Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Демон Омут. Часть 1. Изгой

Демон Омут. Часть 1. Изгой
Демон Омут. Часть 1. Изгой Елена Сергеевна Зарубова Молодой демон по имени Омут случайно спасает жизнь смертной и незаметно для себя влюбляется. Омут хочет стать её защитником. В наказание за предательство его отправляют в мир смертных, в тело погибшего парня. Омуту приходится приспосабливаться к новой жизни предпринимателя, продолжая его незаконченные дела. Жизнь Омута постоянно находится на грани. Но опасность смерти – это ничто по сравнению с душевными переживаниями от безответной любви. Самые сильные чувства переполняют демона, заставляя его ощущать себя самым обычным человеком. Глава1 – Что-о-о??? Одна?! Повтори-ка! – Одддна… – И нет ничего странного в том, что мои рога начали потихонечку плавиться от Его бешеного взгляда. – Тупица! А надо четыре в неделю!!! – Когти с приятным скрипом разодрали золоченую ручку трона. – Ты уже третью неделю не подтверждаешься! Ты захотел в 13 «К»?! А?! Я нервно почесал хвост. Кормить горящим углём осуждённых за жадность. Это не очень приятная перспектива. Его Высокодьявольское Неблагородие, сменив гнев на недовольную гримасу, милостиво швырнул в мою сторону недокуренную сигару. Я даже шелохнуться не посмел. – Короче. Слушай сюда, недоделанный! – Горящие глаза опасно приблизились, и стало адски тепло. – Даю тебе шесть дней. Если по истечении этого срока в моём пекле не окажется четырёх… Четырёх грехов, я разделаю тебя себе на ужин!!! В горле пересохло, а язык прилип к нёбу. – Отвечай! – прогромыхало в ухо. – А-а-а… можно водички? – Ответа глупее сам никогда не слыхивал. – Во-о-о-он!!! Жажда мгновенно пропала, и пинок под зад придал мне скорости. – Сделаю всё, что в моих силах, шеф! – проорал я на ходу и пулей вылетел из аудиенц-пещеры. – Лютики… лютики… – пропел я и заткнулся, узрев опешившие лица собратьев, удобно расположившихся на скамье возле яростно спорящей парочки. – Ополоумел? – иронично спросил Лихач. Антек многозначительно покрутил когтистым пальцем у виска. Пришлось изобразить безразличие и выбросить одуванчик. – Здорово, братва, чё у вас сегодня? – кивнул я пацанам. – Недоверие, измена, раздор… Ну так, по мелочи, – сказал Лихач, закуривая огромную травяную сигару. – Мне до нормы всего-то два греха осталось. Ну а на выходной попру к Южному берегу нашего родного Ада: искупаюсь на славу! Лава там высший сорт! В предвкушении аж копыта тлеют! Пошли тоже, а? – Черти в ожидании ответа поедали меня взглядами. Я округлил глаза. – Ммм… Да у меня тут дел куча, понимаете? Рад бы… Ладно, я пошёл. Удачной охоты! – Я гордо поднял голову и потопал прочь. Сразу представилось, как я медленно плаваю в Огненной реке, светит Великий Костёр… И как всё круто обламывается, когда про это узнаёт босс… Да уж… Тогда придётся утопиться прямо там. И то даже умереть спокойно не дадут. Только подумают, что издеваюсь. Эх! Всё-таки хреново быть бессмертным! Я раздражённо махнул рукой и побрёл по заполненной летом и людьми самой обычной земной улице. Плюхнувшись на скамейку, по каким-то причинам стоящую недалеко от проезжей части, я начал осматриваться в поисках жертвы. Нелегко быть Тринадцатым демоном Избранной Чёртовой Дюжины: льгот нет, бюллетеней нет, начальство заедает, а коли не набрал больше нормы, вообще один выходной, по пятницам. Только что-то нет у меня особо сильной привязанности к родной душной подземной обители. В этом мире всё гораздо проще, да и народ помягче. Вообще, я обожаю мир смертных. Если не врать, то одним из Избранных я стал случайно: подстроил воровство в аэропорту, а тут… Авиакрушение. У этих недотёп двигатель самолёта не прошёл осмотр, так как главный техник в неподходящий момент, конечно же по моим наставлениям, ушёл со своего рабочего места «чистить» ящик своего приятеля. Парадокс: зависть, ложь, кража, а затем – как великое случайное совпадение – массовое убийство… В итоге приписали мне всё, что только можно. Босс на радостях мне чуть было отпуск на неделю не выделил, но вовремя опомнился, блин. Зато тут же назначил меня младшим из Тринадцати его баловней. Демоном Чёртовой Дюжины. Ну, если не скромничать, нам, вообще-то, везёт: не заставляют заниматься чёрной работой, да и в этом мире мы появляемся не только для выполнения нормы, но и по собственному желанию. К тому же относительная свобода действий к Чёртовой Дюжине тоже прилагается. – Может, всё не так уж и паршиво, – со вздохом пробормотал я и с наслаждением принялся жевать свежесорванный лист подорожника. Всё-таки я был молодым и в свои годы довольно перспективным демоном. Приближался вечер, а я так и не принимался за дело, хотя прекрасно понимал: если до пятницы не наберу четырех грехов, то босс из меня котлету сделает! Пока я размышлял о своей далеко не завидной судьбе, на дороге показался грузовик. Рядом с водителем удобно расположился бесёнок и тихо нашёптывал в левое ухо смертного какие-то увещевания. Интересненько… Вообще-то, мелким нечистям запрещается использовать гипноз, но я решил не вмешиваться и посмотреть, что же будет дальше. Грузовик набирал скорость. Нарушение правила дорожного движения – это готовая норма за день для беса. Нормально. Однако грузовик летел как стрела… Вот это уже ненормально. Похоже, у мальца поехала кукушка и он решил нарваться на неприятности. Я быстро посмотрел по сторонам. На противоположной стороне улицы появилась фигура смертного, одетого в джинсы и балахон. Лицо скрывал капюшон, но я-то знал, что наушники с музыкой работали во всю мощь… Я подпрыгнул и сорвался с места в тот момент, когда человек сделал быстрый шаг на проезжую часть. Великолепный прыжок, и я отталкиваю человека на обочину за миг до столкновения с машиной. Взвизгнули тормоза: грузовик резко вильнул в сторону и остановился. Как и полагается, тут же набежала толпа зевак. Несколько человек бросились поднимать с земли чудом выжившую жертву, которая на их глазах буквально отлетела от неуправляемого авто. Другие набросились на перепуганного водителя и, схватив за шиворот, общими усилиями выволокли бедолагу из кабины прямо на асфальт. Последний был бледен как полотно и, вытирая пот со лба огромным платком, беспрестанно твердил вполголоса: «Будто чёрт попутал! Ей-богу, будто чёрт попутал!» Поднявшись на ноги, я обратил своё внимание на рогатого недоноска, нагло пялившегося в мою сторону, и поманил когтём к себе, состроив при этом злобный оскал. Бесёнок медленно приблизился… и тут же получил затрещину. – Ай-ай!.. – пискнула нечисть. – Заткнись ты, тупая рогатая… – шикнул было я, но, почувствовав, как засветилась огненная пентаграмма на моём левом плече, мило улыбнулся существу, только что погубившему своё будущее. – Ну что, пошли, камикадзе. Босс зовёт. При этих словах краска тут же схлынула с бесовской морды. Я с улыбкой похлопал беднягу по трясущемуся плечу, и мы провалились в Преисподнюю. Покои Его Высокодьявольского Величества Южной стороны, как всегда, отличались красочностью и позитивным настроем их обладателя: в мутно-серых стенах виднелись вмурованные застывшие души, тогда как на полу наблюдались подозрительные кроваво-красные подтёки, а на костяных подлокотниках трона красовались блестящие, покрытые золотом черепа тех, кто своей глупостью или наглостью вывел из себя повелителя южной части Ада, и теперь служили ему в качестве пепельниц. Шеф одарил наше появление мрачным взглядом и недовольно рыгнул. – Нездоровится? – сочувствующе спросил я и скромно потупил взор. – Конечно, день такой выдался тяжёлый, аж… Мне пришлось чуть отклониться влево, дабы огромная кость пролетела мимо, не задев жизненно важных органов. Сзади раздался глухой удар и неясное попискивание. Я обернулся. Ну что за невезучий бес! Хотя это вполне объяснимо: скорее всего, родился в Пасху или на седьмой день… Повелитель лениво махнул рукой: – Поясни элементарное идиоту, – и принялся небрежно точить ухоженные когти о свои огромные рога. Я присел рядышком с пострадавшим и начал: – Ты, конечно, в курсе, но всё же… Понимаешь, убийство смертных не в твоей компетенции. Ты – маленькая деталь в огромной адской машине. Ты совершаешь мелкие грешки в виде обид и каверз: поскользнулся и упал, поцарапавшись, ну и т.д. Убийства могут совершать и подстраивать лишь избранные демоны с двухсторонней родословной или кто-то из Чёртовой Дюжины. Например, я, – не смог не подчеркнуть я свою скромную особу, – так как я – Тринадцатый демон, с той самой двухсторонней родословной! Но и это нужно уметь делать по правилам. Существует Закон, который чтут жители Рая и Ада, который нельзя нарушать, так как он является нашим Великим Уставом. Понятно? – Я не знал! – выкрикнул бес и закусил губу. Мы с боссом переглянулись и в один голос произнесли: – Врёшь! Нечистый забился в угол. Я же продолжил: – Мир смертных держится благодаря тому, что мы все соблюдаем Устав. И если всякие придурки будут наглеть, совершая вот такие идиотские поступки, – я против воли понизил голос, – Его Величеству Люциферу придётся встретиться с Главой светлых и, так сказать, заплатить штраф. Что очень пренеприятно. Босс поднялся с трона. Я вскочил по стойке смирно. В глазах босса вспыхнул недобрый огонёк, а темнейшая ладонь сложилась в кулак, предвещая беду. – Не гневайся, Повелитель! – вдруг заголосил виновник едва не случившейся трагедии. – Ты же знаешь, из-за чего я на это пошёл! – Мне плевать! – перебил беса Повелитель тьмы. – К Карателю его. И, не дав бедной нечисти договорить, босс щёлкнул пальцами. Осуждённый закатил глаза и рухнул на пол. Я же стоял, не шевеля ни единым мускулом, упорно смотря в одну точку. Проклятые мурашки бегали от кончика хвоста до самых рогов. По зову шефа прибыли Тени, призрачные стражи Ада. Схватив многострадального беса, они поклонились Повелителю Южной стороны и исчезли. Кстати, то же самое следовало сделать и мне. – Ну, если что не так, звоните в любой момент, босс! – я вышел из ступора и попытался улизнуть. – Ну, а я пока… – Стоять!!! – громыхнуло мне в ухо. Я сник. Ну всё, сейчас понесётся… Босс грозно глянул на меня исподлобья. – Спас жизнь, значит, ангел ты наш светлый! – в добром голосе босса прозвучало столько фальши, что в значении фразы сомневаться не приходилось. Мне стало как-то нехорошо. – Ну не мог же я допустить, чтоб нарушили Закон! – запричитал я, пытаясь вывернуться. – К тому же в первую очередь это коснулось бы вас, шеф! Как вы могли подумать про меня нехорошо?! – Я сноровисто ударил себя в грудь кулаком и преданно посмотрел в глаза боссу. Шеф задумчиво почесал бороду. – Везучий ты, чёрт тебя дери… – Спасибо, босс!.. Но, может, лучше не надо? Мне и так досталось сегодня из-за этого психа рогатого… – Сильно? – с надеждой в голосе спросил босс, заметно приободрившись. Я решил его не разочаровывать и тут же показал обе руки, на которых красовались не очень сильные, но заметные ожоги. Я поморщился, делая вид что всё ещё тревожусь по этому поводу. Естественно, у шефа сразу поднялось настроение. Удовлетворённо кивнув, он сел на трон и с удовольствием затянулся любимой сигарой, прикурив, конечно же, от собственного пальца. – А чего ты хотел? До смертного дотронулся. Наверху с этим очень строго, сам знаешь. Ладно, хрен с тобой, Тринадцатый. На этой неделе можешь нести сюда только два греха, да больно-то не утруждайся: можно что-нибудь стандартненькое, замыленное… Я от радости аж подпрыгнул. Босс продолжал: – Работай до четверга. Потом три выходных даю. Хоть как нормальный Избранный отдохнёшь. Кстати, советую на наш Южный берег сходить, в лаве искупнуться… – вконец расщедрился босс. – У-у-ухх!!! – Я почувствовал, как от восторга аж дыхание спёрло. Три дня работай, три дня отдыхай, а делов-то: тьфу, раз плюнуть! – Ладно, теперь свободен, вали работать! – великодушно предложил шеф и сплюнул огненный уголёк в пепельницу. Меня как ветром сдуло, сразу же после поклона. Выскочил я из покоев начальства, используя краткое заклинание на исчезновение. А то вдруг передумает… Тут же мне захотелось вернуться на место происшествия и посмотреть, чем всё закончилось. По земным меркам времени с тех пор прошло лишь несколько минут, которые у босса в конторе мне показались вечностью. Прибыл я вовремя: разборки ещё не затихли. Водитель сидел на лавке рядом со своей «жертвой». Собравшийся народ возмущённо гудел, желая, чтоб пострадавший обратился к органам правопорядка. Горе-водитель выглядел немного помятым и бледным, а под правым глазом красовался свеженький фингал. Я ухмыльнулся и подошел ближе. В этот момент какая-то бабулька пододвинулась к моему спасённому «протеже» и прошептала довольно громко: – Это тебя Ангел-Хранитель твой спас! Значит, кому-то это очень надобно, доченька! Ага, ну точно, ангел. Я хмыкнул. С этими словами бабка похлопала «протеже» по плечу и медленно удалилась, а он сбросил капюшон, и я узрел… Белокурые волнистые волосы до плеч, огромные серые глазища и милую улыбку, которая – как мне в этот миг показалось – могла бы без проблем оживить засыхающий цветок где-нибудь в пустыне. Я застыл с открытым ртом. Тут к девушке повернулся водитель. – Ты уж извини дурака. Я ж не хотел! Говорю ж, помутнение в рассудке! Может, без полиции, а? Люди начали возмущённо переговариваться, а девушка улыбнулась своему потенциальному убийце: – Идите лучше домой, никуда обращаться я не собираюсь. Проспитесь только, чтоб больше не повторять ошибок. Меня вот кто-то спас, а другому, может, не так повезёт… Окружающие противно зашумели – вот люди! – и каждый стал вслух высказывать свои грехопаденческие мыслишки. – Да это ж маньяк! – Куда отпускать-то?! Сейчас опять кого-нибудь… – Детоубийцам только в концлагерях сидеть! – не упустил возможности влезть в разговор седой старикашка, яростно размахивая тростью. Девушка сжала губы, понимая, в какой ситуации находится. Как же эти смертные могут всё-таки достать! – Да посылай ты их ко всем чертям и сваливай отсюда! Они так до ночи ныть будут! – не выдержал я. Девушка как-то странно вздрогнула и взглянула прямо в мою сторону. По лицу её разлился нездоровый румянец. Я уловил взгляд и подозрительно сощурился. – Ну ладно. Я пойду, мне отдохнуть надо… Спасибо вам всем… э-э-э… До свидания! – она кивнула всем присутствующим и бочком-бочком стала продвигаться сквозь толпу. У меня в голове заворошились нехорошие догадки, которые необходимо было проверить. Подойдя к водителю, я ткнул кулаком рядом стоящего крупного мужика. Кулак тут же обожгло. Эх, ради этой работы даже боль приходится испытывать! Ну, главное, чтоб не зря. Мужик резко обернулся в нужную мне сторону, состроив злобную гримасу. – Ты что делаешь?! Совсем оборзел, водила хренов! – Я?! – шофёр ошалело заморгал. – Вы тут все с ума посходили?! Никого я не трогал! Дурдом! – Я щас тебе покажу дурдом! – завёлся мужик. – Руки твои поганые повырываю, чтоб другим спокойнее жилось! И стал закатывать рукава. На самом интересном месте я решил удалиться, спокойный и уверенный в том, что раздор и групповое членовредительство на сегодня пойдут мне в зачёт. Босс сам сказал: чё-нибудь замыленное… Я бросил взгляд в сторону удаляющейся девушки, и в этот самый миг она обернулась, почему-то сразу прибавив шаг. Это заинтриговало меня так, что я решительно последовал за ней. Минут десять мы шли по практически безлюдным улицам, причём я – совершенно не понимая, куда и зачем. Внезапно девушка свернула в полутёмную, прилежащую к частному сектору аллею и скрылась за большим деревом. Я остановился. Та-а-ак… Что-то здесь нечисто. Медленно, почему-то на цыпочках, я прокрался следом и осторожно выглянул из-за ствола. В ту же секунду в сантиметре от моего правого виска пролетел огромный камень, пущенный меткой рукой. От неожиданности я отшатнулся, но проклятое любопытство всё же заставило меня повторить попытку. – Кто ты?! Чего тебе от меня надо?! – вдруг выкрикнула девчонка, тыча в меня пальцем, и рывком подняла с земли очередной валун. Честно, если бы я был смертным, то в этой ситуации инфаркт заработал бы без проблем. Мои уши похолодели, а на лбу выступил пот. – А… э-э… – тупо промычал я и выдавил через силу: – Это ты мне?! Или… И, как последний идиот, стал оглядываться по сторонам. Но, конечно же, по закону подлости рядом никого не оказалось. Я вновь повернулся к девушке и неуверенно оголил белоснежные клыки в глупой улыбке. Наверное, именно последние мои действия вконец её доконали: она побледнела, закатила глаза и, как подкошенная, рухнула на землю. Глава2 М-да уж… Я подошёл к человеку и наклонился. В голове никак не мог уложиться тот факт, что она меня видела. Меня, вообще-то, сложно удивить – демон, как-никак. Я присел на корточки. – Аллё-ё-ё! – громко сказал я прямо в ухо смертной, не зная, что ещё можно придумать. Но, похоже, мне повезло: бедняжка сразу пришла в себя и, открыв испуганные глаза, тут же перекрестилась. Я не шелохнулся, только нервно стукнул хвостом. – Чур меня! – громко произнесла девушка и с неподдельным интересом уставилась на меня, ожидая, по-видимому, что я с дикими воплями провалюсь сквозь землю. На воображение я не жаловался, поэтому, представив всё это, не выдержал и прыснул со смеху. – Ха-ха-ха!.. Что за чушь?! Ты веришь в эти бредни?! – сквозь смех проговорил я и вытер выступившую слезу. – А что? – удивилась сидящая на траве девушка, хлопая длинными ресницами, – разве не действует? – Ага, действует, ща только валенки зашнурую и убегу в страхе!.. А может, у меня голова должна разболеться? – продолжал издеваться я над людской наивностью, не в силах успокоить приступ веселья. Девчонка нахмурила брови, сжала губы и… Вдруг рассмеялась тоже, по-видимому, заразившись от меня позитивным настроением. Через минуту обоюдная истерика стихла, и я осторожно присел напротив смертной, которая спокойно достала сигарету и закурила, не сводя с меня любопытного взгляда. Немного помолчав, она неуверенно начала: – Я, конечно, надеюсь, что ты – лишь плод моей богатой фантазии, но что-то мне подсказывает… – Что-то? – тут же, не сдержавшись, ухмыльнулся я. – Ещё бы! Ну, ты не мучайся в догадках: я тебя сегодня от машины оттолкнул. Получилось, что жизнь спас… Хотя, конечно же, поневоле! – поспешил добавить я, видя изумление на лице девушки. – Ведь, к твоему великому разочарованию, я абсолютно не ангел! – Так вот кто это был, такой незаметный! – воскликнула взволнованно девушка, но сразу же замерла и стала внимательно рассматривать мои точёные рога, отчего мне стало как-то не по себе. Девушка хитро прищурилась. – Подожди-ка! Как так?! Судя по твоей внешности – не подумай, что пытаюсь оскорбить, – ты принадлежишь к разряду… э-э-э… нечисти. Извини, конечно… Она смущенно опустила взгляд, а я благодушно улыбнулся. – Да ладно, всё нормально, только я не нечисть, а демон. – Я с гордостью потрогал свою огненную пентаграмму. – Я представитель Ада, прямо из Преисподней… Да не хватайся ты за крестик, я же вижу, что он у тебя даже святой водой не опрыскан! На сегодня я уже выполнил свою норму. Кстати говоря, драку затеял. И поэтому сейчас уже не на работе. Тебя же спас, чтобы не произошло междоусобицы со светлыми… Короче, я самый что ни на есть настоящий демон. – Ага, по тебе видно! – сделала комплимент девушка, пытаясь снова закурить. – Слушай, демон, мы вот с тобой уже столько времени общаемся, как бы это дико ни звучало, а так и не познакомились. Я – Стомина Кира Андреевна. Я удивлённо улыбнулся – смелая она какая! – и с готовностью ответил: – Отлично. А я – Омут, сын дьявола Сондэя, правителя Северного Ада. Я – Тринадцатый демон Избранной Чёртовой Дюжины. Кира присвистнула и протянула руку для пожатия, однако я воздержался: хватит с меня на сегодня ранений. – Не огорчайся, я сейчас всё объясню, – быстро проговорил я, показывая лёгкие следы ожогов, оставшиеся от недавнего к ней прикосновения. А затем коротко рассказал о жизни в преисподней, не забыв, конечно же, упомянуть про существование жителей Рая и добавить, в итоге, про сегодняшнее спасение самой Киры. В течение моего рассказа глаза девушки становились всё больше и круглее, а под конец истории она и вовсе скурила полпачки сигарет. Но я никак не мог остановиться, как будто мне просто необходимо было кому-нибудь выговориться. Хотя, наверное, так оно и есть. – Ну, а потом я свалил от начальства и вернулся сюда, чтобы посмотреть, чем же всё закончится. Дальше ты видишь сама: сижу на травке и преспокойненько болтаю со смертной. Круто, да? – Ничего себе… – выдохнула Кира, пытаясь по-видимому, переварить всю сваленную на неё информацию. – Омут, а сейчас твой шеф не может наблюдать за нами? Вдруг нас заметят! – Не бойся, за Избранными босс не смотрит и позволяет свободно гулять в вашем мире. Ну, а если даже ему кто и скажет, что видел, как я общаюсь с человеком, то что? Я пока не умею память стирать людям, а то, что ты внезапно стала видеть «нечисть» после своего полета на дороге, то я тут ни при чём. Значит, так надо было. – Слушай, Омут, я завтра схожу в местную библиотеку: больно уж интересно почитать про такие случаи, как мой. Может, что интересное обнаружу, – заинтригованно сказала девушка. – Я тоже туда приду, мне тоже интересно! – внезапно загорелся я и широко улыбнулся. – Хотя я могу у своих спросить… – Лучше не стоит, – сразу же замотала головой Кира. – Вызовешь подозрение. Приходи завтра часа в четыре в библиотеку, я там буду. И глянула на время. – Уже поздно, да и стемнело, пока мы с тобой тут болтали. Мне домой пора… – она посмотрела мне в глаза. – Конечно. Я провожу, – быстро вскочил я на ноги, сам не ожидая от себя такой прыти. – Ты далеко отсюда живёшь? – Нет, за этой аллеей. Вон, видишь дома частные возле леса? Мой – кирпичный двухэтажный коттедж с зелёной черепицей. – А… Это где такой садик миленький и собачка ещё такая ма-а-а-аленькая? – не смог не подколоть я. Кира рассмеялась. – Ну ты и чёрт! – Спасибо, – поклонился я, развеселившись. – Понизила в должности! Мы не спеша подошли к дому. Кира открыла металлическую калитку и, зайдя на территорию, махнула мне рукой. – Ладно, Омут, завтра найдёшь меня. Или позвонишь? – подмигнула мне моя новая знакомая и хитро улыбнулась. Я был приятно поражён. Да чего уж там, просто очарован! – Ты меня подколола, что ли? – Ха-ха… Ну, да вообще-то! – Вообще-то это – моя работа! – наигранно возмутился я. – Вот из-за таких, как ты, нас в бесы разжалывают! Кира рассмеялась и внимательно окинула меня взглядом своих красивых серых глаз. – Знаешь, Омут, если в Аду все такие, как ты, то тогда я ничего не понимаю! После встречи с тобой в моей голове всё перепуталось! – Нет, не волнуйся, я один такой! – я скромно потупил взор. – Тебе просто повезло… А в остальном всё, что рассказывали тебе дедушки и бабушки, – правда. – Тогда сегодня я буду спать спокойно! – иронично проговорила Кира и, послав мне воздушный поцелуй, закрыла за собой калитку. – Ха! Везёт же некоторым, – пробормотал я сам себе и развернулся в обратный путь. – Я вот теперь точно не усну! Эх! Одно слово – смертные… Я закрыл глаза и перенёсся к себе домой, в свой тёмный мрачный мир. Оказавшись в своей комнате, я сразу упал на мягкую, мерцающую зелёным светом огромную кровать. Вот Кира удивилась бы, если бы узнала, что у нечистей тоже есть кровати и другие атрибуты из жизни смертных! Только, естественно, с некоторыми отличиями… Уставившись в потолок, освещенный прозрачными рыжими свечами, я вспоминал Киру и понимал, что теперь ещё сильнее хочу вернуться в её мир и находиться там как можно дольше. Я закрыл свои чёрно-красные демонические глаза и представил яркое и бесконечное небо, которым так обожал любоваться. Я повернулся на бок и незаметно для себя уснул. – Команда «газы» была дана для всех!!! – проорал мне в ухо Чертог и ловко увернулся от летящей подушки. Завязалась рукопашка. Разнеся полстены и свалившись пару раз в горящий камин, мы расхохотались и радостно пожали друг другу руки. – Вот так встреча! – воскликнул я, потирая ушибленный бок. – Какими судьбами тебя, восточного, занесло к нам – южанам? Друг детства весело улыбнулся. – Перевели на повышение! – Да ладно! Заливаешь! Кем же? – А я теперь старший демон! Помощник твоего шефа! – гордо расправил плечи друган и оголил левое плечо, на котором красовалась новенькая черная пентаграмма. – А ты всё в чертилах прозябаешь? – Ха! Не дождёшься! – хохотнул я и похвастался своей огненной. Чертог одобрительно хмыкнул: – Избранная Чёртова… Молодец! – и подмигнул. – Всё равно – я начальник!.. А-а-а-ай… Рога-то не ломай, изверг! Нашу весёлую возню прервал тёмный силуэт, возникший в углу моей каморки. – Его Высокодьявольское Неблагородие Изиф желает видеть старшего демона Чертога в своих апартаментах, – произнесла тень загробным голосом и растворилась. Мы переглянулись. – Ну что, браток, теперь снова наводим хаос вместе, как и раньше? – с улыбкой спросил друг. – Конечно! Спрашиваешь ещё!.. – Ну, тогда я отбыл. Теперь вместо босса ко мне все являться будете. Я ведь как замдиректора, так что увидимся. Приходи! – Созвонимся! – кивнул я. Друган скривил физиономию. – Ой, нахватался-то, нахватался… После ухода другана я радостно подпрыгнул: неужели теперь не один тут буду! – О, чёрт! Библиотека! – вдруг спохватился я и понял, что совершенно забыл про время. По-земному уже было почти шесть. Вот растяпа! Я тут же закрыл глаза и перенёсся ко входу в старое кирпичное здание с покорёженным названием и огромной надписью «Закрыто». – Ну почему закрыто-то?! А? Без пяти ещё! – громко возмутился я и пнул ни в чём не повинную дверь. – Тьфу… Пришлось переместиться к аллее, по которой проходили мы с Кирой, направляясь к её дому. Я увидел Киру практически сразу. Она медленно шла по дороге, читая какую-то газету, и была одна… Та-а-ак. А вот и не угадал. Я удивлённо поднял брови: в паре метров от Киры вприпрыжечку двигалось создание из моего мира, довольно улыбаясь и потирая потные ладошки. Вот чёрт. В смысле, это был чёрт. – Замышляет что-то, гад! – пробормотал я сам себе, закуривая. В чужую работу я не имею права вмешиваться, поэтому я лишь торопливо последовал за ними. Вскоре впереди показалась перекопанная практически от забора до забора ремонтируемая дорога, представляющая собой глубокую яму с установленным на самом её краю огромным знаком «ХОДА НЕТ». Я досадливо поморщился, догадываясь, что сейчас будет. И, как обычно, был прав. В тот момент, когда Кира подошла к яме и стала разворачиваться, чтобы пойти обратно, в обход, рогатая сволочь приблизилась к моей первой – в этом мире – знакомой и стала что-то убедительно нашёптывать. Я невольно оскалился и сжал кулаки. – Ну да, конечно, давай прикинемся экстремалами! – протянул я тихо, конкретно сбавляя расстояние между нами и матеря на чём мрак стоит этого не к месту появившегося рогатого «земляка». Кира же, подстрекаемая неустанными стараниями тёмных сил, приблизилась к тонкой полоске зелёной травы, оставленной возле самого забора одного из частных домов. Затем стала пробираться вперёд, держась за ветку склонившегося с участка дерева и не обращая ровно никакого внимания на обваливающиеся прямо под её ногами комья мягкой земли. Я напрягся. Внезапно нечисть хлопнула в ладоши, и ветка, за которую схватилась в этот момент Кира, с хрустом сломалась. Я окаменел. – А!!! – газета птичкой полетела в зияющую пасть ямы, и я понял, что сейчас Кира последует за ней… Меня прошиб холодный пот. Не имея сил оставаться в стороне, я бросился вперёд и схватил на руки падающую девушку. Руки пробила адская боль, но я даже глазом не моргнул. Улыбнувшись испуганной подруге, я усадил её на аккуратно подстриженный газон, находящийся рядом с её домом, и попытался успокоить своё бешено колотившееся сердце. Кира изумлённо огляделась, но сказать ничего не успела. – ТЫ!.. Ты по какому праву вмешиваешься?! Нарушаешь наши законы! – злобно выкрикнул чёрт, бросаясь в сторону Киры, глаза которой моментально расширились от страха и непонимания всего происходящего. – Это мой грех!.. Это моя… Договорить фразу он так и не успел благодаря моей в спешке съехавшей на бок крыше: глаза застлало тёмной пеленой, шерсть вздыбилась, увеличились клыки и… БОЦ!!! БОЦ!!! Когда кровавый туман развеялся, я увидел себя стоящим над распластанным на земле противником и понял, что рычу, упираясь коленом в его грудную клетку. Моя левая рука была покрыта его чёрной кровью, а его нос и челюсть сломаны. Разжав кулак, я вытер об черта руку и оскалился. – Я – Избранный Тринадцатый!!! – с ненавистью посмотрел я в глаза нечисти. – И она моя!.. – Я запнулся, но тут же продолжил: – МОЯ СОБСТВЕННАЯ ЖЕРТВА! И, как ты должен знать, только я имею право на эту душу! С этими словами я сделал шаг назад и скрестил руки на груди. Чёрт медленно поднялся с земли, не отрывая от меня глаз. В его взгляде откровенно виднелось изумление, смешанное с уважением. Держась рукой за челюсть, он поклонился, промычал что-то нечленораздельное и закивал головой. Я бросил на ни в чём не повинного нечистого злобный взгляд. – Исчезни! – проговорил я. Собственно, его упрашивать не пришлось, и уже через мгновение пострадавший убрался в Преисподнюю. Я повернулся к Кире. И обомлел: девушка сидела, крепко прижавшись к стоящему возле неё раскидистому дереву, и роняла слёзы, смотря на меня во все глаза и беззвучно всхлипывая. И только в этот момент мне стало ясно, что во время своей бешеной атаки я – и как только мне это удалось, интересно?! – по какой-то причине принял облик самого Демона-защитника, хотя этим даром обладают лишь те, кто достиг этой привилегии, то есть получившие разрешение на Жертву. Но я-то почему?! Отогнав от себя панические мысли, я присел рядом с Кирой на корточки и вернул себе прежний свой облик. – Кир! Это я – Омут! – негромко проговорил я, глядя ей в глаза и аккуратно улыбаясь. Так, чтоб клыки не все вылезали наружу. – Не бойся меня, ты чего? Этот чертила хотел тебе плохо сделать, вот я и не сдержался! Кир… Я нахмурил брови и нервно закурил сигару, а Кира вытерла слёзы и с улыбкой покачала головой. – Да ты что? Я не из-за страха плачу, глупый. Тебя я никогда не испугаюсь, наверное, потому что такое ощущение, будто узнаю тебя из миллиона твоих собратьев. Я поняла, что ты сделал то, что надо было… Но ты первый, кто защитил меня. Причём гораздо лучше, чем просто мужчина! Извини, что со смертным сравнила, но я так рада, что мы встретились! Кира восторженно оглядела меня с ног до рогов, отчего меня, и без того смущенного, бросило в жар. Да уж… Меня особо никогда не хвалили, да и не слышал я в свой адрес столько хорошего. Хотя это не удивительно. Пока я растерянно переваривал в своей голове комплименты, пытаясь придумать какой-нибудь достойный ответ, Кира решительно приблизилась ко мне и со словами: «Спасибо большое, что спасаешь меня!» – быстро обняла, обхватив своими маленькими ручками мой могучий торс, щедро украшенный мышцами, да и шерстью не обделенный. Волна тепла захлестнула меня всего, полностью, до самого кончика хвоста… Воплотившись в горящую боль. – Ааа-а-а!!! Дьявол! – я отшатнулся от испуганной девушки, рыча от дикой боли, но затем резко заткнулся и, сев на корточки, материализовал лист папоротника, который тут же с жадностью съел, чтобы регенерировать ожоги. – Омут, извини! – запричитала Кира, глядя широко открытыми глазами на то, как обновляется моя тёмно-красная кожа. – Да брось! Я уже начинаю привыкать… – мило улыбнулся я, стараясь не скрипеть клыками, но тут же схватился за голову. – О чёрт! Я идиот… – Что такое? – встревожилась Кира. – Понимаешь, своё вмешательство и твоё спасение я оправдал перед тёмным тем, что ты якобы моя Собственная Жертва! Но я не имею на это права! – Я вздохнул и мельком взглянул на округлившиеся глаза Киры. – Щас он ка-а-ак узнает… Ка-а-ак расскажет! И будет мне готовиться Великий Костёр… Если, конечно, меня сию минуту не осенит какая-нибудь великолепная идея. – Подожди, может, что-то можно придумать? – Спокойствию моей новой подруги оставалось лишь позавидовать. – Если надо, то ты и впрямь можешь сделать меня своей жертвой или как там у вас, но только в том случае, если это не потребует моего убийства! Кира весело усмехнулась и, прикурив, уселась на мягкую траву с явным намерением выслушать длиннейшую лекцию. Я встрепенулся и, материализовав очередной лист подорожника, сунул его в рот и стал усердно жевать, нервно расхаживая по зелёному газону туда-сюда. Наконец, оглядевшись по сторонам и убедившись, что данная местность вообще спросом не пользуется, я решился. – Ну, слушай! Как бы попроще… – Я не тупая, можно и посложнее. – Как скажешь! – я ловко увернулся от летящего в меня окурка и попытался сосредоточиться на рассказе. – Короче, есть такая фишка у тёмных Избранных, да и у более Высших рангов, что в течение вечности они могут выбрать себе одну душу смертного, с которой будут постоянно рядом, во время всей жизни этого человека, охраняя его, как и находящийся возле выбранного человека его ангел. Это – Демоны-Хранители… Я выдержал паузу, ожидая реакции. – Продолжай! – с жаром воскликнула Кира. Я понял, что ей не просто безумно интересно. Она действительно хочет мне помочь. – Боюсь… В смысле, я-то не боюсь, но думаю, тебе не понравится! Это с одной стороны, – я таинственно улыбнулся, а Кира угрожающе нахмурилась. – А с другой стороны, такой вариант очень даже выгоден… – Я сейчас кому-то… Говори! Наплевать! Ты мне жизнь спас! И не важно, по какой причине. Омут, я жду! Намёк понял. – Хорошо. У вас – смертных – есть собачки, любимчики, свои слабости и какие-то греховные замашки. Да? Да. У нас они есть тем более. И в некоторых случаях ими являются смертные. Правда, мы редко решаемся завести Собственную Жертву. Так как это допускается лишь один раз. Это очень ответственный шаг, который резко поднимает по карьерной лестнице обладателя, то есть обращённого в Демоны-Защитники. Проблема в том, что мы тоже привязываемся к своим подопечным, хоть мы и дети Ада, но люди смертны… После Испытания, проведённого самим… – я многозначительно повращал глазами, и Кира понимающе кивнула, – никто из обитателей Преисподней не посмеет тронуть Собственную Жертву. И лишь Судьба имеет право вмешаться в ход жизни этого человека. «Жертва» – название чисто символическое, ведь такие люди называются у вас счастливчиками, рождёнными в рубашке, и т.д. Кира сосредоточенно слушала и задумчиво кусала губы. Я продолжил, эмоционально размахивая руками: – Ты представь: двойная защита! Справа – ангел, слева – демон. И только Судьба, а иначе её называют Смерть, имеет право вмешаться в удачное течение жизни счастливчика. Но ведь у каждого своя работа. Тут уж сам Люций не помеха, хоть они и собутыльники… Ты понимаешь? – А… Э-э-э… – Кира помотала головой, будто пытаясь прийти в себя от услышанного, а потом утвердительно кивнула. – Я думаю, что понимаю. Но ты что-то говорил про Испытание… – Вот это па-а-амять!.. – наигранно восхитился я, пытаясь увильнуть от животрепещущей темы. – Р-р-ррр… И сник. – Хорошо, хорошо. Чтобы получить желаемую привилегию, необходимо пройти через Испытание: Адский Верховный Суд. Что само по себе неприятно. Собираются Дьяволы-Правители, плюс присутствие Бога и Сатаны, чтобы дать – или не дать – разрешение на Собственную Жертву. – Я стёр капли пота со лба и закурил травяную сигару, дабы она придала мне сил продолжить рассказ, от которого у моей подруги периодически то тряслись руки, то бледнело худенькое лицо. Но продолжать-то надо… – Надо доказать, что ты достоин быть Хранителем тёмной стороны. Твоё прошлое должно быть без крупных провалов, должны иметься награды за служение во благо Аду, выбранный подопечный прежде никогда не должен был быть подстрекаемым тобой, ты должен иметь родословную Высшей знати, которую многие тёмные не могут получить из-за ошибок своих отцов и их далеко не рьяного стремления на службе. И ещё нужны как минимум два поручителя в суде, не ниже старшего демона… – Я нервно хихикнул и закашлялся. – В итоге Судьба, после пройденного испытания и последующего заключения Соглашения, заносит смертного в свои списки счастливчиков! Правда, если кто-нибудь решит, что желание тёмного о Собственной Жертве продиктовано не чисто эгоистическими намерениями и мечтами о карьере, то… – мой голос заметно дрогнул, – тебе запрещается получение права на Собственную Жертву… И ты лишаешься данной привилегии навсегда… Тут я скорбно замолчал и бессмысленно уставился на потемневшие в ночи силуэты деревьев. – Как навсегда?! – воскликнула Кира, обретя дар речи. – Не, ну есть, конечно, возможность заслужить привилегию обратно, – невесело усмехнулся я. – Надо всего лишь навсего дослужиться до Золотого Дьявола, главного помощника Сатаны. Тогда прозрачная Коронованная пентаграмма дарует право не только на Собственную Жертву, но и ещё… – Понятно, – быстро перебила Кира и затушила о землю окурок. – Ты лучше скажи: у тебя нет выбора, да? – Выбор всегда есть, – улыбнулся я ей и, присев напротив, заглянул в её красивые серые глаза. – Но готова ли ты к огромным переменам в своей спокойной жизни? Если да, то позже я подарю тебе талисман в знак своего покровительства. Он будет ниточкой, соединяющей тебя со мной всегда. Мы встали. Кира взяла в охапку листы со статьями. – Я готова, не волнуйся. И ещё я почему-то верю тебе. – Она хитро подмигнула. – К тому же мне ужасно надоела моя спокойная жизнь, так что я жду не дождусь перемен! Когда начнётся суд? – В ближайшее время… Как только всё узнаю, сразу сообщу. Мы медленно двинулись в сторону дома Киры. – Я вернусь в Обитель и подам заявление демону Чертогу. Кстати, это мой друг детства. – У вас разве есть друзья?! – изумилась Кира. – А у вас? – с усмешкой посмотрел я на удивлённую девушку. Она рассмеялась. – Ты прав, друзья есть у всех разумных существ. Только вот их очень мало, – подытожила Кира с ноткой грусти в голосе. – Через сколько мне ждать твоего появления? – Не знаю. – Я озадаченно почесал рога. – Но суд соберётся сразу после огласки. И ещё. Я надеюсь, что ты понимаешь. Никто не должен знать ни обо мне, ни о том, что я тебе поведал. – Омут! – возмутилась Кира, уперев руки в бока. – Вообще-то, я друзей не предаю и не закладываю! Как ты мог подумать обо мне… – Ладно, ладно! Не сердись, мне просто надо было спросить, – поспешно перебил я Киру, чувствуя в её голосе угрозу. Мило беседуя, мы добрались до её дома. Кира открыла калитку, переступила через порог и повернулась прощаться. Мне почему-то стало как-то погано на душе… Да-да, на моей чёрствой демонической душонке. Но я, стараясь выглядеть беззаботным, весело подмигнул подруге и махнул лапищей. – Ладненько, пошел-ка я в Преисподнюю! – До встречи, Омут-демон, – грустно произнесла Кира, тихо махнув мне на прощание своей маленькой ручкой. Мне показалось, что она хотела что-то добавить, но лишь прожгла меня насквозь своим внимательным взглядом и, пнув ни в чём не повинный камушек, лежащий на тропинке, мрачно закрыла за собой калитку и неспешно направилась к дому. Я сделал несколько шагов назад, всё так же не отводя взгляда от калитки, и закусил губу. От нахлынувших на мою бедную голову мыслей даже руки зачесались – пойти и сделать кому-нибудь жизнь не такой весёлой, как им хотелось бы. Я хрипло вдохнул, закрыл глаза и перенёсся в Подземелье. Глава 3 – Да ты хоть понимаешь, ЧТО будет, если этот вонючий чертила расскажет кому-нибудь с мозгами про липовую Собственную Жертву, на которую ты, придурочный, и прав-то не имеешь?!! Чертог, продолжая извергать из себя проклятия в мой родимый и официальный адрес, схватился за голову и как-то странно побледнел. В кабинете, специально определённом для новоиспечённого старшего демона, стало до такой степени неуютно, что я заёрзал на стуле. – Может, водички принести? – нерешительно спросил я, с беспокойством вглядываясь в остекленевшие глаза друга. – Ты как-то нездорово выглядишь… И тут Чертога в очередной раз прорвало. – Какой, на хрен, водички?! Я тебя щас прикончу и пойду напьюсь, спаситель ты наш чернокрылый!!! – взгляд Чертога стал полностью смольного цвета, что меня отнюдь не порадовало, но от комментариев на сей раз я решил воздержаться. Чертог в двадцатый раз нервными шагами перемерял свою огромную, блестящую, тщательно отдраенную – чьими-то рьяными трудами – до блеска аудиенц-пещеру. Я же сидел с невозмутимым видом, стараясь выглядеть беззаботным. – Уже сгрыз! – вдруг повернулся в мою сторону друган. – Не понял, – удивлённо уставился я на него. – Я говорю, хорош грызть когти! И так уже сгрыз! – нерадостно усмехнулся он в ответ. Я оторвался от размышлений и посмотрел на свою правую руку. М-да… Нервишки пошаливают. Я вскочил, едва не опрокинув при этом стул. – Неси заявление к боссу! И чем быстрее, тем лучше! – затормошил я отбивающегося братана. Тот нехотя кивнул, однако схватил заполненное мной заявление с завидной быстротой, понимая, что нельзя терять ни минуты. – Необходимо предоставить заявление прежде, чем до босса дойдут ненужные слухи! – торопливо проговорил Чертог и ткнул в меня острый коготь. – А ты пока найди того чертилу и побеседуй с ним как старший! – Ладно! – кивнул я и махнул рукой. – Ни пуха! – К чёрту! – бросил в ответ Чертог и опрометью бросился по широкому коридору, ведущему в покои Его Высокодьявольского Величества. Я же вышел через другую дверь и побежал в противоположную сторону. Птицей несясь мимо отдела 13 «З», я лоб в лоб столкнулся Антеком, бредущим в сторону бара. – Эй, приятель, зачем такая спешка? – спросил Антек, протягивая руку для приветствия. Он улыбнулся и с наслаждением глотнул горящий коктейль. – Опять без выходных пашешь? А мне говорили, что тебе до завтра один грех и на отдых! – А?.. Ах… да, ты прав. Сейчас просто дел навалилось… – рассеянно пробормотал я, нетерпеливо притопывая ногой. – А ты-то что здесь делаешь? Ушёл в отрыв? – Нет, приятеля жду. Он что-то хотел у меня спросить или сказать… А вот и он! Я обернулся… и не поверил своей удаче: слегка прихрамывая, к нам приближался тот самый чёрт! Я радостно осклабился, подмечая, что нанесённые мной травмы даже в пекле заживают не скоро. Чёрт помахал было рукой, но, заметив меня, настороженно застыл. Значит, вовремя я успел перехватить его! – Здоро-о-ово! – оскалился я, пытаясь в то же время наигранно улыбаться. – У-у-ухх ты, какие красивые синяки! Я хотел бы узнать о них поподробнее! Расскажешь? Антек, мы скоро! С этими словами я схватил за плечо онемевшего от такой неожиданности черта и протолкал мимо изумлённого Антека за угол. Подняв черта за шкирку, примерно на метр от пепла, я прижал его к стене и грозно прорычал: – Если хоть одно адское отродье узнает про маленький инцидент, произошедший в том мире, я тебя собственными руками брошу в Великий Костёр!!! Я понятно объясняю?! Чёрт вытаращил глаза и шмыгнул всё еще опухшим носом. – Да понятно, понятно! – прохрипел он и посмотрел в мои бешеные глаза. Кстати, мне показалось или в его взгляде действительно блеснули смелость и уверенность? Я отпустил руки, и нечистый грохнулся на пепел. – Не бойся, сочтёмся! – смилостивился я, глядя, как он вытирает нос рукавом огненно-рыжей рубашки. – Как твоё имя? – А я и не боюсь, – хмыкнул чёрт. – Имя моё – Прихоть. – Ну, нормальное имя, – присел я на корточки прямо напротив Прихоти. – А ведёшь себя как какой-то бес! – Если бы я вёл себя как бес, то ты бы в эту минуту уже направлялся в сторону Великого Костра в сопровождении Стражей Тьмы… – тут он положил руку на моё плечо и ухмыльнулся. – Но явно не для того, чтобы получить загар. Ведь я знаю, что прав у тебя на Собственную Жертву ещё и в помине нету! Этот аргумент показался мне достаточно весомым. Я подозрительно оглядел своего собеседника с ног до головы. – У тебя родословная, что ли? – спросил я. – Ага, – кивнул Прихоть. – Отец – Дьявол Повелитель Восточного Ада, а мать, кстати говоря, подруга твоей. Только ведьма она пока что ещё не Первой ступени, как твоя, а Второй. Их ведь из всего Ада – раз и обчёлся! Я оторопел. – Значит, ты знаешь, кто я такой? – Конечно, Омут. Как вернулся, сразу узнал у матери, не наводя подозрений. Просто сказал, что подрались с тобой из-за ерунды. У нас это не редкость в нашем чокнутом мире… Хотел, кстати, поболтать с тобой. Как раз через Антека, – подытожил Прихоть и замолчал. – Ну, тогда не прогони, приятель! – я протянул Прихоти руку, которую он с готовностью пожал. – Слушай, Прихоть… – начал было я, но тут же согнулся от приступа смеха. Прихоть вскочил. – Ты чего ржёшь?! – Да… да прикол придумал! Хи-хи… – продолжал загибаться я, глядя на Прихоть и противно хихикая. – Слушай, сам поржёшь: тебе б ещё жену Похоть, детей: Нелюдь, Неуч и Нехоть… Ха-ха-ха!.. А ещё внуков… – на этом этапе внезапной истерики мой голос сорвался и перешёл в какой-то похрюкивающий писк. – Муку, Буку и Сту-у-уку!!! И мы оба сползли по стенке, задыхаясь от смеха. Надо отдать должное Прихоти – шутку он понял. – Я смотрю, вы тут вовсю веселитесь, а про меня забыли! – обиженно проговорил Антек, высунув голову из-за угла. – Чё, коктейльчик допил? – поинтересовался я, утирая выступившие от хохота слёзы и поднимаясь с пепла. – Ага. О чём говорили? – Да так, прикалывались, – ответил Прихоть, отряхиваясь и всё ещё посмеиваясь. Видимо, представлял яркую картину своей жизни. – В общем, о ерунде. – Ну вы и черти! – насупился Антек и тоскливо поднял опустевший фужер к своим глазам. – Ладно, раз я больше не нужен, то я пошёл. И тут же исчез. Прихоть повернулся ко мне. – Когда собираешься заявление подавать-то? – А я уже. – Я почувствовал, что мне стоило последовать примеру Антека и выпить чего-нибудь обжигающего. – Скоро будет Суд. Придёшь? – А как же! Хоть своим присутствием, но поддержу тебя! – серьёзно произнёс Прихоть. Поступки моего недавнего врага с каждой минутой вызывали у меня всё больше уважения к этому существу. – Слушай, Омут, а ты уверен в том, что хочешь этого Испытания и этих трудностей? Ведь сам знаешь… – Я уверен, – перебил я Прихоть. – Я только в одном не уверен: в том, что получу разрешение на СЖ. – В таком случае необходимо всё обмозговать прямо сейчас! – нахмурился Прихоть и шмыгнул носом. – Я помогу. – Попёрли тогда до меня! – обрадовался я. – А пока будем думать, не мешало бы чего-нибудь выпить по пути. А то чего-то мне не по себе от всего этого. – О чём разговор?! Конечно, пошли! По пути к дому мы с Прихотью заскочили в бар «Адский фурор» и опрокинули по паре горящих коктейлей. Затем, уже в более хорошем расположении духа, направились ко мне, чтобы выяснить моё тёмное прошлое, нюансы которого могли помешать мне на безжалостном суде… По земному времени наступило утро. Что ровным счётом никак не отразилось на нас с Прихотью. Удобно развалившись на моём мягком диване, стоящем возле горящего камина, мы обсуждали волнующую меня тему. – Ты её когда-нибудь на грехи подстрекал? – угрожающе спросил Прихоть тоном земного следователя по делам несовершеннолетних. – Нет. Это точно, – уверенно ответил я, ни на секунду не задумываясь. – Ну, насчёт родословной мы оба в курсе, что там всё без сучка, без задоринки, да? – Конечно, – снова утвердительный кивок и нервное постукивание хвоста о подлокотник дивана. – Та-а-ак, – протянул Прихоть задумчиво. – Два поручителя в суде у тебя есть… – Стоп! Как так два? Только мой отец – Дьявол Северной стороны. Он, конечно же, поможет. А второй-то кто? – Ты запамятовал, что у меня отец – Повелитель Восточной стороны! – довольно улыбнулся Прихоть. – Они с твоим отцом так дружны, что его даже просить не придётся! Внезапно лицо моего новоявленного друга омрачилось. – Хотя… – Он в задумчивости поднял взгляд на угольный свод, называемый у смертных потолком. – Я вот тут подумал: а может, попросить его, чтоб он тебе провал на суде устроил? Постоишь немножко перед судьями, попотеешь… Вспомнишь, как нос мне сломал… Осознаешь, как важны в нашем существовании мелочи… Я уже почувствовал, как струйка холодного пота начинает сочиться по моему резко вспотевшему лбу, как вдруг тишину взорвал громкий смех Прихоти. – Да ты что, Омут?! Забудь! Я ж пошутил! – проговорил шутник сквозь смех, глядя на мою бледную физиономию. Отомстил всё-таки, гад, за прикол с его именем. – Р-р-ррр!!! – зарычал я и, сжав кулаки, со смехом набросился на злодея. Немного побесившись, в прямом смысле этого слова, и наставив друг другу синяков, мы успокоились и вновь уселись на диван, потирая ушибы. – Ты давай прекращай так шутить! Я от твоей шуточки чуть не отключился! – проговорил я обиженно. – Да ты что?! – искренне удивился Прихоть. – В таком деле только последний бес подставить может! – Да уж. Что-то я о тебе совсем плохо подумал! – усмехнулся я и вернулся к главной теме. – Короче, я думаю, что всё будет зависеть от решения Люцифера и от Высшего светлого… Короче, только от них. – Да уж, что там они решат, это неизвестно, – подтвердил Прихоть. – Хотя люди фортуны обеим сторонам на руку. Так что все шансы «за»! Чтобы хоть как-то отвлечься, мы вскрыли мои запасы «Чёрной души», что стояла и пылилась в кладовой уже не первый десяток лет. По-земному, кстати, этот яд называется просто – водка. В тот момент, когда мы с успехом одолевали третью бутыль чудовищного состава, в дальнем углу комнаты появился сгусток мерцающей черноты. Переглянувшись, мы с Прихотью нехотя отставили столь полюбившиеся нам красные череповидные стопки и поприветствовали Стража одновременным кивком. – Его Высокодьявольское Величество ожидает Тринадцатого Избранного в апартаментах старшего демона Чертога, – загробным голосом произнесла тень и медленно растворилась, оставив после себя тишину. Я приподнялся, пытаясь что-то сказать, но, не удержав равновесия, рухнул на Прихоть, при этом больно саданув в его почти зажившую челюсть. Он сморщился и попытался ответить мне тем же, но я увернулся от нападения, и его кулак врезался в полупустую бутыль, которая не замедлила опрокинуться и разбиться вдребезги. Это показалось нам таким забавным, что мы сползли на пол и стали громко ржать, тупо толкая друг друга по плечу. Через пару минут мы всё же собрались с силами и стали подниматься, тщетно стараясь помочь друг другу. – Ну… И-иик, позовёшь, как освободишься! – пробормотал Прихоть, когда нам всё-таки удалось встать. – Только это… Осторожней там, братан. – Конечно, братан! – закивал я, шатаясь, и проводил другана мутным взглядом. Качаясь, будто лодка в шторм, Прихоть нацеленно побрёл в сторону «Адского фурора», решив, по-видимому, не останавливаться на достигнутом. Я посмотрелся в зеркало, ужаснулся, но приводить в порядок себя не стал. Судя по отражению, это было бесполезно. Я вышел из своего жилища, встроенного – как и многие другие – в один из тысячи огромных каменных сводов, расположенных вдоль берега лавы, и небрежно прикрыл за собой мерцающую серую дверь. В моём мире воровство отсутствует, если, конечно, не считать, что иногда приходится стащить что-нибудь у светлых… Но это – работа и к тому же за пределами моей Адской Родины. Шёл пепельный дождь. Я медленно брёл по берегу лавы, переполненный грустью, «Чёрной душой» и желанием выговориться. Ощущение одиночества настолько сильно овладело мной, что я не замечал ничего вокруг. – Омут! Омут!!! Ты чего такой хмурый, своих не замечаешь?!.. Демон Тринадцатый!!! Я посмотрел в сторону доносившихся воплей. Ворота в отдел 8 «З» были настежь распахнуты, а на пороге маячила парочка старых знакомых. – Перекур? – Я пожал чертям руки и заглянул в отдел, стараясь не дышать перегаром в сторону товарищей. Едкий серный дым туманной пеленой расстилался по бескрайним просторам чахлого поля, по вязкой глинистой поверхности которого с громкими стонами бродили грешные души в безуспешных попытках отыскать хоть кого-нибудь в этом потерянном зловонном месте. Это были души людей, при жизни погубивших своих родных и близких и осуждённых Верховным Судом на сотни лет скитаний и одиночества. Всё это время они ждали лишь одного: повторного суда. Каждая грешная душа, попав в Ад, надеется на то, что по истечении назначенного срока ей дадут ещё один шанс, шанс искупить свои грехи и попасть в Рай… Но обычно этого не происходит, ведь не так-то просто отмыться от совершённого зла… И они остаются здесь навсегда. – На смену заступаем, – ответил один из чертей. – Пошли с нами, если дел нет. – Я к шефу сейчас иду. Так что в другой раз! Я торопливо попрощался с охраной и, шатаясь, поспешил на встречу с начальством, старательно глядя себе под ноги, чтобы не споткнуться. Подойдя ко входу в аудиенц-пещеру, я скромно постучался, но тут же решил, что дожидаться приглашения будет чересчур уж вежливо. Уверенно надавив на ручку двери, я рывком её открыл и гордо прошествовал вперёд. Ну, конечно же, всё прошло бы гладко, если бы я не забыл про ступеньки, ведущие внутрь помещения, которые к тому же какая-то сволочь натёрла до зеркального блеска прямо перед моим звёздным появлением. В голове пронеслось только одно слово: «Уроды!..» Скрепя клыками и гремя костями, я быстро преодолел необходимую высоту, завершив своё виртуозное явление ударом переносицы о бордовую плитку, прекрасно выложенную вокруг огромного резного стола, за которым сидели застывший босс и побледневший Чертог. Ну вот и чудненько. Пришёл, так сказать, на рогах. Я нехотя поднялся, одной рукой прикрывая начинающую раздуваться переносицу. Другой же довольно удачно, несмотря на своё состояние, поймал сигару, выпавшую изо рта онемевшего Чертога, и с наслаждением затянулся. Не болели только крылья, но настроение от этого почему-то ничуть не испортилось. Ничего не скажешь, красиво умею преподнести себя перед начальством. – Пробыл… У-у-у… Прибыл по вашему расположе… ммм… Распоряжению! – попытался козырнуть я, сосредоточившись на том, чтобы не шататься. Как ни странно, мне это удалось, однако идиотская улыбка никак не хотела сползать с разбитого лица. Изумление босса приняло оттенок восхищения. – Чего это ты так нарезался? – с любопытством спросил он, закуривая. – Первый раз вижу в таком состоянии. Да ты присядь, а то совсем плохой. – Спасибо! – Я радостно плюхнулся на стул, а Чертог заметно расслабился. Видно, у шефа было хорошее настроение. – Я не хотел так сильно… – Да ладно! – перебил босс. – Знаю я, что нервы шалят. Такое заявление далеко не каждый осмеливается написать. Ты лучше скажи, что тебе может помешать? Ты же знаешь, что будет, если тебе откажут. Кстати. Босс повернулся к Чертогу. – Оповести всех Повелителей: Северную, Восточную, Западную и Центральную части. Скажи, что буду ждать их у себя на заседании через три земных часа. Всё. Чертог молча кивнул и не медля вышел из комнаты. Я нервно сглотнул и стал теребить свой хвост. Босс продолжил: – И если Суд откажет, то больше не сможешь претендовать на Жертву. Я кивнул. Комната плыла перед глазами, но я вовсю старался сфокусировать своё внимание на разговоре. – Однако в силу своего невежества ты не знаешь, что если победишь на суде, то есть пройдешь Испытание, то это будет означать полную благосклонность Люцифера к твоей персоне. Ты сразу переведёшься в Центральную часть Ада демоном Вне Категорий, будешь жить в шикарном каменном своде со всеми удобствами и т.д. Я нахмурился и собрал разбросанные мысли в одну конкретную. – Босс… Это же огромное повышение и большая ответственность! – произнес я отрезвевшим голосом. – Но ведь Центральный остров – это дом Сатаны!.. Я буду демоном Вне Категорий?! Когда эта мысль дошла до моего расплывшегося сознания, мне стало – мягко сказать – не по себе. Босс ободряюще хлопнул меня по плечу. – Неглупый малый! – наигранно похвалил он мою несвязную речь и вдруг почти добродушно улыбнулся. – Я буду доволен если мой воспитанник станет помощником Сатаны и будет исполнять поручения, данные лично Им. А галочка в послужном списке и мне не помешает! В общем, на суде я буду за тебя. – Спасибо, шеф!!! – я вскочил и яростно пожал когтистую руку Дьяволу Южной стороны, мгновенно протрезвев. – Я постараюсь Вас не подвести! Сами знаете: родословная двойная, Избранный Тринадцатый, поручителей к суду уже нашёл, да и вообще… – Знаю, знаю! – согласно кивнул босс, но тут же погрозил пальцем: – Вот только недоработка у тебя осталась: один грех за тобой всё ещё числится. Негоже с незавершёнными делами на Великий Суд являться, так что у тебя есть ещё целых тринадцать часов, чтобы сделать норму. Можно, кстати, что-нибудь попроще… Люцифера оповещу сам лично. Я с готовностью закивал. – Так точно, всё успею, шеф! – В общем, ты понял: через тринадцать часов в главном зале соберётся суд, – подытожил дьявол, поднимаясь с места, и добавил с недоброй улыбочкой: – Опоздаешь больше чем на минуту – убью собственными руками. Понял? Я вспотел. – Как скажете, шеф! – И ещё, – шеф недовольно оглядел меня с ног до рогов. Я застыл, преданно вглядываясь в холодные глаза начальства. – Не забудь привести себя в порядок. Лицо у тебя – споткнёшься. – Хорошо, шеф! – в общении с начальством главное – всегда поддакивать и соглашаться со всеми указами. Довольно кивнув, Повелитель окутал себя чёрной дымкой и растворился. Я перевёл дух и вытер вспотевший лоб. Нос почти регенерировался, но всё ещё беспокоил, а напряжение было непередаваемым. – Протрезвел? – раздался за спиной ироничный голос Чертога. – Ага, – подтвердил я и снова уселся на удобный стул. Друг подошел и внимательно на меня посмотрел. – Ты чего это? – подозрительно спросил я, непонимающе моргая. Излишнее внимание начинало раздражать. – А ну-ка представь то, что сейчас скажу! – бесцеремонно уселся напротив меня Чертог и сощурился. – Ну ладно, – заёрзал я, понимая, что этот следопыт что-то затеял. – Земля! При этом слове мне представился земной пейзаж. Я сразу почувствовал себя расслабленным. – Деревья! Мне представился густой лес, и я радостно заулыбался. – Кира… – внезапно проговорил друг, застав меня врасплох. Сразу всплыл образ смеющейся Киры и её смелый взгляд… И меня бросило в жар. Внутри что-то ёкнуло, и глаза непроизвольно расширились. Я резко отвернулся и нервно стукнул хвостом о ножку стула. В этот момент Чертог, словно ожидавший такой реакции, вскочил с места, опрокинув на пол свой новёхонький трон. – Я так и знал! Я так и знал, чёрт тебя подери! – вскричал он, обречённо смахнув со стола пепельницу, всей своей формой очень смахивающую на обглоданную кость. Последняя свалилась на пол, с грохотом раздолбав одну из плиток прямо рядом с моей ногой. Я молча вздрогнул и выждал несколько мгновений, дав Чертогу возможность выплеснуть скопившийся негатив в мой адрес. – Что ты знал? Чертог ошпарил меня взглядом, пнул валяющийся трон, но затем всё же поднял и сел на мягкую обивку. – Чё знал, чё знал… А то! Не строй из себя дурака! Это может погубить тебя на Суде! Если узнают Высшие, тебе крышка! – в отчаянии выпалил он, размахивая руками. – Да и мне, скорее всего, тоже! – Да ты не волнуйся так, не буду ж я на суде из себя дурака строить… – пробормотал я, пытаясь избежать трудного разговора. – А то, что я напился, что же, со всеми бывает. Я ж… – Да я не про это, идиот! – затряс меня окончательно взбешённый Чертог, крепко схватив за шиворот. – Ты чё, не въехал?! Да нас обоих отправят райские дороги чинить!!! Ууу-у-у!!! По хребту у меня забегали мурашки. Я посмотрел на застывшего Чертога и решился осторожно протянуть другу сигару. – На, закури… Чертог буквально вырвал её из моих трясущихся рук и жадно затянулся. Затем в упор посмотрел на мою испуганную физиономию и рявкнул: – Неужели ты до сих пор не понял?! Ты, несчастный, влюбился в СМЕРТНУЮ!!! – словно выстрелом освящённой в семи церквях пули поразил меня друг. Я почувствовал, что бледнею, и наигранно рассмеялся. – Да ты что?! Не говори глупости! – прошептал я, судорожно вцепившись в стул. И тут до меня дошло, что с той самой секунды, как я увидел Киру, её образ не покидал меня ни на секунду. Я понял, что хочу позволить ей вновь прикоснуться к моей руке хотя бы раз, даже при этом испытывая адскую боль. Вот от такого озарения меня действительно затрясло. – На, закури, – тихо произнес Чертог, всё это время молча наблюдавший за поочерёдной сменой гримас на моём лице. Таких друзей, по-моему, днём с огнём не отыщешь. На этот раз я выхватил сигару из его рук и закурил с такой поспешностью, будто это было моим самым огромным желанием со времён создания Преисподней. В комнате повисла тишина. Мы тупо молчали, подавленно смотря друг на друга. – Как же это тебя угораздило-то, а? – наконец первым прервал затишье Чертог. – Не знаю, – сдержанно пожал я плечами и криво усмехнулся. – Наверное, всё-таки не стоит спасать жизнь смертным, даже если какой-то бес нарушает законы Ада! И какого хрена я подорвался?! Сидел бы себе, жевал подорожник!.. – Подорожник? Ты ешь подорожник?! – Ага. – И как? – Вкусно. Мы посмотрели друг на друга и, не сдержавшись, рассмеялись. – Я всегда знал, что ты – самый странный демон из всего Ада! – покачал головой друг, посмеиваясь. – Ну ты даёшь! Подорожник… Ха-ха! – Сам попробуй! – возмутился я. – За уши потом не оттащишь! – Как-нибудь надо будет рискнуть. Так, пора за работу. У меня ещё столько беготни из-за тебя… Чертог встал, и я последовал его примеру. – У тебя есть, – он посмотрел на золотистую сферу, качающуюся вдоль дальней стены, – десять земных часов. Сначала – один грех, затем заберешь у меня своё досье, которое я соберу для выступления в Адском Суде… И приведи себя в порядок: видок у тебя – споткнёшься! – То же самое и шеф сказал. – Я потрогал свой нос – как новенький. – Ну, а затем Суд, да хранит нас своей милостью Люцифер! – Чертог нахмурил брови. – Опоздаешь – шкуру спущу! – Вы чё, сговорились все?! Или так убить кого-нибудь охота?! – Что, шеф то же самое говорил? – Примерно. – Он, как всегда, прав. Ну, ладно, – протянул мне руку друган, – до встречи. – Договорились. – Ты только смотри там не… – начал было Чертог, но затем скис и махнул рукой. – Теперь поздно… Иди уже, балбес! Кивнув, я гордо расправил плечи, вытянул хвост и перенёсся в мир смертных. Появившись во мраке ночи, я огляделся: бледная луна освещала тёмные деревья, на ветвях которых мирно дремали птицы, а где-то вдалеке громко орали коты, пытаясь поделить между собой близлежащую территорию. Просто идиллия для преступных замыслов. В нескольких метрах от меня удобно расположилась развесёлая компания молодых парней, упорно пытающихся победить второй ящик пива и десятый литр водки. Судя по опустевшей таре, одолевали ребятушки алкоголь довольно успешно. А алкоголь, логично предположить, их. Я глянул в противоположную сторону и с радостью узрел изрядно подвыпившего мужика, медленно бредущего по дороге в нужную мне сторону. Ага! То, что надо. Я с широченной улыбкой подобрался ближе к мужчине. Над его правым плечом тут же возник его ангел-хранитель и угрюмо погрозил мне пальцем. Я мило улыбнулся и показал ему фигу. В конце концов, если бы не я и мои собратья, то все светлые оставались бы без премий и повышений! Я щёлкнул пальцами, и мужик полез за сигаретой. Второй щелчок – зажигалка выпадает из ослабевших рук, надёжно теряясь в темноте. Я присел на скамейку. После нескольких минут бесполезных поисков мужик бросил это занятие и, осмотревшись, заметил такую же пьяную вдрызг толпу. – Ребятишки, прикурить не найдётся? – нетвёрдой походкой приблизился он к празднующим. Я тут же подорвался к самому выделяющемуся и, естественно, самому мутноглазому парню и положил ладонь на его плечо. – Интересно, где ты тут ребятишек узрел, дедуля? – сразу обнаглел юнец. – Шёл бы домой! Тут тебе не санаторий! – Че-е-го-о? – протянул мужик и сунул сигарету обратно в карман. – Чё-то не слышу должного уважения к старшим! Ты, видать, обнаглел, сынок! – Не борзей, папаша! – выпятил грудь мутноглазый, чувствуя поддержку за спиной. – А то по-другому разговаривать будем! – Я тебе щас поговорю, сопляк!!! – тут же завёлся мужик и толкнул наглеца в грудь. Тот от неожиданности отшатнулся и, споткнувшись о пустую бутылку, упал на асфальт. Толпа загудела и образовала круг. Мужик, яростно пыхтя, начал приближаться. Я махнул побледневшему ангелу рукой и пошёл прочь. – Адское отродье! Сгинь в Преисподнюю! – донеслось возмущённо мне в спину. – Спасибо! – ухмыльнувшись, ответил я вопящему светлому. – Терновый куст – мой дом родной! – вспомнились мне слова из одной услышанной мною земной сказки про толстого и изворотливого кролика. – И лучше закодируй своего подопечного! Настроение моё поднялось, и бодрым шагом я направился в темноту. Крики и вопли становились всё тише, а неспокойные мысли всё громче. Раздор, хамство, а затем членовредительство и групповое избиение: так себе грешок, для галочки пойдёт. Хоть с этим покончено. Осталось одно. Суд. Некоторое время я бродил по улицам и прокручивал в голове своё существование, затем остановился и огляделся вокруг. Вот ведь нелёгкая! Ноги сами принесли меня к знакомому дому. К дому Киры. Я посмотрел наверх: в комнате Киры был виден приглушённый свет. – Да ладно, пойди, зайди в гости! – принялся уговаривать я себя. – Всё равно она ждёт новостей, волнуется! Легко сказать, да трудно сделать. Ноги стали какими-то ватными и будто приросли к земле. – Размазня! – злостно выругался я и встряхнулся. – Давай топай, нечисть липовая! Или так и будешь тут стоять, глаза мозолить?! Демон ты или где?! Обидные слова подействовали, и я возник в комнате Киры. Прямо посередине, чтобы сразу обозначить своё присутствие. Мне почему-то представилась картина, будто Кира смотрит телевизор и с грустью поглядывает на часы… Одна-одинёшенька… Ну-ну, как в сказке! Я огляделся: в комнате было пусто. Вдруг из соседней комнаты раздался смех и какая-то возня. – Прекрати! – услышал я возглас Киры. – Ну… Ха-ха-ха… – Ну, нет! Теперь держись! Я пронёсся сквозь стену, готовый разорвать любого, кто притронется к ней… Только, наверное, не в этой ситуации. Кира валялась на густом ковре и, заливаясь смехом, отбрыкивалась от смертного мужского пола, который, навалившись всем телом, пытался её защекотать. Как им весело. Ха-ха. Я услышал скрип собственных клыков. Злость волной захлестнула сознание. Руки так и чесались сделать что-нибудь подлое. В этот момент Кира вскочила и побежала по коридору, парень – следом. А я… Я хмыкнул и сделал подножку. Раздался приглушённый «ох!», и парень мягко приземлился на пол, завершив падение ударом головы о доброжелательно открытую мной дверь коридора. Э-э-эх! Чуть-чуть до лестницы не дотянул. Тьфу! – Влад! – воскликнула испуганно Кира, возвращаясь обратно и наклоняясь над телом. – Ты живой?! – Подумаешь, даже сознание не потерял! – ревниво буркнул я, глядя как она хлопочет над этим придурком. Влад застонал и схватился за голову, однако в себя не пришёл. Жаль, что лестница оказалась чуть дальше! Веселее было бы. Ну, ничего… Потом… Кира застыла и тут же развернулась ко мне. – Омут! Ты пришёл! – радостно улыбнулась она и снова посмотрела на приходящего в себя смертного. – Как же так? Сбегаю за водой! Я сейчас! Присмотри за ним… Последние слова относились, по-видимому, ко мне. Кира стремглав понеслась на кухню, а я с любопытством посмотрел на парня. Что бы ещё придумать, чтоб он здесь не ошивался… – Нашла кого попросить! – нахмурился сидящий в кресле ангел, бледненький такой, худенький, нагло перебив мои мысли. – Отвянь, бледнолицый! – огрызнулся я и с наслаждением упал в кресло напротив. – Я уже вижу яркие заголовки газет: «Бежал быстро… Упал внезапно… Такого от него никто не ожидал!». Я довольно расхохотался над своей удачной шуткой. Правда, ангел юмора не понял. Ну и ладно! Вернулась Кира со стаканом воды и стала бережно поить своего горе-ухажёра, помогая ему поудобнее сесть. – Владик! Ты как? Сильно больно, да? – Нужно было туда табуретку поставить! – вырвалось у меня. – Чтоб он не прикидывался. – Как ты можешь так говорить?! – возмущённо начала было Кира, но тут же широко распахнула глаза. – Он же… Подожди-ка! Она подскочила ко мне: руки в боки, лицо хмурое. – Так это ты сделал, Омут?! – она уперлась в ручки кресла, нависнув надо мной, как угроза. Её красивые глаза были широко раскрыты. Внутри у меня что-то ёкнуло, и я даже смог почувствовать её тепло… – Омут! Голос вернул меня к действительности. Я сдержанно улыбнулся. – Кхе-кхе… Да ладно, очнётся щас твой благоверный! – я почувствовал укол злости за то, что она пытается защитить какого-то смертного, набрасываясь на меня. – Подумаешь, лобиком малость ушибся… – Так это ты?! – вскричала Кира с ужасом и отшатнулась от меня. – Да как ты посмел?! Зачем?! – Было ему слишком весело! – процедил я сквозь зубы, понимая, что настоящей причины она не узнает и не поймёт. – Да… ты… Кто тебе дал право издеваться над ним?! Он слабее тебя, но он мой друг!!! – громко накаляла Кира, не замечая, что я сдерживаю ярость из последних сил. – Я в тебе ошиблась! Думала, ты не такой, а ты!!!.. Может, ты и мне что придумаешь… – А чего ты хочешь?! Ангела светлого?! А?! – в бешенстве заорал я, вскакивая с кресла и чувствуя, как глаза наливаются кровью, становясь совсем чёрными. – Демон я!!! Демон!!! – Хватит!!! Уходи! Не хочу видеть тебя! – в сердцах крикнула Кира и, вытерев выступившие слёзы, топнула ногой. – Уходи! Она закрыла лицо руками и села рядом с ничего не понимающим Владом, который наверняка подумал, что Кира сошла с ума и разговаривает сама с собой. Я изменил облик за миллисекунду, даже не заметив этого, и сделал шаг вперёд. В этот момент комната осветилась, словно солнечным светом: между мной и людьми появился тот самый бледный ангел, только сейчас он стал гораздо лучше выглядеть. В правой руке его грозно сиял меч, а на лице появился румянец. Я усмехнулся. – Тебе сказали покинуть этот дом! – металлическим голосом произнес светлый. – Сейчас же! Он знал, что мне глубоко наплевать на его слова и присутствие. Однако против Закона не попрёшь: тёмный, не вызванный ритуалом и не приглашенный в дом смертного, обязан покинуть его по первому случайно произнесённому либо заранее обдуманному приказанию хозяина дома. Я посмотрел туда, где Кира со слезами на глазах обняла жалкого смертного, тут же крепко обнявшего её в ответ, и издал глухой рык. Сорвав со своей шеи золотую цепочку, на которой красовалось сердце, отлитое из чёрного золота, обвитое с одной стороны крылатым демоном, а с другой выбитой пентаграммой, я швырнул к ногам Киры так старательно изготовленный мною талисман. – Тогда забудь обо мне! – прорычал я и свалил из этого места так быстро, как только мог… Глава 4 Шесть часов до суда. Я смотрел на полупустую бутылку «Чёрной души», не чувствуя, как сигара дотлевает уже на пальцах. Какой я был дурак! Думал, что она поняла, кто такой демон! А она из-за какого-то придурка выгнала меня из своего дома! Ну и пусть сидит там с этим недоумком! Я ей не какой-то там розовый амурчик. Пять часов до суда. Пить уже не хотелось, а злость утихла. Наверное, она просто привыкла жить со смертными и ей очень сложно понять другой мир. Ладно бы светлые. Чего с них взять! А вот у нас, демонов, конструкция посложнее. Непонятная тоска заполнила все мысли. Я понял, что всё равно не могу не видеть её. Четыре часа до суда. – Какой я идиот! – Я вскочил со своей кровати. – Я просто объясню ей всё ещё раз! Она поймёт. Да и за этого придурка, думаю, обижаться долго не будет. Мы ж с ней не чужие! Мне сразу стало легче. Я с наслаждением закрыл глаза и перенёсся туда, куда звал меня мой внутренний голос уже несколько часов подряд. Возникнув в тёмном углу её комнаты, я широко улыбнулся, решив разбудить её, если она спит, и шагнул уже было вперёд, как вдруг оцепенение сковало всё моё тело, и я застыл в полудвижении. Возле окна, освещаемые мрачным лунным светом, стояли две фигуры, крепко держащие друг друга в объятиях. Я почувствовал, как окрас на моём лице становится пепельно-серым, а скулы начинает сводить болью. Я смотрел во все глаза, не в силах пошевелиться. Кира стояла, откинув голову назад, а тот самый смертный покрывал её шею поцелуями! Его руки гладили её нежные плечи и потрясающие изгибы фигуры. Меня затрясло. Он мог к ней прикоснуться! Я вжался в угол и посмотрел на свои трясущиеся руки. Что происходит со мной?! В груди всё горело, а руки сжались в кулаки до такой степени, что когти прорезали ладони. И в этот самый миг люди слились в поцелуе… О, дьявол!!! Я почувствовал, как моё чёрное сердце вздрогнуло и бешено застучало. Я медленно сполз по стене на пол и сел. Глаза нестерпимо жгло, но я не сразу понял, что это. Дотронувшись когтём до щеки, я увидел что-то мокрое и тёмное… В эту секунду смертные упали на кровать. И я, сидя в углу, вдруг осознал, что всё, о чём я думал, не важно, все мои мечты – полная чушь, а на мои чувства ей просто наплевать… И я вдруг понял, что значит слово «умираю». Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elena-sergeevna-zarubova/demon-omut-chast-1-izgoy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 119.00 руб.