Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Резидент Василий Боярков Эта книга рассказывает о хищении многомиллиардного долларового запаса России, совершенное совместными усилиями российских и американских гангстеров. Глава I. Первый мертвый Был самый конец 90-х. В один из тихих погожих августовских дней я находился в купейном вагоне поезда, сообщением Москва-Санкт-Петербург и, подъезжая к Московскому вокзалу, любовался открывающимися передо мной величавыми красотами самого прекрасного города России. Я являлся «резидентом» Федеральной службы безопасности, с псевдонимом – «Барон». Такой позывной я получил вследствие моей частичной принадлежности к цыганской национальности. Действительное же моё имя – Георгий Бестужев. Направлялся я на новое задание, уготованное мне Судьбой и любимым руководством. Подобные путешествия были совсем нередкими в избранной мною профессии. Моя основная задача была проникать в преступные группировки, сеять в них смятение, постепенно дезорганизовывать и разрушать их изнутри. Однако, в этом случае многое было не понятно, и никто даже не предполагал, откуда следует начинать работать. Про меня следует сказать, что я был далеко не заурядной личностью. Имел нестандартный тип мышления и обладал способностью применять творческий подход, казалось бы в тривиальных условиях. В общем, практически всегда мои действия отличались своей нестандартностью и не подходили ни под одну разработанную в учебниках программу. Внешностью Бог одарил меня замечательной. Будучи двадцати семи лет от роду – при среднем росте – я обладал атлетической фигурой мощной комплекции. Мои накачанные бицепсы выдавали во мне человека достаточно физически развитого и обладавшего недюжинной силой. Красивое кареглазое лицо, с темно-русыми пышными волосами, уложенными в прическу – каре, сводило с ума большинство представительниц прекрасного пола, что позволяло мне непринужденно завязывать с ними знакомства – подчас – так необходимые в моей профессии. У мужской половины населения – с такими своими данными – я также без особого труда находил понимание и заручался доверием. Какой у меня был характер? На этот вопрос довольно трудно ответить, потому что в зависимости от каждой определенной ситуации, мне приходилось играть ту или иную роль. Делалось это так искусно, что Уильям Шекспир, сказавший в свою время фразу: «Весь мир театр, а люди в нем актеры», остался бы мною совершенно доволен, так как я полностью подтверждал правдивость того изречения. Одевался я всегда элегантно – вот и теперь на мне был мой излюбленный темно-серый строгий костюм, под пиджаком красовалась белая водолазка. Рубашек, и тем более галстуков, я носить не любил. По моему виду меня можно было принять за кого угодно, но только не за агента спецслужб. Возвращаясь к сути, следует отметить, что это новое дело было следствием поспешности предпринимаемых Федеральной Службой мер, направленных на установление достоверности информации, появившейся после того, как раненный в перестрелке «боец», одной из Петербургских преступных группировок – что в те времена в криминальной столице было явлением скорее частым, чем редким – в бреду наговорил, что готовится крупномасштабное ограбление валютного запаса России. Сотрудники милиции, принявшие его исповедь «за чистую монету», поспешили поставить в известность Федеральную службу безопасности о том, что готовится беспрецедентная акция. Действительно – на то время – из оборота было изъято множество долларовых купюр, различного достоинства, по причине того, что они достаточно поистрепались и требовалось произвести их замену. Именно об этом и договорились наше Правительство и ГОСДЕП США. Сумма планируемого обмена нигде не оговаривалась, но было очевидно, что она огромна и переваливала в подсчете за миллиарды долларов. Было решено переправлять груз военным самолетом. Мои размышления были прерваны заглянувшим в купе проводником. Он сказал фразу, заученную им до автоматизма: – Подъезжаем. Поезд прибывает на Московский вокзал города Санкт-Петербург. При высадке будьте осторожны. Не забывайте в вагоне Ваших вещей. Я ответил, что прекрасно его понял и не премину воспользоваться добрыми пожеланиями, дабы избежать травматизма, увечий и горьких сожалений об утраченных мною дорогих мне предметах. После этого я стал собираться, чтобы, по возможности не задерживаясь, побыстрее выскочить на перрон. Время было далеко за полдень, а мне нужно еще успеть на улицу Декабристов, где в ресторане, с красивым названием: «Дворянское гнездо», к семи часам вечера меня будет ждать связной с дальнейшими инструкциями. Как только состав остановился, я протиснулся к выходу и, оказавшись за пределами вагона, очутился на залитой солнцем платформе. В «Питере» я бывал неоднократно, но каждый раз вступая на его землю, не переставал удивляться величию и великолепию города. Как и обычно, встреча с прекрасным начиналась с места прибытия поезда. «Московский вокзал Санкт-Петербурга, вошедший в тройку самых загруженных вокзалов России, более чем за 140 лет своей работы превратился в комфортный современный комплекс, обслуживающий ежедневно 15 тысяч пассажиров поездов дальнего следования и около 30 тысяч – пригородного сообщения. Брат близнец Ленинградского вокзала в Москве, Московский был построен в середине 19 века и назван тогда в честь императора Николая Первого Николаевским, современное же название было подарено ему лишь в 1930 г.» Двухэтажное здание, исполненное в стиле ренессанс, для удобства пассажиров, возвели в самом центре огромного города. Оно должно было органично вписаться в архитектуру всего района. Задача оказалась выполнимой, и на площади Восстания появилось украшенное невысокими круглыми колоннами здание Московского вокзала. Окна выполнены в венецианском стиле, а в центре постройки – башня с часами, напоминающая каланчу и указывающая направление главного входа в здание. Рельефы залов Московского вокзала были оформлены в середине подходившего к концу столетия. Проходя через здание, я интуитивно почувствовал, что за мной кто-то наблюдает. Эта особенность выработалась у меня многолетней практикой, следствием чего, я всегда безошибочно угадывал, когда за мной начинается слежка. Поэтому, чтобы убедиться в правдивости своих ощущений я стал наблюдать, пытаясь вычислить своего того, кто так заинтересовался моей скромной персоной. Как же просто стало определять преследователей. Не прошло и двух минут, как я обратил внимание на человека среднего роста, достаточно плотного телосложения. Одетый в серый костюме, поверьте, он занимался чем угодно, но только не ожиданием своего рейса. В общем, незнакомец, так мало походил на скромного пассажира, что невольно пробудил к себе мой интерес. Что же это было такое? Меня контролируют свои, либо же информация – как в последнее время часто бывало – проскочила во вражеский стан, и теперь не мы ведем в счете, а они. Не желая мучиться тупыми сомнениями, я, по своей устоявшейся жизненной позиции: всегда быть в курсе всего и везде, решил заманить «свою тень» в укромное место и потолковать с ним там по душам, таким образом «расставив все по места». С этой целью я стал продвигаться по площади Восстания, направляясь к станции метро «Маяковская». Как я и предполагал, «хвост» неизменно увязался за мной. Он, конечно же, вел себя профессионально, но обмануть такого бывалого агента спецслужб, каким изволил быть я, было достаточно трудновато. Зайдя внутрь здания, я подошел к сотруднице метрополитена, контролирующей процесс прохождения пассажиров через турникет, поздоровался и обратился к ней с самым обыкновенным вопросом: – А, что, можно ли мне пройти на станцию не совершая оплаты, ведь наверное от одного безбилетника ничего не изменится и бюджет города не оскудеет? При этом «краем глаза» я следил за своим преследователем. – Много вас тут таких ходит, – ответила невольная собеседница, – бесплатный проход разрешен только служащим государственных структур и депутатам. Но вы же не депутат? Интересующий меня персонаж остановился возле информационного стенда и стал внимательно его изучать. Я же в продолжение разговора предположил: – Да, конечно, на депутата я похож мало, но может быть я являюсь сотрудником силовых ведомств? – В таком случае предъявите служебное удостоверение. Я конечно же мог показать ей Федеральные корочки, но в мои планы входило не это. Цель была достигнута, я убедился и отчетливо теперь понимал, что у меня появился клиент на аудиенцию. Поэтому, не желая продолжать более бесполезный разговор, я вынул из кармана припасенный заранее жетон, вставил его – куда положено было вставлять – и беспрепятственно проследовал через турникет. Спустившись вниз, я прошел вдоль перрона и, покинув пределы станции, стал углубляться внутрь тоннеля по ходу движения поезда. Пройдя метров двести, я заметил служебную дверь, запертую на одну личину. С натренированной ловкостью, с помощью имевшейся при мне всегда удобной отмычки, я отомкнул запор и зашел внутрь комнаты, оказавшейся хранилищем уборочного инвентаря и других необходимых для поддержания чистоты принадлежностей. Размеры помещения были достаточными, чтобы спокойно и рассудительно побеседовать с моим преследователем и обстоятельно выяснить у него мотивы, побудившие его оказывать мне столь пристальное внимание, а главное, уяснить на чьей стороне он работает. Все эти вопросы настолько занимали меня, что прислонив к двери ухо я стал ождать, когда же мимо пройдет прицепившийся «хвост». Я намеревался в этот же момент распахнуть дверь, резко втащить его внутрь, а уж в дальнейшем подробно и обстоятельно обо всем его расспросить. Как я умел это делать, стоит рассказать особо. Мои методы ведения допросов отличались своей эффективностью. Я сначала всегда предлагал оппоненту излить душу и облегчить ее чистосердечным признанием, сделав это добровольно без каких-либо принуждений, словно на исповеди. Естественно, все наши представители преступного мира были настолько набожными, что считали себя воистину ангелами, спустившимися с небес, что само по себе полностью исключало наличие в их светлых душах, даже намек на отягчение ее каким-либо грехом. Поэтому всегда приходилось доказывать обратное, делать людям больно, а иногда, даже, и очень больно, после чего непременно они вспоминали, что оказывается не до такой степени все они не запятнаны и не безгрешны. Однако минуты тянулись, но мимо двери никто не проходил. Это начинало меня раздражать, я никак не мог взять в толк причину такого непонятного мне тактического хода. Я уже стал догадываться, что меня перехитрили, и вслух, для себя, произнес: – Ну, что ж, раз так, пойдем пообщаемся при свидетелях. Это конечно вносило определенные корректировки в процесс выяснения отношений. Стало очевидно, что на некоторые вопросы, при таких обстоятельствах, не будут получены все ответы, но по крайней мере я сниму с себя на какое-то время тайную слежку. С такими мыслями я вышел из комнаты и, пройдя метров восемьдесят в обратном направлении, увидел внизу, возле железнодорожного полотна, своего преследователя. Из-за зияющих в его пиджаке пулевых отверстий, можно было безошибочно догадаться, что подавать признаки жизни тот вряд ли отважится. Оставаясь верным служению закона, как и полагается в таких случаях, я позвонил по ноль два и сообщил о случившемся, пожелав при этом остаться неизвестным доносчиком. Сам же, недолго думая, отправился в условленное место – ресторан «Дворянское гнездо», где намеревался встретиться со связным и, как говорилось ранее, получить дополнительные инструкции. Цель выбора такой «точки», для передачи информации, была совсем неслучайной, так как по сложившейся практике обеспечить наименьшую вероятность утечки необходимых секретных сведений и спокойно пообщаться, так сказать: «без свидетелей», можно было только в таком вот людном обществе. Глава II. Второй мертвый В этот раз весь путь я проделал без происшествий и оказался на месте на час ранее назначенного мне срока. Очутившись в таком шикарном месте впервые, у меня возникло чувство, что я попал в какой-то средневековый дворец, в котором жили русские особы приближенные к царям и императрицам, что, в принципе, на самом деле и было. Если смотреть в историю, то в здании, где располагается ресторан "Дворянское гнездо", находился чайный домик дворца, который ранее принадлежал князьям Юсуповым. Во время коммунистического правления – это здание было заброшенным и до него никому не было дела. В начале девяностых годов в нем была произведена полная реставрация и воссоздан дворцовый интерьер XIX века. После ремонта в нем открылся ресторан "Дворянское гнездо", который работает с той поры и по сей день. Войдя в помещение, сразу обращаешь внимание на белую лестницу и белые колонны, поддерживающие выступ второго этажа в форме полукруглых балкончиков. Края потолка, верх колон и выступы второго этажа под балкончиками, если смотреть на них, находясь на первом этаже, украшает многочисленная лепнина. Балкончики расположены, как с двух сторон от лестницы, при входе на нее, так и в залах самого ресторана. С потолка свисают роскошные, хрустальные позолоченные люстры с лампочками в виде свечей, многочисленные подвески которых начинают переливаться золотистыми и белыми цветами при включенном свете. По периметру всего ресторана на стенах висят картины в золотых рамках, на которых изображены портреты князя Юсупова с супругой и барельефы членов императорской семьи. Интерьер тех далеких времен дополняет старинная антикварная мебель, камин и музыкальные инструменты. Старинный рояль и арфа еще больше подчеркивают шик и роскошь ресторана. В ресторане два зала и музыкальная гостиная, где посетители могут насладиться игрой музыкантов, которые время от времени играют в ней. Живая музыка придает этому месту, некую романтичность и загадочность. Цветовая гамма ресторана состоит, преимущественно, из белого, желтого и золотого цветов, которые оттеняют напольные ковры синего и красно бордового цветов и расшитые золотом шторы на окнах и при входе в каждый зал. Оказавшись внутри, за одним из столиков я увидел Дмитрия Тоцкого, знакомого мне по давним совместным операциям и имеющего чин капитана отдела по борьбе с организованной преступностью Главного Управления МВД города Санкт-Петербург, которого в своем кругу попросту звали «Угар». Этот псевдоним он заслужил благодаря своей тяге к спиртным напиткам, находясь практически всегда под действием хмельного. Как при всем этом, оставаясь верным своей привычке, он умудрялся добиваться значимых результатов в оперативной и служебной деятельности, для меня оставалось загадкой. «Оперативником» Угар был превосходным, именно с ним мы чуть ранее уничтожили в «Питере» «Фрунзенскую» и «Петроградскую» группировки. Дмитрий Тоцкий был сотрудником органов с конца восьмидесятых, имел множество наград и участвовал во многих операциях, после которых воздух криминальной столицы становился чище, и жить в городе было гораздо спокойней. Ему было тридцать четыре года от роду – как каланча – высокий рост бросался в глаза; можно было предположить, что он достаточно хилый, но кто с тем человеком не сталкивался, тот не знал, что под одеждой прячутся стальные мускулы; лицо его было не сказать, что красивым, но и не отталкивало. Взгляд серых глаз мог пронзать насквозь, а порой говорил о полном его безразличии. Одевался он всегда невзрачно и легко мог затеряться в толпе. Единственным недостатком сотрудника было чрезмерное пристрастие к выпивке, но это скорее помогало в работе, чем мешало общему дело, и все давно смирились с тем, что он практически всегда был «под мухой». Характер его выдавал человека целеустремленного, принципиального, временами дерзкого, но всегда умеющего держать себя в руках. «Угар» отличался достаточной хитростью и легко мог ввести в заблуждение любого, кто не был с ним знаком и не обладал сведениями об этой его особенности. Пользуясь избытком времени, я подсел к давнему своему товарищу, чтобы скоротать время до прибытия связного. То обстоятельство, что Тоцкий оказался в ресторане, каких-либо нехороших догадок у меня не вызывало, так как подобные заведения были обычным местом его постоянных посещений. Кроме всего прочего, я просто чертовски был рад его видеть, вспоминая скольким был ему обязан в предыдущих своих приключениях. – Здорово, приятель! – обратился я к Дмитрию, непринужденно хлопнув его по плечу – Ты, как всегда, не изменяешь своим привычкам. Вдруг если настанет время и ты попадешь в немилость к нашему дорогому начальству, и тебя объявят в розыск, то найти тебя можно будет только в заведениях, где продают выпивку. Я весело рассмеялся, радуясь своей безобидной шутке. «Угар» казалось бы искренне удивлен нашей встрече и поспешил меня заверить, что приятно изумлен моим появлением. – Рад, «Барон», тебя видеть живым и здоровым! – ответил мне в том же тоне Тоцкий, – Я всегда не перестаю поражаться, как ты умудряешься при том образе жизни, которому отдаешь предпочтение, до сих пор оставаться живой. – Дима, ты, наверное, меня с кем-то путаешь, – осек я товарища. – Я – Семен Борисов. Прибыл из Тверской области, по делам торговой фирмы, занимающейся реализацией всего чего угодно, за что можно получить хорошие деньги. – Понял, извиняюсь. Очередное секретное задание? Кто на этот раз пострадает через руки прославленного «резидента»? Ведь я так понимаю, что если в город приехала Георгий Бестужев, очередной зажравшейся и обнаглевшей преступной группировке несдобровать. Или я ошибаюсь? Каких-либо инструкций о чрезвычайной секретности всей операции, я, в принципе, не получал и решил, что не плохо было бы иметь в помощниках, преданного делу если и не напарника, то хотя бы сотрудника органов, на которого всегда можно положиться. Однако начать искреннюю беседу мне не удалось, так как «Угар» сказав, что ему необходимо в туалет, поспешно встал и удалился из зала. Когда он вернулся и принял прежнее положение внимательного слушателя, я «открыл ему свои карты»: – Прибыл я по заданию «Центра». Там стало известно, что одна из преступных группировок Санкт-Петербурга, а может и не одна, собирается провернуть небывалую до сих пор акцию и стащить у государства несколько миллиардов долларов, которые наше дорогое Правительство вынуло из оборота и собирается поменять в США на новенькие купюры. – Так, – вставил «Угар». – Значит готовиться что-то серьезное, и очевидно работы всем хватит? А позволь поинтересоваться? С чего ты планируешь начать? – А, вот именно это и является в этой истории самым интересным, – сказал я, разведя в стороны руки. Одновременно с этим изображая такую гримасу, что бесспорно было ясно – вот именно тот человек, которой в происходящем понимает меньше всех, – и как раз это и хотелось бы выяснить. Поставить Тоцкого в курс, что у меня в ресторане назначена встреча со связным, я не успел. К нему на пейджер пришло сообщение, и он, сказав, что на станции метро «Маяковская» обнаружен труп бандита по прозвищу «Борзый» – члена набирающей силу преступной группы, являвшейся настолько таинственной, что никак не удавалось определить ее лидера. – Это должно быть очень интересно, – сообщил мне «Угар», предварительно поставив в курс о личности пострадавшего, – я должен отлучиться. Буду нужен заезжай в Управление – запросто. – Не забудь, что я, Сеня Борисов, являюсь коммерческим представителем. После этих слов «Угар» попросил бармена пополнить долг на его счете и направился к выходу. Я же выбрал себе не занятый столик в углу зала, откуда, ожидая связного, принялся наблюдать за входом в здание. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, я заказал себе выпить и легкий салат. Когда моё пожелание было исполнено, я принялся наслаждаться великолепно приготовленным кушаньем, потягивая при этом отличное «Виски», входившее в моду и приходящее на смену традиционной водке. За этим занятием я принялся размышлять над тем немногим, что имелось в наличии. Деньги предполагалось доставить в Санкт-Петербург в строжайшей секретности, прямиком, на военный аэродром. Погрузить на грузовой самолет и таким способом отправить в Америку. Предполагалось, что нападение будет совершено во время транспортировки долларовых ассигнаций по территории нашей России. Почему-то существовала уверенность, что воровать будут старые деньги, что было вполне логично, так как их впоследствии труднее будет отследить, а обменять их – это уже дело техники. Новые же купюры, только-что отпечатанные, по следующим друг за другом и известным серийным номерам, будут обнаружены практически без труда. Вот поэтому, весь путь до военного аэродрома и требовал тщательной проработки. И хотя предполагалось перевозить груз на военной технике, под вооруженной охранной, всем было известно, что в то время – в конце девяностых – преступность набрала достаточно серьезный вес в обществе и имела силу, способную противостоять даже нашей армии, кроме того никто не смог бы поручиться, что вся охрана передвижного состава, либо же ее часть, не состоит на службе у так называемых «братков» или же не подкуплена ими. До погрузки оставалось, что-то около недели, точная дата никем не обговаривалась, по совершенно понятным причинам. Вот это время мне и было предоставлено, чтобы разобраться в сложившейся ситуации и исключить возможные затруднения. О том, что деньги могут быть все-таки кем-то похищены, я даже не мог серьезно задуматься, однако, судя по имеющемуся в «верхах» ажиотажу и истерии, такая возможность не исключалась. Мои размышления были прерваны видом входящего в помещение ресторана Александра Карелина. Это был отличный «резидент», имевший позывной: «Дантес». Такой псевдоним он заслужил из-за своей неприязни к поэтам, ставшей следствием того, что один стихотворец в свое время увел «дорогую» жену. Ему было что-то около сорока лет; внушительные формы его фигуры вызывали к себе уважение; острый пронизывающий взгляд карих и одновременно зеленых глаз мог навести ужас на кого угодно. Одевался он всегда изыскано, вот и сейчас на нем был черный великолепно скроенный костюм. Чуть больше года назад, под именем Степки Алмазова, с прозвищем «Алмаз», Карелин был внедрен в «Питерскую» преступность и сейчас должен был передать мне крайне важные сведения. Александр взялся за ручку стеклянной двери, собираясь ее открыть, но не смог этого сделать, так как получил добрую порцию свинца себе в спину и сразу же повалился на ступеньки перед входом. Заметив мелькнувшую за его спиной легкую тень и, соответственно предположив, что она имеет прямое отношение к свинцовой раздаче, я немедленно бросился к выходу. Оказавшись на улице, я безошибочно определил, как интересующая меня личность садится в черное «БМВ» – со стороны пассажира. Очевидно его ждали, потому что машина сразу тронулась в путь, удаляясь от здания ресторана. Номера я запоминать не потрудился, так как скорее всего они были липовыми, а сама машина могла быть и угнанной. Это не помешало мне применить один из любимых моих приемов. Кроме неизменного «Тульского Токарева» – калибра 7.62х25, при мне всегда находились различные служебные приспособления и примочки, в том числе, и для ведения всевозможными способами слежки. Я извлек из секретного кармана пиджака прибор, похожий по форме на ручку, однако, истинным его предназначением было выстреливать на расстояние, доходящим до сотни метров, маячок спутникового слежения. Расстояние до автомобиля было около восьмидесяти метров. Я прицелился и выстрелил. Убедившись, что попал, и машина поехала с дополнительным грузом, я вернулся в здание и сел ожидать приезда милиции. Оперативная группа прибыла достаточно быстро. Возглавлявший ее сотрудник, находившийся в чине майора, энергично взялся за дело. Велев никого не выпускать из здания, он принялся всех поочередно опрашивать. Когда дошла очередь до меня, я предъявив документы на имя Борисова, пересказал то, что видел, утаив однако деталь с маячком. Оснований для моего задержания не было, и я был отпущен под честное слово – являться по первому требованию. Нужно было подумать о ночлеге и я решил найти гостиницу, где – по тише. С этой целью я отправился на проспект Энергетиков и забронировал себе номер в апартаментах «Сияющие звезды». Место это было ничем не примечательно. Убранство комнат очень комфортное. Мне достался номер с двуспальной кроватью, что для меня одного этого было более-чем достаточно. Все необходимые удобства имелись в наличии, да и цена меня вполне устроила. Нужно было хорошенько выспаться, чтобы со свежими силами утром продолжить проникать в смысл этой истории. Глава III. Допрос в милиции Проснулся я отдохнувшим и стал подводить итоги. Моё посещение города ознаменовалось сразу двумя убийствами. Первый труп являлся «братком» преступной группировки, по прозвищу: «Борзый», а второй мой коллега и хороший товарищ – Александр Карелин. Оба эти убийства явно были связаны со мной, но каким именно образом – это я надеялся выяснить в ближайшее время. Для начала, необходимо было, под каким-нибудь благовидным предлогом, попасть в управление внутренних дел, где по возможности установить связь со спутником и таким образом определить, куда же отправился прикрепленный мною к «БМВ» маячок. При этом, я пока не хотел раскрывать свое инкогнито, ведь мне еще предстояло внедриться в преступный мир Петербурга. И тут я вспомнил про "Угара". Все равно он уже узнал меня. Сотрудником тот считался вполне надежным, поэтому я счел возможным попросить помощи у него и позвонил ему на домашний номер. Время было еще достаточно раннее, стрелки часов только что "перевалили" пять утра, поэтому с той стороны я услышал не совсем довольный голос Тоцкого: – Да, слушаю. Какого дьявола? – И тебе доброе утро, – понимая состояние Дмитрия, любезно заметил я, после чего не замедлил перейти к сути своей просьбы, – В общем, «Угар», тут такое дело… Помнишь ты вчера уехал на убийство «Борзого»? – Конечно, ведь прошла только ночь, да и то не полностью, потому что в отличие от кораблей свободного плавания, – (я понял, что в этом случае собеседник намекал на разбудившего), – я пришел домой далеко за полночь. Вспомнив все слова, которые люди привыкли употреблять извиняясь, я передал их Тоцкому, после чего продолжил: – Понимаешь? Мне в этом городе не к кому обратиться, кроме тебя. Я бы желал оставаться Сеней Борисовым. Однако, сделать это будет достаточно трудно, если я везде начну махать своими корочками. – Понял. В чем же суть проблемы? – А помощь мне потребуется такая, – продолжал я «грузить» Дмитрия, – под благовидным предлогом мне нужно попасть к вам в управление и получить с твоей помощью доступ к спутнику. – Это сделать достаточно трудно. – Вот поэтому у меня возникла одна идея. Ты придешь сегодня на службу и сообщишь, что у тебя имеется информация. Именно я, то есть Сеня Борисов, проживающий в настоящее время в отеле «Сияющие звезды» на проспекте Энергетиков девять, вчера возможно был свидетелем убийства «Борзого», а может и сам причастен к этому преступлению. – Так. Что дальше? – Ты расскажешь, что обладаешь исключительно достоверными сведениями, – развивал я свою мысль, – что знаешь о том, что Борисов зашел в тоннель, по ходу движения поезда в метро. Следом зашел «Борзый», но обратно вышел только я один, ну, а куда делся бандит, тебе не хуже меня известно. – Интересно, ты что действительно был на месте? – Да, и именно при озвученных мною сейчас обстоятельствах. – И ты хочешь сказать, – засомневался «Угар», – что к этому убийству ты не причастен? – Знаешь, в этом пока я и сам не уверен и сильно сомневаюсь, ведь тот человек следил непременно за мной. И хотя сам я в него не стрелял, но что-то подсказывает, что эта смерть напрямую касается моей скромной персоны. Высказав «Угару» все, что было известно, я в свою очередь поинтересовался: – Ну, что? Ты мне поможешь? – Хорошо, а на чем строить обвинение? – стал вникать в детали Дмитрий, – Каким образом мы на тебя вышли? – Придумайте чего-нибудь, – развивая мысль, я продолжал «рыть себе яму». – Скажете, что кто-то производил в метро видеосъемку. «Кинооператор» запечатлел на видеокассету, как мы с «Борзым» заходили по очереди в тоннель, но вышел оттуда один только я. Заодно, осмотрите комнату для хранения уборочного инвентаря, может там найдете, что-то указывающее на меня. А самое главное, во время допроса ты должен сделать так, чтобы мы с тобой оказались один на один. – Ладно, жди гостей, – ответил Тоцкий и повесил «трубу». Положив в свою очередь свою, я стал размышлять, как бы мне не заехать в Управление надолго и только в одну сторону. Ведь всего, что я наговорил, вполне хватит, чтобы закрыть меня и даже предъявить обвинение. Поэтому, я немедленно составил шифровку своему руководству в Москву и попросил их принять участие в моей судьбе и заставить «Питерцев» не торопиться с установлением убийцы «Борзого». Я уточнил, что сделать это нужно не ранее послеобеденного времени часа в три-четыре пополудни. К половине десятого утра я был полностью готов: помыт, побрит, одет и успел уже переправить Московскому начальству наставления, касающиеся моей персоны. «Тульский Токарев» и все свои примочки я оставил в гостиничном номере. Хорошо понимая, что явись с ними в управлении внутренних дел, то придется долго объяснять для чего они предназначены. Поэтому, в целях экономии, как своего, так и времени служащих местной милиции, я предпочел отправиться налегке. Ожидание моё не затянулось. Тоцкий выполнил поставленную ему задачу и в дверь моего номера позвонили. Я открыл. На пороге стояли двое людей в штатском с такими рожами, что если бы мне захотелось по ним ударить, промахнуться вряд ли бы получилось. Выражение лица явно указывало на наличии низкого интеллекта. Скорее всего, данных сотрудников использовали именно для такого рода несложных поручений, потому что отказать таким бравым ребятам проехать с ними было бы достаточно сложно. – Гражданин, как Ваше имя, – поинтересовался один из них, разворачивая служебное удостоверение оперативного сотрудника «Питерского» Главного Управления внутренних дел, – было бы желательно, чтобы Вы подтвердили его документально. – Вот мой паспорт, – любезно ответил я, протягивая документ на имя коммерческого представителя Борисова. Оперативник внимательно изучил мою личность, в ходе чего лицо его просветлело, и он улыбнувшись, тоном не терпящим возражений, потребовал: – Вам, господин Борисов, придется проехать с нами, для выяснения одного деликатного вопроса. – Я так понимаю, что если Ваше дело деликатное, то спрашивать о причинах не стоит, – съязвил я и добавил, – вещи собирать или пока можно от этого воздержаться. Конечно же, мне было известно, как в дальнейшем будут развиваться события, но я ни преминул сыграть роль не сведущего в подобных делах человека. – Вещи Вам не понадобятся, – сострил второй, – на кладбище они не к чему. Он рассмеялся своей шутке. Я же зная, что подобное обращение милиционеров с лицами, подозреваемыми в убийстве, вполне естественно, и что при дальнейшем сопротивлении может на пустом месте возникнуть реальная конфликтная ситуация, что совсем не входило в мои планы, прикинулся полным профаном и скромно изрек: – Ну что же, ведите. Как уже говорилось ранее, я был полностью готов к этому путешествию, поэтому запер номер и последовал за моими невольными конвоирами. Мы спустились вниз, где возле парадного подъезда дожидалась машина, в которую мы все без лишних затруднений погрузились и отправились в убойный отдел, где мне готовилась теплая встреча. По городу мы проехали без происшествий и прибыли на Суворовский проспект к серому угловому зданию. Начиная со второго этажа, кверху поднимались двойные колонны, придавая строению дополнительную величественность и показывая таким образом его значимость. Машина остановилась у главного входа. Не мешкая, мы покинули ее салон и втроем зашли внутрь. Там меня провели по незнакомым мне коридорам и завели в кабинет, где находилось трое оперативников, среди которых я с удовольствием узнал «Угара». Он был уже чуточку навеселе, хотя время только приближалось к обеду. Находившиеся с ним в помещении сотрудники существенно отличались от тех, что меня доставили. И хотя телосложение у них не вызывало сомнений в существовании достаточной физической силы, лица при этом были приятные, во взглядах угадывался не дюжий ум и рассудительность. Рассматривая их внимательней, я убедился, что один чуть ниже другого, имел карие глаза и округлые формы черепа. Стричься ему вероятно не нравилось, так как он был абсолютно лысый. Сверху, на ничем не прикрытой рубашке, у него находилась оперативная кобура, одетая на плечи и спускающаяся под мышку, в которой легко угадывался традиционный милицейский «Макаров». Второй был, естественно, выше. Движения его отличались неутомимой энергией, стреляющие «огнем» голубые глазки выдавали живого проницательного человека. Мне была хорошо известна процедура ведения допросов, поэтому после того, как мы взаимно друг другу представились, естественно, я предъявил документы на Сеню Борисова, я рассказал, что прибыл в Питер, как коммерческий представитель крупной Тверской фирмы, для возможных путей поиска и развития деловых отношений с местными предпринимателями. Все эти технические мероприятия заняли около часа, наступало обеденное время и меня попросили посидеть в коридоре, так и не перейдя к главной причине, по которой они изволили меня потревожить. Меня вывели в коридор и посадили отдыхать на стуле, а сами же «опера» отправились с пользой проводить внеслужебное время. Ушли они все втроем, но минут через пять ко мне вернулся «Угар» и подсел на соседний стул. – Какие наши дальнейшие действия, – произнес он, стараясь казаться непринужденным. – Проведи меня к компьютеру, имеющему выход на спутник. – Пошли, но у нас не более пятнадцати минут. – Это больше чем даже достаточно, – ответил я, – нужно только, чтобы была устойчивой связь. Мы прошли на другой этаж в кабинет, где имелось нужное мне оборудование. Установив связь со спутником, я ввел коды своего маячка и безошибочно определил адрес, где он находился. Это было практически на окраине города, я запомнил координаты, свернул программу, после чего сказал Тоцкому, что можно возвращаться обратно. Вся операция заняла у нас не более десяти минут. Я снова с удобством развалился на стуле возле кабинета «Питерских» милицейских сотрудников, мечтавших вырвать у меня признательные показания – на убийство бандита «Борзого». Конечно же, они не догадывались, какой сюрприз я им приготовил, только бы Московские руководители Федеральной службы успели отреагировать на мою шифровку, оценив всю важность создавшегося положения. Через минут пятнадцать явились мои дознаватели, и честно скажу, что я даже еще не успел по ним хоть немного соскучиться. Приняв решение играть свою роль до конца, я готовился стойко переносить уготованные мне оперативниками испытания. Меня провели обратно в кабинет. Тоном, возразить коему было для здоровья не безопасно, мне предложили сесть на стул, поставленный посередине их помещения. Понимая каким я пользуясь здесь уважением, я поспешил выполнить их указание. Тот, что повыше, ранее представившийся, как майор Лисин, начал словесную атаку: – Итак, уважаемый господин коммерсант, зачем же Вы действительно прибыли в наш прославленный город? Мне кажется, что Вы чего-то не договариваете? – Да, нет же, – отвечал я, – все что было мною рассказано, в полной мере соответствует действительности. Чего-либо укрывать от нашей доблестной милиции у меня не возникает никакого желания. – Тогда объясните, милейший, – вступил в допрос второй, носивший звание капитана, и имевший интересную фамилию Зарубало, – что Вы делали вчера около шестнадцати часов в станции метро «Маяковская». – Имел самое невинное намерение сесть в электропоезд и двинуться в нужном мне направлении, – выдвинул я свою версию. – А знаете ли, Вы, дорогой господин путешественник, что в том месте, где Вы находились и в то же самое время произошло убийство одного криминального гражданина, – молвил Лисин. – Да, ладно? – выразил я неподдельное удивление, – Очевидно, это было чуть ранее, как я там находился, или чуть позднее. При мне никого не убивали. Я почти не лукавил, так как хоть я и видел убитого «Борзого», но находился в полном неведении, как это произошло. Допрос продолжался. – Однако, – настаивал Зарубало, без моего согласия бесцеремонно переходя на «ты», – у нас есть неопровержимые доказательства. Ты заходишь в туннель по ходу движения состава. Следом зашел пользующийся криминальной славой – некто по прозвищу – «Борзый», в действительности имеющий фамилию Груздев и зовущийся Николаем Сергеевичем, но обратно вышел один только ты. Озвученный же Коля впоследствии был найден мертвым внизу на рельсах. Я сделал искренне удивленное лицо, выражающее полное непонимание происходящего. – И нам бы очень хотелось узнать, – подхватил Лисин, – что же ты, наглая «рожа», там изволил делать, и как же все-таки произошло убийство. Решив оттягивать время, я продолжал упираться: – А можно мне ознакомиться с вашими доказательствами? – Все очень просто, – настаивал Зарубало, – в то время в метро один молодой человек занимался видеосъемкой и, узнав о случившемся бескорыстно предоставил нам видеокассету, просмотрев которую, мы безошибочно определили, что убийство Груздева и твоё посещение станции связаны между собой напрямую. – Сам понимаешь, – добавил Лисин, – установить твою личность труда не составило. – Тогда, наверное, не будет большим затруднением показать мне запись на этой кассете, – наглел я, прекрасно зная, что ничего посмотреть мы не сможем. – Всему свое время, – осек меня «опер», – кроме того, мы осмотрели кладовую, расположенную не далеко от места убийства. Там мы нашли очень подозрительный след обуви, и что-то подсказывает, что если отпечаток ботинка сравнить с твоими туфлями, то будет полное совпадение. Я знал, что и здесь он промазал, так как ожидая их приезда, я успел купить себе другую обувь, а старые туфли выбросил в мусорный контейнер. К нему как раз подъезжала погрузочная машина, и для того, чтобы произвести их сравнение, сначала необходимо будет осмотреть большую «Питерскую» помойку. Про себя улыбнувшись, вслух я ответил: – Не исключаю такой возможности, но прекрасно зная, как в нашей дорогой стране фабрикуются доказательства, хотелось бы все-таки просмотреть видеозапись. Я на этом настаиваю. Предположу, что если удалось заснять то, как входим в туннель мы по очереди с убитым, то возможно на этой записи имеются сведения, как туда входит кто-нибудь третий, и, вполне вероятно, что вы проглядели такую существенную деталь. – То есть ты признаешь, что заходил в тоннель вместе с «Борзым»? – перешел на повышенные тона Зарубало. – Нет, не признаю, – продолжал ерничать я, – просто мне любопытно насладиться изучением ваших доказательств, потому что мне начинает казаться, что никакой кассеты нет и в помине. В этот момент майор Лисин стал с таким ожесточеньем похрустывать пальцами, что уже не вызывало сомнений, что допрос подходит к наиболее интересной внушительной части. – Как бы не так, – заорал он и нанес мне мощный удар кулаком в грудь. Как я уже говорил, что имел накаченную мощную фигуру, и подобная практика была мне не в диковинку, поэтому я выдержал нападение, завершившееся в этом раунде оглушительной оплеухой со стороны Зарубало. Приготовившись и дальше также стойко выдерживать полагающуюся мне порцию тумаков, я, чтобы получить передышку, произнес: – Могу ли я немного обдумать создавшееся положение? В этот момент дверь в кабинет отворилась, и зашел начальник моих невольных мучителей. Он отозвал сотрудников в угол и стал им настоятельно что-то советовать. Время было уже пятый час, и я прекрасно понимал, что он им говорит. Он по моей же инициативе объяснял «операм», что дело осложняется. Есть какой-то другой подозреваемый, известный, как это ни странно, только высшему руководству, и что я очевиднее всего не имею к убийству «Борзого» никакого совсем отношения. Такое положение дел меня вполне устраивало, единственное, я обратил внимание, что Угар неприятно вздрогнул. Я не придал этому значения, списав его поведение на похмельный синдром. Кроме того, ему перед своими еще предстояло оправдываться за не нашедшую своего подтверждения информацию. Но Тоцкий в этих делах был своего рода мастером, и в его способностях я ни на минуту не сомневался. После непродолжительной беседы руководителя с подчиненными, майор произнес: – Извините дорогой гражданин путешественник, вышла небольшая ошибочка, Вы можете быть свободны. – Вы не представляете, милые служители закона, до какой степени я сейчас счастлив, – иронизируя, не преминул вставить я замечание, – что наша обещающее стать столь продуктивным общение не затянулось. Желаю здравствовать. После этих слов, получив у капитана пропуск, я отправился к выходу. Мне чрезвычайно повезло, что Федеральное начальство в Москве не затянуло тормознуть "Питерских" оперативников, ведь стоило им чуть замешкаться, и выбраться из мною же самими же созданной ситуации, со столь малыми потерями, мне вряд ли бы посчастливилось. Но все пошло так как и было задумано, у меня имелись координаты, где скрывался мой маячок, и что-то мне подсказывало, что дело начинает сдвигаться со своей мертвой точки. Глава IV. Прекрасная секретарша Интересующее меня место находилось на окраине Невского района и являлось автомобильным салоном. Трехэтажное здание в форме куба, обладало огромными стеклянными витринами, сквозь которые можно было наблюдать множество автомобилей различных моделей. Кроме внутренних помещений автотранспорт находился также на улице – на территории, огороженной металлическим забором, представляющим собой соединенные между собой квадратные прутья смонтированные на одинаковом расстоянии друг от друга, не позволяющем протиснуться между ними. Центральные ворота являли собой точно такую же конструкцию, единственное, в верхней части они были сведены на конус. Время было позднее. Автосалон закрывался. В тот момент, когда я подходил к нему, то заметил, что с территории выезжает знакомый «БМВ». Автомобиль до такой степени был похож на тот, что присутствовал в месте смерти связного, что это обстоятельство лишний раз наводило на мысль о том, что я действую в правильном направлении. Покрутившись еще какое-то время и внимательно изучив объект, не забыв для себя отметить, что ничего примечательного пока почерпнуть не смогу, я отправился отдыхать к себе в отель. Я прекрасно понимал, что завтра мне понадобятся все мои силы. А, что может поспособствовать их восстановлению? Конечно же – плотный ужин и восьмичасовой сон. Таким образом до номера я добрался без приключений, предварительно подкрепив силы в местном ресторане и повалившись на кровать, отправился в сказочное царство Морфея. Ночь прошла спокойно. Проснулся я бодрым и готовым действовать. – Ну, что ж, «Барон», – произнес я вслух, – пора немного навести шороху в этом осином гнезде, – и весело улыбаясь, вышел из номера. Прибыв к открытию магазина, я проследовал внутрь и, представившись торговым представителем из Тверской области, попросил пропустить меня к хозяину автосалона. Его кабинет располагался на третьем этаже. В приемной сидела ослепительной красоты секретарша. На миг я просто застыл на месте, не в силах оторвать от нее глаз. Однако пересилив волнение, я, поперхнувшись, определил цель своего визита, сообщив, что имею намерение завести деловые связи с Питерскими предпринимателями относительно взаимовыгодной торговли автомашинами. В следующий момент она произнесла таким милым голосом: «Господин Туркаев занят, через несколько минут он сможет Вас принять», – что в моей голове невольно родились стихи: О, Ангел! Нет, скорей Богиня! Спустившаяся к нам с небес, В миру ты будь, моя Княгиня, Существованья интерес. Тебе готов я поклоняться, Мой сладок сделался удел. В мечтах в тебя я стал влюбляться, С тех пор, как облик лишь узрел. Ты воплощаешь смысл жизни, На радость счастье создана, Тебе готов отдать полжизни, И в общем, гибель не страшна! Ты так прекрасна, что нет силы, Очарованье передать пером, И представляя образ милый, В мечтаньях уплывать притом! Твой голос, так ласкает сердце, Как летний легкий ветерок, Глаза поманят, словно в детство, Напомнят про любви урок! Улыбка просто очарует, Во взгляде можно утонуть, Густые волосы волнуют, В объятьях хочется заснуть! Действительно, подобной красоты никогда ранее мне в своей жизни видеть не приходилось, хотя, если быть честным, повидал я немало. Сев ожидать в приемной, я украдкой принялся разглядывать объект своего вожделения. На вид ей было не более двадцати пяти лет. Ее большие невинные синие с отливами глазки словно светились теплом добротой и ангельской нежностью. Подвижный коралловый ротик также подчеркивал ее миловидность. Густые элегантно спадающие на лоб вьющиеся каштановые волосы, она захватила сзади в «хвост» и украсила красной лентой. Среди женщин, одетых в серый строгий костюм, она была единственной, которая могла похвастаться таким ярким украшением. В лице ее все еще таилось что-то наивное и детское, и, несмотря на ее яркую женственность, щеки ее иной раз наводили на мысль о двенадцатилетней девочке, сияющие глаза – о девятилетней, а изгиб рта – о пятилетней крошке. Ее лицо – овальное лицо красивой молодой женщины – такой божественной чистоты и свежести, что невольно глядя на него рождалась мысль, что перед тобой находится Ангел – поразительной невинности – казавшийся существом воистину неземным. Она была невысока ростом, но казалась высокой – так строен был ее стан. Она была смугла, но нетрудно было догадаться, что днем у ее кожи появлялся чудесный золотистый оттенок. Маленькие восхитительные ножки удобно помещались в узких изящных туфельках на невысоком каблучке и виднелись из-под чуть выше обычного – для строгих костюмов – укороченной юбочки, что само по себе ничуть не оттеняло впечатления о ее исключительной безгрешности, а напротив, добавляло ей непревзойденную волшебную привлекательность. Мои возвышенные помыслы были прерваны серой действительностью. Дверь кабинета открылась, из нее вышел мужчина в сопровождении хозяина автосалона. Проводив гостя до входной двери в приемную, Туркаев, возвращаясь, обратил внимание на меня и, узнав о цели моего визита, предложил пройти сразу к нему. Не буду останавливаться на том, что во владельце автосалона я сразу же признал человека, стрелявшего в Александра Карелина, однако, я прибыл сюда не за вендеттой, а продолжал продвигаться к разгадке: кто же все-таки набрался наглости и имеет жгучее желание стащить государственную валюту? Я был уверен, что во время убийства, Туркаев меня не видел, так как он с такой поспешностью покидал место преступления, что ни разу не оглянулся. Когда мы взаимно друг другу представились, я сел на предложенный стул – напротив стола своего собеседника. Что же был за человек Олег Туркаев? На вид ему можно дать около тридцати лет. Имея довольно приятную внешность, он вместе с тем производил впечатление человека властного, честолюбивого, не лишенного желания подминать под себя других. Для этого он обладал всеми возможностями. Его атлетическая фигура, сочетавшаяся с ростом между высоким и средним, ясно давала понять, что «шутки» с подобным человеком бесспорно закончатся плохо. Короткая стрижка, не скрывающая лица: с метающими молнии пепельными глазами и улыбкой, открывающей блистательный верхний ряд полностью золотых зубов, наводили на мысль, что этот человек – в своем славном прошлом – не был лишен удовольствия посетить места лишений свободы. Одет он был шикарно. Дорогой с отливами серый костюм удачно гармонировал с вышитой серебром розовой рубашкой. Под мышкой справа угадывались очертания оперативной кобуры, предназначенной, как мне почему-то показалось, для ношения огнестрельного оружия. – Итак, – начал он наш разговор, – что же Семен, привело Вас в наш прекрасный северный город. – Являясь коммерческим представителем развивающейся фирмы в Тверской области, я послан в славный город «Питер», для приобретения полезных связей, с возможным заключением контрактов на поставку автомашин в наш регион. – Почему Вас заинтересовал именно наш салон, ведь мы не занимаемся крупномасштабными проектами. Я понял, что противник начал меня прощупывать, поэтому прикинувшись полным профаном, прибывшим из провинции, я продолжал: – Случайно проходил мимо вашего салона, и так был ослеплен его великолепием, что решил поискать счастья здесь. Заметив, что мои слова произвели нужное впечатление, и лицо Туркаева залоснилось от удовольствия, я удвоил лестную атаку: – Когда же увидел вашу секретаршу, то понял, что здесь не могут обманывать – это и укрепило мою уверенность, что Вы именно тот компаньон, который нам нужен. – Да, секретарша у нас неповторимая, – расплылся в улыбке хозяин автосалона, – и не заменимая. – Да? И каким же образом? – Она не только секретарша, – продолжал Олег, – она еще и бухгалтер, и при всех своих достоинствах, до сих пор, не замужняя. – Не может быть? – неподдельно удивился я. – Да, но при всем при этом, ее сердце неприступно, как валютный запас России. Я догадался, что последние слова предназначались мне, и начал соображать, что ребята не такие уж болваны, и что они понимают, что появление такого парня, как я, в их заведении не случайно. Однако я выдержал пристальный взгляд оппонента и, никак не отреагировав, продолжал: – Интересно, а как ее имя, – спрашивать про фамилию я не отважился, пока было достаточно и этого. Я был уверен, что с ней самой познакомлюсь позднее. – Зовут ее Катя, точнее Екатерина. – Старинное красивое русское имя. Я уверен про нее можно говорить бесконечно, но может все-таки вернемся к нашему делу. – Да, конечно, просто Катя – это как визитная карточка нашего заведения, – не без гордости заметил Туркаев, – с тех пор, как она у нас работает, дела наши идут в гору. – Очень заманчиво это услышать. После такой саморекламы становится совершенно понятно, что попытавшись наладить с вами сотрудничество, мы не прогадаем. В этот момент зазвонил телефон на столе Олега, он снял трубку, минуту слушал что ему говорят, после чего «бросил» своему собеседнику: – Понял. Положив трубку на место, он обратился ко мне: – На чем мы с вами остановились? По нему было видно, что он куда-то торопиться и стал волноваться, не пытаясь этого скрыть. Я решил воспользоваться таким его состоянием и ошарашить его вопросом: – Кстати, а не подскажите, где можно в «Питере» найти безопасное место, чтобы на время поселится, а то слава ее, как криминальной столицы, вызывает у меня серьезные опасения. Я только второй день в городе, а уже стал свидетелем убийства. – Неужели? – напрягся Туркаев, – Как же это случилось? – На входе в ресторан «Дворянское гнездо», – спокойно продолжал я, одновременно внимательно наблюдая за реакцией Олега, – кто-то, – сделав ударение на этом «кто-то», – в упор расстрелял мужчину. Хозяин автосалона не смог удержаться и вздрогнул, по лицу его пробежала чуть приметная судорога. Мы практически раскрыли друг другу карты, что понимаем – кто из нас и что представляет, однако, я пока ни шаг не приблизился к своей цели. До сих пор мне было не ясно, какую роль играет Туркаев в подготовке хищения американских денег, но то что он напрямую со всем этим связан, у меня уже не вызывало никаких сомнений. Это же обстоятельство подсказывало мне, что теперь мне необходимо быть крайне осторожным, чтобы не повторить судьбу Карелина. Однако, эти соображения были излишне, я славился своей осторожностью. Мои мысленные рассуждения были прерваны хозяином автосалона, он произнес: – Рад был с Вами познакомиться, но обстоятельства чрезвычайной важности заставляют меня на некоторое время отлучиться. – Да? – решив продолжать игру до конца, изрек я невольный вопрос, – А, как же быть с моим делом? – Ну, здесь я вообще никаких проблем не вижу. Екатерина все Вам расскажет, и если Вас что-то заинтересует, то и покажет, – после этого сменив тон на более сладостный, он произнес, чуть повысив свой голос, – Катенька! Будь любезна зайди пожалуйста ко мне на секунду. Дверь кабинета открылась и в помещение вплыла нимфа, вызывая у меня восхищение своей грациозной походкой. – Господину что-то угодно? – произнесла она бархатным голосом. – Познакомь пожалуйста нашего коллегу из Твери с нашим бизнесом, и если он на чем-нибудь заострит свою внимание, подробно введи его в курс дела. Отдав необходимые распоряжения, Туркаев, не дожидаясь пока мы выйдем из его кабинета, сам направился к выходу. Как только владелец удалился, мы с «Катенькой», как мысленно с большим удовольствием я стал ее называть, перешли в приемную, где она разложив передо мной всевозможные каталоги, занялась своей обыденной работой, ловко постукивая удивительно красивыми пальчиками по клавишам печатной машинки. Сделав вид, что я погрузился в изучение представленных мне прейскурантов, хотя всем конечно же понятно, что их содержание мне было совершенно не интересно, я украдкой принялся изучать секретаршу. Одновременно в расположенное за девушкой окно я увидел, как Туркаев садится со стороны пассажира в уже знакомый мне «БМВ», ожидавший его с задней стороны здания, и выезжает с территории. Надо бы познакомиться с его водителем, сделал я для себя заключение и принялся наслаждаться предоставленной мне жизнью возможностью лицезреть до сих пор не виданную мной красоту. Я сидел в удобном кресле рядом с которым был поставлен журнальный столик, стоявший на расстоянии примерно четырех метров от места, где трудилась милая Катенька. На груди ее красовался только-еще входивший в те времена в моду «бейджик» и усердно пытался прочитать, что же на нем написано, при этом, стараясь не привлекать к себе внимания. Недаром говорится, что если долго мучиться, то все обязательно, да получится. Девушка встала со своего места и прошла мимо меня, предоставив мне возможность узнать, как же ее зовут. Полное имя секретарши оказалось – Ветрова Екатерина Сергеевна. Выйдя из кабинета, она отсутствовала около десяти минут, предоставив мне возможность изучить приемную. Первым делом я просмотрел то, что она печатала. Это была какая-то чушь по накладным расходам. Затем я принялся шарить по ящикам ее письменного стола и не преминул внимательно осмотреть установленный в помещении офисный шкаф. Кроме ничем не представляющих для меня интерес бумаг, я ничего не обнаружил. В принципе, это не вызвало у меня особого удивления, я и не рассчитывал что-нибудь обнаружить, но сделать этот несанкционированный обыск был просто обязан, для успокоения личной совести. Услышав в коридоре шаги, я «плюхнулся» обратно в кресло и принялся дальше изображать из себя заинтересованного в бизнесе Туркаева недотепу. Катенька зашла в кабинет со словами: – Вы меня извините, мне нужно было отлучиться. Не возникло ли у Вас каких-нибудь вопросов? – Я предполагаю отличные перспективы сотрудничества, – ответил я, не переставая поражаться ее нежному голосу, – но мне необходимо посоветоваться с моими компаньонами. Вы ведь понимаете Екатерина Сергеевна, что действуя без их одобрения, я рискую навлечь на себя большую немилость. – Да-да конечно. Могу ли я предложить Вам чашечку чая? – Буду Вам очень признателен, – продолжал я, наслаждаясь тембром ее интонаций, – с лимончиком, если можно. Ловко перебирая прекрасными ножками, она «уплыла» в комнату, смежную с приемной и кабинетом Туркаева. «Очевидно, там у них располагалась столовая», – сделал я мысленное заключение. Через пять минут Катенька вышла, неся на подносе чашку чая, сахарницу и маленькую ложечку. Все это она поставила передо мной с таким неповторимым изяществом, что невольно вызвала у меня странное и непонятное мне тогда еще ощущение, и я задался вопросом: «Что же интересно такая замечательная девушка может делать в этом бандитском вертепе?» Ведь то, что эта контора всего лишь прикрытие преступной деятельности Туркаева, я уже нисколько не сомневался. Закончив с чаем, я попросил «Катеньку» предоставить мне возможность осмотреть автосалон и имеющиеся в нем на данный момент модели. Она охотно согласилась мне помочь, вызвала по телефону какого-то верзилу и, объяснив ему, что необходимо делать, вновь занялась своей работой. Я же, выходя, попрощался с ней, объяснив, что мне бы хотелось посетить еще и другие фирмы. Не буду останавливаться на том, как я три часа ходил вокруг машин, изображая из себя знатока техники, и заваливал сотрудников салона вопросами, ничего не имеющими общего с моей основной деятельностью. Скажу лишь, что решив не дожидаться главу фирмы, я сослался на неотложные дела и удалился, окончательно для себя решив, что непременно нужно пообщаться в теплой и дружественной обстановке с водителем Туркаева. Мне определенно начинало казаться: «что тот что-то знает». Глава V. Третий мертвый Прохаживаясь по залам, я выяснил, что автосалон работает до семи часов вечера. Туркаев увозит секретаршу домой, после чего едет отдыхать в какое-нибудь развлекательное учреждение. Его водитель возвращается домой отдельно на своей машине классической российской модели. Не буду ходить вокруг да около: какой именно автомобиль принадлежит водителю я тоже узнал. Кроме того, я выяснил, что его зовут Гоша Караваев. Обладая всей необходимой мне информацией нужно лишь было дождаться вечера и ненавязчиво проводить до дома «Игорька», как я мысленно его окрестил. Чтобы «убить время», я отправился подкрепиться, а заодно, обдумать создавшееся положение. Ровно в половине седьмого вечера я нанял такси и остановился караулить недалеко от ворот автосалона Туркаева. Водитель – мужчина, на вид имевший чуть более сорока лет с начинающей лысеть головой, живыми и веселыми глазами, он производил впечатление человека не закомплексованного и словоохотливого, и я решил немного его расспросить: – А, что, дядя, – начал я, – случайно не в этом ли районе ты проживаешь? – Вот уже более двадцати лет, – непринужденно ответил он. – Меня Сеней зовут, – поспешил я представиться, чтобы вызвать к себе больше доверия. – Семен значит, – констатировал собеседник, – ну, а я ношу древнее русское имя – Иван. – Замечательно, вот и познакомились, – и я перешел к вещам интересующим меня гораздо больше, чем имя таксиста, – а, что этот автосервис давно уже здесь находится? – В общем уже порядка лет пяти, – начинал откровенничать Ваня, – только я тебе скажу, что пользуется он не совсем хорошо-сложившейся репутацией. Больше сказать – дурной славой. – Вот как? – попытался я выразить искреннее свое удивление, – Интересно, а с чем же все это связано? – Дело тут достаточно темное. – Даже, так? – Вот именно, ведь раньше он принадлежал одному очень достопочтенному господину. – Что же с ним стало? – Около двух лет назад он привез себе из Москвы дивную секретаршу, – продолжал свой рассказ водитель, – и почти через год вслед за этим скончался, при очень загадочных обстоятельствах. – Что с ним произошло такого неестественного, – продолжал я негласно допрашивать собеседника, отлично осознавая, что на верном пути и сейчас мне поведают нечто весьма интересное. – В его новеньком «мерседесе» внезапно отказали тормоза, и он на большой скорости врезался в автофургон, как будто специально выросший у него на пути. – Неужели? – искренне удивился я, – А, что же милиция? – Милиция? – усмехнулся Иван, – Признали дорожно-транспортное происшествие несчастным случаем. Водителя фуры даже не посадили. – Хорошо, а как же автосалон? Туркаев, что – ему родственник? – Нет. Здесь дело еще темнее. Ведь Туркаев бандит, – тут таксист осекся, сообразив, что болтает лишнего незнакомому человеку и сразу поправился, – по крайней мере так говорят. Это было уже что-то, и хотя в голове моей был еще сумбур, но кое-что все-таки начинало более-менее проясняться. Тут я обратил внимание, что стрелки на моих часах подходят к отметке – без десяти минут семь. В этот момент Караваев в страшно возбужденном состоянии выбежал из здания автосалона и направился к своей вишневой «пятерке», завел ее и, не прогревая, выехал с территории. Я рекомендовал своему водителю следовать за ним, но держаться чуть поодаль, чтобы не привлекать к себе внимание. Эта мера предосторожности явно оказалась лишней, так как по характеру вождения было очевидно, что «Игорек» очень нервничает, а в таком состоянии мысль обнаруживать за собой слежку, явно в голову не приходит. «Гоша» проехал четыре квартала и заехал во двор девятиэтажного дома, где остановился и, выйдя из машины, зашел в подъезд. В витринные стекла я видел, как он поднялся на третий этаж, отпер ключом входную дверь – справа и зашел внутрь. Я расплатился с таксистом и, не напрашиваясь в гости заранее, отправился навестить Караваева. Спокойно поднявшись на нужную мне площадку, я вдруг обнаружил, что дверь в интересующую мне квартиру не заперта и чуть приоткрыта. От такого предложения войти трудно было бы отказаться, и я не замедлил им непременно воспользоваться. Я намеревался произвести внезапный натиск, не дав хозяину ни «грамма» опомниться. Достав из кобуры свой любимый «Тульский Токарев», я принялся шаг за шагом обследовать двухкомнатное жилище. Осмотрев комнаты и кухню, я никого не обнаружил и продолжил свои исследования. Заглянув сначала в туалет, я перешел в ванную. От увиденного у меня невольно вырвался крик: – Господи! Далее убрав пистолет в кобуру, я добавил: – Черти меня раздери-то, что же это такое здесь происходит? Моё посещение славного города Питера, все больше «обрастается» трупами. Они словно липнут ко мне. В принципе, это в моей профессии было явлением вполне очевидным, поэтому быстро закончив свои причитания, я стал внимательно изучать очередного покойника. Судя по дыркам в его свитере, запечатленных со стороны спины, было вполне очевидно, что кто-то угостил «Игорька» доброй порцией свинцового заряда. Причем, у меня не вызывало никаких сомнений, что пуль не жалели. Я насчитал пять отверстий в теле и одно в голове. Далее я принялся тщательно осматривать труп. Тело приняло положение литеры: «Л» – голова и верхняя часть туловища находились в ванной, ноги за ее пределами, свешивались к полу. На дне внутренняя часть помывочной емкости была заполнена кровью. Осмотрев карманы покойного, я обнаружил водительское удостоверение, выданное на имя: Караваева Игоря Викторовича и деньги мелкими купюрами – долларов триста. Я почему-то предположил, что в денежных средствах убитый больше нуждаться не будет, и забрал их себе, документы вернул обратно на место. Закончив в данном случае самое неприятное дело, я, мысленно покупая себе новенькие ботинки и оставаясь верным служению своему долгу, бросился в соседнюю комнату, где набрав ноль два, рассказал о случившемся и назвал адрес, который конечно же я узнал, изучая права Караваева. Как и всегда, представляться я не отважился. Закончив телефонный разговор и повесив трубку, я услышал в коридоре шорох, вслед за которым последовал звук захлопывающейся двери. Незамедлительно я поспешил на выход. Две секунды потерял на отпирание замка и выбежав на площадку увидел, что к первому этажу спускается не молодой уже парень. В моей голове настойчиво укреплялась мысль, что если догнать этого человека и задать ему несколько обычных вопросов, тот сможет отважится пролить свет на некоторые интересующие меня подробности. Проникнувшись такой уверенность, я начал преследование. Оказавшись на улице, мне бросилось сразу в глаза, как преследуемый мною хлопец прыгнул в бежевую «шестерку» и имел явное и настойчивое желание на ней скрыться. Естественно, я никоим образом не мог этого допустить. Расстояние между мной и машиной было чуть более двадцати метров, она набирала скорость, и догнать ее бегом не имело совершенного смысла. Поэтому я, недолго думая, извлек из кобуры «Тульский Токарев» и, как следует не прицелившись, выстрелил в переднее колесо машины. Делом это было тогда вполне обыденным, стрельба периодически возникала в том или другом месте, и я приводил в действие свое оружие без зазрения совести. Пуля угодила в переднее крыло, не причинив вреда покрышке. Перед тем как покинуть дворовую территорию, автомобилю необходимо было миновать выездную арку. Приблизившись к ней, водитель притормозил, что дало мне возможность более точно поймать цель на мушку. Я произвел очередной выстрел, и в этот раз выпущенный заряд достиг своей цели. Автомашину занесло и резко бросило влево, от чего она врезалась в угол здания под этой аркой. Не имея никакого желания дать возможность водителю «раскантоваться», я бросился бегом к машине и резко открыл дверь со стороны водителя. Имея определенное намерение достигнуть с незнакомцем полного взаимопонимания, не допустив при этом в его голове даже мысли о том, что тот сможет избежать нашего обещающего стать таким приятным общения, я оточенным движением нанес ему сокрушительный удар в переносицу. Глаза его сразу же подплыли, из них брызнули слезы, а из носа заструилась бурая кровь. Было очевидно, что я сломал ему переносицу, и какое-то время оказывать мне должного сопротивления тот совершенно не сможет. Тоном не терпящим отлагательства я вежливо попросил мужчину пересесть на пассажирское сиденье. Это был уже не боец, болевые ощущения парализовали его волю, и он безропотно мне подчинился. Я прыгнул на его место и, не спеша, стал проезжать через арку. Колесо было пробито, что причиняло определенные неудобства при движении, но ехать было возможно. – Где мы можем пообщаться? – задал я невольный вопрос, – Только желательно, чтобы место это было по тише. Это понятно? – Конечно, – всхлипывая носом, ответил человек, – можно ко мне домой. – А, где ты живешь? – Недалеко, в соседнем квартале. – Хорошо, поехали. Указывай дорогу. Руль все время тянуло влево, но все-таки мы доехали туда, куда меня привез мой новый знакомый. По пути между нами состоялся разговор: – Тебя как зовут, паря? – поинтересовался я вежливым «задористым» тоном. – Володя. Он выглядел лет на тридцать пять или тридцать семь. Его черные волосы были взъерошены, под глазами имелись круги. Худое лицо было обрюзгшим, что указывало на длительное безостановочное употребление спиртных напитков. Средний рост и худощавое телосложение выдавали в нем физически не развитого человека. – У меня к тебе предложение, Вова, – продолжал я, – покаяться, как на исповеди. – Очень хотелось бы узнать в чем это именно? Видя, что он ерничает, я пока воздержался от каких-либо комментариев. – Человеку всегда есть в чем покаяться. Ты же не хочешь, чтобы наше знакомство продолжилось так же, как началось. «Вовочка», как мысленно я его обозвал, поежился и почесал себе ушибленный нос. Было очевидно, что начало наших с ним отношений ему нравилось не особо. – Я бы все-таки предпочел знать, что от меня требуется? – настаивал Вова. – Ну, если пока светлые мысли не посещают твою глупую голову, – сделал я заключение, – я возьму на себя смелость предположить, что ты пока еще не отошел от радостных ощущений, вызванных у тебя нашей так внезапно состоявшейся дружбой, и выскажу предложение отложить наш разговор, пока мозг твой не проясниться. Владимира такая постановка вопроса вполне устроила. Глава VI. В квартире у Владимира Возвращаясь к сказанному, мы проделали путь до дома Володи без приключений. Бросив машину во дворе, мы поднялись на второй этаж и зашли в среднюю квартиру. Я обратил внимание, что дверь была не заперта. – У тебя кто-то есть? – задал я нисколько не оригинальный вопрос. – Нет, – сухо бросил хозяин, – я ключи потерял. – Ну, хорошо, – на всякий случай расстегнув кобуру, сказал я, – показывай дорогу. Как только мы оказались в жилище Владимира, он откуда-то из одного известного ему места извлек бейсбольную биту и, сильно размахнувшись, нанес удар, направляя его в мою голову. Ну, где ему бедному было знать, что я не раз уже бывал в подобных ситуациях, и что я всегда готов к такому повороту событий. Резко уклонившись от пролетевшего мимо спортивного орудия, я сделав шаг влево и вперед, просчитал движение тела нападающего по инерции вперед, полуприсев локтем правой руки мощно ударил его в грудь – в область солнечного сплетения. «Вовочка» зашатался и присел, хватая ртом воздух. Дыхание его было сбито и требовалось время, чтобы оно восстановилось. Предоставив ему минуты две или три, за которые он более или менее пришел в себя, я, подхватив хозяина под мышки, перенес его в одну из комнат этой двухкомнатной квартиры, где продолжил искать у него взаимопонимание. – Когда до тебя, Володька, дойдет, что я хочу с тобой просто откровенно побеседовать, – начал я, взяв в руку его средний палец на левой руке и загибая его в сторону тыльной стороны ладони. Раздался хруст, глаза Вовы наполнились слезами, не вызывало никаких сомнений, что он испытывает нестерпимую боль. – Что тебе от меня нужно? – запричитал он, – Я ничего не знаю. – Странно, – усиливая давление на палец, продолжал я, – а вот у меня крепнет настойчивое убеждение, что ты пытаешься ввести меня в заблуждение. – Я же говорю, – извиваясь всем телом, сказал хозяин квартиры, – я не пониманию, что тебе нужно. – Да? А, ведь я могу еще пассатижами ногти срывать и зубы вытаскивать. У тебя есть пассатижи? – Нет. – Очень жаль. Что же нам с тобой тогда делать? – Просто объясни мне, что ты хочешь узнать, – очевидно желая начать откровенничать, произнес Владимир. – Меня интересуют обстоятельства преждевременного ухода из жизни Гоши Караваева, случившееся, как мне что-то подсказывает, без его и Господа Бога согласия. – В смысле? – выпучив глаза, изумился Володя, – Разве Гоша умер? – То есть, я так понимаю, ты хочешь уверить, что о безвременной кончине водителя господина Туркаева ты первый раз слышишь? Не так ли? Или может я ошибаюсь? – ломая собеседнику палец, произнес я, продолжая «дознание». Дико взвыв, «Вовочка» забрызгал меня слезами и запричитал: – О чем ты говоришь, я только зашел в квартиру. Мы договорились с Гошей встретиться посидеть, отдохнуть после работы, немного выпить и закусить. – Так. А, зачем ты тогда побежал? – Увидел незнакомого мне парня, звонившего по телефону, услышал в разговоре слово милиция и, приняв тебя за мента, решил побыстрее «свалить» из квартиры. Вот и все. Это похоже было на правду, после таких испытаний вряд кому в голову могла прийти мысль изворачиваться и дальше, однако, закрепить уверенность в его словах мне не удалось, потому что в квартиру вошли двое приятелей Владимира. Заставшие нас за таким, не совсем приятным занятием, посетители очевидно решили меня проучить и воздать по заслугам за причиненные их приятелю, как им, наверное, показалось, несправедливо полученные страдания. Они были примерно одно со своим товарищем возраста: один достаточно физически развит, второй мало чем от него отличался. Были они чуть навеселе. Я, предположив, что втроем они могут мне доставить существенные неприятности, начал действовать на опережение. Схватив Вову, сидевшего на полу, руками за голову, я резко выбросил вперед колено и повторно познакомил его с болевыми ощущениями в области носа. Тот потерял сознание. Не обращая на него больше внимания, я – из положения в «полуприседе» – распрямив ноги, отпрыгнул в сторону, так как если бы я этого не сделал, то получил бы увесистый удар кулаком в висок. Сделав энергичный разворот вокруг своей оси, я произвел хлесткий удар ногой в лицо противника. – «Вали» его, – закричал второй. Он вступил в поединок, схватив деревянный стул, и попытался проверить его на прочность, намереваясь сломать об мою голову. Конечно, с таким его решением я был полностью не согласен и выразил протест, подныривая под летящий на меня предмет. В тот же момент, оказавшись с нападающим на расстоянии вытянутой руки, частью ладони между большим и указательным пальцами, я ударил в горло противника. Он закашлялся и присел. На какое-то время его можно было не опасаться. – Убью, «суку»! – выкрикнул первый и, достав из кармана выкидной нож, освободил лезвие и, направив его в мою сторону, продолжил, – Молись «тварь»! – Не могу вспомнить ни одной молитвы, может быть ты мне напомнишь, а лучше помолись-ка, «дружочек», сам. Расстояние между нами было чуть более полуметра, каждая ошибка в этой ситуации могла стать роковой, поэтому я, полностью собравшись, сгруппировался, встал в удобную стойку, приготовившись к отражению внезапной атаки. Взмахнув перед моим лицом несколько раз ножом, неприятель произвел выпад, намереваясь поразить меня в грудь в области сердца. Никоим образом не желая этого допускать – по вполне понятным причинам – я левой ногой сделал шаг в сторону, передвигая вслед за ней свое тело и чуть разворачивая его, пропуская таким образом клинок мимо себя. Одновременно с этим, я перехватил руку, держащую нож, левой рукой. Правой же, схватил его за кисть, резким движением доводя ее в сторону груди, пока не раздался треск ломающейся кости. Мой невольный враг застонал от боли. Не желая дать ему опомниться, я обхватил голову противника руками, энергичным движением потянул корпус тела вниз, в этот же момент выбросив вперед свое колено, я столкнул его с носом соперника. Слегка хрюкнув, он обмяк телом. Я отпустил его, понимая, что с его стороны неприятностей ждать также уже не стоит, и перевел взгляд на второго. Тот уже отдышался, но вероятно определив – кто в этой квартире является главным – молча посиживал в дальнем углу. Я начал обследовать комнату в поисках средств связывания, не упуская находящегося в сознании мужчину из виду. Обнаружив в одном из выдвижных ящиков стола «Скотч», я принялся обрабатывать им своих новых знакомых. Надежно обмотав им руки, а затем ноги, я усадил их на полу спиною друг к другу и довершил начатое, плотно замотав липкую ленту вокруг их вражеских тел. Немного полюбовавшись своей работой: так приятно было наблюдать, как недавно такие агрессивные и безжалостные вояки, мирно, как два голубка, безмятежно сидят и наслаждаются тишиной, я подхватил за плечи «хозяина-Вовочку» и перенес его в соседнюю комнату, где с нетерпением стал дожидаться его пробуждения. Во время ожидания, чтобы исключить появления новых действующих лиц, я запер дверь изнутри – это несомненно остановило бы новых посетителей, если бы в этот вечер еще кому взбрело в голову прибыть в этот адрес. Время было уже позднее, и я понимал, что потратил время на Вову впустую, но все же мне требовалось убедиться в этом, допросив оппонента. Для ускорения процесса, я облил хозяина холодной водой, после чего он стал приходить в себя. Рука, в месте сломанного пальца, распухла. Я слегка придавил ее ногой, давая понять пострадавшему, что шутить отнюдь больше не собираюсь. – Так, что, «Вовочка», ты действительно не знал, что «Игорька» убили? – начал я старую «песню». – Говорю же нет, – всхлипнул Владимир. – Практически каждый вечер мы встречаемся, чтобы вина выпить – то у него на квартире, то у меня. – Это понятно. Теперь про этих двух «клоунов», что так бесцеремонно появились в твоей квартире. – Это наши друзья Петя и Миша. – Хорошо, а как же все-таки они все-таки, так вовремя для тебя, появились? – Вчера мы договорились встретиться у меня. – Продолжай. – Я должен был к половине восьмого приехать к Гоше. – Интересно? – Забрать его и вместе с ним приехать ко мне. – Вот оно что, – начинал я понимать суть происходящего. – Ну, а к восьми часам вечера должны были подойти Миша и Петя. – Поэтому ты и не запер умышленно дверь? – Правильно. Если бы они пришли, а нас еще не было, то вошли бы внутрь и остались бы нас дожидаться. – И именно на это ты рассчитывал, – проясняя для себя ситуацию, произнес я, – когда мы ехали в этот адрес? – Да, я предполагал, что втроем мы с тобой справимся. – Надеюсь, теперь-то ты понимаешь, что возможно и ошибался? – не смог я отказать себе в удовольствии съерничать. – Теперь-то понимаю конечно, такого парня, как ты, я еще ни разу не видел. Приятно было слышать от поверженного тобой противника такие неоднозначные комплименты, но я здесь был не за этим. Все, что нужно было в этой квартире, я выяснил – правда ничуть не приблизился к интересующим обстоятельствам – но делать нечего, нужно было уходить из жилища. Мне необходимо было отдохнуть и выработать план действий на завтра. По дороге в отель я много размышлял и совершенно отчетливо понял, что как и легендарный Шерлок Холмс, оказавшийся в двадцатом веке волею случая, я ничуть не поспеваю за событиями, они постоянно меня опережают, а я только фиксирую происходящее. Твердо приняв решение: на следующий день явиться в «Питерское» управление милиции, раскрыть свое инкогнито, рассказать то, что мне известно о последних двух убийствах – первое пока было довольно большой загадкой и не давало покоя – после чего начать действовать открыто, прекрасно понимая, что тайная операция не состоялось. У меня уже не вызывало сомнений, что Туркаев «Олежек» причастен к подготавливаемому хищению валютного запаса России. До предполагаемого мероприятия по отправке денег, оставалось не больше недели. Чтобы дезорганизовать планируемую операцию, необходимо было вывести лидера из игры. Для этой цели было бы неплохо его задержать, в связи с убийствами Карелина и Караваева. Как он убивал первого, я видел лично, да и тот факт, что он в должной мере поучаствовал и в судьбе «Игорька», не вызывал у меня ни малейших сомнений. Милиция, в то время, работать еще умела, и я не исключал возможности, что Туркаев сознается в своих злодеяниях, но даже если это и не получится, то все равно по Российским законам его можно держать сорок восемь часов, и я наивно предположил, что этого времени будет достаточно, чтобы сорвать их планы и не допустить хищения «американской валюты». Кроме того, неплохо бы было задержать всю его «шоблу» и немного вправить им на место мозги. С такими намерениями я прибыл в свой номер и повалился спать, так как время было уже за глубокую полночь. Ночью мне почему-то приснилась моя прошлая жизнь… Глава VII. Детство и юность Рос я в семье, считавшейся вполне состоявшейся. Родители мои, закончив высшее образование в 70-е годы, получили перспективные должности в родном регионе. О таком в то время можно было только мечтать – достойная работа практически дома. И все вроде бы было не плохо, но отец мой очень любил весело проводить внерабочее время, из всех имеющихся напитков предпочитая «Русскую водку». Очень быстро его увлечение переросло в зависимость, и его веселье уже продолжалось круглыми сутками. Естественно, такие сотрудники не больно то, где были нужны. Папа стал часто менять работу, переезжая из города в город. Однако ему, имея хорошее образование, всякий раз удавалось находить завидные руководящие должности. За четыре года мы исколесили половину страны. В конечном итоге, маме надоело терпеть отцовские пьянки и постоянные унижения. Она, забрав меня, когда мне исполнилось восемь лет, собрав то, что смогла с собой унести, уехала жить к моей бабушке в небольшой поселок в центральной части России. Эх, и тяжело же ей приходилось. С утра до вечера она пропадала на работе. Я рос сам по себе, практически полностью без контроля. Время тогда было суровое – 80-е годы. Как я не сел тогда «за решетку», я не устаю поражаться и до сих пор. Разбои, грабежи, поджоги, массовые драки – вот немногое из того, в чем мне довелось поучаствовать. Все мои друзья – так или иначе, рано или поздно – попадали в тюрьму, но меня Судьба – до поры до времени – берегла. За неполных тринадцать лет своей жизни, я участвовал – со своими друзьями такого же возраста – в уничтожении начальной школы и общественного сеновала. В первом случае мы просто решили попробовать голубиного мяса. С этой целью, забрались на чердак здания, где в то время водилось множество пернатых обитателей. Оказавшись внутри, мы развели там костер, намереваясь наловить птиц и, прямо тут же, освежевать их и зажарить. Однако, ничего из того, что мы планировали, сделать не получилось, потому что один из моих товарищей решил достать из огня, охваченные пламенем брюки и бросил их в угол, где была складирована вата, которая сразу же принялась тлеть. Мы вырывали загорающиеся клочки и выбрасывали их на улицу. В это время поднялся сильный ветер: на улице была уже осень. Трава подсохла, и падающие в нее искрящиеся ватные кусочки довольно легко производили ее возгорание. Постепенно пламя охватило все вокруг здания, и мы едва успели унести свои ноги. Во втором случае мы проникли на охраняемую территорию местного предприятия, где находился устроенный под навесом государственный сеновал. Не буду много распространяться по этому поводу, скажу лишь, что «как кроты» мы нарыли в сене ходов, где удобно было прятаться и проводить время зимними днями. В одно из таких посещений мой не сильно умный знакомый, предложил покурить. Тогда это считалось нормою жизни – курить тринадцатилетним подросткам. Как мы оттуда успели выскочить, я до сих пор удивляюсь, сенник был уничтожен в считанные минуты и сгорел словно порох. К слову о порохе. В своем детстве, я посчитал для себя совершенно необходимым освоить секреты подрывного дела. Мы с друзьями научились делать взрывчатку из самых простых предметов, имеющихся в каждом обывательском доме. Одним из наиболее интересных я считал производить взрывы стеклянных емкостей. Тонкостью таких взрывных устройств считалось, чтобы сосуд обязательно имел закручивающуюся по резьбе крышку. В каждом магазине канцтоваров – в те далекие времена – продавались линейки, изготовленные из пластика, который при горении выделял большое количество дыма. Точно такими же свойствами обладали рули на автомобилях. Помещаешь такую линейку в банку, либо же пузырек, поджигаешь, закручиваешь крышкой и тут же бросаешь. Почти мгновенно наполняясь дымом, емкость не в силах сдерживать скопившееся внутри давление разрывалась, разбрасывая кругом стеклянные осколки. Однажды, закручивая крышку, я провозился слишком долго и не успел вовремя бросить сосуд. Следствием моих неумелых действий явилось то, что взрыв произошел у меня прямо в руках. Хорошо, что это был маленький пузырек, и мне повезло, что в тело попал только один осколок, не смотря на это, причинивший мне довольно большие неприятности, глубоко вонзившись в грудь в области сердца, где образовался первый довольно внушительный шрам. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vasiliy-vyacheslavovich-boyarkov/rezident/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО