Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Наследник Арисара Игорь Михайлович Гаркушин Представитель одной из младших рас выкрал с планеты Земля двух её жителей. Он собирался использовать уникальное генетическое соответствие землян древней расе предтеч для активации найденных артефактов. Однако, бывшие граждане России сумеют преподнести массу сюрпризов, постепенно превращаясь в грозную силу. Игорь Гаркушин Наследник Арисара Глава 1 Корабль вышел из прыжка всего в каких-то паре сотен тысяч километров от планеты, что само по себе являлось огромным риском. Ошибись искин при вычислении координат выхода хотя бы на одну тысячную, и произошла бы катастрофа. Столь рискованный курс Варнен задал не случайно. Гравитация гигантской планеты хорошо маскировала возмущения гравиполей звездной системы при выходе из прыжка, да и наличие у планеты колец, со множеством крупных и мелких спутников хорошо скрывало от оптических датчиков слежения. Система желтого карлика, находящаяся на задворках не самой густонаселенной галактики, привлекла внимание Варнена тем, что практически на всех навигационных атласах предтеч эта система была отмечена как особо охраняемая с ограниченным допуском к посещению. Он стал искать любую информацию о системе и пришел к выводу, что в ней предтечи проводили генетические эксперименты. Варнен, будучи достаточно высокопоставленным разумным, имел доступ к коллекции артефактов предтеч, но использовать их да даже понять назначение некоторых предметов он не мог. Дело в том, что все артефакты древних были завязаны на генетический код их создателей и категорически отказывались работать в случае несоответствия заданным параметрам генокода хотя бы на 90 процентов. У самого Варнена процент соответствия равнялся сорока двум. Надо заметить, что Варнен относился к расе рептилоидов, которая, к сожалению, довольно далеко отстояла от эталонного генокода древних, а светить коллекцию, наняв для исследования специалиста старшей расы, было по меньшей мере глупо. Лишь только узнав о наличии у кого-то из младших рас артефактов древних, спецслужбы старших тут же всеми возможными способами старались прибрать их к рукам. Если владельцы не желали продавать свое имущество, то находилось множество способов их настоятельно уговорить. А обладать и не изучить диковины, что достались его расе с таким трудом и огромными финансовыми затратами, было невыносимо, тем более что Варнен втайне от себя надеялся, что в их руки попало что-то особо ценное, что перевернет весь научный мир его расы, ну или хотя бы поспособствует значительному прорыву. И раса рептилоидов встанет вровень с могущественными расами аграфов и птори. Поэтому идея посетить закрытую систему и по возможности умыкнуть оттуда разумного с высоким показателем соответствия захватила Варнена целиком. Нужная звездная система с длинным номерным названием не зря называлась закрытой, ее барражировали два научных судна птори и семь кораблей поддержки флота Содружества миров. Старшие занимались одним им известными исследованиями, младшие обеспечивали карантин системы, заворачивали обратно все суда, что иногда по незнанию или из любопытства появлялись в ее пределах. Также в обязанности младших входила добыча и переработка минерального сырья в астероидных поясах системы и производство топлива в атмосфере газового гиганта, пятой от звезды планеты. Все это, а также примерные зоны расположения датчиков слежения, голографическую карту с динамикой движения всех естественных объектов звездной системы Варнен выудил из отчета разведки клана Оранжевой зари, главой которой являлся его родитель, Великий Гарван. Малый разведывательный корабль с маскировочным оборудованием самой последней модификации был выпрошен у родителя в обмен на клятву не рисковать собой и в случае неудачи сдаться и обещание продлить род в брачном союзе с Сараной, старшей внучкой главы клана Искателей Истины. Внутрисистемный глайдер Варнен оборудовал сам, сделав его самым незаметным в пространстве Объединенных кланов и тщательно разработав план действий, наконец, он отправился в свое авантюрное путешествие. Активировав маскировочное поле, корабль Варнена завис без движения на стандартные сутки. И лишь убедившись, что никем не обнаружен, на самом малом ходу двинулся в сторону шестой планеты, где по истечении еще двух суток спрятался в верхних слоях атмосферы. Поручив корабль на попечение искина, Варнен заглушил работу всех систем корабля, кроме реактора и стартового накопителя, на случай экстренного бегства из системы. Погрузился в глайдер и, вынырнув в космос на значительном расстоянии от основного корабля, отправился к третьей планете. К ней следовало подлететь так, чтобы глайдер был все время скрыт планетой от ее спутника. Дело в том, что на спутнике располагалась огромная исследовательская база птори, и лишний раз находиться в сканируемом пространстве датчиков базы старших было очень опасно. Наконец, дождавшись благоприятного расположения, когда спутник зашел за планету на дневную сторону, Варнен несколькими короткими импульсами двигателей приблизился к планете, а затем, погрузившись в ее атмосферу, стал выискивать оптимальное место посадки поблизости от сверкающих ночным освещением крупных поселений аборигенов. Под глайдером проплывал самый большой континент планеты. Выбрав конгломерат светящихся скоплений среднего размера, логически рассудив, что в особенно больших поселениях могут присутствовать наблюдатели или стоять датчики слежения исследовательской базы птори, Варнен приземлился на ровную площадку, поросшую растениями одинаковой высоты, в два локтя, и обнесенную по периметру узкой полосой более высоких растений. За полосой высоких растений с западной стороны располагалась слабоосвещенная дорога, по которой, сверкая красно-бело-оранжевыми цветами, передвигались наземные механизмы. Облачившись в легкий десантный скафандр, Варнен вооружился парализатором и средним игольником. Водрузил на малую гравиплатформу кофр с оборудованием и, активировав маскировку глайдера, направился в сторону дороги. Немного понаблюдав за довольно плотным движением, Варнен решил, что, применив ЭМ-излучатель, спровоцирует массовое столкновение механизмов и, соответственно, повышенное внимание аборигенов к месту ЧП. А это ему совершенно ни к чему. – Искин, покажи ближайшие дороги для наземных механизмов, но только с наименьшей интенсивностью движения, – обратился Варнен к искусственному интеллекту корабля. В ответ перед его взором раскрылась объемная карта местности, где зеленым подсвечивались нужные ему дороги, причем, чем насыщеннее был цвет, тем объект наиболее соответствовал заданным параметрам. В восьми километрах севернее к оживленной трассе примыкала одна из таких дорог. Чтобы не идти пешком на такое расстояние, Варнен взобрался на выдвижное сидение гравиплатформы и уже через три минуты оказался у нужного перекрестка. Проследовав вдоль второстепенной дороги некоторое расстояние, он заметил приближающийся наземный механизм. Импульс ЭМ-излучателя заставил рычащий механизм замолчать и полностью остановиться. Яркие осветительные приборы, расположенные впереди механизма, погасли, и уже в инфракрасном зрении Варнен увидел вылезающего из него аборигена. Он что-то громко и эмоционально выкрикнул, обошел вокруг механизма, и тут его настиг выстрел из парализатора. Варнен наклонился над аборигеном и приложил к его конечности ДНК-анализатор. Результат, высветившийся на табло, заставил рептилоида вскинуть руки в победном жесте – 91 процент соответствия! – Хозяин, к вам приближается самодвижущийся механизм, – сообщил искин. Варнен отложил анализатор и с ЭМ-излучателем в руке встретил следующий механизм. Проделав те же манипуляции, что и с первым аборигеном, он был шокирован результатом – 98 процентов соответствия! Это не может быть простым совпадением, раса аборигенов состоит в прямом родстве с древними, вот и причина, по которой местная звездная система объявлена закрытой! Местные потомки древних технологически довольно отсталы, но если к ним в руки попадут образцы технологий предтеч, то они сразу встанут в один ряд со старшими расами, а этому старшие будут всячески препятствовать. А какой на планете кладезь генетического материала, сколько возможностей для выведения перспективных поколений межрасовых гибридов с высоким процентом соответствия! Судя по показаниям анализатора, первый абориген женского пола, а второй – мужского, следовательно, нужно забирать обоих на корабль и с удвоенной осторожностью, как можно быстрее покинуть систему. – Хозяин, к вам с обеих сторон приближаются самодвижущиеся механизмы в количестве семи экземпляров, – доложил искин. Варнен быстро закрепил обездвиженных аборигенов на гравиплатформе и полетел к глайдеру. Глава 2 Если бы не отсутствие на дороге движущегося транспорта по причине позднего времени, то Марина уже давно бы попала в аварию. В таком душевном состоянии не то что вести машину, идти пешком и то опасно. – Столько усилий, столько потраченного времени! Все насмарку, коту под хвост! Опять начинать сначала! – слезы катились из глаз и тонкими ручейками стекали по щекам. Обида подступала к горлу и душила его, заставляя всхлипывать в голос. – Подонок, козел разукрашенный, скотина, ублюдок, тварь, – перечисление нелицеприятных эпитетов принесло злость и, как ни странно, немного успокоило Марину. Мечта всей ее жизни стать певицей, выступать на сцене, купаясь в овациях обожающей тебя публики, вести светскую жизнь вновь казалась недостижимой. После окончания училища культуры в провинциальном городке за Уралом Марина отправилась в Москву, где ей дали понять, что таких, как она, миллион и маленькая тележка, а уж с голосом ее тембра на эстраде ловить нечего, разве что «подхрипывать» в какой-нибудь рок-группе. Потусовавшись в московском рок-сообществе, Марина смогла пристроиться в бэк-вокал одной из подающих надежды группы, но счастье длилось не долго. Пришла беда в виде облавы госнаркоконтроля в ночном клубе, где на постоянной основе базировалась группа. В результате группа распалась, а менеджер и бас-гитарист оказались под следствием. Марину долго допрашивали, а затем, по причине отсутствия московской прописки и личной просьбы папиного знакомого генерала, настоятельно рекомендовали покинуть пределы столицы. Возвращаться домой ей не хотелось категорически. После блеска столичной жизни прозябание в военном городке, где служил командиром части ее отец, было невыносимо. Выбор пал на большой южный город на берегах Дона, тем более что было где остановиться. В пригороде Ростова проживала бабушка, в гости к которой на летние каникулы Марина с мамой приезжала почти каждый год. Обосновавшись в южной столице, девушка продолжила активный поиск возможности осуществить свою мечту. От предложений петь в фольклорных коллективах она отказалась сразу – слишком мала аудитория любителей этого музыкального направления. Создать свою группу не получалось, таких больших денег у Марины не было, а чтобы найти спонсора, требовалось иметь определенный авторитет в местной музыкальной среде. И тут удача: из популярной в городе группы «Хищники» ушла исполнительница женских партий Лера Величко, и на вакантное место объявлен конкурс. Марина приняла участие в конкурсе и была отобрана в пятерку финалисток. Окончательно определиться с составом группа собралась на даче основного солиста и лидера группы Стаса Львова. Заключительное прослушивание плавно переросло в попойку, а когда Стас предложил перейти к совместной сексуальной оргии, то Марина категорически отказалась, здраво рассудив, что после такого ее в группе не будут воспринимать всерьез, посчитав легкодоступной шлюшкой. На это Стас заявил, что ему в группе не нужна недотрога, возомнившая себя певицей, грубо схватил ее за волосы и попытался приблизить ее голову к своему паху, но получил отпор. Марина недаром росла в военных городках и могла за себя постоять. В результате все находившиеся на даче ополчились против нее, даже ее соперницы по конкурсу. Марину вытолкали за пределы дачи с обещаниями предпринять все возможные меры по недопущению ее удачного карьерного роста в областной музыкальной среде. Благо, что Марина приехала на рандеву на своем «Матизе», иначе пришлось бы идти пешком добрых двадцать километров. И вот теперь, зло ругаясь, заплаканная Марина приближалась к активировавшему ЭМ-излучатель Варнену. Глава 3 Сергей Викторович сегодня допоздна задержался на работе. И причина этому была проста – подготовка областной легкоатлетической сборной к чемпионату России. После вечерней тренировки, на которой спортсмены работали с максимальным утяжелением, со штангой и на силовых тренажерах, Сергею Викторовичу, как главному массажисту сборной, пришлось много и плодотворно потрудиться. Этап интенсивных нагрузок был завершен, а завтрашний день объявлен выходным. Очень хотелось провести его с пользой для души, посидеть с удочкой, предавшись созерцанию спокойного, размеренного течения реки, затем поплавать, понырять, обследуя прибрежное дно в поисках рачьих нор. А вечер провести, сидя на веранде в обществе приятеля-соседа, потягивая темное пиво, заедая раками, сваренными с укропом, и под неспешную беседу о нехитрых новостях дачного поселка. Поэтому, позвонив жене и предупредив ее, чтобы не ждала его до понедельника, Сергей Викторович, несмотря на поздний час, отправился на дачу. Некогда любитель быстрой езды, в последнее время он стал замечать за собой тяготение к неспешному, максимально безопасному стилю вождения. Хоть реакция на опасность и осталась прежней, желание рискнуть – проскочить возникало все реже и реже. Да и драйв от успешно выполненного опасного маневра как-то поблек. – То ли я, как водитель, заматерел, то ли это постепенно подкрадывается старость, —вздохнул Сергей Викторович. – Но и лихачество на ночной трассе до добра не доведет, – снизив скорость и перестраиваясь в правый ряд, подумал он. – Что это меня стали посещать такие мысли? Никак кризис среднего возраста пожаловал, или пятьдесят это уже выше среднего? – грустно улыбнулся он. А в общем, на сложившуюся жизнь Сергею Викторовичу грех было жаловаться. Профессию он свою любил и без ложной скромности считался в ней одним из лучших специалистов. Еще в молодости женился по любви и до сих пор испытывал к супруге нежные чувства. Дети выросли и живут своей жизнью. Правда, больших капиталов не накопил, да, в общем, он к этому и не стремился никогда. Можно с полной уверенностью признаться самому себе, что он, в принципе, счастлив и повода для хандры нет. К черту возраст, он полностью здоров, а благодаря профессии может руками подковы гнуть, так что не старость приходит, а зрелость! – еще одна улыбка мелькнула на лице Сергея Викторовича вслед оптимистичному умозаключению. Он включил радио на любимой волне, транслирующей мелодии в стиле ретро, и под чарующий голос Патрисии Каас свернул на дорогу, ведущую к дачному поселку. Фары выхватили из темноты стоящий поперек встречной полосы «Матиз», а в следующее мгновение двигатель заглох, свет фар погас, и чтобы избежать столкновения с невидимыми препятствиями, Сергей Викторович резко нажал на тормоз. Через пару мгновений, отойдя от шока, он достал из креплений на передней панели мобильный телефон и попытался включить фонарик, но не тут-то было. Гаджет был мертв и не реагировал на нажатия кнопки. Сергей Викторович вышел из машины и внезапно почувствовал резкое покалывание во всем теле, ноги перестали слушаться, и он завалился на асфальт. Все тело задеревенело, невозможно было пошевелить даже пальцем. Стало страшно от непонимания причины столь резкого паралича мышц. Сердце в бешеном темпе отбивало чечетку. Дыхание хоть и было затруднено, но угрозы задохнуться не стояло. – Прекратить панику! – сам себе приказал Сергей Викторович. Вдруг он заметил, как окружающее пространство изменилось, как будто кто-то перевернул его на спину. Усилием воли, превозмогая покалывание в глазах, удалось разглядеть силуэт склонившегося над ним человека, который прижал к его руке какой-то продолговатый предмет, замер на мгновение, а затем, поднявшись, стал изображать танцевальные движения, словно игрок, сорвавший джекпот в лотерею. Танец незнакомца длился недолго, он вновь замер на пару секунд, а возле его правой ноги появился какой-то продолговатый механизм, вроде больничной каталки. В следующее мгновение Сергей Викторович понял, что его подняли и переложили на каталку, которая оказалась раза в два шире обычной, а затем рядом с ним оказалось тело женщины. То, что они передвигаются, причем на довольно приличной скорости, стало понятно по замелькавшим силуэтам деревьев, которые удалось рассмотреть после удачной попытки повернуть голову налево. Через непродолжительное время перед глазами промелькнула тень какого-то небольшого строения, и внезапно загорелся свет. Глазам стало больно, и Сергей Викторович часто заморгал, прогоняя рефлекторно выступившие слезы. А когда открыл глаза, то испытал настоящий шок от внешности незнакомца, который, не обращая внимание на треск отрываемых пуговиц, срывал с него одежду. Морда, а лицом ЭТО назвать было нельзя, принадлежала ящерице-переростку. Она была покрыта мелкими чешуйками серого цвета с двумя дыхательными отверстиями вместо носа, глаза с вертикальными зрачками и отвратительной прозрачной пленкой третьего века. От этого зрелища, а также от собственной беспомощности Сергей Викторович громко заорал. Незнакомец резко отпрыгнул от него и что-то прошипел-проговорил, продемонстрировав свои мелкие острые зубы, направил на него какой-то прибор, и Сергей Викторович потерял сознание. Глава 4 Шок вперемешку со страхом – вот, пожалуй, наиболее точное чувство, испытанное Варненом, когда парализованный абориген вдруг заорал. Любому другому разумному, включая даже старших, не имеющему специального импланта не удалось бы так быстро отойти от воздействия парализующего излучения. Поэтому первой его реакцией стал выстрел непрерывным импульсом из парализатора, разрядившим почти полностью батарею сменного накопителя. Хорошо не стал стрелять из игольника, тогда лишился бы столь интересного экземпляра. Убедившись, что абориген без сознания, Варнен побыстрее засунул его в медицинскую капсулу и уже с опаской занялся вторым пленником, точнее, пленницей. На борту глайдера имелась лишь одна медкапсула, поэтому Варнену пришлось озаботить меддроида поддержкой тела пленницы в состоянии глубокого сна. – Искин, курс на корабль-носитель, с соблюдением всех директив максимальной скрытности, – отдал приказ рептилоид, удобно устраиваясь в кресле пилота. Предстоял перелет длиною в стандартные сутки, и чтобы не скучать, он решил погрузиться в обучающий транс, продолжив изучать базу знаний «Управленец» третьего уровня. Баз знаний различных направлений существовало огромное множество – от «Повара» и «Гражданина Содружества миров», что распространялись за сущие гроши, до «Проектирование, сборка, эксплуатация и ремонт межсистемных космических кораблей», которая стоила ну просто запредельную сумму: семьсот сорок миллионов кредитов. Сами базы делились на уровни в зависимости от объема и сложности. Первый —начальный уровень давал представление об изучаемой науке или предмете (хотя существует огромное множество небольших одноуровневых баз), второй – давал более углубленные знания, третий – обобщал и соотносил изученные знания с сопутствующими науками и умениями, четвертый – максимально детализировал изучаемый предмет, а изучивший пятый уровень получал академические знания не только о предмете изучения, но и о всех сопутствующих науках и умениях, и был способен виртуозно ими пользоваться. Надо ли говорить, что каждый последующий уровень был в разы объемнее предыдущего, и, соответственно, время изучения последних уровней могло растянуться на годы. Общеизвестно, что знания без практики ничто, поэтому после изучения очередного уровня необходимо было сдать практический экзамен для получения сертификата специалиста, без которого невозможно получить должность в государственных учреждениях или фирмах, занимающихся легальным бизнесом. Варнен изучал «Управленца» в надежде занять место своего родителя и стать главой клана Оранжевой зари. Клан в структуре государства рептилоидов, иначе Союза Объединенных кланов, выполнял функции министерства экономического развития и стратегического планирования. Великий Гарван давно прошел второе омоложение и вплотную приблизился к черте возрастного ценза в двести шестьдесят стандартных лет. Вот при пересечении этого рубежа он должен был назвать своего преемника, и вокруг предстоящей смены власти во главе клана в последнее время закипели нешуточные страсти. Варнен принимал в них самое активное участие, не без основания считая себя одним из главных претендентов. И сейчас наверстывал отставание от троих своих братьев и двух сестер, которые уже успели получить сертификаты «Управленца» третьего уровня. Оставалось совсем немного, пару месяцев в фоновом режиме или десяток дней в медкапсуле под медикаментозным разгоном, и вожделенный сертификат у него в руках. И тогда… да еще если правильно воспользоваться ценным грузом, что сейчас находился на борту его глайдера… От открывающихся перспектив приятно защемило в груди. И с этими мыслями Варнен полностью погрузился в изучение базы. *** – До вхождения в верхние слои атмосферы осталось десять стандартных минут, —доложил искин. Варнен как раз закончил ужинать, отправил в утилизатор упаковку походного офицерского пайка и подключился к внешним сенсорам глайдера, включив их на пару мгновений. Нужно было убедиться, что его медленный вояж к шестой планете остался незаметным для наблюдателей и его не встречает на подлете к кораблю группа захвата. Но ближний к поверхности планеты космос был чист, и Варнен с оптимизмом повел глайдер к зависшему в атмосфере межсистемному кораблю. Пройдя шлюзование и припарковав глайдер, он первым делом перенес крепко спавшую пленницу в одну из двух медкапсул корабля, беспокоясь о том, чтобы длительный медикаментозный сон не нанес значительного вреда здоровью девушки. Все же меддроид пользовался алгоритмами, рассчитанными на жителей Содружества миров, пусть внешне и очень похожими на пленников, но некоторые их биохимические процессы могут и отличаться. Запустив в капсуле систему диагностики, Варнен отправился обратно в глайдер, решив переместить во вторую капсулу и другого пленника. К сожалению, медкапсула глайдера была рассчитана на оказание первой помощи в случае чрезвычайного происшествия и обладала урезанным функционалом. А так хотелось побыстрее узнать все параметры своей добычи. Настроив и вторую капсулу на диагностику, Варнен, тяжело вздохнув, стал готовить корабль к самому опасному пункту своего авантюрного путешествия —возвращению домой. Предстояло под маскировочным полем отвести корабль к границе системы и там, разогнавшись на форсаже, уйти в прыжок. Во время разгона его тут же засекут охранные системы, и лишь одной Вселенной известно, накроет ли его координаты поле глушителя гиперпространства или ему удастся ускользнуть. Вот чтобы свести риск к минимуму, Варнен и колдовал на пару с искином над маршрутом дрейфа корабля. Наконец, оптимальная траектория была рассчитана, и корабль, использовав гравитацию планеты гиганта, начал свой дрейф протяженностью в два с половиной стандартных дня. А Варнен отправился в медблок просмотреть диагностические заключения. – Женщина, человеческой расы. Биологический возраст – 22 года. Фактический возраст – 22 года. Небольшие патологические изменения внутренних органов, легко устранимы. Интеллектуальный индекс – 156 единиц. Пси-индекс – 76 единиц. Как псион не инициирована. Нейросеть отсутствует. Импланты отсутствуют. Индекс соответствия расе предтеч – 90,988778, – выдала информацию первая капсула. – Очень высокий уровень интеллекта – это, конечно, подарок. А вот потенциальный псион огромной силы – это не просто козырь, это джокер! Тем более что среди расы рептилоидов псионов не бывает. Но это очень опасно! – восторженно подумал Варнен, поворачиваясь ко второй капсуле. – Мужчина, человеческой расы. Биологический возраст – 44 года. Фактический возраст – 50 лет. Патологических изменений органов не выявлено, полностью здоров. Интеллектуальный индекс – 297 единиц. Внимание! Определить пси-индекс не представляется возможным по причине сопротивления диагностическому сканированию. Предположительно, обследуемый устойчив к пси-воздействию. Нейросеть отсутствует. Импланты отсутствуют. Индекс соответствия расе предтеч – 98,012135, – информация со второй капсулы привела Варнена в трепет. – Прямой потомок предтеч, да еще и парапсион! На такое он не мог рассчитывать даже в своих самых радужных мечтах. И как теперь правильно распорядиться этим богатством? Ведь изначально Варнен планировал поставить пленникам рабские нейросети, чтобы те, активировав артефакты древних, были полностью им контролируемы и беспрекословно выполняли все команды. А тут потенциальный псион и парапсион! Нет, конечно, внедрить женщине рабскую нейросеть можно, но это все равно, что золотой чашей, инкрустированной алмазами, черпать нечистоты в отхожем месте. А мужчина даже не заметит воздействия рабской нейросети. Тем более что парапсионы – такая редкость, и про их возможности мало что известно, а виной тому настоящая охота, устроенная аграфами и сполотами, считавшими парапсионов чуть ли не угрозой для своего существования. Тут надо все тщательно взвесить, выработать манеру общения, ведь просто приказывать он теперь не сможет. Может, продать их аграфам? Нет, как объяснить их происхождение, тут не дивиденды получишь, а грандиозные проблемы. Да и выгода, если их удастся расположить к себе, превысит все возможные затраты, – задумался Варнен. – Искин, разработай для меня оптимальный стиль общения с захваченными аборигенами, возьми за основу личностную матрицу среднестатистического жителя Содружества миров, они должны быть наиболее психологически близки, все же одного биологического вида. Да, залей им базу всеобщего языка, с их интеллектом освоят быстро, – дал распоряжения Варнен и отправился в рубку управления продолжать изучение базы «Управленец». Корабль, окутавшись маскировочным полем, приближался к границам запретной системы. Его хозяин пребывал в полной уверенности, что фортуна повернулась к нему лицом, его корабль не заметили ни следящие устройства, ни наблюдатели. На самом деле, как только пришла информация о странном исчезновении водителей двух автомобилей, дежурный базы контроля космического пространства системы старший лейтенант Дим приказал искину базы во всех возможных диапазонах отслеживать все объекты, движущиеся от планеты Земля к периферии звездной системы. Не прошло и десяти минут, как искин подсветил на голографической карте объект, движущийся под маскировочным полем. Генератор поля был не менее пятого поколения, но на базе стояла система мониторинга седьмого поколения, для которой «увидеть» объект труда не составило. И в этот момент Диму пришла идея немного заработать. Аграфы сейчас находились на своей научной станции, отмечали день «Первого ростка», веселились, предаваясь возлияниям. Птори вообще покинули систему и должны вернуться только через трое стандартных суток. Можно не сообщать об инциденте в своем отчете, пометив для искина объект как дружественный, проследить за ним. Рано или поздно он приведет к основному кораблю. Навесить на него дроида-шпиона. Ну а дальше выяснить, кто это и много ли у него за душой кредитов. Все тщательно запротоколировать: проникновение в закрытую систему, кража с карантинной планеты двоих разумных, а может, и еще чего-то удастся наскрести. Угрожая передать эти данные старшей расе, он может неплохо подзаработать. Да здравствует маленький шантаж! И вот теперь дроид-шпион размером с небольшого краба закрепился на внешней обшивке корабля и, слившись с поверхностью, перешел в режим ожидания. Межсистемник запустил двигатели на полную мощность и стал быстро разгоняться до пороговой скорости. Дим специально отключил датчики в этом районе космоса, и когда из соседних районов пришла информация о гравитационном возмущении совершенного гиперперехода, то система предотвращения гиперпрыжков, иначе глушилка, сработать не успела. Мысленно пожелав кораблю удачного полета, Дим занялся составлением отчета об инциденте, по которому выходило, что на границе системы появился и, тут же разогнавшись, опять ушел в прыжок транзитный корабль, принадлежность которого установить не удалось. Бегство из закрытой системы прошло уж очень легко. Варнен ожидал мощного противодействия со стороны стражей системы, а оказалось, что его даже и не заметили. Что ж, тем лучше, можно выдохнуть! Опасная авантюра закончилась благополучно, и пока корабль находится в гиперпространстве, можно заняться налаживанием контакта с пленниками. Глава 5 Какой-то шум прорывается сквозь сон, монотонно бубня непонятные слова. Через какое-то время вспышки ярких картинок стали сопровождать их, и слова вдруг стали названиями различных предметов и действий. Картинки, словно кинофильм, задвигались и все быстрее и быстрее понеслись в хороводе слов, слагаясь в словосочетания. Когда на смену словосочетаниям пришли предложения, кинофильм превратился в виртуальную реальность с эффектом полного погружения. Ну, а когда виртуальная реальность превратилась в водоворот чувств и эмоций, стали понятны абстрактные понятия и сложные морфемы ранее незнакомого, но уже понятного и почему-то родного языка. Движение образов прекратилось, словно невидимый киномеханик отключил проектор. Перед глазами загорелся свет и заставил прищуриться. В ответ на это свет убавил интенсивность, а мутная пелена, что мешала рассмотреть окружающее пространство, отъехала в сторону. Необыкновенная легкость во всем теле и небольшая эйфория вызвали улыбку не лице Сергея Викторовича. – Я знаю, что ты меня слышишь и все понимаешь! – произнес невидимый собеседник. – Я не причиню тебе вреда и прошу, в свою очередь, не проявлять по отношению ко мне агрессии. Мы различные биологические виды разумных, и мой внешний вид может вызвать у тебя отрицательные эмоции. Поэтому еще раз прошу воздержаться от агрессивных действий. Сергей Викторович сразу вспомнил внешность незнакомца перед провалом в забытье, но на этот раз не испытал тех эмоций, что в прошлый раз, возможно, сказалось действие какого-то успокоительного препарата, который он сейчас испытывал на себе. – Да понял я, понял! Драться не буду, – ответил Сергей Викторович на явно нерусском языке. Что-то мягко подтолкнуло в спину, и Сергей Викторович встал с необычного ложа. Помещение, в котором он находился, было небольшим. С первого взгляда невозможно было различить, где заканчиваются стены и начинается потолок, не было ни одного острого угла. Материал облицовки светло-желтого цвета слабо светился изнутри, создавая ощущение дополнительного объема. Около его левой ноги застыл робот со множеством манипуляторов, а позади него стоял точно такой же саркофаг, как и тот, из которого только что встал Сергей Викторович, только с закрытой крышкой матового цвета. В потолке образовался небольшой проем, из которого выдвинулся какой-то механизм, напоминающий небольшой пистолет, и нацелился на Сергея Викторовича, а в стене напротив него появился проем, через который в помещение вошел давешний незнакомец. Он был одет в комбинезон, плотно облегающий тело, и если бы не морда ящерицы вместо лица, то Сергей Викторович подумал бы, что перед ним атлет с очень гармонично развитой мускулатурой. Незнакомец остановился и оглядел его оценивающим взглядом с ног до головы. И только тут Сергей Викторович понял, что он совершенно голый. С усмешкой восприняв этот факт, он обратился к незнакомцу: – А где моя одежда? Знаете ли, не очень удобно вести беседу с представителем иного разума, сверкая голым… ммм… задом. Незнакомец протянул руку, и тотчас в метре от него в стене образовалась ниша, в которой Сергей Викторович увидел аккуратно сложенный комбинезон, такой же, как у хозяина помещения. Быстро разобравшись, как его надеть, и даже не удивившись тому, что одежда сама подгоняется под нужный размер, Сергей Викторович продолжил: – Ну вот, теперь можно и поговорить. Меня зовут Сергей, а как обращаться к тебе? – Варнен, третий сын Великого Гарвана – главы клана Оранжевой зари, – представился он. – Хочу выразить сожаление, что пришлось похитить тебя с родной планеты, но так уж сложились обстоятельства. Мне и моему клану необходимы помощники в одном деликатном деле, и этими помощниками могут стать только представители твоего вида. Тебе и той женщине, которая лежит в соседней медкапсуле, повезло оказаться с нужными мне параметрами, и теперь вы на моем корабле направляетесь в родную мне звездную систему, а вот в качестве кого, я и хочу сейчас выяснить. Прежде чем сообщить следующую информацию, хочу, чтобы ты понял, я полностью контролирую ситуацию на корабле и любые твои агрессивные действия обречены на провал, – с этими словами механизм на потолке пришел в движение, поводив стволом по сторонам и вновь нацелившись на Сергея Викторовича, замер. – Да он меня боится, – подумал он и ответил: – Я разве давал повод сомневаться в адекватности своих действий? Думаю, что смогу хладнокровно воспринять любую информацию и воздержаться от мпульсивных поступков. – Рад, что мы пришли к взаимопониманию. Так вот, вернуться обратно на вашу планету вам, скорее всего, не удастся никогда, – сказав это, Варнен настороженно замер, но видя, что собеседник внешне спокоен, продолжил: – Ваша звездная система объявлена закрытой, и все корабли, что выходят из прыжка в ее окрестностях, разворачиваются назад, а в случае неповиновения могут быть уничтожены. Мне с огромным трудом и большой долей везения удалось проникнуть на вашу планету, и повторить этот подвиг я вряд ли решусь. Вот от того, как мы сможем наладить взаимоотношения, и будет зависеть твоя дальнейшая судьба. – Ну тогда ближе к делу! Что я должен сделать? – ответил Сергей Викторович. – Не так быстро. Ты, должно быть, голоден? После длительного пребывания в медкапсуле страшно хочется есть, знаю по себе. Пойдем в кают-компанию, там ты сможешь поесть и заодно послушать, как я вижу наше с тобой сотрудничество. Вслед за Варненом и семенившим между ними роботом Сергей Викторович прошел по узкому коридору в соседнее помещение с круглым столом посередине. У стен цвета слоновой кости стояли два дивана черного цвета. На противоположной от входа стене располагалась голографическая панель, на которой демонстрировался пейзаж тропического леса со снующими животными и стайками птиц. Подойдя к столу, Варнен сел в выдвинувшееся кресло и предложил Сергею Викторовичу проделать то же самое. В центре стола возвышалась стойка с четырьмя сенсорными панелями с каждой стороны. – Набери ЕЧ2138, – посоветовал Варнен, в свою очередь набирая на панели какую-то комбинацию. Когда Сергей Викторович набрал код, на панели высветилась надпись: «время приготовления – три стандартных минуты». А Варнен тем временем из открывшейся ниши извлек стакан цилиндрической формы с какой-то жидкостью и принялся потягивать его через изогнутую трубочку. – Совсем как в земном кафе, – подумал Сергей Викторович. А когда из открывшейся ниши он извлек емкость с блюдом – вкусно пахнущим жаренным мясом в приправах – и, воспользовавшись трезубой пластиковой вилкой стал есть, Варнен отставил в сторону напиток и начал свой монолог. – Изведанный космос заселен множеством различных разумных рас, их принято делить на старшие и младшие. Старшие расы по уровню технологического развития на тысячелетия опережают младшие и, к сожалению, не спешат поделиться своими разработками с ними. Все очень логично, имея преимущество, можно без опасения управлять младшими, диктуя им правила игры и ставя различные запреты и ограничения. Их постоянно стравливают между собой, отчего среди младших рас непрерывно вспыхивают небольшие вооруженные конфликты, истощающие ресурсы и препятствующие стремительной экспансии более молодых и энергичных младших рас на неизведанной территории космоса. Умело манипулируя правящими элитами, старшие не допускают перерождения этих конфликтов в глобальную войну. – Разделяй и властвуй! – вставил Сергей Викторович. – Не понял, что ты сказал? – спросил Варнен. – На моей планете в древности жил один прославленный правитель и полководец, который смог завоевать практически все известные в те времена земли, так вот, это был его девиз, – оторвавшись от еды, пояснил Сергей Викторович. – Да, этот девиз очень точно описывает политику старших рас по отношению к младшим. Тем более что между собой они никогда не воюют, предпочитая решать свои разногласия исключительно дипломатическими методами. Так вот, моя раса, к сожалению, не относится к числу старших, но мы находимся на довольно высоком уровне технологического развития и занимаем хоть и небольшой, но стратегически очень выгодно расположенный объем космического пространства. А мой клан занимает в правительстве нашего государства довольно солидную нишу, и если ты согласишься сотрудничать со мной и моим кланом, то по прошествии некоторого времени станешь довольно обеспеченным человеком. Клан за свои деньги установит тебе продвинутую модель нейросети – это вживляемый биокомпьютер, без которого очень сложно прожить в технологически развитом обществе. Ты сможешь пройти омоложение и прожить в молодом здоровом теле ближайшие семьдесят лет, а там сам заработаешь на второй курс омоложения. Современные медицинские технологии, доступные нашей расе и позволяющие излечивать практически все известные заболевания, будут в твоем распоряжении. Думаю, что на родной планете тебе оставалось лет тридцать жизни в дряхлеющем от старости теле. К тому же, судя по отчету медкапсулы, в тебе дремлют уникальные способности, которые с нашей помощью можно развить. Но об этом после твоего согласия на полное и безоговорочное сотрудничество. Поручения, которые тебе придется выполнять, не будут направлены против твоей расы. Правда, возможен личный риск, который мы постараемся свести к минимуму. – Я так понимаю, что у меня просто нет выбора, кроме как согласиться, ведь альтернатива весьма туманна и малоприятна, – ответил Сергей Викторович, отодвинув от себя пустую емкость. – А нельзя ли заказать у этого чудо-агрегата чего-нибудь попить? – Горячего или холодного? – Желательно горячего и в меру тонизирующего, – определился Сергей Викторович. – НТ2012, – сообщил код Варнен. – Думаю, тебе подойдет, представители вашей расы очень любят этот напиток. Взяв стакан, появившийся в нише, Сергей Викторович осторожно отхлебнул содержимое и был приятно удивлен. Напиток очень сильно напоминал кофе, только с цитрусовыми нотками в аромате. – Хм, и как называется этот напиток? – спросил Сергей Викторович. – По-разному. В Содружестве – кауфе, в Арварской империи – кейфо, в Синтайском союзе – каф, – ответил Варнен, вновь приложившись к своему стакану. – Очень интересно, на моей планете он называется кофе и по своей популярности конкурирует с другим горячим напитком – чаем… А что все эти содружества и империи заселены представителями моей расы? – поинтересовался Сергей Викторович. – В основном да, но хоть вы и можете давать потомство при скрещивании, все же в различной степени отличаетесь на генетическом уровне, если ты согласишься сотрудничать, я залью тебе для изучения базу «Ксенология обитаемого космоса», и ты станешь разбираться в многообразии известных рас, – слегка увильнул в сторону от заданного вопроса Варнен. – Хорошо, но если существует множество миров, заселенных представителями моей расы, то зачем понадобилось с большим риском выкрадывать меня с отсталой планеты. Не проще ли было договориться с кем-нибудь в том же Содружестве? – вопрос Сергея Викторовича заставил Варнена задуматься. Его взгляд затуманился, через какое-то мгновение зрачки забегали, словно он решал трудную задачу. Наконец, Варнен отмер и ответил: – Вы генетически уникальны, именно поэтому старшие закрыли вашу систему от контактов. Мало того, есть причины полагать, что они искусственно тормозят развитие цивилизации на вашей планете. Они опасаются, как это ни странно звучит, конкуренции с вашей стороны. Дело в том, что ваш генокод крайне близок одной очень древней и могущественной расе – предтечам. Сами они давно ушли из нашей вселенной, но оставили после себя огромное количество различных артефактов, и предназначение некоторых из них до сих пор никто не может разгадать. Но об этом потом. Как я уже тебе говорил, только вам под силу выполнить одно деликатное дело, что я от имени моего клана хочу поручить тебе или той женщине, которая все еще изучает всеобщий язык. И еще, одна твоя индивидуальная особенность очень опасна. Эта особенность —способность сопротивляться пси-воздействиям, а также управлять энергиями. За такими, как ты, охотятся аграфы, и если попадешь им в руки, то тут же будешь уничтожен. Так что выбор у тебя, в общем-то, не велик: либо полное сотрудничество с моим кланом, либо скорая смерть от рук одной из старших рас. Что выбираешь ты? – Ну, если вопрос стоит столь радикально, то я, пожалуй, соглашусь на ваши условия, – демонстрируя смирение, ответил Сергей Викторович. – Как вы называете свою планету? – спросил Варнен. – Земля. – В таком случае под протокол. В связи с тем, что Сергеем с планеты Земля дано согласие на полное и безоговорочное сотрудничество с кланом Оранжевой зари, я, как представитель этого клана, беру под опеку названного человека и возлагаю на себя финансовую и юридическую ответственность за него, даю ограниченный допуск к использованию вычислительных возможностей искусственного интеллекта корабля и гостевой допуск к перемещениям по кораблю. В ответ он обязуется выполнять все мои распоряжения, не несущие угрозу его жизни. – Сергей, рад приветствовать тебя на борту малого разведывательного корабля «Сумеречный охотник», – раздался голос откуда-то сверху. – Кто это? – спросил Сергей Викторович. – Искин корабля, со мной он общается через нейросеть, а так как у тебя ее нет, то он использует динамики оповещения об опасности. Теперь ты сможешь с ним общаться и задавать интересующие вопросы. Но я хотел бы дать тебе первое поручение. Женщина с твоей планеты уже изучила язык и должна скоро проснуться. Я хочу, чтобы ты встретил ее при пробуждении, объяснил сложившуюся ситуацию и уговорил ее к сотрудничеству со мной и моим кланом. Как один из стимулов к сотрудничеству можешь сообщить ей, что она, в противовес тебе, потенциально сильный псион и с нашей помощью сможет овладеть этим даром. Искин покажет твою каюту, разъяснит, где что находится, где тебе можно появляться, а куда допуск закрыт и как пользоваться различными системами и приспособлениями. А я оставлю вас ненадолго, когда выполнишь поручение, сообщи, – с этими словами Варнен скрылся в дверном проеме. Глава 6 – Слушай, мы с тобой общаемся уже больше часа, а я все еще не знаю, как тебя называть? – спросила Марина у голоса. – Хозяин обращается ко мне Искин. – Просто Искин? Нет, так дело не пойдет. Давай тебе придумаем имя… Ну, хотя бы Барабашка. О! Точно, Барабашка. А что, похоже. Разговариваешь непонятно откуда, можешь открывать и закрывать двери, выдвигать всякие ящички, подсвечивать беленькими стрелочками дорогу, ставить красные крестики там, куда очень хочется заглянуть, бука м…, – проговорив это, Марина показала язык роботу-уборщику. – А кто такой Барабашка? – поинтересовался искин. – А это бесплотный дух. Он живет в старых домах и отчаянно проказничает, обожая всякие розыгрыши, любит пугать непослушных детей, так мама говорила, – от воспоминания о маме и от того, что она ее больше не увидит, Марине стало грустно. – Принято, можешь называть меня Барабашкой, – согласился искин. Но у Марины уже пропало веселое настроение, почему-то охватившее ее при ознакомительной прогулке по настоящему космическому кораблю. После того как она очнулась в медкапсуле, стали происходить удивительные вещи. К ней подкатил несущий на вытянутых манипуляторах одежду робот и голосом с потолка предложил одеться. Но это было не платье, а какой-то невзрачный серый комбинезон, который Марина согласилась бы надеть разве что для работы в огороде бабушки. Но натянув его на себя, поняла, что он плотно прилег к телу и очень вызывающе обтягивает все ее нескромные выпуклости. – Ах, если бы этот «шмот» был выполнен из латекса, это какой улетный сценический костюм получился бы. Просто бомба! – подумала Марина, и ей очень захотелось посмотреться в зеркало, о чем она не преминула тут же спросить вслух. В ответ в стене образовался проход, из которого вышел седой высокий мужчина точно в таком же комбинезоне. Марина аж поперхнулась от нахлынувших эмоций. – Какого черта! Что за униформа в этой продвинутой больнице и почему доктор не в белом халате? У них что все так одеваются, словно в плохом немецком фильме? И что это, вообще, за заведение такое? – похоже, все эмоции были написаны у нее на лице, потому что вошедший мужчина тут же поднял руки в успокаивающем жесте. А затем Сергей Викторович, так представился мужчина, обрисовал и вовсе невероятную ситуацию, в которой они очутились, но не поверить его словам было невозможно. К тому же интерьер помещений своей необычностью не оставлял ни грамма сомнений. А уж завтрак в столь навороченной столовой, да еще и надписи, на ранее неизвестном Марине, а теперь понятном, словно родная кириллица, алфавите, заставили ее проникнуться серьезностью сложившегося положения. Нет, она не испугалась, но в глубине души стали бороться противоречивые чувства от осознания своей избранности, ведь из миллионов землян выбрали именно ее, до горечи утраты возможности видеться с родными, оставшимися на Земле, от прикосновения к могущественным технологиям инопланетной жизни до неизвестности в будущем. И почему-то особенно бесила невозможность похвастаться произошедшим с ней перед друзьями и подписчиками в социальных сетях. И тут Сергей Викторович сообщил, что ей необходимо будет встретиться с умыкнувшим их с Земли инопланетянином для заключения какого-то соглашения о том, что она будет согласна беспрекословно выполнять все его поручения. Вот тут назрела буря с громом нелицеприятных выражений и молниями физической расправы, но Сергею Викторовичу каким-то чудом удалось ее погасить в самом зародыше всего какой-то парой фраз. Невероятно, но остановить готовую взорваться Марину мог только ее отец своим командирским авторитетом и угрозой наказания, а тут собеседник какой-то своей внутренней убежденностью в правильности заключения соглашения, а главное —уверенностью в относительной безопасности дальнейших событий охладил ее воинственный пыл. Предупрежденная о необычном облике хозяина космического корабля Марина даже ухом не повела, когда в кают-компании появился Варнен, и на вопрос о безоговорочном сотрудничестве дала положительный ответ. Инопланетянин, под какой-то протокол наговорив несколько фраз, разрешил ей попутешествовать по кораблю под присмотром искина и до дальнейших распоряжений отдыхать в гостевой каюте. Вот и ходила Марина по кораблю, заглядывая во всевозможные уголки и закутки, сопровождаемая роботом-уборщиком и голосом искина, который объяснял ей назначения тех или иных помещений или систем корабля. Путешествие оказалось увлекательным, и постепенно внутреннее состояние Марины пришло к игриво-приподнятому настрою. – Ладно, Барабашка, проводи меня до каюты, – попросила Марина, обращаясь к роботу-уборщику, хоть и знала уже, что к искину он имеет лишь косвенное отношение и обладает весьма слабым процессором. – Прошу следовать за указателем, – ответил голос, а на полу загорелась стрелочка белого цвета. Войдя в каюту, Марина решила принять душ, а затем последовать совету Варнена и прилечь отдохнуть на откидной кровати. Душ представлял из себя мельчайшую взвесь то ли воды, то ли тумана, а затем обдув теплым сухим воздухом. Посетив его, Марина не испытала того чувства чистоты, что получала от обычного земного душа, и потому вышла из него слегка разочарованной. Посетовав на отсутствие расчески и зеркала, она обратилась к искину с просьбой как-то решить эту проблему. В ответ Барабашка обещал напечатать расческу на 3D-принтере и через пару минут доставить роботом-посыльным, а вместо зеркала воспользоваться видеосистемой голопанели, которая располагается напротив кресла релаксации. Включив голопанель и увидев свое объемное отображение, Марина вновь расстроилась от вида темных разводов под глазами. – Блин, тушь до конца не смылась! Ну, правильно, молочка же нет. Придется опять идти в душ, ведь умывальника здесь тоже нет, – в сердцах воскликнула она и вновь отправилась в душевую кабинку. Наконец, приведя себя в порядок, Марина прилегла на кровать, которая, изогнувшись, приняла удобную для тела форму, и незаметно провалилась в сон… *** – Смотрю, ты активно занимаешься изучением файлов по астрографии, экономике и политическому устройству изведанного космоса. И как, что-нибудь удалось понять? – спросил Варнен у вошедшего в кают-компанию Сергея Викторовича. – Все очень запутанно и сложно для впервые столкнувшегося с подобной информацией человека, но, к счастью, прослеживается множество параллелей с историей моей планеты. К тому же, чем больше информации изучаю, тем понятнее становится общая картина взаимоотношений рас и государств. – Что ж, твоя активность весьма похвальна, тем более знания из этой области могут пригодиться при нашем дальнейшем сотрудничестве, – заметил Варнен и, повернувшись к вошедшей Марине, продолжил: – Я собрал вас здесь для того, чтобы сообщить о том, что мы благополучно достигли конечной точки нашего маршрута. Уже меньше, чем через стандартный час, мы пристыкуемся к орбитальной базе моего клана, и после небольших формальностей я отвезу вас в свою резиденцию на планете. Сейчас искин выведет на голопанель подготовленную для вас информацию с правилами поведения на планете и некоторыми нюансами при общении с представителями таможенной службы. От себя хочу обратить внимание вот на что. Старайтесь от меня далеко не отходить и по возможности как можно меньше разговаривать с моими сородичами, они, к сожалению, не очень любят представителей вашей расы, впрочем, это взаимно. Так вот, если вы услышите в свой адрес обидные реплики или жесты, относитесь к ним с безразличием, иначе нам не избежать ритуального поединка. Ознакомьтесь! – после этой реплики на голопанели появилось изображение, а Варнен покинул кают-компанию. *** Вскоре после того как офицер межклановой таможенной службы покинул борт «Сумеречного охотника», с корабля вышел и сам хозяин в сопровождении двоих людей и охранного робота. А когда все системы корабля перешли в спящий режим, на внешней обшивке произошло никем не замеченное событие. Выйдя из стелс-режима, дроид-шпион в сторону ближайшего ретранслятора гиперсвязи отправил узконаправленный информационный импульс, отследить который было чрезвычайно сложно. Так как в самом импульсе содержалась информация о предварительной оплате дальнейшей пересылки информационного пакета по системе гиперсвязи, то злополучный пакет и был благополучно отправлен по заданным координатам, ничем не заинтересовав систему информационной безопасности Союза объединенных кланов. А дроид-шпион вновь перешел в режим ожидания, став незаметным. Глава 7 Марина была сильно взволнованна и, подсознательно ища защиты и поддержки, ухватилась за руку Сергея Викторовича. Так они и шли, взявшись за руки, позади чинно шагающего в обществе охранного робота Варнена. Идти до посадочной платформы орбитального лифта по широким, заполненным снующими рептилоидами коридорам станции было недолго, всего минут десять, но дались они землянам с трудом. Сразу после выхода на центральную, особенно оживленную аллею станции пришлось остановиться, дорогу преградила сыплющая проклятиями группа возбужденных рептилоидов. В ответ, прикрываясь охранным роботом, Варнен громко сообщил несдержанным согражданам, что сопровождающие его люди не являются гражданами Содружества миров и не имеют отношения к трагическим событиям полугодовой давности, в результате которых собравшиеся достойные рептилоиды стали беженцами, а, наоборот, в полной мере сочувствуют их горю. К тому же они находятся под защитой клана Оранжевой зари, и любые агрессивные действия в их адрес будут расценены как вызов клану. После этих слов агрессивно настроенные личности предпочли ретироваться с места инцидента. А вскоре к нашей тройке присоединились два офицера охраны клана со своими боевыми дроидами и, взяв в кольцо землян, сопроводили их до орбитального лифта. У которого, бесцеремонно растолкав толпу желающих спуститься на планету, завели землян во вновь прибывшую кабину и, не пустив в нее никого постороннего, дождались ее отправления. Присев на диванчик рядом с Сергеем Викторовичем и прижавшись к нему, Марина круглыми от только что перенесенного стресса глазами смотрела на взбешенного Варнена, лихорадочно вышагивавшего по кабине лифта и сыплющего проклятия в адрес какого-то Курана и его подчиненных. И даже открывшаяся за прозрачным куполом панорама стремительно приближающейся поверхности планеты не заинтересовала дрожащую мелкой дрожью Марину. Видя, в каком она состоянии, Сергей Викторович приобнял ее и зашептал слова успокоения, как всегда излучая спокойствие и уверенность. Не прошло и получаса с момента начала спуска, как кабина остановилась, достигнув наземной платформы. На выходе их уже ожидали офицеры охраны и без малейшей заминки проводили их к стоянке флаеров. Во время короткого перелета до резиденции Варнена Марина находилась в прострации, да и Сергей Викторович с каким-то безразличием наблюдал в иллюминатор урбанистический пейзаж, проплывающий под ними. Флаер приземлился на площадке, расположенной на крыше высокого, построенного в виде шестигранника здания. – Проводите людей в гостевые апартаменты, подберите им приемлемую одежду. Через три стандартных часа хочу видеть их в своей приемной готовых к деловому разговору, – дал распоряжения Варнен слугам, высыпавшим встречать прибывшего хозяина, а сам запрыгнул обратно во флаер и улетел. Как только он скрылся из вида, людей окружила толпа слуг, и один из них, до этого стоявший ближе всех к Варнену, заговорил: – Меня зовут Крод. Я управляющий резиденцией господина Варнена. Все мои распоряжения следует выполнять в точности и без задержек. Если себя проявите расторопными слугами, то, возможно, я не буду применять к вам меры физического наказания. На эти слова Марина вспыхнула готовая выплеснуть на голову этой напыщенной ящерицы всю скопившуюся за последнее время обиду и злость, но Сергей Викторович взял ее за руку и, сильно сдавив, прошептал: – Не надо, я сам разберусь. Между тем Крод продолжал: – Сейчас мой заместитель Руд покажет вам вашу комнату, а Кара, наша гардеробщица, принесет тряпье, которое носит ваша раса, кстати, их распоряжения тоже следует моментально выполнять, – Крод хотел продолжить свой монолог, но Сергей Викторович перебил его. – А теперь послушай сюда, Урод! – делая ударение на первую букву имени, начал он. – Не знаю, что ты там себе понапридумывал, но, видно, с логикой ты совершенно не дружишь. Включи мозги и подумай, стал бы твой хозяин лететь через весь изведанный космос и, рискуя собственной жизнью, выкрадывать с закрытой планеты пару простых слуг, да еще и предлагать им согласиться на сотрудничество. К тому же ты еще и глухой, раз не расслышал указание разместить нас в гостевых апартаментах, а не в комнате для прислуги. Да и с каких это пор приемлемая одежда стала называться тряпьем? После этих слов цвет чешуек на морде Крода приобрел бледно-зеленый цвет, и, чтобы довершить разгром оппонента, Сергей Викторович добавил: – Изучая базы данных, любезно предоставленных Варненом, я наткнулся на очень интересную традицию вашей расы – ритуальный поединок, так вот, вызываю тебя, Крод, на этот поединок чести! Вот теперь чешуйки Крода приобрели болотный оттенок, и, сделав глотательное движение, он ответил: – Принимаю твой вызов. О времени поединка договоримся после прибытия хозяина, – и, уже обращаясь к своим подчиненным, распорядился: – Кара, проводи их в гардеробную и одень как гостей господина, а ты, Руд, приготовь две комнаты на третьем уровне. По лестничному пролету Марина шла рядом с Сергеем Викторовичем и все время пыталась своими большими глазами что-то разглядеть в его лице, словно разгадывая трудный ребус. Только что ему в очередной раз удалось погасить вспышку ее гнева. А ведь и правда, все могло закончиться очень неприятно, тем более с их то непонятным статусом, и все это на планете, где с такой злобой относятся к людям… И как легко, и с каким спокойствием он осадил управляющего, но вызов на поединок… Наконец, не выдержав, она на русском языке спросила: – Вы серьезно собираетесь с ним биться? А как же ритуальное оружие? Я не переживу, если он вас убьет и я останусь здесь одна на растерзание этим крокодилам! Может, не стоит? В ответ Сергей Викторович улыбнулся и тоже на русском ответил: – Марина, а ты помнишь, какие чудесные медицинские капсулы распространены в этом мире? Так что умереть от ран мне не дадут. Да и не собираюсь я получать эти самые раны. На корабле мне удалось просмотреть пару роликов с ритуальными поединками, оказалось, что у Варнена собрана неплохая коллекция этого добра. На Земле из-за специфики работы мне часто приходилось посещать фехтовальные залы и далеко не всегда в качестве массажиста. Еще в молодости, насмотревшись фильмов про Зорро, я увлекся фехтованием. Вот заодно и сравню уровень отечественной школы с местной. В это время перед идущей впереди Карой открылась дверь, и, сделав приглашающий жест, она вошла в гардеробную. – Что ж посмотрим, что предпочитают носить в качестве одежды местные представители нашей расы, – сказал Сергей Викторович и, пропустив Марину вперед, вошел в царство одежды. – Искин сообщил мне, что у вас не определяется нейросеть, вы что правда с дикой планеты? – спросила Кара у вошедших вслед за ней землян. – Правда. А что в этом такого? – задал встречный вопрос Сергей Викторович. – Вообще-то я никогда не видела разумных с диких планет, но, говорят, они с невысоким интеллектом и чрезмерно агрессивны, а вы не очень-то подходите под это описание. – Ну, не такие мы и дикие, раз сумели выйти в космос, правда, летаем только в пределах своей звездной системы, но прогрессируем мы быстро, – парировал Сергей Викторович. – А какую, собственно, одежду вы хотите взять? – Ну, по мне так сгодилась бы и та, что сейчас на мне, – ответил Сергей Викторович. – А я бы предпочла джинсы и кофту, но не знаю, есть ли у вас такая одежда? – выразила свое пожелание Марина. – Ну, то, что надето на вас, одеждой и не является. Это легкий скафандр, его носят во время нахождения на космических объектах. Он обеспечивает безопасность в случае разгерметизации, а на планете носить скафы не принято. Во всех развитых мирах младших рас по носимой одежде определяют социальный статус разумного. Большинство населения носит одежду из дешевой синтетики без встроенных функциональных особенностей. Те, кто немного побогаче, могут себе позволить одежду со встроенными функциями, ну, например, изменяющаяся цветовая гамма или флуоресцирование в темное время суток. Далее идет более дорогая одежда с изменяющейся структурой ткани и возможностью моделирования различных фасонов. А уже разумные высоких социальных рангов предпочитают одежду из натуральных материалов с функциональными особенностями, в основном заточенными под обеспечение безопасности хозяина. А к какому статусу вы бы причислили себя? Только я посоветовала бы не спешить и не завышать свой статус. Раз у вас не установлены нейросети, значит, нет и счета в банке. И выбрав дорогую одежду, вы будете вынуждены впоследствии с процентами возвращать ее стоимость хозяину, – дала совет Кара. На ее слова Марина и Сергей Викторович переглянулись. И остановив жестом готовую было ответить Марину, Сергей Викторович сказал: – Светящаяся одежда хороша для карнавала, а мне что-то подсказывает, что наша дальнейшая жизнь будет мало похожа на карнавал. Выбирать натуральную по меньшей мере глупо. Думаю, наш выбор падет на одежду с возможностью моделирования, пусть дорого, зато у нас богатое воображение, —от этих слов Марина расплылась в улыбке: – Вы угадали мой выбор. – Радует, что наше видение ситуации совпадает, – улыбнулся в ответ Сергей Викторович и, вновь обращаясь к Каре, спросил: – Что из названного вы можете нам предложить? – Ну, выбор одежды, подходящей для людей, у меня невелик. В нашу резиденцию нечасто заглядывают гости вашей расы, а с начала приграничного конфликта с Содружеством так и вовсе их не было. Из моделируемой одежды у меня есть только мужской костюм. Я его приобретала для делового партнера хозяина из Арварской империи, но заключить договор они не смогли, и костюм, предназначавшийся в дар, так и остался невостребованным, – с этими словами в открывшейся позади Кары нише появился сверток. Вскрыв его, она выложила на стол перед Сергеем Викторовичем костюм фиолетового цвета и такого же цвета обувь. – Хм, – фыркнула Марина. – Веселенький цвет. – В этой модели встроена функция изменения цвета, правда, она рассчитана на управление через нейросеть, но я смогу ее настроить на себя и по твоему желанию изменить фасон и цветовое решение. А когда ты установишь себе нейросеть, то перенастроишь управление под себя и уже тогда сможешь по достоинству оценить все встроенные в него функции, – предложила Кара. – А что помимо настройки фасона и цвета есть еще какие-то функции? – поинтересовался Сергей Викторович. – Да, это же дорогая модель. Обогрев в холодную погоду и охлаждение в жаркую, самоочистка, приобретение водоотталкивающих свойств, а главное – встроенная система безопасности. Материал по вашему сигналу изменяет структуру, приобретая свойства композитной брони, защищая от попадания из игольника, не говоря уже о холодном оружии. Есть функция защиты от лучевого оружия – материал костюма становится зеркальным, правда, способен отразить лишь пару импульсов из малого ручного бластера. И, как бонус, функция самовосстановления повреждений. Питание осуществляется от портативного реактора ГР-216 производства сполотов. – А кто это, сполоты? – спросила Марина. – Одна из старших рас, наиболее близка к семейству кошачьих, – на автомате ответил Сергей Викторович. – Стоимость костюма – двадцать восемь тысяч кредитов, – озвучила цену Кара. – Подумай, может, стоит заказать в сети более дешевую модель с меньшим количеством функций, все равно придется заказывать для твоей спутницы. Только сейчас Сергей Викторович понял, что в пылу перебранки на крыше не назвал своего имени: – Меня зовут Сергей, а моя спутницу – Марина, – исправил он этот пробел. – Экономить на безопасности не стоит, поэтому я возьму этот костюм. – Хорошо, я все оформлю, можешь переодеться в примерочной. Скаф оставь там, на столике, его сдачу я тоже оформлю. Потом подойдешь, поработаем с настройками, – отправив Сергея Викторовича переодеваться, Кара обратилась к Марине: – Ну, теперь подберем что-нибудь для тебя. Выбор женской одежды на порядок выше. Я на голопанели буду демонстрировать тебе различные модели и рассказывать об их функциональных возможностях. Вот смотри: обтягивающий комбинезон… Когда Сергей Викторович, переодевшись, вновь появился в гардеробной, девушки его долго не замечали, увлеченно обсуждая возможности моделирования глубины декольте, что напрочь отсутствовало в моделях, предназначенных для рептилоидов, а затем переключились на распылитель ароматических веществ и дороговизну сменных картриджей для этого функционала. Наконец, потеряв надежду быть замеченным, Сергей Викторович сказал: – Глядя на вас, милые девушки, поневоле приходишь к мысли об одинаковости женской страсти к нарядам у всех разумных рас. Ну что, Марина, удалось что-то подобрать, или вы только начали просмотр? – А что можно подобрать за пять минут? – вопросом на вопрос ответила Марина. – Ты пока посмотри эти модели, а я быстро настрою костюм Сергею и провожу его до гостевых комнат, – после этих слов Кара на пару секунд зависла с отсутствующим взглядом, а вынырнув в реальность, поинтересовалась: – Какой цвет настраивать? – Темно-синий, всегда предпочитал пиджаки такого цвета. Глава 8 Через несколько минут Сергей Викторович уже располагался в выделенных для него апартаментах. За свою жизнь ему довелось много путешествовать, поэтому первое определение, которое пришло в голову, – номер люкс очень дорогого отеля. Зал для приемов, спальня с огромной кроватью посередине, комната с медкапсулой и меддроидом, санузел раза в три больше, чем на корабле, небольшой бассейн – и все это напичкано огромным количеством различного оборудования. – Видимо, придется долго и много работать с немалым риском для жизни и на время забыть о свободе, – осмотрев номер, подумал Сергей Викторович. – Ведь это «золотая клетка» с бесплатным входом и запредельной стоимостью выхода. Ну что же, выбора все равно нет, не в прислуги же было рядиться. Хм, а этот управляющий, Крод, все же плохой актер. Так бесталанно сыграл роль непонятливого дурачка с претензиями на доминирование. Что это ситуационный тест для проверки моей реакции было понятно с самого начала, просто не мог разумный, занимающий такую должность, не выполнить буквально распоряжение хозяина. И костюм, якобы купленный для делового партнера и не подаренный ему, – плохая легенда. Сначала дарят подарки, а затем начинают переговоры. Стало быть, костюм куплен недавно и специально для меня, а встроенные в него функции обеспечения безопасности наводят на определенные мысли. Все равно найду возможность выбраться из этой клетки! Подойдя к голопанели, демонстрирующей очередной природный пейзаж, Сергей Викторович громко сказал: – Голопанель, режим голосового управления. Пейзаж сменился серым фоном и надписью: «Принято». Улыбнувшись, Сергей Викторович сел в стоящее рядом кресло и произнес: – Информация по приграничному конфликту между Содружеством миров и Объединенными кланами рептилоидов, – и углубился в изучение данных. Суть конфликта оказалась в следующем. На самой границе Объединенных кланов с территорией Содружества миров располагались две звездные системы. Населяла их малая человеческая раса алонов, небольшая, но воинственная. Она долго противостояла территориальным притязаниям стремящихся расширить свои владения рептилоидов. Но полтора столетия назад, воспользовавшись внутренней неразберихой, царившей в то время у грозных союзников алонов, людей из Содружества миров, рептилоиды организовали маленькую победоносную войну. В результате, захватив обе системы и быстро переселив в них часть своего населения, рептилоиды объявили оккупированные системы территорией со смешанным населением и установили правительство, состоявшее преимущественно из представителей их расы. Старшие расы промолчали, ослабление влияния Содружества в регионе было им только на руку. Шли годы, новые хозяева систем варварски выкачивали из них все, что могло принести прибыль. Малочисленное население рептилоидов богатело, а коренные жители превратились в полурабов и влачили жалкое существование. Рано или поздно, но терпение может закончиться. Так и произошло. Чуть более полугода назад в системах вспыхнуло восстание, которое армия Объединенных кланов с легкостью подавила бы, но тут вмешалось Содружество миров. Восставшие успели объявить о создании своего правительства и попросить военной помощи Содружества. Как такое проморгали спецслужбы рептилоидов, непонятно, но в результате пятидневной войны вторая космическая эскадра Объединенных кланов была наголову разбита, а мятежные системы объявили о независимости и начали массовую депортацию рептилоидов, не забыв национализировать все их имущество. Принимать такое количество депортированных нищих и заниматься их обустройством в условиях грянувшей после проигранного конфликта экономической рецессии не желала ни одна планетарная администрация. Да и кому нужны не умеющие ничего делать, кроме как командовать, работники. Ведь в покинутых ими системах, следуя политике Совета Объединенных кланов, они занимали исключительно руководящие должности во всех предприятиях и организациях. Вот их и мурыжили на орбитальных станциях или в пунктах временного размещения. Привыкшие к достатку и роскоши мигранты устраивали частые беспорядки, озлобляя против себя офицеров правопорядка, да и местное население было не в восторге. По последнему решению Совета кланов все кланы, входящие в Союз, должны были принять у себя и обеспечить всем необходимым не только депортированных соклановцев, коих оказалось немного, но и лиц, не принадлежащих к каким-либо кланам и составляющих подавляющее большинство из общего числа депортированных. Вот вокруг того количества, которое могут принять кланы, и разгорелся нешуточный спор. Почти все депортированные хотели обосноваться на Колыбели, столичной планете, там, где располагались главные офисы и центральное руководство, да и уровень жизни там был на порядок выше, чем на периферийных планетах. В результате долгих дебатов удалось разработать систему распределения депортированных по всему принадлежащему Объединенным кланам объему космического пространства не только на планетах, но и на космических базах и станциях. Сами депортированные, естественно, всячески противились переезду в глушь, всеми правдами и неправдами стремясь попасть в число счастливчиков, остающихся на Колыбели. – Да, ситуация не из приятных, теперь понятна и неприязнь к нам с Мариной на космической базе, и недовольство Варнена, его, скорее всего, не предупредили об отправке очередной партии депортированных на периферию, – подумал Сергей Викторович. – Ладно, теперь о насущном. – Информация по оружию для ритуальных поединков, – сказал он вслух и принялся изучать клинки, используемые рептилоидами, с незамысловатым названием «коготь». *** – Приветствую тебя, Великий Гарван! – заговорил вошедший в кабинет Варнен. – Позволь доложить о результатах моей инициативы по изучению артефактов древних. – С удовольствием послушаю! Как только пришла информация о появлении твоего корабля в столичной системе, я тут же отправил сообщение с приглашением на аудиенцию. Заставил ты меня поволноваться. Честно признаться, не ожидал, что тебе все удастся. Ну, рассказывай, – одобрил просьбу своего сына глава клана. – Моя теория о возможном родстве аборигенов закрытой системы с предтечами оказалась полностью верна, и даже более того. Я скинул тебе на нейросеть файл с результатами тестирования привезенных мною аборигенов. Впечатляет, правда? Особенно мужчина. Вот из-за столь высокого потенциала мне пришлось отказаться от первоначального плана использовать их в качестве рабов. Я дал задание искину корабля разработать поведенческую модель и на ее основе стал проводить ситуационное тестирование. В результате все эмоциональные и рефлексивные реакции мужчины соответствуют требованиям кандидата для вербовки в агенты внешней разведки. Если совет клана посчитает целесообразным, то помимо активации и изучения артефактов древних его можно использовать и как секретного агента на людских территориях. С женщиной дело обстоит несколько иначе. Вследствие молодого возраста и повышенного психоэмоционального фона она склонна к импульсивности, но возможна коррекция поведенческих реакций. Я бы засекретил ее пси-способности и использовал их на благо клана – это открывает такие перспективы!.. Только как осуществить ее инициацию и обучение втайне от Совета клана? В случае утечки информации ее у нас заберет руководство военного флота… И еще, благодаря своим способностям, мужчина легко подавляет ее психоэмоциональные взрывы, это могло бы существенно упростить процесс инициации и первые этапы обучения. Следовательно, нецелесообразно разлучать их какое-то время, – Варнен замолчал, чтобы перевести дух. – Очень ценные приобретения. Поздравляю! А можно ли провернуть еще парочку—другую подобных экспедиций в эту систему? – с хитрым видом поинтересовался Гарван. – Я бы не стал еще раз рисковать. Мне просто невероятно повезло, что в момент включения разгонных двигателей на полную мощность по какой-то причине не сработали датчики слежения и система контроля не активировала глушилку гиперпространства. Момент эвакуации из системы был самым слабым звеном моего плана, и, боюсь, в следующий раз мы потеряем и корабль, и экипаж. В общем, это была одна из причин, по которой я отправился в эту авантюру в одиночку, – развел руки в жесте сожаления Варнен. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/igor-mihaylovich-garkushin/naslednik-arisara/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО