задумчиво произнесла девушка. – Папа, а ты? – она дёрнула отца за рукав. – Я, как ты, – почти прошептал Ворон. – Только не нужно кричать об этом. Король должен быть непредвзятым. Рыцарь в чёрной маске оглядел зал, на мгновение остановив взгляд на королевской трибуне, и лениво подошёл к мечам. В следующую минуту клинки заиграли в его руках, отзеркаливая дневной свет. Помедлив немного, видимо собираясь, воин в белой маске перевернулся в воздухе, выхватывая лезвия из земли. Наблюдая за стремительно двигающимися мужчинами, зрительские трибуны погрузились в мёртвую тишину. Некоторые люди даже привстали, чтобы лучше видеть ожесточённую схватку. Через четверть часа безудержного фехтования маг в белой маске схватился за живот. На белой рубашке, видневшейся из-под чёрной накидки, появилась ярко-алая кровь. На трибунах раздались женские крики. Испугавшаяся Эдна спрятала лицо на груди у сестры. Тяжело дышавшая Ровена обняла её одной рукой, но не отвела взгляда от площади. – Папа, он серьёзно ранил его. Кровь хлещет фонтаном. Это против правил! Почему ты ничего не сделаешь? Вместо ответа Ворон плотно сжал губы и покачал головой. Знак: не вмешивайся, поняла Ровена и также плотно сжала челюсти. Между тем, человек в чёрной маске оставался в боевой стойке и ждал, когда его согнувшийся в три погибели соперник признает поражение. Горн издал короткий звук. Минута – и будет длинный. Белую маску уведут с арены. «Если не унесут», – подумала Ровена, утешая сестру. Однако горнистам не суждено было сыграть мелодию поверженных. С силой вздохнув, раненый рыцарь выпрямился и твёрдо поднял клинки. Услышав скрежет стали, Эдна подняла заплаканное лицо и снова стала наблюдать за схваткой. В этот раз оба соперника ни в чём не уступали друг другу. В следующие двадцать минут зрители поняли, что в мастерстве фехтования участники турнира равны. – Довольно! – голос короля Адении эхом отозвался от трибун. – Я признаю ничью. Используйте другое оружие и магию. Рыцари поклонились монарху и схватились за кинжалы. Когда ножи разлетелись, не достигнув заветной цели, а стрелы, выпущенные из луков, были сломаны, воины призвали магию. Зеленоватое свечение волной нахлынуло на фиолетовое. Наступая друг на друга, маги по очереди сгибались, с силой преодолевая давление энергии. Через несколько минут рыцарь в белой маске ослабил энергию и снова схватил мечи. Не ожидая такого поворота, его соперник по инерции упал на землю, потом вскочил и запустил в воина фиолетовую сферу. Чудом увернувшись от смертельного разряда, человек в белой маске обрушил на мага всю силу своих клинков. – Ваше величество! – в этот раз голос Ровены звенел. – Остановите бой немедленно! Робин удержал дочь за плечо и заставил сесть. Через несколько секунд схватка закончилась. Белая маска выбил из рук соперника оружие и пригвоздил его к земле. Магические соревнования завершились. Эдна вытирала слёзы, Ровена до хруста сжимала пальцы, а братья Вороны, прищурившись, рассматривали приближающихся к ним магов. – Вы признаёте своё поражение, рыцарь? – спросил король у участника в чёрной маске. – Признаю, – хриплым низким голосом ответил маг и словно бритвой резанул взглядом всю королевскую семью. – Объявляю вас победителем! – сказал Ворон и сделал знак свите. Маги подошли к мужчине в белой маске и торжественно надели на него амулет на толстой массивной цепи. – Теперь вы можете открыть своё лицо! – продолжил король Адении. Рыцарь устало поднял руку и стянул с головы повязку с прорезями. Король и принцы если и удивились, то виду не подали. А вот Ровена и Эдна не смогли сдержать восклицания. Младший герцог Эреман поклонился королю и упал, потеряв сознание. – Целителей сюда, быстро, – крикнул Брендан, перемахнувший через все нижние трибуны. Принцессы бежали по лестнице, подобрав юбки. – Меня одного хватит, – послышался сердитый голос Сокола. Он опустился на колени и положил ладонь на лоб сына. Помолчав немного, Эдвард окутал юношу магией. Бледность на лице Питера уступила место румянцу. Через несколько мгновений Сокол резко встал и прорычал: – Как мило с вашей стороны воспользоваться запрещёнными приёмами, сударь!!! Маг в чёрной маске легко отразил атаку герцога Эремана и напал на ничего не подозревающего Ворона, использовав магию, превратившейся из фиолетовой в чёрную. Выброшенной энергии вполне хватило бы, чтобы убить короля. Атаку сдержала Ровена. Она выпустила несколько огненных шаров один за другим. Сначала отзеркалив тёмный столп, а затем вынудив врага спасаться от огненного дождя. Вороны и Сокол встали рядом и заискрили энергией. – Кто ты?! – презрительно спросил Робин. – Ваш старый знакомый, разве не помните? – спросил тип в чёрной маске, заслоняясь мощным щитом. С двух сторон к нему подбежали воины в чёрных плащах и образовали общее магическое поле. Неожиданно возникшие из ниоткуда помощники также скрывали лица. Ровена оглянулась и увидела, как к ним спешит королевская охрана. – Знакомых у нас много, всех не упомнишь, – усмехнулся Сокол. – Да и есть ли смысл напрягаться? – Время покажет Эреман, – прошипел маг в чёрной маске. – Ты хорошо натаскал своего щенка! Уверен, что мы ещё встретимся, как в былые времена. Вместе с Медведем, которого не хватает в вашей компании! С этими словами маги скрылись в телепорте. – Что стоите?! – рыкнул Ворон солдатам. – Уводите всех людей с трибун! Удвойте дворцовую охрану и разберитесь, как попал сюда этот «старый знакомый»! Всех виновных – в тюрьму, а всех беспечных – пинком под зад! – Выполнять! – крикнул начальник стражи, и часть солдат мгновенно испарилась. Бледная и заплаканная Эдна с тревогой смотрела на Питера Эремана. Сокол ещё раз прикоснулся ко лбу юноши, потом рывком подхватил его на руки и быстро пошёл в сторону замка. – Быстро в свою комнату и сидеть тихо, как мыши! – крикнул Тристан, открывая перед сёстрами двери. Ровена скривила губы и покачала головой, осуждая поведение брата, а всегда спокойная Эдна вдруг возмутилась: – Не пойду! Сам иди в свою комнату! Я хочу знать, что случилось с Питером! С этими словами она, подхватив юбки, ринулась, было, в коридор, но Тристан легко схватил её, перенёс за порог и запер вместе со старшей сестрой. – Открой, гад! Открой!!! – принцесса затарабанила по дереву. – Успокойся, – Ровена тронула её за плечо. – Отец позаботится о нём. Не будем мешать и скоро всё узнаем. В сердцах Эдна топнула ногой, резко повернулась и подбежала к окну, едва не выбив лбом стекло. – Что ты там собираешься увидеть? – с ленцой спросила Ровена. – Красоты заснеженного сада? Нахмурившись, принцесса отошла от окна и приблизилась к камину, смешно наклонив голову. – Эдна, – начала сестра. – Не мешай мне подслушивать, – перебила та. – Из разговоров прислуги ты много узнаешь, – зевнула Ровена. – Не понимаю, как ты можешь быть такой равнодушной! – чертыхнулась Эдна. – Питер ведь серьёзно ранен. – Зачем глупости говоришь? – выпалила девушка. – От того, что я буду здесь кусать локти, ничего не изменится. К тому же я уверена, что отец исцелил его ещё там, на арене. – Правда? – обрадовалась Эдна. – А как ты это поняла? Ты что, успела прочитать заклинание и увидеть его ауру? – Нет, – буркнула Ровена. – Всё намного проще. У него появился румянец на щеках. Принцесса внимательно посмотрела на сестру и успокоилась. В конце концов, ей можно было доверять. В целительстве Ровена разбиралась в несколько раз лучше, чем она. – Меня больше интересует, кто скрывался под чёрной маской, – протянула старшая принцесса. – Да, – тихо прошептала Эдна. – Этот негодяй чуть не убил папу. Она поёжилась и положила голову на плечо старшей сестры. Раздался щелчок замка и дверь отворилась. – Тристан, что там? – спросила Ровена, вставая навстречу. – Пока ничего, – выдохнул принц. – Питер в сознании, гости в панике, преступники скрылись. Отец велел вам не покидать спальню до отбытия в Цветущую пустыню. – Как это? – возмутилась Ровена. – Я хотела увидеться с Адамом. – Вот пусть пылкий влюблённый сам и позаботится о встрече, – зло произнёс Тристан и хлопнул дверью, оставив сестёр в недоумении. Наследник аденийского престола стремительно шёл по коридору, и стража расступалась перед ним. Спускающийся по лестнице Тристан заметил брата и, кивнув, присоединился к нему. Похожие на отца юноши носили такие же длинные волосы, как у него. – Сокол думает, что сюрприз на соревнованиях устроили осколки рода аренийских колдунов. – Тебе не кажется, что это слишком просто, – пожал плечами принц. – Из того клана уже никого не осталось. – Не знаю, надо думать. – О-о, кого мы видим, ваши высочества, – раздался голос аитлонского принца. Вороны остановились и, как по команде, обернулись. Адам приблизился к ним со своей свитой. – Признаться, мы не ожидали таких скандальных соревнований. Думаю, всё произошло из-за плохой дисциплины в королевской охране. – Вы можете думать, всё, что вам угодно, ваше высочество, – улыбнулся Брендан. – Да, наследникам престола бывает очень полезно подумать, – поддержал беседу Тристан. Уловив ироничный тон аденийских принцев, Адам разозлился, а поняв, что юноши прочитали его чувства, просто пришёл в ярость. – Все кичитесь своей сверхдержавой? Давно ли вылезли из руин? И за счёт кого?! – Я полагаю, вы считаете, что это произошло благодаря Аитлону? – Брендан снова усмехнулся. – В первую очередь, – говоря это, принц даже бровью не повёл. – Мы даже спорить не станем, – выдал Тристан. – А вы лично защитили нас от драконов сумрака, о которых даже аренийские колдуны ничего не слышали. Удар попал точно в цель. Адам размахнулся, чтобы врезать младшему Ворону по лицу, но тот виртуозно увернулся, и аитлонец оказался на полу. Его сопровождающие подскочили, чтобы помочь ему подняться, чем окончательно вывели его из себя. Он отмахнулся, опять упал, поднялся и пропыхтел: – А впрочем, что это я всё о политике… Государственные дела – плохая тема для разговора с будущими родственниками… В этот раз пришла очередь злиться братьям Воронам. Поняв, что задел оппонентов за живое, Адам презрительно ухмыльнулся. – Ваша сестра без ума от меня… В прошлый раз, когда я гостил у вас в стране, по всему замку за мной бегала… – Ах, ты, – Брендан подался вперёд, но был остановлен братом. – Перестань, не видишь, он только и добивается, чтобы его физиономию раскрасили, а он бы обвинил нас во всех смертных грехах, – произнес Тристан. – Уверен, что моя сестра вскоре поймёт, кто ты на самом деле, – сквозь зубы процедил Брендан. – Ты думаешь, она нужна мне? – протянул Адам. – На этом браке настаивает отец и приказывает мне изображать влюблённого. К счастью скоро всё это закончится. – Что именно? – сжал кулаки Тристан. – Этот театр… Сразу после свадьбы ваша сестра получит то, чего достойна. Воронов передёрнуло. – И ты так прямо об этом говоришь? Не боишься за свою драгоценную персону? – прошипел Брендан. – А что ты мне сделаешь? Расскажешь всё сестричке? Она тебе не поверит, потому что влюблена в меня по уши. С этими словами аитлонский принц ещё раз гадко улыбнулся, сделал знак своей охране и гордо удалился. – Там по делу что-нибудь есть? – спросил Робин у Сокола, перебирающего бумаги. – Смотря по какому делу, – проворчал герцог Эреман. – По нашему давнему знакомому! – проговорил Ворон в нетерпении. – Ничего.. Ищут, а вот… – Договаривай, – приказал король. – Относительно помолвки твоей дочери… – Наступаешь на мозоль? – осклабился Ворон. – Продолжай. – В общем, разведка донесла о недобрых планах короля Аитлона. Сын – просто марионетка в его руках и делают то, что ему прикажут. – К тому же совершенно безмозглая и безвольная марионетка… Продолжай, я что слова должен клещами из тебя вытягивать? – Если брак состоится, Ровене придётся очень плохо, Робин. Ей придётся отдуваться за все твои грехи перед аитлонцами… – Это достоверно известно? – король сжал кулаки. – Достовернее не бывает… – У тебя есть какие-нибудь соображения на этот счёт? Разумных слов моя дочь не понимает… Сокол постоял некоторое время, тяжело вздыхая, а потом сказал: – Примени силу и выдай её замуж. – Легко сказать, – Ворон энергично вскочил на стол. – Тут такое начнётся… Да и за кого? Среди принцев искать бесполезно. Даже я никого не нашёл. Кто сможет её защитить? – Выдай за моего сына, – твёрдо сказал Сокол и посмотрел Робину в глаза. – Что? – удивился Робин. – Да как тебе такое в голову пришло. Она смотрит на него точно так же, как на Тристана и Брендана. – А вот он смотрит иначе, – протянул Эдвард. – Только боюсь, по приказу и против её воли не женится на ней никогда. – То-то и оно, – сказал Робин. – Я не знаю что делать. – А я тем более, – резюмировал герцог Эреман. – Решай сам. Король стукнул кулаком по столу и громко произнёс: – Охрана! – Ваше величество! – громко крикнул вошедший стражник. – Приведи сюда принцессу Ровену без сестры. – Слушаюсь. – Ну, я, пожалуй, пойду, – сказал Сокол. – Увильнуть хочешь? – Робин покачал головой. – Да, малодушничаю. Герцог повернулся к двери, но Ворон остановил его. – Эдвард, проследи, чтобы Адама вышвырнули из дворца, уведомив о разрыве помолвки. И сделай всё срочно. – Понял, – улыбнулся Сокол. Осторожно открывшая дверь Ровена застала отца, стоявшего возле окна в своей излюбленной позе со скрещенными руками на груди. – Ты звал меня, папа? – спросила она, недоумевая, почему Ворон до сих пор стоит к ней спиной, хотя слышал, как она вошла. – Входи, – вздох у короля вышел невероятно глубоким. Почему-то занервничав, принцесса стала теребить тесьму на длинных рукавах платья. – Нам нужно поговорить, – начал Робин. Ровена не нашла ничего разумнее, чем молчать и вопросительно смотреть на монарха. – Принц Адам… – С ним что-то случилось?! – тревожный вскрик дочери разгневал короля. Резко перепрыгнув через огромный письменный стол, он оказался рядом с девушкой и процедил сквозь зубы: – Случилось, доченька, давно… У создателя не хватило мозгов для этого уро… юноши… – Что? – испуганно спросила девушка. – Я ничего не понимаю… Он пострадал? Тогда мне срочно нужно увидеть его! Она бросилась к двери, но Ворон остановил её, дёрнув за руку. – Ты можешь успокоиться и выслушать меня? Принцесса быстро закивала, глядя на отца по-детски беспомощными глазами. – Твоего Адама взяли за задницу и впихнули в телепорт вместе со свитой… Теперь он, наверное, дома… Глаза Ровены стали круглыми. – По моему приказу! – отчеканил Ворон и тряхнул дочь за плечи. – За… Почему? – от изумления принцесса стала заикаться. – Организация заговора против Адении, короля Ворона и его дочери принцессы Ровены в частности. Король отвернулся от бледной и растерянной девушки, подошёл к столу, налил в стакан воды и хладнокровно поднёс ей. В следующую секунду сосуд полетел на пол и разбился вдребезги. – Какая чушь! – крикнула Ровена что есть мочи. – Что за ересь ты несёшь?! – Ересь?! – проорал Ворон в ответ. – Эту ересь неоднократно подтвердила моя разведка! Хотя всё ясно было и без них! Только слепая – такая, как ты, не может понять, кто такой Адам! Принцесса схватилась за горло, которое заболело от громкого крика и сказала уже тише: – Я отправлюсь к нему. Адама оклеветали, я уверена, что он всё объяснит… Ворон снова скрестил сильные руки на груди, приподнял бровь и стал наблюдать за дочерью. – Наша помолвка… – Ваша помолвка официально разорвана. Тоже по моему приказу. Изумлённая Ровена взглянула на отца и почти прошептала: – Да как ты мог? Это моя жизнь и мне решать… – Жизнь?! – снова проорал Ворон и подскочил к дочери. – Что ты знаешь о жизни, несмышлёное дитя? Вы с сестрой выросли в маленьком домике среди добрых соседей. Вы не видели ни настоящей жизни, ни настоящих негодяев! И это моё упущение: подумал, что девчонкам, не надо всего этого знать… Теперь пожинаю плоды… Ровена молча смотрела на хмурого отца, не зная, что сказать. Постояв ещё мгновение, Робин подошёл к дочери, взял её за плечи, словно заключив в железные тиски, и произнёс, прожигая глазами: – Пообещай мне, что не станешь ничего предпринимать, чтобы увидеться с Адамом… – Нет, – сказала Ровена на выдохе. – Тогда ты не оставляешь мне выбора, доченька. Выйдешь замуж за герцога Керна из клана Медведей. На миг от звучания этого имени в мозгу принцессы вспыхнули детские воспоминания, но мгновенно угасли. – Какого ещё герцога Керна?! – крикнула она, вырываясь. – Моего друга Артура. – Ты не в себе, папа! Я люблю Адама! – Эй, кто там?! Войдите! – громко сказал Ворон. – Что случилось, отец? – спросили появившиеся в дверях Брендан и Тристан. – Я разорвал помолвку с аденийским наследником и собираюсь выдать Ровену за другого, – чётко, почти по слогам произнёс Робин. – За кого? То есть я хотел сказать, что… – начал, было, Тристан. Братья стремительно вошли в приёмную и закрыли за собой двери. – Брендан! Помоги вразумить его величество! – воскликнула Ровена. – Его нагло обманули. Стоявшие прямо принцы ничего не говорили и как-то странно смотрели на сестру. – Почему вы молчите? – выдохнула девушка. – Вы… Вы что? На его стороне? Я не могу поверить в это! Она с криком ринулась к двери, но братья преградили ей путь. – Хватит! – крикнул Брендан, сжимая запястья сестры. – Адам – негодяй! Пойми ты это, наконец, Ровена! Никто не заставит меня отдать тебя в руки этому ничтожеству, слышишь! – Стража! – гаркнул Ворон. – Ваше величество, – услужливо произнёс ворвавшийся придворный. – Приготовьте охраняемую комнату для моей дочери. Она там посидит до замужества! – Понял, ваше величество! – И ещё! Пошлите надёжного человека к Артуру Керну и сообщите ему, что он – счастливый жених! Ровена выдернула запястья из рук брата, сверкнула глазами и, тяжело дыша, отошла к стене. – Папа! – весёлый голосок Эдны прозвучал как трель соловья у подножия проснувшегося вулкана. Младшая принцесса впорхнула в приёмную, закрыла за собой дверь и осмотрелась. – Эдна, девочка моя, – притворно спокойно сказал Ворон. – Нам тут нужно разобраться с одним скучным делом. Это не займёт много времени. Ты подожди нас у себя в комнате, ладно… Девушка пожала плечами и пошла к двери. Несколько секунд Ровена безучастно смотрела ей вслед, а потом внезапно крикнула: – Эдна, стой! Принцесса замерла и резко обернулась. Так, что шаловливые тёмные локоны ударили её по румяной щеке. – Ровена… Что-то случилось? В этот раз она внимательнее посмотрела на отца и братьев, которые поспешили опустить взгляды. – Случилось! – громко ответила девушка. – Наш отец сошёл с ума! Разорвал мою с Адамом помолвку и силой выдаёт меня замуж за другого! – Что? – побледнела Эдна. – А наши братья целиком на его стороне! – Ровена, хватит! – рявкнул Ворон. По лицу юной дочери он понял, что она не может поверить в услышанное. – Я не выйду из этой комнаты свободной, слышишь! – крикнула принцесса. – Скажи мне, на чьей стороне ты?! Эдна растерянно переводила взгляд с сестры на отца и братьев. – Ровена, перестань, ты сама не понимаешь, что говоришь! – громко произнёс Тристан, подошёл к младшей сестре, обнял её за плечи и увлёк к двери. Ровена тоже дёрнулась к выходу, но Брендан снова преградил ей путь. – Уйди с дороги! – буркнула она. Следуя за братом, Эдна снова оглянулась, вырвалась и сделала два шага назад. Она тяжело дышала и со слезами смотрела на мужскую половину семьи Воронов. – Ровена, беги! – крик прозвенел, отлетел от стёкол окон, глухо оттолкнулся от стен и мебели и застрял в ушах всех Воронов. В следующую секунду поток магии, выпущенный маленькой принцессой, разметал братьев и полетел в короля, который был вынужден спасаться, прыгнув за свой массивный королевский стол. – Прости, Брендан! – крикнула Ровена, подскакивая к поднимающемуся брату. Хороший удар в челюсть отправил юношу на прежнее место. А принцесса, воспользовавшись суматохой, подбежала к секретеру, магией сломала замок и достала оттуда артефакты. – Что ты смотришь! – проорал Ворон из-под стола своему младшему сыну. – Останови её. Вопль отца отрезвил Тристана. Он помотал головой, отлип от стены, закрывшись щитом, медленно подошёл к сестре и погасил её магию. – Пусти, гад, пусти! – Эдна вырывалась и била брата кулаками по спине. Младший принц, с трудом удерживая девушку, пнул двери и вышел в коридор. – Ровена, не смей! Из приёмной донёсся сначала крик короля, а потом треск открывающегося телепорта. Поняв, что тумаки на брата почти не действуют, Эдна напрягла голосовые связки и огласила своим криком весь верхний этаж дворца. – Отпусти её, – мрачный приказ младшего Сокола прозвучал угрожающе, но более действенным оказался удар в солнечное сплетение. Младший принц согнулся пополам и, действительно, выпустил сестру. – Тристан? – удивился Питер, увидев лицо похитителя, которое раньше не заметил из-за темноты и юбок. – О-о-ой, – прокряхтел юноша. – Ты вовремя, как всегда, Пит. – Что здесь происходит? – в голосе младшего Сокола звучала крайняя степень удивления. – Питер, ты поможешь мне?! – выкрикнула принцесса. – Да, конечно, – растерянно ответил юноша. Эдна схватила его за руку и втащила в королевскую приёмную. Растрёпанная Ровена пыталась войти в телепорт, который удерживал её отец. Он сжимал проход одной рукой, решительно приближаясь к принцессе. – Я всё равно уйду! – громко сказала Ровена и закрылась от Ворона зеркальным щитом. Уперевшись в стену, Робин напрягся, чтобы сдержать энергию и сделал ошибку. Под его напором на зеркальный щит образовалась воронка, быстро увеличивающаяся в размерах. Ровена убрала защиту и вихрь соединился с телепортом, который в считанные секунды засосал внутрь её и Эдну с Питером, находившихся рядом и пытавшихся ей помочь. – Вот, чёрт, – сказал Брендан, съезжая по стене. – Кажется, она мне челюсть вывихнула. – Ты преувеличиваешь, – вздохнул его брат, потирая затылок. – С вывихом ты не смог бы разговаривать. Так что захлопни свою многострадальную челюсть и займись делом. – Каким делом? По-моему все дела уже сделаны, – огрызнулся принц и посмотрел на отца, который был мрачнее тучи. – И что здесь произошло? – спросил вошедший в приёмную Сокол. – Магическая воронка поглотила наших сестёр и твоего сына. Где они теперь неизвестно. – И что? Эта воронка образовалась сама собой? – спросил герцог Эреман, не теряя самообладания. – Конечно, нет. Её образовал я, как последний маг-неумеха, – буркнул Ворон. – Значит, разговор с Ровеной не задался, – печально улыбнулся Сокол. – Хорошо, что Питер переместился вместе с ними. Иначе совсем худо было бы. Дверь снова открылась, и на пороге возник стражник. – Ваше величество, распоряжение выполнено. Медведь… То есть, его сиятельство герцог Артур Керн поставлен в известность и скоро будет во дворце. – Что? – кисло спросил Сокол неизвестно у кого. – Я хотел выдать за него Ровену, – сказал Робин. Принцы молча переглянулись, а лорд Эреман сморщился. – Интересно, как Медведь воспринял это известие? – Скоро узнаем, – буркнул Ворон. – Не стой столбом. Быстро извести придворных магов о пропаже принцесс и герцога Эремана младшего. Пусть ищут… Вернее, пусть землю носом роют, но быстро определят, где они. – Слушаюсь, ваше величество, – выдохнул стражник, находящийся в крайней степени изумления. Он стрелой вылетел за дверь, подгоняемый желанием не только выполнить приказ, но и поделиться горячей новостью с друзьями. – Успокойся, Ворон, – ровно произнёс Сокол, сочувствуя другу. – От того, что ты будешь казнить себя, ничего не изменится. – Нельзя было так с Ровеной. Я глуп, иначе нашёл бы другой выход из положения. – Мы все иногда совершаем не самые умные поступки, – сказал Эдвард и мрачно уставился в окно. Через несколько часов король, принцы и герцог Эреман ужинали в столовой своей небольшой компанией. Мрачно переглядываясь, мужчины не произносили слов и вяло ели. Сомнительную идиллию нарушил раздавшийся за дверью шум. – Да, ваше сиятельство, но не сейчас же! Его величество ужинает! Услышав приглушённую из-за толстых стен реплику, Сокол и Ворон обменялись понимающими взглядами. – Медведь, – радостно протянул Брендан. Дверь распахнулась, и в гостиную действительно ввалился тот, о ком все думали. – Что за дела, Ворон?! – рыжеволосый Артур громогласно нарушил надоевшую всем тишину. – Здорово! – Садись, – Робин поприветствовал его кивком и указал на стул возле Сокола. – И откуда ты такой? – спросил Эдвард, разглядев растрёпанного друга. – Откуда-откуда, из похода! Там, знаешь ли, дворцовых удобств нет. А свой шатёр я то ли потерял, то ли оставил врагам… – Спасаясь бегством? – не преминул вставить Тристан. – А ты нахал, – ухмыльнулся лорд Керн, щелкая пальцами, чтобы подозвать к себе лакея. – Медведи не удирали никогда! Запомни это! – Запомнил! – отрапортовал младший принц. Артур отодвинулся от стола и умылся из поданного слугой серебряного рукомойника. – Что вы смотрите? – недовольно спросил Ворон. – Несите ещё один прибор. Медведь, я так думаю, ты ужинать будешь? – А зачем я тогда умывался? – возмутился герцог Керн. Через несколько минут довольно уминая картофель с грибами и овощной салат, щедро поливая его сливками, Артур спросил: – Итак, Роб, я не понял, зачем ты оторвал меня от дел… – А тебе что, разве не сказали? – удивился Сокол. – Мне сказали, что я, как счастливый жених, должен явиться во дворец, – хохотнул Медведь. – По правде сказать, я ничего не понял. Твою магию… В столовой повисла пауза. – Робин, – Эдвард красноречиво покосился на короля, который медлил с ответом, сколько мог. – Я вызвал тебя, – начал Ворон. – Я вызвал тебя, чтобы сообщить приятное известие. – Так давай, не тяни, – снова хохотнул Медведь. – Я люблю приятные новости. – Ты должен жениться на моей дочери. Услышав это, рыжий Артур замер с поднесённой ко рту вилкой. Посидел так немного, поозирался по сторонам и спросил: – Чего? – Друзья, – вздохнул Ворон. – Оставьте нас, пожалуйста, наедине. Под грохот отодвигаемых стульев Медведь, наконец, отправил в рот кусок на вилке и пошутил: – Только ненадолго, а то мало ли что… Дверь закрылась, и Артур посмотрел на своего короля, приподняв бровь. – Я прошу тебя жениться на моей дочери, – снова повторил Ворон, выдержав паузу. Герцог Керн отодвинул от себя прибор, внимательно посмотрел на друга и произнёс: – Скажи, Робин, ты долго думал, прежде чем предложить мне это? – Достаточно, – буркнул Ворон. – Это вовсе не бред, как тебе сейчас кажется. – А моя невеста об этом знает? – с издёвкой спросил Медведь. – Да, я поставил её в известность. – И где же она? – улыбнулся Артур. – Сбежала, как только узнала о предстоящей партии? Ворон скривился. – Кстати, кто она? Эдна или Ровена? – Ровена, Артур. Хватит издеваться всё не так просто, как ты думаешь. – Так объясни мне, как дела обстоят на самом деле, а то я теряюсь в догадках и сомневаюсь в здравости твоего рассудка. Глава II Непроглядный туман повергает в отчаяние. Не оставляй меня, лунный свет. – Помогите, – бормотала Эдна, пытавшаяся не упасть с обрыва. Снег под её горячими руками предательски таял и скользил. Сил держаться уже не было. Подоспевший Питер схватил её за локоть и втащил на склон. – Где Ровена? – спросил он, вытирая капли влаги с лица. – Не знаю, – выдохнула девушка и посмотрела по сторонам. – Сиди здесь, – приказал молодой человек, набросил на неё свой тяжёлый плащ и ушёл прочь быстрыми шагами. Лежавшая без сознания Ровена простонала на руках у Питера после того, как он провёл рукой по её лбу. Открыв глаза, она увидела юного целителя с грустными зелёными глазами. – Как вы себя чувствуете, ваше высочество? – спросил он, поддерживая её. – Питер, где мы? – снова простонала Ровена и села на снегу. – Пока не знаю, но предполагаю, что где-то в Адении. Девушка отодвинулась и попыталась встать, отряхивая тяжелые от снега юбки. Герцог предугадал её желание, встал и рывком поставил рядом. – Здесь ваша сестра. – О-о, – огорчилась принцесса. – Нельзя ли отправить вас вместе домой? – А вы останетесь здесь? – усмехнулся Питер. – Впрочем, это всё равно неосуществимо. Втроём мы не сможем открыть телепорт, а нужного артефакта у нас нет. – Мне нужно в Аитлон к Адаму, – буркнула Ровена и сделала несколько шагов вперёд. – Аитлон не там, ваше высочество, – сказал целитель вдогонку. – Откуда ты знаешь? – возмутилась принцесса. – И, вообще, хватит мне выкать. Мы выросли вместе. – Да, верно, – произнёс младший Эреман и подошёл к ней. – Смотрите. Девушка уставилась на его перстень, который светился и показывал трёхмерное пространство. – Мы вот здесь, – изображение увеличилось. – Это север страны и до аитлонской столицы отсюда многие мили, хотя ближе, чем до аденийского дворца, не спорю. Если вы желаете идти пешком, тогда вам туда, – он указал в противоположную сторону. – Где Эдна? – нахмурилась Ровена. – А вот ваша сестра как раз в том месте, куда вы изначально направлялись. – Хм, – выдавила принцесса и постаралась ускорить шаг. Попытка не удалась. Ноги вязли в глубоких сугробах, а тяжелые юбки тянули вниз, как свинцовые. Сделав ещё два шага, она упала лицом в снег, охнула и села на землю. – Я мог бы вам помочь, ваше высочество, если, конечно, вы разрешите. Ровена коварно улыбнулась, протянула ему руку, а потом резко встала, приблизившись к нему вплотную, и елейно проговорила: – Скажи, Питер, почему ты надо мной издеваешься? Юный целитель молчал. – Дай догадаюсь, ты тоже против моего брака с Адамом, как мои отец и братья. – Да, – коротко ответил юноша. – А знаешь ли ты, что это, вообще, не твоё дело, – прошипела Ровена и отпихнула его от себя. – Да, – ответ опять вышел умопомрачительно коротким. Девушка отвернулась и снова пошла вперёд, на этот раз шагая, как можно шире, чтобы повторно не угодить лицом в снег. Питер догнал её, схватил под руку и пошёл рядом. Движение сразу ускорилось. – Ну, где вы были? – недовольно спросила Эдна, выныривая из-под плаща. – Я тут уже в сосульку превратилась. Ровена улыбнулась сестре, щёлкнула пальцами и высушила платье сначала на ней, потом на себе. – До ближайшего населённого пункта относительно недалеко, но чтобы выйти на дорогу, придётся потрудиться, – сказал Питер, разглядывая голограмму из своего кольца. – Дорогу к дороге я вам сделаю, – пробормотала Ровена, зажигая огненную сферу вместо костра. – Покажи только, куда таять тропинку. – Вот сюда, – герцог Эреман подошёл к ней и указал место. – Прекрасно, – промурлыкала Эдна, поднося руки к огню. – А ты, что же, с нами не пойдёшь? – Я не вижу в этом смысла, – уронила Ровена. – Я не могу оставить вас здесь, ваше высочество. Вы должны пойти с нами, – спокойно произнёс целитель. – А что ты сделаешь, если я откажусь, Питер? – зло улыбнулась принцесса. – Подерёшься со мной? Она с наслаждением заметила, как на невозмутимом лице юноши, пусть лишь на миг, появилось смятение. Значит, он не такой уж и непробиваемый. – Это не очень хорошая идея, – сказал Эреман. – Боишься? – нагло спросила девушка и сделала к нему шаг. – Ровена, прекрати, – Эдна преградила ей дорогу. – Что ты будешь здесь делать одна? До Аитлона далеко. А из населённого пункта проще отправиться в путь. – Хорошо, ты права, – сказала принцесса, краем глаза отмечая, как Питер плотно сжал губы. – Отсюда нам, действительно, по пути. А потом… Эреман печально посмотрел на неё зелёными глазами. – Питер, возьми плащ, ты, наверное, замёрз? – Эдна подошла к юноше и взяла его за руку. – Нет, – вздохнул герцог, взглянул на принцессу с высоты своего роста и поплотнее закутал её в ткань. Девушка смутилась и растерянно уставилась на сестру, успевшую пустить по снегу огненный змеевик. – Возьмите мой камзол, ваше высочество, – предложил Питер, встав рядом с Ровеной. – Оставьте, герцог, – усмехнулась принцесса. – Меня согреет мой огонь. – Огонь любви, я полагаю? – в голосе целителя прозвучала ирония. Принцесса резко обернулась к молодому человеку и, привстав на цыпочки, чтобы прямо и гневно взглянуть ему в глаза, сказала: – Именно. До которой вам ещё расти и расти. В этот раз пришла очередь улыбаться Эреману. – Ровена, ты же всё в лёд превратила, – протянула подошедшая к ним Эдна. – Как идти? На коньках ехать, что ли? – Подожди, – отмахнулась принцесса. Огненный жгут пошёл по земле медленнее и показал оголённую землю. – А как там теперь всякие насекомые и грызуны без снега? Они же замёрзнут, – не унималась Эдна. – А ты вызови свой ветерок и засыпь всё снова тонким слоем снега. Только не перестарайся, – ответила Ровена. – Правда! – обрадовалась принцесса. – А зачем тогда, вообще, здесь твой огневик? Я размету всё сама. Ровена сжала кисть и укротила свою магию, отмечая, как усмехается противный целитель. Пройдя несколько километров сначала по разметённой Эдной тропинке, а затем по извилистой дороге, молодые люди достигли одиноко стоящего на отшибе трактира. – Оттуда приятно пахнет картофельным супом! – оживилась младшая принцесса, когда они подошли к заведению. Двери распахнулись, выплёвывая подвыпившего типа, от которого за километр разило спиртным. Видимо плохо соображая, мужчина толкнул девушку плечом, которая, не ожидая атаки, больно ударилась о деревянную изгородь и охнула. – Смотреть надо, куда идёшь, – на пути гостя из трактира тут же возник Питер. – Сама пусть смотрит, – икнул прохожий. – Тоже мне принцесса нашлась! Да у меня таких в каждом трактире… Герцог толкнул его плечом, и пламенная речь прервалась на другом крае изгороди. – Питер, что ты сделал? Он жив? – спросила подбежавшая к нему Эдна, потирая ушибленное плечо. – Не надо было его бить, он же просто пьян. – Думаю, с ним всё в порядке, – Ровена обняла и успокоила сестру. – Так бы сразу и сказал, – пробормотал тип, отклеиваясь от забора. – Что-то мне уже не хочется входить внутрь, – сказала Эдна, услышав мужской хохот за стеной. Тем временем герцог решительно открыл дверь и шагнул внутрь. Девушки последовали за ним. – Хозяин! – громко позвал целитель, подойдя к стойке. – Да, господин, – грузный мужчина с густыми бровями вышел навстречу. – Нужно две комнаты на ночь, – уже тише сказал Эреман. – Как раз освободились, господин, – пробормотал трактирщик, оглядываясь по сторонам. – Филипп, проводи! Из-за стеллажа, уставленного бутылками, показался здоровенный малый и поклонился гостям. – Только осторожно там, – снова вполголоса произнёс хозяин. – Прошу прощения, господин, но сегодня здесь собралась сомнительная компания, а выставить её за порог я не могу, боюсь неприятностей. Питер улыбнулся краешком рта и кивнул. Услышав сказанное, Ровена тревожно оглянулась и мгновенно отвернулась, встретившись с наглым взглядом чьих-то чёрных глаз. – Ваши комнаты наверху, господин, – сказал Филипп. – Прошу вас, – Эреман сделал пригласительный жест, а сам задержался, чтобы рассчитаться с трактирщиком. – Не так быстро, красавица, – мужчина в тёмном капюшоне преградил путь Эдне, которая испуганно прижалась к стене. – Мы очень спешим, сударь, освободите, пожалуйста, дорогу, – Ровена решительно выступила вперёд. – Ух ты, какая, – незнакомец блеснул белоснежными зубами в темноте. – Пойдёшь со мной по доброй воле, останешься цела вместе с сестрой. – А если нет? – гневно спросила принцесса. – Мне нужны сильные магички, поэтому я не буду вас спрашивать. – Ровена, берегись, это чёрный колдун! – крикнула Эдна, увидевшая как огненную магию сестры погасил тёмный туман. Принцесса отступила. Мысли быстро проносились в её голове. «Щиты, сферы, заклинания… Что поможет против такой редкой магии? Нужно воспользоваться силой слова, которой владеет мама». Ровена стала судорожно сочинять речь, но мысли и образы убегали от неё. – Как хорошо, что я решил пропустить стаканчик именно в этом трактире. Мне повезло, улыбнулся незнакомец. Увидев, как чёрный туман медленно ползёт в их сторону, принцесса в ужасе закрыла собой сестру. – Я не был бы в этом так уверен, колдун, – раздался спокойный голос герцога Питера Эремана. Веселье на лице незнакомца в капюшоне угасло, когда он увидел, как светлый туман поглощает его тёмную магию. – Кто ты? – спросил чёрный колдун, отступая. Вместо ответа юноша только грустно улыбнулся. – Рэй! – послышался крик снизу. – Что это за чёртова магия, которая пожирает нашу? Что делать, Рэй?! – Бегите!!! – проорал вожак и замахнулся на Эремана клинком. Эдна закричала, герцог присел, и лезвие вонзилось в стену. В следующий миг колдун отлетел от удара ногой, сломал перила на лестнице и упал вниз. – Питер, вернись! – снова крикнула Эдна. Но юноша не обратил внимания на крик принцессы, а устремился за колдуном и прыгнул вниз. – Чёрт, куда они делись, господин?! – заорал трактирщик. Девушки бросились к краю лестницы. По опустевшему помещению гулял ветер, хлопая открытыми створками дверей. – Питер! – снова крикнула Эдна и бросилась вниз. Пытавшаяся задержать её Ровена в смятении остановилась, а потом тоже спустилась по лестнице. – Кто были эти люди, леди? – тихо спросил у неё трактирщик. Принцесса не успела ответить. В дверях показался Питер и решительно прошёл вперёд, совершенно не обращая внимания на вопросительно смотревшую и пытавшуюся идти с ним рядом Эдну. – Возьми, – Эреман бросил кошелёк хозяину заведения. – Почини здесь всё. – Они вернутся, господин? – дрожащим голосом спросил мужчина. – Не думаю, – ответил Питер и взметнулся вверх по лестнице. Девушки молча вошли в свою комнату. Усталая Ровена села на кровать, заправленную грубым шерстяным покрывалом. – Как ему это удалось? – растерянно спросила Эдна неизвестно у кого. – Что? – спросила сестра. – Прогнать чёрных колдунов? – Магия рода Эллиот. – Эллиот? – Да, Питер унаследовал редкий дар от матери. – Ровена, – начала, было, Эдна и осеклась. – Что? – Я хотела спросить, как ты собираешься добраться до Аитлона? – Не знаю, – протянула девушка. – У меня есть немного денег, – сказал Эдна. – Откуда? – Собиралась в город, когда мы были во дворце. В общем, неважно. Возьми. Надеюсь, этого хватит. – Спасибо, – сказала Ровена. – Кое-кто из нас успел запастись деньгами, как следует. – Питер? – улыбнулась принцесса. – Так, может, попросить у него… – увидела возмущённое лицо сестры и выдохнула … – в долг… Он, что, такой жадный? – Нет, – расхохоталась Ровена. – Он такой же, как наш отец и братья, уверенный, что мужчины вправе распоряжаться судьбой женщин. – Не могу поверить, – в глазах девушки блеснули слёзы. – Как они могли так поступить? Ровена только грустно улыбнулась и спрятала тощий кошелёк сестры за отворот сапога. – А это что у тебя? – спросила она, увидев у сестры в руках маленький глиняный сосуд. – Это средство Анеи от всех ран, даже нанесённых тёмными колдунами, – смутилась принцесса. – Я на всякий случай захватила его из дома и хотела передать Питеру, но не успела… – Не успела и не успела, – буркнула Ровена. – Сейчас-то оно ему зачем? Его вылечил отец. – Не думаю, что до конца, – сказала принцесса. – Ты не видела, как он плотно сжимал губы, когда дрался. Уверена, его рана ещё не затянулась. – Так передай сейчас, – уронила Ровена. – Он здесь за стеной, что тебя останавливает? – Я стесняюсь, – произнесла Эдна. Удивлённая сестра уставилась на девушку, но та опустила голову. – Может, ты это сделаешь? К тебе он обращается уважительно, называет на «вы», а меня на «ты» и только приказывает: «сиди», «иди», «молчи». Я для него кто-то вроде зверушки, которую нужно дрессировать. – Нет, – ответила Ровена, подумав. – Нет? А почему тогда он так ведёт себя со мной? – Потому что ты для него ещё маленькая. – Как это? – Молодые мужчины обычно не обращают внимания на детей. Они для них – досадная неприятность. – Но мне семнадцать… Будет через две недели… – Я знаю, но как видно «взрослого» Питера это совсем не волнует. Он запомнил тебя малышкой и ему удобно воспринимать тебя такой. – Но у нас же с тобой всего два года разницы, ты же меня маленькой не считаешь? – насупилась Эдна. – Я нет, но втолковать Эреману, что ты уже взрослая, будет трудно, да и нужно ли? Ровена встала, чмокнула расстроенную сестру в макушку и вышла. Постучав в дверь младшего Сокола, она вдруг поймала себя на мысли, что тоже воспринимает его, как мальчика, несмотря на все его навыки опытного воина. На вопрос «почему», она так и не нашла ответа. Повторный стук тоже не дал результата. За стеной стояла мёртвая тишина. Испугавшись, девушка толкнула дверь и вошла в комнату. Целитель спал на спине. На обнажённой коже груди играли блики затухающей свечи. Ровена остановилась в раздумье. Постояла немного, а потом тихо подошла к кровати поближе. На животе юного герцога виднелся ещё незаживший шрам. Словно зачарованная, девушка протянула руку и прикоснулась к животу Питера. Жёсткий захват запястья, рывок, и она оказалась на кровати, со страхом глядя на нависшего над ней герцога. – Ты что? С ума сошёл?! Юноша отпустил принцессу, и та взметнулась как пружина, соскакивая с кровати. – Прости, – целитель опустил голову. – Я… А зачем ты сюда вошла? – Я стучала, ты не ответил. Дверь оказалась открытой… Твоя рана ещё не затянулась. – Ерунда! – отмахнулся герцог, встал и быстро набросил на плечи рубашку. – Эдна просила передать тебе мазь Анеи, – уже спокойнее произнесла Ровена. – Снадобье ведуньи? – усмехнулся Питер. – Вы находите это смешным, герцог? – обиделась девушка. – В таком случае разрешите откланяться. – Подожди, – целитель неожиданно обратился к ней на «ты». Ровена обернулась и увидела протянутую руку. – Я попробую, – сказал он, забирая сосуд и заглядывая девушке в глаза. Пока отвернувшийся к окну Питер смазывал живот, Ровена скользила взглядом по бревенчатым стенам комнаты. Её внимание привлёк объёмный кошелёк Эремана, лежавший на столике со сломанной ножкой. – Вам нужны деньги, ваше высочество? – тихий голос герцога прозвучал прямо над ухом. – Нет! – принцесса отскочила от него на шаг, отдышалась, а потом спросила: – А вы с какой целью интересуетесь? Хотите мне одолжить несколько монет? – Нет, – с готовностью ответил Питер. – Так я и думала, – она резко развернулась в направлении выхода. – Подожди, Ровена, – опять этот тихий голос и стальные капканы на запястьях. – Пусти, – прошипела она. Капканы разжались, она повернулась и сердито сверкнула глазами. Взгляд Питера, по-прежнему, был печальным. Увидев её гнев, он отступил и опустил голову. – Ровена, прошу, не убегай от меня… – От тебя? – засмеялась девушка. – Да кто ты такой, чтобы я бегала от тебя?! Целитель вздрогнул так, будто она больно ударила его. Но принцесса не заметила этого. Она шагнула к нему, оказавшись вплотную, и сказала: – Мне плевать, что ты там обо мне думаешь, Питер. Но предупреждаю, не лезь в мою жизнь, не то поплатишься! Дверь громко захлопнулась. Юный герцог несколько минут грустно смотрел в тёмное окно, а потом провёл рукой по животу. Рана почти затянулась. – Ну что?! – спросила Эдна, выбегая навстречу сестре. – Всё, – вздохнула Ровена. – Всё в порядке, завтра я отправлюсь в Аитлон. – А Питер? – непонимающе спросила принцесса. – За завтраком положишь ему в еду вот это, – улыбнулась Ровена и вложила в её ладонь маленький твёрдый шарик. – Да ты что? Он же целитель и почувствует подвох, как только увидит тарелку. – Не почувствует, – бросила Ровена и села на кровать. – Это – не зелье, а сгусток магии. Моё собственное изобретение. Неоднократно проверяла на Брендане. – Ух, ты, а почему сама не положишь? – Со мной Эреман будет настороже, – усмехнулась принцесса. – Я поняла его недвусмысленный намёк. – И что с ним станет? Он уснёт? – спросила Эдна, рассматривая шарик. – Нет, на сутки он забудет обо мне. – Я всё сделаю, – коварно усмехнулась младшая принцесса. Седой король Аитлона быстро шёл по коридору, всячески унимая одышку. – Где наследник?! – остановившись у входа в спальню, он закашлялся. – У себя, ваше величество, – произнёс один из охранников. – Пропустите! Стражники сняли магический щит, и король ворвался в комнату сына. Пьяный Адам лежал в ванне, окружённый двумя хохочущими служанками. – Вон отсюда! – рыкнул сюзерен. Девушек как ветром сдуло, а принц со стоном нырнул в воду. Отец быстро сел на край купели, опустил в неё руку и достал сына за волосы. – Вылезай, щенок! И прими что-нибудь, чтобы прийти в себя! – Проклятые аденийцы! – сказал Адам, падая в кресло. – Они заплатят мне за унижения! Ровена… – Ровены тебе теперь не видать, как своих ушей, идиот! – рыкнул король. – Ворон выдаёт её замуж за герцога Керна – главу клана Медведей. – Какого ещё Керна? – взвизгнул принц. – За своего старого проверенного дружка, который сделал много «хорошего» для Аитлона. – Что?! – снова заверещал Адам. – Он выдаёт Ровену за какого-то старого козла?! – Старого козла?! – рассмеялся король. – Вот он-то настоящий мужик в отличие от тебя, отребье! Он бы точно не стал отмокать в ванне и жрать вино, если бы у него уводили невесту! Впрочем, это уже неважно! Ворон узнал обо всех наших планах! И сейчас нужно сидеть тихо и ничего не предпринимать, а то он меня в бараний рог свернёт! Ты понял?! Пьяный мокрый принц молча кивнул. – Вот и хорошо! Слушай меня, и мы выберемся из этой истории! С этими словами король вышел за дверь. – Довольно я тебя уже слушал, папаша, – прошипел Адам вслед. – Хватит… Сокол вошёл в кабинет и застал Ворона у окна. Король делал вид, что рассматривает заснеженный сад. Двери снова открылись, и в комнату ввалились принцы. – Ну что? – спросил Робин, обернувшись. – Их нашли на севере вблизи деревни Ландевель. – Странно, что Питер не послал о себе весть, – заметил Брендан. – Не вижу ничего странного, – загадочно улыбнулся Сокол. – Блеск прекрасных очей способен заставить мужчину забыть о благоразумии. – Пап, пошли туда меня, я поговорю с Ровеной и смогу убедить её, – попросил Тристан. – Что же не убедил раньше? – проворчал Ворон. – Мы тут все мило поговорили… Никто из нас туда не поедет. Этим делом займётся Артур. – Артур? – удивился Эдвард. – Он согласился на этот брак? Робин помедлил с ответом, сделав несколько шагов по комнате. Трое мужчин выжидающе смотрели на него. – Скажем так, в ответ на мои доводы он согласился поддерживать «этот фарс», как он выразился, пока будет нужно. – Вот как? – хмыкнул Брендан. – Какой неприступный мужчина… Отказывается от руки нашей сестры. – Угу, – приподнял бровь Тристан. – Принцесса крови и одна из первых красавиц Адении недостойна нашего блистательного герцога. – Прекратите, – оборвал их Сокол. – Сначала доживите до наших лет, а потом выдавайте такие глупые шутки. – Понял, дядя Эдвард, – Брендан вытянул руки по швам. – Вы поучаете нас так же, как наш старенький отец. В воспитании это очень важно. Тристан не выдержал и захохотал. Ворон и Сокол переглянулись. – Тех, кто не может сказать ничего дельного, я здесь не задерживаю, – произнёс король. Принцы послушно направились к выходу. – И ещё, – окликнул их Робин. Юноши оглянулись. – Самое важное. Ваша мама ничего не должна знать. – Поняли, – почти хором произнесли Брендан и Тристан. – Плохо поняли, – улыбнулся Ворон. – Совсем ничего. Ровена быстро шла по утоптанной лошадьми дороге к конюшне трактира, расположенного на окраине деревни. – Стой, стой волчий ужин! – послышался громкий крик. Навстречу девушке скакал большой серый жеребец с оборванной уздечкой, а за ним бежали двое мужчин. Принцесса изловчилась, схватила коня под уздцы и удержала на месте. Жеребец громко заржал, забил копытами и встал на дыбы. – Берегись, сумасшедшая! – прокричал один из преследователей. – Этот жеребец бешеный! Нам приказали отвести его на бойню! Ровена молча посмотрела на них, напряглась и, сдавив морду зверя, заставила его успокоиться. – Вот это да! – сказал один из сельчан. – Как ты это сделала, девчонка? – Это неважно, – произнесла принцесса. – Я собираюсь в дорогу и ищу коня. Сколько стоит этот? – Ну, – замялся один из мужчин, чья фигура была внушительнее. – Так-то он дорого стоит… Говорят, его дедушка был лиисом. – Сколько? – нетерпеливо переспросила Ровена. – Тридцать… Нет, сорок монет… – Сорок монет? – улыбнулась девушка. – Столько и чистокровный лиис не стоит. И, вообще, кто только что собирался отвести его на бойню? Я могу дать за него тридцать эдмингов. – Тридцать эдмингов за такого превосходного жеребца? Нет, ты, действительно, сумасшедшая! – Как знаете, – бросила принцесса и решительно зашагала прочь. Через несколько минут позади раздалось громкое ржанье, вопли и ругательства. Серый жеребец догнал Ровену и пошёл с ней рядом. Увидев коня, девушка хитро улыбнулась и сделала вид, что не заметила его. Жеребец возмущённо заржал, обогнал принцессу и встал впереди, разбивая копытом снежный покров. – Что, решил оставить своих владельцев без мяса? – спросила Ровена, замедлив ход. – Фыр-у-у, фыру, – выдохнул серый зверь. – Ну, что ж, ладно… Только если хочешь пойти со мной ты должен запомнить раз и навсегда, что я – твоя хозяйка. И я буду главной в нашем тандеме… Всегда… – Фырч – фыр, – конь склонил голову, и принцесса легко запрыгнула в седло. Через минуту незадачливые продавцы лошадей почёсывали затылки, наблюдая, как их собственность скрывается за горизонтом. Эдна украдкой наблюдала за Питером Эреманом, который неспеша потягивал из стакана родниковую воду и переводил равнодушный взгляд из своей тарелки в окно. – Спасибо, ужин очень вкусный, – поблагодарила принцесса трактирщика. – О, как я рад, что угодил вам, юная леди, – улыбнулся тот и обратился к мрачному целителю. – Вы ещё надолго задержитесь у нас? – Думаю, нет. Если завтра не получим вестей, то отбудем самостоятельно. – О, очень жаль, сэр, а ещё жаль, что ваша вторая спутница уже успела уехать. Услышав это, Эдна втянула голову в плечи. – Какая вторая спутница? – заинтересовался Питер. – Которая была рядом с вами, – удивлённо ответил трактирщик. Эреман взглянул на Эдну, но та уже собралась с силами и сделала искренне недоумённое лицо. – Вы, должно быть, что-то путаете, – сказала она мужчине. – Этой даме просто было с нами по пути, вот и всё. – Возможно, леди, простите, – извинился трактирщик. Эдна посмотрела на Эремана и вздохнула свободнее. Тот снова рассеянно глазел в окно. – Я очень устала, Питер, хочу пораньше лечь спать, – пробормотала принцесса, вставая. Эреман едва заметно кивнул, и девушка быстро поднялась по лестнице в свою комнату. Через несколько минут в дверь постучали. Эдна сначала вздрогнула, но потом успокоилась, подумав, что это кто-то из местной прислуги. – Кто там? – приветливо спросила она. – Это я, ваше высочество, вы не могли бы меня впустить? Голос целителя заставил её подскочить на месте. – Я уже почти сплю, Питер, нельзя ли подождать до завтра? – прозвучала скороговорка. – Это не займёт много времени, – буднично бросил герцог. Помедлив несколько секунд, Эдна открыла. Юноша ворвался в комнату вихрем, захлопнул дверь и припёр принцессу к стене. – Где Ровена? Увидев гневный блеск в глазах герцога, девушка испугалась и попыталась вырваться. В ответ целитель упёрся в стену обеими руками и ещё сильнее приблизился к ней. – Не знаю!!! – крикнула девушка и хлопнула в ладоши перед носом у Эремана. Схватив несколько искр магии, Питер поморщился и едва не прослезился, а Эдна бросилась к двери. Целитель поймал её в коридоре и вернул в комнату. – Не отпустишь, я буду защищаться и кричать! – заявила принцесса и постаралась отдавить юноше ноги. Получив по пальцам, Питер приподнял девушку так, что их лица оказались на одном уровне. Окунувшись в изумрудную глубину глаз Эремана, Эдна забыла, как дышать. Герцог медленно опустил принцессу на пол, склонился и прильнул к её полураскрытым губам. От лёгкого и уверенного прикосновения Эдну бросило в дрожь. Не встретив сопротивления, Питер обнял её и продолжил поцелуй. Отдаваясь незнакомым ощущениям, девушка задрожала ещё сильнее. Запах тающего снега и сухой травы пьянил, нежные прикосновения отзывались в теле горячими волнами. Эдна подалась навстречу юноше всем телом, но закончилось всё так же неожиданно, как и началось. Её словно выбросило из водоворота на скалистый берег. Зелёные и холодные глаза Эремана безжалостно смотрели на принцессу, и спрятать свои чувства было невозможно. Она быстро отступила назад и вжалась в стену. – Где Ровена? – тихо спросил герцог. – Не знаю, – ещё тише ответила девушка. – Она поехала в Аитлон. – Почему я не заметил её исчезновения? – Мы околдовали тебя. Ровена дала мне магический шарик, а я положила его тебе в суп. От очередного пронзительного взгляда герцога Эдна почувствовала себя больной. – Ложись спать, – бросил он и, наконец, отвернулся. – Отправимся на её поиски, как только забрезжит рассвет. Дверь хлопнула, и девушка сползла по стене, закрывая пылающее лицо руками. Утром Эдна спустилась вниз и прошла в конюшню. Выводивший лошадей Питер едва заметно кивнул ей. Бледная принцесса подошла к своей лошади и оглянулась, стараясь не смотреть на презрительно сжавшего губы целителя. – Разрешите вам помочь, леди? – с придыханием спросил сын трактирщика. – Да, конечно, – Эдна сделала усилие и даже изобразила некое подобие улыбки. Рослый молодой человек стремительно подошёл к ней и, неожиданно схватив на руки, поднёс к лошади. – Благодарю вас, – пробормотала принцесса, очутившись в седле. Сын трактирщика просиял восторженной улыбкой и взялся, было, за уздечку, чтобы вывести коня через ворота, но наткнулся на сердитый взгляд герцога Эремана и попятился. Питер прекрасно заметил на лице Эдны следы бессонной ночи, слёз и подавленность. Всё это разозлило его, а глупый восторг сына трактирщика просто привёл в бешенство. Он молниеносно вскочил в седло, хлестнул лошадь принцессы по крупу и направил её магией в ворота. Вышедшая проводить гостей прислуга наблюдала, как всадники быстро скрываются из вида. Несколько часов молодые люди скакали без перерыва. Миновав небольшую деревню, Питер остановил своего коня, и Эдна по инерции сделала то же самое. – Нужно отдохнуть, – коротко сказал он, спешиваясь. – Я не устала, – холодно сказала принцесса. – Зато устали лошади, – бросил Эреман. – Это ведь не лиисы, способные скакать трое суток без остановки. Увидев, что герцог направляется к ней, девушка поспешила покинуть седло с другой стороны, чтобы быть подальше от него. – Нужно вычислить самое короткое расстояние, – спокойно уронил герцог. – Это без меня, – произнесла Эдна. – Я не стану вам помогать разрушать счастье сестры. – Конечно, – иронично согласился юноша. – Поэтому я давно соорудил поисковик. Увидев в руках целителя колбу с синей жидкостью, принцесса презрительно сжала губы. – У тебя нездоровая бледность, Эдна, – целитель неожиданно быстро приблизился к ней почти вплотную. – Разреши осмотреть тебя. – Не подходите! – вскрикнула девушка, отскочила на два шага и побледнела ещё сильнее. – Я так пугаю тебя? – спросил Питер и зло сжал челюсти. – Нет! – громко произнесла принцесса. – Я никого не боюсь, потому что умею за себя постоять! И к тому же могу всегда пожаловаться отцу! Эреман поднял голову и снова окунул её в опасную зелень своих глаз. – Да, советую тебе сделать это. А ещё лучше расскажи о том, что было, своему брату Брендану. Он один из лучших фехтовальщиков и порубит меня на куски. Я это заслужил. У Эдны закружилась голова. Питер снова приблизился к ней. – Ты напрасно ищешь Ровену, она тебя не любит, – дрожащим голосом произнесла принцесса и посмотрела на него, желая увидеть боль и растерянность на этом красивом лице. – Я знаю, – тихо сказал Эреман, прикоснулся к её подбородку рукой в перчатке и стёр непрошеную слезинку. Нежная утренняя заря пробивалась сквозь зимний туман и готовилась уступить место яркому полуденному свету. Ближайшую ночь Ровена решила провести в стогу сена недалеко от дороги и большой, ещё не успевшей до конца замёрзнуть, реки. Серый жеребец, которого она успела назвать Ветром, стоял внизу и жевал травинку. Принцесса же лежала в сене и задумчиво смотрела в белое от полной луны небо. Усталость и неприятные воспоминания последних дней долго не давали ей заснуть. Утром Ровена открыла глаза от того, что кто-то осторожно прикоснулся к её плечу. Ветер тревожно заржал, она увидела Адама и решила, что до сих пор спит. Наследник Аитлона широко улыбнулся и убрал былинку с волос принцессы. – Адам! – вскрикнула Ровена и соскочила с копны. Молодой человек схватил её за талию и, смеясь, закружил. – Как ты здесь оказался? – взволнованно спросила девушка. – Я узнал, что ты нарушила волю отца и сбежала ко мне. – Откуда? – Отец сказал. Впрочем, это не имеет значения. По моему приказу придворные маги быстро разыскали тебя, и вот – я здесь! – Отец… – начала Ровена. – Всё это теперь неважно. Главное, что мы вместе, – серьёзно произнёс Адам. – Да, – согласилась девушка. – Я так спешил, что забыл прихватить с собой телепортатор. Но это ничего, мы доберёмся пешком. – Куда? – грустно спросила Ровена. – В какое-нибудь безопасное место. Видел здесь неподалёку четыре стены и крышу из камыша. Оттуда я свяжусь со своими, и мы отбудем во дворец, где и поженимся. Пойдём, – он схватил её за руку и потянул за собой. – Подожди, – тихо сказала принцесса. – Что ещё? – Я не могу так. Пойми, отец мог принять такое решение второпях по чьему-то навету. Я не теряю надежды убедить его. – Ну да, мы постараемся, – сказал принц и поспешил отвернуться. – А пока давай уйдём отсюда. Через несколько минут молодые люди достигли хижины и вошли внутрь, оставив Ветра неподалёку. Ровена смущённо улыбнулась Адаму, не заметив его напряжённого взгляда, и бросила магическую искру в очаг. – Я захватила с собой провизию, – весело сказала принцесса. – Если ты голоден, можем позавтракать вместе. Принц молча улыбнулся в ответ. – Ты как-то странно смотришь на меня, – неожиданно произнесла девушка. – Ты любишь меня? – в голосе наследника аитлоноского трона прозвучали нотки подозрения и недоверия. Ровена открыла, было, рот, чтобы ответить, но неожиданное громкое ржание Ветра отвлекло её. – Что-то случилось с моим конём! Подожди меня здесь, Адам! Она быстро скрылась за дверью, а принц молча уставился на пламя в очаге, зло скривив губы. Через окно он увидел, как Ровена отогнала огнём от жеребца двоих волков и попыталась схватить его за уздечку. Вот только испуганный конь отпрянул от неё и понёсся сломя голову в сторону реки. Увидев, в какой панике Ветер, принцесса с тоской подумала, что гоняться за ним придётся не меньше часа. Но на её счастье жеребец прислушался к успокаивающим интонациям и остановился. Ровена погладила его и увлекла к хижине. Проходя вдоль задней стены сооружения, она неожиданно услышала голос короля Аитлона. – Да пойми ты, идиот, Ворон ни за что не отдаст тебе свою дочь после того, что узнал! Оставь её! Не послушаешься, поймёшь, что такое настоящие унижения. Больше аденийцы с тобой церемониться не будут! А я ничего не смогу сделать. Аитлон не может воевать с Аденией! Возвращайся домой, сопляк! Это приказ!!! – Плевать я хотел на твои приказы, батюшка! Ровена моя, понял! И я никому её не уступлю! Мы поженимся, и её папаша ничего не сможет сделать, пусть хоть лопнет от злости!!! Видение аитлонского монарха задрожало и исчезло. Ошеломлённая Ровена вошла в хижину и взглянула на Адама. На миг он показался ей другим. Слипшиеся на лбу волосы, лихорадочно горящие глаза и злая улыбка делали его некрасивым, даже уродливым. – Ровена? – спросил он и неуместно засмеялся. – Ты так быстро вернулась? Я думал, твой глупый конь надолго отвлечёт тебя. – Он не глупый, – растерянно возразила девушка. – Ты говорил со своим отцом? – Да, – принц снова улыбнулся и приблизился к ней. – Что это значит? «Ворон не отдаст свою дочь после того, что узнал»? – повторила Ровена. Ей показалось, что во взгляде Адама мелькнула ненависть. – Какая разница, Ровена? – дёрнулся он. – Я просто не нравлюсь твоим отцу и братьям! Неужели это так трудно понять?! Мне показалось, что ты выбрала меня! Или я ошибся?! – Тебя? – пролепетала принцесса. – О чём ты говоришь, Адам? – Иди ко мне! – громко сказал молодой человек и рванул её к себе. Испуганная Ровена упёрлась ладонями ему в грудь и вырвалась, когда он попытался поцеловать её. – Ах, вот как?! – проорал принц. – А говорила, что любишь меня! Врала, значит, как и все! – Успокойся, Адам, – только и успела сказать девушка, прежде чем получила оглушительный удар по лицу. – А знаешь, это уже не имеет значения, – голос наследника Аитлона стал ледяным. – После того, как ты станешь моей, назад пути уже не будет. Он решительно шагнул к девушке, и та инстинктивно отступила, шепча: – Прекрати, Адам, ты не в себе… – Это ты не в себе, несчастная дурочка! – засмеялся принц. – Но ничего, сейчас ты быстро очнёшься! С этими словами он ударил её ещё раз. Шокированная Ровена даже не подумала о защите, поэтому отлетела к стене и больно ударилась спиной. Адам бросился на неё в тот же миг, не давая даже шансов прийти в себя. Оказавшаяся на полу ослабленная принцесса тщетно попыталась оттолкнуть от себя аитлонца. – Ветер! На помощь, Ветер! – крикнула она и услышала смех Адама. Конечно, Ветер – не лиис, поэтому вряд ли поможет ей. Наверное, он даже понять её не сможет. Она закусила губу и стала собирать силы, которых осталось мало. Аитлонец воспользовался её растерянностью и скрутил магией, ослабляющей тело. Ровена стиснула зубы и услышала страшный треск. Серый жеребец выбил дверь и ударил принца передними копытами. Не ожидавший такого поворота событий Адам заорал от боли и оставил жертву. Девушка быстро воспользовалась этим, отползая к стене и заклинанием снимая путы. – Ах ты, безмозглая тварь, – прошипел аитлонец, потирая ушибленное плечо и вставая. – Ты дорого заплатишь мне за это. Я буду убивать тебя медленно. Сказав это, он протянул руку и сжал пальцы. В ту же секунду конь захрипел от удушья и упал на колени. – Не трогай! – выдохнула Ровена, взмахнула рукой и сожгла магическую петлю принца. Увидев, что девушка приходит в себя, Адам оставил жеребца и бросился на неё. Однако теперь принцесса встретила его, как полагается. Ещё задыхающаяся и ослабленная, она смогла увернуться от удара и толкнуть аитлонца к стене, в которую он по инерции ощутимо врезался. Потом, едва двигаясь, она направилась к Ветру, уже успевшему встать с колен. Ровена успела схватиться за уздечку не для того, чтобы удержать жеребца, а для того, чтобы не упасть, когда Адам настиг её сзади, снова скрутил магией и запустил в Ветра сферу. Энергетический заряд не убил коня, но скользнул по его боку и серьёзно ранил. – Клянусь, ты пожалеешь об этом, бывший любимый! – закричала Ровена, увидев кровь на полу хижины. – Никогда! – зло улыбнулся Адам и потащил сопротивляющуюся девушку к лежанке. – Я бы не зарекался, – убийственно спокойный голос Питера Эремана застал наследника аитлонского престола врасплох. Тяжело дыша, он выпустил Ровену из рук, к которой стремительно бросилась Эдна и, обняв, отвела её подальше. – Выбор оружия я оставляю за вами, ваше высочество, – герцог вышел вперёд и снял плащ. – Ты не имеешь права бросать мне вызов, – шмыгнул носом Адам. – Я – наследник престола. И, вообще, что тебе здесь нужно? Я всего лишь разговаривал со своей невестой. Эреман спокойно выслушал его, равнодушно вздохнул и поднял со скамьи свой плащ. Реакцию Питера аитлонец истолковал по-своему. Приободрившись, он выпрямился, гадко ухмыльнулся и медленно направился к двери. Ровена плохо себя чувствовала, поэтому видела происходящее, как в тумане, а вот Эдна удивлённо смотрела на Питера. – Так и покинете нас, ваше высочество? – оклик младшего Сокола заставил принца замереть в проходе. – А что я должен… – закончить молодой человек не успел. Точный удар в челюсть отбросил его к очагу прямо в грязь. – Ты мне ответишь, ты за всё ответишь! – заверещал аитлонец и призвал магию. – Засунь свои жалкие искорки обратно, – презрительно сказал Эреман и Адам испуганно сжался. – Для особо непонятливых наследников престола объясняю в последний раз. Леди Ровена Рейн Ран, урождённая принцесса Адении не является вашей невестой. Помолвка разорвана по приказу её отца – короля Адении. – Мне слова Ворона – не указ, – выплюнул Адам и поднялся, держась за стену. Ровена сама… – Ваше высочество, – Питер оглянулся на девушек. – Вы считаете себя невестой принца Адама? Эдна испуганно посмотрела на сестру. Ровена выпрямилась, бросила взгляд на раненого Ветра и сказала, глядя аитлонцу прямо в глаза. – Помолвка разорвана, Адам. Я тебе никто. Никогда больше не смей приближаться ко мне, не то обратишься в пепел. – Я вас не задерживаю, ваше высочество, – Эреман не стал прятать мрачную удовлетворённую улыбку. Аитлонский принц вылетел из хижины. Ровена осторожно высвободилась из объятий сестры и быстро подошла к Ветру, шепча целительное заклинание. Несколько мгновений – и кровь из раны перестала сочиться. Питер тоже подошёл к коню, прикоснулся к нему и исцелил за несколько секунд. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42601183&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.